Читать онлайн Замуж за давнего друга, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Замуж за давнего друга - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Замуж за давнего друга - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Замуж за давнего друга - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Замуж за давнего друга

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Герберт рвал и метал. Фиону, ходившую за ним весь вечер по пятам, он готов был послать ко всем чертям и только выжидал подходящей минуты. Элен в один прекрасный момент сообразила, что ее помощь больше Герберту ни к чему, и, незаметно сделав ему знак, переключила внимание на других молодых людей – шумливых и безмерно веселых. Вечеринка, несмотря на мрачность хозяина, продолжалась до ночи. В начале второго гости наконец-то стали потихоньку разъезжаться, и Герберт вздохнул с облегчением.
Его до последнего не покидала надежда, что, оскорбленная его равнодушием, уйдет с остальными и Фиона. Но чем откровеннее он ею пренебрегал, тем настойчивее она липла к нему с дурацкими разговорами, тем яснее давала понять, что намерена задержаться до утра.
Сгорая от негодования, Герберт проводил наконец последнюю группу друзей и приготовился к решительному разговору. Фиона, не успели они остаться наедине, превратилась вдруг в невинную овечку – стала в точности такой, какой являлась к нему в кабинет просить прощения.
Герберт взглянул на часы и нахмурил брови.
– Тебя кто-то привез сюда на «саабе»? Может, позвонишь, чтобы он приехал за тобой? Или давай вызовем такси.
Фиона, выпячивая губки, покрутила головой.
– Ты что, выпроваживаешь меня? Я еще и не думала уходить.
– Но… – Герберт развел руками, уже не боясь показаться невежливым. – Все разошлись, веселить тебя больше некому. И потом, поздно уже…
– На всех, кто тут был, если честно, мне наплевать, – промурлыкала Фиона. – Я приехала к тебе и рада, что мы наконец одни.
Наверно, она рассчитывала, что Герберт не устоит перед ее красотой и тут же попытается воспользоваться ситуацией, но он лишь сильнее нахмурился, засунул руки в карманы и прислонился спиной к ограде.
Фиона недовольно дернула плечиком.
– Может, вернемся в гостиную? На улице похолодало. – Она делано поежилась, очевидно думая, что Герберта мысль согреть ее теплом своего тела приведет в чрезвычайное возбуждение. Он же, не желая быть с ней один на один в той комнате, где его осыпала ласками Дебора, покачал головой.
– Не хочу.
– Что это значит? – Деланая покорность Фионы вмиг испарилась. – Я что-то не понимаю!
– А ты поднапряги мозги, – посоветовал Герберт, не моргнув глазом.
Фиона впилась в него горящим взглядом, ее губы искривились, исказив вдруг все прекрасное лицо.
– Да как ты смеешь так со мной разговаривать? – зашипела она. – Я у тебя в гостях, потратила зря столько времени, хотя могла провести его в окружении десятка мужчин!
Герберт усмехнулся.
– И провела бы! Я нисколько не удивился бы, если б ты сказала, что у тебя море других планов.
– Наглец! – выпалила Фиона.
– Эй, поосторожнее! – прогремел Герберт, вспоминая, скольким унижениям он позволил ей себя подвергнуть.
Фиона долго смотрела на него в полном ошеломлении. Потом обхватила себя руками и вся сжалась – не то от холода, не то от обиды.
– Если замерзла, возьми на вешалке в прихожей пиджак, – немного сжалился над ней Герберт.
Фиона медленно покачала головой.
– А я, признаться, думала, что у нас что-то серьезное завяжется, – пробормотала вдруг она, потупившись. – И ехала сегодня к тебе с твердым намерением сказать «да». Ты ведь трепетал передо мной, готов был рассыпаться от восхищения! В глаза мне заглядывал, ловил мой каждый вздох! – чуть не прокричала она, внезапно вскидывая голову.
– Правильно, – спокойно ответил Герберт. – Потому что пребывал тогда в странном умопомешательстве.
– Умопомешательстве? – в отчаянии переспросила Фиона. – А теперь? Вылечился?
– Да, – сказал Герберт так же невозмутимо.
Фиона снова покачала головой – горестно и будто не веря, что все это ей не снится.
– А я так скучала по тебе, когда ты был в командировке, – пробормотала она. – Едва пережила эти два дня, ни о ком другом думать не могла…
Герберт немного наклонился вперед.
