Читать онлайн В чем секрет обаяния ?, автора - Тейлор Кэтрин, Раздел - Тейлор Кэтрин в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В чем секрет обаяния ? - Тейлор Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 32)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В чем секрет обаяния ? - Тейлор Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В чем секрет обаяния ? - Тейлор Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тейлор Кэтрин

В чем секрет обаяния ?

Читать онлайн

Аннотация

Тридцатитрехлетний магнат Йен Брэдфорд после смерти отца узнает, что тот завешал половину акций их компании своей незаконнорожденной дочери Челси, опекуном которой является ее тетя - Шэинон Мур. Разгневанный Йен заранее враждебно настроен к Шэннон, а она оказывается женщиной молодой, красивой, обаятельной... Устоит ли он перед ее чарами в борьбе за наследство?


Тейлор Кэтрин
В чем секрет обаяния

Кэтрин ТЕЙЛОР
В ЧЕМ СЕКРЕТ ОБАЯНИЯ?
Анонс
Тридцатитрехлетний магнат Йен Брэдфорд после смерти отца узнает, что тот завешал половину акций их компании своей незаконнорожденной дочери Челси, опекуном которой является ее тетя - Шэинон Мур. Разгневанный Йен заранее враждебно настроен к Шэннон, а она оказывается женщиной молодой, красивой, обаятельной... Устоит ли он перед ее чарами в борьбе за наследство?
Глава 1
- О чем ты говоришь? Какая сестра? - Йен Брэдфорд вскочил на ноги и смерил гневным взглядом семейного адвоката. - Это какая-то ошибка!
Бодрый старик, до этого невозмутимо излагавший основные пункты завещания, съежился и стал почти незаметным за огромным письменным столом. За те долгие годы, что Ричард Дженкинс вел дела семейства. Иен встречался с ним чаще, чем с собственным отцом, да и отношения между ними установились гораздо более теплые.
- Никакой ошибки. Йен. Вот копия свидетельства о рождении.
Йен рухнул в кресло и схватил официальную бумагу, скрепленную внушительной печатью. Даже неожиданная смерть отца от сердечного приступа не вызвала у него такого шока, как эта последняя новость.
- Ей два года?
- Почти три, - пробормотал Дженкинс.
- Какая разница, черт побери? Отцу было далеко за шестьдесят.
- Сексуальная жизнь не заканчивается после сорока, - посмел возмутиться Дженкинс. Йен горько рассмеялся.
- У моего отца уж точно не закончилась. Последние тридцать лет Уэсли Брэдфорд успешно боролся с "кризисом среднего возраста" и хвастался тем, что после развода ни одной женщине не удалось дотащить его до алтаря.
- Мать зовут Тиффани Мур! Что за идиотское имя? И здесь написано, что девице было всего двадцать пять лет!
- Твой отец обладал необыкновенной притягательной силой. Харизмой, как сейчас принято говорить.
- Какая, к черту, харизма? У моего отца было полно денег. Вот главная составляющая его обаяния. Поверь человеку, который слишком хорошо знал его.
Йен снова взглянул на документ. Если отцу столь дорога была дочь, что он завещал ей половину фирмы, то почему не дал ей и свое имя? В конце концов, в графе об отцовстве женщина может указать любого мужчину, тем более если он владелец процветающей компании. Ребенок, выскочивший словно черт из табакерки, и его мамочка-интриганка не заслуживают даже самой мизерной доли этой самой компании.
- Я этого так не оставлю! - пригрозил Йен. - Я потребую провести генетический анализ крови:
Дженкинс покачал головой.
- Неужели ты думаешь, что Уэсли согласился бы платить алименты без анализа на отцовство?
Результаты в папке.
- А где мать ребенка? Почему ты не пригласил ее сюда?
- Тиффани Мур погибла полгода назад в автокатастрофе. Твоя сестра живет со своей тетей в маленьком городке к северу от Нью-Йорка.
- У меня нет никакой сестры!
- Называй ее как хочешь, однако Челси Мур дочь Уэсли и, согласно условиям завещания, владеет половиной "Уэстервелт компани".
Йен тихо застонал. Даже в проявлении отцовских чувств к обоим своим отпрыскам Уэсли не изменил свойственной ему жестокости. Почему он не оставил незаконному ребенку деньги? Уж в семейных деньгах Иен теперь точно не нуждался. Хорошо хоть дед не приехал с ним сегодня. Завещание - как соль на старую рану. Несомненно, Уэсли не устоял перед соблазном нанести удар ножом даже из могилы. Последний привет с того света.
Двадцать лет назад, еще подростком. Йен поклялся восстановить справедливость, и уж теперь-то его никто не остановит. Никто!
- А если я оспорю завещание?
- У тебя нет оснований. - Дженкинс сосредоточенно нахмурился, затем вдруг расплылся в лукавой улыбке. - Ты мог бы побороться за право управлять наследством твоей сестры. Кто знает, может, суд отнесется к брату несовершеннолетней наследницы более благосклонно, чем к ее незамужней тетушке.
- Подавай иск.
- Господи, Йен, это не моя епархия. Придется поискать толкового юриста.
- Прекрасно. И пусть твоя секретарша сегодня же отпечатает необходимые бумаги. Я подпишу. - Йен откинулся на спинку кресла, впервые расслабившись после того, как Дженкинс начал оглашение завещания. - И что же тебе известно о "тетушке"?
- .Она появится здесь через полчаса, так что сможешь составить собственное мнение. Зная, как ты относишься к фирме отца, я хотел сначала встретиться с тобой.
- К фирме деда, - поправил Йен.
- Уэсли купил...
Йен ударил кулаком по столу с такой силой, что массивный письменный прибор подпрыгнул.
- Уэсли смошенничал.
Ричард рассеянно поправил галстук. Он никогда не отступался от своих клиентов и Уэсли Брэдфорда защищал бы хоть до конца света, однако и он, и Йен знали правду, и возразить было нечего.
Пока мать Йена восстанавливала силы после серьезной онкологической операции, Уэсли воспользовался ее доверенностью и перевел на себя ее долю акций в "Уэстервелт компани". Прибавив акции жены к своим собственным, он получил контрольный пакет - пятьдесят один процент - и вынудил деда Йена, своего тестя, уйти с поста президента компании.
Дженкинс забарабанил пальцами по полированной столешнице.
- Думаю, прежде чем подавать иск, тебе стоит познакомиться с этой женщиной и попробовать договориться с ней. Судебная тяжба может затянуться на несколько лет.
- Что я могу ей предложить?
- По условиям завещания акции девочки отдаются в доверительное управление ее опекуну. Вполне вероятно, тетушка предпочтет продать акции и открыть банковский счет на имя своей подопечной.
- Будем надеяться, что ты окажешься прав.
- Тогда попытайся обуздать горячий нрав Брэдфордов. Я знаю, что Уэсли несправедливо обошелся с тобой и с твоей матерью...
Взмахом руки Иен пресек речь адвоката. Он не собирался выслушивать слова сочувствия от человека, который помог отцу лишить деда и бабушку дела всей их жизни.
- Избавь меня от проповедей. Лучше покажи, какие сведения у тебя имеются о тете девочки. Я хотел бы знать, с чем мне предстоит столкнуться.
Кто предупрежден, тот вооружен.
Йен пролистал сложенные в папку документы. Сведения, собранные Уэсли о своей бывшей любовнице и ее матери, подтвердили самые худшие опасения. Обе женщины были хитры и расчетливы, обе связали свою жизнь с богатыми стариками. К глубокому сожалению Йена, отец не счел нужным пустить частных сыщиков по следу сестры своей любовницы.
Шэннон Мур еще раз взглянула на конверт. Обратный адрес: Ричард Дженкинс, адвокат, офис 218... Она все еще не до конца понимала, почему пришла сюда. Юрист вполне мог прислать ей копию завещания по почте или факсом. Уэгли Брэдфорд так и не признал свою дочь. Более того, он охотно прекратил выплату алиментов после безвременной кончины Тиффани. Правда, Шэннон сама приняла решение отказаться от его денег, но разве человек, которому хоть немного дорог собственный ребенок, так легко согласился бы на это?
Шэннон решительно толкнула дверь и вошла в шикарную приемную.
- Мисс Мур? - тут же обратилась к ней секретарша.
- Да.
- Мистер Дженкинс ждет вас. - Девушка подняла телефонную трубку и доложила о приходе Шэннон. - Первая дверь направо.
Шэннон кивнула и направилась к указанной двери, но в это время в коридоре появился пожилой мужчина, слегка поклонился и протянул ей руку.
- Рад видеть вас, мисс Мур. Я - Ричард Дженкинс.
Адвокат любезно открыл перед ней дверь небольшого конференц-зала. Вокруг полированного стола красного дерева стояли обитые натуральной кожей массивные стулья, на одном из которых сидел еще один мужчина. При ее появлении он поднялся и кивнул.
- Здравствуйте, мисс Мур. Его шелковый костюм и золотые часы просто кричали о богатстве, но мозолистая ладонь намекала на то, что богатство это заработано тяжелым физическим трудом. Пожав руку Шэннон, мужчина снова опустился на стул и нагловато усмехнулся. Под оценивающим взглядом синих, словно подернутых ледяной коркой глаз Шэннон стало неловко. Давно она не испытывала ничего подобного. Да и что тут удивительного? Вызывающе откровенная, граничащая с опасностью сексуальность - именно то, чего она всю жизнь избегала в мужчинах.
- Йен Брэдфорд, - представил мужчину Дженкинс.
Итак, перед ней сын Уэсли Брэдфорда. Никакого внешнего сходства с отцом, но можно не сомневаться: парень унаследовал отцовскую безжалостность. Знай Шэннон, что ее ждет засада, она бы подготовилась, а так...
- Здравствуйте, мистер Брэдфорд. Примите мои соболезнования.
Он ответил сдержанным кивком и каменным взглядом.
- Присаживайтесь, мисс Мур, и начнем, - произнес Дженкинс.
Шэннон грациозно скользнула на стул напротив Брэдфорда.
- Вероятно, я должна была привести своего адвоката?
Йен рванулся вперед и уперся локтями в стол. Внушительные мышцы натянули швы безупречно сшитого пиджака, угрожая погубить всю портновскую работу.
- А вы нуждаетесь в адвокате?
Шэннон не дрогнула под его испытующим взглядом. Давно прошли те времена, когда мужчина, тем более такой внушительный, мог запугать ее. К своим тридцати двум годам Шэннон научилась противостоять давлению мужчин, умело пользующихся чужой слабостью в своих интересах.
- Пока не знаю. Встречу организовали вы, так, может, вы мне все и объясните?
- Уверяю вас, вы не столкнетесь ни с чем из ряда вон выходящим, - вмешался Дженкинс, явно пытаясь разрядить накалившуюся атмосферу.
Йен пригладил растопыренной пятерней густые каштановые волосы.
- По-моему, мисс Мур относится к нам с подозрением. С чего бы это?
Дженкинс подтолкнул к Шэннон лежавшую на столе пухлую папку.
- Я подчеркнул ту часть завещания, которая касается вашей подопечной, Челси Мур. Если вы сразу откроете шестую страницу...
- О, пусть прочитает все, Ричард. Мы же не собираемся скрывать от нее пресловутые тайны семейства Брэдфордов.
Поскольку Йену копию не дали, Шэннон сделала вывод, что он с завещанием уже ознакомлен. Ну что же, пусть поскучает. Она спокойно надела очки и начала читать довольно длинный документ. Сначала распоряжения насчет похорон. На этом можно не задерживаться. Далее следовал перечень наследников... Уже ко второй странице Шэннон поняла, почему так встревожен адвокат и так явно ожесточен Йен Брэдфорд.
Каждую из своих бывших любовниц, включая ее сестру и двух последовавших за ней еще более юных девиц, Уэсли Брэдфорд одарил приличной денежной суммой. Всего в списке было восемнадцать женщин, что доказывало: она верно оценила старшего Брэдфорда во время их первой и единственной встречи. Уэсли Брэдфорд был бесчувственным, хладнокровным ублюдком!
Шэннон на секунду оторвалась от завещания и увидела циничную усмешку Йена. Каков отец, таков и сыночек. Яблочко от яблони...
- Пожалуй, я возьму копию завещания с собой и внимательно изучу ее на досуге.
- Раз уж вы здесь, я предпочел бы, чтобы вы остались. Нам необходимо кое-что обсудить.
Йен снова перегнулся через стол, полностью заслонив от Шэннон адвоката. Дженкинс поднялся и нервно одернул рукава пиджака.
- Я попрошу принести нам кофе, - сказал он и вышел.
Шэннон просмотрела подчеркнутый абзац и с огромным трудом сохранила невозмутимое выражение лица. Челси унаследовала пятьдесят процентов акций "Уэстервелт компани"! Пожалуй, не придется беспокоиться о том, где взять деньги на ее высшее образование.., если только не этот пункт так жаждет обсудить Йен Брэдфорд.
- Полагаю, вы собираетесь оспорить завещание, - сухо произнесла Шэннон.
- Рад бы, да не могу, что, несомненно, подтвердит мистер Дженкинс, когда вернется. Однако я хотел бы выкупить акции, завещанные вашей подопечной.
- Моей племяннице, - сердито возразила Шэннон, - и вашей сестре, если вы запамятовали.
- У меня нет никакой сестры. К несчастью, у моего отца была дочь, процедил Йен сквозь сжатые зубы.
