Читать онлайн Обмануть судьбу, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обмануть судьбу - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обмануть судьбу - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обмануть судьбу - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Обмануть судьбу

Читать онлайн

Аннотация

Познакомившись с подружкой университетского приятеля, компания давних друзей приходит в ужас. Эрнестин глупа, ветренна, тщеславна – совсем не пара интеллектуалу Энтони Бриджу. Что удерживает их рядом друг с другом? Вне всяких сомнений, какая-то тайна, поняли друзья и решили вмешаться. Спасет ли положение Синтия Макгарви, очаровавшая Энтони еще в студенческую пору? И не приведет ли их встреча к непо-правимой беде?..


Следующая страница

1

– Только ради бога не подумайте, будто у нас всегда так будет, – пропела Эрнестин, лениво-самодовольным жестом убирая прядь шоколадных волос с загорелой щеки. Всякое ее движение говорило о том, сколь хорошенькой она себя находит и как уверена, что лицезреть ее сплошное удовольствие для окружающих. – Мы въехали сюда всего месяц назад и тут же полетели на Сент-Бартс. Кстати говоря, там обожают отдыхать Ума Турман, Джон Бон Джови и море других знаменитостей. В день нашего приезда проводили съемки Стелла Маккартни и Кейт Мосс! А три дня спустя…
Она не умолкала ни на минуту. Энтони, который, увидев давних друзей, вмиг помолодел лет на пять, теперь снова сидел мрачный и как будто стыдился смотреть гостям в глаза. Уоррены, Голдуины и Хофманы украдкой бросали на него сочувственные взгляды; слушать Эрнестин, хоть ее болтовня и убивала бессодержательностью, старалась лишь Джулиана Уоррен (в девичестве Стиллер, а в компании товарищей по колледжу больше известная как Фемида), ибо во всем стремилась докопаться до самой сути и силилась понять, почему их вдумчивый, сильный духом и телом друг попался в сети столь пустой женщины.
– Может, кому-нибудь еще кофе? – спросила болтливая хозяйка, вконец утомив приятелей бойфренда перечислением громких имен. Создавалось впечатление, что красот самого острова Сент-Бартс, рассматривая известных моделей, актеров и дизайнеров, она вовсе не заметила.
– Да, мне, пожалуйста. – Питер Хофман, довольный, что можно отдохнуть от трескотни Эрнестин хоть мгновение-другое, подвинул свою чашку.
Бенджамин Уоррен, муж Джулианы, пользуясь минутой, повернулся к Энтони и приятельски похлопал его по плечу.
– А мы тут совсем недавно вспоминали, как в конце второго курса вы с Патриком…
– Так вот, я не договорила, – беспардонно прервала его Эрнестин. – Если вы снова к нам придете – скажем, через несколько месяцев, – то не узнаете эту квартиру… – Она внезапно замолчала, поймав на себе грозный взгляд Энтони. Его лицо стало темнее прежнего, складки у рта углубились, зрачки расширились от гнева. – Что такое? – спросила Эрнестин, наполнив чашку Питера и поставив на место кофейник. – Я сказала что-то не то?
– Ты перебила Бенджамина, – спокойно, но продолжая испепелять подругу взглядом, произнес Энтони.
– Правда? – Эрнестин улыбнулась гостям с видом избалованной девочки, которой прощается любая шалость, и взглянула на Бенджамина. – Извини, пожалуйста. – Она повернулась к мужу и подбоченилась. – Ну и что в этом страшного? Бенджамин на меня ни капли не обиделся. В компании всегда так: все хотят чем-то друг с другом поделиться, вот и говорят одновременно.
– Если в компании ты, слышно одну тебя, – с трудом удерживаясь, чтобы не повысить голос, заметил Энтони.
– Может, еще поругаемся, а?! – запальчиво воскликнула Эрнестин. – Давай покажи друзьям, каким ты бываешь! Они тебя таким наверняка не видели!
Энтони сжал кулаки, и Лайза Голдуин, заметив это, тотчас наклонилась над столом и схватила за руки его и Эрнестин.
– Ребята, успокойтесь!
Эрнестин улыбнулась ей светской улыбочкой.
– Не волнуйся, это мы так, не всерьез. Драться уж точно не станем. – Она глуповато хихикнула. – Просто наш дорогой Энтони встал сегодня не с той ноги. Я сейчас быстренько договорю, что хотела, а потом продолжишь ты, Бенджамин, хорошо?
