Читать онлайн Жена на время, автора - Тител Джули, Раздел - Глава шестнадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Жена на время - Тител Джули бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Жена на время - Тител Джули - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Жена на время - Тител Джули - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тител Джули

Жена на время

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава шестнадцатая

В действительности равнодушие Толби не было ни наигранным, ни совершенно искренним.
Леди Солташ, которой он помог сесть в карету, не догадалась о его истинном состоянии, равно как и ее племянница, которой он на прощанье поцеловал затянутую в перчатку руку. Возница тоже не заметил в настроении хозяина никакой перемены, свидетельствующей о смятении чувств, когда снимал попону с породистых лошадей его светлости и опускал ступеньки элегантного экипажа. Герцог умел владеть собой, но, когда дверцы захлопнулись и форейтор сел в седло, облегченно вздохнул и откинулся на спинку обитого кожей сиденья. Карета тронулась с места.
Довольно скучная – по мнению его светлости – поездка по землям, большей частью ему же и принадлежащим, заняла минут сорок пять. Наконец массивные железные ворота со скрипом отворились, карета покатила по обсаженной дубами широкой аллее и вскоре подъехала к парадному входу в огромный особняк, в течение нескольких столетий служивший резиденцией не одного поколения герцогов Клерских.
Герцог вышел из кареты и не спеша, поднялся по ступенькам в центральную часть здания. В накинутом на плечи плаще, держа в руках серые перчатки, он переступил порог и с усталой, отсутствующей улыбкой кивнул первому ливрейному лакею в белом напудренном парике, почтительно склонившемуся перед ним.
Его светлость начал подниматься по парадной лестнице, но, не дойдя и до половины ее, остановился и, обернувшись, обвел глазами великолепное убранство своего старинного дома. Внизу, в холле, появился сухопарый пожилой мужчина высокого роста. Его аккуратная скромная одежда, выдержанная в темных тонах, безошибочно указывала на род его занятий: это был личный камердинер герцога, его доверенное лицо.
– А, Робби! – лениво приветствовал его Толби. – Задержитесь на минуту, вы мне нужны.
Вышколенный слуга, всегда готовый удовлетворить малейшее желание его светлости, бесшумно поднялся по боковому крылу лестницы из черного дуба. Он последовал за хозяином по длинному коридору, ведущему в более современную и элегантную часть огромного дома. Только когда они миновали устланную пушистым ковром картинную галерею, которая нынешнему герцогу Клерскому никогда особенно не нравилась, Робби заметил тревожную перемену в настроении его светлости. С растущим беспокойством он наблюдал, как Толби, к счастью не подверженный капризам и не склонный к необъяснимым поступкам, на мгновение задержался перед знаменитым портретом своего предшественника, шестого герцога Клерского, слегка повернул голову и произнес странным, дрогнувшим голосом:
– Знаете, Робби, я привык считать все это своей собственностью.
Слуга пробормотал:
– Совершенно верно, ваша светлость. – Он утвердился в подозрении, что дело неладно.
Вскоре они дошли до покоев герцога – длинной анфилады комнат, состоящей из двух гостиных, просторной гардеробной и спальни, занимавшей треть нового крыла особняка. Пока Робби раздвигал шторы, чтобы впустить лучи послеполуденного солнца, Толби подошел к секретеру, поставленному по его распоряжению у широкой кровати. Он поколебался, прежде чем откинуть полукруглую крышку, и задумался, но через секунду очнулся и, подняв глаза, сказал:
– Интересно, Робби, слышали ли вы последние слухи?
– Небольшое приключение, касающееся леди Бэнсборо? – негромко спросил тот.
– Несносная женщина, – усмехнулся герцог. – Наделала кучу долгов в Бассете и чуть не разорила беднягу Бэнсборо. Он достоин глубочайшей жалости. Нет, я говорю о том, что случилось совсем недавно.
Робби ничего не слышал, если, конечно, его светлость не имеет в виду увольнение третьего ливрейного лакея.
