Читать онлайн Рандеву с мечтой, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.43 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Рандеву с мечтой

Читать онлайн

Аннотация

Аврора и Эдвард встретились неожиданно, и помимо их воли между ними возникло чувство, неотвратимое как сама жизнь. Казалось, их спаяли невидимые узы и такой близости не будет конца. Но труден путь к счастью, и, чтобы обрести его, молодым людям пришлось преодолеть препятствия, сотканные из людской зависти и корысти, застарелых обид и предрассудков. И в этом им помогла любовь, раз и навсегда поселившаяся в их сердцах.


Следующая страница

1

– Достала уже – женись да женись! – заунывно и угрюмо плакался Ники Бриджуотер, длинноволосый нытик, единственный сынок мамаши-предпринимательницы. – Никак не может понять: человек я такой! Люблю одиночество и не собираюсь искать жену.
Эдвард, всегда столь внимательный к неприятностям товарищей, почти не слышал жалоб Ники. Черный завиток на фоне аристократически светлой кожи, спокойно-загадочный взгляд, горделиво, но без намека на спесь приподнятый подбородок… Переполненная людьми гостиная вдруг сократилась для хозяина до размеров антикварного диванчика «тет-а-тет», на который минуту назад сели фантастичная незнакомка и Ральф Уэстборн.
– Да ведь я пробовал, не раз пробовал дружить с женщинами, – монотонно жаловался Ники. – Ничего хорошего из этого не выходит. Они очень скоро мне надоедают, все идет вкривь и вкось…
Уэстборн! Эдвард недолюбливал его с того дня, когда увидел в своем доме впервые. На первый взгляд веселый и открытый, красавец Уэстборн относился к разряду людей, которые очень разборчивы в знакомствах и не ступят лишнего шага, если это не сулит им выгоды. Не преуспей Эдвард в избранном деле, не будь среди его друзей банкира Рубена Харви, скандально-популярной журналистки Шэрон Кларк и владельца рекламного агентства Нельсона Стюарта, Уэстборн наверняка не показывался бы в этой компании. Приглашать Эдвард никогда его не приглашал, но, зная, что двери небольшого кирпичного дома на тихой улочке в районе Бейсуотер открыты для всех, сюда многие приезжали без предварительной договоренности, а Эдвард придерживался правила: если люди пришли, будь с ними дружелюбен и приветлив. По крайней мере, терпелив.
– Мать же не интересует, что нужно или не нужно мне. – Ники заправил за уши пряди редких темно-русых волос. – Озабочена единственным: кто продолжит семейное дело, когда она станет немощной или вообще помрет. По ее мнению, один я ни за что не справлюсь. И непременно должен найти себе жену…
Уэстборн что-то сказал спутнице, поднял руки, нарисовал в воздухе фигуру, похожую на древнегреческий кратер, и засмеялся. Брюнетка ответила кивком и сдержанно-спокойной улыбкой. Уэстборн жестом указал на стойку, видимо предлагая даме чего-нибудь выпить, но та покачала головой. Он всегда отличался хорошими манерами и умел держаться с женщинами по-джентльменски, но сегодня, как казалось, усердствовал больше, чем когда-либо прежде.
– Самое ужасное в том, – зудил Ники, не замечая, что Эдварду не до него, – что я сам-то не горю желанием вникать в секреты ее сделок, тем более посвящать в них постороннюю женщину…
Эдварду вспомнилось, как не более чем месяц назад подвыпивший Уэстборн, сидя на этом самом месте, рассказывал всем, кто был не прочь послушать, о свидании с некой пышнотелой восемнадцатилетней шатенкой. Хоть и выражения он подбирал весьма осторожные, говорил о подруге насмешливо, даже издевательски и упоенно описывал столь интимные подробности их встречи, что становилось и противно, и стыдно, и неудобно.
Почувствовав жалость к малолетней дурочке, доверившейся негодяю, может потерявшей из-за Него голову, Эдвард в тот вечер резко пресек болтовню Уэстборна. Теперь же, хоть и мысль о том, что над сегодняшней женщиной подлец тоже может посмеяться, придраться было как будто не к чему.