– Что-что? Может, еще скажешь, ни с кем из своих воздыхателей не виделась?
– Ни с кем! – выдохнула Фиона.
Герберт рассмеялся.
– Да я собственными глазами видел тебя с другим в «кадиллаке»! В пятницу, во время обеденного перерыва.
Фиона в ужасе расширила глаза и долго не произносила ни слова. Потом нерешительно протянула вперед руки – прося прощения или предлагая обняться. Герберт не обратил на ее жест внимания.
– Поэтому ты мне и мстишь? – прошептала она.
– Нет, не поэтому, – ответил Герберт.
– В чем же тогда дело? – с мольбой в голосе спросила Фиона.
Герберт прямо взглянул ей в глаза, в которых, к своему великому изумлению, не нашел былого волшебного очарования.
– Просто я понял, что ты не та женщина, которая мне нужна. А еще осознал, что люблю другую, – внезапно добавил он, поражая самого себя и чему-то несказанно радуясь.
Фиона, чуть не задохнувшись от неожиданности, прижала к щекам ладони и долго смотрела на него в немом изумлении.
– Неужели… Элен? – тихо поинтересовалась она после продолжительного молчания.
Герберт, рассмеявшись, покрутил головой.
– А! Знаю… – Фиона опустила руки и кивнула своим мыслям. – Эту темноволосую, твою соседку. – Ее взгляд засветился злобой. – Я сразу что-то такое почувствовала, как только увидела, как ты на нее смотришь.
А ты, оказывается, не так уж безнадежно глупа, отметил про себя Герберт. Уже хорошо, а то я было совершенно в тебе разочаровался, с иронией мысленно добавил он.
– Угадала.
Глаза Фионы сузились.
– Но ведь она была с другим? Ты уверен, что твое чувство взаимно?
Герберт ощутил вдруг, что чертовски устал – от полученных за день впечатлений, от этого идиотского разговора, а главное, оттого, что давным-давно не сидел вдвоем с Деборой в яблоневом саду и откровенно с ней не разговаривал, как нередко случалось раньше. Оказалось, именно это было в его жизни самым ценным.
– Так ты уверен, что она тоже тебя любит? – допытывалась Фиона.
Герберт покачал головой.
– Не уверен… Точнее, почти уверен, что не любит… Я для нее просто друг. Хотя… – Мысли заработали в его голове так напряженно, что он почти забыл о присутствии Фионы. Вспомнил о ней, когда она неслышно приблизилась к нему настолько, что его щеку согрело тепло ее дыхания. Герберт вздрогнул.
– А тогда зачем тебе она? – соблазнительно прошептала Фиона, уже поднимаясь на цыпочки и выпячивая для поцелуя губы. Герберт, только что давший себе отчет в том, что всегда любил единственно Дебору, почти не задумываясь, что делает, взял загостившуюся визитершу за плечи и уверенным движением отстранил. Она, ахнув, взмахнула рукой, собравшись залепить ему пощечину, но он успел схватить ее за запястье и предотвратить удар.
– Чокнутый! – трясясь от злобы, прокричала Фиона.
– Не более чокнутый, чем ты, – спокойно парировал Герберт.
Дрожащей рукой Фиона извлекла из крошечной сумочки, которая висела у нее на запястье, телефон и, больше не глядя в сторону хозяина дома, набрала какой-то номер.
– Джил, приезжай, забери меня, – приказала она, точно разговаривала с рабом. Ее приятель, возможно разбуженный звонком и не сразу сообразивший, в чем дело, что-то ответил. – Мне плевать на твою головную боль, понятно? – становясь в гневе совсем непривлекательной, провизжала Фиона. – Сейчас же приезжай. Я жду. – Она назвала адрес и тут же прервала связь.
Герберт, потеряв к ней остатки чувств, чуть не ушел в дом, но все же дождался приезда Джила и удостоверился, что гостья благополучно села в машину, и лишь после этого побрел к парадной. В гостиной царил кавардак, но, не обращая на него внимания, преисполненный какого-то нового всеобъемлющего чувства, Герберт лег на диван и тотчас же уснул.


Утром он проснулся другим человеком. Сердце было полно любви – не ослепляющей страсти, от которой становишься дураком, а глубокого, проверенного временем, ни с чем не сравнимого чувства. В голове завертелась стая вопросов.
