Читать онлайн Солнечный зайчик, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Солнечный зайчик - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.35 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Солнечный зайчик - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Солнечный зайчик - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Солнечный зайчик

Читать онлайн

Аннотация

Кимберли не верит, что способна влюбиться, но ради подруги и ее маленькой дочери – собственной крестницы, – чтобы помочь им деньгами, соглашается стать женой Грегори Колберта, отцу которого принадлежит крупное промышленное предприятие. Грегори высокомерен и никого вокруг не замечает, а предложение Ким сделал престранным образом. К ее удивлению, знакомясь с ним ближе, она обнаруживает в нем совершенно иного человека, по которому невозможно не сойти с ума, и, измученная угрызениями совести, признается, что в самом начале ей были нужны только деньги. Удастся ли ей доказать, что вспыхнувшее в душе чувство – не обман и не способ заполучить богатство? Может, для этого придется рискнуть собственной жизнью?

Загрузка...

Следующая страница

1

– Все, Ким, все! Я так больше не могу! – Джосс врывается ко мне в гостиную в облаке бодрящего пропахшего весной воздуха. На коротком плаще мельчайшие капли дождя, волосы мокрые, под бровями отпечатки туши. Опять забыла зонтик. Впрочем, похоже, ей сейчас вообще не до чего. – Что делать – не знаю! Ты и представить не можешь!
Закрывает лицо руками и прямо во влажном плаще тяжело опускается в мое любимое кресло – плюшевое, багровое, напоминающее по форме сердце исполина. Обожаю все необычное. Когда вокруг тебя сплошь причудливые вещи, не скучно жить.
Могу себе вообразить, что последует дальше. Джосс посидит молча и неподвижно, а потом разрыдается. Я знаю ее как облупленную, пожалуй лучше родной матери. В гостиной полумрак. За окном хмарь и морось, а я не включаю свет. Бывает, приятно посидеть и поразмыслить в полутьме, особенно в воскресенье, когда от вчерашнего веселья немного гудит голова и никуда не нужно спешить.
Плечи Джосс судорожно подпрыгивают, из груди вырывается стон. Я тяжко вздыхаю и неохотно поднимаюсь с дивана.
– Может, сварить кофе? – Пока у подруги подобие истерики, лучше ее не трогать. И переждать бурю в сторонке. Успокаивается она быстро, так что можно не ломать голову, надо ли вызывать «скорую», звонить ее родителям или даже Эрику – он как никто умеет привести ее в чувства. У Джосс и мать такая, и отец, и сестра. Вспыхивают, как спички, из-за любой мелочи – могут кричать, размахивать руками, лить слезы, но их огонь скоро гаснет.
Начинается самое страшное. Всхлипывания Джосс перерастают в душераздирающие рыдания. Она качает головой и вцепляется в волосы – с такой яростью, будто задумала вырвать их клочьями. Я иду готовить кофе, стараясь делать вид, будто не происходит ничего сверхъестественного. Скорее бы угомонилась!
Шлеп-шлеп-шлеп! Ко мне подбегает мой Пуш – горячо любимый мальчик, баловень-сынок, моя отрада и спасение. Становится в позу суслика и чуть приподнимает свои вислые уши: может, угостишь вкусненьким?
– Нельзя, мой зайка. Ветеринар ведь сказал: не перекармливай.
Плач стихает как раз в ту минуту, когда я достаю две чашки, чтобы наполнить их горячим кофе. Раздается глубокий прерывистый вздох. Я не тороплюсь – даю Джосс время прийти в себя.
– Ну, что у вас опять? – спрашиваю, наконец возвращаясь к ней и протягивая чашку.
Джосс заправляет за уши волосы, делает первый глоток и опускает чашку на пол. Я молча переставляю ее на сервировочный столик – он между креслом и диваном. На паркете от горячих чашек остаются белые круги, а я живу не в своей квартире – в съемной.
– Папаша мне устроил такое – это надо было видеть! – Покрасневшее лицо Джосс перекашивает от возмущения. – Заявил: я больше не намерен платить няньке, устраивай, мол, Долли в садик. И деньги на операцию ищи сама.
Я вновь забираюсь на диван и поджимаю под себя ноги. Пуш тоже запрыгивает и толкает меня в бок своим вечно двигающимся носом – требует внимания. Осторожно кладу его на колени брюшком вверх и начинаю чесать теплую меховую пяточку.
– По-моему, это он так, всего лишь припугнул тебя.
Джосс выпучивает обрамленные расплывшейся тушью глаза.
