Читать онлайн Поединок страстей, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок страстей - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок страстей - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок страстей - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Поединок страстей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

– Что ты здесь делаешь? – оправившись от потрясения, требовательно спрашивает он.
Мы одновременно поворачиваем головы и смотрим на Джошуа. Тот сидит со скрещенными на груди руками и выглядит так, будто находит сегодняшний вечер редкостно приятным и умиротворенным. Дивлюсь его выдержке и со стыдом думаю о том, что позвала его сюда, не задумавшись о возможных последствиях. Вдруг Гарольд полезет в драку? Что я тогда буду делать? Как стану просить потом у Джошуа прощения? Впрочем, Гарольд не из тех, кто пускает в ход кулаки по любому поводу. Поспорить на интересующие его темы он иной раз не прочь, рукам же волю не дает, наверное даже не испытывает такой потребности. Может, из трусости, приходит мне в голову неожиданная и малоприятная мысль.
Снова смотрю на него. Н-да. Вид у него такой, что кажется, будто он не только готов сразиться с Джошуа, но с удовольствием придушил бы и его, и меня. Никогда не видела своего бойфренда таким и должна признать, ярость ему очень не к лицу. Вообще-то она никого не красит…
– Что ты здесь делаешь?! – негодующе повторяет Гарольд, окидывая горящим взглядом букетик гардений.
Странно, но меня не пронимает дрожь и мне не изменяет голос. Более того, я чувствую необыкновенное спокойствие и могу ясно мыслить. Может, это оттого, что рядом Джошуа? При этой мысли немного светлеет на душе.
– Что я здесь делаю? – невозмутимо произношу я, кивая на блюдо перед собой. – Ужинаю, конечно. Что еще можно делать в ресторане?
Гарольд с несвойственным ему остервенением потрясает головой, и на его лоб съезжает прядка волос, которые он разделяет сбоку пробором и щегольски напомаживает.
– Понимаю, что ужинаешь, не песни поешь! Но откуда ты здесь взялась?
Я прикидываюсь сбитой с толку. Поднимаю плечи и расширяю глаза.
– Как откуда? Из Ноттингема, конечно. Что с тобой, дорогой?
– Какого черта ты тут делаешь?! – Гарольд начинает беситься. Если в такие минуты его тотчас не успокоить, он разойдется не на шутку, а потом будет сутки ходить пасмурный. – Почему ты в Берлине?
Кручу головой и слегка хмурюсь.
– Послушай, но ведь сегодня утром я сообщила тебе, что тоже в Германии. Подробностей ты не пожелал знать, сказал, что будешь занят до ночи.
Перевожу взгляд на его столик, где, повернувшись к нам вполоборота вместе со стулом, сидит его блондинка, и поражаюсь, что мне удается сохранять столь невообразимое спокойствие.
На лице немки недоумение и гнев. Возвышающийся над столом фиолетово-оранжевый букет комично сочетается с ее насыщенно-сиреневой помадой.
– Насколько я поняла, у тебя правда до сих пор дела, – прибавляю я таким голосом, будто не вижу ничего подозрительного ни в спутнице Гарольда, ни в цветах.
Наверное, именно мой тон вместе с осознанием того, что налицо его ложь и измена и невозможно выкрутиться, толкают Гарольда на совершенно нелепые действия. Он вдруг подпрыгивает ко мне, упирается рукой на стол и начинает махать перед моим лицом пальцем.
– Эй, поосторожнее, – произносит Джошуа бесстрашно и спокойно, но при этом настолько грозно, что Гарольд замирает, опускает руку и мгновение-другое молча смотрит то на меня, то на Джошуа.
– А это кто такой? – спрашивает он незнакомым, отталкивающе визгливым голосом.
У меня возникает чувство, что Гарольда подменили. Я и подумать не могла, что он бывает таким отвратным.
– Я спрашиваю, кто это такой?! – Он испепеляет меня взглядом, в котором горят злоба, отчаяние и нечто похожее на страх.
