Читать онлайн Не размениваясь по мелочам, автора - Тиммон Джулия, Раздел - 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не размениваясь по мелочам - Тиммон Джулия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.82 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не размениваясь по мелочам - Тиммон Джулия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не размениваясь по мелочам - Тиммон Джулия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тиммон Джулия

Не размениваясь по мелочам

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

3

Рассел столь долго и мучительно раздумывал, не допустил ли новой ошибки, отказавшись от восторженно-невинного приглашения в гости, что позабыл обо всем на свете. Не заехал ни в аптеку, ни в магазин и не купил ни мазь, ни продукты. Список того, что ест и особенно любит Терри, оставленный Ребеккой на столике в прихожей, рассеянно засунул в карман. За мазью пришлось вечером бежать к соседям, а список Рассел обнаружил, лишь когда в полдень пошел перекусить с Уэйном, и до самого вечера переживал, что Теренцию будет нечем подкрепиться во время ланча.
Утром же вез его в детский сад в нелепом волнении и все спрашивал у самого себя: что это со мной? Приглянулась девочка? Глупости! Он криво улыбнулся. Эта чудо-воспитательница еще совсем ребенок, и потом мне теперь вовсе не до влюбленностей. Прошла моя пора, надо решать проблемы посерьезнее. А мисс Спенсер… Да просто очень уж она забавная. Взглянешь на нее – и на душе легче. Может, не зря, черт возьми, умотала Ребекка?! Может, в этом странном знакомстве и есть мое спасение? Напитаюсь жизнелюбием этой крошки, насмотрюсь на ее милые улыбки и, глядишь, очнусь от мрачной дремы. А там, снова полный сил и желания жить, и сына с дочерью верну. Хотя бы наполовину…
В коридоре детского сада царил полумрак – лампы не горели, октябрьское утро за большими окнами было уныло-серое и пасмурное. Откуда-то из боковой комнаты слышался радостный ребячий гомон и играла музыка – песенка из диснеевской «Русалочки». Рассел, крепко держа за руку Терри, в глупой нерешительности остановился у самого порога и затаил дыхание в предвкушении новой живительной встречи.
Из боковой комнаты вышла худощавая дама в очках и с волосами неопределенного цвета, разделенными посередине ровным пробором.
– Мистер Доусон? – спросила она деловым тоном.
Рассел кашлянул.
– Да. Здравствуйте.
– Вы старший брат миссис Байлджер, верно? Сын миссис Доусон? – Дама изучала Рассела строгим взглядом водянисто-серых глаз.
Он почувствовал себя так, будто вернулся лет на тридцать назад и вызван к доске, а уроки выучил прескверно.
– Да, правильно. Рассел Доусон. – Они обменялись рукопожатиями.
– Патриция Элбертсон, директор. – Не глядя на Терри, поэтому и не замечая его синяк, она произнесла: – Иди, мальчик, в класс, готовься к занятиям. Я хотела бы побеседовать с твоим дядей.
Терри, не сказав ни слова, шаркающей походкой направился в ту самую боковую комнату. «Иди, мальчик», – повторил про себя Доусон, стараясь не показывать, что директриса вызывает в нем лишь неприязненные чувства. Мальчик. Насколько сухо, казенно. Неужели она не знает, как его зовут? Он ходит в этот сад года два! Такая мымра в жизни не схватит ребенка за руки и не примется кружить с ним по полу, не опустится перед ним на корточки и не прижмет к груди. Смеяться она, пожалуй, вообще не умеет.
Мисс Элбертсон терпеливо дождалась, пока за Терри закрылась дверь, и приковала к Расселу суровый взгляд.
– Вы знакомы с мистером Байлджером, мистер Доусон? С отцом мальчика?
– С отцом Терри я, разумеется, знаком, – медленно проговорил Рассел, чуть выделив «Терри». – Они с моей сестрой были официально женаты.
– Я не раз пыталась побеседовать на эту тему с ней, но она уклоняется от ответов и, как мне кажется… не очень-то печется о состоянии мальчика. А ваша мама производит впечатление человека чересчур мягкого. – Патриция Элбертсон сложила в замок длинные костлявые пальцы.
Мельком взглянув на них, Рассел вдруг вспомнил, что Шелли, большая поклонница Гензеля и Гретель, до ужаса боится ведьм. Может, уже и не боится, хмуро усмехаясь про себя, подумал он.
– А в чем, собственно, дело?