– Нет, теперь все серьезно! По их мнению, я лоботряска. Должна исправиться. Забыть о развлечениях, встречах с друзьями и шопинге, найти работу поприличнее и превратиться в молодую старуху! Папаша сказал: пока не перестанешь просиживать по два часа перед зеркалом, на мою помощь можешь больше не рассчитывать! Кричит, что я трачу весь свой заработок на тряпки и помады и нагло сижу вместе с дочерью на его чертовой шее! – Ее взгляд перемещается на млеющего от ласки Пуша. Она морщит нос. – Убери зайца с колен!
Джосс не любит животных, не понимает, как можно убивать столько времени на чистку клетки, мытье туалета и тратить немыслимые деньги на покупку специальных кормов, кроличьих игрушек, сена. Странно, что у нас с ней такая крепкая дружба. Джосс для меня, точно сестра. Мы и не ссорились-то по-крупному никогда в жизни, ну, если не считать пары раз, из-за пустяков.
– Не зайца, а кролика, – терпеливо поправляю я. – Сладкого Пушика. Никуда я его не уберу.
– Того и гляди, нагадит прямо на диван. – Джосс смотрит на Пуша с неприязнью. Не понимаю. По мне, так подобную прелесть нельзя не любить. Стоит лишь взглянуть на него – и поет душа.
– Он приучен к лотку.
Джосс с шумным вздохом откидывается на спинку кресла, как видно тотчас забывает про Пушика и страдальчески морщит лоб.
– Нет, Ким, на этот раз отец настроен решительно. Как никогда.
– Может, тебе правда поискать другую работу? – осторожно предлагаю я. – И… поменьше веселиться? В субботу отдыхай, но в остальные вечера ни к чему разъезжать по гостям и клубам. Бери пример с меня.
Джосс воинственно вцепляется в подлокотники.
– И ты туда же? По-твоему, мой папаша прав?
Качаю головой.
– Жалеть деньги на операцию единственной внучки – это, по-моему, слишком.
– Вот и я про то! – Джосс жалобно кривит губы, как будто вот-вот опять заплачет. – Неужели они не понимают: я езжу на проклятые вечеринки лишь потому, что хочу наконец найти свое счастье! Я молодая, во мне море энергии, и мне нужен мужчина, спутник. Если торчать лишь на работе и дома, время уйдет и останешься одна навсегда.
– А с Эриком что?
– С Эриком ничего! – вспыхивает Джосс. – Мы расстались! Окончательно.
– В пятнадцатый раз, – бормочу я.
– Этот раз последний, Ким! – восклицает Джосс, вскидывая руки. – Он не объявляется уже три месяца. Такого никогда не бывало.
Пытаюсь вспомнить, как долго они не общались после Дня благодарения. Гм, да, Рождество уже встречали вместе.
– Но с деньгами ведь может помочь?
Джосс качает головой.
– Не хочу ему ни звонить, ни напоминать об операции. Не люблю унижаться. – Она наклоняет голову почти к самым коленям, закрывает лицо руками и сидит так минуту-другую, громко сопя.
Пушику настолько приятно, что он лежит не двигаясь, точно умер от восторга. Вспоминаю, чего мне стоило завоевать его доверие, и горжусь собой.
– Послушай, но ведь ты сказала, что сама устроила последнюю сцену? Что наговорила Эрику разных гадостей, заявила, будто жалеешь, что в свое время предпочла его Альберту? Для мужчины услышать подобное от своей женщины хуже тумаков.
– Он достал меня, – объясняет Джосс, не поднимая головы и не убирая от лица рук. – Я сама не понимала, что такое несу. Это безумно тяжело, Ким, жить с человеком, который каждую минуту пытается тебя перевоспитывать. Не туда поставила шампунь в ванной, не выключила свет, когда вышла из комнаты – всего на пять минут! – Она наконец поднимает голову, но спину не выпрямляет и смотрит на меня глазами избитого и выброшенного в подворотню щенка.
Моя рука замирает на лапке Пуша. Может, в этот раз все действительно куда серьезнее?
– С Эриком мне душно и плохо – хоть волком вой! – с чувством прибавляет Джосс.
– Ладно-ладно, – утешительно бормочу я. – Про него больше ни слова.
Глядя на меня с признательностью, она наконец разгибает спину.
– Пей кофе, – говорю я. – Остынет ведь.
– Ага. – Джосс берет чашку обеими руками и делает два больших глотка.
Ее лицо становится заискивающе-робким, что настораживает меня. Не пришла ли на ум моей изобретательной подруге очередная безумная идея? – размышляю я, наблюдая за ней.
– Мне нужны деньги, Ким, очень немалая сумма, – с обреченным видом заявляет она. И тут же прибавляет, будто эта фраза в состоянии что-либо изменить: – В долг, конечно! Я все отдам, как только смогу!