Шэннон с грустью подумала о несчастном ребенке, которого взяла к себе полгода тому назад. У бедняжки Челси не так уж много родственников, еще меньше - желающих о ней заботиться. Отца девочка не знала. Собственная мать использовала ее как источник денег. Да и сама Шеннон, хоть и старается изо всех сил создать для Челси благоприятную атмосферу, должна признать полное отсутствие у себя материнского инстинкта. Если к этому зверинцу добавить братца, не желающего признавать существование сестры, то вряд ли Челси ожидает счастливая жизнь.
Йен, не отрывавший от Шэннон пронизывающего взгляда, отметил упрямо сжатые губы и прищурился, даже не пытаясь скрыть свое раздражение и нетерпение.
- Ну?
- Вы хотите, чтобы я дала ответ прямо сейчас?
- Лучшего предложения вы не получите.
- Я ничего не знаю об этой компании. Как я могу принять решение от лица Челси, не собрав никакой информации и лишь поверив, будто из чистого альтруизма вы предлагаете мне честную сделку? Неужели я похожа на идиотку, мистер Брэдфорд?
- Вовсе нет, мисс Мур. Я уверен, что вы необыкновенно умны.
- Тогда и не обращайтесь со мной как с идиоткой.
- Я просто предоставляю вам шанс получить наследство ребенка звонкой монетой. В конце концов, до ее восемнадцатилетия многое может случиться. Самые прибыльные фирмы часто лопаются без видимых причин, как мыльный пузырь.
Угрожает ли он? Или просто пытается запугать ее и заставить принять его предложение немедленно?
- Сколько вам лет, мистер Брэдфорд? Густые брови Йена сошлись на переносице. Вопрос явно привел его в замешательство.
- Тридцать три. Какое это имеет отношение к предмету нашего разговора?
- Вы несколько староваты для игры "Если не мне, то никому". Это больше подходит избалованным детям. - Шэннон собрала со стола необходимые бумаги. Надеюсь, вы меня простите. Мне больше нечего сказать вам.
Йен поднялся одновременно с ней.
- Зато мне есть что сказать.
- В будущем связывайтесь со мной через вашего адвоката. Вам явно недостает умения поддерживать беседу. Если человеку что-то от кого-то нужно, полезнее хотя бы притворяться вежливым, а не оскорблять свою жертву.
- Этому вы научились в трущобах вашего детства?
Шэннон задохнулась от возмущения. Похоже, наглец покопался в ее прошлом. Да, им нелегко пришлось, когда мать решила продолжить образование, однако неужели младший Брэдфорд вообразил, будто она из-за этого способна клюнуть на любое предложение? К тому же не она ведь наследница!
- Оскорбления ни к чему нас не приведут. Свяжитесь со мной, когда придумаете что-нибудь стоящее.
Шэннон сунула под мышку пухлый конверт с завещанием и, гордо подняв голову, покинула конференц-зал.
Йен следил за ее театральным уходом с интересом, в данной ситуации абсолютно неуместным. Ее длинные красивые ноги и стройные бедра явно произвели на него впечатление. Как только Шэннон Мур исчезла из виду. Йен снова опустился на стул и очень скоро обнаружил, что с разочарованием справиться гораздо легче, чем с разбушевавшимися гормонами.
Нежное лицо в обрамлении ниспадающих до плеч огненно-рыжих волос. Легкая челка привлекает внимание к огромным карим глазам, в минуты гнева отливающим расплавленным золотом...
- Что ты ей сказал? - прервал его мысли голос Дженкинса. - Она пролетела через приемную как смерч.
Йен невозмутимо пожал плечами. В данный момент несравненная мисс Мур наверняка спешит к своему адвокату. Как только ей объяснят, что статус опекуна не дает ей никаких прав на управление фирмой, его предложение, разумеется, покажется ей заманчивым.
- Я сделал ей деловое предложение, и, кажется, она решила его обдумать.
- Она совсем не такая, как ее сестра.
- Я бы не спешил с подобным утверждением. Во всяком случае, не мне об этом судить.
- Тебе, тебе, - ухмыльнулся Дженкинс. - Тиффани Мур явилась на свадьбу твоей троюродной сестры в обтягивающем трико под леопарда. Помнишь?
Йен вспомнил яркую нахальную блондинку с пронзительным смехом, откровенно заигрывавшую с ним.
- Ты шутишь! И это была сестра Шэннон? Хотя из документов, собранных отцом. Йен имел некоторое представление о детстве Шэннон, он совершенно не представлял, чем она сейчас зарабатывает на жизнь.
- Если мисс Мур не объявится в течение месяца, заполняй исковое заявление в суд, - сказал он отцовскому адвокату.
- Хорошо, однако это еще не все. Уэсли платил алименты матери девочки. Теперь, когда обе стороны покинули наш бренный мир, что делать с алиментами?
Йен задумался. Следует ли настраивать против себя женщину, которую он еще до конца не раскусил?
- Посылай деньги Шэннон, пока она не определится насчет фирмы.
Брови Дженкинса поползли вверх.
- Шэннон? Осторожнее, Йен, а то ты падешь жертвой той же слабости, что презирал в своем отце.
Йен саркастически улыбнулся.
- Между нами как минимум два огромных отличия. Во-первых, я не женат и, во-вторых, держусь женщин, родившихся в том же десятилетии, что и я.
За час, проведенный в нью-йоркской электричке, Шэннон успела остыть и настроиться на общение со своей шустрой маленькой племянницей. Дома она швырнула конверт и ключи на столик в прихожей и просмотрела почту. Когда Шэинон вошла в кухню, ее приветствовал аромат свежеиспеченного хлеба.
- Эй, образцовая домохозяйка! Где ты?
- Минуточку! - Уэнди Соммерс и в самом деле появилась в кухне ровно через минуту. Пышные каштановые кудри весело подпрыгивали при каждом ее шаге. - Как прошло генеральное сражение?
- Интереснее, чем я ожидала.
- Хочешь кофе?
- С удовольствием. Там был брат Челси. - Шэннон устало опустилась на стул и сложила руки на стеклянной столешнице.
- И что?
- После знакомства с Уэсли Брэдфордом я думала, что невозможно быть более властным. Я ошибалась. Ген высокомерия в этой семейке доминирует, и Уэсли явно передал его Йену.
- Похоже, этот Йен произвел на тебя неизгладимое впечатление.
Шэннон скорчила гримасу. Может, и произвел, только она не собирается признаваться в этом даже самой себе.
- Как Челси себя вела?
- Отлично. Только скучала по "тетушке Шэйн".
- Правда? - неуверенно спросила Шэннон. Неожиданно оказавшись в роли опекунши маленькой девочки, Шэннон запаниковала. Она абсолютно ничего не знала о детях. Как вести себя с ними? Как воспитывать? Чтобы обеспечить Челси хотя бы подобие нормальной жизни, она, вооружившись кучей книг для родителей, переехала в маленький провинциальный городок, где провела свою юность.
По счастливой случайности ее соседкой оказалась бывшая школьная подружка. И не просто подружка. Отзывчивая и необыкновенно доброжелательная к людям, Уэнди стала ее первым настоящим другом.
- И чем же занимается моя маленькая принцесса сейчас? - спросила Шэннон.
- Они с Анной смотрят "Улицу Сезам". -Уэнди поставила на стол поднос с кофе и села рядом с Шэннон. - Ну, расскажи-ка поподробнее о мистере Брэдфорде. Если он - брат Челси, то получается, что ты - его тетя?
- Очень смешно. На самом деле я разочарована. Я думала.., ну, неважно, что я думала. - Шэннон глубоко вздохнула. - Он совершенно ясно дал понять, что не планирует нарушать священные традиции семейства Брэдфордов, то есть не собирается признавать факт существования Челси.
- Ну, Шэннон Мур, ты неисправимая оптимистка, если думала, что, узнав о наличии сестры, парень лопнет от гордости и братской любви.
- Может, ты и права, только никому не говори, что я наивная дура. В этом городе у меня репутация женщины умной и влиятельной.
- Которая к тому же учит нас правильно инвестировать наши денежки. И за это мы тебя любим. Не говоря уж о том, что многим из нас ты даешь работу.
- Потому что ненавижу домашнее хозяйство! - Шэнион благодарила судьбу за то, что образование и деловые связи позволяли ей не бросать своих клиентов и в то же время сидеть дома с Челси.
- Господи, Шэннон, вот уж никогда бы не подумала, что существует мужчина, способный вывести тебя из равновесия.
- Я совершенно спокойна. И полностью контролирую ситуацию.
Но если так, почему Йен сумел спровоцировать ее на вспышку гнева? До сих пор ни одному мужчине это не удавалось. Почему от его холодного как лед взгляда в ее теле разгорелся неведомый прежде пожар? Неужели она увлеклась этим наглецом? Не может быть!
Глава 2
Йен обвел взглядом кабинет. Привезенная из хранилища старая мебель вишневого дерева вернула комнате облик, который он помнил с детства. Однако, как ни старался он восстановить прошлое, невозможно было игнорировать главное: его дед так и не стал единоличным хозяином "Уэстервелт компани".
За последние недели Йен успел привыкнуть к мысли о неизбежных контактах с Шэннон Мур. Если честно, он с нетерпением ждал новой встречи. Но почему Шэннон не связалась ни с ним, ни с Дженкинсом? Он не мог поверить, что она без боя отказалась от наследства. Уж деньги-то она должна была взять. Единственное, чего он не ожидал от нее, так это полного молчания.
Иен ждал двадцать лет. Казалось бы, нетрудно подождать еще две недели. Однако эти две недели оказались настоящим адом. Что она задумала? Какую игру затеяла? Вместо того, чтобы передать деду управление фирмой и заняться собственными делами, ему приходится каждый день являться сюда и ждать.
Йен взял в руки пачку прибывших утром писем и уже готов был отшвырнуть их, когда его внимание привлек верхний конверт. На нем не было обратного адреса, только печать почтового отделения. Не Нью-Йорк... Уолтон? Что-то знакомое. Йен вскрыл конверт. Внутри сложенного листа чистой бумаги оказался разорванный пополам чек, выписанный им самим на имя Шэннон Мур.
Шэннон глубоко вдохнула и медленно-медленно выдохнула, чтобы не вспылить. На ее шелковых кремовых слаксах расплывалось ярко-красное томатное пятно, а дорогую замшевую "лодочку" украшал клубок спагетти. Пластмассовая мисочка, которую Челси сбросила со стола, катилась по кухонному полу. Господи, еще вчера спагетти были любимым блюдом девочки!
- Челси, так делать нельзя. Скажи: "Прости меня".
- Нет.
Шэннон попыталась припомнить, что в подобной ситуации советуют руководства. Не теряйте самообладания, иначе вы потеряете контроль над ситуацией.
Шэннон положила ладонь на плечико Челси.
- Мне очень не нравится твое поведение. Душераздирающий вопль оказался лишь увертюрой к дикой какофонии. Шэннон раскрыла рот от изумления. Как такие ужасные звуки могут вырываться из этого крохотного горлышка? Она потянулась к толстой книге, лежавшей на рабочем столе, и просмотрела главу, посвященную детским истерикам.
В чем же она постоянно ошибается? Почему ей ни разу не удалось вразумить капризничающего ребенка?
С самого начала Челси уклонялась от объятий и поцелуев, а все уговоры встречала настороженным молчанием. Детский психолог уверял Шэннон, что, привыкнув к новой обстановке, Челси перестанет сосредоточиваться на своих желаниях и переживаниях и с ней станет легче справляться. Можно ли считать этот концерт обещанным улучшением?
За годы работы брокером на Уолл-стрит Шэннон довольно часто приходилось общаться и с нервными, и с разгневанными клиентами, но она умудрялась как-то управляться с ними, не выходя из себя, а эта кроха успешно доводила ее до состояния полной беспомощности.
Шэннон швырнула книгу в мусорное ведро и решила придерживаться той же стратегии, какую использовала при общении со вспыльчивыми клиентами, то есть молча отошла на безопасное расстояние.
Челси продолжала пронзительно визжать. Кровь стучала в висках Шэннон, голова раскалывалась, да еще, словно вознамерившись доконать ее, затрезвонил дверной звонок. Измученный мозг тут же вызвал яркое видение врывающихся в дом полицейских, и Шэннон вполне серьезно приготовилась к аресту за истязание ребенка.
Из последних сил Шэннон добралась до входной двери, распахнула ее... На пороге, опершись о дверной косяк, стоял Йен Брэдфорд собственной персоной. Под его уже знакомым оценивающим взглядом Шэннон еще острее ощутила, как безобразно выглядит, а его громкий смех поставил логическую точку в цепи кошмарных утренних событий.
Шэннон оглянулась на орущую Челси, затем снова повернулась к Йену, возмущенная его искренним весельем.
- Это семейный визит?
- Что, неудачный день?
- Ничего подобного. Я всегда с утра обливаюсь томатным соусом и расхаживаю по дому под серенады Челси. - Какого черта эксперты по воспитанию несут наукообразную психологическую чушь? Не проще ли честно предупредить о том, что перед кормлением ребенка необходимо переодеваться в домашнюю одежду? - Что вам нужно?
- Я могу войти?
Шэннон взмахнула рукой, приглашая незваного гостя.
- Милости прошу.
Появление Иена положило конец вокальным упражнениям Челси, правда, она тут же сползла со стула и повисла на ноге Шэнион, лишив ее возможности передвигаться.
