Читать онлайн Тайна клана, автора - Тирнан Кейт, Раздел - 3. Найди меня в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайна клана - Тирнан Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайна клана - Тирнан Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайна клана - Тирнан Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тирнан Кейт

Тайна клана

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3. Найди меня

14 мая 1977 года


Ходить сейчас в школу – значит заниматься надоевшей тягомотиной. На дворе весна, все расцветает, я собираю луйб – растения для своих заклинаний, а потом мне надо тащиться в школу и учить английский. Кому это нужно? Я живу в Ирландии. Кроме того, мне уже пятнадцать, я достаточно взрослая, чтобы покончить с этим. Сегодня полнолуние, и я сотворю заклинание скраинга, чтобы узнать будущее. Надеюсь, оно подскажет, оставаться мне в школе или нет. Хотя скраингом трудно управлять.
Скраинг мне нужен, чтобы узнать еще кое-что. Ангус. Вдруг он мой нареченный муирн-беата-дан? В Белтайн, праздник костров, он затащил меня за соломенное чучело, поцеловал и сказал, что любит. Не знаю, что я к нему чувствую. Я думала, что мне нравится Дэвид О`Хирн. Но он не один из нас, не исконный ведун. А Ангус – да. Для каждого из нас существует лишь один человек, с кем мы должны быть, наш муирн-беата-дан. У мамы это папа. А кто мой? Ангус говори, что он. Если это так, то у меня нет выбора, не так ли?
Для скраинга я не часто пользуюсь водой – с ней легче всего работать, но она самая ненадежная. Ну, вы знаете: набираете в неглубокую миску чистой воды и смотрите в нее под открытым небом или возле окна. Вы довольно легко что-то там увидите, он это так часто бывает неверным, что лучше не напрашиваться на неприятности.
Лучше всего для скраинга подойдет какой-нибудь магический камень вроде кровавика, или гематита, или же кристалл, но все это нелегко достать. С их помощью можно узнать правду. Но надо быть готовым увидеть нечто такое, чего вы, возможно, не хотели бы видеть или знать. Скраинг на камнях хорош в том случае, если нужно увидеть что-то происходящее в настоящий момент где-то в другом месте, например, взглянуть на любимого или врага во время сражения.
Лично я обычно делаю скраинг с помощью огня. Огонь непредсказуем. Но я сама из огня, мы едины, и поэтому он говорит со мной. Если я в этот момент что-то вижу, то это может быть прошлое, настоящее или будущее. Конечно, картинка будущего – это лишь одно возможное будущее. Но то, что я вижу в огне, все так и есть.
Я люблю огонь.
Брэдхэдэр


Я пробежала по жесткой от мороза траве, которая слабо хрустела под моими тапочками. Входная дверь позади меня открылась, но я уже скользнула на холоднющий винил переднего сиденья своего белого «крайслера» модели 1971 года по прозвищу Das Boot и запустила двигатель.
– Морган! – крикнул папа, когда я под визг колес выруливала с нашей подъездной дорожки, и машину мотало из стороны в сторону, словно лодку в бурном море.
Потом я рванула вперед, глядя в зеркало заднего вида на родителей, оставшихся на лужайке перед домом. Мама медленно оседала на землю, папа старался не дать ей упасть. Выскакивая с превышением скорости на Ривер-дейл, я разревелась.
Всхлипывая, я смахнула рукой слезы, потом вытерла нос рукавом. Включила отопление, но прошла целая вечность, прежде чем двигатель разогрелся и в машине стало тепло.
Я уже свернула было на улицу, где жила Бри, но вспомнила, что мы с ней больше не подруги. Если бы она не оставила эти книги на моем крыльце, я бы не узнала, что меня удочерили. Если бы между нами не встал Кэл, она никогда бы не оставила книги перед дверью.
Я заплакала еще горше и, сотрясаемая рыданиями, резко развернулась в обратном направлении, газанула и погнала машину вперед с единственным желанием оказаться как можно дальше отсюда.
