Читать онлайн Обмануть судьбу, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обмануть судьбу - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обмануть судьбу - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обмануть судьбу - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Обмануть судьбу

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

В ту ночь, когда у них побывал Энтони, Бенджамин уговорил жену незамедлительно лечь спать. Но проснулась она, несмотря на то что у нее был выходной, раньше мужа, а когда он раскрыл глаза, воскликнула не привычное «С добрым утром!», а «Я заварила эту кашу, я должна и расхлебывать!».
Бенджамин был убежден, что, если продолжать вмешиваться в это дело, лишь наломаешь дров, и целое утро советовал Джулиане оставить попытки что-либо исправить, но та лишь упрямо качала головой.
Есть ли надежда помочь Энтони? Существует ли выход или же лучше оставить все как есть? Джулиана раздумывала целый день. Разговаривать с самовлюбленной, к тому же нездоровой Эрнестин не имело смысла. Тревожить Синтию, которая наверняка и так горевала, было жестоко. Джулиана прокрутила в голове вчерашнюю беседу с Энтони несчетное количество раз и вдруг поняла, каким путем пойти.
– Я еду в Чикаго, – сказала она, как только Бенджамин вернулся с работы.
– В командировку? – спросил он, снимая пиджак.
Джулиана покачала головой.
– Это не связано с работой. Корнуэлл отпустил меня на два дня.
– Отпустил? – изумился Бенджамин. – Этот цербер? Я думал, он дает незапланированные выходные лишь в исключительных случаях.
– Мой случай как раз такой, – уверенно ответила Джулиана.
Бенджамин нахмурился.
– Что-то я ничего не пойму.
– Я должна побеседовать с тестем Энтони.
– Ты с ума сошла! – воскликнул Бенджамин. – Тогда Тони вообще тебя возненавидит! Ты окончательно искалечишь ему жизнь.
– Надеюсь, нет. – Джулиана была настроена решительно.
– Джулиана! – Бенджамин схватил и потряс ее руки, с мольбой глядя в глаза. – Прошу тебя, забудь об этом!
– О чем? – выпалила она, рывком высвобождаясь. – О том, что мы свели собственного друга с девушкой его мечты, хоть и понятия не имели, может ли он позволить себе любить ее? Или о том, что его жизнь с Эрнестин сущий ад?
– Вот видишь, ты сама говоришь: не имели понятия, но грубо вмешались. Надо извлечь из неудачной затеи урок и больше никогда не соваться в сердечные дела других, даже давних друзей.
– Не могу я так, понимаешь?! Может, это нелепо, глупо, особенно после вчерашнего, но мне сердце подсказывает: надо испробовать все.
– Ты сама себе противоречишь. И навредишь этой поездкой всем: нам, Энтони, Эрнестин. Может, и Синтии тоже. Одумайся, пока не поздно!
Джулиана снова покачала головой.
– Я специально не звонила никому из наших. Чтобы отвечать за последствия – какими бы они ни были – мне одной.
– К чему тебе эти проблемы, милая? – уже не надеясь на успех, полушепотом спросил Бенджамин. – Пойми: вокруг существует немыслимое множество вещей, которые не укладываются в голове – несправедливость, жестокость, подлость. Но изменить мир не в твоих силах. Необходимо научиться не принимать беды вроде этой близко к сердцу, иного выхода нет.
– Не хочу я этому учиться, Бен, – ласково пробормотала Джулиана, прикасаясь рукой к груди мужа. – Не переживай, на сей раз все получится. Я чувствую.
Она взяла уже приготовленную для поездки сумку, поцеловала Бенджамина и, не добавляя больше ни слова, вышла из дома.


Джулиана сказала мужу, что твердо верит в победу, только чтобы успокоить его и беспрепятственно уехать. Сама же всю дорогу до Чикаго сидела как на иголках. Найти отца Эрнестин не составляло большого труда. Она знала его имя и то, что он совладелец одного из крупнейших в городе агентств по операциям с недвижимостью. Этого оказалось вполне достаточно. В прошлом Эдвард Стейнер работал там, где не обойтись без здравого смысла и умения смотреть на жизнь трезво. Это обнадеживало. Мысль же о его слепой любви к дочери всякий раз пугала.