- Садитесь. Я должна переодеться. Шэннон подхватила девочку на руки и бегом бросилась наверх в спальню. Посадив Челси на свою постель, она быстренько сменила испорченные слаксы на широкую цветастую юбку и взглянула в зеркало. В сочетании с блузкой, украшенной воланами по вороту и рукавам, получился цыганский наряд. Шэннон бросилась к шкафу, надеясь найти что-нибудь более подходящее, но вскоре сдалась. Ну что она нервничает? Как будто хочет произвести впечатление на младшего Брэдфорда!
- Кто пришел? - спросила Челси. Шэннон провела щеткой по легким волосикам, и впервые за все время девочка не отодвинулась от нее.
- Твой брат. Йен.
- Челси хочет печенье. - Похоже, новообретенный старший брат оказался куда менее привлекательным, чем шоколадное печенье.
- Не сейчас, - твердо ответила Шэннон, внутренне готовясь к новой истерике, однако Челси приятно удивила ее: малышка лишь пожала плечиками и увлеклась хрустальными флакончиками на туалетном столике. А через минуту, глядя на отражение Шэннон в зеркале, Челси вдруг сказала:
- Прости меня.
Шэннон почувствовала такую радость, словно выиграла главный приз л лотерее.
- Хорошо. Давай пока забудем об этом. У нас гость.
Они вернулись в гостиную, где Йен непринужденно расположился в, мягком кресле. Шэннон заметила, как он старательно отводит взгляд от Челси, и неохотно рассталась с робкой надеждой на то, что в нем проснутся родственные чувства или хотя бы естественное любопытство. Ничего не поделаешь: девочку ей придется воспитывать одной.
- Я ждал от вас известий.
- Разве я обещала позвонить? - Шэннон оттолкнула плюшевого медведя и села на диван. Челси вскарабкалась к ней на колени и свернулась калачиком.
- Вы вернули мой чек.
- Я не знала, что это за деньги.
- Алименты для.., э...
- Вашей сестры?
Йен медленно выдохнул.
- Она мне не сестра.
Шэннон ласково поглаживала спинку Челси, убаюкивая девочку.
- Если вы не считаете ее членом семьи, тогда вам незачем материально поддерживать ее.
- Я не это имел в виду.
- Именно это.
Йену послышалась тихая грусть в ее словах. Видимо, девочка - истинное наказание, хотя в данный момент, заснув на коленях тети, похожа на ангелочка. Он отвел глаза. Его это не касается. Этот голубоглазый ребенок не имеет к нему никакого отношения.
- Просто скажите, чего вы хотите.
- Я о чем-то просила вас, мистер Брэдфорд?
- Нет, напротив. И ваше молчание подозрительно. Есть же у вас какие-то намерения. И вы наверняка обдумали цену.
- Кажется, у вас создалось неверное впечатление. Мне нечего продавать. Наследство принадлежит Челси, не мне.
- Но, как официальный опекун, до ее совершеннолетия вы имеете право принимать любые решения, касающиеся ее денег и собственности.
Шэннон заправила за ухо выбившуюся прядь волос. - Если эти решения в ее интересах, а не в ваших.
- Деньги позволят вам нанять помощницу по уходу за ребенком.
- Вы перестанете, наконец, называть ее "ребенком"? Ее зовут Челси.
- Прекрасно. У Челси будет няня, у вас - домработница...
- Теперь вы намекаете на то, что у меня грязно? - раздраженно прошипела Шэннон.
Йен еще раз огляделся. Мебель явно дорогая, но повсюду валяются детские игрушки. Правда, как ни удивительно, учитывая присутствие маленького ребенка, на бледно-голубом диване и креслах ни пятнышка.
- Нет, не грязный.
- Тогда, может быть, прекратите оскорблять меня?
Йен поднялся и прошелся по гостиной. Шэннон была права. Ему явно не хватает красноречия и хороших манер, но только при общении с нею. В обычных обстоятельствах он выразил бы свою точку зрения, не оставив места спорам.
Шэннон осторожно соскользнула с дивана, не потревожив девочку, укрыла ее вязаным одеяльцем.
- Ей не нужны вечно сменяющиеся няньки, поварихи и домработницы. Я не собираюсь устраивать из ее жизни проходной двор.
Шэннон выбежала в кухню. Йен последовал за ней.
- Тогда, может, скажете, что реб... Челси нужно? Она резко повернулась к нему. Длинная мантия взлетела и закружилась вокруг ее ног.
- Время, Йен. Ей необходимо время, сочувствие и любовь тех немногих родственников, что у нее остались. Вы готовы предложить ей свое время в обмен на акции компании?
- Простите, не понял.
- Не так уж трудно понять. Вам все равно придется иметь с ней дело. Если не сейчас, то с восемнадцатилетней незнакомкой, которую вы так и не потрудились узнать.
- И все же я вас не понимаю.
- Вам нужна ваша драгоценная фирма? Прекрасно. - Шэннон прислонилась к рабочему столу. Ее полные яркие губы изогнулись в вызывающей улыбке. - Я предлагаю вам в течение следующих двенадцати месяцев регулярно общаться с вашей сестрой. В конце года можете выкупить ее акции.
Йен подозрительно прищурился.
- Это ловушка?
- Никакой ловушки.
- А если я откажусь?
- Вам все равно придется решать этот вопрос, только через пятнадцать лет и с Челси.
- И вы искренне верите, что, шантажируя меня, действуете в интересах моей сестры?
- Во-первых, я вас не шантажирую, я предлагаю вам взятку. И во-вторых, моя идея не так уж нелепа, поскольку вы наконец впервые назвали ее своей сестрой.
Йен прикусил язык. Эта чертова девица явно умеет манипулировать людьми. Пусть она выглядит скромницей, но, похоже, не слишком отличается от своей авантюристки сестры. Только он не любит, когда его загоняют в угол. У него, конечно, еще остается шанс побороться за контроль над наследством Челси в суде, но где гарантии, что он выиграет дело?
- И какая здесь выгода для вас?
- Никакой.
- Учитывая историю вашей семьи, мне трудно в это поверить.
- И какова же эта история?
- Ваша сестра умудрилась получить приличные алименты на ребенка. Ваша мать вышла замуж за богатого пациента менее чем через месяц после того, как стала работать у него личной медсестрой.
- Вы расследовали прошлое и моей матери? -(Йен заметил печаль в ее блестящих глазах.) -Вам больше не на что тратить время и деньги?
- Я не интересовался прошлым ни одной из вас. Этим занимался Уэсли. - Йену не понравилось, что его слова прозвучали как оправдание. Откуда вдруг выпрыгнуло это идиотское чувство вины? Прежде он никогда и никому не объяснял свои действия.
- Ах, ваш отец! Сама невинность, безукоризненный хранитель семейных ценностей, которого соблазнила и обхитрила двадцатипятилетняя маникюрша.
- Я никогда его не оправдывал.
- Они оба виноваты, но расплачиваться за них придется Челси. - Шэннон оттолкнулась от стола и подошла к застекленной двери. - Почему бы вам не вернуться в город и не поразмышлять на досуге над тем, какую выгоду я пытаюсь извлечь из сложившейся ситуации? - Она указала на кучу спагетти, украшавшую белые плитки пола. -А сейчас я должна убрать свой грязный дом.
- Послушайте, Шэннон...
Она распахнула дверь.
- Уходите! Мы оба сказали более чем достаточно для одного дня.
Йен поверить не мог своим ушам. Она его выгоняет"
Вероятно, ему действительно лучше уйти. Необходимо немедленно отдалиться от нее. Шэннон как-то странно на него действует. Притягивает? Вряд ли, хотя в других обстоятельствах он, вероятно, увлекся бы ее строгой красотой. Пожалуй, она вызывает к жизни худшее, что есть в нем. К тому же он начинает действовать необдуманно, чего с ним никогда раньше не случалось. Она обескураживает его, и в этом заключается серьезная опасность.
Шэннон стояла на лужайке и смотрела, как Йен садится в роскошный спортивный автомобиль. Кода он скрылся за поворотом, она собралась вернуться в дом и тут заметила Уэнди. Подруга сидела на своем парадном крыльце и озорно улыбалась во весь рот.
- О, какой потрясающий мужчина!
- Глупости, - пробормотала Шэннон.
- Надень очки, детка. Он великолепен.
- И к тому же брат Челси. Уэнди подошла к низкому частоколу, разделяющему лужайки перед их домами.
- Так это был таинственный Йен Брэдфорд! Неудивительно, что ты не хотела говорить о нем. С таким мужчиной неплохо бы поразвлечься.
- Я не развлекаюсь с мужчинами.
- Если ты совершенно не заинтересована, пришли его ко мне. - Уэнди лукаво подмигнула.
Шэннон приложила ладонь к груди и притворилась шокированной.
- Ты разрушаешь мои иллюзии о скромных провинциальных домохозяйках.
- А ты думала, что мы целый день проводим у телевизора, наслаждаясь "мыльными операми", и обмениваемся кулинарными рецептами, в то время как вы, деловые женщины, сидите на диете и претворяете в жизнь свои сексуальные фантазии?
- Я никогда не думала, что ты целыми днями бездельничаешь, и уж тем более я не претворяла в жизнь свои сексуальные фантазии.
Ее последний роман тихо увял сам собой. Регулярные субботние ужины в ресторанах и обязательный секс в ночь со вторника на среду стали такими рутинными, что хотелось выть от скуки. Теперь, оглядываясь на свою жизнь, Шэннон сознавала, что все ее любовники были скучными и предсказуемыми мужчинами. Правда, такие связи казались удобнее и безопаснее, чем отношения ее родителей, в которых пылкие страсти в конце концов завершились обоюдной местью. В общем, она предпочитала не рисковать.
Вот Йен точно непредсказуем. В этом Шэннон не сомневалась. Волнующий, даже опасный, но ни в коем случае не предсказуемый.
И черт побери, кто бы мог подумать, что она станет размышлять о нем как о любовнике? Она не видела в нем ни одной привлекательной для себя черты. Кроме, конечно, тела, за которое и умереть не жалко.
Ее губы сами собой расплылись в улыбке, мурашки пробежали по позвоночнику. Подобные имели способны навлечь на нее именно те неприятности, которых она до сих пор счастливо избегала. Шэннон потрясла головой и решила сменить тему.
- Ты сможешь присмотреть за Челси завтра? Мне нужно встретиться в городе с одним клиентом.
- Никаких проблем. - Уэнди наклонилась выдернуть сорняк со своей клумбы, а выпрямившись, протянула Шэннон желтую маргаритку и невинно спросила:
- Йен живет в городе? Если пожелаешь провести с ним ночь, Челси переночует у меня.
- Уэнди, оставь в покое мою личную жизнь!
- Если хочешь, чтобы я оставила в покое твою личную жизнь, сначала заведи ее.
Издав приглушенный вопль отчаяния, Шэннон решительно потопала к своему дому. Конечно, Уэнди желает ей добра, но Шэннон не привыкла обсуждать свою интимную жизнь даже с Тиффани. Она горячо любила сестру, однако они никогда не откровенничали друг с другом. В детстве обе одинаково страдали от вражды и вечных ссор родителей, но выбрали разные дороги в жизни.
Шэннон все свои силы, всю энергию посвятила учебе и карьере, чтобы обрести финансовую независимость. До того, как в ее жизнь вошла Челси, единственным ее обязательством была выплата денег за купленный в рассрочку автомобиль.
Сестра же бросилась на поиски мужчины, который смог бы содержать ее в роскоши. Если выбранный мужчина был женат, тем лучше. Познакомившись с Уэсли, Тиффани решила, что напала на золотую жилу, и действительно некоторое время жила прекрасно, а когда почувствовала, что Уэсли теряет к ней интерес, быстренько набросила на его бумажник сеть в виде Челси.
Вероятно, Йен имеет право на горечь и гнев, наверняка испытал шок, узнав о сестре, годящейся ему в дочери. Сможет ли он когда-нибудь преодолеть недоверие и открыть свое сердце Челси? Сможет ли понять и принять предложение Шэннон наладить родственные отношения с девочкой?
Йен вел машину вверх по извилистой дороге к дому деда. Большой особняк в колониальном стиле был единственным местом, где Йен чувствовал себя более-менее уютно. В детстве он почти всегда проводил здесь лето. Тогда Уэйкфилд считался захолустьем штата Коннектикут, а не отдаленной окраиной Нью-Йорка. Несмотря на разительные перемены. Йен все еще любил приезжать сюда.
Адам Уэстервелт возился со своими розами на лужайке перед домом. В семьдесят пять лет дед был активнее многих мужчин вдвое моложе его и полон жажды жизни, хотя судьба его не пощадила. Адам уже похоронил и жену, и обоих своих детей.
Йен вышел из машины, и старик тут же окликнул его:
; - Ты только посмотри. Йен! "Американская красавица". Нежная, изящная и прекрасная. Похожа на женщину, согласен?
- Вплоть до шипов.
- Ты циник.
- Я реалист.
- Мой мальчик, одиночество - далеко не реальность. Раздели радость жизни с кем-нибудь, вот это и будет реальность.
Йен не был настроен на очередную лекцию о прелестях брака.
- Я приехал не для того, чтобы обсуждать свою жизнь. Скажи, когда ты будешь готов снова взять на себя управление "Уэстервелт компани"?
- Я высоко ценю все, что ты делаешь...
- Всего лишь возвращаю то, что принадлежит тебе по праву.
Адам бросил на землю садовые перчатки.