Почему я понял это только вчера? Неужели из-за глупой ревности к Кейджу? И не принимаю ли я за любовь что-то низкое, преходящее?
Нет, звучал в душе ответ. Просто я лишь на этом дурацком празднике до конца осознал, что могу однажды потерять ее, ощутил, что лишусь тогда почвы под ногами. Деб нужна мне как воздух, без нее я не я… Впрочем, если у нее серьезные намерения в отношении Кейджа, препятствовать я не посмею. Главное, чтобы была счастлива она, тогда и мне будет хорошо…
Что-то подсказывало ему, что, несмотря на всю доброжелательность Деборы по отношению к Кейджу, ее связывала с ним вовсе не любовь – дружба, не более того. Он в нее, может, и влюблен, слишком откровенно он ею любовался, причем с благоговением, как святыней… В то же время в его взглядах не было ни исступления, ни похоти. Кейдж вел себя достойно, и, приходя сейчас к этому выводу, Герберт краснел от стыда при воспоминании о том, как нелюбезно держался с ним сам.
Полдня он болтался по неубранному дому как неприкаянный. Мысли изводили, поговорить с Деборой не было возможности – на звонки она не отвечала. В полдень пошел к Пауэллам, чтобы не свихнуться от тоски и самобичевания.
Дома оказалась одна Эмили.
– Герберт! – воскликнула она воодушевленно, увидев на пороге соседа. – Входи, пошли пить чай. Деборы нет, она решила еще немного пожить у подруги, а потом… – У нее погрустнело лицо. – Впрочем, там будет видно.
Герберт насторожился.
– Что «потом»? – спросил он, застыв в дверях. – У нее какие-то планы? Не замуж ли она задумала выскочить?
Эмили заулыбалась.
– А что это ты так покраснел? Неужели заревновал? – Она добродушно засмеялась.
Герберт сильнее смутился.
– Пойдем на кухню, там поговорим, – матерински ласково похлопав его по плечу, проговорила Эмили.
Находиться в кухне Пауэллов доставляло удовольствие любому, кто в ней оказывался. Каждый предмет здесь, даже, казалось, потолок и стены, так и дышал домашним уютом и теплом.
Герберт уселся на плетеный стул у окна, подумав вдруг о том, с каким огромным удовольствием входил бы в свою кухню, если бы в ней царствовала заботливая хозяйка типа Эмили. Пусть даже не такая мастерица готовить. Ему представилась Дебора в простом домашнем платьице и тапочках, и от того, насколько мечта показалась неосуществимой, защемило грудь.
– Так что Деб затеяла? – как мог спокойно спросил он.
Эмили, уже занявшаяся приготовлением чая, взглянула на него.
– А тебе она разве ничего не сказала?
Герберт покачал головой.
– Удивительно, – пробормотала Эмили. – Вы ведь все секреты друг друга знаете.
Герберт пригорюнился.
– Вчера Деб почти со мной не разговаривала, – проворчал он. – Была слишком увлечена общением с новым другом.
Эмили лишь окинула его беглым взглядом, но спрашивать ни о чем не стала.
Герберту сделалось совестно. Опять ты за свое! – пристыдил он себя мысленно и поспешил исправить оплошность.
– Вообще-то она ради меня же старалась. Хотела свести меня с одной… вертихвосткой.
Эмили внимательно на него посмотрела и кивнула, давая знать, что с интересом слушает, но опять не полезла с вопросами, не выказала пустого любопытства или, напротив, рассеянности.
– Виноват во всем я один, – сознался Герберт мрачным голосом. – Почти целый год воображал, будто в эту вертихвостку безумно влюблен, Деб все уши о ней прожужжал. Вот она и задумала устроить специально для нас двоих праздник. То есть чтобы после него мы навсегда сошлись и все такое…
Эмили поставила на стол чашки с чаем и блюдо с печеньем, а Герберт, сделав глоток, рассказал о том, как страшно обманулся в Фионе.
– От этого ты и страдаешь? – осторожно и с участием поинтересовалась Эмили.
Герберт покачал головой.
– Нет, вовсе не от этого… – Он спохватился. – Так что Деб задумала? Вы ведь так и не сказали.
– Переехать отсюда, – сообщила Эмили, и на ее лицо легла тень. – Я перечить, естественно, не буду, но представляю, как стану по ней скучать.