Смотрю на нее в изумлении. Такое чувство, будто занять Джосс собралась у меня. Смех да и только! Я, естественно, работаю и зарабатываю достаточно, чтобы не клянчить деньги у братьев или у родителей. Но иной раз в ожидании очередной зарплаты, что называется, затягиваю пояс потуже. И на роль кредитора никак не гожусь.
– Сколько же тебе надо? – интересуюсь я.
Страдалица со вздохом откидывается на спинку кресла.
– Я пока не посчитала. Этой суммы должно хватить, во-первых, на операцию; во-вторых, чтобы заплатить за садик. А в-третьих, чтобы снять жилье и уехать наконец из папашиного дома. В-четвертых, чтобы уволиться с этой работы и найти новую.
Присвистываю.
– Да уж, потребуется немало. Может, без чего-нибудь пока обойдешься?
– Без операции? – Джосс смотрит на меня так, словно я предложила ей, чтобы освободиться от лишних проблем, собственноручно прикончить дочь.
– Почему сразу «без операции»? Допустим, без квартиры, – говорю я.
– А о том, что и Долли такая обстановка, как в доме у моих драгоценных родителей, вредна и неприятна, ты не подумала? – спрашивает Джосс, испепеляя меня взглядом.
Долли три годика. Я люблю ее не меньше, чем Пуша. Может, даже больше. Вернее, нет, не больше и не меньше, просто, наверное, иной любовью. У нее рыжие, как у Эрика, блестящие кукольные кудри, всегда улыбка до ушей и сотня вопросов обо всем на свете. Еще она потешно путает слова – говорит «критик» вместо «кретин», «враждебный» вместо «врожденный». Слово «врожденный» малышка постоянно слышит от взрослых – врачи установили, что она родилась с близорукостью. Для того и нужна операция – чтобы улучшить зрение. Я тоже за Долли в ответе – она моя крестница.
Вздыхаю. Можно было бы позвать их обеих ко мне, но у меня всего лишь гостиная и спальня. И Пушик, который всего боится, особенно маленькую Долли – не знает, чего от нее ожидать.
– Но ведь ты работаешь всего полдня, – говорю я, продолжая раздумывать, нельзя ли найти более легкий выход. – С утра трудись себе, а после ланча подыскивай новое место. Я, естественно, помогу – как только поступит новая интересная заявка, сразу позвоню.
Джосс жалостливо кривит губы, будто ее страшно оскорбили и в самый раз снова распустить нюни.
– Да как ты не понимаешь, Ким? У меня и так ни на что не хватает времени! Я возвращаюсь домой, укладываю Долли. Потом она просыпается и мы идем гулять. Смотришь – на дворе уже вечер.
Нельзя сказать, что Джосс скверная мать. После работы она правда несколько часов подряд не отходит от дочери, не отвлекается ни на что постороннее; бывает, даже не отвечает на телефонные звонки. А из зарплаты тратит на себя лишь половину или даже меньше, на остальные деньги покупает игрушки и одежду для Долли. Впрочем, питается и одна и другая действительно за счет отца и деда, а ведь мы с Джосс уже давно не девочки – нам по двадцать девять.
– Мне нужно взять в долг, Ким, – со странной настойчивостью, даже мольбой повторяет она, словно толстая пачка купюр упадет ей на голову, как только удастся заручиться моей поддержкой.
– У кого же ты станешь просить такие деньжищи? – спрашиваю я, теряясь в догадках и старательно делая вид, что не замечаю ее подозрительных намеков. – Не у папочки же! – Смеюсь.
Джосс фыркает.
– Это исключено. Он пошлет меня куда подальше вместе с Долли. Да и нет у него такой суммы. – Она на полминуты замолкает и гипнотизирует меня взглядом. Я опускаю глаза, прикидываясь, что хочу полюбоваться Пушем. Впрочем, он в самом деле бесконечно радует глаз, даже в минуты, когда совсем не до радости. – Послушай, Ким… – вкрадчиво произносит Джосс…
Я замираю. Не подвело меня чутье! Но чем я могу ей помочь?
– Знаешь, какая идея меня посетила? – сладким голосом, явно стремясь умаслить и вместе с тем осторожничая, произносит Джосс.
Мне делается страшно. Какие Джосс посещают идеи, вы и представить себе не можете. Однажды еще в школьную пору, когда парень, с которым она тогда встречалась, пригласил ее на вечеринку к приятелю – у того уехали родители, – Джосс уломала меня тайком ускользнуть из собственного дома, улечься в ее кровать и накрыться с головой одеялом. Дело было в том, что ее строгий отец около полуночи непременно проверял, дома ли его дочери. Заходил к каждой в комнату и, если они уже лежали в постели, спрашивал: «Спишь?». Следовало промычать в ответ «угу», и никто ни о чем не догадался бы. Меня родители никогда не контролировали, поэтому из дома получилось сбежать без труда, но как раз в ту минуту, когда в начале первого отец Джосс вошел в комнату, мне приспичило в туалет. Я не услышала, что открывается дверь, решила быстренько сбегать в уборную и откинула одеяло. Скандал был чудовищный! До сих пор не пойму, как я согласилась на подобную аферу. Хотя ничего особенно удивительного тут нет: у Джосс дар убеждать. Это небезопасно.
