Читать онлайн Рандеву с мечтой, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Рандеву с мечтой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

– Привет! Чего так долго не открывала?
– Ральф?! – Увидев на пороге так называемого друга детства, Аврора чуть не задохнулась от возмущения. Его бессовестности не было предела. – В чем дело?
– В чем дело? – повторил вопрос Ральф, без приглашения входя в дом. Его взгляд упал на остановившегося посреди прихожей Эдварда, и в глазах мелькнула злоба, ненависть и раздражение. – Ба, да ты не одна! – воскликнул он издевательски изумленно. – Я вам случайно не помешал?
– Помешал, – с трудом сдерживая гнев, ответила Аврора.
Ральф, будто не услышав ее слов или истолковав их смысл неверно, с видом человека, привыкшего чувствовать себя в этих стенах как дома, уселся на обтянутый бархатистой коричневой тканью пуфик и закинул ногу на ногу.
– Здорово, дружище! – И не думая протягивать руку, он взглянул на Эдварда вызывающе и с насмешкой.
Тот ответил лишь сдержанным кивком и скрестил руки на груди. На его лицо легла тень, в глазах померк всегдашний ласковый блеск.
– Не возражаешь, если я составлю вам компанию? Видишь ли, мы с Авророй привыкли бывать вместе по выходным, а привычка, она штука…
– Че-го?! – Аврора впилась в него горящим взглядом.
– Я, пожалуй, пойду, – сказал Эдвард, направляясь к двери. – И так, скажем прямо, загостился.
– Эдвард… – пробормотала Аврора, не зная, что говорить, как остановить его и нужно ли им это.
Эдвард оглянулся на пороге.
– Что? – спросил он чужим приглушенным голосом.
Аврору охватил головокружительный порыв схватить его за руку и выпалить, что если бы он пробыл у нее до полуночи, ей и этого показалось бы катастрофически мало. Эдвард смотрел на нее холодно и хмуро. Ее пылкость вмиг угасла.
– Н-нет… ничего… – пробормотала она, опуская глаза.
– Всего хорошего, – негромко и официальным тоном произнес Эдвард. – Спасибо за экскурсию.
Секунда – и за ним неслышно закрылась дверь. Будь на его месте другой, непременно хлопнул бы, подумала Аврора, глотая комок горечи. Когда на крыльце стихли его шаги, а несколько мгновений спустя заревел мотор машины и она уехала прочь, Аврора почувствовала себя беспомощной и совсем потерянной. Ей вдруг только теперь стало ясно, что Эдвард был спасительной соломинкой.
Ральф грубо отодвинул спасение в сторону, и надежда на возрождение растаяла, словно невесомая снежинка на подушечке теплого пальца. Аврора закрыла лицо руками.
– Кто тебя звал? – глухим от отчаяния голосом спросила она.
– Разве друзей детства надо обязательно звать? – прикинулся Ральф удивленным. – Ты что, расстроилась? Расстроилась, что ушел этот?
Аврора медленно опустила руки и гневно взглянула на него.
– Не смей говорить о нем в таком тоне, – спокойно, но с угрозой в голосе произнесла она.
– Ты его защищаешь? – Изображая недоумение, Ральф прижал к груди руку и наклонился вперед. – Лучше бы сказала спасибо, что я пришел, пока у вас не дошло до греха. Или… – он с подозрением прищурился, – может, он уже и тут успел?
Слова больно хлестнули по самолюбию Авроры, но она не лишилась способности здраво рассуждать и тут же смекнула, что Ральф умышленно наговаривает на Эдварда.
– Еще одно слово – и я выставлю тебя вон! Ральф вытянул вперед руки.
– Не спеши меня гнать. Я всего лишь пекусь о твоем благополучии. У этого типа… гм… – Он моргнул, заметив, как сдвинулись брови хозяйки. – Ладно-ладно, не злись, – пролепетал он куда менее дерзко. – Я скажу единственную вещь, чтобы ты имела это в виду, и тут же закончим о Флэндерсе. Женщин он меняет как перчатки. Иногда мне кажется: ему вообще все равно, с кем и где…
Аврора, сама от себя того не ожидая, приблизилась к нему на два шага, уперла руки в боки и, бледная от приступа отвратительных чувств, процедила:
– Немедленно уходи!
Ральф вдавился в пуфик.