Секретарша на вопрос, нельзя ли встретиться с мистером Стейнером, спросила:
– Как вас представить?
Джулиана растерянно моргнула, но тут же нашлась:
– Скажите, это университетская подруга Энтони Бриджа. Желает побеседовать о нем. Это важно, – многозначительно прибавила она.
– Энтони Бриджа? – Секретарша на миг задумалась. – Он наш клиент?
– Нет. – Джулиана испугалась, что по вопросу, не касающемуся сделок, Стейнер откажется беседовать в рабочее время, но тут же напомнила себе: он владелец агентства, то есть сам себе хозяин. С другой стороны, она могла подождать и до вечера, даже до завтра – подобные мелочи ее не остановили бы. – Энтони Бридж… он, можно сказать, родственник мистера Стейнера.
– Одну минутку, – без дальнейших выяснений пропела секретарша.
Джулиана замерла в ожидании. Из трубки полилась веселая электронная мелодия. Интересно, способствует ли она тому, чтобы клиенты быстрее принимали решение купить квартиру или дом, подумала Джулиана.
– Стейнер, – раздался из трубки уверенный бас.
Джулиана вздрогнула от неожиданности. Перед глазами возник расплывчатый образ громадного человека с цепким взглядом, и ей сделалось не по себе.
Он работал с убийцами, мелькнула мысль. С психопатами. И, возможно, застрелил тогда маньяка, который чуть не убил отца Энтони. Собственной рукой.
Она похолодела. От уверенности в успехе вдруг осталась жалкая капля. Не вышвырнет ли он меня так же непреклонно, как отправлял преступников за решетку? Я приехала с намерением разрушить стабильный мирок его дочери – стало быть, для него я не лучше убийцы…
Она кашлянула. Молчание затягивалось. Надлежало сию секунду ответить, или тертый калач Стейнер, времени у которого наверняка в обрез, бросит трубку.
– Здравствуйте, – пытаясь не выказать голосом неуемного волнения, произнесла Джулиана.
– Здравствуйте, – весьма приветливо отозвался Эдвард Стейнер, и у Джулианы на сердце немного полегчало. – У Энтони неприятности? – озабоченно спросил он.
Откуда ему известно, что я намерена побеседовать именно об Энтони? – с испугом подумала Джулиана. Ах да! Я же сказала секретарше… Она шлепнула себя по лбу и попыталась собраться.
– Неприятности?.. Не то чтобы… Впрочем… Мне хотелось бы встретиться с вами. Разговор у меня серьезный и, боюсь, может затянуться. Если бы вы уделили мне полчаса, я была бы вам очень признательна.
– Скажите хотя бы, не стряслось ли чего серьезного, непоправимого? – с тревогой в голосе спросил Стейнер.
– Нет-нет, не беспокойтесь, – поспешила ответить Джулиана. – Серьезного – ничего. Непоправимого… гм… надеюсь, тоже.
– Минуту, я взгляну на свое расписание, – деловито сказал Стейнер.
– Да, конечно. – Джулиана принялась сжимать и разжимать пальцы свободной руки. Теперь пути назад не было. Впрочем, не было его и вчера – с той самой минуты, когда она приняла решение. Или даже с того дня, когда они побывали в гостях у Энтони…
– Можете подъехать к нам в офис к одиннадцати? – спросил Стейнер.
– Могу, – твердо ответила Джулиана.


Когда она села перед солидным человеком с серебристыми висками и мудрым внимательным взглядом, на нее вдруг нашло столь нужное в эти минуты спокойствие. Эрнестин походила на отца темно-серыми глазами, но у нее они светились глупостью, а в глазах Эдварда отражался огромный и многообразный внутренний мир.
– Кофе? – любезно предложил он, изучающе глядя на гостью.
– Нет, спасибо, – ответила она, желая, пока не испарилось это умиротворение, скорее перейти к главному.