Бенджамин в знак того, что не возражает, приподнял руки.
– В общем, очень скоро здесь все изменится, – воодушевленно защебетала Эрнестин. – Мы пригласим дизайнеров, выясним, какие интерьеры теперь в моде, наймем ремонтников. Сама по себе квартира прекрасная – просторная, светлая, но надо довести ее до ума. В одной из комнат, наверное, устроим подобие детской. Мало ли что… – Она полуопустила ресницы и кокетливо взглянула из-под них на сидевшего по правую руку Патрика Голдуина.
Тот, не зная, как быть, взял почти пустую чашку и стал рассматривать кофейную гущу.
– Впрочем, с детьми торопиться не стоит, – почти без остановки продолжила Эрнестин. – Мы с Энтони хотим вдоволь пожить вдвоем, а уж потом…
Энтони поднялся из-за стола, медленно прошел к раскрытому окну и достал из кармана пачку сигарет и зажигалку. Курит, с болью в сердце отметила Джулиана. Может, оттого и выглядит теперь так, будто до смерти устал. Впрочем… Она горестно усмехнулась про себя. От такой жизни устать немудрено.
Одному богу известно, как долго разглагольствовала бы Эрнестин о том, в какое чудо превратится их новое жилище, если бы на столике с черно-малиново-синей японской вазой не зазвонил мобильный. Хозяйка, явно красуясь, поднялась со стула и одарила гостей театральной улыбкой.
– Я сейчас. – Она проплыла к столику, взяла телефон и, поднеся его к уху, пошла в прихожую, где заговорила громко и слишком восторженно, откровенно на публику.
На лица друзей, что знали друг друга с восемнадцатилетнего возраста и наконец остались одни, легла тень печали. Бенджамин приоткрыл рот с намерением что-то сказать, но так не промолвил ни слова, не то с отчаяния, не то из-за невозможности что-либо исправить качнул головой и снова потрепал выкурившего сигарету и вернувшегося на место Энтони по плечу. Тот попытался улыбнуться, но улыбка вышла кривая, совсем не такая, какая почти не сходила с его губ в студенческие времена, а в глазах отразилась бесконечная тоска. Очевидно, не желая казаться слабым и сломленным жизнью, он тут же расправил плечи, выше поднял голову, опять встал, прошелся взад-вперед по комнате, остановился у окна лицом к друзьям, шире и радостнее улыбнулся и… снова потянулся за пачкой сигарет, которую оставил на подоконнике, по-видимому, неосознанно.
Лайза сцепила руки в замок и опустила глаза. Джулиана заставила себя улыбнуться, но через мгновение-другое тоже потупилась. Питер и Аманда обменялись быстрыми многозначительными взглядами.
– Достойно ль
Смиряться под ударами судьбы,
Иль надо оказать сопротивленье
И в смертной схватке с целым морем бед
Покончить с ними? —
безотрадно и задумчиво пробормотал Патрик.
В эту минуту вернулась Эрнестин. Взгляд ее разгоревшихся после телефонного разговора глаз остановился на Патрике.
– Ты что, поэт? – спросила она тоном человека, которому до поэзии и литературы в целом нет никакого дела, но который полагает, что, если отмечать поэтический дар в других, будешь казаться знатоком и ценителем.
Аманда поставила локоть на стол и уперла подбородок в ладонь, дабы не засмеяться. Энтони быстро достал сигарету и снова закурил. Патрик несколько мгновений смотрел на Эрнестин молча, стараясь ни малейшим движением не выразить, что он о ней думает. Разумеется, она имела полное право не знать известнейшего монолога из «Гамлета», но было ли это по вкусу Энтони?
