Читать онлайн Поединок страстей, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок страстей - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок страстей - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок страстей - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Поединок страстей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

На лице Гарольда застывает маска ужаса. Он сидит не двигаясь не меньше минуты, очевидно прикидывает, говорю ли я правду или беру его на пушку. Потом медленно качает головой.
– Не может такого быть… то есть… Никого я не провожал. Я уехал в семь утра на важную встречу…
– Никуда ты не уехал и не собирался уезжать, – презрительно кривя губы, возражаю я. – В семь вы были еще в номере, а чуть погодя оба спустились вниз.
Пересказываю ему в подробностях сцену, которую наблюдала чуть больше суток назад, описываю, кто во что был одет, кто что говорил. На лице Гарольда играют страх, безысходность, отчаяние и вина. Он то запускает пальцы в волосы, будто в наказание себе хочет вырвать их, то прижимает руки к вискам, словно там стучит сердце столь громко, что можно оглохнуть.
– Осторожнее, – говорю я. – Испортишь прическу и помнешь лицо! – Снова как дурочка хохочу. Со мною всегда так. Почти всегда…
Гарольд убирает от головы руки, на миг замирает, и вдруг происходит невероятное. Этот гордец, который все время стремился подчинить меня себе, внезапно встает со стула, приближается к кровати, опускается передо мной на колени и утыкается лицом в покрывало, касаясь макушкой моей щиколотки. Секунду-другую я смотрю на него в полном ошеломлении. Потом резко наклоняюсь вперед и треплю его по плечу.
– Встань, слышишь? Прекрати ломать комедию…
Гарольд крутит головой, не отрывая лица от кровати, и говорит приглушенным голосом:
– Это не комедия.
Я медленно поднимаю руку, какое-то время нерешительно смотрю на убитого горем изменника и опускаю ладонь ему на голову. Плечи Гарольда вздрагивают в безмолвном рыдании, и лед злости и обиды в моем сердце тотчас тает.
– Гарольд…
Он поднимает голову и с благоговением берет мою руку, будто она сокровище, за которым ему пришлось полжизни колесить по свету.
– Шейла… Шейла, милая, выслушай меня.
С моих губ чуть не слетает: я вроде бы уже выслушала, но я вовремя говорю себе, что шуточки сейчас ни к чему, даже такие, которыми просто прикрываешь боль.
– Я расскажу чистую правду, – горячо шепчет Гарольд, сжимая мою руку, словно боясь, что она выскользнет из его пальцев, как кусок мокрого мыла. – Теперь не солгу ни единым словом, любимая.
В моей душе опять все вверх дном. Я уже совсем не понимаю, какие чувства питаю к своему сбившемуся с пути бойфренду, но твердо знаю одно: не простить его, оттолкнуть не смогу.
– Видишь ли, в какой-то момент мне вдруг стало очень одиноко, – начинает Гарольд, перебирая мои пальцы, словно четки. – Показалось, что никто меня не понимает и что привычная жизнь – на первый взгляд столь определенная и благополучная – планета чужих людей, которые по-настоящему не знают меня и не желают знать… – Говорит он, тяжело дыша, видимо признаваться в подобных вещах ему ой как непросто.
Мне становится стыдно и жутко: человеку, которого я считала самым близким, было невыносимо тяжко, а я этого даже не замечала.
Гарольд приподнимает голову и смотрит на меня.
– С тобой подобное когда-нибудь случается?
– Гм… Не знаю. – Задумываюсь. Наверное, все зависит от того, в каком настроении смотришь на мир вокруг. Когда мне бывало плохо, тоже казалось, что Гарольд не вполне меня понимает, но чаще представлялось, что мы неделимы, как бы там ни сложилось, с какой бы стороны ни подули ветра.
– Я попытался было поговорить с тобой, но ты опять выкинула какой-то фокус и расхохоталась, – печально продолжает он. – На том беседа и закончилась. – Глубоко вздыхает и вновь опускает глаза. – Тут-то я и повстречал Беттину. Она правда пианистка и приехала в Ноттингем с группой музыкантов…
– Когда? – спрашиваю я.
– В феврале, – немного поколебавшись, тихо отвечает Гарольд.
В феврале! – эхом отдается у меня в голове. Тогда я и подумать не могла, что над моим спокойным неколебимым счастьем нависла туча. Какая я глупая! До сих пор считала, что роман Гарольда начался лишь в мае.