- Я остро переживал предательство Уэсли только потому, что хотел оставить фирму тебе, и она теперь твоя. Круг замкнулся.
- У меня есть собственное дело, и, правду сказать, инвестиции, страхование и все такое меня не интересуют. Компания носит твое имя, и ты должен снова управлять ею.
Адам положил широкую ладонь на плечо внука. Его глаза засверкали прежним молодым блеском.
- Скажи, а сестра согласна с твоими распоряжениями?
- Что? - Йен чуть не задохнулся от неожиданности, Он не делился с дедом подробностями завещания и адвокату велел помалкивать.
- Неужели ты думал, что я ничего не узнаю, мой мальчик? Такие новости имеют обыкновение распространяться сами собой.
Йен глубоко вздохнул. Восемнадцать бывших любовниц отца, и каждая отхватила приличный денежный куш. Естественно, среди них нашлись охотницы поболтать.
- Я должен был сам рассказать тебе.
- Не удивляюсь, что у Уэсли остался незаконный ребенок. Если вспомнить, каким он был, удивительно, что только один. Итак, ты познакомился с ней?
- Да.
- Она интересуется фирмой?
- Возможно, заинтересуется лет через двадцать.
- Не понял...
- Ей два года, - с отвращением выдавил Йен.
Адам нахмурился.
- Не беспокойся. Рано или поздно я выкуплю ее акции.
- Я разочарован, но не по этой причине. Просто надеялся, что она примерно твоя ровесница. Тебе необходима семья. Я не вечен, а ты явно не собираешься остепениться и завести собственную семью.
- Мне не нужна семья.
И еще ему не нужны всплески эмоций, неизменно сопровождающие любые длительные отношения. Некоторые женщины используют секс, чтобы добиться исполнения своих желаний, другие отказывают в близости, если это помогает добиться цели. Однако и тем, и другим в конечном счете, нужно одно и то же: бриллиантовое кольцо на палец и неограниченный кредит в банке.
- Тогда зачем ты строишь свою транспортную империю? Кому ты ее оставишь? Даже Уэсли, при всех его недостатках, передал фирму своим детям.
Йен не захотел напоминать деду, что отцовское завещание стало просто последним звеном в длинной цепи оскорблений. Он получил почти все деньги, на которые ему было наплевать, а вот "Уэстервелт Компани", о которой он мечтал, была разделена пополам, при том что ответственность за управление фирмой была возложена на него.
А если бы Уэсли оставил деньги дочери, а фирму сыну, стал бы Йен так настойчиво отказываться от родства с девочкой? Может, и нет. Она - его сестра, и никакие отречения не изменят этого факта.
В общем, нравится ему это или нет, придется принимать участие в воспитании сестры и заодно присматривать за Шэннон Мур. Йен вспомнил золотистые глаза женщины, посмевшей выгнать его из дома, и рассмеялся. Новая роль начинала ему нравиться.
Глава 3
Шэннон снова обошла свой дом, проверяя, не разбросаны ли игрушки, вся ли одежда убрана. В третий раз за последние несколько минут она взглянула на часы, спрашивая себя, почему так нервничает из-за визита Йена. Неделю растить Челси и вести дела клиентов. Хота, если на полу валяется пара кукол и карандаши, это еще вовсе не означает, будто она плохой опекун.
Хорошо, что Челси по утрам в детским садике, подумала Шэннон. Не придется выбирать слова, когда Йен - а она в этом не сомневалась снова начнет подкалывать ее. И почему она так остро реагирует на его критику?
До прихода Йена оставался еще час, и, увидев на ковре пушинку, Шэннон снова вытащила пылесос. Домашние дела всегда казались ей скучными, и, чтобы развлечь себя, она включила магнитофон погромче. Стереоколонки взревели классическим диско, и Шэннон присела в реверансе перед пылесосом:
- Не хотите ли потанцевать?
Как партнер мощный пылесос был маловат ростом, но зато легко носился по ковру, впрочем без особого изящества.
Песня закончилась, и, выключив пылесос, Шэннон поклонилась:
- Благодарю вас, сэр.
Бурные аплодисменты нарушили воцарившуюся тишину. Шэннон взвизгнула и резко обернулась. Йен стоял в арочном проходе между прихожей и гостиной и насмешливо улыбался.
- Дверь была открыта. Знай я, что вы развлекаетесь, подождал бы снаружи.
- Вы приехали рано, - выдавила Шэннон.
- Машин было мало. Я быстро доехал. Убрав пылесос в стенной шкаф, Шэннон кивнула в сторону дивана:
- Присаживайтесь.
- Где Челси?
- В школе.
Иен опустился на диван с ленивой грацией.
- Не слишком ли она мала для школы? Шэннон пожала плечами.
- Детсадовская группа.
- А, понятно. И чем вы занимаетесь, пока она в школе?
- Я не жалуюсь на недостаток дел.
- В этом городишке?
Шэннон уперла кулаки в бока и вызывающе подняла голову.
- Что плохого в этом городе?
- Ничего. Обязательно начинать день со споров? Может, лучше оставим пререкания напоследок, когда вы снова решите вышвырнуть меня из дома?
Не зря ли она так кипятится? Не слишком ли стала чувствительной и обидчивой? Ведь она решила переехать с Челси в Уолтон именно потому, что это маленький городок. Тишина и безопасность - вот его главные плюсы. Глубоко вдохнув и выдохнув, Шэннон немного - успокоилась и опустилась в кресло напротив Йена.
- О чем вы хотели поговорить?
- О фирме. О вашем предложении. Но в основном о будущем Челси.
Шэннон удивленно выгнула брови.
- Что за внезапная перемена чувств? Когда вы были здесь в последний раз, у меня создалось впечатление, будто вы считаете, что Челси вообще ничего не заслуживает.
- Я вел себя неподобающим образом и прошу простить меня.
- Извинения приняты, - кивнула она.
- Я привез вам кое-какую информацию о фирме, - сказал Иен, выкладывая на журнальный столик пухлый конверт.
Шэннон протянула руку, и пальцы Йена легко скользнули по ее пальцам. Реакция последовала незамедлительно и оказалась такой мощной, что, еле сдержав изумленный возглас, Шэннон отдернула руку и пробормотала:
- Статическое электричество.
- Да, конечно. - Йен подавил смешок и с интересом взглянул на нее. Ее щеки обрели тот самый оттенок красного, который так нравился деду в "Американской красавице". И это уже была не та женщина, с которой он познакомился в офисе Дженкинса, и даже не та, которую навестил здесь пару недель назад. У Шэннон Мур оказалось множество граней.
Если честно, Иен нарочно приехал пораньше, чтобы захватить ее врасплох, и его план великолепно удался. Прочная броня невозмутимости, позволявшая Шэннон всех и вся держать на расстоянии, похоже, дала трещину.
- Итак, вернемся к документам. Если вы что-либо не поймете, я с радостью вам разъясню. Шэннон надела очки.
- Я не собираюсь вмешиваться в управление фирмой.
- В этом-то и проблема. Я не планирую управлять "Уэстервелт компани". Инвестиции - не моя стихия. Я хочу передать управление человеку более квалифицированному в данной области.
- Вы уже кого-то наметили?
Иен заметил искры интереса, осветившие ее глаза янтарным пламенем. Или вновь вспыхнуло недоверие?
- Да.
- Понимаю.
Йену послышались нотки разочарования в ее голосе. Неужели она ждала, что сначала он проконсультируется с ней?
Пока Шэннон просматривала документы. Йен воспользовался моментом и стал изучать ее. Несмотря на раннее утро, солнечный свет в избытке проникал в гостиную через окна эркера, и волосы Шэннон сверкали, как пламя костра. Вылинявшие джинсы обтягивали длинные ноги, которые она изящно подобрала под себя... Он вспомнил непринужденный танец с пылесосом и свою непонятную реакцию, когда вошел в дом и увидел Шэннон. Кого он пытается обмануть? Это же просто первобытное физическое влечение!
Иен неловко заерзал в кресле и тихонечко застонал.
Шэннон подняла на него глаза.
- Вы что-то сказали?
То, что происходило с ним от одного ее взгляда, было совершенно непонятно. Его планы рушились на глазах.
- Вам что-нибудь неясно? Я могу объяснить.
- Не надо.
Шэннон расправила плечи и потерла затекшую шею. От этого вполне невинного жеста футболка натянулась на полных грудях, и Иен судорожно сглотнул, затем откашлялся.
- Мне нужен номер карточки социального обеспечения Челси. Я не нашел его в бумагах отца.
- Зачем?
- Бизнес. В данный момент она - полноправный партнер. И, пока я не забыл, вы ежемесячно будете получать алименты чеками, так что...
- Нет, - решительно сказала Шэннон.
- Почему?
- Я не нянька, я не собираюсь получать деньги за заботу о своей племяннице.
- Моей сестре.
Шэннон соскочила с кресла и бросила документы на журнальный столик.
- Тогда и ведите себя как брат, а не как официальное лицо. Вы еще не провели с ней и десяти минут. Вы понятия не имеете о том, что ей нужно.
- Простите за нескромный вопрос, но как вы собираетесь содержать Челси?
Глаза Шэннон загорелись гневом и возмущением.
- До сих пор я прекрасно обходилась без вас, Йен. Этот дом принадлежит мне, и я работаю по договорам.
- Тогда я не понимаю, чего вы хотите от меня.
- Лично я ничего от вас не хочу. Мне казалось, что мы говорим о Челси.
Шэннон сунула руки в карманы джинсов, прислонилась к мраморной полке камина.
- А вам не кажется, что тридцатилетняя разница в возрасте несколько затруднит мою дружбу с ней?
- У нее будет полно друзей на разных этапах ее жизни. Семья же дается навсегда, и разница в возрасте здесь не имеет никакого значения.
Иен задумчиво уставился на застывшую в непреклонной позе Шэннон.
- Вы, конечно, сознаете, что мое постоянное присутствие в ее жизни заставит и вас постоянно терпеть меня.
- Что поделаешь, - сухо прокомментировала Шэннон.
- Ваш энтузиазм очень трогателен.
- Простите мой цинизм, мистер Брэдфорд, но мы оба прекрасно знаем, что вы здесь только для того, чтобы получить акции, принадлежащие Челси. Я же, со своей стороны, сделаю все от меня зависящее, чтобы она не прогадала в этой сделке.
Что ж! Он получил по заслугам. Это стоило признать. Но ведь он совсем не такой, как его отец, и не собирается обманом лишать свою сестру того, что ей принадлежит. Как же это объяснить Шэннон?
- Я пришел вовсе не за акциями компании.
- А для чего же тогда?
- Я намерен внимательно следить, правильно ли вы распоряжаетесь деньгами Челси.
Внимательно следить? Это все равно что "стоять над душой"!
- Деньги! Вы думаете только о деньгах? А вам случайно не снятся по ночам денежные купюры?
Веселые искорки запрыгали в его ледяных глазах.
- Вам действительно интересно знать, что мне снится длинными одинокими ночами? - прошептал Йен, соблазнительно растягивая слова.
- Давайте не отклоняться от темы.
- Черт побери, я совсем забыл, какова тема.
Его чувственная улыбка совершенно обезоружила Шэннон.
Когда Йен заговорил о намерении нанять менеджера для "Уэстервелт компани", Шэннон на мгновение вообразила, что он предложит этот пост ей. В конце концов, ее специальность именно стратегия инвестиций. Однако, судя по всему, Йен этого не знает. Он полагает, что она нуждается в финансовой помощи. Если сейчас рассказать ему о своей профессии, он решит, что ей нужна работа, и снова предложит деньги.
Шэннон гордо выпрямилась и постаралась выглядеть уверенной и независимой, несмотря на свой непрезентабельный вид. Конечно, не одежда красит человека, однако сейчас, черт побери, она больше похожа на школьницу, ослепленную присутствием кинозвезды.
- Тема нашего разговора - Челси. Могу ли я предположить, что вы захотите разработать нечто вроде графика ваших визитов?
- Непременно. Предполагайте.
Он опять издевается! Да еще таким покровительственным тоном! Шэннон очень захотелось снова выгнать Йена, но она вовремя напомнила себе, что речь идет не о ее личных чувствах, а о благе Челси. За последние шесть месяцев девочка стала центром ее мира. Поворот на сто восемьдесят градусов для женщины, поклявшейся никогда не позволять эмоциям править ее жизнью.
- Может, расскажете, как вы собираетесь общаться с Челси?
- Пусть все идет, как идет.
- То есть?
- Я для нее совершенно чужой человек. Думаете, она сразу согласится ездить со мной куда бы то ни было? - Йен поднялся и подошел к Шэннон. Запах его одеколона подействовал на нее как электроды на остановившееся сердце. - Для начала, думаю, необходимо решить, что делать с этим.., напряжением между нами.
Шэннон отступила на шаг.
- Я уверена, что напряжение со временем ослабнет.
- Я говорю о напряжении другого рода. О физическом притяжении, которое ни один из нас не может игнорировать. Я хочу вас, и вы тоже хотите меня.
Шэннон сложила руки на груди, отказываясь признать правоту его слов даже перед самой собой.
- Высокомерие и самодовольство. Какое очаровательное сочетание! Между прочим, вы глубоко заблуждаетесь.
- Заблуждаюсь? - Йен снял с нее очки и аккуратно положил их на каминную полку. Обхватив двумя пальцами ее подбородок, он поднял ее голову. - Неужели?
Шэннон бессознательно облизала губы. Сердце отчаянно стучало.
