Читать онлайн Рандеву с мечтой, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Рандеву с мечтой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Проснувшись утром, хоть на сердце и лежал груз печали, Аврора тут же задумалась, как жить дальше. Ее не тошнило, голова не кружилась, но грудь продолжала побаливать, и заныл низ живота – ощущения были знакомые и все же, как ей казалось, несколько иные.
Она взяла мятый листок бумаги с тумбочки у кровати, развернула его и долго всматривалась в цифры и буквы, будто они были неким шифром. Да, надо уехать, отчетливо прозвучало в голове. Тем более что представляется столь редкая возможность. После того что случилось, исцелят лишь грандиозные перемены, новые знакомства и впечатления. Вернуться всегда успею. Ральф прав.
Не хотелось ни есть, ни пить, ни двигаться, но Аврора, твердо зная, что уныние и слезы верный путь к гибели, заставила себя принять душ, потом направилась на кухню, позавтракала кофе с сандвичами и уверенным жестом взяла телефонную трубку. Однако, вовремя вспомнив, что в Нью-Йорке еще ночь, вернула трубку на место.
А если я действительно беременна? – подумала она. Что тогда? Сердце сжалось от беспомощности и страха, и стало стыдно за свою нерешительность и трусость. Стыдно перед тем еще бесформенным существом, что, возможно, прислушивается к происходящему на неком непостижимом для нас уровне.
Если я беременна, тогда, как только подойдет срок, уйду в отпуск, твердо решила она. А пока можно работать и работать. В конце концов, я не патологоанатом и не коронер. Занимаюсь такими делами, которые придутся по вкусу любому младенцу.
Чтобы не сидеть дома и не впасть в хандру, она вышла прогуляться по парку и, если получится, порадоваться новому дню. Вернулась немного повеселевшая и снова взялась за телефон. Майкл Маккормик ответил сразу же, подробно объяснил, что будет входить в обязанности их нового сотрудника и сколько ему будут платить, внимательно выслушал рассказ Авроры о себе, попросил прислать ему резюме по электронной почте и заключил:
– Полагаю, вы именно тот человек, которого мы ищем. К тому же, по словам Пэрис и Ральфа, подходите к делу со всей серьезностью и целеустремленны – это плюс в любой профессии. Сможете послезавтра утром прийти ко мне на собеседование? Скажем, к десяти?
Послезавтра? У Авроры все замерло в груди. При таком раскладе вылететь в Нью-Йорк следовало завтра же, а она прикидывала, что пробудет в Лондоне до конца недели… на случай, если Эдвард как-то даст о себе знать…
Какая глупость! – воскликнула она про себя. Он с другой, ты видела это собственными глазами. С такими негодяями лучше рвать раз и навсегда. Даже хорошо, что уехать надо будет срочно…
– Да, смогу, – ровным голосом произнесла она.
– Замечательно, – сказал Маккормик. – Записывайте адрес.
Поговорить с родителями Аврора решила позднее, когда все определится. Обзвонила всех, с кем была связана по работе в Лондоне, сказала, что должна на некоторое время уехать, и отправилась по магазинам купить вещи, которые могли пригодиться в дороге и в первые дни в Нью-Йорке. За остальным, если бы все пошло по столь неожиданно возникшему плану, следовало приехать позднее, может на выходных. Ее не было дома несколько часов подряд – за суетой она почти забыла о своей душевной ране.
А ее мать тем временем, узнав от подруги невероятные новости, все пыталась связаться с дочерью и никак не получала ответа. Сотовый телефон Авроры звонил и звонил в тесной съемной квартирке Ральфа, а на домашнем всякий раз срабатывал автоответчик.


Сделав покупки, Аврора, вдруг решив еще до отъезда узнать наверняка, будет у нее ребенок или нет, отправилась в гинекологический центр. Результат теста подтвердился. Вернувшись домой, взволнованная сильнее прежнего, она ощутила острую потребность еще раз набрать номер Эдварда. Для чего? Чтобы поведать ему о своей беременности. Отец должен знать, что у него есть ребенок, при каких бы обстоятельствах малыш ни был зачат, мысленно твердила она себе, вспоминая многочисленные истории о несчастных мужчинах, получающих новость о существовании детей случайно, лет через двадцать – а то и больше – после появления тех на свет.
Она спокойно и без лишних эмоций скажет, что ждет ребенка, сообщит, что уезжает, и пообещает позднее прислать свой новый адрес. Предложение о встрече, если таковое последует, каким бы настойчивым оно ни было, твердо отклонит. И полетит в Америку с чувством выполненного долга.