– Наверное, дело было лишь в моей внутренней потребности неких перемен, хотя бы временных, – так же пыхтя, будто каждое слово причиняет ему боль, говорит Гарольд. – Только поэтому я обратил на Беттину внимание и решил, что легкий флирт с ней пойдет мне на пользу…
Вспоминаю, как в конце зимы я мучительно долго выбирала новый халатик. Хотелось, чтобы и цвет, и фасон, и длина соответствовали вкусу Гарольда. А он, оказывается, в ту пору мечтал о другой. В груди все больно сжимается, и я насилу удерживаюсь, чтобы не разразиться неостановимым оглушительно громким хохотом.
– Я в первую же минуту отметил, что, хоть Беттина и ведет себя весьма необычно, она куда менее привлекательна, чем ты, но тогда меня интересовала не привлекательность… а… сам не знаю что… Дурак! Почему я был так глуп и недальновиден? Почему не сообразил, что если на земле и есть человек, чье понимание мне важно и нужно, то это ты, ты и только ты?.. – Смотрит на меня собачьими глазами и выглядит до того жалким, несчастным и обездоленным, что я, ибо мне раскаиваться не в чем, чувствую себя зажравшимся богачом, выслушивающим мольбы нищего бросить ему кусок хлеба.
Надо бы что-нибудь сказать, но я не имею понятия, что говорить. Сижу и против воли вспоминаю события февраля, марта, апреля. Как бессмысленно и жестоко устроен мир!
– Беттина хитрая каких поискать, – страдальческим голосом продолжает Гарольд. – Я и не понял, как легкий флирт перешел у нас в нечто более… – Спотыкается и кривится. – Даже не знаю, как это назвать.
– Более серьезное? – подсказываю я, стараясь выглядеть спокойной, хоть на сердце лежит камень.
Гарольд быстро качает головой.
– Нет, что ты! Ни о чем серьезном тут не может быть и речи. В нечто такое, от чего не очень просто отделаться…
Внимательно всматриваюсь в его столь знакомое и вместе с тем чужое лицо и криво улыбаюсь.
– По-моему, если люди сами не желают втянуться в такие отношения, ничего подобного и не происходит.
Гарольд берет и вторую мою руку, сжимает обе и легонько потрясает их.
– Я тоже так думал, милая, пока не ввязался в эту историю. – Он взволнованно сглатывает. – Понимаешь, Беттина намекнула, что один ее хороший знакомый мечтает открыть свою фирму, но не нашел подходящего партнера. Не буду вдаваться в подробности, но мне показалось, что это дело как раз для меня… Поэтому-то я…
В изумлении приоткрываю рот, но Гарольд не дает мне произнести и слова. Разжимает пальцы, вскидывает руку и торопливо произносит, будто боится, что я сейчас растворюсь в воздухе и он не успеет объяснить:
– Да, я знаю, это было низко по отношению к тебе, подло, недопустимо, но я уже сделал первый шаг. В смысле, сошелся с Беттиной, за что, клянусь, буду ненавидеть себя всю жизнь. А знакомство с этим типом обещало увенчаться большим успехом. Ты же знаешь, как давно я хочу создать собственную компанию…
Мне настолько неприятно и мерзко, что можно и не мечтать о возможности упорядочить мысли и взглянуть на вещи трезвым взглядом. Меня так и подмывает рассмеяться, но я, поскольку до сих пор поражена признанием Гарольда, изо всех сил держу себя в руках. Какое-то время он молча смотрит в пустоту и покачивает головой, словно видит галлюцинацию и не желает в нее верить.
– И что? – спрашиваю я.
Гарольд вздрагивает.
– Что?
– Познакомила она тебя со своим приятелем?
Он горемычно усмехается.
– Нет. По ее словам, то он неожиданно уезжал, то у него находились срочные дела. – В отчаянии шлепает по кровати ладонью. – И, знаешь, у нее так складно получалось врать, что я до сих пор на что-то надеялся…
Нахмуриваюсь и спрашиваю, произнося слова медленно, будто обессилев после долгой тяжелой болезни:
– А если бы она вас познакомила, что тогда?
Гарольд качает головой.
– Не познакомила бы! Я понял это только вчера вечером. Весь фокус в том, что никакого друга-предпринимателя у нее и в помине нет. Она вешала мне лапшу на уши, вот и все!