– Это Джошуа… гм… – Черт! Я не знаю фамилии Джошуа. Сегодня, когда мне представляли его в офисе, я пропустила ее мимо ушей, а тогда, в Испании, он, по-моему, назвался просто по имени.
– Мейзел, – приходит мне на выручку Джошуа, и я бросаю на него быстрый исполненный признательности взгляд.
– Верно, Джошуа Мейзел. – Я беззаботно хохочу – во мне снова пробуждается столь неприятная Гарольду привычка веселиться, когда вовсе не до смеха. – У меня ужасная память на фамилии.
– Серьезно?! – запальчиво спрашивает Гарольд, будто в этом вся суть нашего разбирательства. – По-моему, еще полмесяца назад ты запоминала их прекрасно. Когда мне позвонил новый босс, тот о котором я успел лишь вскользь упомянуть, ты даже подсказала, как к нему обратиться, потому что запомнила фамилию, услышав ее один-единственный раз. Не помнишь?!
– Правда? – Делаю изумленное лицо и прикидываюсь, будто напрягаю память. – Ах да! Конечно! – Озабоченно сдвигаю брови. – Наверное, это после курятины. Да-да, все дело наверняка в ней.
– Какой еще курятины?! – визжит Гарольд.
– Понимаешь, – проникновенно глядя ему в глаза, говорю я, – сегодня в гостинице я съела на завтрак кусок курицы. До того вкусной – пальчики оближешь! Потом попросила повторить заказ, потом еще раз. – Сильнее нахмуриваюсь и киваю. – Да, верно, проблемы начались после этого завтрака. – Похлопываю себя по макушке. – Память стала куриная. Во всяком случае, на фамилии.
– Опять ты со своими проклятыми шуточками! – Гарольд шлепает по столу ладонью.
Джошуа резко подается вперед.
– Поосторожнее! Я что, не ясно выразился?
Гарольд смотрит на него вызывающе, но вместе с тем боязливо и ничего не отвечает.
– Какие-то проблемы, господа? – неслышно приблизившись к нашему столику, спрашивает по-английски амбал в черном, определенно охранник.
– Мы просто разговариваем! – огрызается Гарольд.
– Разговаривать в подобном тоне у нас не разрешается, – негромко и вежливо, но при этом категорично и со скрытой угрозой предупреждает охранник. – Или немедленно прекратите или отправляйтесь в другое место.
– Шейла, выйдем! – приказным тоном велит мне Гарольд. – Там разберемся.
– Никуда она не пойдет, – твердо отвечает Джошуа, и от осознания, что у меня такой заступник, я чувствую себя прекрасной дамой, из-за которой устраивается рыцарский поединок. – Мы мирно беседуем, вы являетесь без приглашения и начинаете ни с того ни с сего качать права.
– Мирно беседуете? – ядовито переспрашивает Гарольд. – Может, еще скажете – на невинные темы?
Я пожимаю плечами.
– Ты угадал.
Гарольд с видом борца за справедливость, разоблачившего шайку мошенников, кивает на букетик в вазе.
– А это как называется?
– Примерно так же, как цветистое великолепие на вашем столике, – бесстрастно говорит Джошуа.
– Тебя никто не спрашивает! – рявкает Гарольд, и охранник берет его за руку.
– Прошу прощения, уважаемый, но, если вы сейчас же не оставите их в покое, я буду вынужден принять решительные меры.
– Это моя невеста, почти жена! – в негодовании восклицает Гарольд.
На нас начинают поглядывать посетители, и мне становится настолько стыдно, что хоть провались сквозь землю. Одна я пережила бы этот позор куда легче, но по моей милости страдает Джошуа, который живет в этом городе и, не исключено, знаком с кем-нибудь из здешних посетителей или еще столкнется с ними в будущем. Прикусываю губу и смотрю на него виноватыми глазами, но он совершенно невозмутим. Похоже, даже немного забавляется происходящим и не видит в Гарольде серьезной опасности.