Да, так будет правильнее всего, пришла она к выводу, раскрывая записную книжку, куда, к счастью, по давней привычке переписала из сотового номер Эдварда. Самолюбие протестовало, перед глазами то и дело возникала картина, увиденная в баре, но Аврора, будто заколдованная, гнала видения прочь и не желала признаваться себе в том, что больше всего прочего хочет еще раз услышать его голос. Несмотря на чудовищный обман, на неслыханную подлость… Ей было не стыдно и не очень-то больно идти на это унижение. Почему? Она не совсем понимала, но чувствовала, что причина есть. Что-то не совпадало, настораживало, озадачивало… Сбивали с толку некие несоответствия – на первый взгляд ничего не значащие. В конце концов, если ребенок ему будет не нужен, я больше никогда его не потревожу, как бы туго мне ни пришлось…
Она придвинула телефонный аппарат – купить новый сотовый в предотъездной суете совсем позабыла – и, не глядя, есть ли сообщения на автоответчике, медленно негнущимся пальцем набрала номер. Сердце от тревоги и страха похолодело и сжалось, превращаясь в льдинку. Раздавшийся длинный гудок показался настолько враждебным и громким, что трубка чуть не выпала из дрогнувшей руки.
– Лейтенант Мосс слушает, – послышался твердый, совсем не похожий на Эдвардов голос.
– А… – Пораженная Аврора облизнула сухие губы и крепче сжала трубку.
– Алло? – нетерпеливо произнес лейтенант.
– А Эдвард Флэндерс… Он…
– Слава богу, жив, – отчеканил Мосс. – Еще довольно слаб, все больше спит, – это после операции, – но идет на поправку. Мы только что связывались с больницей.
Аврора слышала и не слышала ужасающие слова и пока не могла сообразить, что происходит. Ее ноги сделались ватными, душу заморозил страх – посильнее того, в который повергала ее яростная ревность Мэтта. Хорошо, что рядом стоял стул. В противном случае она не опустилась бы на него, а рухнула бы прямо на пол.
– Будьте уверены, мерзавцы получат по заслугам, – продолжал Мосс таким тоном, будто полагал, что собеседница в курсе событий. – Задержаны все до одного. Сегодня арестовали и организаторов – трусовато-наглого типа и бесстыжую девицу. Насколько можно судить по полученным данным, разгорелся сыр-бор из-за некой прекрасной дамы. Рассказывать о подробностях мы пока не имеем права. У Эдварда есть подруга?
Аврора хотела что-то сказать – сама не зная что, – но лишь издала странный звук. Полустон – полувсхлип.
– Мисс? – настороженно позвал Мосс. – А кем вы, простите, ему приходитесь?
– Гм… никем, – прошептала Аврора, еле заставив язык двигаться и не узнавая собственного голоса.
– А я подумал… – несколько сконфуженно, но не утратив твердости проговорил Мосс. Видите ли, я какое-то время назад именно по этому телефону связался с отцом Эдварда – его номер есть в записной книжке. Хотел сообщить о том, что стряслось. Но старший Флэндерс часов с семи вчерашнего вечера был в больнице.
– Часов с семи? – хрипло, будто при ангине, переспросила Аврора.
– Да, – сказал Мосс. – То есть практически с самого начала. Наверное, ему позвонили соседи Эдварда. Поэтому я и решил, что вы тоже какая-то их родственница… и просто хотите узнать последние новости.
– Я не родственница, – прикладывая руку к виску, который вдруг пронзила стрела боли, почти неслышно проговорила Аврора. – Я… Послушайте, в какой он больнице? – вдруг опомнившись, быстро спросила она.
Не зря, не зря ей казалось, что многое в происходящем последнее время вызывает некие сомнения. Эти странные перемены в Ральфе, его заботливость. Да разве мог Ральф Уэстборн, если это не было выгодно для него самого, печься о чьей бы то ни было усталости, о необходимости перемен в чужой жизни?! А этот его таинственный звонок «приятелю»? А дурацкая кепка на вчерашнем дружке Камиллы? Эдвард такую в жизни не надел бы. Да и не позволил бы себе столь непристойно вести себя со спутницей, ведь сколь бы ни был компанейским и простым в общении, обладал редким внутренним благородством. Потом это странное исчезновение Ральфа накануне вечером… И то, что пропал телефон, который Аврора не доставала из кармана, а смятый листок – который до последнего держала в руке – остался при ней…
Все становилось на свои места. Аврора вихрем носилась по дому – выключала воду в ванной, чайник на плите и телевизор в гостиной, который включила просто так, чтобы не сойти с ума от тяжелых мыслей.
