Читать онлайн Поединок страстей, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поединок страстей - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.2 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поединок страстей - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поединок страстей - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Поединок страстей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Джошуа смотрит на меня изучающе и явно желает выразить всем своим видом то ли неодобрение, то ли упрек, то ли удивление.
– Волнуется? – спрашивает он, кивая на трубку, которую я положила на стол.
– Да, – отвечаю я, напуская на себя беспечный вид. – Заказал билеты, боится, как бы я не замешкалась.
– Я не о том, – говорит Джошуа, не сводя с меня внимательно-грустного взгляда. – И ты прекрасно это понимаешь.
– О чем же? – спрашиваю я, чувствуя, что пытаться изображать не то, что ощущаешь, перед Джошуа – мучительный и напрасный труд.
– О том, что твоего Гарольда тревожит наша встреча, – спокойно поясняет он. – О том, что отнюдь не без причины твой любезный друг столь старательно тянул резину.
Пожимаю плечами.
– Что ты выдумываешь? – Не понимаю, зачем я снова играю роль счастливой невесты, которая отобрала у разлучницы жениха и полагает, будто мечтать больше не о чем. Почему не попыталась вернуться к тому, на чем нас прервал Гарольдов звонок. Джошуа хотел в чем-то признаться – теперь я никогда не узнаю в чем. Впрочем, та пора, когда мы могли стать самыми близкими в мире людьми, о которой он вспоминает с такой обидой, давно в прошлом. Времени не повернуть вспять, сделай хоть тысячу запоздалых признаний. А с Гарольдом, как бы ни было тошно и трудно теперь, надо так или иначе налаживать отношения и идти в будущее. Кэт права: ни один в мире роман не обходится без сложностей и разочарований. Если не умеешь прощать, надо этому научиться, не то в какой-то момент оступишься сама и тоже не получишь прощения. Смотрю на часы, придумывая, под каким бы предлогом теперь же уйти.
– Ничего я не выдумываю, – негромко, но уверенно говорит Джошуа. – Твой Гарольд не на шутку обеспокоен, и не напрасно.
Его слова меня заинтриговывают.
– Почему же не напрасно?
– Потому что почувствовал, что, хоть между нами правда ничего нет, во всяком случае теперь, но связь все же есть, она видна даже со стороны.
У меня вспыхивают щеки. Если честно, я прекрасно знаю, что он прав, но не желаю задумываться об этом, чтобы не очутиться в совершенном тупике.
– Ты что, все слышал?
– Твой Гарольд не пытался говорить тише, – замечает Джошуа. – Скорее наоборот.
Мне действует на нервы то, как он все время говорит «твой Гарольд», но если я возмущусь, примет это за намек. В какое-то мгновение меня охватывает неукротимое и неожиданное желание заявить прямо: вовсе он не мой, но я, пугаясь, прогоняю бунтарский порыв и уверяю себя в том, что эти странности временны.
– Мы можем прикинуться, что нас никогда ничего не объединяло и не связывает теперь, – говорит Джошуа. – Не одним нам приходится поступать именно так. Но не станем ли потом себя корить?
У меня внутри что-то замирает, и я отчетливо представляю себе, как буду терзаться, когда приеду с Гарольдом домой и стану пытаться жить, как жила прежде. Хотя терзаний не избежать в любом случае, ведь к прошлому больше не вернешься, а из настоящего и будущего не выбросишь разочарование и боль.
Джошуа долго молчит. Может, ждет ответа? А я и не собираюсь отвечать – в голове полный хаос.
– Хочешь, я честно скажу, какое у меня сложилось мнение о твоем Гарольде? – вдруг спрашивает он.
Криво улыбаюсь, не совсем понимая, нужно мне это или нет.
– Ты его совсем не знаешь, чтобы судить. К тому же видел его лишь во взвинченном состоянии, а в подобные минуты человек сам на себя не похож.
– А по-моему, лишь в такие минуты проявляется истинная суть, – возражает Джошуа. – Когда все мирно и тихо идет своим чередом, люди могут взвешивать любой свой шаг и притворяются более добродушными и порядочными. В гневе же, в потрясении или в ярости только поистине сильные духом умеют сдерживать себя и поступать достойно.