– Переехать? – переспросил Герберт. – Не к Кейджу ли?
– Кейдж? Это тот коммерсант, у которого Дебора недавно взяла интервью?
– Он самый, – пробурчал Герберт, в который раз проникаясь к Кейджу кипучей злобой и в который раз сурово себя за это одергивая.
– Дебора была под впечатлением от встречи с ним, – задумчиво сказала Эмили.
– Которой? – мгновенно спросил Герберт.
Эмили пожала плечами.
– Я знаю только об одной. Очевидно, о самой первой. – Она никогда не совала нос в дочерины дела, но если Дебора сама изъявляла желание чем-то с ней поделиться, была готова как угодно долго ее слушать, пыталась помочь.
Прекрасная была бы теща! – подумал вдруг Герберт и, сам от себя такого не ожидая, выдал:
– А как бы вы отреагировали, если бы узнали, что в недалеком будущем я стану вашим зятем?
Эмили чуть не выронила из руки чашку с горячим чаем.
– Это шутка?
– Всего лишь вопрос, причем совершенно ни на чем не основанный, – протараторил Герберт, снова покраснев. – Так, стукнуло вдруг в голову, вот я и спросил.
Эмили протянула руку и с улыбкой потрепала его по волосам.
– Я такому зятю была бы несказанно рада.
– Серьезно? – Герберт испытующе посмотрел в ее веселые добрые глаза.
Эмили качнула головой.
– Еще бы не серьезно! Я такими вещами шутить не умею, знаешь ведь.
Герберт кивнул.
– Знаю, – протянул он. – А Деборе в качестве мужа я, как вы думаете, подошел бы?
Эмили шире улыбнулась и пожала плечами.
– Ну этого я не могу сказать. Спроси у нее.
Герберт махнул рукой.
– Да это я так, – повторил он.
Дни потянулись нескончаемой серой чередой. На работе Фиона метала в Герберта взглядом огненные стрелы, но он их не видел, не замечал больше и саму бывшую пассию. Как-то раз она даже попыталась снова заявиться к нему в кабинет во время перерыва, но он остановил ее на пороге:
– Прости, я слишком занят.
Дозвониться до Деборы все не получалось. Впрочем, что он мог ей сказать? Они не поссорились, он ни в чем явном перед ней не провинился. С чего следовало начать беседу? С объяснения в любви? Она подняла бы его на смех.
Поначалу он надеялся, что она непременно объявится, чтобы узнать, сложилось ли у него с Фионой. На это можно было ответить, так, мол, и так. Ошибся, каюсь, пришел к удивительному выводу… И перейти к тому, что занимало его теперь день и ночь. Но Дебора так и не позвонила, будто забыв про него или слишком от его проблем устав.
В этом-то все дело! – думал он, изъедая себя упреками. Она захотела отдохнуть от тебя, потому и исчезла. Ты надоел ей до чертиков, еще и смеешь на что-то надеяться! Оставь глупые мечты, учись жить без нее!
Как? Жизнь без Деборы казалась карикатурой, фальшивкой, недоразумением. Он безгранично мучился, а однажды вдруг надумал и сам уехать. Не откладывая вопрос на потом, он сразу встал из-за стола и направился к шефу.
День близился к вечеру. Дэниел Осгуд сидел, как обычно, в окружении вороха бумаг.
– Можно? – спросил Герберт, приоткрыв дверь.
Осгуд поднял глаза.
– А-а, Герберт! Входи, входи! – Он снял очки и потер утомленные от работы глаза. – Что у тебя? Какие-то проблемы с образцами?
Герберт покачал головой.
– С образцами – никаких, – сказал он, садясь на стул напротив босса. – У меня неприятности личного характера.
Осгуд насупил седые кустистые брови.
– Я каким-то образом могу помочь?
– Да, – решительно ответил Герберт. – Переведите меня в Хьюстонский филиал.
Брови Осгуда подпрыгнули вверх.
– Из Вашингтонского в Хьюстонский? Не понимаю. А при чем здесь твои личные неприятности?
Герберт взглянул на него с мольбой, будто в нем одном видел свое спасение.
– Я хотел бы отсюда уехать. Зажить другой жизнью, обзавестись новыми друзьями.
– Познакомиться с новыми девушками, – добавил Осгуд, снова надев очки и посмотрев на подчиненного отцовски строгим взглядом.