– Представьте, я верю ей, думаю, что она дома, в Англии, и вдруг вижу ее здесь, с этим! – распространяется Гарольд, ни капли не стесняясь. Замечаю краем глаза, как блондинка медленно поднимается с места и решительно берет свой букет.
Охранник жестом просит Гарольда оставить объяснения при себе.
– Простите, такие подробности нас не касаются. Мы обязаны печься о порядке, остальное не наша забота.
Гарольд нервно, еще чаще, чем при беседе с блондинкой, кивает, точнее трясет головой, будто в лихорадке.
– Да-да, конечно. Я зна…
Его голос внезапно обрывается, и я лишь несколько секунд спустя понимаю, что происходит. Озверевшая подруга подскакивает к нему сзади и принимается хлестать букетом по темени.
– Что обозначать невеста?! Что обозначать жена?! – вопит она так громко, что закладывает уши.
Посетители за столиками вокруг оживленно переговариваются и косятся в нашу сторону. Кто-то возмущен, кто-то сбит с толку, кто-то давится от смеха.
– Беттина, прекрати! – кричит Гарольд, закрывая голову руками. В его волосах фиолетово-оранжевые лепестки, порванный зеленый листик зацепился за ухо. – Беттина!
К столику торопливо, почти бегом, приближаются еще два охранника. Беттину и Гарольда берут за руки и ведут к выходу. Она тщетно пытается высвободиться, чтобы продолжить расправу, и горланит:
– Я тебе показать жена! Ты у меня увидеть невеста!
Гарольд поворачивается и громко говорит через плечо:
– Шейла, я буду тебя ждать! Нам надо объясниться! Слышишь?!
Мне кажется, со стыда я вот-вот вспыхну и в мгновение ока превращусь в кучку пепла. Так было бы лучше, честное слово. Когда вопли стихают за дверью, Джошуа негромко смеется. Я несмело поднимаю на него глаза.
– Вот так история! – восклицает он. – Хоть снимай комедию.
Я тяжело вздыхаю, беру стакан с недопитой водой и прижимаю его к горячей щеке.
– Да уж, не хватало только съемочной команды. – Усмехаюсь – больше от чудовищной растерянности и убийственного чувства, будто виновата в этом представлении одна я. Былое спокойствие вмиг улетучилось, на смену ему пришло полное душевное смятение. – Куда их повели? Что теперь будет?
Джошуа пожимает плечами.
– Может, отвезут в полицию. Или, если сразу утихомирятся, оштрафуют и отпустят.
– Оштрафуют? – Прижимаю к губам руку. Гарольд всеми способами пытается не попадать в ситуации, из которых выход один – штраф. Лишние расходы его всегда гнетут и приводят в ярость. Вспоминаю, в какой гостинице он сейчас живет и все прочие подробности этой мерзкой истории, шлепаю себя по лбу и усмехаюсь. Штраф! Какие глупости! Разве об этом надо сейчас думать? Но голова работает сбивчиво и неясно, а на плечах груз безысходности.
– Как ты себя чувствуешь? – спрашивает Джошуа, внимательно вглядываясь в мое лицо, которое то бледнеет, то краснеет.
Обхватываю голову руками и мрачно смеюсь.
– Я чувствую себя так, будто всю мою жизнь порубили на куски и смешали в огромном котле. Уже ничего не понимаю, похоже не вполне сознаю, кто я и где.
Джошуа кивает.
– Представляю. – Какое-то время тактично молчит. – Но это отнюдь не самое страшное.
Я раскрываю рот с намерением возразить, но он останавливает меня жестом и взглядом.
– Я прекрасно знаю, что в таком состоянии тебе трудно в это поверить и что сейчас умнее оставить подобные разговоры, но все же знай: пройдет какое-то время и ты будешь вспоминать о сегодняшнем дне, может, даже с улыбкой.