– Уволен, вот как? – без всякого интереса спросил Толби. – Эта захватывающая новость не дошла до моих ушей, что неудивительно, поскольку я намеренно ограждаю себя от подобных мелочей. Нет, слух, о котором я упомянул, гораздо интереснее, и я не сомневаюсь, что ему суждена долгая жизнь, если не произойдет нечто такое, что навсегда покончит с ним. Дело вот в чем… Робби… Похоже, моего дорогого покойного кузена видели. В Англии.
Робби, любовно отряхивавший небрежно брошенный герцогом плащ, прежде чем повесить его в гардероб, замер:
– Что вы сказали, ваша светлость? Толби тихо рассмеялся.
– Твоя догадка верна. Речь идет о Рэкселле.
Камердинер возобновил прерванное занятие.
– Полагаю, эти слухи не соответствуют действительности.
– Так оно обычно и бывает, не правда ли? Однако данную сплетню я нахожу особенно… отвратительной. Мне стало бы легче, знай, я, к примеру, не заметил ли кто-нибудь в окрестностях поместья подозрительных личностей в последнее время.
– Нет, сэр.
– Вы совершенно уверены? За прошедшие шесть, вернее, уже почти семь лет мы наняли столько новых слуг, что я не могу полностью быть абсолютно уверенным ни в чьей преданности.
– Вы можете во всем положиться на меня, ваша светлость.
– Знаю, Робби. Вы мое утешение. Тот слегка поклонился.
– Вы слишком добры, ваша светлость. Будете переодеваться к обеду?
– Да. Надену сегодня синий бархатный камзол. Он хорошо сочетается с сапфирами и, как вы меня уверяли, очень мне к лицу. Но прежде хочу проверить кое-какие бумаги.
– Как вам будет угодно, ваша светлость. Толби помолчал и взглянул на своего верного слугу.
– Что вы знаете о некоей мисс Денвилл, Робби?
Тот постарался припомнить.
– Мисс Денвилл? Ничего, ваша светлость, но, по-моему, вы некогда были знакомы с сэром Гэретом Денвиллом.
– Это ее отец, – сообщил Толби. – Насколько я помню, он ничего из себя не представлял. Полное ничтожество. Промотал довольно значительное состояние и оставил дочь без гроша. Она хороша собой – отличается этакой своеобразной красотой – и не так глупа, как большинство ее ровесниц.
Дальнейших комментариев не последовало, и Робби, подошедший к двери гардеробной, чтобы достать указанный герцогом камзол, счел необходимым уточнить:
– Не думаю, ваша светлость, что вы когда-либо упоминали о мисс Денвилл.
– Потому что я ее раньше не встречал. Надеюсь, она жила весьма уединенно после смерти отца. Да, полагаю, раньше мы не встречались… Только вот…
– Да, ваша светлость?
– У меня такое ощущение, очень смутное… – начал Толби, но оборвал фразу на полуслове и, улыбнувшись, сделал неопределенный жест. – Уверен, у меня разыгралось воображение. Не обращайте внимания.
Убедившись, что интерес хозяина к мисс Денвилл не носит личного характера, камердинер поклонился и скрылся в гардеробной. Вернувшись, он увидел, что герцог открыл секретер и просматривает пачку писем.
– А, вот оно, Робби, как я и думал, – произнес Толби, поднимая глаза от пожелтевшего пергамента, который держал в руках. – Хотя мой итальянский уже не тот, что раньше. Боюсь, со временем иностранные языки забываются, если нет практики, а с тех пор, как я посетил Италию, немало воды утекло. Десять лет, если быть точным. Как бежит время! Неужели прошло уже десять лет, Робби?
Тот уточнил, что скоро будет двенадцать лет, с тех пор как они были в Италии в последний раз.
– Да, я не ошибся, все так, как я и думал. Память с годами тоже слабеет, но полагаю, в этом я не мог ошибиться. – Он бросил взгляд на письмо и пробежал глазами несколько строк. – В последнем письме, полученном от моего доброго друга Альвизе Пизано, есть такие слова: “II nostro саго Giovanni ё morto”. Полагаю, в переводе это означает: “Наш дорогой друг Джованни скончался”, не так ли?
Камердинер не мог похвастаться хорошим знанием итальянского языка – он знал лишь несколько расхожих фраз, – но подтвердил правильность сделанного хозяином перевода.