– Видите ли, ваш мальчик, то есть сын вашей сестры, все больше меня тревожит. – Мисс Элбертсон смотрела на собеседника, почти не моргая. – Замкнутый, часто играет в сторонке, отдельно от других детей. Или битый час сидит, уткнувшись в книжку. Задашь вопрос, редко когда ответит.
– Может, это говорит лишь о том, что у него более развитый и пытливый ум, чем у его сверстников? И спокойный, некомпанейский характер? Его двоюродный брат, мой сын, ребенок совсем другого склада.
– У вас есть сын? – Директриса чуть сузила глаза, будто пытаясь определить, не лгут ли ей.
– Сын и дочь, – сказал Рассел, опуская глаза.
– Понятно. – Мисс Элбертсон о чем-то поразмыслила, медленно повернула голову и, будто только теперь заметив стулья у стены, предложила: – Может, присядем?
Рассел взглянул на часы.
– Нет, спасибо. Простите, но я…
– Спешите на работу, – договорила за него она. – Прекрасно понимаю. Все в наши дни куда-то спешат. О детях думать некогда. По-моему, это одна из самых страшных бед современности.
Рассел горько вздохнул.
– Что верно, то верно. Увы, иначе невозможно.
Бескровные губы мисс Элбертсон тронула не то насмешливая, не то понимающая улыбка.
– Я вас не задержу надолго. Еще буквально пять минут. – Она расцепила пальцы и прикоснулась к руке Доусона самыми кончиками. Они были неприятно холодными, словно безжизненными. – Словом, если у вас есть свои дети, то на племянника времени, конечно, совсем не хватает?
В груди Рассела поднялась удушающая волна протеста, вины и отчаяния. Он развел руками, не зная, что говорить. По-видимому, неверно истолковав его замешательство, директриса продолжила:
– Мне кажется, мальчику очень не хватает мужского воспитания, общения со взрослыми мужчинами. Вы об этом никогда не задумывались?
Рассел кашлянул и заглянул в пустую игровую, гадая, где сейчас Лесли и почему не она вышла их встретить.
– Задумывался.
– От этого и все его странности, – категорическим тоном заявила директриса.
Неудивительно, что при тебе он странный, подумал Рассел. И я-то не знаю, как себя вести. Что уж говорить о ребенке? Он вспомнил о вчерашнем разговоре с Лесли. Без конца повторяя, что директриса еще не знает о приключившейся неприятности, она явно боялась, что ее выставят. И не зря. Узнай такая карга об оплошности подчиненной, выдворит беднягу без лишних выяснений.
– А ваш отец? – спросила мисс Элбертсон. – Насколько я знаю, мальчик часто живет у бабушки с дедушкой?
Опять «мальчик»! Словечко начинало выводить Рассела из себя.
– Отец много работает, – сказал он. – А я… совсем недавно вернулся из длительной командировки. Но обещаю, что поразмыслю над этим вопросом, хоть и не совсем с вами согласен. – Ему не терпелось закончить разговор.
Директриса усмехнулась.
– Не хотите – не соглашайтесь, дело ваше. Но имейте в виду: у меня солидный опыт работы с детьми. Я знаю, что говорю. Всего хорошего, мистер Доусон. – Последнюю фразу она произнесла таким тоном, что Расселу показалось: его в завуалированной форме попросили больше здесь не показываться.
Он ушел бы не мешкая, ибо в центре ждали нерешенные проблемы, а взгляд директрисы так и говорил: бегите же к своим делам, чего стоите? Но Лесли, не покидавшая его мыслей ни вчера вечером, ни все сегодняшнее утро – казалось, он думал о ней даже ночью, – так и не появилась. Директриса недоуменно шевельнула бровью, обвела не двигавшегося с места Рассела долгим взглядом и пошла в класс.
– Подождите! – воскликнул он, не успев подумать, какой задать вопрос. – А… мисс Лесли?
Патриция Элбертсон резко остановилась, повернула голову и устремила на него пронизывающий взгляд.
– Что – мисс Лесли? – требовательно и с нотками недовольства спросила она.
– Гм… Забыл ее фамилию…
– Спенсер, – напомнила она, продолжая всматриваться в лицо Рассела. Должно быть, на нем отражалось нечто такое, что возбуждало ее любопытство и вместе с тем каким-то образом ее задевало.
– Да, точно – Спенсер… – Рассел чувствовал себя дурак дураком. Может, она все-таки узнала про вчерашнее – скажем, от «доброжелателей» или от тех же детей – и Лесли уволили, вдруг подумал он. С его губ сам собой сорвался вопрос: – Где она?