– Не с улыбкой, а с истерическим смехом. – Цокаю языком. – Боже, какой стыд! Прости, пожалуйста, что поставила тебя в идиотское положение…
Джошуа машет рукой.
– Поверь, я бывал в положениях и пощекотливее сегодняшнего.
– Что может быть щекотливее? – недоверчиво усмехаюсь я.
– Долго рассказывать, – отвечает Джошуа. – Поведаю тебе о своих злоключениях потом.
Потом? – взглядом спрашиваю я. Неужели у нас с тобой есть это «потом»?
– Если, конечно, захочешь, – с грустинкой в голосе прибавляет он.
На миг мне представляется, что эта наша невероятная встреча перетекает в нечто более прочное, и я чувствую непонятную сладостную тревогу в груди, но тут же напоминаю себе, что мой избранник, как бы то ни было, Гарольд и что впереди тягостные объяснения с ним, на которые потребуется все внимание, все душевные силы. Что последует после? Об этом страшно задумываться. Конечно, все так или иначе станет на свои места, но вернется ли былая стабильность, покой? Кручу головой, сознавая, что сейчас все равно не найду ответов, и желая отделаться от мучительных раздумий, но вдруг замечаю, что по лицу Джошуа проходит тень.
– Не желаешь обременять себя чужими драмами? – приглушенно и явно стараясь казаться несерьезным, говорит он.
– Что? – недоуменно спрашиваю я и тут вспоминаю: он сказал, что поведает свои истории после, а я ничего не ответила, увлеклась своими мыслями. Более того, вроде бы даже покачала головой. Приподнимаю руки. – Послушай, я сейчас сама не своя. Не вполне понимаю, что делаю. Мысли скачут в разные стороны. Ты, пожалуйста, прости…
Джошуа с улыбкой кивает.
– Конечно.
Случайно ловлю на себе косой взгляд шатена, что сидит за соседним столиком, и снова делается до ужаса стыдно.
– Зря я вообще сюда приехала, – бормочу я, опуская голову. – Зря затеяла дурацкую игру…
– А по-моему, вовсе не зря, – рассудительно говорит Джошуа. У него такой вид, будто он чем-то озабочен, но отнюдь не шепотками и мнением о нас окружающих и даже не моими проблемами, а чем-то своим, что либо тем или иным образом связано с происходящим сейчас, либо в некотором смысле с ним схоже. Невозможно сказать наверняка. – Если бы ты осталась в Ноттингеме, до сих пор пребывала бы в неведении и изводила себя предположениями, а это хуже всего.
Киваю, хоть и на душе такая тоска, что, может, лучше было бы ничего не знать, чем быть ее жертвой. Порывисто убираю с колен салфетку.
– Давай уйдем отсюда?
Джошуа кивает на мои тарелки.
– Ты совсем ничего не съела.
– И не хочу. – Отодвигаю от себя блюдо с рыбными рулетами с такой решимостью, будто они неким образом тоже повинны в моих несчастьях.
– Хорошо, давай уйдем, – соглашается Джошуа. – Но имей в виду: в вестибюле тебя, может, ждет Гарольд. Ты готова к долгому и нелегкому разбирательству или лучше подождешь до завтра, немного остынешь?
Мною овладевает страх. Больше не оттого, что надо объясняться с Гарольдом, а оттого, что, если я соглашусь побеседовать с ним сегодня же, придется проститься с Джошуа уже сейчас, через несколько минут. И остаться совсем одной, лицом к лицу с проблемами, необходимостью прятать истинные чувства за глупыми шутками. На миг будущее представляется мне настолько безрадостным, что хочется навек задержаться здесь, застыть в этом мгновении.
– Да, пожалуй лучше подождать до завтра. Только… – Какое-то время в растерянности молчу. – Если он ждет и будет настаивать… Я не смогу отвертеться. У нас с Гарольдом так: последнее слово всегда за ним. Я же… подурачусь, подурачусь и делаю все так, как скажет он.