У меня такое чувство, будто я лишь сейчас обнаружила, что живу в мире, сплошь сотканном из лжи и предательства. Меня передергивает, но перед глазами вдруг почему-то возникает лицо Джошуа и гадкое ощущение безнадежности стихает.
– Почему? – пожимаю плечами я.
– Вешала-вешала! – восклицает Гарольд.
Я взмахиваю рукой.
– Да нет, я подумала совсем о другом…
– О чем? – интересуется Гарольд.
– Неважно, – говорю я, чувствуя себя смертельно уставшей.
Лицо Гарольда искажает страдальческая гримаса.
– Раньше у тебя от меня не было секретов.
– У тебя от меня тоже, – тихо говорю я. – Во всяком случае, мне так казалось.
Гарольд сжимает мою руку с отчаянием смертельно раненного молодого солдата, который протянет самое большее еще час-другой, но безумно хочет остаться в живых.
– Ты теперь никогда не будешь мне верить, да? – громким шепотом произносит он, гипнотизируя меня взглядом.
Молчу. Что я могу сказать? Уверять его в том, что я готова хоть теперь принять очередную порцию вранья, я не собираюсь. Это прозвучало бы глупо и неправдоподобно.
Гарольд наклоняет голову и снова делает то, чего я никак от него не ожидаю. Начинает покрывать мою руку поцелуями, переворачивая ее то вниз, то вверх ладонью.
– Милая моя, ненаглядная… Но ведь это был единственный раз в жизни! Больше никогда – слышишь, никогда? – я тебя не обманывал. И не обману… – Замирает над моей рукой.
Медленно убираю ее – прикосновения его горячих губ, это опаляющее дыхание, с одной стороны, согревают, но с другой – отталкивают.
– А если у Беттины все же был бы такой знакомый, – протяжно произношу я. – Если бы вы спелись и открыли свое дело? Тогда что?
Гарольд растерянно моргает.
– Как что? Я был бы сам себе хозяин…
– Я не про это. Как бы ты поступил со мной? Отбросил бы? Дал от ворот поворот? – Я прищуриваюсь и испытующе смотрю ему прямо в глаза.
Он уверенно качает головой.
– Я не отбросил бы тебя ни за какие блага. Просто порвал бы с Беттиной и…
– Она даже не знала, что у тебя кто-то есть, – напоминаю я, не отводя взгляда.
Гарольд кивает.
– Поначалу я не счел нужным ей говорить. А потом совсем запутался. Шейла! Неужели ты не заметила по моему поведению, что Беттина не значит для меня и половины того, что значишь ты? Ты ведь видела нас двоих, наблюдала…
У меня нет ни малейшего желания вновь вспоминать их вместе, однако я опять переношусь мыслями в минуты, когда была вынуждена смотреть на эту парочку. По сути, он прав. Особенного трепета от присутствия Беттины я в нем не увидела.
– Шейла!
Гарольд наконец поднимается с пола, присаживается на край кровати, с нежностью и обожанием смотрит на мою ногу, на ту ее часть, что не прикрыта бриджами, и, чуть касаясь пальцем кожи, начинает водить по косточке на щиколотке. Я пытаюсь понять, приятно мне или нет, и не могу.
– Милая, я был как в бреду, – шепчет он. – Мне казалось, я тяжко болен, но теперь болезнь вдруг прошла и я сознаю, что мне нужна одна ты.
Тяжело вздыхаю. Прав был Джошуа, предположив, что Гарольд будет молить меня о прощении.
– Я не выживу без тебя, понимаешь? – продолжает он. – Если ты вдруг уйдешь, ни карьера, ни независимость, ни успех мне будут не нужны. Все, что я делаю, я делаю для нас, для наших деток, для будущего, которое должно быть или нашим общим, или мне вообще ни к чему.
– Все, что ты делаешь? – многозначительно переспрашиваю я.
Гарольд бросает на меня быстрый исполненный раскаяния взгляд.
– Связь с… Беттиной не в счет, Шейла. Она не имеет значения! Я же говорю, был будто не в себе…
Насчет того, имеет ли значение его роман с Беттиной, я могла бы поспорить, а лучше колко пошутить. Но изменится ли от этого хоть что-нибудь? Ничуть, Гарольд лишь повторит уже сказанное.