– Короче, положение мое прескверное, – заключил Ники, корча страдальческую гримасу.
Эдвард приятельски шлепнул его по плечу и только было поднялся, чтобы приблизиться к Уэстборну и познакомиться с брюнеткой, как хлопнула парадная дверь и из прихожей раздался звучный голос Шэрон:
– А хозяин где? Эд? Читал мою последнюю статью? Про строительную аферу в Клеркенуэлле?
Эдвард повернул к выходу и пошел поприветствовать гостью. Они встретились на пороге комнаты и дружески обнялись.
– Так читал или нет? – весело, но с журналистской напористостью повторила вопрос Шэрон, грубовато-броская красавица с неизменной ярко-красной помадой на губах.
– Про строительную аферу? Нет, Шэр, не читал. Времени не было.
Шэрон достала из кармана короткого кожаного пиджака сложенную вчетверо газету, потрясла ею в воздухе и протянула Эдварду.
– Обязательно найди время. Мне очень важно знать твое мнение. Как всегда!
Она стала шумно здороваться и обниматься с присутствующими, а Эдвард, почувствовав на себе чей-то пристальный взгляд и на миг представив, что на него смотрит приятельница Уэстборна, повернул голову. Увы, брюнетка, по-прежнему невозмутимо спокойная, слушала спутника, а тот, необыкновенно оживленный, опять рисовал в воздухе кратеры и амфоры.
Смотрела на Эдварда, разумеется, Камилла Боулз. Рыженькая, бойкая, ясноглазая, она не считала нужным скрывать свои чувства. А Эдвард до сегодняшнего вечера все раздумывал, нужно ли им сближаться. Теперь же, когда в присутствии черноволосой незнакомки в его глазах померкла красота всех прочих женщин, он вдруг осознал, что никогда не сможет стать для Камиллы чем-то большим, чем просто друг, не сумеет рассмотреть в ней то уникальное, за что другой мужчина боготворил бы ее. Камилла, ничуть не смутившись от того, что он поймал ее влюбленный взгляд, улыбнулась. Эдвард подмигнул ей и снова посмотрел на старинный диванчик.
Когда несколько лет назад он увидел эту вещь на грандиозной ярмарке антиквариата в «Элли Пэлли», то прельстился главным образом компактностью: сидеть на диване можно было только вдвоем, причем довольно близко друг к другу. Теперь же, глядя на Уэстборна и его соседку, Эдвард жалел, что не выбрал что-нибудь пошире. Заметив, что хозяин смотрит в их сторону, Уэстборн просиял довольной улыбкой, какими не баловал презренных лузеров и людей скромного достатка. Эдвард приблизился к парочке.
– Здорово, дружище! – Уэстборн привстал и с наигранной теплотой пожал Эдварду руку. – У тебя как обычно: весело, людно, интересно.
– Сегодня, насколько я успел заметить, тебя не интересует никто и ничто, кроме обворожительной спутницы, – медленно произнес Эдвард, ловя себя на том, что он не то завидует Уэстборну, не то ревнует к нему незнакомку. И первое и второе было нелепо.
Уэстборн самодовольно улыбнулся.
– Это ты верно подметил, дружище.
Дружище! Я всего лишь терплю тебя в своем доме, подумал Эдвард. Друзьями мы никогда не были и не будем.
– Знакомьтесь, – нагло глядя на него своими прекрасными глазами, произнес Уэстборн. – Аврора Харрисон. Эдвард Флэндерс.
Аврора Харрисон перевела взгляд на хозяина дома, и тому в окружении давно знакомых людей и родных стен вдруг сделалось до того неловко, что он растерянно моргнул. Аврора. Да, прозвучало в голове. Она и правда богиня, богиня утренней зари. Всего самого возвышенного, неподдельного, бесконечно удивительного… Ему показалось, что если бы он попытался угадать ее имя, то наверняка не ошибся бы.