– Я только…
– Или я вызову полицию! – более громко и решительно воскликнула Аврора. Она не узнавала саму себя.
– Полицию? – Ральф трусовато хихикнул. – Если меня заберут, мать хватит удар. Это тебя не волнует?
– Неужели ты вспомнил о матери? – Аврора презрительно скривила губы. – Удивительно! Не беспокойся, я не скажу ей ни слова.
– Ее поставит в известность полиция, – с ехидной улыбочкой заявил Ральф. – Как-никак она моя единственная ближайшая родственница.
Аврору, наверное, впервые в жизни вдруг обуяло желание плюнуть собеседнику в физиономию. Сдерживая немыслимый порыв, она сжала пальцы в кулаки. Ральф протянул руку, взялся за край ее рубашки и легонько его подергал.
– Аврора… – вкрадчиво проговорил он. – Я всего лишь хочу предостеречь тебя от беды. Понимаешь… – На его лице отразились мольба не гневаться, раболепство и желание довести начатое до конца. – Неужели ты не заметила, что вчера вечером, когда он, хоть и пошло строил глазки тебе, был с другой?
– Пошло строил глазки? – Аврора снова подбоченилась, не разжимая кулаков, и наклонила вперед голову. – Что за выражения?
– Иначе тут не выразишься, – с видом святой невинности разводя руками, сказал Ральф.
– Я никакой пошлости в нем не заметила, – отчеканила она.
– Ясное дело, – произнес Ральф. – Потому что тотчас попала в капкан его обаяния, как многие другие несчастные жертвы.
Последние слова он особенно выделил, и они впились в сердце Авроры безжалостными колючками. Дабы не вспылить и не позволить жгучей злобе взять над собой верх, она закрыла глаза, сосчитала до пяти, глубоко вздохнула и твердо сказала себе: он все врет. Чтобы добиться каких-то своих целей.
Выждав некоторое время, Ральф настороженно, но при этом с гипнотизирующей настойчивостью продолжил:
– Он безжалостно охмурил эту девицу у всех на глазах, а добившись своего, сразу остыл к ней. Неужели ты не заметила, как она к нему липла? И что он на нее почти не смотрел?
Аврора решила терпеть его болтовню молча, а если станет совсем невмоготу и правда позвонить в полицию. Или обратиться за помощью к Полу Брендону, великану-соседу, вышибале из новомодного бара в Южном Кенсингтоне.
– У меня же совсем другие правила, – пробормотал Ральф, понижая голос. – Я, уж если увлекусь женщиной, то это серьезно. Аврора… – Он прикоснулся к запястью Авроры, и она с отвращением отшатнулась.
– Чего тебе нужно? – строго спросила она.
– Понимания, тепла, ласки… – прошептал Ральф, глядя на нее потемневшими глазами.
– Чего тебе нужно конкретно от меня? – Аврора почувствовала, что под глазом у нее задрожал мускул. Казалось, каждое его слово насквозь пропитано ложью. Выносить его общество почти не оставалось сил.
– Я уже сказал. – Ральф бросил на нее влюбленный взгляд, и ее слегка затошнило.
– Ты в своем уме? – спросила она.
– По-моему, да. То есть… я уверен. Разумеется, в своем… Понимаешь…
– И думать забудь. Уходи! – как никогда жестко произнесла Аврора.
Испуганный Ральф поднялся с пуфика.
– Хорошо, уйду. Только ответь: мы увидимся вечером?
Аврора схватила с высокого столика телефонную трубку.
– Пошел вон!
– Да-да! – Ральф в два прыжка очутился у двери. – Я почти ушел. Но еще вернусь. Мы ведь, считай, родственники. И не случайно знакомы всю жизнь.
Как только Аврора нажала на первую кнопку, за Ральфом закрылась дверь.


Выйдя от Авроры, Эдвард и не подумал вернуться домой. А поехал кружить по городу, силясь понять, что происходит – с его чувствами, между ним и Авророй, между нею и Уэстборном.
Пока тот не появился, они будто жили иной жизнью. Разговоры вели об антикварных вещах и великих людях, но слова будто несли в себе помимо основного и второй, тайный смысл. Каждый жест, каждый взгляд был полон надежды и ожидания, каждая фраза, как будто ничего особенного не значащая, так и просилась перетечь в разговор о них двоих. Желание завести речь о сокровенном было столь сильным и вместе с тем столь хрупким, что казалось: очень важно дождаться нужной минуты, не то все испортишь и пути назад не будет.