– Нет, я не поэт. Всего лишь время от времени люблю почитать Шекспира. А вот Фемида…
– Фемида? – Эрнестин так и не узнала о том, что Джулиана, учась в колледже, играла почти во всех спектаклях студенческого театра, которые ставили по пьесам Шекспира. Вместе с Энтони. И что сама пишет стихи. Эрнестин такие подробности нимало не интересовали. – Это та юридическая контора? – оживленно спросила она. – В ней работает адвокат… мистер… гм… как же его? В общем, не важно. Он помог моей двоюродной сестре отсудить себе при разводе дом и всю мебель. – Не заметив одобрения и восторга в глазах слушателей, Эрнестин воинственно тряхнула волосами. – Лично я считаю, что ее чертов бывший муж должен был оставить ей все добровольно! Он на десять лет ее старше, низенький, тощий – смотреть не на что! А она голубоглазая стройная красавица. На таких не то что не жаль никаких денег – молиться надо! Ничего, он еще попляшет! У Элис не сегодня завтра появится новый муж, побогаче первого. Посмотрим, как тогда забегает этот заморыш! Ой! – Не замечая, что гостям больно и неловко слушать ее речи, Эрнестин подняла руку с телефоном, а вторую прижала к груди. – Послушайте, мне только что позвонила подруга. Вчера вернулись с мужем из Парижа, а сегодня предлагают нам с Энтони поужинать с ними. Если вы не возражаете, мы бы…
– Что-о? – Энтони, теряя терпение, резко наклонил вперед голову и сильно прищурился, делая вид, будто ослышался. – Да ты в своем уме?
Эрнестин повернулась к нему и с видом невинного дитя часто заморгала.
– А что тут такого? Мне неожиданно позвонила Нэнси… А мы вроде бы уже обо всем переговорили…
Энтони с силой ударил кулаком по подоконнику.
Эрнестин испуганно вздрогнула.
– Нет, если, конечно, ты против… И если ребята хотят побыть у нас подольше…
Энтони закачал головой и, наверное, опять стукнул бы по несчастному подоконнику – на сей раз так, что он разлетелся бы в щепы, но положение спасла Лайза.
– Нет-нет, – возможно более дружелюбно произнесла она, поднимаясь. – Энтони, прошу тебя, успокойся. Нам правда пора. Мы с Патриком поедем к родителям за ребенком. А у Питера и Аманды маленький щенок. Его лучше пока не оставлять надолго одного. – Она улыбнулась. – Так что поезжайте на встречу и ни о чем не волнуйтесь.
Остальные дружно повставали с мест.
– Спасибо за кофе, – не удержался и съязвил Питер. О чем, впрочем, тут же пожалел: лицо Энтони исказилось так, будто он получил пощечину.


Выйдя из величественного здания, холл которого был отделан едва ли не богаче, нежели вестибюли первоклассных гостиниц, компания побрела вниз по улице. Поначалу хранили мрачное молчание. Но оттого, видимо, что всем вдруг захотелось покрепче ухватиться за самое дорогое и неподдельное в жизни, Лайза взяла Патрика под руку и прижалась к нему, будто озябнув, Бенджамин обнял Джулиану за хрупкие плечики, а Питер и Аманда взялись за руки.
– Юридическая контора… – грустно усмехаясь, пробормотал наконец Бенджамин.
– Послушайте, мне так страшно и плохо, что я вот-вот разревусь! – воскликнула Джулиана, обводя друзей отчаянно-растерянным взглядом.
– М-да уж. – Питер, сильно морща лоб, потер висок, точно в безжалостном приступе мигрени.
– Надо что-нибудь придумать, – сверкая своими честными ясными глазами, заявила Джулиана. – Попытаться ему помочь. Если мы оставим все как есть, я век себя не прощу!
– Давайте снова соберемся как-нибудь на днях за ужином и пораскинем мозгами, – предложил Питер.
– Зачем тянуть? – Лайза чуть отстранилась от мужа и рассеянным движением провела рукой по пышным темно-русым волосам. – Почему не поговорить сегодня же?
– Ты же сказала, вам надо ехать за ребенком, – напомнил Бенджамин.
Лайза криво улыбнулась.
– Это я так, чтобы Энтони не поднял шума. Мама ни за что не отдаст Джонни до завтрашнего вечера.
– Так что можно поехать к нам и беседовать хоть до утра, – тотчас предложил Патрик. – Ужин закажем в ресторане – очень уж хочется есть.
– А ваш щенок? – спросила Джулиана, глядя на Аманду и Питера.
– Он уже вовсе не маленький, – ответила Аманда. – Без нас, конечно, скучает, но не так, как раньше. В любом случае мы планировали провести вечер у Энтони, правильно? Стало быть, никуда не спешим и в самом деле не должны откладывать этот разговор в долгий ящик.