Задумываюсь над его высказыванием. Возможно, он прав, но громкие слова хороши для описания книжных героев, в жизни же все куда менее привлекательно.
– Постараюсь быть объективным, – произносит Джошуа. – Взглянуть на Гарольда не глазами обиженного соперника, а бесстрастного стороннего наблюдателя.
Всматриваюсь в его голубые выразительные глаза, тоже стараясь быть бесстрастной и не замечать, насколько меня волнует их взгляд.
– А зачем тебе это?
Джошуа отодвигает в сторону чашку с остатками кофе и тарелку с наполовину съеденной сырной булочкой, кладет руки на стол и наклоняется вперед.
– Хочу попытаться раскрыть тебе глаза. На мой взгляд, ты достойна лучшей участи. Как бы там ни сложилось, – с грустью прибавляет он.
Во мне что-то отчаянно борется, сердце стучит так, что, кажется, в каждом участочке моего тела трепещет по крошечному сердечку. Я ничего не говорю, но смотрю на Джошуа доверчиво, что он расценивает как одобрение.
– Начну с хорошего. Судя по твоим рассказам, по лицу Гарольда и по взгляду, человек он смышленый, умеет жить по четко расписанным правилам и стремится во что бы то ни стало осуществить задуманное.
Киваю. За это я и ценю Гарольда: за целеустремленность и рассудительность. Точнее, ценила…
– С другой же стороны, его умственные способности развиты однобоко, – продолжает Джошуа. – Он знает толк в коммерции, но не имеет представления о том, как определить, что творится в душах близких ему людей. Потому что презирает художественную литературу, которая учит думать и быть чутким. По-моему, этот изъян пострашнее не слишком далекого ума.
У меня с глаз будто падает пелена, которую я сама старательно удерживала все эти годы. Да-да, я добровольно пребывала в заблуждении и не решалась осуждать Гарольдово бездушие, находя ему сотню объяснений. Хотя… Можно ли доверять мнению Джошуа? И не совершу ли я очередную ошибку, если надумаю резко изменить жизнь?
– Более того, складывается впечатление, что, несмотря на всю его правильность, Гарольд толком не знает, чего хочет от жизни, поэтому периодически срывается, но благодаря изворотливости утаивает эти срывы от близких, – задумчиво говорит Джошуа. – На сей раз ты сумела его раскусить, а в прошлом – я почему-то не сомневаюсь – не раз позволяла себя одурачить.
Хмурю брови и готова бурно возразить, но в памяти вдруг оживают воспоминания о странных корпоративных вечеринках в отнюдь не праздничные дни, на которых Гарольд пару раз задерживался допоздна, и о том, как, бывало, он звонил мне вечером и сообщал, что заехал к родителям и что останется у них ночевать. Поскольку все остальное время мой бойфренд был образцом сдержанности и собранности, я предпочитала не допытываться, правду ли он говорил, и уверяла себя, что должна верить ему. У меня прекрасно получалось не сомневаться.
Задумываюсь о том, сколь мрачная вырисовывается картина, и не желаю признаваться в том, что я была такой дурой. Приоткрываю рот с намерением возмутиться, но Джошуа опережает меня.
– И еще, – говорит он с сосредоточенно-серьезным видом, – у меня такое чувство, что твой Гарольд из породы редких подлецов. Такие, как он, творят разного рода низости нечасто и опять-таки тайно. В этом самое страшное…
– Да как ты смеешь?! – выпаливаю я. – Чернить человека, которого почти не знаешь!
– Я знаю его достаточно, чтобы сделать такие выводы, – твердо произносит Джошуа.
– Конечно, Гарольд не без недостатков! А у кого их нет? Хочешь сказать, что ты святой?! – Не понимаю, почему я так расходилась. Какого черта кинулась защищать Гарольда, если чувствую, как это ни печально, что Джошуа полностью прав. Наверное, все дело в дикой усталости. И в том, что я не успела прийти в себя после вчерашнего и после сегодняшнего разбирательства с Гарольдом. Но более всего на меня повлияла, пожалуй, эта удивительная встреча. Из-за нее я сама не своя. Надо бы разобраться в перепутавшихся чувствах, но пока все не выдавалось возможности.
Джошуа качает головой.