Герберт поднял руки.
– О девушках некоторое время я предпочел бы вообще не вспоминать.
Осгуд скривил рот.
– Диагноз понятен. Несчастная любовь и попытка сбежать от самого себя, верно?
Герберт пожал плечами.
– Что-то вроде того.
Начальник долго и внимательно на него смотрел и вдруг спросил:
– А если и в Хьюстоне обрести покой у тебя не получится? Или, того хуже, влюбишься еще раз, еще более несчастно? Куда помчишься тогда?
– Еще более несчастно я не влюблюсь, – сказал Герберт. – Не смогу больше увлечься ни единой девушкой, точно знаю.
Осгуд по-доброму рассмеялся.
– Ну в этих делах, брат, точного прогноза не сделаешь.
– Но бывают ведь такие случаи, когда мужчина и женщина знают и любят друг друга с самого детства и счастливо проживают вдвоем до гробовой доски? Разве нет? – Герберт пристально взглянул в мудрые глаза босса.
Тот на мгновение задумался.
– В общем, да, вроде бы бывают. А у тебя что, любовь к бывшей однокласснице?
– К соседке, – понуро признался Герберт. – Прожили бок о бок двадцать лет, а теперь она уехала и обо мне, похоже, забыла.
– Что значит «похоже»? – изумленно потребовал Осгуд. – Ты узнай наверняка, чтобы уж не сомневаться.
Герберт развел руками.
– С удовольствием бы, но Дебора даже на звонки не отвечает. Да и вряд ли она воспримет мое объяснение всерьез, – я для нее просто друг, почти брат.
Осгуд почесал затылок.
– Так-так-та-ак! Что же мне с тобой делать? – Он на некоторое время погрузился в раздумья. – Поступим, пожалуй, вот как: я отправлю тебя в Хьюстон как бы в длительную командировку, здесь нового человека брать пока не буду. Поживи там, присмотрись к людям, проверь, поможет ли тебе это забыть о неприятностях. Заодно выполнишь кое-какое задание. А потом окончательно решишь, чего хочешь. Может, еще так затоскуешь по дому, что сбежишь из Хьюстона раньше времени! – Он довольно крякнул.
Герберт с чувством пожал ему руку.
– Спасибо вам!
– С благодарностями лучше не спеши, – посоветовал Осгуд. – И вот еще что, – добавил он, когда Герберт уже поднялся, собравшись уходить. – Настоятельно рекомендую перед отъездом хоть из-под земли достать эту самую соседку и попытаться-таки все ей объяснить.
Герберт, никак не ожидавший от шефа такой сердечности, округлил глаза.
– Да-да, попытаться объяснить, – повторил Осгуд с подъемом. – В любви оно часто так происходит: люди расстаются по глупому недоразумению, потому что один или другой либо сразу оба не сумели толком что-то изложить, признаться в главном.
Герберт медленно кивнул.
– Спасибо за совет, – пробормотал он.
– А теперь иди и собирайся. К понедельнику будь готов уехать.
– Непременно, – ответил Герберт, берясь за дверную ручку.


Встретиться с Деборой удалось лишь в день отъезда. И то случайно. Она заехала к родителям, и Герберт, по счастью, увидел ее в окно.
Сколько всего ни передумал он за это время, какие только безумные предположения ни сделал, чего только ни навоображал себе. Дебора мерещилась ему то в подвенечном наряде рука об руку с Кейджем, то в том вечернем костюме, в котором была на празднике, и с совершенно чужим взглядом. То представлялась матерью очаровательных – не его – детей. Он так измучился, что был уже рад возможности улететь в Хьюстон – не видеть ее дома, своего сада, чертовой гостиной с диваном, да всего, что так или иначе ассоциировалось у него с соседкой.
– Деб! – Он выскочил из дома так поспешно, что едва не растянулся во дворе и не разбил нос. – Деб! Подожди!
Дебора повернула голову и улыбнулась странной незнакомой улыбкой.
– Герберт! – Она остановилась на посыпанной гравием дорожке. – Как поживаешь?
Как поживаешь… Подобные вопросы задают малознакомым и тем, с кем нет особого желания знаться, в страшной тревоге подумал Герберт, торопливо приближаясь к подруге.
– Я ничего, – пробормотал он, обойдя ограду и остановившись от Деборы в нескольких шагах. – А ты как?