Час спустя компания уже сидела в гостиной у Голдуинов. Заказанными в ближайшем индийском ресторане чесночным нааном, рисом со специями и цыпленком «тандури» от души подкрепился лишь Патрик, аппетит у которого не пропадал ни при болезнях, ни когда на голову обрушивалось море бед. Остальные ели медленно и неохотно, а Джулиана и вовсе не притронулась к ужину. Первые минуты все напряженно молчали. У Джулианы едва заметно подрагивал мускул на молочно-белой щеке и то и дело сдвигались брови, более темные, чем рыжие, точно бока гнедой лошади, курчавые волосы.
– А в наших ли силах что-либо изменить? – кладя на стол недоеденный кусок наана и откидываясь на диванную спинку, спросил Питер. – У Тони всегда была голова на плечах – раз он выбрал себе в спутницы эту Эрнестин, значит, так ему нужно.
Патрик хмуро кивнул.
– Такие попытки помочь обычно не заканчиваются ничем. Иных влюбленных вовек не поймешь. Есть парочки, которые без конца скандалят, обливают друг дружку грязью, жалуются всем подряд, но жить порознь просто не могут. Может, и у Энтони так с этой его красавицей?
– Да неужто вы думаете, что это любовь? – вскидывая голову, почти прокричала Джулиана. – Энтони постарел не на восемь лет, а на все пятнадцать! Его будто подменили. Где этот задорный огонь в глазах? Куда подевались остроумные шуточки? Разве так выглядят влюбленные?
Бенджамин, что сидел с ней рядом, провел рукой по морю ее медных кудрей.
– Ну-ну, только не волнуйся. И вспомни семейку моей сестры. Они живут с Тайлером двенадцать лет, все двенадцать лет грозят друг другу разводом, бывает, дело доходит чуть не до драки, тем не менее у них двое смышленых мальчишек и развестись что он, что она хотят меньше всего на свете. Любовь порой до нелепого странна, более того жестока и мучительна. И все равно это любовь…
– Да, но вместе с тем у Кристин и Тайлера много общего, – с жаром возразила Джулиана. – И потом, несмотря на эту их ругань, они связаны друг с другом чем-то таким, что сильнее всего прочего на свете. Стоит раз увидеть, как один на другого смотрит, и сразу почувствуешь, что им суждено быть вместе до скончания века. История же Энтони и Эрнестин, такое впечатление, совершенно иная.
Аманда кивнула. Она единственная из всей компании училась не в Гарварде, хоть и дружила с Питером со школьной скамьи, потому знала Энтони куда хуже других.
– Верно. Уж на что мало общалась с Энтони я, но когда увидела его сегодня, сразу подумала: наверное, он в эти годы хлебнул немало горя.
Патрик поднял руки.
– Да, все мы заметили, что он несчастен и подавлен. И все страдаем за товарища. Если бы смогли помочь – ничего бы не пожалели. Но не думаете же вы, что Эрнестин держит его рядом с собой силой? Теперь все делается по доброй воле, не то что веке в девятнадцатом, когда сочетались браком больше из-за титулов, богатого приданого, положения в свете. Или если поцеловались и были кем-то замечены, то есть запятнали доброе имя друг друга. На дворе двадцать первый век! Каждый в ответе за себя, будь то мужчина или женщина, все работают и вольны поступать, как кому заблагорассудится. Если от былой любви не осталось ни капли, стоит лишь открыто поговорить и идти дальше разными дорогами.
– Во-первых, Энтони и Эрнестин, по счастью, еще не женаты, – сказала Лайза, скатывая в шарик мякиш наана. – Во-вторых, это только на словах все легко: поговорили и разошлись! На деле все куда сложней. Не забывай о чувстве долга, о принципах, о нравственности. Порой они гораздо важнее того, что лежит на поверхности. В-третьих, я сильно сомневаюсь, что Эрнестин работает и сама себя обеспечивает… – Она подняла руку высоко над тарелкой и отпустила шарик. Тот упал на самый край, весело подпрыгнул и шлепнулся на недоеденное цыплячье мясо.
– Вот-вот! – подхватила Аманда. – На дворе двадцать первый век, правильно, но лентяев и иждивенцев полным-полно и теперь! Кстати, где Энтони и Эрнестин жили раньше? Откуда друг друга знают? И чем занимается Энтони? Кто-нибудь в курсе?