Поднимаю глаза и смотрю на нее, безмолвно предупреждая: играть с огнем я не желаю, имей в виду!
– А что, если тебе принять предложение того парня? – спрашивает Джосс таким тоном, будто рассуждает вслух, съесть на ланч бутерброд или мороженое. – Ну, Грегори Колберта?
У меня от возмущения перехватывает дыхание.
– Ты что, совсем с ума сошла? – Я спросила бы посуровее и погромче, но побоялась, что от испуга уйдет в пятки трусливое кроличье сердце.
Джосс поднимает руки и начинает размахивать ими, как дирижер перед симфоническим оркестром.
– Подожди-подожди! Я сейчас все объясню!
– Что тут объяснять? Еще предложила бы мне выйти на панель! – негодую я.
– Ну! Это же совсем разные вещи, – говорит Джосс, наклоняясь вперед настолько, что пряди ее подсохших волос касаются стола. – Послушай меня – и сама увидишь, что от этого все только выиграют, в том числе и ты!
Я настолько поражена ее наглостью, что готова схватить аферистку за грудки и выставить вон.
– Не желаю я тебя слушать!
– Главное, что тебе не придется ничего ему говорить – всего лишь наберешь номер, – оживленно начинает Джосс, будто я не запретила ей развивать эту мысль, а, наоборот, нашла план блестящим. – С Нейлом вы разошлись, так что ты свободна. Его, ты сама говоришь, не любила и не уверена, что вообще когда-либо влюбишься, так что терять тебе нечего!
Ее лицо расплывается в торжествующей улыбке, и это настолько не вяжется с глазами, вокруг которых черные расплывчатые круги, что я едва сдерживаю смех. Впрочем, смеяться в моем положении странно. В самый раз заплакать. Джосс точно спятила. Пуш, почувствовав мое настроение, спрыгивает на пол, а я складываю руки на груди в неосознанной попытке защититься.
– Выйдешь за Колберта, поживешь в богатстве и со всеми удобствами, а там, если совсем не понравится, разведешься. Ему заявишь, что он не подходит тебе по характеру. Вот и все!
– Ты хоть соображаешь, что говоришь?! – спрашиваю я, расходясь. – Да как у тебя поворачивается язык делать мне такие предложения?!
– Я не предлагаю, прошу… – с растерянно-виноватым видом, из-за которого сразу возникает желание сбавить тон, бормочет Джосс. – Ради дочери… – прибавляет она горестно и с упреком.
Я начинаю чувствовать себя так, словно совершила проступок или чего-то не учла. Тревожный сигнал! За ним неизменно последуют душевные муки и долгие беседы с совестью. Финал непредсказуем. Пытаюсь бороться с опасным ощущением.
– А если бы ты была на моем месте? Что, неужели без колебаний вышла бы за него? Только отвечай честно!
Взгляд Джосс останавливается на невидимой точке в воздухе – пытается представить, что она – это я.
– Гм… Может, не без колебаний. Сначала, конечно, взвесила бы все «за» и «против». А когда поняла бы, что «за» намного больше, отбросила бы любые сомнения. – Она поворачивается ко мне и с уверенностью кивает. – Да-да, отбросила бы.
Я усмехаюсь.
– Ты ненормальная, определенно!
– Станешь тут ненормальной, когда все кувырком! – восклицает Джосс. – Если о завтрашнем дне и думать страшно! Ладно бы еще, если бы не было ребенка…
Мне в голову приходит неплохая мысль.
– Послушай, а давай я поговорю с твоим отцом? Объясню, что тебе требуется какое-то время…
– Ни в коем случае! – Джосс вытягивает вперед руки. – После того что сегодня было! Лучше стать уличной попрошайкой, воровкой, чем вымаливать у него отсрочки и позволения!
Мне становится совсем не по себе. После несчетных стычек с отцом она нередко сама просила меня побеседовать с ним. Старик Саттон, хоть и порой бывает непреклонен, мне всегда доверяет. Если теперь Джосс даже и слышать не желает о моем вмешательстве, дело, видно, правда худо.
Она категорично качает головой.
– К тому же он предупредил: и не пытайся подсылать ко мне подружку! С меня, мол, довольно. Явится – тотчас выставлю ее за дверь.