Она опять не вполне естественно улыбнулась, и Герберт только сейчас заметил, что у нее побледнело и слегка осунулось лицо.
– Нам надо поговорить, – страшась, что она сейчас снова ускользнет от него, выпалил Герберт. – Уделишь мне несколько минут?
Дебора посмотрела на часы.
– Торопишься? – на миг замирая, спросил он.
– Вообще-то да, но, если беседа займет не более нескольких минут…
– Давай где-нибудь присядем, – с трудом усмиряя в себе чудовищное волнение, предложил Герберт. – Можно, как бывало, за моим домом.
Дебора, избегая встречаться с ним взглядом, кивнула, и они направились в Гербертов яблоневый сад. Дождя не было, но небо висело низко над городом, серое и хмурое. Они сели снова на разные скамейки, будто теперь побаиваясь друг друга. Герберт сцепил руки в замок.
– Как же долго мы не виделись, Деб, – пробормотал он, не зная, с чего начать.
– Всего чуть больше недели, – проговорила Дебора, и ее голос показался Герберту столь холодным и изменившимся, что он на мгновение зажмурился, словно от боли, и прошептал:
– А у меня такое ощущение, что я не видел тебя много-много лет.
Дебора не ответила, и Герберт не стал даже смотреть на нее, боясь и в ее глазах увидеть ту же убийственную отстраненность.
– Почему ты не отвечаешь на звонки? – спросил он. – Я пытался связаться с тобой, наверное, раз сто. Я чем-нибудь тебя обидел?
– Нет, что ты, – гораздо более тепло, и все же не так, как прежде, произнесла Дебора. – Просто я вдруг почувствовала, что до чертиков устала от прежней жизни – от телефонных звонков, жизни с родителями, хоть они у меня и исключительные…
– И нашей с тобой дружбы, – добавил Герберт, глядя в землю.
– Не говори глупостей, – с легким укором попросила Дебора. – Разве от дружбы можно устать?
– От старой – наверно, особенно если появилась новая, более интригующая… – И сулящая безбедную жизнь в браке, чуть не вырвалось у него с отчаяния, но он сумел удержать язык за зубами, чему безмерно обрадовался. В чем, в чем, а в корыстолюбии он не заподозрил подругу ни разу за все тяжкое время в разлуке.
– Ты имеешь в виду Фрэнсиса? – спокойно поинтересовалась Дебора.
– Угу, – по-прежнему на нее не глядя, промычал Герберт. – С ним-то ты наверняка общаешься?
– Да, общаюсь, – честно призналась Дебора. – Но отнюдь не потому, что дружба с ним меня сильнее интригует, нежели наша с тобой. – Она усмехнулась. – Вообще как-то нелепо звучит: «интригующая дружба». Дело совсем не в этом. – С ее губ слетел легкий вздох, и Герберт насилу удержался от безумнейшего желания: поймать выдохнутый ею воздух, зажать в кулаке и какое-то время держать при себе, будто драгоценность. – Видишь ли, – продолжила Дебора, – Фрэнсис на удивление правильно меня понял и в трудную минуту здорово поддержал.
– А я, думаешь, не понял бы? – Он впервые за все это время посмотрел на нее и снова поразился ее бледности.
Дебора печально улыбнулась.
– Нет, не понял бы. – Она вытянула вперед руку. – Ты только, пожалуйста, не обижайся.
У Герберта все оборвалось внутри. В первые секунды ему даже не хотелось верить в то, что она сказала.
– Мы знакомы с малолетства, Деб… – пробормотал он в совершенной растерянности. – Неужели ты, правда, считаешь, что я в чем-то тебя бы не понял?..
Дебора прижала руку к груди, на ее лице отобразилось страдание.
– Прошу тебя, Герберт, давай оставим эту тему. Мне тяжело говорить… Наша дружба, независимо от моих отношений с Фрэнсисом, разумеется, продолжится, – попыталась было заверить его она.
Герберта наполнило ужасающее чувство безысходности, охватило настолько полное отчаяние, что какое-то время и дышать-то ему удавалось с трудом.
– Нашей дружбы – во всяком случае той, прежней, – больше нет, – насилу вернув себе способность говорить, произнес он.
– Прекрати, – сказала Дебора, но неуверенным голосом, лишь сильнее убеждая Герберта в его правоте.