– Нет, я совсем не святой. Недостатков хватает и у меня. Но в одном я твердо уверен: я не подлец. Жизнь неоднократно меня испытывала. Случалось, я был растерян, даже испуган, но всякий раз находил выход, не прибегая к низости. – Какое-то время он молчит, но я чувствую, что он не все сказал, и, затаив дыхание, жду продолжения. – Если у тебя к Гарольду настолько сильные чувства, если ты правда не представляешь себе жизни без него, – приглушенно и медленно говорит он, – тогда ничьи суждения тут не помогут. Но мой тебе совет: еще раз обдумай, до такой ли степени ты к нему привязана. – Вздыхает. – Насколько я понял, ты большая почитательница Ремарка?
Округляю глаза. Разве я говорила ему об этом прямо?
– Гм… верно.
– И читала «Триумфальную арку», возможно, не раз. Помнишь, что подумал Равик о любви, когда пришел навестить пациентку и увидел ее болвана-женишка? «Она не только озаряет радугой мечты серое небо повседневности, она может окружить романтическим ореолом и кучку дерьма».
Оттого, как уместно он ввернул цитату из моей любимой книги, и оттого, насколько я не желаю думать, что все это время восторгалась «кучкой дерьма», на миг лишаюсь дара речи.
Джошуа смотрит на часы и вдруг становится строгим и чужим, и у меня обрывается сердце.
– Мне пора. Безумно не хочется терять тебя второй раз, но… – он разводит руками и поднимается из-за стола, – такова суровая действительность. Надеюсь, что все сложится в твоей жизни наилучшим образом.
Наверное, мне следует что-то предпринять. Сказать, что теперь нам не стоит расставаться, что надо поддерживать отношения и, может… Сердце колотится взволнованно и испуганно, до ужаса жаль, что час так быстро истек, и дорого каждое мгновение, но я не пользуюсь этими последними секундами – сижу и молчу.
Джошуа какое-то время всматривается в меня, заклиная взглядом что-нибудь сказать, после чего, прежде чем я успеваю заставить себя встряхнуться, резко поворачивается, стремительно подходит к стойке, расплачивается и, больше не глядя в мою сторону, торопливо уходит прочь.
Меня охватывает такой ужас, какого я не испытывала даже вчера, когда сидела в вестибюле гостиницы-дворца и наблюдала за Гарольдом и Беттиной. От меня будто оторвали кусок плоти, и, хоть не хлещет кровь и на вид я прежняя, я чувствую себя ущербной, не пригодной для нормальной жизни. Что со мной?
Сижу на месте, совершенно потерянная, и не имею представления ни о том, сколько прошло времени, ни о том, как теперь быть. Из этого состояния меня выводит телефонный звонок. Подношу трубку к уху, не задумываясь, кто это может быть. В голове стучит единственное: это не он, у него нет моего номера. Как тогда…
– Алло?
– Милая, что с тобой?! – восклицает Гарольд.
– Ничего, – отвечаю я. Удивительно, но мне совершенно все равно, почему он встревожился, как понял, что у меня из-под ног уплыла земля.
– У тебя престранный голос. Ты все еще… с ним?
– Нет, – отвечаю я, с тоской глядя на дверь, за которой исчез Джошуа.
– Он тебя оскорбил? – с бесстрашием бойца, готового тотчас вступить в битву, спрашивает Гарольд.
Если бы я сказала, что до сих пор не одна, наверняка он не проявил бы такой храбрости, мелькает в моих мыслях.
– Обидел?
– Нет.
– В чем же дело?
– Не знаю, – бормочу я, ощущая себя выброшенным на мороз беспомощным слепым щенком.
– Что значит «не знаю»?! – почти кричит Гарольд, изображая крайнюю тревогу. Или, может, не изображая. Сложно сказать.
– Я просто устала. – Заставляю себя говорить бодро, но голос все равно звучит безжизненно. – Хочу как следует отдохнуть.
– Скорее бы добраться до дому, – говорит Гарольд. – Я уложу тебя в кроватку, принесу чаю со сливками, включу твой любимый ночник.
Мое воображение рисует картину: я в своей спальне, держу кружку с теплым чаем. На душе, увы, не проясняется, а свет от светло-персикового шарика-ночника представляется зловещим и тусклым.
– Где ты? – спрашивает Гарольд. – В гостинице?
– Нет, – убито отвечаю я.