Питер запустил пятерню в зачесанные назад волнистые каштановые волосы.
– Он позвонил мне в среду вечером. Сказал, что вернулся в Нью-Йорк. Как будто насовсем. И что хотел бы всех нас увидеть. Я подумал, что остальное он расскажет при встрече.
– А тогда, после выпуска? Куда он поехал? – спросила Аманда.
Бенджамин потер лоб, напрягая память.
– В Чикаго, работать в компании не то родственника, не то знакомого. Какое-то время мы переписывались, но потом за делами и заботами перестали.
Вновь воцарилось молчание. Бенджамин стал медленно наматывать на палец прядь жениных волос, как делал всегда в минуты задумчивости и печали. Патрик привлек к себе Лайзу и уткнулся носом в ее макушку. Питер взял с блюда еще кусочек наана, взглянул на него рассеянным взглядом, размышляя определенно вовсе не о еде, и отложил.
– Нет, так не пойдет! – вдруг нарушая тишину, воскликнула Джулиана. – Это проще всего рассудить – мол, он сам знает, что делает. А у нас и своих неприятностей хватает. И забыть о нем. На наших глазах погибает такой замечательный парень – не протянуть ему руку помощи, все равно что отвернуться, увидев утопающего.
– Что ты предлагаешь? – осторожно разматывая ее волосы с пальца, спросил Бенджамин. – Позвонить ему и сказать: оставь эту дуру? Думаешь, он только этого и ждет? И с радостью последует нашему совету? А сам на решительный шаг просто никак не отваживается?
Джулиана лишь тяжко и прерывисто вздохнула.
– Может, он и правда в нее влюблен? – пробормотал Питер, глядя на невидимую точку в воздухе. – Она ведь, если не обращать внимания на вопиющую глупость, весьма симпатичная.
Патрик метнул в него выразительный взгляд.
– По-моему, сначала бросается в глаза ее глупость, а уж потом все остальное.
– Да, но порой женская красота действует на мужчин, точно колдовство, делает дураками умнейших. – Питер положил руку на обтянутую синей джинсовой тканью ногу жены. – Верно я говорю?
Аманда в шутку пихнула его локтем в бок.
– Намекаешь на то, что и тебя, редкого умника, свела с ума женская красота?
Питер засмеялся.
– Редким умником я себя, насколько помню, никогда не объявлял, но перед женскими чарами тоже не устоял – что верно, то верно. – Он наклонил голову и коснулся губами покрытого золотистым пушком виска жены.
– А мне показалось, – протянула Лайза, – Энтони смотрит на свою Эрнестин неизменно с каплей ненависти.
– Может, это только сегодня? Лишь потому, что ему было неудобно перед нами? – предположила Аманда.
Лайза пожала плечами и, погружаясь в раздумье, чуть выпятила нижнюю губу, что была заметно полнее верхней.
– Мы непременно должны хотя бы попытаться ему помочь, – твердо сказала Джулиана. Она в волнении поднялась с места, прошла к книжным полкам, стоявшим одна на другой у дальней стены, неизвестно для чего взяла увесистый металлический подсвечник с толстой прозрачно-фиалковой свечой и, размахивая им, прибавила: – Разумеется, не стоит прямо ему заявлять: брось свою дуру. Надо придумать способ похитрее…
– О! – вдруг воскликнула Лайза, вскидывая руку с поднятым указательным пальцем. – Кажется, у меня есть идея.
Остальные так дружно устремили на нее взгляды, что ей сделалось неловко.
– Может, конечно, не вполне удачная… – поспешила прибавить она. – Я вдруг вспомнила, как мы смотрели запись – третью свадьбу моей любвеобильной тетушки… Не помните? На четвертом курсе?
Друзья переглянулись. Джулиана пожала плечами, а Питер почесал затылок, будто что-то припоминая. Уверенно кивнул лишь Патрик. На четвертом году обучения он и Лайза были уже женаты.
– В общем, это не имеет значения. Важно то, что Энтони тогда очень приглянулась моя двоюродная сестренка Синтия, – оживленно произнесла Лайза. – Когда наша тетушка в третий раз выходила замуж, она была еще школьницей, пятнадцатилетней девочкой. Помню, Энтони, любуясь ею, сказал: вот бы найти такую же подругу, устроиться на приличную работу, со временем обзавестись домом, детьми. Мол, больше ничего и не нужно в жизни… – Она слегка покраснела и замолчала, будто устыдившись пылкости, с которой говорила.