Долго молчали. Герберт ничего не видел перед собой, не мог ни о чем думать. В голове стучало единственное: «поскорее бы уехать».
– У вас с Кейджем любовь? – услышал вдруг он собственный сдавленный голос.
– У него ко мне – да, – растягивая слова, тихо ответила Дебора.
Герберт вонзил в нее горящий взгляд.
– А у тебя к нему?
Дебора сначала долго о чем-то раздумывала, потом набрала в легкие воздуха и произнесла, глядя в сторону:
– Я пока не могу ответить на его чувства, но, надеюсь, что в один прекрасный день это произойдет. Фрэнсис удивительный человек.
Герберт как будто лишился власти над собой, словно впал в безумие. Из его груди вырвался странный полудикий смех, в глазах слегка потемнело.
– Да, он как раз то, что тебе нужно. Желаю вам огромного счастья. Не забудьте пригласить на свадьбу. Впрочем, не надо. – Грубости и колкости лезли из него против воли. Но ему было плевать, он сейчас чувствовал себя человеком, терять которому больше нечего. – Прийти я все равно не смогу.
– Почему? – негромко и как будто с испугом в голосе спросила Дебора.
Герберт опять засмеялся и, не ответив, вдруг задал ей тот самый вопрос, которым мучился с роковой ночи.
– Скажи: почему ты тогда решилась на это? – спросил он, глядя на нее в упор в припадке отчаяния.
Дебора даже немного подалась назад и ошеломленно расширила глаза.
– На что решилась? – спросила она, хоть Герберт и почувствовал, что ей все понятно.
– В ту ночь, когда я напился, помнишь? – не сводя с нее пламенного взгляда, произнес Герберт. – Мы занимались любовью… Почему ты пошла на это?
У Деборы сильнее побледнели, потом вдруг запылали щеки. Она долго молчала, как будто на время разучившись говорить, потом вымолвила, глядя в землю перед собой:
– Я думала, ты почти ничего не помнишь…
– Нет, помню! – в необъяснимом озлоблении воскликнул Герберт. – Скажешь, тебе просто стало меня очень жаль? – Он неожиданно придвинулся к ней и схватил ее за руку. Дебора вздрогнула, но руки не вырвала. – Я не поверю! – почти выкрикнул Герберт. – Ни за что не поверю, будто только из сострадания ты способна пойти с мужчиной на близость. Слишком хорошо я тебя знаю!
Дебора бросила на него быстрый, испуганный взгляд, но в следующую же секунду стала вдруг сдержанной и строгой и высвободила руку.
– Не понимаю, с какой стати ты устроил этот допрос, – проговорила она, слегка хмурясь.
– Все переменилось у нас с тобой именно с той ночи, Деб, – почти прошептал Герберт.
Дебора вдруг сильнее сдвинула брови и чуть ли не с гневом выпалила:
– Ошибаешься! То, что произошло между нами, ничего не значит, все дело в…
– Ничего не значит? – перебил ее Герберт, чувствуя, что в душе угасла последняя капля надежды. – Тогда нам больше не о чем разговаривать. Все действительно кончено.
– Что кончено? – растерянно пробормотала Дебора. – Ты считаешь, нам вообще надо порвать отношения? Но почему?
– Общаться перестала со мной ты, Деб, – сказал Герберт, ощущая внутри убийственную пустоту.
– Только на время, я ведь объяснила. Мы теперь взрослые люди, Герберт, и не можем дружить, как прежде, то есть общаться каждый вечер, проводить друг с другом практически все свободное время…
– Да, ты права, – отрешенно ответил Герберт. – Отныне мы не будем посвящать друг другу много времени, а может, вообще больше никогда не увидимся. – Он встал со скамьи и заходил туда-сюда по гравиевой дорожке. Закапал мелкий противный дождь, но ни Дебора, ни Герберт не обратили на него ни малейшего внимания.
– В каком смысле?.. – упавшим голосом произнесла она. – Как это «больше никогда»?
– Я уезжаю из Вашингтона, – сообщил Герберт, засовывая руки в карманы джинсов. – В Хьюстон, там наш филиал.
– Когда?
– Сегодня. Самолет ровно через два часа. – Он внезапно остановился и взглянул на подругу.
В ее потемневших глазах светился ужас.
– А как… Фиона? Вы уезжаете вместе? – спросила Дебора тем же слабым голосом.