– Где же тогда? – Гарольд явно всерьез обеспокоен, но меня это нисколько не пугает. – Нам скоро в аэропорт!
– В кафе, – говорю я, не спеша назвать адрес, вообще об этом не думая.
– В каком? – спрашивает Гарольд. – Скажи, я сейчас же за тобой приеду.
Качаю головой, чувствуя, что видеть его не желаю вовсе. Как странно!
– Не надо.
– Надо, – настойчиво возражает он. – В конце концов, я за тебя в ответе. А ты настолько рассеянная, что, не дай бог, попадешь под машину.
Зачем он мне звонил? – задумываюсь я, с грехом пополам объяснив, где находится кафе, и убрав от уха сотовый. Чтобы проверить, рассталась ли я с Джошуа? Мрачно усмехаюсь, стараясь не обращать внимания на небывало мерзкую боль в груди. Рассталась. Еще как рассталась! Теперь Гарольду бояться нечего. А мне придется всю жизнь кусать локти.


– Вот ты где! – Гарольд поспешно подходит к столику и садится на место Джошуа. Меня передергивает – до того делается неприятно и досадно. Подсознательно отмечаю все, чем один не похож на другого: карие глаза, редкие светлые волосы, заостренный нос, узкий подбородок… У Джошуа глаза голубые, как весеннее небо, коротко стриженные темные волосы блестят естественным блеском и, кажется, не нуждаются в обилии пенок и воска, нос прямой, а подбородок мужественный и крепкий…
Зачем я так? – спрашиваю себя, не понимая, почему казавшийся мне весьма и весьма привлекательным Гарольд вдруг стал для меня едва ли не уродом. Люди не руководствуются при выборе партнера формой носа или подбородка. Довольствуются тем, что им подарила природа. Встаю со стула, желая уйти отсюда, чтобы поскорее забыть Джошуа и не сравнивать с ним Гарольда. Ни к чему это – они несравнимы.
– Ты бледная, выглядишь странно, – говорит Гарольд, тоже поднимаясь.
Идем к выходу. Я специально скрещиваю руки на груди, чтобы он не прикасался к ним.
– Точно не случилось ничего страшного, Шейла?
Качаю головой и иду все быстрее и быстрее, еще немножко – и побегу. Такое чувство, что в этом кафе все пропитано духом Джошуа, что в воздухе еще висят его последние слова и что находиться здесь вместе с Гарольдом – преступление.
– Да что с тобой такое? – спрашивает он, спешно выходя вслед за мной на улицу.
Останавливаюсь, на мгновение зажмуриваюсь и поворачиваюсь к нему лицом, внушая себе, что паника в душе скоро пройдет, как прошла тогда, в Испании. Джошуа больше нет. Его нет, нет! – повторяю я, точно заклинание. Во всяком случае, в моей жизни. И хорошо. Любовной неразберихой я сыта по горло, не хватало только к истории с Гарольдом и Беттиной прибавить повторное безумное увлечение Джошуа. Слава богу, что он ни на чем не настаивал, что даже не спросил моего телефона, не изъявил желания мне позвонить. Слава богу! Не отнимая от груди рук, сжимаю пальцы в кулаки. До чего же тошно!
– Со мной ничего, – с опозданием отвечаю я на вопрос Гарольда.
Он смотрит на меня так, как если бы до сих пор не знал, что я в Берлине, и мы вдруг случайно столкнулись на улице. В его глазах изумление, желание разгадать некую загадку и страх. Да-да, я отчетливо вижу страх. Чего он боится?
– Ты меня обманываешь. Я вижу по тебе: что-то произошло. Это связано с ним?
– Прекрати! – резко отвечаю я, продолжая путь к дороге, где стоит такси.
Гарольд идет за мной.
– Послушай, в конце концов это нечестно! Я ведь рассказал тебе все как есть, а ты морочишь мне голову, хитришь, что-то утаиваешь…
Охваченная приступом необъяснимой злобы, поворачиваюсь к нему и пожимаю плечами.
– Если считаешь меня врушкой, давай разбежимся.