На лице Джошуа отражается нечто вроде злобы, его ноздри чуть расширяются, а губы сжимаются, и кажется, что он вот-вот разразится бранью. Но ничего подобного не происходит. Напротив, его взгляд вдруг становится иным: ласково-внимательным и предельно серьезным.
– А ты на сто процентов уверена, что не готова к разговору сегодня?
– Да, на все сто. – Я неуютно поеживаюсь.
– Тогда положись на меня, – говорит Джошуа с такой уверенностью, будто избавлять женщин от запутанных бесед с неверными любимыми для него привычное и пустяковое дело. – Можешь даже не выдумывать шуток, обойдемся без них.
– Да, но…
Джошуа с невозмутимым видом подзывает официанта, просит принести счет и вопросительно смотрит на меня.
– В чем дело? Ты передумала?
Набираю полную грудь воздуха, словно с намерением разразиться целой тирадой, но выдыхаю единственное слово:
– Нет.
– Вот и замечательно.
Зачем он возится со мной, взваливает на себя мои проблемы? – раздумываю я, всматриваясь в его спокойные голубые глаза.
Приносят счет, я протягиваю руку, но Джошуа опережает меня и берет кожаную папочку сам.
– Надо было попросить, чтобы принесли два счета, отдельно за каждый заказ, – говорю я.
Джошуа бросает на меня многозначительный взгляд и открывает папку.
– Сколько с меня? – спрашиваю я, запоздало думая о том, что по-хорошему мне надо выложить полную сумму – хоть так отблагодарить Джошуа за неприятности, которые я ему доставила. – Дай взглянуть.
– Зачем? – спрашивает он.
– Понятное дело зачем.
Джошуа закрывает папку, надевает пиджак и достает из внутреннего кармана бумажник.
– Послушай, у меня есть одна особенность: когда я провожу вечер с дамой, все расходы беру на себя.
– А я не люблю оставаться в долгу, – возражаю я. – Причем не первый раз.
Наши взгляды встречаются, и я ясно вижу по глазам Джошуа, что он думает о том же, о чем и я, – о нашем вечере в Испании. Густо краснею, потупляю взор и безуспешно стараюсь придать своему лицу беспечное выражение.
– Это не так называется, Шейла, – выразительно на меня глядя, говорит Джошуа. – Пожалуйста, доставь мне такое удовольствие и не спорь.
Подходит официант. Джошуа вкладывает в папочку сложенную вдвое купюру.
– Сдачи не надо.
Официант довольно кивает.
– Спасибо.
Поднимаемся и идем к выходу. У меня все дрожит внутри, ужасно хочется схватиться за рукав Джошуа, а лучше взять его под руку, чтобы крепче к нему прижаться и чувствовать рядом надежное мужское плечо. Какая нелепость! Я мечтаю спрятаться за плечом едва знакомого парня от того, с кем планирую прожить жизнь! Ну и денек! Всей душой желаю, чтобы с завтрашнего утра все медленно, но верно начало возвращаться на круги своя.


Гарольд размашистыми шагами расхаживает по вестибюлю, засунув руки в карманы брюк и напрочь забыв, что костюм дорогой и надо его беречь. Над приличными вещами он всегда трясется. Его волосы, уже без лепестков, лежат как попало, что весьма непривычно.
– Шейла! – отчаянным полустоном вырывается из его груди, когда он поворачивает голову. – Наконец-то!
Мы с Джошуа останавливаемся у самых дверей коридора, соединяющего вестибюль с рестораном. Гарольд подлетает ко мне и протягивает руки. Странно, но теперь этот жест не вызывает во мне и капли умиления, какое в подобных случаях наполняло грудь прежде. Смотрю на вроде бы любимые, до малейшей черточки знакомые пальцы, но думать могу лишь о том, как они прикасались к Беттине, как ласкали ее прошлой ночью и ласкали бы будущей, если бы на пути нежданно-негаданно не возникла помеха. Я.