Слова, слова… Если задуматься, мы нередко становимся жертвами чьих-то бездумных, нечестных или пустых слов. Но иного выхода нет. Вот и теперь я вынуждена зачеркнуть в памяти все, что видела, и строить будущее лишь на признаниях и обещаниях – словом, на иллюзиях, на том, чего нет.
Какое-то время молчим. Гарольд дышит тяжело и громко и все смотрит на мою ногу. Я прислушиваюсь к звукам из коридора – женским голосам, наверное горничных, шуму раскрывающихся дверей – и раздумываю, всем ли людям на свете суждено сталкиваться с тем, что переживаю я. Или с чем-нибудь подобным.
– А помнишь, как мы ездили к твоим, в Шотландию? – вдруг спрашивает Гарольд мечтательным голосом.
Мои мысли переключаются на нашу поездку в Хайленд. Тогда Гарольд был на редкость расслаблен, улыбчив и ласков и пришелся по вкусу даже моему вечно суровому дядюшке Малькольму.
– Помнишь, как однажды ночью тебе ужасно захотелось гранатового сока и я разбудил Адриана и уговорил его отвезти меня в магазин чуть ли не в город. А там накупил тебе разных сладостей, в том числе и шоколадку в виде дракончика.
С глубоким вздохом киваю. Н-да, пожалуй тот месяц в Шотландии был у нас самым романтичным и безмятежным. Тогда нам обоим казалось, что нашему тихому счастью не будет конца…
– Дракоша… – произносит Гарольд нежно и с упрямой настойчивостью. – Ты запрещаешь себя так называть, а я все равно буду. Потому что ты самый настоящий Дракоша, – прибавляет он тоном, каким разговаривают с детьми. – А мне хотелось бы по-прежнему быть твоим солнцем. Вчера утром я вспылил, сказал, что так называют сопливых мальчишек. Это потому, что чертовски нервничал, меня страшно угнетала собственная ложь, поверь. И все, что происходило. – Он крепко сжимает и тут же разжимает пальцы. – Теперь безумие в прошлом. Слава богу, – едва слышно бормочет он.
К горлу подступает ком. Почему все гораздо сложнее и мучительнее, чем представлялось накануне? Почему в отношениях так много подножек, заковырок, неожиданностей? Отчего жизнь полна хитросплетений и трудностей? Не проще ли было бы, если бы действовал такой закон: каждая женщина встречала бы своего, одного-единственного мужчину и, соединяясь, оба напрочь лишались бы интереса ко всем остальным? Задумываюсь и, представив себе, что в таком случае я никогда не узнала бы Джошуа, почему-то пугаюсь.
– Если хочешь, придумай мне наказание, – произносит Гарольд голосом человека, готового на все. – Или как угодно испытай мои чувства. Можешь на какое-то время поселиться у родителей или вели съехать мне. Я еще раз обдумаю свое поведение, потоскую в одиночестве, вдоволь намучаюсь угрызениями совести… Или устрой скандал, обзови меня, даже разок-другой стукни. Я стерплю что угодно, Дракоша, не вынесу единственного – расставания.
От жалости к нему мое сердце сжимается, но в душе от осознания того, что теперь моя судьба решена окончательно, неприятное чувство, почти паника. Гарольд снова берет мою вялую руку и покрывает ее поцелуями.
– Только не бросай меня, родная моя, – с мольбой в голосе и во взгляде произносит он.
Мне кажется, у меня заледенели губы, сердце, разум. Все на миг застывает, и я чувствую себя льдиной, которой безразлично, идет ли снег, дует ли ветер. Во мне что-то угасает, нечто такое, что теплилось со вчерашнего дня, но так и не получило права вспыхнуть пламенем. Гарольд сжимает мою руку.
– Не бросай меня, слышишь?! – громко произносит он.
Вздрагиваю.
– Что ты так кричишь?
– Мне показалось, ты забыла, что я здесь, – растерянно бормочет Гарольд.
– Ну что ты… Как я могу забыть? – слабо улыбаюсь я.
Он осторожно берет меня за подбородок и поворачивает к себе лицом.
– Так ты не бросишь меня? Не отвергнешь?
– Конечно нет, – тихо говорю я, ощущая, что от этого разговора устала вдвое сильнее.