– Да, – продолжал Толби, – полагаю, Альвизе выразился совершенно ясно. Джованни действительно… morto. По-итальянски звучит гораздо лучше, вы согласны? Не так неприятно, как по-английски, меньше похоже на окончательный приговор. Остается лишь скорбеть о потере столь выдающегося специалиста. Джованни был подлинным мастером фальсификации. Какой точный глаз, какая верная рука! С каким пониманием он отнесся к моей просьбе! И все же, признаюсь, его смерть принесла мне немалое облегчение. Вы тогда разделяли мои чувства, не так ли, Робби?
Будучи превосходным слугой, Робби всегда тонко улавливал, откуда дует ветер. Он был предан хозяину душой и телом и составлял с ним единое целое. О да, узнав о смерти Джованни, Робби тоже почувствовал громадное облегчение.
– И надо же такому случиться, чтобы по прошествии почти семи лет возник этот омерзительный слух о возвращении Рэкселла, – устало произнес Толби. – Так досадно, что приходится снова обо всем этом думать, ворошить прошлое. Но боюсь, другого выхода нет. Давайте посчитаем. Джованни умер в октябре прошлого года, а сейчас конец марта. Вполне вероятно, что мой дорогой кузен – мне претит злословить о покойниках, знаете ли, – имел достаточно времени – заметьте, это всего лишь предположение, – чтобы напасть на кое-какую интересную информацию и вернуться в Англию.
Лицо Робби оставалось бесстрастным, но оно служило Толби как бы зеркалом, в котором отражались его мысли по мере того, как он их излагал.
– Если не ошибаюсь, мой милый кузен после своей кончины предпочел поселиться в Италии и провел там довольно много времени. Вы можете придумать более подходящее прибежище, куда может удалиться человек после смерти? Я не могу. Потому я и не оплакивал его гибель, как другие. Похоже, он сделал правильный выбор, пребывание в этой прекрасной стране пошло ему на пользу. Но, как я уже говорил, не могу не задаваться вопросом, нет ли связи между смертью Джованни и слухами о… скажем так, воскрешении Рэкселла из мертвых.
– Есть такая вещь, как совпадение, ваша светлость.
– Неужели? Хотелось бы верить!.. Если это всего лишь сплетня, я буду чувствовать себя чрезвычайно глупо. Но с возрастом обнаруживаешь, что твои планы не всегда осуществляются так, как ты их задумал. Даже после стольких предосторожностей!
– Джованни заверил вашу светлость, что, закончив работу, уничтожит оригиналы, – мягко напомнил камердинер.
– Да, обещал, что уничтожит! Тогда и речи быть не могло о том, чтобы отправиться в Италию и забрать оригиналы. Я был вынужден оставаться в Англии и улаживать все формальности, необходимые для того, чтобы войти в права наследства. К тому же мне пришлось утешать скорбящую леди Хэппендейл. А посылать оригиналы вместе с… э-э… подделанными копиями по почте казалось слишком рискованным.
Робби заверил герцога, что он все сделал как надо.
– В самом деле? Джованни не случайно стал padrone fraternita. Но его друзья! Следует подумать о его друзьях! Если после его смерти кто-то из них рылся в его бумагах и обнаружил, что Джованни не уничтожил мои… Сама мысль об этом невыносима! Просто невыносима!
– Осмелюсь заметить, ваша светлость, подобное предположение представляется мне совершенно невероятным.
Губы Толби искривились в чуть заметной усмешке.
– По-вашему, я зря волнуюсь, Робби? У меня нет причин для беспокойства? Вы, несомненно, вправе так думать! Не скрою, новость вывела меня из равновесия, но думаю, я знаю, что должен делать. – Он вздохнул.
– Помочь вашей светлости переодеться к обеду?
Толби улыбнулся.
– Ваше присутствие меня успокаивает, Робби. Положительно, успокаивает.
Однако вопреки собственному утверждению, Толби не испытывал спокойствия. Одеваясь к обеду, он был неестественно молчалив, а за столом почти ничего не ел. Его единственным желанием – после того как он с трудом досидел до конца утомительной процедуры – было отправиться в библиотеку и провести там остаток вечера.
Придя туда, он первым делом подошел к письменному столу, поставил на него канделябр с зажженными свечами и сел, положив перед собой лист бумаги. Потом обмакнул перо в чернильницу, на мгновение поднял голову и уставился перед собой. Чернила высохли. Заметив это, он снова обмакнул перо и начал что-то писать. Немного погодя остановился и перечитал написанное. Затем поставил свою подпись с росчерком, посыпал листок песком, сложил его и уже собирался запечатать сургучом, когда за его спиной вдруг прозвучал знакомый голос:
– Сомневаюсь, что вам доведется отправить это послание, Толби.
Седьмой герцог Клерский медленно обернулся. Незваный гость сидел в глубоком кресле, небрежно положив ногу на ногу. Даже в неверном желтоватом сиянии свеч было заметно, как побледнело лицо Толби под слоем искусно нанесенного макияжа. Однако он быстро пришел в себя.
– Вы так думаете, Рэкселл? Ведь это вы, не так ли? – ровным голосом сказал он.
– Я.
– Поздравляю, дорогой кузен. Вы на удивление хорошо выглядите.
– Для того, кто был покойником более шести лет, хотите сказать? Да, к сожалению, для вас, я происхожу из семьи, отличающейся отменным здоровьем. – Однако полагаю, эта мысль уже приходила вам в голову.
– Что вы имеете в виду, дорогой Ричард?
– Не люблю говорить намеками, Толби – любезно произнес Рэкселл. – Скажу прямо: едва ли вы надеялись пережить меня.
– Истинная правда! Скорее вы переживете меня лет на десять, – тихо рассмеялся тот.
– По меньшей мере, – сухо ответил Рэкселл. – Вероятность того, что я стану жертвой роковой случайности, не успев жениться и произвести на свет наследника, лишив вас тем самым права на титул, была крайне мала.
– А! Но вы забыли об одном любопытном обстоятельстве, дорогой кузен. Или я не вправе вас так называть? Я полагал, что мы пришли к выводу, что ваши притязания на титул… незаконны, – досадливо поморщился герцог.
– Вы заставили меня в это поверить, – спокойно ответил Рэкселл, – перед тем как отправили на континент.
– Вы меня упрекаете? – обиженно воскликнул Толби. – Я думал, мы разрешили проблему надлежащим образом и по-джентльменски! Обнаружив сомнительные обстоятельства вашего рождения, я избавил вас от неприятного скандала, а вашу семью – от неминуемого позора. Поверьте, никто не был потрясен и расстроен больше, чем я! Я рассказал все вам, представил доказательства – у меня был только один выход: выложить всю правду – и предложил помочь вам незаметно исчезнуть и начать новую жизнь. Тогда я разделял ваше мнение, дорогой кузен, что оставаться в Англии, лишившись прав на титул герцога Клерского, для вас совершенно неприемлемо, не говоря уже о том, какой удар нанесло бы все это вашей семье.
– Уверен, вы придете к тому же выводу, если когда-нибудь окажетесь на моем месте, – заметил Рэкселл.
Толби ответил натянутой улыбкой, но не смутился.
– Упаси Боже, Ричард! Это совершенно невероятно! Или, возможно, вы явились угрожать мне? Боже мой, надеюсь, что нет. Вы не опуститесь до такой низости, каково бы ни было ваше происхождение! Да и на что вам жаловаться? Отправив вас за границу, я оказал вам большую услугу. Кажется, вы весьма преуспели и создали себе имя в определенных кругах. Я имею в виду азартные игры.
– Значит, вы догадались? – довольным тоном спросил Рэкселл.
– О да! Вы же знаменитый мистер Дарси, не так ли? Конечно, я догадался! И с восхищением следил за вашей карьерой. От ваших успехов у меня просто дух захватывало!
– Похоже, вы сегодня настроены мне льстить. Но не думайте, я не поверю, что вы разгадали тайну мистера Дарси потому, что давно уверовали в мои необыкновенные способности к карточным играм!
– Нет, не поэтому, – покачал головой Толби, – я узнал фамилию вашего отца – оставим пока в стороне вопрос о степени родства, – которая, как я полагаю, галльского происхождения. Пятый герцог Клерский имел среди своих предков некоего д’Арси, не так ли?
– Похоже, вы в этом не сомневаетесь. Вы хорошо осведомлены, прямо как настоящий историк, – заметил Рэкселл, ничуть не обидевшись.
Толби усмехнулся.
– Я всегда интересовался переплетением судеб наших семейств. Да, думаю, у меня есть склонность к изучению семейной истории.
– В таком случае соблаговолите сообщить мне имя моего отца – вернее, того, кого вы им считаете, – просто чтобы поставить точку в истории моей семьи, – дружелюбно предложил Рэкселл.