Гарольд в ошеломлении замирает. Неудивительно. За несколько лет, что мы встречались и жили вместе, я ни разу не позволила себе ничего подобного. Дело в том, что одна из моих многочисленных двоюродных сестер, встречаясь с парнем, которого всем сердцем любила, бог знает почему – быть может, маскируя какие-то свои комплексы, – чуть что, грозилась его бросить и в итоге он сам от нее ушел. Заявил: ты давно об этом мечтала. Научившись на ее горьком опыте, я пообещала себе никогда не бросать на ветер подобных слов. Но теперь мне вдруг стало все равно, чем они могут обернуться. Я будто вовсе теперь не я, а какая-то другая женщина в моем обличье. Бесконечно несчастная и ранимая.
– Что ты такое несешь, Шейла?! – в ужасе спрашивает Гарольд. – Ты хоть поняла, что сказала?
Опять пожимаю плечами.
– Конечно. Ты почти назвал меня лгуньей, что мне оставалось?
Лицо Гарольда делается заискивающе ласковым.
– Милая моя, это же я из лучших побуждений. Чтобы, если потребуется, вовремя прийти на помощь. – Не слишком решительно протягивает руку, обнимает меня за плечи и привлекает к себе.
Я чувствую себя мешком с крупой, которому безразлично, куда его отнесут и в какой поставят угол, настолько гадко на душе.
– Пойдем, родная, – нежно бормочет Гарольд, – а то опоздаем на самолет. Пожалуйста, пообещай, что больше никогда не заговоришь о расставании. Я не переживу разлуки, клянусь.
Садимся в такси на заднее сиденье. Мне следовало сесть на переднее, чтобы подумать о своем, но дельная мысль приходит как всегда с опозданием. Гарольд называет адрес моей гостиницы, машина трогается с места. Перед моими глазами стоит образ Джошуа, и чем дальше мы отъезжаем, тем более отчетливым становится изображение, а в груди будто чья-то костлявая неумолимая рука режет на кусочки плачущую душу. Едва удерживаюсь, чтобы не взмолиться: остановите! Я помчусь назад, к нему. Пыл остужает голос разума – поздно. И слишком рискованная, чересчур скользкая эта тропинка. Куда разумнее и безопаснее остаться с тем, что давно изучила. Боль утихнет, раны затянутся.
– Шейла? – вполголоса зовет меня Гарольд.
Вздрагиваю. Признаться, я забыла, что кто-то сидит рядом. Медленно поворачиваю голову.
– Ты так и не ответила, – говорит он, глядя на меня исполненными тоски глазами.
– Не ответила? – Я непонимающе качаю головой.
– Я попросил дать мне обещание, – напоминает Гарольд, умоляя меня взглядом выполнить его просьбу.
Мое сердце, и без того изнывающее от боли, жалостливо сжимается. Киваю, вспоминая, о чем он меня попросил.
– Поклянись, – тихо, но с отчаянной настойчивостью произносит Гарольд.
Усмехаюсь, пытаясь скрыть растерянность. Понимаете, я чувствую, что не могу дать такой клятвы.
– Послушай, зачем нам эти глупости? Ты как в детском саду, честное слово! Все будет хорошо. – На мгновение прикасаюсь к руке Гарольда кончиками пальцев и отворачиваюсь к окну.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поединок страстей - Тиммон Джулия

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Поединок страстей - Тиммон Джулия



Не Джуд Деверо, но прочитала до конца, не очень
Поединок страстей - Тиммон ДжулияТаня
11.08.2011, 13.39





Очень даже ничего !
Поединок страстей - Тиммон ДжулияГалина
8.08.2011, 19.18





Читать. Интересная книга.
Поединок страстей - Тиммон ДжулияВалентина
11.03.2014, 2.42





Прекрасное произведение!
Поединок страстей - Тиммон ДжулияАнтошка
28.10.2014, 0.46





Как чудесно, женское чутье и мудрость, помогли без страха расстаться с ( даже не знаю, как правильнее сказать) что у многих женщин составляет их скучный быт да и вообще их жизнь! Она еще в том возрасте, когда это не страшно, когда это имеет смысл. Может чудеса и бывают?! Как знать. Со мной их не случалось! Наверное, этот роман понравится не многим. Но кому то придется в самый раз. Хоть знать, что кто то может быть счаствил, когда не поздно еще что то менят
Поединок страстей - Тиммон ДжулияКьянти
28.10.2014, 8.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100