– Я вас слушаю.
Джулиана кивнула и начала с поразительной легкостью, чему сама удивилась:
– Наверняка мои речи покажутся вам странными и, может, не понравятся. Но, прошу вас, выслушайте до конца. Это важно для Энтони и для вашей дочери.
Лицо Стейнера напряглось.
– Не о том ли пойдет речь, из-за чего она так срочно уехала?
Джулиана озадаченно сдвинула брови. В голове шевельнулась догадка.
– Я не вполне уверена. Но, думаю, это взаимосвязано. Видите ли, мы вместе с Энтони учились в Гарварде. Он, я, мой муж, другие ребята, с которыми мы по сей день общаемся. Примерно месяц назад Энтони пригласил нас в гости. Мы не видели его с самого выпуска. Произошедшие в нем перемены повергли нас в ужас… – Она замолчала, вдруг подумав: едва он сообразит, что виной всех бед Энтони я считаю его ненаглядную дочь, то впадет в ярость. И заторопилась, пока этого не произошло.
Стейнер смотрел на нее молча, слегка щуря глаза.
– Мы прекрасно друг друга изучили за годы учебы. Так, как невозможно узнать ни в какую другую пору, ни в одном ином коллективе, потому что были друг у друга как на ладони. Я видела, с каким блеском Энтони, бывало, сдавал экзамены, наблюдала, как он участвовал в соревнованиях по гребле, с каким выражением лица принимал призы. Или играл Кассио, Малькольма! Если бы вы знали, сколько неподдельной ненависти и жажды отомстить горело в его глазах, когда он, например, говорил с Макдуфом! Казалось, перед тобой настоящий сын Дункана, который за спасение Шотландии не пожалеет собственной жизни.
– Энтони любит Шекспира? – недоуменно спросил Стейнер.
В глазах Джулианы вдруг погас вспыхнувший было огонь.
– Когда-то очень любил. – Она вздохнула. – С другой же стороны, я видела его и совсем другим. В минуты небывалой откровенности. Друзья почему-то считали, что я на редкость справедливая и могу дать ценный совет… – Она смущенно потупилась. – Поэтому открывали мне такие тайны, о которых не знал больше никто… У Энтони была огромная душа. Я все удивлялась: зачем человеку с такой светлой головой, прекрасными внешними данными и остальным, благодаря чему можно жить без забот, задумываться столь глубоко о чужих проблемах. О судьбах голодающих детей в Африке; об исследовательских работах в Антарктике; о том, как в восемьдесят девятом году – казалось бы, Энтони был тогда несознательным подростком! – танкер «Эксон Вальдес» отравил побережье Аляски. У него на все хватало и сердца, и времени. А теперь…
– С годами меняется любой нормальный человек, – спокойно сказал Стейнер. – В юности у всякого и энергии больше, и любознательности. С возрастом приходят заботы и обязательства. Раздумывать обо всем на свете становится некогда. И от иных увлечений приходится отказываться – рано или поздно наступает пора, когда надо сосредоточиться на главном деле в жизни. Ну и, естественно, на семье.
Джулиана кивнула.
– Согласна. Но если из-за этого человеку приходится ломать себя, если главным в жизни становится то, от чего в необыкновенно достойном парне погибает все лучшее, это ненормально, страшно. В Энтони будто угас огонь жизни, понимаете?
Стейнер повел бровями, уклоняясь от ответа.
– Я закурю. Не возражаете?
– Нет. – Джулиана сглотнула. – В Гарварде, особенно на последних курсах, я была уверена, что Энтони добьется в жизни чего-то невообразимого.
Стейнер достал из коробки сигару и взял ее в рот.
– Он и так добился. Стал прекрасным агентом по недвижимости, теперь вот занял весьма высокий пост. То ли еще будет!
Джулиана покачала головой.