– Шейла, если ты думаешь, что…
– Простите, – ледяным тоном перебивает его Джошуа. – Шейла устала и хотела бы отдохнуть. К тому же мы не закончили начатую беседу, которую были вынуждены прервать по вашей милости.
Мгновение-другое Гарольд стоит, будто парализованный от возмущения. Его глаза блестят ненормальным блеском, губы сложены так, будто вот-вот разомкнутся под напором восклицаний и ругательств. Словно ничего этого не замечая, Джошуа поворачивается ко мне и кивает в сторону парадных дверей, предлагая уйти. Мы успеваем сделать лишь несколько шагов, когда Гарольд подскакивает ко мне и хватает меня за руку.
– Шейла, нам надо поговорить! Немедленно! – чуть ли не кричит он.
Джошуа резко останавливается и подходит к Гарольду почти вплотную. В каждом его движении столько уверенности, что кажется, будто он знает наверняка, как действовать, и подготовился к нынешнему вечеру заранее. Я высвобождаю руку из руки Гарольда.
– Я вам уже сказал: сейчас Шейла не может с вами разговаривать, – спокойно, но при этом очень жестко произносит Джошуа.
– Что происходит, Дракоша? – глядя на меня так, будто я на его глазах превращаюсь из женщины в мужчину или в невиданного зверя, спрашивает Гарольд.
Дракоша! Вспомнил любовное прозвище, каким называл меня в первые месяцы нашего знакомства. Я родилась в год дракона и люблю разного рода изображения дракончиков, вот Гарольд и стал именовать меня Дракошей. В моей груди что-то больно сжимается, и, дабы не придумывать, что отвечать и как себя вести, хочется выбежать из гостиницы бегом сию же минуту.
– Что происходит? – молящим полушепотом повторяет Гарольд.
Понимаю, что надо ответить как можно категоричнее, и собираюсь с духом.
– Это мне впору тебя спросить: что происходит. И я спрошу, но завтра. – Избегая встречи с Гарольдом взглядом, быстро называю адрес гостиницы, в которой я поселилась. – Если хочешь, приезжай утром, часов в десять. Поговорим. – Быстро устремляюсь к выходу.
Джошуа идет рядом твердыми широкими шагами.
– Неужели ты… бросишь меня одного?! – в отчаянии кричит мне вслед Гарольд.
Люди, что тоже идут к парадным дверям или кого-то ждут в вестибюле, косятся на нас с настороженностью и неодобрением. Плевать! Главное сейчас – побыстрее уйти отсюда, а что подумают о нас посторонние, не имеет значения.
– Знай одно: у меня с Беттиной ничего нет, ты наверняка все неправильно поняла! – с мольбой и ужасом кричит мне вслед Гарольд.
Мы с Джошуа выходим в освещенную фонариками ночь и, будто заранее договорившись, без слов садимся в такси, которое стоит у обочины. Мое сердце бешено бьется, в ушах вновь и вновь звучит крик Гарольда. Чувства в душе, смешавшись, носятся по нескончаемому кругу.
– В центр, пожалуйста, – говорит Джошуа таксисту. – К Парижской площади.
Взревел мотор, и машина тронулась в путь. Смотрю через окно на двери гостиницы, проверяя, не выбегает ли за нами вслед Гарольд. Его нет.
– Сообразил, что от скандала лучше воздержаться, – задумчиво произносит Джошуа.
Я медленно поворачиваю голову и вопросительно на него смотрю.
– Если бы он стал угрожать тебе, что-либо требовать, портье снова вызвал бы полицию, – поясняет Джошуа. – А твоему драгоценному нужны не проблемы с правоохранительными органами, а невеста.
– Беттина? – спрашиваю я, не узнавая собственный голос. Произносить имя той, в чьих объятиях Гарольд отдыхал от меня, больно и жутко.
Джошуа усмехается.