– Обещаешь? – спрашивает Гарольд, впиваясь в меня взглядом.
– Обещаю.
Он с облегчением вздыхает и сгребает меня в объятия. Еще вчера утром мне не хватало их, как жизненно важных витаминов в пище. А теперь я чувствую себя как-то неловко. Может потому, что в памяти еще слишком свежи воспоминания о Беттине? Или?..
– Шейла, девочка моя, родной мой человечек, – шепчет Гарольд, целуя меня в лоб, нос, щеки, губы, как, бывало, целовала я его. – Я знал, знал, что иначе не может быть. У тебя ведь, если не обращать внимания на вечные шуточки, золотое сердце. Теперь мы так заживем, как никто никогда не жил! И как можно быстрее поженимся. – Он нахмуривается и смотрит на меня с вопросом. – Почему мы до сих пор этого не сделали, а?
Вымучиваю улыбку и пожимаю плечами.
– Ведь стать твоим мужем – одно из моих самых заветных желаний, – ласково бормочет Гарольд. – Я болван! – Он шлепает себя по лбу. – Конечно, дело в моей несообразительности. Я должен был давно напрямую заговорить с тобой об этом, а я чего-то ждал, сам не пойму чего. – О чем-то задумывается и сужает глаза. – Знаешь, как это ни парадоксально, эта история многому меня научила.
– Чему? – спрашиваю я, хоть, признаться честно, больше всего мне хотелось бы не выяснять, как повлияла на Гарольда измена, а сейчас же прекратить эту тягостную беседу и побыть одной.
– Например, тому, что я должен дорожить тобой куда больше, чем прежде, и сделать все возможное, чтобы ты не страдала и почаще улыбалась. Это не просто слова, – буравя меня взглядом, говорит Гарольд.
Слова! Опять слова. Я устала от них. Жутко утомилась от всего, что случилось.
– Когда полетим домой? – спрашивает Гарольд влюбленным голосом.
– Не знаю, как ты, а я бы хотела во второй половине дня, – говорю я. – Часа в четыре, если есть такой рейс.
– Я позвоню в аэропорт и узнаю, – с готовностью произносит Гарольд. – Может, вылетим пораньше?
Качаю головой.
– Нет, раньше я не могу. У меня тут еще одно дело…
В глазах Гарольда мелькает подозрение. Он немного отстраняется от меня и обводит комнату внимательным взглядом.
– Какое дело?
– Это связано с работой, – уклончиво отвечаю я и, по сути, не слишком вру. С Джошуа мы встретились на деловых переговорах, наши фирмы будут сотрудничать.
– Связано с работой? – недоверчиво переспрашивает Гарольд, останавливая взгляд на бонсае.
– Да. – Поднимаюсь с кровати и начинаю перекладывать вещи с места на место, изображая занятость. На самом деле мне почему-то не хочется, чтобы он снова ко мне прикасался, по крайней мере сейчас, первое время. Может, надо воспользоваться его советом и в самом деле месяц-другой пожить врозь.
– Дела с этим, вчерашним? – с нотками злобы спрашивает Гарольд.
Медленно поворачиваюсь и устремляю на него возмущенно-строгий взгляд, напоминая, кто из нас в праве предъявлять претензии, а кто нет.
– С тем парнем из ресторана? – более миролюбиво прибавляет Гарольд.
– Да, с ним, – отвечаю я, пользуясь своим положением незаслуженно оскорбленной и пострадавшей.
– Ветку он тебе подарил?
– Ветку?! – возмущаюсь я. – Это бонсай, а не ветка! Настоящее дерево, только маленькое. Присмотрись. Выращивать их целое искусство.
– Угу, – мычит в ответ Гарольд.
– Стоит очень недешево, – многозначительно произношу я, хоть, честное слово, лично для меня цена не имеет никакого значения. Главное, что это подарок от Джошуа.
– Так кто его купил? – допытывается Гарольд. – Он?
– Да, – безбоязненно отвечаю я, продолжая «заниматься делами».
Гарольд недовольно кашляет, пыхтит, встает с кровати, проходит к двери и останавливается, широко расставив ноги.
– Может, ты тоже объяснишься?
Поднимаю голову и недоуменно смотрю на него.
– Насчет чего?
– Что между вами было? – хмуро спрашивает Гарольд. – Как далеко все зашло?