Директриса чуть сдвинула брови.
– Ее нет.
Не успел Рассел вымолвить больше и слова, как она отвернулась и поспешно ушла в класс.


Хорошо, что вчерашнюю проблему специалисты на Аляске устранили еще до того, как в нью-йоркском центре управления собралась вся команда инженеров-конструкторов. Подтвердилась версия Рассела: вышел из строя один из датчиков под вышкой буровой установки. Еще раз похвалив любимчика подчиненного, Йоргенсен дал команду возвращаться к текущим делам. Работа пошла в привычном ритме. Рассел открыл документы и уставился на экран невидящим взглядом.
Неужели ее правда выгнали? – потекли мысли в совсем не рабочем направлении. Она так боялась потерять это место! Может, надо было окольными путями выяснить у ведьмы Элбертсон, не успели ли ей доложить о вчерашнем? И, если успели, заверить ее, что у нас с Терри к мисс Спенсер нет никаких претензий. Что мы, напротив, очень хотим, чтобы она осталась.
Он целый день сидел как на иголках. Уэйну во время перерыва на ланч то и дело отвечал невпопад, сосредоточиться на работе никак не удавалось, отчего он недоумевал и досадовал. А в детский сад приехал ровно к шести, твердо решив выспросить о Лесли у любой воспитательницы, хоть у той же директрисы.
Голос Лесли он услышал, едва взявшись за дверную ручку. И на миг задержался на пороге, вздыхая с великим облегчением. Она, как и вчера, выпорхнула ему навстречу из наполненной желтым светом игровой. Но не подбежала к двери, а остановилась посреди коридора и с новым, непонятным Расселу выражением глаз молча взглянула на него.
– Мисс Спенсер… – пробормотал он, невольно улыбаясь.
Сегодня ее пепельные волосы были распущены и волнами лежали на плечах. Представленные взору мраморно-белые шея и чуть выглядывавшая из-под глубокого выреза грудь поблескивали в сиянии ламп. Лесли приоткрыла рот, но так и не произнесла ни слова.
– Сегодня утром, когда я привез Терри и не увидел вас, я не на шутку испугался, – полушепотом и заговорщически глядя по сторонам, пробормотал Рассел.
– Почему? – спросила Лесли, оживляясь.
– Подумал, что вас выставили. Ну, из-за мотоцикла.
Лесли рассмеялась и окончательно превратилась в себя вчерашнюю. Рассел, залюбовавшись ямочкой на ее подбородке, снова отметил, что где-то глубоко в его груди ослабляется узел тревог и страдания. Лесли Спенсер была волшебницей.
– Да нет, никто меня не выгнал, – сказала она, не боясь, что ее услышат. – Просто я работаю с трех до шести, а по утрам учусь.
– Учитесь? – Рассел попытался представить ее в толпе нагловатых студентов и не смог. Быть с детьми, мультфильмами и игрушками ей шло куда больше.
– Ага. – Лесли кивнула и махнула рукой в сторону игровой. Оттуда доносились голоса нескольких о чем-то споривших детей и писк мультяшных персонажей. – Терри смотрит «Винни Пуха». Сейчас позову.
Она пошла за Теренцием, а Рассел вдруг пожалел, что не опоздал и сегодня. За его спиной раскрылась дверь, и из игровой выскочила девочка лет шести. Следом за ней вышли женщина в длинной коричневой юбке и темно-сером кардигане и Лесли за ручку с Терри.
Рассел сделал шаг в сторону и оглянулся. У двери приостановилась, чтобы стряхнуть капли со сложенного зонтика, женщина с такими же, как у Йоланды, светлыми волосами. Тоска, не терзавшая Рассела почти целые сутки, опять заключила его в свои цепкие объятия. Девочка бросилась матери на шею, а Терри дернул Рассела за рукав.
– Привет.
– Привет-привет. Ну как прошел день?
– Нормально.
Блондинка заговорила с воспитательницей о дочери, а Лесли, хитро взглянув на Рассела, произнесла одними губами:
– Келли.
Он понимающе кивнул.
Лесли поежилась и обхватила себя руками, совсем как вчера, когда села в машину. Казалось, она хочет что-то сказать, но стесняется или не решается.
– Сегодня обошлось без приключений? – полюбопытствовал Рассел.
– Слава богу. Только вот снова придется задержаться. Позвонили родители одного мальчика и сказали, что опоздают, может на целый час, как вы вчера.