- Да.
- Да? - Йен улыбнулся и опустил голову. Их лица почти коснулись друг друга.
- Нет!
- Так да или нет, Шэннон?
Проклятый наглец настолько сбил ее с толку, что она уже не понимала, на какой вопрос отвечает, и не успела остановить его. Его губы скользнули по ее губам.
Мимолетный поцелуй разжег тлевший в ней уголек и оставил острое неудовлетворение. Шэннон поднесла палец к губам, сохранившим вкус Йена. Она жаждала большего и не смогла подавить вздох.
- Мне нравятся дополнительные льготы нашего соглашения, - прошептал Йен, лаская дыханием ее ухо.
Она что, спятила? Когда мир вокруг снова обрел очертания, Шэннон увидела самодовольную ухмылку Йена. Она уже знала ответ. То, что для нее было моментом истины, для него - лишь способ доказать свою правоту.
Шэннон попыталась высвободиться.
- Это вовсе не входит в наше соглашение!
- Очень жаль. Хотя, может, вы все же что-то выгадаете.
Ну, конечно! Кучу дополнительных неприятностей на свою голову.
- Вы себе льстите.
- Это вы льстите мне, Шэннон. Ваш мечтательный вздох и участившийся пульс раздули мое самомнение до невероятных размеров. Или вы так и будете отрицать электрические разряды, проскакивающие между нами?
- У меня достаточно здравого смысла, чтобы не ступать на минное поле.
Настойчивый гудок не дал Йену ответить. Шэннон мысленно поблагодарила небеса и бросилась к парадной двери. Ее поспешное отступление могло означать лишь одно: она гораздо более заинтересована, чем следовало бы.
Йен улыбнулся. Она сдастся не сразу, придется приложить немало усилий. Впрочем, он никогда не любил то, что дается слишком легко. Решив преследовать Шэннон с вполне определенными целями, он не почувствовал ни малейшего укора совести. Несмотря на все ее торжественные заявления, она неравнодушна к нему. Они оба давно не дети и прекрасно знают, во что впутываются. Пусть все идет своим чередом. Йен не видел ни одной убедительной причины, почему они должны сдерживать вспыхнувшее обоюдное влечение...
И тут очень веская причина свалилась как снег на голову, вернее, вбежала в комнату, болтая без умолку со своей тетей. Маленькая Челси клубок энергии, сверкающий парой голубых глаз, - напомнила Йену, почему он здесь: не ухаживать за Шэннон, а приглядывать за ней.
Лепет Челси оборвался, как только она увидела Йена. Девочка спряталась за тетей и уткнулась лицом в ее джинсы. Лишь кулачок с зажатым в нем листом плотной бумаги остался торчать из-за ног Шэннон.
- Поздоровайся с братом, Челси. Он приехал повидаться с тобой, - сказала Шэннон, поглаживая светлые кудряшки. Не дождавшись ответа, она повернулась к Йену и пожала плечами. - Может, если вы сядете, то не будете казаться ей таким огромным?
Йен присел на корточки.
- Челси, ни за что не поверю, будто ты меня боишься. Ты ведь большая девочка, правда?
Челси подняла головку и с любопытством уставилась на Йена. Надутые губки она не разжала, но кивком выразила согласие.
- Большая девочка и к тому же художница. -Йен осторожно вытянул из кулачка лист бумаги, исчирканный разноцветными линиями, и, боясь оскорбить ребенка не правильной интерпретацией, улыбнулся. - Я плохо вижу без очков. Что здесь нарисовано?
- Тетя Шэйн, Челси и щенок.
- У тебя есть щенок? - (Девочка отрицательно покачала головой.) - А хочешь щеночка? Маленькое личико озарилось надеждой. Шэннон наградила Йена испепеляющим взглядом и с улыбкой повернулась к Челси.
- Челе, тебе пора обедать.
- Пагети?
Шэннон взъерошила белокурые кудряшки. Она не варила спагетти с того памятного дня, как Иен застал ее за неумелым кормлением.
- Хорошо, только сначала сними школьную одежду.
Челси бросилась в свою комнату. Йен поднялся и заметил, что ласковая улыбка Шэннон исчезла.
- Не смейте больше это делать!
- А что я такого сделал?
- "А хочешь щеночка"? - передразнила Шэннон. - Для ребенка такой вопрос все равно что обещание.
- Значит, придется выполнить обещание, только и всего.
Ярость окрасила румянцем высокие скулы Шэннон.
- Тогда выполняйте обещание у себя дома, а сюда привозите щенка во время визитов.
- Как я понимаю, вы не любите собак.
- Я не люблю мужчин, являющихся в мой дом и начинающих в нем командовать!
Йену очень захотелось рассмеяться, но он счел за лучшее сдержаться и просто насладиться зрелищем разгневанной Шэннон. Не в пример многим женщинам, в ярости она становилась еще красивее. Огромные глаза сверкали, щеки горели, и казалось, даже воздух вокруг нее кипел страстью.
- Неужели вы забыли, какое удовольствие иметь домашнее животное? Кошку, собаку, попугая, на худой конец?
- Мы, дети трущоб, не могли позволить себе роскошь держать домашних животных. - Бросив Йену в лицо его же слова, Шэннон не преминула вложить в них весь сарказм, на который была способна.
Ее стрела попала в цель. Йену стало стыдно, тем более что он никогда не судил людей по их происхождению.
- Мое замечание в кабинете адвоката было неуместным и непростительным.
- Ну, почему же? Мне следовало бы поблагодарить вас. Ваше замечание было очень своевременным. Вы подстраховались на тот случай, если я вдруг стану слишком самодовольной и забуду...
- Что забудете?
- Забуду о том, чего не хочу от жизни. - Шэннон развернулась и гордо удалилась в кухню, оставив Йена в одиночестве раздумывать над ее загадочными словами.
Глава 4
Да, задачка непростая, размышлял Йен. Шэннон оказалась совсем не такой, как он ожидал. Он вполне мог понять, что нищенское детство подтолкнуло ее сестру к связи с богатым стариком, а чего добивается Шэннон? Такого же сорта безопасности?
Если так, то играет она безупречно. Обвинить ее в вымогательстве невозможно. Она ни разу не попыталась встретиться с ним, чтобы решить вопрос о фирме или алиментах, которые могла бы получать, как и ее сестра. Он дважды предлагал деньги на содержание Челси и дважды получал решительный отказ. Откуда же у Шэннон средства на жизнь? "Работа по договорам" вряд ли может дать стабильный доход и обеспечить приличное существование одинокой женщине с ребенком.
Шум, сопровождаемый приглушенным ругательством, прервал ход его мыслей, и Йен отправился в кухню выяснить его причину. Шэннон передвигала какие-то банки в буфете и даже не оглянулась.
- Вы останетесь на обед?
Судя по ее тону, нетрудно было предположить, что с гораздо большим удовольствием она пригласила бы крысу.
- Если это не доставит вам особых хлопот.
- А если я скажу, что доставит?
- Все равно останусь.
Шэннон замотала головой и тяжко вздохнула.
- И почему я точно знала, что вы ответите именно так?
- Великие мыслят одинаково? - предположил Йен.
- Скорее, мужчины слишком предсказуемы. Йен подошел к Шэннон поближе.
- Поправьте меня, если я ошибаюсь, но, кажется, именно вы предложили, чтобы я проводил время с Челси?
- Не ошибаетесь, - проворчала Шэннон. Она наконец повернулась и, обнаружив, что Йен стоит совсем близко к ней, сделала шаг назад. - Я просто не ждала гостей к обеду.
- Я вполне обойдусь спагетти быстрого приготовления.
Шэннон скривилась.
- Могу приготовить что-нибудь и получше.
- Не сомневаюсь и с благодарностью приму из ваших рук все что угодно.
Если Шэннон и заметила сарказм, то предпочла его проигнорировать.
- Пора посмотреть, чем занимается Челси. Что-то слишком тихо.
- Я посмотрю, - вызвался Йен и быстро - пока Шэннон не успела возразить ретировался из кухни.
Используя в качестве путеводной звезды звонкое хихиканье, он нашел детскую в конце коридора. Челси - в трусиках и свитере - прыгала на кроватке, и облако розовых оборочек, украшавших матрас и полог, подпрыгивало вместе с ней. Увидев в дверном проеме Йена, девочка перестала прыгать, соскользнула с кроватки и схватила брошенное на пол платье.
- Челси, что ты делаешь?
- Ничего.
Иен вошел и снял со спинки стула зеленые леггинсы.
- Ты должна надеть это? Девочка кивнула.
- Тогда поспеши. - Йен заговорщически подмигнул. - Тетя Шэннон ждет.
Пока Челси одевалась, Йен рассматривал обстановку. Белая мебель, бело-розовые обои и шторы, картины с феями и единорогами создавали сказочную атмосферу. Шэннон явно постаралась воплотить здесь все детские мечты.
Иен наклонился к комоду, чтобы получше рассмотреть фотографию совсем маленькой Челси с матерью.
- Мамочка на небе, - спокойно сообщила Челси.
- Я знаю.
- У меня день рождения.
- Когда?
Челси пожала плечами.
- И сколько тебе исполнится? Челси, подняла три пальца.
- Тли.
- Что тебе подарить?
- Щенка.
Йен улыбнулся, радуясь, что Шэннон их не слышит.
- А если я не смогу найти щенка?
- Котенка.
- О Боже! Ты хочешь навлечь на меня неприятности. Пошли.
Девочка крепко обхватила его палец тоненькой ладошкой. Непосредственность и безусловное доверие Челси потрясли Йена до глубины души, и неожиданно он испытал незнакомое чувство вины: ведь он хотел отказаться от малышки, даже не познакомившись с нею.
Врожденная честность заставила Шэннон признать, что во время обеда Йен очень естественно общался с Челси, только вот она, Шэннон, неадекватно воспринимала его. Ей бы радоваться, а она с трудом скрывала раздражение и, вымыв посуду, под предлогом занятости скрылась в своей комнате.
Через некоторое время Шэннон выключила компьютер, сдвинула очки на лоб и с облегчением распрямила спину. А может, не надо нервничать? В конце концов, все мужчины - сами большие дети, неудивительно, что им легче понимать детей.
Раздражение спало, вероятно, потому, что, поизмывавшись над Йеном, она получила необходимую ежедневную дозу лекарства, которое про себя называла "Избиение мужчин". С минуту Шэннон наслаждалась тишиной, но вдруг осознала, что в доме слишком тихо, и побежала в гостиную.
Увидев спящую на диване Челси, Шэннон вздохнула с облегчением и упрекнула себя за дурацкие подозрения. Как могла она допустить мысль, будто Йен похитил девочку? Глупости.., но все же он не должен был уезжать без предупреждения. Шэннон укрыла Челси одеялом, поцеловала ее в лобик и решила приготовить себе чашку крепкого кофе.
Войдя в кухню, она краем глаза заметила огромную тень, задохнулась от ужаса и, резко отшатнувшись, налетела спиной на холодильник.
- Прошу прощения, - извинился Йен, однако в его голосе не было и намека на угрызения совести.
- Черт тебя побери, ты меня напугал! вскрикнула Шэннон, от испуга забыв о хороших манерах. - Я думала, ты ушел.
- Не поблагодарив тебя? - Йен с легкостью воспринял переход на "ты". Мама потратила немало времени на мое воспитание.
Йен навис над ней, опершись рукой о холодильник, и Шэннон ощутила резкий контраст между холодной дверцей сзади и пожаром, разгоревшимся в груди. "Адреналин", - попыталась она убедить себя. "Гормоны", - с насмешкой возразил внутренний голос.
- Челси давно заснула?
- Несколько минут назад. Почему ты пряталась в своей комнате?
- Не хотела мешать твоему общению с сестрой.
- Считаешь, что в семейных отношениях, как в плавании, лучший метод бросить ученика в воду?
- Ты выплыл.
- И тебя это до смерти раздражает, не так ли? Ты надеялась, что Челси меня возненавидит.
Шэннон отрицательно замотала головой. Ей вовсе не хотелось начинать войну за любовь ребенка. Она слишком долго жила на поле родительских сражений, и почему-то каждый раз проигравшими оказывались они с Тиффани.
Конечно, Шэннон радовалась пробудившемуся у Йена интересу к сестре, только хотелось бы все же, чтобы Йен испытал хотя бы одну десятую тех мучений, через которые прошла она сама за последние полгода.
- Послушай, Шэннон, если ты чуть-чуть расслабишься, у тебя будет меньше проблем с ней.
- Кто сказал, что у меня проблемы?
- Я сам вижу. Почему ты так нервничаешь, когда она отказывается есть? Пойми, чем больше внимания ты обращаешь на ее капризы, тем более действенное оружие даешь ей в руки!
- Господи, она - трехлетний ребенок, а не умудренный жизненным опытом иезуит!
- Конечно, но она жаждет твоего внимания и только таким образом может его добиться.
- Так я еще и невнимательная! Похоже, у меня нет ни одного положительного качества.
Шэннон попыталась сбежать, но Йен крепко схватил ее за запястье и притянул к себе.
- Я этого не говорил. Просто я думаю, что она первый человек в твоей жизни, потребовавший от тебя безраздельного внимания. А что касается твоих положительных качеств, я был бы счастлив перечислить их в любой удобный для тебя момент.
- Ну, я вряд ли проиграю, если заключу пари на то, что умелая забота о ребенке в этот список не входит.