Смеюсь. На сей раз не оттого, что хочется плакать, а потому, что, хоть и Гарольд может не поверить, мне нечего утаивать.
– Я имею полное право не отвечать. Тем не менее отвечу, причем честно. За весь вчерашний день мы с Джошуа даже ни разу не поцеловались. Между нами ничего нет.
Гарольд продолжает исподлобья изучать меня и явно сомневается в правдивости моих слов.
– Откуда ты его знаешь?
– Представь, он работает в компании, которой мы предложили свою продукцию. – На миг задумываюсь, надо ли упоминать о том, что познакомились мы раньше, при совершенно иных обстоятельствах, и решаю об этом умолчать. В конце концов, к нынешним событиям наш с Джошуа мимолетный и прекрасный роман не имеет никакого отношения.
Гарольд пристально всматривается в мое лицо, будто ищет на нем следы ласк и поцелуев.
– Ты что, в командировке?
– Конечно. Не настолько я богата, чтобы разъезжать по Европе без дела, наплевав на работу.
– С какой же тогда стати он был с тобой в ресторане? – спрашивает Гарольд.
Рассказываю, как мы встретились с Джошуа в кафе и как он любезно согласился помочь мне. Объясняю даже то, для чего на нашем столике стоял букет гардений. Гарольд как будто немного успокаивается, но продолжает рассматривать меня, словно знает наверняка, что во мне произошли некие изменения, но никак не может понять в чем.
– А сегодня? Зачем вам еще одна встреча? Без нее что, не обойтись? – спрашивает он.
– Не обойтись, – спокойно говорю я, сворачивая бархатный топ. – Я должна сказать ему спасибо и попрощаться. Не желаю быть неблагодарной свиньей.
Гарольд по-прежнему недоволен и явно хочет что-то сказать или предложить, но отказывается от этой идеи и, сильно хмурясь, машет рукой.
– А ты мог бы в это самое время проститься с Беттиной, – великодушно позволяю я.
В глазах Гарольда вспыхивают огоньки, и он настораживается, очевидно думая, что я снова затеяла выкинуть номер, но я смотрю на него без смеха и, если начистоту, даже не возражала бы, если бы он правда захотел встретиться с Беттиной. Что со мной происходит?
– Беттина в прошлом, – отчеканивает Гарольд. – Я почти забыл о ней, забудь и ты. Если, конечно, правда согласна, как раньше, быть со мной, – прибавляет он погрустневшим голосом.
Усмехаюсь.
– Быстро же ты ее забыл.
– Я не то что забыл ее, а запрещаю себе думать о ней, – выпаливает Гарольд в порыве отчаяния и страстного желания убедить меня в том, что теперь он такой, какой был прежде – порядочный и надежный. Увы, в этом меня уже не уверишь.
Смотрю на часы. Почти одиннадцать! Мы с Джошуа договорились встретиться в полдень.
– Послушай, если ты не против… – осторожно пытаюсь я выставить Гарольда.
Старательно маскируя досаду, он кивает.
– Да-да. Я пойду. Насчет самолета позвоню.
– Ага, – рассеянно отвечаю я, думая уже совсем о другом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поединок страстей - Тиммон Джулия

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Поединок страстей - Тиммон Джулия



Не Джуд Деверо, но прочитала до конца, не очень
Поединок страстей - Тиммон ДжулияТаня
11.08.2011, 13.39





Очень даже ничего !
Поединок страстей - Тиммон ДжулияГалина
8.08.2011, 19.18





Читать. Интересная книга.
Поединок страстей - Тиммон ДжулияВалентина
11.03.2014, 2.42





Прекрасное произведение!
Поединок страстей - Тиммон ДжулияАнтошка
28.10.2014, 0.46





Как чудесно, женское чутье и мудрость, помогли без страха расстаться с ( даже не знаю, как правильнее сказать) что у многих женщин составляет их скучный быт да и вообще их жизнь! Она еще в том возрасте, когда это не страшно, когда это имеет смысл. Может чудеса и бывают?! Как знать. Со мной их не случалось! Наверное, этот роман понравится не многим. Но кому то придется в самый раз. Хоть знать, что кто то может быть счаствил, когда не поздно еще что то менят
Поединок страстей - Тиммон ДжулияКьянти
28.10.2014, 8.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100