Расселу на ум пришла блестящая идея. Задуматься о том, насколько она необычная и юношески смелая, он не успел – слова тотчас полились с губ:
– Послушайте, а может, чтобы вам было повеселее, мы с Терри составим вам компанию?
В глазах Лесли зажглись серебристые звездочки.
– Вы серьезно?
– Совершенно. – Рассел положил руку на голову Терри и вдруг вспомнил, что утром не удосужился подумать о его ланче. – Только сначала я, пожалуй, кое-куда съезжу.
Лесли озадаченно изогнула бровь. Рассел вдруг отметил, что она ему сильно кого-то напоминает, и стал раздумывать, кого именно.
– Кое-куда съездите?
– Минут через десять-пятнадцать вернусь.
Лесли кивнула и взглянула на Терри.
– А Терри устраивает такой план?
– Еще как! – воскликнул он, будто понимая гораздо больше, чем способен понять ребенок. – Я как раз досмотрю «Пуха».
Лесли засмеялась и с нежностью привлекла его к себе.
– Вы смотрели его сотню раз!
– Но еще не насмотрелись, – рассудительно ответил Терри.
Торопливо выйдя во двор и все силясь вспомнить, на кого так похожа Лесли, Рассел сел в машину и поехал в соседний квартал, где возвышался гипермаркет «Уолл-Март». Настырно ускользавшая мысль приняла четкие очертания, когда, остановившись перед полками со всевозможными сладостями, Рассел случайно взглянул на круглую жестяную банку с изображением дымчатого котенка.
Льюис! – прозвучало в голове. Да-да, она ужасно похожа на Льюиса. Сравнение было настолько чудным и неожиданным, что Рассел негромко засмеялся. Беременная брюнетка, выбиравшая конфеты на нижней полке, бросила на него косой взгляд, схватила за руку дочку лет пяти-шести и, так и не взяв ни одну из пачек, тяжелой утиной поступью зашагала прочь.
Ну вот! – мысленно воскликнул Рассел. От меня уже шарахаются. Наверное, лучше ходить угрюмым и помалкивать. Мордашка, точь-в-точь как у Льюиса, тут же забывая про беременную и продолжая рассматривать котенка, подумал он. Эх, дружище, как же мне тебя не хватает! Таких котяр, как ты, не сыщешь в целом мире…
Он принес домой Льюиса, когда был девятилетним мальчишкой. От школьного приятеля Майкла, кошка которого за два месяца до памятного дня родила полдюжины котят. Чтобы мать с отцом позволили оставить Льюиса, Рассел чего только не пообещал! Лучше учиться, помогать маме по дому, не дразнить сестренку, брать ее с собой на улицу, а самое главное – в чем поклясться было до ужаса приятно! – ухаживать за Льюисом и воспитывать его по всем правилам. Прочие обещания мало-помалу выветрились из его головы, кормить же Льюиса, возить его на осмотр в ветеринарную лечебницу, играть с ним и уделять ему внимание он не забывал все семнадцать лет, что тот прожил на свете. Другого кота взять так и не смог. Всякий раз, когда подобная мысль приходила в голову – ему или позднее Тому, – он чувствовал себя предателем.
И как я сразу не догадался? – задался он вопросом, почему-то безмерно радуясь, что именно давнего преданного друга – пусть не человека, – а не случайную знакомую и не кого-то из сотрудников напоминала ему Лесли. У нее такие же глаза, подумал он. Круглые, блестящие, живые. Так и кажется, что она каждое мгновение ждет от мира чудес, чего-то яркого, неожиданного, захватывающего, таинственного. Такого, за чем, сию секунду сорвавшись с места, помчишься сломя голову хоть на край земли.
– Может, вам помочь? – послышался откуда-то сбоку мягкий женский голос.
Не переставая улыбаться своим мыслям, Рассел повернул голову. Рядом с ним стояла миловидная девушка в козырьке и фирменном костюме гипермаркета.
– Да, пожалуйста, – пробормотал он, на ходу соображая, что говорить. – Мне нужно что-нибудь перекусить. Для пятилетнего мальчика… точнее, для двух мальчиков, – вовремя поправился он, вспомнив, что в саду остался еще один ребенок. – Для фантастически жизнерадостной хохотуньи-воспитательницы. Ну, пожалуй, и для меня…
Смуглое личико консультантки расплылось в улыбке.
– Пойдемте. У меня есть идея.