При упоминании о Фионе Герберту сделалось тошно. Сколько ошибок он из-за нее наделал, как непростительно и чудовищно заблуждался! Впрочем, винить в этом следовало одного себя.
– Фиона, естественно, остается здесь. Точнее, я о ней в последнее время ничего не знаю.
Дебора покачала головой.
– Не понимаю… Я думала, у вас все получилось, отчасти поэтому не появлялась тут, даже задумала переехать. Чтобы, не дай бог, не вызвать ее ревности.
Герберт невесело рассмеялся.
– Ревность ты в ней, как ни удивительно, вызвала. На вечеринке, она сама мне в тот же день призналась. Я даже немного обрадовался: в конце концов, я мучил себя и тебя не из-за беспросветной тупицы.
– Беспросветной тупицы? – Дебора изогнула бровь. – Это ты Фиону так называешь?
Герберт усмехнулся.
– А тебе она показалась умной? Только честно?
– Н-нет. Но… Я считала, ты не видишь в ней этого недостатка, потому что ослеплен любовью.
– Я никогда ее не любил! – горячо воскликнул Герберт. – Но ослеплен действительно был. А потом вдруг словно прозрел и понял, что сойтись бы мог с единственной женщиной. Самой умной, прекрасной, а главное, как никто другой меня понимающей. С тобой, Деб.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга, не моргая. Потом Герберт, словно устыдившись своей откровенности, а скорее, поняв, что она теперь неуместна и может лишь сбить Дебору с толку, напустил на себя строгость и взглянул на часы.
– Вот, собственно, и все, о чем я хотел с тобой побеседовать. А теперь, извини, мне пора. Прощай и будь с Фрэнсисом счастлива. По-моему, вы друг другу прекрасно подходите.
С этими словами он круто повернулся и пошел прочь. Дождь усилился, а Дебора еще долго сидела на скамейке, будто пораженная молнией.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Замуж за давнего друга - Тиммон Джулия

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Замуж за давнего друга - Тиммон Джулия



Роман на уровне. Читать интересно
Замуж за давнего друга - Тиммон ДжулияLV-5492009@yandex.ru
8.11.2011, 21.04





роман так себе, на "тройку".
Замуж за давнего друга - Тиммон ДжулияСофья
8.11.2011, 22.47





прекрасный роман: не о избалованных лицемерных с*чек-стер у которых что не слово ,а ложь, а о честной. умной чуть наивной девушке.Любовь здесь поистине реальная,это не какая нибудь страсть мимолетная и не "любовь с первого взгляда" не тупо перепехон,которая потом типо в любовь перерастает между абсолютно непохожими людьми и превращается в брак долговеченый ну не смешно ли???
Замуж за давнего друга - Тиммон ДжулияАся
8.12.2012, 17.19





прекрасный роман: не о избалованных лицемерных с*чек-стер у которых что не слово ,а ложь, а о честной. умной чуть наивной девушке.Любовь здесь поистине реальная,это не какая нибудь страсть мимолетная и не "любовь с первого взгляда" не тупо перепехон,которая потом типо в любовь перерастает между абсолютно непохожими людьми и превращается в брак долговеченый ну не смешно ли???
Замуж за давнего друга - Тиммон ДжулияАся
8.12.2012, 17.19





Роман не интересный,еле дочитала. Главная героиня его любит с самого детства, но он в ней видит только своего парня, и ноет, ноет, ноет про другую. Фу, как такого вообще можно любить....И вот он решил воспользоваться ее добротой (точнее телом, чтобы забыть о другой).Любовная сцена описана плохо.Поставила 4 за саму идею романа.
Замуж за давнего друга - Тиммон ДжулияМаРия Справедливая
28.07.2013, 16.53





А мне очень понравилась эта книга,легкий и интересный сюжет))
Замуж за давнего друга - Тиммон ДжулияValja
1.09.2013, 17.12





Это просто праздник какой-то! Герои все время треплятся, переводчик тоже завал
Замуж за давнего друга - Тиммон Джулиякато
20.09.2013, 8.34





Хороший роман. Позволяет отвлечься от грустных мыслей.
Замуж за давнего друга - Тиммон ДжулияЕлена
27.03.2014, 11.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100