Когда в глазах у меня прояснилось, мне удалось выудить из-под переднего сиденья смятую коробку бумажных носовых платков. Мокрые комки теперь валялись на сиденье с пассажирской стороны и устилали пол.
В конечном итоге я направилась на север, прочь из города. Дорога шла по низине, и асфальт был плотно окутан ранним туманом. Das Boot рассекал его, словно брошенный сквозь облако кирпич. В отдалении я увидела большую темную тень немного в стороне от дороги. Это был тот самый дуб, под которым мы парковались не далее как прошлой ночью, на Самхейн, и где парковалась я, когда впервые участвовала в круге вместе с Кэлом несколько недель тому назад. Тогда в мою жизнь вошла Викка.
Не раздумывая, я съехала с дороги, тряско пересекла поле и остановилась под низко нависшими ветвями дуба. Здесь меня скрывали туман и крона дерева. Я выключила двигатель, легла грудью на баранку и попыталась перестать реветь.
Удочеренная. Каждый случай, каждая черта, отличавшая меня от других членов семьи, издевательски кривлялись у меня перед глазами. Еще вчера это были всего лишь семейные шуточки: насчет того, что они трое жаворонки, а я сова, что они жизнерадостны даже сверх меры, а я ужасная ворчунья. Что мама и Мэри-Кей – пухленькие и соблазнительные, а я – худая и серьезная. Сегодня эти шуточки отдавались болью, когда я вспоминала их все, одну за другой.
– Проклятье! Проклятье! Проклятье! – выкрикнула я, молотя кулаками по жесткой металлической баранке. – Проклятье!
Я колотила по рулю до тех пор, пока у меня не онемели руки и я не охрипла, перебирая все известные мне ругательства.
Потом я опять плакала, лежа на переднем сиденье. Не знаю, сколько времени я там пробыла, закрытая в машине, окруженная туманом. Время от времени я включала подогрев, чтобы не замерзнуть. Стекла запотели от пролитых мною слез.
Постепенно рыдания перешли в икоту и редкие приступы дрожи. «О Кэл! – подумала я. – Ты нужен мне». Как только я вспомнила о нем, в голове у меня зазвучали стихи:
В мыслях вместе мы всегда,Но меня нашла беда.Поспеши ко мне, друг мой,Боль уйми и успокой.
Не знаю, откуда они взялись, но теперь я стала уже привыкать к странному появлению рифм. От этой мысли я почувствовала себя спокойнее и повторила стихи несколько раз подряд. Прикрыв глаза рукой, я стала отчаянно молиться о том, чтобы проснуться дома в постели и убедиться, что все это привиделось мне в кошмарном сне.
Я вздрогнула от неожиданности, когда кто-то постучал в стекло с пассажирской стороны. Открыв глаза, я села прямо, вытерла рукой запотевшее стекло и увидела Кэла, сонного, взъерошенного и изумительно красивого.
– Ты звала меня? – спросил он, и мое сердце наполнилось солнечным светом. – Впусти меня, а то здесь жуткая холодина.
«Сработало!» – благоговейно подумала я. Я позвала его мысленно. Это волшебство!
Я открыла дверцу и подвинулась. Он скользнул на переднее сиденье рядом со мной, и оказалось удивительно естественным потянуться к нему, почувствовать, как его руки обнимают меня.
– Что-то не так? – спросил он невнятно, говоря мне в волосы. – Что случилось? – Он немного отстранился от меня и стал всматриваться в мое распухшее от слез лицо.
– Меня удочерили! – выпалила я. – Сегодня утром я сказала маме, что я – кровная ведьма, значит, и она тоже должна быть ею, и папа, и сестра. Они сказали: нет, это не так. Тогда я спустилась вниз, разыскала свое свидетельство о рождении, и там стояло имя какой-то другой женщины, не мамино.