Рассел уже шел с наполовину заполненной продуктами корзиной к кассам, когда вспомнил про котенка. Резко остановившись, он вернулся к полке со сладостями и уверенным жестом взял жестяную коробку.


Лесли встретила его с ликующим видом.
– Келли только-только ушла. А я уж было подумала, что она решила торчать здесь целый вечер. На нее иногда находит – так увлекается составлением планов и проверкой предыдущих записей, что не остановить! – Она сморщила губы и наклонила вперед голову, сдерживая смех. – Без нее намного спокойнее и веселее!
– Это вам! – Рассел извлек из пакета блестящую упаковку с мороженым. – Нажмите вот сюда.
Лесли взяла брикет, горящими глазами рассмотрела выпуклый овал на плоской поверхности и осторожно надавила на него пальцем. Крышка отскочила, и из-под нее выпрыгнул снеговичок, прикрепленный к плотной бумаге пружинкой.
– Приятного аппетита! – раздалось откуда-то изнутри.
Лесли взвизгнула от неожиданности, с жадным любопытством ребенка быстро изучила смешную рожицу снеговика и залилась звонким смехом.
Рассел смотрел на нее во все глаза. Хотелось запечатлевать в памяти малейшее ее движение, вбирать в себя этот звенящий водопад переливчатых звуков, чтобы потом, когда ее не будет рядом, жить дивными воспоминаниями и больше никогда не погружаться в былую тьму.
– Огромное вам спасибо! – Лесли схватила его за руку, сердечно пожала ее и повела его в игровую, как вчера. – Пойдемте же поделимся мороженым с ребятами.
– Для ребят я купил другое, – поспешил сказать Рассел. Столь необычно оформленное лакомство со снеговиком было создано будто для нее одной. – Вот.
Лесли отпустила его руку, и он достал из пакета две ярко-красные пластмассовые клубничины.
– Что это? – Мальчик с густыми рыжими, как парик клоуна, волосами вскочил с диванчика перед телевизором и в два прыжка очутился у столика. Пластиковые упаковки мороженого так зачаровали его, что он приоткрыл рот. У него недоставало трех передних зубов – двух верхних и одного нижнего, поэтому он шепелявил.
Губы Рассела растянулись в улыбке. Презабавная компания, подумал он.
– Это мороженое. Но сначала нужно съесть по сандвичу, а лучше по два и выпить йогурт. Терри, присоединяйся.
Теренций без слов поднялся, подошел к столу, с серьезным видом рассмотрел чудо-ягоды и без слов взял сандвич. Его рыжий приятель плутовски взглянул на Рассела, в нерешительности потоптался на месте и с хитрейшей улыбкой схватил клубничину.
– Э нет! – Лесли, убавив громкость телевизора, уперла руку в бок и покачала головой. – Мы по-другому договорились. Сначала сандвичи и йогурт, а уж потом мороженое.
– А это еще что?! – восторженно прокричал мальчишка, увидев снеговика.
– Это подарок мне, – с гордостью ответила Лесли.
– А можно посмотреть? – спросил мальчик, забывая про клубничины.
– Конечно! – Лесли опустилась на колени, чтобы детям было лучше видно. Терри откусил кусочек бутерброда и, жуя, тоже принялся рассматривать игрушку.
– Здоровско! – заключил рыжий мальчик. – А где вы такого взяли? – спросил он у Рассела, задрав голову.
– В сказочной стране, – ответил тот. – У доброй феи. Этого снеговика сделали эльфы специально для мисс Спенсер.
– А для нас ягоды? – полюбопытствовал легковерный мальчик.
– А для вас ягоды.
– Я видел точно такие же в магазине, когда ездил с бабушкой и дедушкой за продуктами, – сказал прагматик Терри, вернувшись к столу и распечатав трубочку, прикрепленную к коробке с йогуртом.
– Таких ты видеть не мог, Терри! – смеясь одними глазами, сказала Лесли. – Наверняка там были другие!
– Конечно, другие! – Рыжий мальчик, не желая сомневаться в чудесном происхождении своего мороженого, опять схватился за пластмассовую ягоду.
– Эрни! – с чарующе ласковой строгостью произнесла Лесли.
– Да-да, знаю. – Второй рукой Эрни взял бутерброд и стал поспешно его уплетать.
Терри, не сочтя нужным доказывать свою правоту, ел спокойно и, казалось, думал о чем-то постороннем.