Скажите, пожалуйста! Я ведь не о себе забочусь – для них же стараюсь. Чтобы жили по-человечески…
– А этот Колберт, если присмотреться, даже ничего, – произносит Джосс неожиданно сладким голосом.
– Ничего? – изумленно переспрашиваю я. – А не ты ли твердила, что с таким, как он, и здороваться бы не стала, будь он тебе хоть родным братом! Не ты ли называла его не иначе, как Гнусом, еще вчера вечером?
Пуш ускакивает в спальню и начинает чем-то греметь. Джосс растерянно потирает нос, придумывая, как бы выкрутиться.
– Да, правильно. Я называла его именно так, – медленно и миролюбиво говорит она.
– Потому что он высокомерный гордец, не замечает никого вокруг, нелюдим и со странностями! – одним духом произношу я.
Джосс с дурацкой улыбочкой кивает.
– Да-да, все это так. Но тебя-то он заметил! – ликующе поднимает она палец.
– Не представляю себе когда!
– Видимо, в эту таинственную минуту ты смотрела в другую сторону.
– Минуту? Разве можно за одну-единственную минуту разглядеть в человеке нечто такое, из-за чего возгоришься желанием связать с ним жизнь?
Джосс пожимает плечами.
– Может, у него особый талант.
– Не талант, а проблемы с головой! – выпаливаю я.
– Если он с небольшим сдвигом, тебе же лучше, – рассудительно говорит Джосс. – Не будет мучить совесть, когда заговоришь о разводе.
Я набираю полную грудь воздуха с намерением крикнуть, что у нее нет сердца, но тут возвращается Пуш, и ради него я молчу. Джосс расценивает это как первый шаг к отступлению и атакует с удвоенным пылом:
– Ну задумайся хорошенько: хоть попробовать, что такое замужество, тебе непременно нужно. Чтобы по крайней мере не жалеть потом об ушедших годах. Раз ты не можешь никого по-настоящему полюбить, значит, по идее не должна пользоваться чувствами влюбленных в тебя, дабы не разбивать никому сердце. А у Гнуса… то есть у Колберта никакого сердца в помине нет! И переживать-то будет не из-за чего! Может, он по той же самой причине сделал тебе нелепое предложение? Воспылать страстью к кому бы то ни было не в состоянии, но сознает, что это ненормально, да и папочка, наверное, требует: скорее женись! Вот он и выбрал первую попавшуюся женщину.
Быть пределом Колбертовых мечтаний, клянусь, никогда не желала, но думать про себя «первая попавшаяся» как-то тоже, знаете ли, не очень приятно.
– Может, тебе завидно, что не на тебя пал его выбор, а? – Я смотрю на Джосс в упор.
Она фыркает.
– Еще чего! А вообще-то… Ну, завидовать тут положим, нечему, однако не думаю, что это столь неинтересно… побывать в роли его жены.
– Это ты теперь так говоришь, потому что вбила себе в голову такую дурь! – Разговор начинает меня злить. И больше всего то, что не стихает проклятое чувство вины. А ведь я совершенно ни в чем не виновата. И не обязана совершать безумства по той только причине, что у моей лучшей подруги нет достойно оплачиваемой работы, понимания с мужем и лада с отцом!
Джосс с серьезным видом крутит головой.
– Вовсе нет. Мне правда немного интересно, как это было бы – стать миссис Колберт? Только представь: живешь как сыр в масле. Изысканные кушанья, развлечения, драгоценности… – Ее перепачканная растекшейся тушью физиономия озаряется мечтательной улыбкой.
Я в эту минуту настолько взвинчена, что так бы и щелкнула ее по носу.
– Кто тебе сказал, что он тотчас осыплет жену драгоценностями? И с чего ты взяла, что если я выйду за него, то сразу дам тебе в долг, сколько ни попросишь?
Улыбка сбегает с губ Джосс. Лицо вытягивается.
– Но ведь иначе не бывает. Ты где-нибудь слышала о женах миллионеров, вынужденных зарабатывать собственным трудом на кусок хлеба? Или там на платье от модного дизайнера, в которых эти дамочки свободно расхаживают? Как только вы официально поженитесь, все его богатства станут вашими общими! – Она встряхивает волосами. – А деньги я обязательно верну! Заработаю.
– Нет и еще раз нет! – отрезаю я.
– Ну подожди, – бормочет Джосс, заискивающе заглядывая мне в глаза. – Не торопись. Ну хочешь… – она суматошно смотрит по сторонам, придумывая, что бы такое сделать, чтобы я согласилась, – я подружусь с твоим Пушем? – Она вскакивает с пола и устремляется к Пушику, который остановился возле коробки из-под моих новых туфель и собрался попробовать ее на зуб. Услышав шум, бедняга срывается с места, вбегает в свою огромную сделанную на заказ клетку и прячется в домике. Джосс медленно поворачивается ко мне и разводит руками. – Удрал…