Друзья минуту-другую обдумывали ее слова. Бенджамин медленно кивнул.
– Как выглядит твоя сестренка, уж прости, не помню, но в голове вдруг отчетливо всплыла одна наша беседа с Тони. Дело было на каком-то празднике, незадолго до выпуска, по-моему. Тони в порыве откровенности сказал тогда, что мечтает встретить такую девушку, с которой в постели было бы сладко, а вне постели не скучно. И так до скончания века быть только с ней. По молодости все, наверное, мечтают о подобном, но Тони, помнится, с особым чувством об этом говорил – так, будто правда был готов посвятить всего себя одной-единственной женщине. И кого в итоге выбрал? Тьфу! – Он скривился и в отчаянии шлепнул себя по колену.
– Подожди-подожди, – пробормотала Джулиана, жестом прося мужа помолчать и приковывая потемневший от напряженных размышлений взгляд к Лайзе. – А где она теперь, эта твоя сестренка?
– Вы что, затеяли стать профессиональными свахами? – Питер усмехнулся.
– Да помолчите же вы! – Джулиана хмурясь махнула рукой.
Лайза поерзала на месте, будто вдруг почувствовав, что подушки кресла комковатые и сидеть на них страшно неудобно.
– Синтия здесь… В Нью-Йорке…
– Замужем? – тоном полицейского, что допрашивает свидетелей ограбления, спросила Джулиана.
Лайза неохотно покачала головой.
– А друг у нее есть…
– Гм… – Лайза покраснела гуще прежнего. – Послушайте, наверное, Синтия тут не поможет. А мне следовало хорошенько подумать, прежде чем высказывать мысль вслух.
– Она не свободна? – настойчиво спросила Джулиана.
– Да нет же, свободна! – Лайза в отчаянии вскинула руки. – Но дело не в этом. Понимаете, она слишком рано вышла замуж, прожила с мужем четыре года, а теперь, после развода, больше слышать не желает о семейной жизни. Точнее… В общем, у нее как будто на самом деле нет ни малейшего желания снова с кем-то сходиться. Другие только так говорят: мол, не нужны мне все эти проблемы! Ни на что не променяю свободу! А у самих в голове так и жужжит: скорее бы кого-нибудь найти. Она же будто правда довольна своим одиночеством…
– Наверное, ее муж был полным придурком? – предположил Патрик. – Изменял ей, выпивал или поднимал на нее руку?
– Придурком? – Лайза пожала плечами. – Не сказала бы. Скорее наоборот. Он был крайне серьезным, умным, вроде бы порядочным… В этом-то и загадка: Синтия в жизни не сказала про него дурного слова. Но и не объяснила толком даже матери, почему они развелись. Все произошло тихо и мирно. Только Синтия теперь совсем другая. В общем… – Она извинительно улыбнулась и, маскируя неловкость, одернула рукава кофточки из тонкого трикотажа, которые в том нимало не нуждались. – Давайте забудем о Синтии.
– Нет, почему же? – Джулиана вернулась на место, забыв поставить подсвечник на полку. Бенджамин с опаской на него покосился. – Быть может… Как раз Синтия нам и нужна. – Джулиана загадочно сузила глаза.
– Что ты имеешь в виду? – полюбопытствовал Бенджамин, предусмотрительно отодвигаясь.
Джулиана имела привычку размахивать руками и, если что-нибудь держала, могла ненароком ударить того, кто находится рядом.
– Если бы мы попытались переключить внимание Энтони на женщину, которая сбивается с ног в поисках мужа, он, во-первых, сразу обо всем догадался бы, во-вторых, это бы его оскорбило. В нашем же случае можно устроить все так, что ни ей, ни ему и мысли в голову не придет… – Едва заметно улыбаясь, она развела руками.
Бенджамин порадовался, что отодвинулся, но, дабы не забыться и все-таки не получить в глаз подсвечником, забрал его у жены и поставил на пол.
– Не спеши, – мягко произнес он. – Лайза ведь сказала, что Синтия теперь совсем другая. Может, она и лицом изменилась настолько, что вовсе не понравится Тони.
– Нет-нет! – Лайза закрутила головой. – На вид она почти такая же, пожалуй даже привлекательнее.