– С ними не соскучишься, – шепнула Лесли Расселу так, чтобы ее слова не услышали дети. – Ой, что же я не предлагаю вам сесть? – Она проворно выскочила в коридор и вернулась со стулом. – Вот, пожалуйста.
– Спасибо. – Рассел сел и с умилением проследил, как Лесли уселась прямо на пол и поджала под себя ноги. Мороженое она все это время держала в руке. – Ешьте, а то растает, – сказал Рассел. – Или, может, такое не едите? Надо было мне сначала спросить, а потом уж…
– Что вы, наоборот! – воскликнула она, не дав ему договорить. – Я страшная сластена, а мороженое люблю больше всего на свете!
– Значит, угадал, – пробормотал Рассел, довольно улыбаясь.
Лесли скривила рожицу.
– Эх! Как жалко распечатывать такую красоту. – Она в раздумье посмотрела на снеговика и вдруг живо вскинула голову. – Знаете, что я сделаю? Мороженое съем, а упаковку оставлю!
Рассел засмеялся.
– Ну что вы! Какие глупости. Это же так, мелкая забава. Один раз порадоваться, выбросить и забыть.
– А я не забуду и не выброшу. И радоваться буду еще долго. – Лесли провела подушечкой пальца по крошечной щечке снеговика. – Оставлю на память.
На память о чем? – подумал Рассел. Или о ком? Об этом вечере? Обо мне? Да нет же, на кой черт ей меня помнить? Старом, неудачливом, почти утратившем интерес к жизни…
Лесли распечатала брикет и лизнула подтаявшее мороженое. В Расселе вдруг шевельнулось чувство, совсем неуместное в детском садике. Устыдившись, он перевел взгляд на детей и твердо сказал себе: даже не думай. Она вроде ребенка. Любуйся ею, дари ей мороженое, слушай ее счастливый смех, о другом же и не помышляй.
– Ну как, Теренций? Наелся? – спросил он, пытаясь окончательно прогнать из головы порочные мысли. – Я ведь совсем упустил из виду, что тебе нужно привозить с собой ланч. Весь день казнился. Ты уж прости, дружище.
– На ланч я ел крекеры с арахисовым кремом, – сказал Терри, вытирая рот.
– У нас всегда что-нибудь бывает на случай, если кто-нибудь забудет еду, – утешительно произнесла Лесли.
Рассел против воли снова на нее взглянул. А она, как нарочно, в это мгновение снова лизнула мороженое. Красный кончик языка заманчиво блеснул, будто дразня. Черт! – выругался про себя Рассел, жалея, что последовал совету консультантки и купил именно мороженое. С другой стороны, ничто другое ее так бы не обрадовало, подумал он, снова отворачиваясь.
– Люблю крекеры и арахисовый крем! – нараспев проговорил Эрни, потирая выглядывавший из-под короткого свитерка животик. – Гораздо больше, чем бутерброды с индейкой, которые мне вечно дает с собой мама.
Рассел молился про себя, чтобы Лесли побыстрее разделалась с мороженым. И чтобы о чем-нибудь подольше болтали дети – так было легче не думать о разных нелепостях. Терри будто услышал его молитвы.
– Уж лучше крекеры, чем этот противный порошок, который надо заливать водой.
– Какой еще порошок? – спросил Рассел.
– Ну, как его… пюре. Картофельное, – ответил Терри. – Мама вечно сует мне с собой эти банки. Меня от ее пюре уже тошнит.
– Сует банки? – возмущенно переспросил Рассел. – А мне сказала: надо готовить супчики.
Терри усмехнулся, совсем как взрослый.
Рассел покачал головой.
– Пусть только вернется, – пробормотал он. – Я с ней серьезно поговорю.
Захрустела бумага. Слизывает остатки, догадался Рассел. Пока не пойму, что мороженого больше нет, ни разу на нее не посмотрю, пообещал он себе. И, опустив глаза, взглянул на пакет у своих ног, в котором лежала еще пара сандвичей – для него самого – и коробка с волшебной картинкой. Он о ней совсем позабыл. А теперь с радостью достал и приковал взгляд к котенку.
Лесли положила обертку со снеговиком на детский лабиринт – Рассел наблюдал за ней боковым зрением, – поднялась на ноги и быстрыми легкими шажками приблизилась к нему.
– Что это? Ой какая лапушка!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не размениваясь по мелочам - Тиммон Джулия

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Не размениваясь по мелочам - Тиммон Джулия



Ну...rnПочитать можно.
Не размениваясь по мелочам - Тиммон Джулияинна
29.02.2016, 12.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100