– Да нет же, я о другом. Мне казалось, он сумеет добиться того, что дано немногим: реализовать свои многочисленные таланты в некоем важном, безгранично интересном для него деле… Получать от этого удовольствие и приносить большую пользу. Кроме того… я думала, он сумеет передать все, что есть в нем самом, кому-то еще. Ученикам, детям…
Стейнер взглянул на нее как-то странно, о чем-то напряженно размышляя. Джулиана поерзала на стуле и пожалела, что не согласилась на чашку кофе – тогда было бы чем занять руки, на что отвлечься.
– Какие его годы, – медленно произнес Стейнер, сделав затяжку и выпустив дым. – Будут у него еще и ученики, и дети.
– Если у него появятся дети теперь… при нынешних обстоятельствах, он ничегошеньки им не передаст! Неужели вы не понимаете? – Джулиана вскинула руки и посмотрела прямо в глаза собеседнику.
– Почему вы так считаете? – настороженно спросил тот.
– Потому что все внутреннее богатство в нем заморожено и оттает лишь в том случае, если обстоятельства эти изменятся! – сказала Джулиана одним духом и не поверила, что ей хватило на это мужества.
Стейнер, как ни удивительно, не ударил по столу кулаком и не раздул ноздри. Продолжал курить и внимательно смотреть на гостью.
– Вы можете расценить мой визит как неслыханную наглость, – пробормотала Джулиана. – Муж какие только не приводил доводы, пытаясь удержать меня дома. А Энтони, разумеется, вовсе не знает, что за бредовая идея пришла в мою дурную голову. Но, поверьте, – она прижала руки к груди, – мне сердце велело: ты должна это сделать. Если не я, то кто отважился бы на такой шаг? Кто додумался бы?
Другой на месте Стейнера немедленно потребовал бы, что конкретно ей надо. Он же то ли обо всем догадался и все понял, то ли не привык торопить события.
– Почему я приехала именно к вам? Потому что вы для него как отец, – спросила и сама ответила на вопрос Джулиана. – Более того, вы спаситель его отца – Энтони никогда об этом не забудет. Поэтому и ни за что не нарушит данную вам клятву…
Стейнер в глубокой задумчивости еле заметно кивнул.
Или мне это только показалось? – промелькнуло в ее голове.
– Но самое главное и самое горькое, – сказала она, набравшись храбрости, – что совсем недавно Энтони повстречал девушку, очень близкую ему по духу.
В глазах Стейнера блеснула злоба отца, готового вступиться за драгоценную дочь перед любым обидчиком.
Джулиана выдержала его взгляд, показывая, что прекрасно понимает его и, несмотря на это, должна сделать все возможное, дабы восторжествовала справедливость. Она вдруг подумала о том, что Стейнер мог понять ее превратно, и поспешила объяснить:
– Только не подумайте, что у них роман. Энтони не способен на подлость. Их близость исключительно духовная, а желание… быть вместе не сильнее, чем чувство долга…
Она на миг представила себе, что должен ощущать, слыша подобные речи, безумно любящий единственную слабую здоровьем дочь отец, и испугалась. Очевидно, в эти минуты Стейнер ненавидел незваную гостью всей душой.
Убить наверняка не убьет, мысленно сказала себе Джулиана. Остальное переживу. Терять в любом случае больше нечего.
– Прошу вас, не говорите Энтони, что я приезжала, – попросила она. – От меня он, если вы решите все оставить как есть, тоже не узнает об этом, даю честное слово. Если ничего ему не скажете, все пойдет, как теперь – в порядочности Энтони можно не сомневаться. – Она помолчала. – Поступайте, как сочтете нужным. Вы старше меня, опытнее, наверняка лучше знаете жизнь. И можете решить, как будет правильнее. Если обидела вас или в чем-то ошибаюсь, пожалуйста, простите… Я приехала из самых лучших побуждений, чтобы всем жилось радостнее.
Она не сказала самого главного. Что Эрнестин и Энтони совсем друг другу не подходят. И что было бы лучше подарить Энтони свободу. Но это было ясно б
Стейнер затушил сигару.
– Говорите, из самых лучших побуждений? – задумчиво переспросил он.
Джулиана подняла на него свои честные глаза и медленно кивнула.