– О Беттине твой Гарольд, поверь моему чутью, уже и думать забыл. Она, конечно, ждет, что он станет молить о прощении, но ему сейчас нужна только ты.
Его слова отчасти тешат мое самолюбие, но горечи в сердце не убавляется. Смотрю безучастным взглядом на проплывающие за окном улицы и мечтаю понять, правильно ли я поступила и зачем все это понадобилось Гарольду, но силы на исходе и раздумывать, анализировать выходит с трудом.
– Так всегда бывает, – продолжает Джошуа. – Если что-то дорогое, но привычное внезапно грозит уплыть у нас из-под носа, начинает казаться, что ничего более драгоценного в жизни не было и нет.
Тяжело вздыхаю.
– Я не уплываю. Всего лишь сказала, что разговаривать сегодня не в состоянии.
Джошуа отвечает странно напряженным голосом:
– Это ты знаешь, что не уплываешь, но представь, что может подумать Гарольд. Ты уходишь ночью с другим мужчиной…
Вместо того чтобы поставить себя на место Гарольда, я воображаю, чем мог бы закончиться этот вечер с Джошуа, и густо краснею. Наверное, было бы лучше, если бы я не имела представления, сколь огнеопасно с ним сближаться, и если бы нарисовать картину пылкой любовной связи могла лишь размыто, основываясь на предположениях.
– Не зря в последнюю минуту он прибег к столь смехотворной лжи, – говорит Джошуа. – Чтобы заглушить в тебе жажду мести и отговорить от отчаянного шага.
Едва заметно киваю. Пытаюсь представить себе, что сейчас делает Гарольд. Отправился в номер, заказал бутылку виски и в одиночку пьет? Или поплелся в бар, нашел себе полупьяного собеседника и изливает душу? Перед глазами возникает его искаженное от гнева и изумления лицо, и становится так тошно, что я прогоняю видение прочь, решая отложить на завтра все, что связано с Гарольдом.
Джошуа, будто чувствуя это мое желание, больше не говорит ни слова. Какое-то время едем молча, и тут я вдруг осознаю, что в руках у меня только сумочка – я мну ее и верчу, борясь с волнением.
– Цветы! – восклицаю я, подаваясь вперед.
– Что? – непонимающе спрашивает Джошуа.
– Я забыла гардении на столике, – с досадой бормочу я.
Джошуа машет рукой.
– Невелика беда. Их отнесут на кухню, и, быть может, они день-другой порадуют взгляды официантов.
– Ты не понимаешь, – говорю я, качая головой. – Он для меня очень дорог, этот букет. Ничего другого мне никто сегодня не дарил.
Джошуа озадаченно на меня смотрит.
– А у меня день рождения, – с грустью сообщаю я.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поединок страстей - Тиммон Джулия

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Поединок страстей - Тиммон Джулия



Не Джуд Деверо, но прочитала до конца, не очень
Поединок страстей - Тиммон ДжулияТаня
11.08.2011, 13.39





Очень даже ничего !
Поединок страстей - Тиммон ДжулияГалина
8.08.2011, 19.18





Читать. Интересная книга.
Поединок страстей - Тиммон ДжулияВалентина
11.03.2014, 2.42





Прекрасное произведение!
Поединок страстей - Тиммон ДжулияАнтошка
28.10.2014, 0.46





Как чудесно, женское чутье и мудрость, помогли без страха расстаться с ( даже не знаю, как правильнее сказать) что у многих женщин составляет их скучный быт да и вообще их жизнь! Она еще в том возрасте, когда это не страшно, когда это имеет смысл. Может чудеса и бывают?! Как знать. Со мной их не случалось! Наверное, этот роман понравится не многим. Но кому то придется в самый раз. Хоть знать, что кто то может быть счаствил, когда не поздно еще что то менят
Поединок страстей - Тиммон ДжулияКьянти
28.10.2014, 8.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100