Звонок в дверь разбил волшебную иллюзию.
Аврора огорчилась. Или всего лишь испугалась, что ухажер застукал ее с другим? А теперь клянется ему, что и не помышляла ни о чем предосудительном? Эдвард не знал ответа, поэтому страшно терзался, раздумывая, что теперь делать и во что верить. Если бы он понял, что у Авроры к нему нет и намека на нечто более серьезное, чем дружба, тогда нашел бы в себе силы больше не мечтать о ней. Но подобной уверенности в нем не было. Сердце советовало не сдаваться, и мысли мельтешили в голове вылетевшим из хлопушки разноцветным облаком конфетти.
Почему она с таким чувством говорила о равноправии? Кто покушался на ее свободу? Неужели Уэстборн? С каких пор они знакомы? Что привлекает настолько изысканную, одухотворенную и всесторонне развитую женщину в лживом приспособленце, необразованном продавце надгробий? Возможна ли между ними любовь?
Нет, что-то здесь не так, вновь и вновь говорил себе Эдвард. Даже если она и обманулась, прельстилась его смазливостью и джентльменскими замашками, непременно должна разочароваться в нем – не сегодня, так завтра. И ума ей для этого хватит, и проницательности. Так что нет смысла сдаваться. Только бы придумать предлог для следующей встречи… Ведь второй раз она меня не приглашала.
Предлог нашелся, когда, перекусив в кафе на Портобелло-роуд, Эдвард побрел прогуляться и наткнулся на театральную афишу. Вот так удача! – прозвучало в его голове, и пришло странное успокоение, будто кто-то свыше шепнул ему на ухо: она будет с тобой. Не печалься понапрасну.


Аврора полнедели ломала голову над тем, как объяснить Эдварду беспардонное появление в ее доме Ральфа и надо ли вообще связываться с Эдвардом. Разум твердил: это слишком опасно. Душа же была полна им одним, и противиться желанию вновь увидеть его становилось с каждым днем все несноснее. В среду она приняла окончательное решение: позвоню ему сегодня же вечером, а там будь что будет. В конце концов, ни на какие низости он даже не намекал, не давал и понять, что был бы не прочь познакомиться ближе, а гадким словам Ральфа я ни на миг не верю – бояться совершенно нечего. Мне приятно общаться с Эдвардом просто как с другом. Что тут особенного?
Она лукавила сама с собой, но, околдованная загадочностью их прошлой встречи, предпочитала не сознаваться в этом. И с трепетом ждала минуты, когда вернется домой и наберет заветный номер – он остался в ее сотовом после звонка Эдварда. Ральф с тех пор, когда она его выставила, больше не донимал ее неожиданными визитами, чему Аврора всей душой радовалась.
Эдвард опередил ее. Вернувшись с работы, она успела лишь принять душ и переодеться, как зазвонил телефон. Ее сердце, в точности как и в прошлый раз, зашлось в предвкушении чего-то необыкновенного. Рука слегка задрожала, чуть закружилась голова.
– Алло? – возможно более спокойно произнесла она, нажав на зеленую кнопку и не взглянув на номер.
– Здравствуй, Аврора, – послышался из трубки его мужественный голос.
– Эдвард, – невольно произнесла она.
– Узнала! – воскликнул он, радуясь словно ребенок. – Как твои дела? Чем закончилось… гм…
– Приключение с незваным гостем? – угадала его мысль Аврора.
– Э-э… да, – немного помедлив, сказал Эдвард.
– Бывает, я не могу Ральфа выносить, – произнесла Аврора, вспоминая, с каким нахальным видом тот уселся на ее пуфик и уставился на Эдварда. – Несмотря ни на что, – прибавила она.
Эдвард кашлянул и заговорил лишь мгновение-другое спустя. Странным голосом – с нотками то ли грусти, то ли недоумения.
– Знаешь, я подумал, что должен отблагодарить тебя за экскурсию и приятный день.
– Что ты! – воскликнула Аврора. – Не нужно никакой благодарности!
– Нет-нет, пожалуйста не отказывайся, – сказал Эдвард более настойчиво. – Ты еще не знаешь, куда я хочу тебя пригласить. Готов поспорить, моя идея придется тебе по вкусу.