Если бы телефон зазвонил считанными мгновениями позже, ее уже не было бы дома.
– Алло? – выдохнула она, схватив трубку.
– Аврора? – послышался испуганный голос матери. – Почему ты так долго не отвечала?
– Меня не было дома, мам.
– А мобильный?
– Мобильного нет, – торопливо проговорила Аврора. – Его, скорее всего, украл Ральф.
– Ральф? Когда? – повышая от волнения голос, спросила мать.
– Вчера. Послушай, мне надо срочно бежать! – выпалила Аврора.
– Задержись хоть на минутку, – взмолилась мать. – Скажи, что жива и здорова. Я тут места себе не нахожу.
– Конечно, я жива, раз разговариваю с тобой, – протараторила Аврора. – А в чем дело?
– Мы с папой у Пэрис. С ней чуть ли не истерика. Ральфа арестовали. Ты имеешь к этому делу какое-то отношение?
– И да и нет, – произнесла Аврора. – Ральф подонок, мама. Чуть не отправил меня в Нью-Йорк.
– В художественный центр? – спросила мать звенящим от напряжения голосом. – Да, Пэрис что-то говорила… Это что, шутка?
– К сожалению, нет! – с горечью воскликнула Аврора. – Я тоже хороша! С такой легкостью попалась на их удочку! – До нее только теперь стало доходить, участницей какой чудовищной игры она поневоле оказалась. – Мне правда надо бежать, мам. Я потом все объясню – толком еще сама ни в чем не разобралась. Пэрис поддержите, а за меня не волнуйтесь.
– Будь осторожна, дочка! – прокричала мать.
Когда Аврора выскочила из дому, села за руль и поехала в больницу, слова лейтенанта Мосса повторно зазвучали в голове, будто их записали на пленку и теперь воспроизводили, чтобы она поняла до конца, что же все-таки приключилось. «Слава богу, жив. Еще довольно слаб, все больше спит – это после операции, – но идет на поправку… Задержаны все до одного. Сегодня арестовали и организаторов – трусовато-наглого типа и бесстыжую девицу. Насколько мы можем судить, разгорелся сыр-бор из-за прекрасной дамы»…
Жив… Получается, он был на волосок от смерти… К сердцу Авроры подступил парализующий страх. Что они с ним сделали? Из-за чего?.. Сколько их было? И кто они? А она, эта дама? Неужели…
Неясная догадка сжала сердце в тиски стыда и отчаяния. Не набери она в последний раз номер Эдварда, уехала бы, так ни о чем и не узнав, жалела бы себя и мысли бы не допустила о том, что Эдвард в этой жуткой истории пострадал куда больше, что чуть не простился с жизнью.
Самовлюбленная слепая тупица! – ругала она себя, молясь, чтобы Эдвард скорее поднялся на ноги и простил ее. Во все разгоравшемся волнении, успокоить которое была не в состоянии даже железная воля, не особенно думая о правилах, она попыталась обогнать двигавшийся перед ней грузовик – темневшая впереди громадина будто желала преградить путь к любимому – и выехала на встречную полосу. Мчавший в противоположную сторону фургон едва не зацепил ее машину боком.
Осознав, что ее рассеянность чуть не довела до катастрофы, Аврора в первую очередь вспомнила о ребенке и тотчас будто отрезвела. Убить по собственной неосторожности, каковы бы ни были ее причины, чудо из чудес, подаренное Богом! Нет! Она стиснула зубы и заставила себя вернуться в свое обычное спокойно-рассудительное состояние.


Перед палатой Эдварда прохаживались и о чем-то тихо беседовали две женщины. Аврора, не заметив их, остановилась перед наполовину стеклянной стеной и взглянула на перебинтованного спящего больного.
Где-то совсем рядом с ней стихли легкие шаги, и кто-то чуть слышно ахнул. Аврора медленно повернула голову и увидела двух дам. Одна, более высокая, с утомленным и заплаканным, но добрым и благородным лицом и очень похожими на Эдвардовы ласковыми глазами смотрела то на нее, то на спутницу. А та, низенькая, с одухотворенным взглядом, застыла, прижав к губам руку, будто увидела перед собой призрака.
– Вы… Простите, вы не из России?
Аврора, совсем сбитая с толку странным вопросом, пожала плечами.
– Нет.
– И никогда там не бывали? – с недоверием спросила незнакомка.
Аврора покачала головой.
– Может, у вас предки русские? Или… – не унималась низенькая.
– Нет-нет, – ответила Аврора, уже подумывая, не с сумасшедшей ли столкнулась. – Очевидно, вы меня с кем-то путаете, – вежливо сказала она, отворачиваясь к стеклянной стене.