Я снова разревелась, хотя мне было не очень приятно, что он видит меня в таком состоянии. Он притянул меня ближе и прижал мою голову к своему плечу. Это подействовало настолько успокаивающе, что я почти тут же перестала плакать.
– Жаль, что ты узнала об этом вот так. Очень жестоким образом. – Он поцеловал меня в висок, и легкая дрожь удовольствия побежала вверх по моей спине.
«Это чудо, – подумала я. – Он все еще любит меня, даже сегодня. Это не сон».
Он снова отстранился, и мы посмотрели друг на друга в неясном свете. Я никак не могла перестать думать о том, какой он красивый. Его кожа была гладкая и загорелая даже сейчас, в ноябре. Пальцами я ощущала густоту его темных волос. Его глаза окаймляли прямые черные ресницы, а радужки зрачков были такими огненно-золотистыми, что казалось, будто они излучают жар.
Я почувствовала смущение, когда поняла, что он тоже изучает меня, как я его. Он улыбнулся одними уголками губ.
– Уехала в спешке, да?
Только тут до меня дошло, что я все еще в своей домашней футболке и в старых папиных трениках. На ногах у меня тапочки в виде больших пушистых медвежьих лап коричневого цвета. Кэл наклонился и пощекотал их когти.
Я подумала о шелковом белье, в котором спала Бри, и вдруг ощутила болезненный укол в сердце: она говорила мне, что они с Кэлом были в постели. Я попыталась понять по его глазам, правда ли это, и спрашивала себя, что со мной будет, если я узнаю точно.
Но сейчас он был здесь. Со мной.
– Ты лучшее, что я видел за все сегодняшнее утро, – тихо сказал Кэл, гладя меня по руке. – Я рад, что ты позвала меня. Прошлой ночью я очень скучал по тебе.
Я опустила глаза, представляя себе, как он лежит на своей большой романтической кровати с балдахином, а вокруг трепещет пламя свечей. Лежа в постели, он думал обо мне.
– Слушай, а откуда ты узнала, как меня позвать? Прочитала об этом в книге?
– Нет, – сказала я, вспоминая. – Вряд ли. Я просто сидела тут одинокая и расстроенная и думала, что если бы здесь был ты, я бы чувствовала себя лучше. А потом вдруг этот стишок пришел мне на ум, и я произнесла его вслух.
– Хм… – задумался Кэл.
– Может, не надо было этого делать? – смущенно спросила я. – Иногда мне просто что-то приходит в голову, и все.
– Нет, все нормально, – сказал Кэл. – Это просто показывает твою силу. Ты наделена наследственной памятью о заклинаниях. Она есть не у каждой ведьмы. – Он кивнул собственным мыслям. – Так, рассказывай дальше, – сказал он. – Значит, родители никогда раньше не говорили тебе об этом? Ну, что они тебя удочерили?
Рукой, лежавшей на спинке сиденья, он поглаживал мои волосы и массировал шею.
– Нет. – Я покачала головой. – Никогда. Хотя, казалось бы, надо было это сделать – ведь я так на них не похожа.
Кэл наклонил голову набок, разглядывая меня.
– Я не знаком с твоими родителями, – сказал он. – Но на сестру ты и правда не очень-то похожа. Мэри-Кей хорошенькая. – Он улыбнулся. – Просто красотка.
Я почувствовала, как в груди разгорается жгучая ревность.
– Ты другая, – продолжал Кэл. – Ты выглядишь очень серьезной. Как человек, погруженный в свои мысли. Словно ты всегда думаешь. Тебя можно назвать скорее эффектной, чем хорошенькой. Ты тот тип девушки, красоту которой замечаешь только с самого близкого расстояния. – Он замолчал и наклонился к моему лицу. – И тут тебя вдруг точно громом поражает, – прошептал он. – И ты думаешь: «О Богиня, сделай так, чтобы она стала моей».
Его губы вновь коснулись моих, и голова пошла кругом. Я обняла Кэла за плечи и стала целовать его с такой страстью, на какую только была способна, прижимая его к себе как можно ближе. Мне хотелось лишь одного: не расставаться с ним никогда.