Продолжая улыбаться, Толби сделал несколько шагов в сторону окон.
– Это причинит мне боль, дорогой кузен, столь давнюю историю лучше не тревожить.
– Стойте на месте, – внезапно приказал Рэкселл таким угрожающим тоном, что Толби тут же остановился.
Он обернулся и взглянул на гостя с хорошо разыгранным удивлением.
– Дорогой кузен, что с вами? Боюсь, я вас не совсем понимаю.
– Не стоит предупреждать стражу о моем визите, вы поставите себя в неловкое положение.
– Вас подвела память, – рассмеялся тот. – Шнур звонка находится за вашей спиной, у двери.
– Моя память не настолько плоха, чтобы я забыл о кнопке на полу у окна. Порой я и сам ею пользовался, желая избавиться от непрошеного гостя.
Глаза Толби сузились. В них впервые мелькнул страх. Он с усилием улыбнулся.
– Вы называете себя непрошеным гостем, но я не в силах поверить, что вы способны прибегнуть к насилию. Только не вы! Я бы не назвал ваш визит нежеланным. Скорее неожиданным! Налить вам коньяку, раз уж я встал?
– Благодарю, – вежливо отозвался Рэкселл. – Но скажите, неужели вы действительно меня совсем не ожидали?
– Ну, как вам сказать… – невесело усмехнулся Толби, разливая коньяк из графина в две рюмки. Подойдя к Рэкселлу, он подал ему рюмку, но не сел. – Я только сегодня услышал, что вас видели. Кажется, в Бате. Да, ходят такие слухи. Кроме того, говорят, вы были в обществе еще одного человека.
– Да, я был с Кейтли, – небрежно бросил Рэкселл.
Ему удалось отвлечь Толби от опасной темы.
– Кейтли? Как он поживает?
– Отлично, но подробнее вам об этом расскажет Робби, когда вы с ним увидитесь, ибо в настоящий момент Кейтли составляет ему компанию.
Толби опустился на стул. Он явно встревожился.
– Вижу, я полностью в вашей власти. Будьте любезны, изложите суть вашего дела, – ровным голосом произнес он. – Не думаю, что вы проделали такой путь только для того, чтобы справиться о моем здоровье.
– Я только что объяснил вам, что меня привело, – сказал Рэкселл и отпил глоток коньяка, который сам же закладывал в подвал на хранение лет десять назад. – Прекрасный вкус! “Мартле 75”?
Толби пригубил свою рюмку.
– Верно! Однако боюсь, я сегодня на редкость плохо соображаю. Я так и не понял, какова цель вашего визита.
Рэкселл не сводил с него глаз.
– Я просил вас назвать имя моего отца.
– Вашего отца, дорогой кузен? Однажды мы уже обсуждали этот вопрос. Но если вы настаиваете… Боже мой, кажется, я где-то оставил свою табакерку. Какая забывчивость! Не могу вас угостить.
– У меня нет привычки нюхать табак.
– Нет? А я нахожу это занятие весьма приятным, и сейчас мне очень не хватает небольшой понюшки.
– В самом деле? Не забудьте захватить свою табакерку, когда будете в следующий раз переодеваться к обеду. Что до меня, я предпочитаю иногда выкурить трубочку. – Заметив гримасу отвращения на лице Толби, он добавил: – Не менее приятно и гораздо безопаснее.
– А-а, ну да! Я забыл – тот, кто так часто побеждает за карточным столом, как вы, должен постоянно быть начеку, не терять бдительности и стараться ничего не брать из чужих рук.
– Жизнь игрока полна опасностей. Я не раз замечал, что ароматизированный нюхательный табак оказывается губительным для здоровья. Но я не строю иллюзий на ваш счет. Вряд ли бы вы сильно огорчились, узнав, что меня отправили в мир иной.
Толби изобразил обиду.
– Вы ко мне несправедливы, кузен! Состояние вашего здоровья всегда чрезвычайно меня заботило.
– Какая трогательная заботливость! Однако я склонен истолковывать ее следующим образом: вам было бы спокойнее, если бы – раз уж яд меня не берет – со мной расправились banditti.
– Бедный Ричард! Вы подвергались нападению?
– И не однажды! – весело заявил Рэкселл. – Вы, несомненно, слышали о некоторых из них, наделавших особенно много шуму.
– Вы обвиняете меня в организации этих нападений? Нет-нет, я не из тех, кто стремится направить руку Провидения.
– В самом деле? Я не упрекаю вас в желании убить меня. Вы хотели только обмануть меня. Что возвращает нас к тому вопросу, ради которого я пришел.