– Не знаю почему, но я вам верю, хоть и давно приучил себя в любой пламенной речи видеть подвох. Особенно если произносит ее человек мало знакомый. – Стейнер взял со стола карандаш и принялся крутить его в руках.
У Джулианы ёкнуло сердце. Верит!
– Обещаю подумать над вашими словами. И не выдам вас Энтони.
Джулиана с облегчением вздохнула, улыбнулась и поднялась со стула.
– Большое спасибо.


Эрнестин не звонила и не приезжала. Зато регулярно названивала Нэнси. Ничего нового и существенного она не говорила. В основном грозила и пыталась пристыдить. Как только с ее уст слетало первое слово о Синтии, Энтони тотчас прерывал связь. После третьего такого звонка он окончательно пришел к выводу, что здоровье Эрнестин в безопасности. Если бы ее и правда едва спасли от смерти, об этом непременно поставили бы в известность родителей. Да и от самого Энтони не скрывали бы, ни в какой больнице она лежит, ни как выглядит – Эрнестин воспользовалась бы своим страдальческим видом, чтобы сильнее усовестить «неверного» бойфренда, извлечь из положения возможно больше пользы.
Не звонила и Синтия. Об ее звонках оставалось лишь мечтать. Если бы подобное чудо случилось, Энтони, возможно, наплевал бы на все на свете… Во всяком случае, в иные минуты ему так казалось. Слишком мощным и неистребимым оказалось рожденное ею чувство, чересчур манили загадки, которые она в себе таила.
Нет, нарушить клятву, данную Эдварду, он бы не смог. По крайней мере, если бы не сошел с ума. А при мыслях о Синтии ум все чаще отказывал. Боже! Все как будто перевернулось с ног на голову. Порой, выходя из глубокой задумчивости, он теперь не сразу понимал, утро на дворе или вечер, пора ли отправляться спать или самое время поспешить на очередную встречу. Казалось, преуспевающего трудоголика-риелтора вдруг не стало на свете. Вместо него вернулся некогда исчезнувший увлеченный поэзией мечтатель. Вернулся благодаря любовной магии…
Как-то раз, побеседовав с возможным клиентом за ланчем в ресторане, он вышел на улицу и увидел у обочины длинноногую девушку со светлыми стянутыми в узел волосами. Не успев задуматься о том, стоит ли подходить и Синтия ли это, он рванул к ней через широкий тротуар, поскользнулся на кожуре от банана, брошенной мимо урны, и его ноги разъехались в комичном полушпагате. Девушка повернула голову и изумленно взглянула на него. У нее были карие глаза и куда более круглое, чем у Синтии лицо.
– Простите, – пробормотал Энтони, радуясь, что клиент остался в ресторане.
Следовало возможно скорее вернуться к ненавистной привычной жизни. Убить в себе влюбленного мечтателя – раз и навсегда.
В четверг вечером, когда Энтони только вернулся в свою огромную страшно неуютную квартиру, в дверь позвонили. Явилась, мелькнуло в голове. Наверное, окончательно «выздоровела». На сердце опустился тяжкий груз.
На пороге стояла не Эрнестин. А ее отец – с незажженной сигарой в руке и странным выражением утомленного лица.
– Эдвард? – Видеть надежного отцовского друга было всегда приятно, только Энтони никак не ожидал, что тот пожалует. Эдвард был загружен делами, а о встречах всегда договаривался заранее. – Как ты вошел в подъезд? Домофон не работает? А консьерж? Куда-то отлучился?
– Я взял ключ у Эрни. Можно войти?
Энтони поспешно сделал шаг в сторону, давая гостю дорогу.
– Да, конечно. Прости, я… – Он виделся с Эрнестин? – подумал совсем растерявшийся Энтони. Где? Что она ему наплела? Положение было пренелепым.
– Квартирка ничего, – заметил Эдвард, осматриваясь в невообразимых размеров прихожей.
– Да, но… Признаться честно, я ее терпеть не могу, – неожиданно для себя сказал Энтони. – Пойдем на кухню, – прибавил он, не желая, чтобы Эдвард задавал вопросы.