Проходили минуты, и я слышала только наше дыхание и звуки поцелуев, скрип винилового сиденья, когда мы двигались, чтобы еще теснее прижаться друг к другу. Вскоре Кэл уже лежал на мне, своим весом вжимая меня в сиденье. Его рука скользила по моему боку, по ребрам, по изгибу бедра. Потом она проникла под мою футболку, и я почувствовала ее тепло у себя на груди… И тут словно взрывная волна прокатилась по всему моему телу.
– Стой! – почти в страхе сказала я. – Подожди!
Казалось, мой голос эхом раздавался в тишине машины. Кэл тут же убрал руку, приподнялся, посмотрел мне в глаза, потом откинулся назад и прислонился к дверце. Он часто и прерывисто дышал.
Я расстроилась. «Вот идиотка, – подумала я. – Ему почти восемнадцать! Он определенно уже занимался сексом. Может, даже с Бри», – ехидно добавил внутренний голосок.
Я потрясла головой.
– Извини, – сказала я, стараясь говорить небрежным тоном. – Просто это вышло так неожиданно.
– Нет-нет, это я должен извиниться. – Он взял меня за руку, и я была загипнотизирована теплом и силой его руки. – Ты позвала меня, а я на тебя набросился. Я не должен был так поступать. Прости меня. – Он поднес мои пальцы к своим губам и поцеловал их. – Дело в том, что мне хотелось поцеловать тебя с того самого момента, как только я тебя встретил. – Он едва заметно улыбнулся. Я успокоилась.
– Мне тоже хотелось тебя поцеловать, – призналась я.
Его глаза радостно вспыхнули.
– Моя ведьма… – ласково произнес он, проводя пальцем по моей щеке и оставляя на ней тонкую теплую полоску. – А как ты вообще сказала матери, что ты потомственная ведьма?
Я вздохнула:
– Сегодня утром она обнаружила на крыльце связку моих книг по истории магии, ворвалась ко мне в комнату, кричала, что читать их – святотатство. – Мой голос был более спокойным, чем мое внутреннее состояние, когда я вспоминала эту жуткую сцену. – Я подумала – какая же она притворщица! Ведь если я кровная ведьма, значит, и она, и папа тоже должны быть той же породы. Правильно?
– Да уж надо думать, – сказал Кэл. – Определенно, у человека, обладающего столь мощными способностями, как ты, оба родителя должны быть ведьмами.
Я нахмурилась:
– А если только один из родителей?
– У обыкновенного мужчины и женщины-ведьмы не может быть детей, – объяснил Кэл. – Обыкновенная женщина может забеременеть от колдуна, но это должен быть осознанный акт. И у их ребенка будут в лучшем случае лишь слабые способности или даже вообще никаких. Не то что у тебя.
Ну, хоть какое-то достижение! Я – сильная ведьма.
– Ладно, – сказал Кэл. – А как твои книги оказались на крыльце? Ты что, прятала их?
– Да, – с горечью сказала я. – Дома у Бри. Сегодня утром она оставила их у нас на крыльце. Потому что прошлым вечером мы с тобой целовались.
– Что? – спросил Кэл, и на лице у него промелькнуло какое-то непонятное выражение.
Я пожала плечами:
– Бри на самом деле… хотела тебя. Хочет. А когда ты вчера поцеловал меня, я знаю, что она почувствовала: будто я предала ее. – Я посмотрела в окно. – И я действительно предала ее, – тихо сказала я. – Я ведь знала, какие у нее к тебе чувства.
Кэл опустил глаза. Взяв в руки прядь моих волос, он стал медленно накручивать ее на палец, виток за витком.
– А что чувствуешь ко мне ты? – спросил он после минутного молчания.
Вчера вечером он сказал мне, что любит меня. Я посмотрела на него, видя, как за его спиной неяркое ноябрьское солнце сжигает туман. Я сделала глубокий вдох, стараясь замедлить внезапный скачок моего пульса.