– Вы к Эдварду? – спросила вторая дама.
Аврора снова повернула голову, с удивлением отмечая, что то ли в интонации, то ли в манере говорить этой женщины звучит нечто знакомое и любимое. И вдруг задалась вопросом: что эти женщины делают у палаты Эдварда?
– А зовут вас случайно не Аврора? – с учтивой доброжелательностью спросила высокая.
Аврора медленно кивнула.
– Аврора Харрисон.
– Я так и подумала! Эдвард все повторял и повторял ваше имя, даже когда проснулся в самый первый раз! – воскликнула незнакомка, протягивая руку. – А я Виктория Флэндерс, его мама.
Аврора обменялась с ней рукопожатиями, смущаясь, но стараясь не подавать вида. Знает ли Виктория, что за чувства именно к ней, Авроре, Эдвард чуть не поплатился жизнью? И если знает, не пылает ли к виновнице ненавистью?
В голубых глазах Виктории светились лишь материнская любовь, страдание и облегчение.
Аврора незаметно вздохнула. Впрочем, я же не в ответе за гада Ральфа и тем более за влюбленную в Эдварда «бесстыжую девицу», подумала она. По-видимому, Виктория это понимает.
Низенькая как будто вдруг ожила, оправившись от потрясения. И сделала выразительный жест рукой.
– А я подумала, вы… Впрочем, нет, не берите в голову. – Она негромко, чтобы не нарушать покой Эдварда, засмеялась. – Чудеса, да и только! Ой, я же не представилась! Маргарет Смитсон, тетя Эдварда.
– Очень приятно, – пробормотала Аврора, пожимая руку Маргарет. – То, что случилось… – Она запнулась, не зная, что говорить, и нужны ли слова.
Виктория легонько похлопала ее по плечу.
– Врач говорит, будь он слабее, возможно не обошлось бы без осложнений. Но Эдвард у нас упрямый и сильный – выкарабкивается быстрее, чем можно было ожидать.
Таким же будет наш малыш, подумала Аврора, и ей вдруг показалось, она отчетливо чувствует движение внутри, хоть такого и не могло быть – слишком мал был срок.
– Я узнала об этом случайно, от полицейского… – пробормотала она, снова стыдясь своего решения сбежать из Лондона и глупой доверчивости. – Расскажите, пожалуйста, все, что знаете вы. Если можно, поподробнее.
Все трое, будто по невидимому сигналу, повернули головы и устремили любящие взгляды на сына, племянника, жениха. Виктория и Маргарет вполголоса поведали, что успели узнать из сбивчивого рассказа старика Марбла, от врачей и следователей. Аврора неотрывно смотрела на возлюбленного и, странное дело, сознавала, что трагедия вдвое укрепила ее чувство и что отныне дорога ей открыта одна – одна на двоих с Эдвардом.


Эдвард проснулся и, еще не раскрыв глаза, понял, что ему легче. Голова была по-прежнему тяжелая, но мысли не разлетались в разные стороны и не смешивались с обрывками воспоминаний, переживаний и грез и притупилась боль. Пришло живительное ощущение того, что впереди ждет долгая кипучая жизнь.
Изменилось и что-то еще. Эдвард пока не мог понять, что именно. Ему казалось, в палату вошло солнце, вознамерившись лично позаботиться о выздоровлении пострадавшего. Дышать стало свободнее и приятнее и почему-то хотелось улыбаться. Уголки губ чуть приподнялись.
Эдвард прислушался. Откуда-то из коридора доносились едва различимые голоса, шаги, приглушенный стук. В палате царило безмолвие, но его разбавляли некие звуки, которые скорее чувствовались, чем улавливались слухом. Чье-то ровное легкое дыхание…
У Эдварда замерло сердце. А вдруг я раскрою глаза, но не увижу ее? – подумал он. Вдруг окажется, что это лишь впечатление явственного сна, плод разыгравшегося воображения?
– Эдвард? – раздался осторожный ласкающий ухо шепот. – Ты слышишь меня?
Эдвард так поспешно распахнул глаза, что от этого резкого движения по голове будто вновь стукнули чем-то увесистым. Перед ним сидела Аврора, необычно бледная, но, как всегда, окутанная дымкой таинственности. Ее губы тронула улыбка.
– Эдвард… – повторила она.
В него будто влили целительный отвар – нестерпимо захотелось тотчас вскочить с опостылевшей койки, подхватить Аврору на руки и унести из этих чужих, пропитанных людским страданием стен. Он приподнял голову, но снова почувствовал боль.