Аврора догадалась, что он произнес последние слова с улыбкой. Представив его широкоскулое лицо, подумав о том, что они снова увидятся, она зажмурила глаза и резко открыла их, проверяя, не снится ли ей этот звонок и голос, звуки которого гнали из сердца давнюю печаль.
– Что за идея? – спросила она.
– Я приглашаю тебя на концерт фортепианной музыки в Альберт-холл. Будут исполнять Грига, Шуберта и… – Эдвард многозначительно замолчал.
– Шопена? – спросила Аврора, не сомневаясь, что ее догадка верная.
– Правильно! – подтвердил Эдвард, явно опять с улыбкой на губах. – Не откажешься составить мне компанию?
– Когда? – Аврора задала этот вопрос больше для приличия, чтобы не обнаружить своего ликования. Она уже знала, что ответит согласием, была готова отложить ради этого концерта любые дела и встречи.
– В субботу. В семь вечера, – ответил Эдвард.
– В субботу в семь? Но ведь по субботам у тебя собираются друзья? – Из-за нее он ломает привычки и изменяет правилам. Что это может значить? И чем им обоим грозит? Может, правда ничем особенным. Волнение, юношеская радость, желание ускорить ход времени и боязнь последствий – все смешалось в душе Авроры, но она чувствовала, что даже страх ее уже не остановит.
– Помнишь, я сказал, что должен несколько изменить свою жизнь? – загадочным тоном произнес Эдвард.
– Гм… да.
– По-твоему, я это просто, для красного словца? – Эдвард негромко рассмеялся и прибавил внезапно посерьезневшим тоном: – Впредь буду поступать так: месяц по выходным насыщаться духовной пищей, следующий месяц общаться с друзьями. Я так и не понял: ты согласна?
– Послушать Шопена в Альберт-холле? – Бок о бок с тобой, чуть не сорвалось с туб Авроры, но она вовремя прижала к ним ладонь.
– Ну да, – без глупых заигрываний сказал Эдвард. – Потом где-нибудь поужинаем. Если ты, конечно, не против и если… если вообще сможешь.
– Я не против, – с готовностью ответила Аврора.


В теперешние времена вовсе не обязательно облачаться в смокинг или вечернее платье и драгоценности, даже если идешь в один из престижнейших концертных залов английской столицы. Человек двадцать первого века должен даже в субботу переделать дюжину дел, ему непозволительно тратить полдня на замысловатую прическу или застегивание мельчайших пуговок, выстроившихся в ряд от шеи до талии. Невозможно даже вообразить современную женщину в юбке с каркасом из обручей или с набедренной подушкой в виде ватного кренделя, а мужчину – в штанах, обильно украшенных лентами. Неудобно это и замедляет темп жизни! Теперь в моде легкость, проворство, подвижность. В кармане нашего современника то и дело звонит мобильный телефон, его электронные ящики регулярно пополняются новыми письмами, и он не мыслит себя без быстроходного автомобиля, Интернета и компьютера.
– Да-да, я прекрасно понял, – говорил в трубку Эдвард, входя в вестибюль концертного зала и одновременно просматривая «Мир интерьера». Он приехал сюда прямо с деловой встречи, но перестраховщик-клиент решил повторить все, о чем они только что беседовали, по телефону, что выводило из себя. Увы, проявлять нетерпение было нельзя. Следовало вежливо заверить зануду в том, что нет причин волноваться. – Мы учтем все ваши пожелания, да-да, в мельчайших подробностях.
Клиент еще раз повторил, что диванчик напротив стола в его кабинете должен быть с двойной спинкой – одна половина прямоугольная, другая округлая – и лишь после этого наконец оставил Эдварда в покое. Тот с облегчением вздохнул, заложил пальцем средние страницы журнала и взглянул на часы. Без четверти. Он осмотрелся по сторонам. Народу было видимо-невидимо. Торжественная обстановка дарила ощущение праздника. Люди встречались, обменивались приветственными фразами или приходили целыми компаниями и шли искать свои места, а некоторые сидели на кушетках или стояли в сторонке в ожидании еще не явившихся друзей и возлюбленных.
– Эдвард! – вдруг послышался откуда-то сбоку звучно-уверенный и вместе с тем поразительно спокойный голос.
Он повернул голову и на миг забыл обо всем на свете. Спроси у него в это мгновение, как его зовут, он не вспомнил бы собственного имени, хоть только что слышал его.