– Вас обманула ваша мать, а не я, – мягко произнес Толби.
– С кем?
– С Джайлзом Ормсби, разумеется. Это следует из дневника вашей матушки. Я думал, мы уже установили истину много лет назад, еще до вашего отъезда. Мне очень жаль, что это вас до сих пор волнует.
– Меня больше волнует другое: как дневник попал вам в руки, да к тому же спустя много лет после смерти матери.
– Следует ли повторять, что я интересуюсь семейной историей? Честно говоря, я не в силах понять вашу… как бы это помягче выразиться, болезненную страсть к раскапыванию прошлых скандалов. Но я привык соблюдать законы гостеприимства и напомню, что дневник попал ко мне случайно, около семи лет назад. Подробности значения не имеют, скажу только, что он находился в коробке, где хранилась семейная переписка. Я нашел его, когда разбирал старые письма, и, не удержавшись – знаю, что поступил нехорошо! – начал читать. Вскоре мне попались чрезвычайно интересные пассажи, касающиеся вашего зачатия. Излишне говорить, что я был совершенно потрясен, узнав, что ваша мать решилась открыться пятому герцогу Клерскому и потребовать у него развода, чтобы выйти замуж за своего любовника!
Толби помолчал. Он так часто мысленно репетировал эту речь, что она звучала вполне правдоподобно.
– Потом ее любовник трагически погиб, и ваша мать попыталась замести следы. Сначала ей пришлось спрятать подлинное свидетельство о рождении ребенка, составленное викарием, который, увы, умер более пятнадцати лет назад. Затем она предъявила новое, поддельное, называющее вашим отцом пятого герцога Клерского, с тем, чтобы вы могли в свое время унаследовать его титул и состояние. Порывшись в коробке, я обнаружил подлинное свидетельство о рождении, которое обеспечило бы ей развод, и, как вам известно, сразу же направился к вам, зная, как вы гордитесь своей фамилией. Мне показалось несправедливым предавать эту историю гласности, даже не попытавшись, по крайней мере, найти разумное решение.
Выражение лица Рэкселла не изменилось.
– Чрезвычайно увлекательная сказка, Толби! Шесть лет назад она прозвучала очень убедительно. Тем более что имелись документы, подтверждающие ваш рассказ. И все же, рискуя навлечь на себя ваше неудовольствие, считаю своим долгом сообщить, что должен кое в чем разобраться, и прежде всего защитить честь моего отца. Нам обоим известно, что я его законный наследник. – Рэкселл сделал паузу. – Я пришел требовать у вас сатисфакции.
Брошенный ему вызов заставил Толби вздрогнуть, его губы сжались в тонкую линию, но через секунду он снова заулыбался.
– Вы заблуждаетесь. Документы свидетельствуют в мою пользу. Думаю, вы согласитесь, что, встретившись холодным сырым утром где-нибудь в лесу и стоя на расстоянии двадцати ярдов друг от друга, мы не решим наши проблемы. Дуэль не в моем стиле, дорогой кузен.
– Согласен, дорогой Толби! – тут же отозвался Рэкселл. – Я, как и вы, человек мирный и не испытываю ни малейшего желания всадить вам пулю в сердце. Но у меня тоже имеются кое-какие документы. Предлагаю вам на них сыграть.
Уж не блефует ли он? – пронеслось в голове у Толби.
– Сыграть с вами, дорогой Ричард?
– В любую игру по вашему выбору, – последовал великодушный ответ. – Вы же не слишком высокого мнения о моих способностях.
– Аи contraire! (Напротив (франц.) Насколько я понимаю, едва ли найдется такой глупец, который сел бы играть в пикет с мистером Дарси, – ровным голосом произнес Толби.
– Выбирайте любую игру, – повторил Рэкселл.
– В таком случае могу ли я предложить “ландскнехт” или “двадцать одно”?
– Вы меня удивляете, Толби! Всецело довериться слепому случаю? Целиком положиться на удачу? Вы так уверены в себе сегодня?
На самом деле Толби ни в чем не был уверен. Напротив, он чувствовал, что ему расставляют ловушку, но, в чем она заключается, сообразить не мог.
– Я не готов к игре, в которой создается банк, как, например, “фараон”, – медленно сказал он и поднял глаза на своего собеседника. – Интересно, вы ничего не имеете против “хэзарда”?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Жена на время - Тител Джули