Йен ухмыльнулся. "Сексуальная", "пылкая", "страстная" и некоторые другие определения, которые наверняка шокировали бы Шэннон, приходили ему на ум. И "настороженная"!
Шэннон многозначительно опустила взгляд на его пальцы, все еще сжимавшие ее запястье. Не помогло.
- Может, отпустишь меня?
- Ты расстроена.
- Нет. Я опекаю ребенка, который изголодался по любви. Целых шесть месяцев, полных надежд и отчаяния, я боролась за ее доверие. Я лезу вон из кожи, чтобы дать ей нормальное и счастливое детство, и будь я проклята, если стану слушать твои критические замечания!
- Я и не думал критиковать тебя.
- Черта с два!
Шэннон рывком высвободилась и сложила руки на груди.
- Успокойся, Шэннон. И слепому видно, что ты любишь Челси, а она любит тебя. Если она спокойно играла со мной, то только потому, что знала: ты рядом. Значит, ты все делаешь правильно. Я лишь предложил тебе не суетиться из-за ерунды и немного расслабиться.
- Ну, спасибо. Теперь к списку моих недостатков я должна прибавить суетливость и неловкость.
- В колледже ты специализировалась по угрызениям совести?
- Нет, это генетическое. Плюс воспитание.
- Твои родители отлично постарались. А они еще живы? - спросил Йен, чтобы сменить тему.
- Моя мать живет в Палм-Бич, а отец - в Лос-Анджелесе.
- Отличные места для отдыха.
- А главное, между ними - три тысячи миль. Жаль, что родители не разъехались, когда мы были детьми. Насколько бы всем было легче!
Еще одна жертва несчастливого брака и неизбежно сопутствующих разводу войн, подумал Йен.
- У тебя была только одна сестра?
- У нас что, викторина?
- Просто пытаюсь лишить тебя преимущества: ты знаешь обо мне все, а я еще в прошлом месяце и не подозревал о тебе и твоей семье.
Аккуратный носик Шэннон сморщился.
- Во-первых, я сомневаюсь, что ты когда-либо подпускал женщин настолько близко, чтобы оказаться в невыгодном для себя положении. Во-вторых, ты знал мою сестру. Она говорила, что знакома с тобой.
Йен мысленно признал, что Шэннон не ошиблась ни в первом случае, ни во втором.
- Похоже, я произвел неизгладимое впечатление на твою сестру. И что же она обо мне рассказывала?
- Не помню. Я не вникала в суть, когда она болтала об Уэсли, - с отвращением скривилась Шэннон.
- Ты ее не одобряла?
- А ты как думаешь? Он был почти на сорок лет старше ее.
Йен закатил глаза.
- Твою сестру разница в возрасте явно не волновала.
Шэннон устало вздохнула.
- Йен, давай прекратим этот разговор. Нельзя плохо говорить о мертвых.
- Ты права, - согласился он. - Лучше попробуем разработать "график моих визитов".
Шэннон опустилась на стул у кухонного стола.
- Хорошо. С тобой нелегко разговаривать. Мне все время приходится защищаться, объясняться, хотя я ничего тебе не должна. Ты и со своими друзьями так обращаешься или я единственная удостоилась подобной чести?
Странно, он никогда не считал себя агрессивным и не думал, что окружающие воспринимают его таковым. У него не было друзей, по крайней мере не в том смысле, какой в это понятие вкладывала Шэннон. Он не поддерживал связей даже с университетскими приятелями. Правда, они иногда встречались поболтать и выпить пива, но это случалось все реже и реже.
Ну что же, первый раунд выиграла Шэннон. И еще одна мысль потрясла Иена. Пока Шэннон не задала вопрос о друзьях, он даже не подозревал, насколько пуста его жизнь. Все свои силы, всего себя он отдавал работе; работа была и его другом, и самой постоянной любовницей, но никого не было рядом, когда он больше всего нуждался в поддержке.
Йен сел рядом с Шэннон. Их бедра соприкоснулись, и она немедленно отшатнулась. Йен расхохотался. Шэннон наградила его испепеляющим взглядом.
- Три вечера в неделю. Устраивает?
Ее глаза удивленно распахнулись.
- ?
- Мало? - Йен прекрасно понял, что она не ожидала от него и этого, но сделал вид, будто иначе расценивает ее изумление. - Трудновато добираться сюда из города, особенно по рабочим дням. Ладно. Полные уикенды и один вечер на неделе.
- Одного дня в неделю было бы вполне достаточно.
- Для кого? Для тебя? Возможно, но мы говорим о Челси. Ребенку необходимо время, качество и количество. Не верь своим книгам, если они утверждают обратное.
- Ты все шутишь?
- Ни капельки. Я делаю именно то, о чем ты меня просила: устанавливаю родственные отношения с сестрой, а для установления отношений необходимо время.
- Давай не будем забывать, почему ты это делаешь. Ради своей бесценной фирмы, вот для чего! - сердито воскликнула Шэннон.
Иен сдержал вспышку гнева. Несправедливое обвинение: он вовсе не думал об акциях Челси. Какая разница, когда он выкупит ее долю, если фирмой управляет Адам! Почему же он не сказал об этом Шэннон?
Тогда пришлось бы объяснять, почему он принял ее предложение, а он еще сам не до конца понимал свои мотивы.
- Ну, как бы то ни было, я постараюсь не вмешиваться в твою жизнь.
- Забавно, и как же ты это осуществишь? Шэннон отодвинулась вместе со стулом подальше от Йена. Если он в самом деле верит, что его присутствие не нарушит течение ее жизни, то он совсем тупой. Спорить с ним бесполезно. Вероятно, он пытается отплатить ей за то, что она навязала ему эту сделку. Остается надеяться, что через месяц-другой игра ему наскучит.
- Ладно, ты победил. Уикенды и один вечер. Кроме этой субботы. У Челси день рождения, и я устраиваю маленький...
Йен притворился оскорбленным:
- Я не приглашен на день рождения собственной сестры?
Шэннон собралась было объяснить, что праздник устраивается для двух десятков детей в возрасте до четырех лет, но вовремя одумалась и улыбнулась.
- Конечно же, мы будем рады тебя видеть. Праздник состоится в "Чак энд Чиз" в час дня.
Решив, что перехитрил Шэннон, Йен самодовольно улыбнулся.
- Я приеду сюда в двенадцать и отвезу вас. Забавно будет посмотреть, как он проведет пару часов в компании визжащей ребятни. В следующий раз Йен дважды подумает, прежде чем напрашиваться на подобные праздники.
- Прекрасно.
У Йена, видимо, зародились смутные подозрения.
- Что-то ты стала слишком сговорчивой.
- А чего я добьюсь спорами? - мило улыбнулась Шэннон.
- Наивысшая мудрость - смиряться с неизбежным, и я рад, что ты начинаешь это понимать.
Господи, как же Йен и Челси похожи, даже хмурятся одинаково! Оба упрямы и умеют добиваться своего, подумала Шэннон, вставая. Йен тоже поднялся.
- Теперь, когда все улажено, я должен вернуться на работу.
- Ты вряд ли доберешься до города раньше пяти.
- После пяти - самое оживленное время для грузовых перевозок. - Йен уже привычным жестом взял Шэннон за подбородок и приподнял ее голову. Его губы изогнулись в чувственной улыбке. - Если только ты не хочешь, чтобы я остался.
Парень соблазнителен, как шоколад без калорий. Неужели она действительно верит, что, проводя с ним три дня в неделю, сможет сопротивляться их необъяснимому взаимному влечению? Ради собственного блага необходимо попытаться.
Когда дело касалось только ее самой, она иногда позволяла себе поддаться соблазну, но теперь для нее главное - интересы Челси. И ради Челси она справится с любыми своими "сексуальными фантазиями".
Глава 5
Йен оторвал от своих джинсов очередную пару липких ладошек и вручил сувенир маленькому мальчику. Остальные малыши мгновенно сориентировались, у кого находятся блестящие монетки, и набросились на него всей толпой. В другом конце зала Шэннон, щеголявшая в яркой картонной шляпке, удобно откинулась на спинку стула и расплылась в самодовольной улыбке, упиваясь затруднениями Иена.
Узнав, что они едут есть пиццу, Йен представил себе уютный итальянский ресторанчик, но вместо этого очутился в галерее компьютерных игр с механическими музыкантами и распорядителем в костюме какого-то фантастического грызуна. Шум стоял невообразимый, Йен уже побаивался за целостность своих барабанных перепонок.
Как же он не заметил подвоха? Ведь должен был все понять, когда Шэннон так легко уступила ему. И вот, пожалуйста. Она болтает с собравшимися за большим столом родителями и наслаждается отдыхом, а он гоняется за двумя десятками ошалевших малышей!
Да, он недооценил Шэннон. Вручив очередной сувенир, Йен поклялся себе никогда больше не попадаться на эту удочку.
А Иен оказался неплохим массовиком-затейником, в свою очередь размышляла Шэннон. Он успешно развлекает детей, давая ей возможность отдохнуть. Правда, за все приходится платить. В данном случае - терпеть назойливые вопросы и многозначительные ухмылки Уэнди.
- Чего ты упираешься, девочка? Ему меньше сорока, у него все зубы собственные, и он прекрасно управляется с детьми. Что еще можно требовать от мужчины?
- Не болтай глупостей, - процедила Шэннон.
- Он не сводит с тебя глаз.
- Ты разве не видишь, что он злится?
- Ты безнадежна. - Уэнди удрученно покачала головой.
- Ну и оставь меня в покое. Йен - старший брат Челси. Ничего больше.
- С тобой невозможно разговаривать, - заявила Уэнди, вставая. - Придется поболтать с Йеном.
- Не смей!
Шэннон бросилась за Уэнди, однако, когда она обогнула длинный стол, ее остановила официантка, сообщив, что пицца готова. Шэннон пришлось собирать взбудораженных детей, гадать при этом, над чем так весело смеются Йен и ее подруга, и.., ревновать? Этого еще не хватало!
Когда детей усадили обедать. Йен с облегчением рухнул на стул в уголке. Неудивительно, что Шэннон работает лишь часть дня. Челси - вот ее основная и поглощающая все время работа.
Йен поднял глаза. Шэннон направлялась к нему. Светло-зеленый шелковый комбинезон ласково обнимал ее стройные ноги, серебряный пояс подчеркивал тонкую талию. Очаровательное видение, если бы не сияющая улыбка, в значении которой невозможно было ошибиться. Шэннон явно хотела добавить ему новую порцию мучений.
Сев рядом с ним, она вручила ему кусочек пиццы.
- Ну как? Тебе понравился праздник?
- Превзошел все мои ожидания.
- Хорошо. Я боялась, что ты будешь чувствовать себя не в своей тарелке.
Иен наклонился к ней, чтобы вдохнуть аромат ее духов, ощутить тепло ее тела, и сглотнул ко мок в горле. То, что Шэннон творила с ним, просто находясь рядом, многим женщинам не удавалось достичь ценой самых отчаянных усилий.
- Какие у нас планы на остаток дня? - поинтересовался он.
- Тебе мало?
- В данный момент это провокационный вопрос.
В глазах Шэннон мелькнуло замешательство, затем она поняла подтекст, и жаркий румянец окрасил ее щеки. Быстро оглядевшись и удостоверившись, что никто их не слышит, она пробормотала сквозь сжатые зубы:
- Ты невероятен!
- Именно это я и пытаюсь тебе втолковать. Твоя подруга уверяет, что ты не из тех женщин, которых тянет к застенчивым и слабым.
- Ну, я бы на твоем месте не слишком доверяла тому, что говорит Уэнди. Я должна собрать подарки Челси. Праздник подходит к концу.
Шэннон аккуратно расставила на кухонном столе коробки и коробочки в яркой подарочной обертке. Челси заснула еще в машине по дороге домой, однако в любую минуту могла проснуться и броситься открывать свои подарки... Йена нет уже почти час. Хотя Шэннон уверяла его, что Челси не заметит отсутствия его подарка, он все же решил съездить за ним в торговый центр. Никаких собак, предупредила она, однако Йен вряд ли ее послушает...
Шэннон удобно устроилась в уголке дивана и уставилась в потолок, пытаясь решить задачку, в последнее время ставшую для нее главной. Она никак не могла раскусить Йена. То он излучал обаяние, пытаясь соблазнить ее, а то вдруг обращал на нее не больше внимания, чем, скажем, на фонарный столб. Да и в собственных чувствах Шеннон никак не могла разобраться. Она нервничала, когда он пытался ухаживать за ней, и оскорблялась, когда он этого не делал.
Вероятно, для начала надо решить, чего же она все-таки хочет. О Господи, она прекрасно знает, чего хочет - бездумного сногсшибательного секса. Но у нее, к сожалению, не тот характер, чтобы сломя голову броситься в круговорот физического наслаждения, а потом спокойно удалиться с непотревоженными чувствами. А если она и пойдет на это, то, когда Йен охладеет к ней, как это повлияет на его отношение к Челси?
К моменту возвращения Йена Шэннон убедила себя даже не включать в повестку роман с ним, но.., когда он появился в дверях, ее сердце забилось быстрее. Черные джинсы и фланелевая рубашка в черно-белую клетку обтягивали литые мышцы. Иен пересек гостиную с уверенностью человека, прекрасно сознающего, что он вызывает восхищение окружающих.
- Мы поговорим позже, - бросил он, исчезая в коридоре, ведущем в комнату сестры.
Несколько минут спустя Йен вернулся с Челси на руках. Ребенок сиял от счастья.