– Аврора, – сами собой произнесли губы. Уэстборн резковато хихикнул.
– Эй, дружище! Что это с тобой?
Эдвард не услышал ни досады в его голосе, ни скрытой угрозы, ни злобы. Пропустил мимо ушей даже повторенное третий раз «дружище». Все его внимание приковала к себе протянутая тонкокостная рука Авроры. Он пожал ее осторожно, насилу подавив смешной порыв наклонить голову и поцеловать изящные длинные пальцы.
– Очень рад… гм… видеть вас в своем доме, мисс…
Она улыбнулась, и от этой загадочной улыбки в груди что-то поднялось, а быть самим собой стало еще сложнее.
– Нет, что вы. Давайте без официальностей. Зовите меня просто Аврора. И лучше на «ты».
Эдвард медленно кивнул, хоть и пока не представлял себе, как станет говорить ей «ты». Аврора Харрисон была в современном стильном узком платье, но казалась заблудившейся во времени благородной девицей из девятнадцатого века.
– Замечательная вещь! – сказала Аврора, проводя рукой по резной диванной ручке красного дерева. – Любишь антиквариат?
– Я… гм… – Эдвард запустил пятерню в светлые волосы и негромко засмеялся над собственной необъяснимой растерянностью. Следовало встряхнуться, взять себя в руки.
Общаться с людьми при любых обстоятельствах он всегда умел на редкость хорошо. – Да, что-то в них есть особенное, в старинных вещах. Иной раз кажется, они дышат теми временами, когда дам всюду сопровождали кавалеры, – более уверенно произнес он.
– Не всех, – с чарующим достоинством ответила Аврора. – В любые времена находились женщины, не желавшие подчиняться придуманным кем-то абсурдным правилам.
Подобный ответ Эдварда озадачил бы, подстрекнул бы к спору, но он был так потрясен взглядом Авроры, ее уверенной и спокойной манерой говорить, держаться, что в первые мгновения не придал большого значения словам.
В ее глазах отражался необъятный мир. Несмотря на поразительную невозмутимость, в них читались отпечатки пережитого страдания и счастья, протест, надежда, любовь к жизни в целом и к чему-то одному – вечному, могучему, незыблемому. Что это могло быть? Музыка? Живопись? Книги? Театр? Кино? Или все вместе? Эдвард почти не сомневался, что Аврора Харрисон натура художественная, повенчанная с искусством. Она снова медленно провела по ручке диванчика изящными пальцами, и Эдвард, как завороженный, впился в них взглядом.
– Но в том, что антикварные вещи дышат давними временами, я с тобой полностью согласна, – сказала она. – Бывает, возникает чувство, что они помнят события, свидетелями которых были когда-то. И что над некоторыми до сих пор раздумывают.
Подобные мысли не раз приходили в голову Эдварду. Он улыбнулся, радуясь, что в некотором смысле восхитительная Аврора так близка ему по духу.
– Но я не помешан на одном антиквариате. Предпочитаю смешение стилей. – Он обвел жестом просторную гостиную, где с огромным, облицованным изразцами камином соседствовали новомодные белые кресла и гладкие стальные поверхности. – Я дизайнер интерьеров. Люблю экспериментировать.
Аврора взглянула на него по-новому – с любопытством и интересом. Ее пухлые, будто созданные живописцем губы тронула улыбка.
– А я искусствовед. И, можно сказать, помешана на антиквариате. Говорят, старые вещи несут чужую энергетику, нельзя обставлять ими дом. А мне уютно и легко среди моих столиков, этажерок и комодов.
– Это самое главное, – пробормотал Эдвард, ясно видя перед собой Аврору в кресле викторианской эпохи.
– У меня дома подобие музея. – В ее глазах мелькнуло нечто странное – мимолетная нерешительность или нежелание допустить ошибку.
Глупости, мысленно сказал себе Эдвард. О каких ошибках тут может идти речь?
– Если интересно, приезжай в гости, – вдруг предложила она.