Мне становится ее немного жаль, и я злюсь, предчувствуя, что снова иду прямым путем в ловушку.
– Конечно, удрал. С ним надо осторожно – и не из-за выгоды, а исключительно по любви.
Джосс с понурым видом возвращается на место, но тут вдруг складывает руки перед грудью, сползает на пол и встает передо мной на колени.
– Ну, пожалуйста, Ким! Ну что тебе стоит?
– Что мне стоит? – Моему терпению настает предел. – Ты, очевидно, не подумала, что мне придется общаться с ним, жить, спать, в конце концов!
– Общения будет наверняка самая малость, – опуская руки и усаживаясь тут же, на полу, поудобнее, деловито говорит Джосс. – Он не из болтливых.
Я усмехаюсь.
– У меня порой складывается впечатление, что говорить этот ненормальный вообще не умеет!
– Умеет, – невозмутимо возражает Джосс. – Заказ ведь в баре делает не жестами. – Словно не замечая, что я отчаянно кручу головой, она спокойно продолжает: – Жить с ним не велика беда, сама подумай. У вас будет столько комнат, что можно сидеть себе где-нибудь в противоположном конце дома, не видеть его лишний раз и не слышать.
– Колберт живет в весьма скромной квартирке, – напоминаю я.
– Это потому что пока холостяк, – тут же объясняет Джосс. – И не желает лишний раз скандалить с кухарками и уборщицами из-за пыли на шкафу и непрожаренной осетрины или там севрюги – Бог их знает, чем эти богачи завтракают. А насчет того, что придется с ним спать… – Лицо Джосс становится таким серьезным, каким бывало на экзаменах, где, хоть знаниями она и не блистала, вечно притворялась заинтересованной в предмете. – Послушай, но ведь секс тебе в любом случае нужен. Так уж устроен наш организм…
– Не могу я так, понимаешь?! – кричу я, уже не заботясь о бедном Пушике. Впрочем, он спрятался и чувствует себя в безопасности. – Ложиться с человеком в постель из-за каких-то там проклятых богатств! Не нужны они мне, их сумасшедшие деньги!
– Они нужны Долли, – тихо произносит Джосс, изображая отчаяние.
Хотя, может, она и правда отчаивается. Ее, бывает, не поймешь.
– Я не проститутка, Джосс, – говорю я куда более спокойно. – К тому же, даже если бы мне пришелся по вкусу твой идиотский план и даже если бы я получила доступ к Колбертовым деньгам, я не смогла бы дать тебе в долг скоро. Так что давай забудем об этом.
– С операцией можно немного подождать. Со всем остальным – тоже. А проституткой тебя никто не называет, – с нотками обиды в голосе и не глядя на меня, говорит Джосс. – Это вовсе не проституция. Он сделал тебе предложение, ты поразмыслила над ним, поняла, что, если скажешь «да», поможешь крестнице, и согласилась. И ему будет приятно с тобой пожить, и ты развлечешься. Что же касается постели, ну поспи с ним первое время, а потом под каким-нибудь предлогом перейди в другую комнату. Скажи, допустим, болит голова, хочу побыть в полной тишине или что-нибудь в этом духе. На следующий день придумай что-нибудь еще. – Ее лицо проясняется, очевидно на ум приходит новая мысль. – Кстати, и для развода это будет полезно. Выждешь какое-то время и заявишь: мы не подходим друг другу в сексуальном плане. Виноватым окажется он. Это ему взбрело в голову сразу жениться, без свиданий и ухаживаний.
– Вот-вот! – подхватываю я. – Это его бредовое предложение пугает больше всего. Нейл хоть поначалу осыпал меня комплиментами, признавался в чувствах, совершенно без причины дарил цветы. Этот же не потрудился ни узнать меня как следует, ни сказать хотя бы, что я ему приглянулась. Солгал бы, в конце концов! Нет-нет! Об этом не может быть и речи. Давай поставим точку и больше не будем возвращаться к этому разговору.
Джосс смотрит на меня так, будто не верит, что я могу быть столь жестокой. Я мужественно выдерживаю ее взгляд, даже не моргаю. Она медленно поднимается с пола и прямо так, с кругами вокруг глаз, идет к двери.
– Ладно, пока, – бормочет она уже у самого порога, не оглядываясь.
– Но ты не вешай нос, Джосс! – кричу я ей вслед как могу бодро. – Мы обязательно что-нибудь придумаем!
За подругой тихо закрывается дверь, и груз моей вины утяжеляется вдвое.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Солнечный зайчик - Тиммон Джулия