Тот молча проследовал за хозяином.
– Говоришь, взял ключ у Эрни? – спросил Энтони. Обсуждать последнюю выходку Эрнестин с ее отцом не было ни малейшего желания, однако, раз он приехал сам и уже виделся с ней, не оставалось иного выхода.
– Да, – спокойно сказал Эдвард, садясь на табурет у стола. – Когда я позвонил, она от души веселилась на празднике. С хорошими друзьями, как она выразилась. – Он взял сигару в рот, достал зажигалку и пошевелил губами, отчего кончик сигары указал прямо на Энтони. – Угостить?
– Нет, спасибо. С курением я завязал.
Эдвард вопросительно взглянул на него, о чем-то задумался, кивнул, будто понял, благодаря кому Энтони истребил в себе гадкую привычку, и зажег сигару.
– Молодец. А я вот никак не могу. – Какое-то время он курил, с умиротворенным видом рассматривая кухню.
Энтони стоял, прислонившись спиной к холодильнику и ожидая, что последует дальше. Эдвард явно что-то задумал.
– Я и не подозревал, что у моей дочери в Нью-Йорке столько хороших друзей, – усмехаясь и особенно выделяя «хороших», произнес вдруг он. – Когда я приехал на эту вечеринку и взглянул на них, от души порадовался за нее.
Энтони, ясно услышав в голосе Эдварда иронию, задумался: неужели он впервые в жизни рассмотрел, среди каких людей обожает бывать его дочь?
– Все в дорогих нарядах, богатых украшениях, – продолжал Эдвард тем же насмешливым тоном, но с серьезным видом. – Шампанское льется рекой. До Шекспира и несчастных африканцев им нет никакого дела! Благодать!
Энтони настороженно нахмурил брови. При чем здесь африканцы?
– Я приехал очень вовремя, – с наигранной радостью сказал Эдвард. – Если бы моя дочь выпила еще бокальчик-другой шампанского, то уже не держалась бы на ногах.
– Где она? – не выражая ни особой тревоги, ни интереса, спросил Энтони.
– В гостинице. Утащил ее с чудесного праздника чуть ли не силой. По дороге она рассказала мне, что ты напропалую веселишься с другими женщинами, что ей даже пришлось выдумать историю о таблетках.
Энтони ничего не ответил, но не опустил глаз – стыдиться ему было нечего. Несколько мгновений они смотрели друг на друга молча, потом Эдвард, очевидно сделав какие-то выводы, спросил:
– Стало быть, ты думал, что Эрни в больнице?
Энтони покачал головой.
– Я сразу понял, что это ложь. – Он взял с буфета пепельницу и поставил ее перед гостем.
Тот кивнул в знак благодарности.
– Если бы ты видел, как она сегодня выглядела! – сказал он с той же насмешкой в голосе. – Спина голая ниже некуда, руки все в драгоценных камнях – загляденье! Видимо, все эти дни ездила по ювелирным и покупала себе подарки. Какой там Шекспир!
Энтони никак не мог понять, при чем здесь Шекспир. Эрнестин наверняка не прочла ни единой шекспировской строчки, разве что из-под палки в школе, ничего не поняв. Эдвард вел себя престранно.
– Она у нас раскрасавица, – протянул он. – Согласен?
Энтони не ответил. Эдвард затушил сигару и вдруг пристально посмотрел ему в глаза.
– Послушай, а если бы ее вдруг не стало, тебе лучше бы зажилось или хуже?
– То есть как «не стало»? – Энтони непонимающе покачал головой.
– Нет-нет! – Эдвард поднял руки. – Я не о смерти говорю, не о психбольнице и не о тюрьме. Просто представь, что у тебя появляется возможность жить без Эрни. Ты бы ею воспользовался?
Энтони ответил бы не задумываясь, но не желал причинять Эдварду боль.
– С чего ты вдруг завел об этом речь?
– Говори, не виляй! – потребовал Эдвард.
– Не могу.