У Эдварда перехватило дыхание. Разве подобное возможно? Женщина-мечта, будто сотканная из неземных материй, зовет его к себе… Она всего лишь хочет показать тебе мебель, болван, грубовато прервал он свой восторг. Отбрось дурацкие надежды. С ней Уэстборн. Сердце замерло в груди, словно пронзенное ядовитой стрелой.
Уэстборн, который все это время настороженно молчал, будто прочтя его мысли, усмехнулся.
– За вход в свой музей великодушная Аврора денег не берет, – пошутил он, давая понять и видом и тоном, что сам он в «музее» бывал не раз.
– Если тебе, конечно, интересно, – добавила Аврора, глядя на Эдварда и словно не услышав Уэстборна. – Наши профессии в чем-то схожи. Я подумала…
Эдвард с удовольствием объявил бы гостям, что у него появились неотложные дела, и поехал бы к Авроре теперь же, но при мысли, что за ними непременно увяжется Уэстборн, его пыл угас.
– Само собой, мне интересно! – воскликнул он, стараясь вести себя так, чтобы не обнаруживать творившиеся внутри странности. – Непременно тебя навещу. А когда ты бываешь дома?
– Я устраиваю себе выходные в воскресенье и в понедельник, – ответила Аврора, доставая из маленькой черной сумочки записную книжку. – С утра часов до трех дня обычно никуда не езжу. – Она вырвала чистый линованный листок и вывела на нем крупными, почти печатными значками свой адрес и телефон.
Эдвард ликуя взял листок и пробежал глазами ровные строчки.
– Это недалеко от Гайд-парка?
Аврора кивнула.
– Стало быть, мы почти соседи, – пробормотал Эдвард, убирая драгоценный клочок бумаги в карман рубашки песочного цвета. – Обязательно приеду.
Заиграла медленная мелодия – кто-то включил музыкальный центр. Не успел Эдвард снова взглянуть на Аврору, как его запястье настойчиво обхватили чьи-то теплые пальцы.
– Пошли потанцуем, – прошептала ему на ухо Камилла.
Во время их непродолжительной беседы с Авророй он не помнил ни о Камилле, ни о ком-либо другом, будто Аврора вместе с окружавшим ее пространством была иной планетой и разговаривали они там – вдали от этой гостиной, от всех.
Погасли лампы, по стенам и потолку побежали разноцветные световые пятна. Когда Камилла повисла на шее Эдварда, а рядом, обнявшись, закружили его бывшая одноклассница Джосс Роуз и бесстрашный гонщик Пол Кэмпбелл, Эдвард увидел, как Уэстборн поднялся с диванчика и галантно протянул руку Авроре. Та встала царски неторопливо, и мгновение-другое спустя парочка присоединилась к танцующим.
На Эдварда и Камиллу Аврора не смотрела и казалась самим спокойствием. Впрочем, из-за темени и мельтешащих огней было трудно сказать наверняка. Ральф Уэстборн, глядя на свою даму с обожанием, о чем-то заговорил. Их лица разделяли дюйма два. Посмотрев на руки Ральфа, так уверенно лежавшие на тонкой талии Авроры, Эдвард тут же отвел взгляд в сторону. Беззастенчивость Камиллы, все крепче к нему прижимавшейся, вдруг показалась отвратительной и невыносимой. Толпа гостей с их горем и радостью, которые всем почему-то хотелось разделить с Эдвардом, будто превратилась в сборище незнакомцев, по ошибке забредших к нему в дом.
Перестань! – приказал он себе. Не сходи с ума! Вокруг давние друзья. А эта женщина – видение, то, чего не может быть. И, судя по всему, принадлежит другому… Они отлично смотрятся вместе… Как жаль, что в Ральфе Уэстборне красота только внешняя. Внутри же гниль и мерзость.
Пальцы невольно сжались в кулак. Камилла встревоженно наклонила назад голову.
– В чем дело?
– Ни в чем, – глядя мимо нее, ответил Эдвард. Тут внезапно зажегся свет и стихла музыка.
Аврора отстранилась от Уэстборна, и Эдвард вздохнул с облегчением.