- Йен купил мне подалок.
Шэннон натянуто улыбнулась.
- Я знаю. И надеюсь, с ним не придется гулять три раза в день.
Челси сморщила носик, явно не поняв смысл тетиных слов. Йен посадил девочку на диван рядом с Шэннон и исчез, а через минуту вернулся и поставил на журнальный столик большую коробку. Челси соскочила с дивана, раскрыла коробку и.., восторженно завизжала:
- Котенок!
- Н-не может быть, - еле выдавила Шэннон, увидев в руках Челси пушистый белый комочек. "Я придушу этого типа голыми руками!" - мысленно взвыла она, но вслух произнесла:
- Не сжимай его слишком сильно. Челе.
- Ну, что скажешь? - гордо спросил Йен. -По-моему, ей нравится, а?
- Я отвечу тебе позже. Без свидетелей, - прошептала Шэннон, мило улыбаясь.
Челси так сильно прижимала к себе котенка, так нежно гладила пушистый мех, что было ясно: вернуть животное в магазин - дело безнадежное.
- Покажи-ка ему свою комнату, малышка, предложил Йен и продолжил, когда девочка вышла:
- Ты же сказала "никаких собак", я и не купил собаку. Домашний любимец приучает к ответственности.
- Поскольку кормить, менять наполнитель кошачьего туалета и спасать мебель от этого чудовища придется мне, должна ли я предположить, что к ответственности необходимо приучать меня? Выходит, воспитывать ребенка твоего отца недостаточно ответственно? - Шэннон перевела дух и пояснила:
- Я слишком грубо сформулировала, но ты должен был сначала спросить меня.
Йен возвышался над ней, глаза его гневно сверкали, ноздри длинного аристократического носа раздувались.
- Ты бы не разрешила.
- Ты чертовски прав, не разрешила бы.
- Я сделал по-своему, но ничего не нарушил. И если тебе так тяжело воспитывать ребенка Уэсли, то почему ты не принимаешь финансовую помощь?
- Потому что не все женщины на свете охотятся за состоянием Брэдфордов. Я, например, не нуждаюсь ни в подобной помощи, ни в вытекающих из нее подозрениях.
Йен заходил взад-вперед по комнате. Как же трудно разговаривать с Шэннон! Гордости в ней гораздо больше, чем здравого смысла.
- А тебе не приходило в голову, что я хочу внести свой вклад в воспитание Челси?
Шэннон задумчиво посмотрела на него, словно оценивая искренность его слов.
- Если ты действительно хочешь - прекрасно, однако я никогда ничего у тебя не попрошу.
Он явно не имеет над ней никакой власти, подумал Йен, у него нет никаких рычагов давления на нее, кроме ее желания подружить его с собственной сестрой. Но, хотя Шэннон считает его бессовестным, он никогда бы не стал использовать ребенка как средство для достижения своих целей.
- Хорошо. Вопрос с деньгами улажен. Хочешь, чтобы я вернул котенка в магазин?
- Чтобы Челси считала тебя героическим старшим братом, а меня - злой ведьмой теткой?
Забудь.
Шэннон встала и поправила диванные подушки. Йен хмуро следил за ней. Итак, подарок ей не понравился; но неужели он должен согласовывать с ней каждый свой шаг?
- Ладно. Я больше ничего не сделаю без твоего разрешения.
Слабая улыбка смягчила ее лицо.
- Не добавляй к нашим проблемам ложь. Ты будешь делать все, что захочешь, и мы оба прекрасно это знаем. Просто думай прежде, чем принимать решение, которое принесет мне дополнительную работу.
- Договорились. Мир?
Йен протянул руку, и - доверчивая душа! -Шэннон пожала ее. Резко дернув, Иен притянул Шэннон к себе и обнял за талию.
- Что ты делаешь?
- Скрепляю наш договор.
Шэннон уперлась ладонями в его грудь.
- Не смей.
- Почему?
- Если я разрешила кошке остаться, это вовсе не значит, что я на тебя не злюсь.
- Справишься, - утешил Йен, склонив к ней голову.
- Челси вернется в любой момент. И точно. В комнату вкатился белый клубок, за ним влетела Челси. Не успела Шэннон опомниться, как котенок, цепляясь острыми когтями за скользящий шелк комбинезона, вскарабкался на нее. Шэннон взвизгнула от боли, ее глаза налились слезами, а лицо исказилось от ярости.
Челси захлопала в ладоши и восхищенно закричала:.
- Тепель я, тепель я!
Иен тщетно пытался отодрать животное, вцепившееся в грудь Шэннон, хотя не мог винить его за цепкую хватку. На месте котенка он вел бы себя точно так же.
- В понедельник утром мы отвезем этого дикого зверя к ветеринару и обрежем ему когти. -Шэннон схватила меховой клубок за шкирку и опустила на пол. Когда она выпрямилась, Иен увидел на ее груди два кровавых пятна.
- Кровь, - с ужасом прошептал он.
- Тете Шэннон бо-бо, - встревоженно подтвердила Челси.
Шэннон улыбкой успокоила ребенка:
- Чуть-чуть.
- Поцеловать бо-бо?
- Я поцелую, - с радостью вызвался Йен.
- У тебя нет никаких других дел?
- Мои уикенды безраздельно принадлежат тебе и Челси.
- Я счастлива.
Йен оставил ее унылый ответ без внимания.
- Челси, давай откроем остальные подарки, а тетя Шэйн полечит "бо-бо".
- Холошо. - Челси кивнула, не сводя глаз с расплывающихся кровавых пятен.
- Идите, - сказала Шэннон. - Я переоденусь и вернусь. Начинайте без меня.
Йен выразил раскаяние пожатием плеч. Он сам был готов свернуть котенку шею. В витрине магазина проклятое животное выглядело образцом невинности и нежности. Когда же Йен поймет наконец, что внешность не всегда соответствует внутреннему содержанию?
Завернувшись в полотенце, Шэннон вышла из душа и приоткрыла дверь ванной комнаты. Из кухни доносился лепет Челси. Девочка явно наслаждалась обществом брата, и Иен, как ни странно, играл свою роль терпеливо и искренне.., впрочем, это не извиняет его за то, что он притащил в дом животное.
Схватив расческу, Шэннон привела в порядок спутанные волосы, затем наклонилась обследовать легкие царапины на ноге и резко выпрямилась, когда за спиной скрипнула дверь. Придерживая полотенце на груди, чтобы оно не соскользнуло, Шэннон обернулась.
- Тебя не приучили стучать?
- Ты не закрыла дверь, - невозмутимо возразил Йен.
- Где Челси?
- Смотрит "Короля Льва". Шэннон вдруг почувствовала, что стоит в луже, и поджала пальцы.
- Неподходящее место и время для светской беседы.
- Как... - Он показал на ее грудь.
- Не так уж страшно.
- Позволь взглянуть.
От обольстительной улыбки Йена пульс Шэннон заметно участился. Она даже восхитилась его настойчивостью. Если бы еще он не был таким бесцеремонным!
- Я могу сама о себе позаботиться.
- Ни в коем случае. Я принес зверя в дом, значит, несу ответственность за причиненный ущерб. Где антисептик? В аптечке? - Не дав ей времени на возражения, Йен сдвинул левую зеркальную дверцу. Шэннон и без того уже готова была провалиться сквозь землю, а тут еще взору открылись противозачаточные пилюли, тампоны, прокладки.., эту полку занимали только предметы женской гигиены.
- Не возражаешь? - Шэннон раздраженно сдвинула обе дверцы влево.
- Что ты, что ты, пожалуйста! - Йен вынул тюбик с кремом и прочитал этикетку. - Дай осмотреть царапины.
Шэннон не позволила ему разжать ее руки.
- Уверяю, мой интерес - чисто медицинский.
- Лжец!
Однако она все же опустила руки на талию, полная решимости не обращать внимания на интимность его действий. Выжав капельку антисептического крема на большой палец, Йен очень осторожно втер его в две царапины, пересекавшие ее грудь.
Интересно, слышит ли Йен, как бьется ее сердце? Ей бы разозлиться на его бесцеремонность или хотя бы смутиться, а она лишь подалась вперед и подняла к нему лицо.
Губы Йена накрыли ее рот. Его язык обвел контуры ее губ и проник внутрь, жадно впитывая ее сладость. Шэннон глубоко вздохнула, желание вспыхнуло в ней как костер. Она прижалась к нему и почувствовала его собственное желание.
Иен покрывал поцелуями ее лицо, шею, плечи, и Шэннон вцепилась в него, чтобы не упасть. Водоворот чувств угрожал утянуть ее в темные глубины. Только сейчас она поняла суть выражения "ноги стали ватные".
Собрав остатки самообладания, Шэннон чуть отстранилась.
- Йен, остановись.
Он уставился на нее затуманенными глазами, тяжело дыша.
- Только не говори, что ты меня не хочешь.
- Я серьезно.
- Тогда что случилось?
- Минуты через две Челси хватится нас и пойдет искать. - Шэннон поправила полотенце, пытаясь горделивым видом компенсировать недавнюю распущенность. - И честно говоря, если ты планируешь закончить менее чем за две минуты, я не слишком заинтересована в том, что ты предлагаешь.
Иен оглушительно расхохотался.
- Я понял. А когда Челси ложится спать?
- Примерно за пять минут до меня.
- Я не дам тебе заснуть, - пробормотал Йен. Шэннон игриво ткнула его пальцем в грудь.
- Не рассчитывай на это. Больше всего на свете я люблю спать.
- Я скоро изменю твою точку зрения на этот вопрос.
- От скромности ты не умрешь. - Шэннон выскользнула из его объятий и из ванной. Она понимала, что Йен прав, но, черт побери, она заставит его хорошенько потрудиться, прежде чем капитулирует.
Глава 6
Воскресным утром Йен проснулся рано. Вполне предсказуемо, учитывая, что спать ему пришлось в раскладном кресле. Устраиваясь на ночь, он рассчитывал, что Шэннон придет к нему, как только уложит Челси. Увы, его сестренка, объевшись тортом, заснула гораздо позже своей тетушки.
Все тело ныло от неудобной позы, к физической боли примешивалось острое разочарование.
Он думал, нет, черт побери! - он мечтал о той минуте, когда останется с Шэннон наедине. Давно уже он не хотел женщину так, как хотел Шэннон. Потому и не уехал в город, обрекая себя на такие неудобства.
Йен потянулся, дернув за рычаг, поднял спинку кресла. Тихий вздох привлек его внимание. Челси сидела на коленках на диване, смотрела на него широко раскрытыми глазами и улыбалась.
- Тетя Шэйн, Йен плоснулся! - закричала девочка.
В коридоре послышались шаги. Шэннон вошла в гостиную и кивнула ему. В шортах и просторном хлопчатобумажном свитере она выглядела как студентка на летних каникулах.
- Знаешь, у нас ведь есть комната для гостей. В следующий раз, когда напросишься на ночевку, можешь воспользоваться ею.
Йен многозначительно выгнул брови.
- Вообще-то я рассчитывал на другую постель.
Шэннон проигнорировала его замечание и начала собирать разбросанные по комнате игрушки.
- Можно посмотреть мультики? - спросила Челси, - После завтрака, откликнулась Шэннон. Нижняя губка Челси задрожала, глаза наполнились слезами. Девочка шмыгнула носом и разревелась.
Иен не умел управляться с плачущими женщинами, какого бы возраста они ни были.
- Какая разница, если...
- Не вмешивайся, - предупредила Шэннон. Йен снова открыл было рот, но Шэннон взмахом руки показала ему на кухню. Пожав плечами, Йен последовал за ней. Она явно не относилась к тем редким людям, которые с утра пребывают в хорошем настроении.
- Когда захочешь возражать мне, делай это наедине, - выпалила Шэннон, понизив голос и подчеркивая свои слова гневным взглядом.
- Похмелье после праздничного торта? Ну что ты дергаешься, речь всего лишь о мультиках.
- Не в этом дело. Я не разрешаю ей смотреть телевизор до завтрака. Она должна соблюдать некоторые правила. Мы, и только мы, заменяем Челси родителей. Если ты не интересуешься ею, так и скажи.
Шэннон отвернулась и занялась приготовлением кофе, не мешая Йену обдумывать ее слова. А подумать было над чем.
Йен ощущал себя, скорее, этаким снисходительным дядюшкой, и мысль о том, что Челси может видеть в нем отца, подействовала на него отрезвляюще. В общем-то, Шэннон дала ему прекрасный шанс освободиться от их соглашения. В конце концов, какой пример он может подать ребенку?
Йен представил, как Шэннон воспитывает Челси одна или, еще того хуже, с другим мужчиной. И он молчаливо принял условия Шэннон.
- Прекрасно. Я.., о, черт побери! - Острые зубки впились в его босую ногу. Йен наклонился и поднял котенка за шкирку. - Послушай, Снежок. Ты уже доставил мне кучу неприятностей.
- О, ты заслуживаешь большего, - процедила Шэннон. - И раз уж мы начали устанавливать правила проживания в этом доме, можешь покормить Снежка его вонючим кошачьим кормом, но только после того, как уберешь мерзкую кучку около его туалета. Снежок промахнулся.
- Почему я?
- Ты приволок кота в дом. - Шэннон поправила воротник его рубашки и нахально улыбнулась. - Покажи пример своей сестре.
- Ты жестока.
- Не тебе пришлось всю ночь лягаться, пытаясь выбросить его из постели.