– Затрудняешься? – Эдвард прищурил внимательные глаза. – Или боишься обидеть меня? Если боишься, забудь, что я ее отец. Всего на минуту.
Энтони мрачно усмехнулся.
– Легко сказать.
– Я слов на ветер не бросаю, – строго прибавил Эдвард.
– Знаю. – Энтони смотрел на него, все силясь понять, что случилось.
– Отвечай же, – требовательнее произнес Эдвард. – Хотел ли бы ты жить без Эрни?
Энтони опустил глаза.
– Да, – негромко произнес он. – Но это не имеет значения. Мало ли чего мы хотим, мало ли, какие…
– Пусть этот день станет днем, когда возможно все, – проговорил Эдвард так спокойно, будто готовился к этой минуте долгие месяцы.
Энтони посмотрел на него в полной растерянности и покачал головой.
– Не понимаю…
– Мы посоветовались с Роуз и решили, что Эрни стоит отправить в санаторий, – сказал Эдвард. – Пусть походит на лечебные процедуры, укрепит здоровье, отдохнет от этой бессмысленной суеты. Хорошо, если она согласится пробыть там месяца полтора-два. Может, и Роуз с ней съездит.
Энтони постарался, чтобы огромное разочарование не отразилось на его лице. Он уже было подумал, Эрнестин заберут навсегда, а речь шла самое большее о двух месяцах. Два месяца свободы не могут ничего изменить. Общаться в это время с Синтией было нельзя – чтобы не дарить ей несбыточных надежд, не морочить голову. Да и не обрекать на страдания самого себя.
– Все это время я буду осторожно готовить Эрни к мысли, что вы больше не будете жить вместе, – беззаботным тоном произнес Эдвард. – Потом выберу подходящую минуту и скажу об этом прямо. Дай ей бог в ближайшее время увлечься кем-нибудь другим. Одним из «хороших друзей». Хотя бы будут понимать друг дружку.
– Что? – Энтони зажмурился и снова покачал головой. – Больше не будем жить вместе? О чем ты?
– Я не ясно выразился? – невозмутимо спросил Эдвард.
– Гм… – На какое-то время Энтони утратил способность говорить и мыслить.
– Или же ты брякнул не подумав? – более строго спросил Эдвард. – Такими вещами не шутят. Надеюсь, понимаешь?
– Разумеется. Я… подумал. Подумал давно, – сказал Энтони. – А как же…
– Наш уговор отменяется, – сказал Эдвард, тотчас угадав, о чем толкует Энтони. – Просто забудем о том разговоре – и все. Ну или сделаем вид, что ничего такого не было.
Энтони долго смотрел на него, не веря, что свершилось чудо. Внезапно ему на ум пришла догадка, и все вдруг стало понятным.
– Ты что, разговаривал с Фемидой? С Джулианой Стиллер… гм… Уоррен? – спросил он, ощущая, как по груди пьянящим теплом разливается благодарность, жажда скорее начать иную жизнь, любовь к Синтии и море прочих окрыляющих чувств.
Эдвард озадаченно взглянул на него, потом вдруг усмехнулся.
– С Фемидой по долгу прежней службы мне приходилось сталкиваться не раз. Но чтобы разговаривать… – Он покачал головой. – Да, кстати… – Его лицо вдруг стало сосредоточенным, каким делалось всегда, если речь заходила о работе. – Как твои дела? Нашел общий язык с подчиненными?
Энтони вздохнул, что не ускользнуло от внимания Эдварда.
– Дела идут неплохо. С подчиненными?.. Нельзя сказать, что все гладко, но, думаю, еще неделька-другая – и проблем не будет. Прошло не так много времени.
Эдвард кивнул.
– Я тут подумал, – произнес он, потирая гладко выбритый волевой подбородок, – что тебе не вполне подходит эта работа. Может, попробуешь себя в чем-нибудь еще?
Вечер изобиловал сюрпризами.
– На меня поступили жалобы? – растерянно спросил Энтони. – От клиента или сотрудников?