В кожаное кресло слева от входа тяжело опустилась вошедшая Тина Блекуэлл. Ее лицо было красным и опухшим от слез, волосы, некогда осветленные, с отросшими дюймов на пять куда более темными корнями спутались и висели сосульками. Не любительница спортзалов, но большая охотница вкусно и обильно поесть, она еле вмещалась в не рассчитанное на толстяков кресло. На ее полных коленях едва не трескалась материя брюк.
– Все кончено! – простонала она. – Правильно вы говорили… – Ее лицо сморщилось, рот безобразно скривился, а глаза снова наполнились слезами. – У него… другая!.. Худенькая, симпатичная… – уже сквозь рыдания проговорила она.
Эдвард сорвался с места, подскочил к ней, присел на корточки, схватил и энергично потряс ее пухлые руки.
– Ну-ну! – полуласково-полустрого воскликнул он. – Только не раскисай!
– Не раскисать? – содрогаясь всем своим массивным телом, сквозь слезы спросила Тина. – Да без него для меня жизнь не жизнь!.. Я поняла это только теперь…
– Да, да, все это страшно и тяжело, – четко и громко выговаривая каждое слово, чтобы она услышала его, произнес Эдвард. – Но надо выстоять, не сломаться. Мы с тобой, знай!


Ральф подал Авроре странный знак рукой, кивнул на дверь, и они вышли никем не замеченные.
– В чем дело? – спросила она, спустившись по ступеням крыльца.
Ральф покривился.
– Всем хороша эта компания – и люди есть вполне приличные, и можно услышать много любопытного, но вот когда разыгрываются подобные драмы, задумываешься, не ошибся ли ты в выборе.
Аврора продолжительно посмотрела на его правильный профиль.
– Ты не меняешься, Ральф, – с едва уловимыми нотками грусти и неодобрения в ровном голосе сказала она. – В детстве был бессердечным эгоистом и теперь точно такой же.
– Вовсе я не эгоист! – Ральф повернул голову и обольстительно улыбнулся. Не знай Аврора, что кроется за этими улыбочками, может давно попала бы в плен его внешнего обаяния. – Просто ненавижу лицезреть чужие страдания. Тем более столь неприглядные.
– В любом страдании не найдешь ничего прекрасного, – глядя вперед, произнесла Аврора. Они вышли на тротуар и побрели вверх по улице.
– Не скажи, – игривым тоном возразил Ральф. – Ты, например, божественна, даже когда печалишься.
– Откуда тебе знать? – безразлично спросила она, не поворачивая головы.
– Я прекрасно помню, как соседский мальчишка отобрал у тебя книжку. – Ральф почесал затылок – осторожно, чтобы не испортить прическу. Каштановые волосы он теперь старательно укладывал гелем. – По-моему, «Дайте дорогу утятам». Или «Майк Маллиган»?
Аврора не ответила.
– В общем, какую-то детскую книгу, – нимало не смущаясь, продолжил Ральф. – Может, песенки Матушки Гусыни. Ты тогда чуть не заплакала, но некрасивее, вот ей-богу, не стала ни на самую малость.
– Это тебя волновало больше всего? Подурнела я или нет? – спросила Аврора, вспоминая, с какой поразительной готовностью взвалить на себя чужие беды подскочил к плачущей гостье Эдвард Флэндерс.
– Гм… – Ральф растерянно усмехнулся.
– Помочь мне ты наверняка тогда не поспешил, – прибавила Аврора.
– Помочь? – Ральф хмыкнул. – Мальчишка был года на три старше нас. По-твоему, мне следовало напасть на него с кулаками? Он вырубил бы меня первым же ударом, а книжку так и не вернул бы. Нет, моя дорогая, в бесполезные драки я предпочитаю не ввязываться. От этого всем одна только польза и мне, и противнику, и свидетелям.
– Я про то и говорю, – пробормотала Аврора. – Впрочем, это не имеет значения. – Она покачала головой. – Как нехорошо получилось. Ушли в самую неподходящую минуту, ни с кем не простились, не поблагодарили хозяина.