Разделы:
1234567891011


Ваши комментарии
к роману Солнечный зайчик - Тиммон Джулия



Очень добрый рассказ. И вправду солнечный зайчик....
Солнечный зайчик - Тиммон ДжулияТаНюша
24.12.2011, 0.40





согласна
Солнечный зайчик - Тиммон ДжулияМапассан
29.12.2011, 0.13





Очень понравилось, не в восторге я от языка, которым пишет автор, но что то заставило меня расчувствоваться
Солнечный зайчик - Тиммон ДжулияЖАнна
8.01.2012, 22.22





Хороший любовный роман. Хотя немного раздражало поведение подруги Ким, да и то, что гл. героиня пошла на её поводу странно как-то. Зато описание Пушика, домашнего любимца главной героини замечательное)) После прочтения оставляет приятное впечатление. Всем кому хочется провести свободный вечер с хорошей, душевной книжкой, советую!
Солнечный зайчик - Тиммон ДжулияМаргаритка :)
11.07.2012, 22.59





Понравилось.10.
Солнечный зайчик - Тиммон ДжулияВалентина
7.11.2014, 3.29





Очень необычный роман. Читать было интересно. И очень похоже на жизнь нашу.
Солнечный зайчик - Тиммон Джулияанна
7.11.2014, 5.18





Очень добрый, тёплый, светлый рассказик! Приятно прочесть и отвлечься от всех этих "мачо"- бизнесменов и "греческих богов"-мульмиллионеров.
Солнечный зайчик - Тиммон Джулиясакура
5.05.2015, 15.09








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Загрузка...