– Прошу тебя, осторожнее, – с мольбой проговорила она, протягивая вперед руку.
Эдвард взял ее здоровой рукой, поднес к губам и поцеловал. Тонкий запах ромашки и сладкой малины, коим была пропитана кожа Авроры, взволновал кровь.
– Проклятье! – пробормотал Эдвард, не без радости обнаруживая, что может говорить почти как всегда. – Безумно неловко, стыдно даже – лежать развалиной в присутствии настолько прекрасной женщины.
– Что ты такое говоришь, – тихо произнесла Аврора, вставая и отходя к окну.
Эдвард успел заметить, как дрогнули ее губы и как в глазах блеснули слезы. Какое-то время она стояла молча, спиной к нему, а он, понимая, что ей не хочется плакать перед ним и нужно успокоиться, с восхищением смотрел на изгибы ее точеной фигуры и не верил, что полузабытье в прошлом, а в настоящем снова это чудо – божественная Аврора.
Она повернулась пару минут спустя – величаво и без суетности, – медленно прошла к стулу у кровати и снова села. Слез в ее глазах больше не было.
Какое самообладание! – восторженно отметил Эдвард. Достоин ли я такого счастья?
– Это мне неловко, – сказала Аврора. – Сидеть, ходить, когда ты прикован к больничной кровати… по сути, из-за меня. По милости того, с кем я знакома с пеленок…
– И по милости той, которую я привечал в своем доме, даже в некотором смысле находил симпатичной, – прибавил Эдвард.
Аврора вопросительно приподняла брови.
– Ты все знаешь?
Эдвард улыбнулся.
– Заставил маму все мне рассказать. Странно, что ее слова удержались в памяти. Впрочем, план эти умники изобрели весьма примитивный. Такое запомнить немудрено, даже если еще не вполне очнулся от наркоза. – Он чувствовал, что быстро устает, если произносит несколько предложений подряд, но свет глаз Авроры, несмотря на кажущееся спокойствие, как никогда печальных и вместе с тем как никогда счастливых, настолько согревал душу, что усталость казалась сущим пустяком.
– Ты похож на нее, – задумчиво проговорила она.
– На кого? – не понял Эдвард.
– На маму.
– Вы виделись?
– Даже познакомились.
Эдвард попытался вообразить, как повстречались две самые дорогие в его жизни женщины, и пожалел, что не он их представил друг другу.
– Наверняка ты ей понравилась. Аврора чуть заметно подняла и опустила плечи.
– Почему ты так решил?
– Я прекрасно знаю свою мать. А где она?
– В коридоре. Вместе с Маргарет, – ответила Аврора. – Позволили мне побыть с тобой наедине, даже отошли подальше. Какая тактичность…
Эдвард довольно улыбнулся.
– Понравилась – это определенно. Кстати, они снова сошлись с отцом.
– Правда? – неподдельно обрадовалась Аврора. – Я это предчувствовала. Странно – я же их не знала, с твоим отцом не знакома до сих пор.
– Ничего тут странного, – с поразительной для себя самого серьезностью произнес Эдвард.
Она внимательно взглянула на него своими колдовскими глазами. Эдвард снова взял ее за руку.
– Потому нас и свела судьба, Аврора: мы чувствуем друг друга, знаем друг о друге гораздо больше, чем можно предположить.
Он на миг испугался, подумав, что его столь искренние слова прозвучали слишком напыщенно, но Аврора не убрала руку и ни малейшим движением не выразила протеста. Напротив: посмотрела на него с теплом и даже благодарностью. Но тут вдруг напряглась и опустила глаза.
– Тебе меня лучше бы вовсе не знать. Тогда ничего не случилось бы.
– Верно, не случилось бы! – воскликнул Эдвард, не обращая внимания на разбитость и вновь сгустившийся туман в голове. – Я до сих пор бы не знал, кто на самом деле такой, не ведал бы, какая она, настоящая жизнь…
Аврора в неожиданном приступе нежности наклонилась и прикоснулась губами к его пересохшим губам. Других наград ему и не требовалось.
– А то, что случилось, – прошептал он, улыбаясь уголком рта и страстно желая прогнать ее тревоги, – послужит мне уроком. – Впредь не буду набирать на ходу твой номер. Звонить тебе надо, что называется, с чувством, с толком. В полной уверенности, что никто не помешает.
– Ты набирал мой номер? – Аврора виновато поджала губы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия



Не ахти! 5 баллов
Рандеву с мечтой - Тиммон ДжулияКира_Т
7.10.2012, 17.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100