Ральф снова усмехнулся.
– За что нам его благодарить? Мы не выпили ни одного бокальчика!
Аврора чуть пристальнее посмотрела на него, пытаясь понять, есть ли в нем хоть капля человечности.
– Мы без приглашения заявились в его дом. Воспользовались его добротой и гостеприимством.
Ральф насмешливо скривил губы.
– Ты наивный ребенок, Аврора! Никто в этом мире ничего не делает из одной только доброты или там гостеприимства. Все преследуют некие корыстные цели, даже совершая на первый взгляд благородные поступки. Флэндерс, например, собирает у себя людей небезызвестных и, конечно, нужных.
– Хочешь сказать, что все, кто у него сегодня был, приносят ему некую пользу?
– Допустим, не все. Добрая половина его постоянных гостей обыкновенные прихлебатели. Но такова уж их природа – без дармоедов не обойтись нигде.
– А ты? – спросила Аврора.
– Что я? – Ральф непонимающе наморщил лоб, и его модельное лицо приняло отталкивающее выражение.
– Полезен Флэндерсу или же прихлебатель? – Аврора посмотрела на него со всегдашним спокойствием.
Ральф озадаченно сдвинул брови.
– Продаешь ему надгробия со скидкой? – спросила Аврора, едва заметно улыбаясь. – Или памятники из особо ценных сортов гранита?
– Издеваешься? – Ральф бесился, когда ему напоминали о ненавистной работе. От большинства своих знакомых он старательно скрывал, чем зарабатывает на жизнь. – Нет, я не продаю ему надгробия. К твоему сведению, Флэндерс понятия не имеет о моей причастности к похоронным услугам. – Он помолчал. – Я не полезен ему, но и не прихлебатель. Не думаешь же ты, что меня привлекает в этих сборищах главным образом бесплатная выпивка?
Аврора снова не сочла нужным отвечать.
– Зарабатываю я предостаточно, – с обидой в голосе произнес Ральф. – Если захочу, могу отдыхать в приличных заведениях и платить за все, что съем и выпью. К Флэндерсу я езжу, разумеется, не без умысла. Чтобы поддерживать знакомство с тем же отвратным Бриджуотером. Его мамаша владелица крупного завода по производству виски! – Последнее предложение он произнес восторженно, явно рассчитывая удивить, но Аврора никак не выразила, поражена она или нет. – Я стараюсь держаться с ними независимо и в то же время…
Аврора остановилась на перекрестке и перебила собеседника:
– Тебе в какую сторону?
– А тебе? – спросил Ральф. – Может, погуляем? Или съездим еще куда-нибудь?
Она покачала головой.
– Нет, я, пожалуй, пойду домой.
– Я тебя провожу.
– Нет, не нужно.
– Но почему? Погода замечательная. Пройдемся пешком. Или, если хочешь, поймаем такси?
– Не надо такси. Я хочу прогуляться.
– Тогда пошли. – Ральф уже сделал шаг вперед, когда Аврора остановила его, удержав за руку.
– Одна, – уточнила она.
Ральф засмеялся неприятным смехом. Было очевидно, что он не привык получать отказы. Наверняка девицы, покоренные его красотой и манерами, с радостью позволяли довозить себя до дома. Скорее, даже приглашали его на чашку чая и были не прочь закончить вечер в спальне.
– Но, послушай, это несерьезно… Я имею полное право проводить даму, которой сам предложил провести этот вечер вместе. Разве не так?
– Не так, – кратко ответила Аврора. – Ну, я пошла. Счастливо.
– Подожди…
– Я хочу побыть одна, Ральф. Неужели не понятно? – невозмутимо, но с ошеломительной твердостью сказала Аврора.
– Ральф растерянно хлопнул длинными, как у женщины, ресницами. Аврора, не прибавляя больше ни слова, пошла прочь.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Рандеву с мечтой - Тиммон Джулия



Не ахти! 5 баллов
Рандеву с мечтой - Тиммон ДжулияКира_Т
7.10.2012, 17.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100