– Ни от кого, – ответил Эдвард. – Тобой, наоборот, вполне довольны. Просто мне вдруг пришла в голову такая мысль… Может, я, конечно, ошибаюсь. В любом случае предлагаю и тебе хорошенько об этом поразмыслить. Меня ты не подведешь, даже если решишь, что должен уйти из компании. Советую тебе отдохнуть, привести в порядок мысли.
– Я совсем недавно был в отпуске, – недоуменно пробормотал Энтони.
– Верно, но прошедший месяц был слишком насыщен событиями. Чтобы прийти в норму, тебе необходимо набраться сил.
– Эдвард, ты не представляешь себе… – Энтони замолчал. Слов хотелось сказать столько, что было невозможно решить, какие выбрать сначала, какие оставить на потом.
Эдвард поднял руку.
– Не стоит. – Он помолчал и посмотрел Энтони в глаза со всей серьезностью. – Всегда помни: ты мне как сын. Вы расстаетесь с Эрнестин, но мы с тобой должны поддерживать отношения до самого конца. Обещаешь не забывать старика?
– О чем ты говоришь, Эдвард! – Энтони прижал руку к груди, показывая, насколько глубоко его уважение и привязанность к спасителю и товарищу отца.
– Смотри же! – шутливо пригрозил пальцем Эдвард.
Энтони на миг закрыл глаза, медленно провел руками по лицу.
– Как все неожиданно, быстро, непостижимо… Подожди-подожди… – Он нахмурился, потер лоб. – Но ведь я должен сам поговорить с Эрнестин, найти слова… Не желаю взваливать всю тяжесть объяснений на одного тебя. Не хочу прятаться за чужой спиной, быть трусом…
– Я тоже все раздумывал, как нам лучше поступить. И решил, что поговорю с Эрни сам, а прежде подготовлю почву. Так будет лучше для нее, уж я-то знаю свою дочь. Будь она менее, гм, своенравна и капризна, тогда, конечно, вы объяснились бы один на один, без моей помощи. – С губ Эдварда слетел вздох. – Ты вовсе не трус – я давным-давно это понял. Отец гордился бы тобой. И я горжусь. – Не желая разводить сантименты, он снова закрутил головой. – А квартирка эта что надо, уж я-то в них толк знаю. Послушай-ка, если не можешь ее терпеть, продай мне. Я бываю в Нью-Йорке по делам, и Эрнестин она нравится – все уши нам с Роуз о ней прожужжала. – Он снова вздохнул. – Балую я ее ужасно, так?
Энтони пожал плечами и потупил взгляд.
– Но ничего не могу с собой поделать. Наверное, я и виноват в том, что она такая у нас выросла. Я и Роуз. Ладно. Теперь уже ничего не изменишь. – Эдвард шлепнул рукой по колену. – Ну так что насчет квартиры? Договорились?
Энтони кивнул. В эти минуты он был настолько ошеломлен и счастлив, что был готов не продать Эдварду квартиру, а подарить и дать в придачу всю сумму, которую пришлось за нее выложить.
– Конечно.
– А тебе я посоветовал бы купить дом. Где-нибудь на окраине. Пока ты агент по недвижимости и прилично зарабатываешь. В сравнении с квартирой, даже самой роскошной, дом куда лучше. Особенно когда есть семья, дети… Ты еще молод, и все у тебя впереди.
Эдвард как будто рассматривал подоконник, но Энтони понял по выражению его лица, что старику известно гораздо больше, чем можно предположить. О прошлом, настоящем и даже о будущем…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обмануть судьбу - Тиммон Джулия

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Обмануть судьбу - Тиммон Джулия



Отличный роман. Интересно почему нет комментариев?
Обмануть судьбу - Тиммон ДжулияЕлена
27.03.2014, 15.05





Роман- пустышка, поэтому и комментарии отсутствуют. Просто даром потраченное время.
Обмануть судьбу - Тиммон Джулияморин
28.03.2014, 17.55





Бред как такая ахинея может прийти в голову
Обмануть судьбу - Тиммон ДжулияГюльджан
21.12.2015, 11.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100