Аврора в черном приталенном жакете с рукавами-фонариками и в узкой черной юбке, расширявшейся книзу, смотрелась на фоне богато украшенных стен так, будто других обстановок и не видывала в своей жизни. Вырез ее жакета был настолько глубокий, что взору представлялась чарующая ложбинка между округлыми грудями, но в то же время ни в этой ложбинке, ни в плотно обтянутой бархатной тканью узкой талии не было и намека на вульгарность. Держалась Аврора еще более царственно и вместе с тем очень естественно. Казалось, она полностью сознает, насколько красива, и не придает этому особого значения.
Эдвард смотрел на нее, как на ожившую античную статую или соскользнувшую с холста Гейнсборо великосветскую даму. Принарядившихся по торжественному случаю женщин он повидал на своем веку немало, но большинство из них, понимая, насколько преображают их одежда и украшения, либо глуповато улыбались, либо смотрели на каждого встречного с немым вопросом в глазах, – каково? – либо пускались нелепо кокетничать. Другие вовсе не умели подать себя и лучше бы не рядились в броские костюмы и платья. Аврора же с головы до пят что в спортивных шортах и майке, что в бархатном жакете выглядела совершенством, полубогиней, окутанной тайной.
Она заметила, что он потрясен, но не склонила набок голову с поднятыми наверх блестящими пружинками-завитками, не хлопнула ресницами и не залилась румянцем. Лишь сдержанно улыбнулась и грациозно протянула ему руку.
– Здравствуй.
– Здравствуй, – пробормотал Эдвард, вдруг устыдившись своего вполне добротного костюма и светло-серой рубашки в тонкую белую полоску. – Выглядишь божественно.
– Спасибо. – Аврора пожала его руку, и ее глаза, исполненные бархатно-карей магии, блеснули в сиянии светильников.
– А я… – Эдвард поднял руку к незастегнутому воротнику рубашки и смущенно пожал плечами. – Я как-то не подумал ни об обычном галстуке, ни тем более о бабочке…
Аврора тихо засмеялась.
– Ну что ты! Бабочка – это уж слишком. – Она повернула голову и кивнула на собравшихся. Большинство были в обычной одежде, кое-кто – даже в джинсах. – Ты и без галстука смотришься превосходно. – Она обвела его восхищенно-одобрительным взглядом.
Эдвард неуверенно провел по лацкану пиджака пальцами.
– Ты правда так думаешь?
Аврора снова засмеялась, чуть приподняв голову. Взгляд Эдварда приковали к себе ее блестящие ровные зубы. Белоснежные, как у американки.
– Конечно, правда, – дружески беря его за руку, произнесла она таким убедительным тоном, что его волнение тотчас пошло на убыль. – Скажу больше: мне приятно, что я пришла на концерт с таким кавалером, как ты.
– Серьезно? – Эдвард сознавал, что не стоит принимать этот полушутливый разговор за чистую монету, но страшно хотел знать, действительно ли Аврору не смущает его вид, и чуть было не признался, что сильно сомневается в ее словах, но тут вдруг обозлился на свою дурацкую нерешительность. Не пристало мужчине так сокрушаться по поводу внешнего вида, твердо сказал он себе. Станешь мямлить и тушеваться, только опротивишь – себе и ей! Он легонько сжал ее руку и расправил плечи. – Что ж, я рад. Мне тоже безумно приятно, что со мной такая дама. А если по правде, меня просто распирает от гордости. – Он с видом заговорщика огляделся по сторонам и наклонил к Авроре голову. – Готов поспорить, мне все кругом завидуют. По крайней мере, мужчины.
Аврора снова засмеялась, и Эдвард отметил, что смех делает ее ближе и роднее и в то же время невозможно красит. Она кивнула на портфель в его руке.
– Это, наверное, надо сдать в гардероб. Ты с работы?
Эдвард, напрочь позабывший о ноутбуке в портфеле и о журнале, который неизвестно когда взял под мышку, озадаченно сдвинул брови.
– Да, с работы. Пожалуй, ты права. Чего доброго, с портфелем не пустят в зал.