– Но, может, после неудачного брака примкнула к фракции агрессивно настроенных феминисток? – с ухмылкой спросил Питер. – И пылает к мужчинам ненавистью?
Лайза вздохнула, выражая взглядом ореховых глаз, что с удовольствием забрала бы свое предложение обратно.
– Ни к кому она не пылает ненавистью. Среди мужчин у нее много друзей и приятелей. Но я же говорю…
– Да-да, мы поняли, – с деловитостью начальника произнесла Джулиана. – А чем ее можно заинтересовать? Есть ли у нее слабости?
Лайза задумалась.
– Синтия с головой погружена в работу и учебу.
– Она учится? – живо поинтересовалась Джулиана.
– Поступила в Колумбийский университет сразу после развода, в этом году окончит. И пишет сценарии. Сейчас корпит над дипломной, очень ею увлечена. Материалы собирается использовать и в работе.
– Какая у нее тема? – спросила Джулиана.
– По-моему, раскопки Шлимана, – ответила Лайза.
Патрик резко повернул голову.
– Раскопки Шлимана?
Лайза расширила глаза и шлепнула себя по голове.
– Боже мой! Как же я сразу не подумала?
Джулиана с видом победительницы хлопнула в ладоши. Бенджамин, Патрик и Питер довольно закивали. Одна Аманда смотрела то на одного, то на другого, ничего не понимая.
– Чему это вы так обрадовались? – спросила она.
Никто не услышал ее вопроса.
– Постойте, – проговорил Бенджамин, потрясая поднятыми руками. – Хорошо, допустим, мы их сведем, но что дальше? Вы отдаете себе отчет в том, какую мы берем на себя ответственность? Речь идет о судьбах людей! Не дай бог наши потуги помочь обернутся трагедией.
Джулиана взяла его за руку и опустила ее.
– Не волнуйся, мой дорогой. Мы взрослые девочки и мальчики и прекрасно понимаем, что жизнь не игрушка. – Она счастливо улыбнулась, будто отчетливо увидев перед собой воспрянувшего духом Энтони с новой подругой – красавицей из давней мечты. – Ничего преступного мы не собираемся делать. Осторожно познакомим мужчину и женщину, у которых, во-первых, общие интересы, во-вторых, много бед за плечами, в-третьих… – Она откинулась на спинку дивана, умиротворенная и уверенная в том, что они нашли наконец верную тропу. – Хоть бы они друг другу понравились!
Бенджамин недоверчиво взглянул на жену.
– Синтия ему, может, и понравится, а он ей?
– По Энтони сходило с ума полколледжа, – напомнила Лайза, глаза которой блестели теперь, точно шары на рождественской елке. – Да, он изменился, но обаяния и мужественности в нем ничуть не меньше.
Патрик бросил на нее строгий взгляд.
– Может, и ты тайно в него влюблена, а?
Лайза обвила его шею руками и звучно чмокнула его в губы.
– Я и тайно и явно влюблена в одного тебя! – Ее лицо расплылось в мечтательной улыбке. – Послушайте, как было бы здорово, если бы Синтия наплевала на свою независимость и сошлась с добрым, умным, сильным парнем! – Она вдруг нахмурилась и чуть приподняла плечи. – А что, если они и правда друг в друга влюбятся, но быть вместе не смогут… из-за той же Эрнестин, ну из-за того, что Энтони не решится ее бросить?.. Тогда затоскуют сильнее теперешнего, и все по нашей милости.
Джулиана посмотрела на нее серьезнея и медленно произнесла:
– Если между ними возникнет настоящее чувство, оно и определит их дальнейшую судьбу. Если же нет… тогда придется оставить эту затею…




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обмануть судьбу - Тиммон Джулия

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Обмануть судьбу - Тиммон Джулия



Отличный роман. Интересно почему нет комментариев?
Обмануть судьбу - Тиммон ДжулияЕлена
27.03.2014, 15.05





Роман- пустышка, поэтому и комментарии отсутствуют. Просто даром потраченное время.
Обмануть судьбу - Тиммон Джулияморин
28.03.2014, 17.55





Бред как такая ахинея может прийти в голову
Обмануть судьбу - Тиммон ДжулияГюльджан
21.12.2015, 11.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100