НУ КАКОЙ ЖЕ ПОНЕЖНЫЙ ДОБРЫЙ ТРЯСАЮЩИЙ РОМАН ПРЕЛЕСТЬ НЕЖНЫЙ ДОБРЫЙ А КАКИЕ ГЕРОИ
Жена на время - Тител ДжулиМАРИНА
9.07.2011, 15.24





Просто Потрясающе, Захватывающий сюжет, Герои Прелесть Все так нежно
Жена на время - Тител ДжулиОля
9.07.2011, 22.37





потрясающая книга для тех кто любит книги стиле хейер
Жена на время - Тител Джулимия
10.02.2012, 21.04





Мне роман понравился!всем советую прочитать!
Жена на время - Тител ДжулиКира Корор
21.03.2012, 17.03





а мне не очень,скучно.
Жена на время - Тител ДжулиМарго
18.07.2012, 15.36





Замечательный роман! Давно я не читала подобного романа, где герои могут беседовать на различные темы, быть честными и благородными. Воспитание и благородные манеры, присутствие чувства юмора в некоторой степени и умение держать себя в руках - это лишь часть того, какими словами можно описать главных героев.
Жена на время - Тител ДжулиAnn
15.08.2012, 11.07





Приятно провела время за чтением этого романа.
Жена на время - Тител ДжулиМарина
21.08.2012, 14.09





Очень легкий в прочтении и приятный роман.В нем есть все: тайна,мягкий юмор,характерные герои.Читая такой роман-просто отдыхаешь душой.
Жена на время - Тител Джуличитатель со стажем
29.08.2012, 23.03





восторга не испытала, но время убила
Жена на время - Тител Джулиарина
19.09.2012, 19.12





Може бути....Досить цікаво, хоча не захоплююче.
Жена на время - Тител ДжулиГаля
25.11.2012, 19.05





Очень интересно было.Сюжет закрученый.Понравились отношения героев и их непринужденность, довольно мило.
Жена на время - Тител ДжулиЛана
25.04.2013, 8.15





Любовная линия не раскрыта совсем.
Жена на время - Тител ДжулиАнна
8.05.2013, 20.06





Роман очень интересный, но мне не хватило немного романтики)
Жена на время - Тител ДжулиЕлена
15.07.2013, 22.36





отличный роман всего в меру
Жена на время - Тител Джулилиля
5.11.2013, 20.21





Легкий,ироничный,читабельный.9
Жена на время - Тител Джулисвет лана
30.08.2014, 10.53





роман для тех кому нравятся диалоги в отношениях, а не любовные отношения.
Жена на время - Тител Джулиженя
25.01.2015, 21.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100