Они сдали портфель в гардероб и пошли вверх по лестнице в бельэтаж. Эдвард чувствовал себя принцем, сопровождаемым прекрасной принцессой. Его так и подмывало поддержать ее за локоток и, поспешив к двери, с полупоклоном раскрыть перед ней. Увы, воспитанный в обществе, где женщины, не желая ни в чем уступать мужчинам, еще в шестидесятые годы прошлого века вытребовали себе право не зависеть от подобных глупостей, он толком не знал, как правильно ухаживать за дамой. Аврору это как будто ничуть не смущало. Точнее, даже вполне устраивало. Она шла рядом величаво и уверенно и, хоть и оставалась внешне спокойной, чувствовала себя на седьмом небе в предвкушении желанного отдыха.
Зал был полон. Тут и там говорили о пианистах и о произведениях, которые те будут исполнять. Чей-то бас, ни дать ни взять иерихонская труба, прямо за спиной Эдварда произнес, что некий Сондерс мог бы потягаться в виртуозности с самим Горовицем.
– Сондерс… – с мечтательной улыбкой на губах прошептала Аврора. – Ой, я совсем забыла! – Она достала из сумочки две программки и одну протянула Эдварду.
– Откуда это? – удивился он.
– Купила, – сказала она.
– Когда ты успела?
Аврора взглянула на него с ласковым снисхождением.
– Перед твоим появлением.
– Ты приехала раньше? – Эдвард шевельнул бровью, вспоминая момент их встречи.
– Конечно, – ответила Аврора, забавляясь его растерянностью.
Эдвард потер переносицу.
– Почему же я не сразу тебя заметил?
– Потому что был слишком занят делами, когда вошел в вестибюль.
Эдвард вздохнул.
– Дела, дела… На сегодняшний вечер о работе забудем, словно ее вовсе нет.
– Согласна, – тотчас отозвалась Аврора. Эдвард раскрыл программку. Взгляд упал на отпечатанное жирным шрифтом под списком произведений Шопена и Грига в первом отделении: Марк Сондерс, фортепиано. Эдвард услышал это имя впервые от басистого соседа сзади. Позор!
Тут прозвенел третий звонок, погас свет и на сцену вышел тот самый Сондерс. Первые же звуки шопеновского ноктюрна превратили Аврору из загадочной женщины в одну сплошную загадку. Она медленно, будто не принадлежа себе, наклонилась к бортику, ограждавшему ряды бельэтажа, и, как показалось Эдварду, устремилась всей своей сутью к потоку поэтически-задушевных звуков. Он видел ее, поедал широко раскрытыми глазами и вместе с тем как будто не видел, а лишь ощущал мощь ее бесконечно огромной чувствительной души, ибо прежней Авроры больше не было – было сплетенное с ноктюрном и всеобщим восторгом видение…
Какое-то время спустя Аврора, не отрывая взгляда от сцены, бесшумно раскрыла сумочку и достала сотовый. Эдвард, вдруг подумав, что ей нехорошо, хотел было спросить, в чем дело, но не осмелился нарушить ее единение с музыкой. Только тут до него дошло, что она лишь выключила телефон, и он тотчас последовал ее примеру. Убрав трубку в сумочку, Аврора совершенно беззвучно извлекла бумажный платочек и, все так же завороженно глядя на сцену, прижала его к одной, потом другой щеке.
Плачет, догадался потрясенный Эдвард. Его сердце забилось так неистово, что в какое-то мгновение захватило дух. В памяти шевельнулись некогда яркие, но со временем поблекшие и утратившие былой смысл впечатления. Удивительная девушка полностью отдается звукам… забывает обо всем вокруг, даже о любимом, позволяет красоте великого музыкального произведения всецело завладеть собой. Ее лицо озарено таинственным светом сцены. В этом самозабвении, столь чуждом маслянистым переглядываниям и непристойным прижиманиям, и есть сокрушительная сила самого ценного в жизни…
Откуда это? – принялся напряженно раздумывать Эдвард. Из фильма? Чьего-то рассказа? Или книги? Да, из книги, определенно из книги… Какой? Он не мог вспомнить. Но чувства, некогда вызванные в нем этими строками, при виде Авроры оживали все настойчивее и решительнее. Вместе с ними разрасталось до невообразимых размеров восхищение ею: изящной линией шеи, королевской осанкой и искусно сдерживаемой бурей страсти…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия



Не ахти! 5 баллов
Рандеву с мечтой - Тиммон ДжулияКира_Т
7.10.2012, 17.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100