– Я люблю тебя, – сказала я хриплым шепотом.
Кэл вскинул на меня глаза, поймал мой взгляд. Его глаза ярко блестели.
– Я тоже тебя люблю. Мне жаль, что от этого страдает Бри, но то, что я ей нравлюсь, вовсе не означает, что мы с ней можем быть вместе.
«А это помешало тебе переспать с ней?» Я была уже почти готова задать этот вопрос вслух, но так и не решилась – не была уверена, что на самом деле хочу это знать.
– И мне жаль, что Бри вымещает свою злость на тебе. – Он помолчал. – Значит, твоя мама нашла эти книги и раскричалась. Ты подумала, она скрывает, что сама тоже ведьма, так?
– Да. И не только сама она, но и отец, и сестра, – заметила я. – Но родители просто обезумели, когда я это сказала. Я никогда не видела их такими расстроенными. И я спросила, в чем же тут дело? Меня что, удочерили? И тогда у них на лицах появилось это жуткое выражение. Они мне ничего не ответили. А я вдруг захотела узнать правду во что бы то ни стало. Бегом спустилась вниз и нашла свое свидетельство о рождении.
– И там стояло имя другой женщины?
– Да. Мейв Риордан.
Кэл сел еще прямее, внимательно взглянул на меня.
– Правда?
Я смотрела на него во все глаза.
– А что? Тебе знакомо это имя?
– Вроде бы да. – Он посмотрел в окно, подумал, нахмурившись, потом покачал головой. – А может, и нет. Не могу вспомнить.
– Жаль… – Я постаралась не показать своего разочарования.
– Что ты собираешься делать? Хочешь, поехали ко мне? – Он улыбнулся. – Поплавали бы…
– Нет, спасибо.
Я вспомнила, как ребята из нашего ковена бултыхались голышом у него в бассейне. Я была единственной, кто не разделся.
Кэл засмеялся.
– Знаешь, в тот раз я был разочарован, – сказал он, глядя на меня.
– А вот и нет, – ответила я, скрестив руки на груди.
Он смешливо фыркнул:
– Серьезно. Поехали ко мне! Или, если хочешь, я поеду с тобой, помогу поговорить с родителями?
– Спасибо, – сказала я, тронутая его предложением. – Но, думаю, будет лучше, если я приеду домой одна. Если мне повезет, они все уже ушли в церковь. Сегодня день всех святых.
– А что это такое? – спросил Кэл.
Я вспомнила, что он не католик и даже вообще не христианин.
– День всех святых, – сказала я, – это день после Хэллоуина. Это особый день у католиков. Это день, когда мы ходим на кладбище и ухаживаем за семейными могилами. Подстригаем траву, сажаем цветы.
– Здорово! – сказал Кэл. – Хорошая традиция. Забавно, что это день после Самхейна. Хотя похоже, что многие христианские праздники произошли от викканских – в незапамятные времена.
Я кивнула.
– Я знаю. Но сделай одолжение, не говори этого при моих родителях, – сказала я. – Ну, мне пора домой.
– Ладно. Можно, я позвоню тебе?
– Да, – сказала я и не смогла не улыбнуться.
– Договорились. – Его белозубая улыбка была неотразима.
Я подумала о том, как он приехал, когда я произнесла свой стишок, и не переставала удивляться, что это подействовало.
Он открыл дверцу моей Das Boot и вылез прямо на холодный, бодрящий ноябрьский воздух, подошел к своей машине, сел и уехал. Я помахала ему вслед.
Мой мир был залит солнечным светом.
Кэл любит меня.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайна клана - Тирнан Кейт



Ого... Морган влипла.... Но в принципе она имеет право знать о маме и книга по праву её! rnНаконец-то появился Хантер (с англ. "Охотник")! Я всю книгу его ждала!!!))))))))))
Тайна клана - Тирнан КейтГеката
1.12.2013, 20.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100