- Эй, дьяволенок, я тебе завидую, - Йен почесал котенка за ушком.
- Можешь не завидовать. Я бы получила больше удовольствия, пиная тебя. Йен усмехнулся.
- Если тебе нравятся извращения, я бы предпочел что-нибудь с наручниками.
Шэннон удержалась от комментариев, оторвала кусок бумажного полотенца и вручила Йену.
- Иди убирать!
- Да, тетя Шэйн. Подчиняюсь, тетя Шэйн. Выполняя малоприятное задание, Йен ругался в душе. И к этому он шел долгие годы? Убирать кошачье дерьмо и терпеть истерики трехлетнего ребенка? Почему он не остался в Нью-Йорке и не послал чек, как планировал вначале?
Ответ стоял в двух шагах от него и смеялся над его гримасами отвращения.
- Я рад, что развлекаю тебя, - проворчал Йен.
- Что ты хочешь на завтрак?
- Кто сможет есть после этого?
- Переживешь. Яичница с беконом или оладьи?
Иен прислонился к стене и скрестил руки на груди.
- Я представлял, как ты готовишь мне завтрак в несколько иной ситуации.
- В ситуации, которую ты имеешь в виду, ты готовил бы завтрак мне.
- Неужели? - Йен потянулся к Шэннон, но она отступила.
- Челси в соседней комнате.
- Что ты будешь делать, когда не сможешь использовать Челси в качестве предлога?
- Не знаю. Может, и сдамся.
- О-о. - Йен взял со стола кружку и наполнил ее до краев горячим кофе. - У Челси есть любимая приходящая няня?
- Очень тонкий подход, Йен.
Шэннон открыла холодильник и наклонилась, перебирая продукты. Йен уставился на ее длинные ноги и обтянутую шортами попку. Ему показалось, что воздух в кухне раскалился.
Пожалуй, Шэннон точно знала, куда он смотрит, так как слегка покачивала бедрами в такт песенке, которую тихо напевала. Она не просто решила расквитаться с ним. Она мстила ему по полной программе.
- Знаешь, я хотел покопаться в доме Уэсли. Подумал, что...
Шэннон с подозрением взглянула на него.
- Что ты подумал?
- Может, ты что-нибудь выберешь для Челси. Как-никак он был ее отцом...
- Она его не знала.
- Вероятно, к лучшему. Однако мне его вещи не нужны, так что до распродажи ты могла бы поехать туда со мной.
- Не знаю.
- Наверно, правильно было бы, чтобы Челси не считала своего отца совсем плохим.
То, что он сказал, удивило его самого не меньше, чем Шэннон. Хотя Йен предложил эту поездку только для того, чтобы остаться с ней наедине, он вдруг понял, что говорил совершенно искренне. Он вовсе не пытался защитить своего бесчувственного отца, скорее хотел оградить Челси от того, что омрачило его собственную жизнь.
- Что скажешь?
Шэннон явно колебалась, затем неохотно согласилась.
- Наверное, ты прав. Когда?
- Решай сама.
- Во вторник у меня дела в городе. Думаю, Уэнди не откажется посидеть с Челси целый день, а мы где-нибудь встретимся.
Йен почувствовал необыкновенное умиротворение и улыбнулся. Он сторонился отцовского дома в последние годы жизни Уэсли и даже после его смерти. Мысль же о том, что Челси достанутся картины и безделушки их отца, показалась ему очень справедливой. А он сам наконец закроет эту неприятную главу своей жизни. Ему почему-то не хотелось думать о том, что он открывает новую главу.
Автомобиль Йена исчез за углом. Шэннон взяла Челси за ручку и отправилась к соседке. В теплом воздухе летнего вечера царил аромат пионов. На заднем дворике качалась на качелях Анна, дочка Уэнди. Челси вырвалась и бросилась к своей подружке. На крыльцо вышла Уэнди с кружкой кофе в руке.
- Угощайся. Хорошо провела выходные? Шэннон села так, чтобы не выпускать из виду детей.
- День рождения позади. Уэнди лукаво улыбнулась.
- Тебе здорово помогли.
- Да, брат Челси оказался неплохим помощником.
- Брат Челси, - передразнила Уэнди. - Спасибо, что напомнила, а я было подумала, что преданный племянник просто попрощался с любимой тетушкой. Не пытайся обмануть меня, Шэннон. Я видела, как он поцеловал тебя в губы.
Шэннон, еще не остывшая после поцелуя Йена, разрумянилась сильнее.
- Ты следила?
- Вы стояли на улице, а я случайно выглянула из окна гостиной.
- Не придавай столько значения дружескому поцелую, - нашлась Шэннон. Уэнди, сможешь взять Челси на вторник? Я, вероятно, приеду поздно.
- Хорошо. Разрешу им с Анной поболтать перед сном... Ты встречаешься с Йеном? Шэннон нахмурилась.
- С чего ты взяла?
- С клиентами ты по вечерам не встречаешься. Если собираешься задержаться, значит, речь идет о свидании.
- Ладно, Шерлок. Ты победила. - Шэннон вскинула руки, сдаваясь. - Да, я встречаюсь с Йеном.
- Дело или удовольствие?
- Я точно не знаю. Размышляю о том, что он предлагает. Вернее о том, чего он не предлагает. Одного секса мне недостаточно.
- Господи, Шэннон. Ни один мужчина, включая моего любимого муженька... Уэнди ткнула пальцем в сторону гостиной, где ее изнуренный двухдневным бездельем супруг мирно дремал перед телевизором, - не вступает в любовную связь с намерением затянуть петлю на собственной шее. На самом деле они бешено сопротивляются.
- Но некоторых мужчин можно убедить.
- Убедить можно любого мужчину, если найти правильный подход. Но может, ты первая потеряешь интерес? Нельзя избегать близких отношений только из опасения, что потом будет больно.
- А мне будет больно, не так ли?
- Ты ждешь самого худшего, - укорила ее Уэнди.
- Не совсем так, - задумчиво ответила Шэннон, чувствуя дивную дрожь во всем теле. Она не сомневалась, что роман с Йеном доставит немало удовольствий. Смогут ли эти удовольствия перевесить неизбежную сердечную боль? Иен не ищет постоянства. Она даже не уверена, имеет ли он в виду достаточно длительные отношения. Может, просто хочет переспать с ней.., но он, без сомнения, хочет ее, а ею уже давно никто не интересовался как женщиной.
Йен ввел Шэннон в большое здание, построенное в стиле Тюдоров. Гулкое эхо проводило их до дверей отцовского кабинета. Вдыхая спертый воздух покинутого дома, Йен с трудом вспомнил, когда был здесь в последний раз. Лет пять тому назад. У них с отцом были разные круги общения, именно потому, что они старательно избегали друг друга. Им приходилось в редких случаях, в основном на свадьбах или похоронах, сталкиваться, но и там они предпочитали держаться друг от друга подальше.
Дом немедленно воскресил множество неприятных воспоминаний. До совершеннолетия - согласно условиям развода - Иена вынуждали проводить два уикенда в месяц с отцом. После этих визитов он возвращался к деду, добрейшему человеку, потерявшему свою фирму в результате мошеннических махинаций Уэсли. Детское чувство вины превратилось в затаенный гнев и цинизм.
- Красивый дом. - Хрипловатый голос Шэннон напомнил Йену, что он не один.
Задвинув воспоминания в самые дальние уголки сердца, давно накрепко запертого ото всех, Йен взглянул на свою спутницу. Дорогой деловой костюм придавал ей высокомерный, отстраненный вид, и Йен вдруг понял, что для Шэннон одежда - гораздо больше, чем дань моде.
- А что ты ожидала увидеть? Она с отвращением поморщилась.
- Зеркала на потолке. Люминесцентные мерцающие лампы...
- Автоматически раскладывающиеся кровати в каждой комнате и шпанские мушки для повышения потенции? - подхватил он.
- 'Что-то в этом роде, - пробормотала Шэннон.
Йен горько усмехнулся. Что ж, образ очень близкий к истине.
- Для развлечений у него была квартира в городе. Этот дом - для деловых целей. Уэсли никогда не смешивал бизнес и удовольствие.
- Какой профессионал, однако, - ехидно заметила Шэннон.
- Да. Выдающийся был человек.
Шэннон попыталась сосредоточиться на стенных полках вишневого дерева. Там она разглядела не просто сувениры, которые люди обычно привозят из путешествий, или подарки к праздникам. Фарфоровым и хрустальным статуэткам позавидовали бы многие коллекционеры, а картины, украшавшие стены, могли бы составить приличное состояние.
- Он любил красивые вещи, - заметила она.
- Отец любил производить впечатление на клиентов. Людей легче убедить в том, что ты хорошо знаешь свое дело, если они видят, какой доход приносят твои знания. Это очень важно в инвестиционном бизнесе.
Шэннон это прекрасно понимала. Не по собственной воле она выбирала деловые костюмы, стоившие больше недельного заработка большинства людей. Такова цена ведения дел в Нью-Йорке.
- Тебе что-нибудь нравится? - спросил Йен.
- Мне?
- Для Челси, - рассеянно уточнил Йен. С самой их встречи в кафе и весь путь через Коннектикут он был непривычно тих и сдержан. Шэннон не могла понять его настроение и боялась неосторожными словами расстроить его еще больше.
- Почему бы тебе самому не выбрать что-нибудь для нее?
- Знаешь, пусть вещи отправят на склад. Когда Челси вырастет, она сама всем этим распорядится.
- Ты хоть представляешь, сколько это стоит? не подумав брякнула Шэннон. Йен напрягся и мрачно взглянул на нее. - Конечно, представляешь, - добавила она, словно извиняясь. - Не хочешь оставить это себе?
- Я имею больше прав, чем Челси? Я получил все деньги, и дом, и половину фирмы. Ей принадлежит остальное. Дискуссия закрыта. - Иен нахмурился, сунул руки в карманы. - Прости. Этот дом так на меня действует...
- Тогда пойдем отсюда.
- Что?
- Ты сказал, что тебе здесь плохо. Зачем же насиловать себя?
- Я этого не говорил.
- Какой смысл здесь оставаться? Мы же не собираемся ничего брать сейчас. Пусть вещи запакуют и отошлют, куда ты хочешь.
Шэннон коснулась его руки. Долгие секунды Йен смотрел будто сквозь нее, затем замотал головой и медленно выдохнул. Его лицо снова осветилось улыбкой, призраки прошлого исчезли.
- Ты права. Поехали. Куда? Шэннон потупилась.
- Что ты предлагаешь? Йен обнял ее за талию.
- А что ты предлагаешь?
Боясь потерять равновесие, Шэннон ухватилась за его плечи, прильнула к нему и почувствовала, как его напряженное тело стало расслабляться.
- Я первая спросила.
- Ты не проголодалась?
- Чуть-чуть.
- Купим что-нибудь с собой в китайском ресторанчике?
- В Уолтоне нет хороших китайских ресторанов.
- А в городе есть.
Шэннон наслаждалась ощущением его сильного, словно для нее созданного тела.
- Ты говоришь о каком-то определенном ресторане?
- Есть один совсем рядом с моим домом.
Глава 7
Шэннон отправила в рот последний кусочек креветки, и Иен мысленно одобрил ее хороший аппетит. Когда они вошли в его квартиру, он предложил Шэннон свою старую университетскую фуфайку, и она с удовольствием избавилась от делового костюма, а вместе с ним и от образа неприступной деловой женщины. Сейчас, сидя на полу скрестив ноги, с разметавшимися по плечам огненным волосами, Шэннон была так соблазнительна, что знаменитые омары и креветки Лин Фунга показались Йену абсолютно безвкусными. Видимо, Шэннон нарочно лишила его аппетита, так как съела не только свою порцию, но и большую часть его.
В течение всего ужина Шэннон безупречно играла роль сексуальной дьяволицы. То, как она ела, было эротично само по себе. Она атаковала еду с необузданной страстью. Иену оставалось надеяться, что энтузиазма Шеннон хватит и для него...
- Еще голодна?
- Нет.
- А я голоден.
Шэннон ползком обогнула столик, и полные кошачьей грации движения возбудили Йена еще больше. Глубокий вырез слишком большой для нее фуфайки почти не скрывал ее грудь.
- Думаю, раз я съела твой ужин, то, по меньшей мере, должна предложить тебе десерт.
- Как минимум.
- Правда? А я-то надеялась, что ты кормишь меня по доброте душевной. Неужели ты полагал, что я продамся за пару блинчиков с овощами?
Йен нахмурился.
- Я не настроен на игры. Шэннон выпрямилась.
- Между поддразниванием и играми - огромная пропасть. Йен. Я знала, на что иду, когда приняла твое приглашение.
- Я просто хотел удостовериться, что мы оба понимаем правила и достаточно умны для того, чтобы вступить во взрослые отношения без всяких обязательств.
- Двое взрослых, по обоюдному согласию вступающих в интимную связь. Ничего серьезного, - согласилась Шэннон.
Йен расслабился и прислонился спиной к дивану.
- Правильно.
Шэннон сдула челку со лба.
- Будь ты проклят, Иен. Ты удивительно умеешь портить настроение. У Йена отвисла челюсть.
- А что я такого сказал?..
- Пока я размышляла, как вытащить тебя из одежды, ты думал, что я нацелилась на твои карманы. Не могу даже объяснить, как это меня заводит. - Ее хрипловатый голос звенел сарказмом.
- Но ведь ты сама настаивала на честности!
- Успокойся, Йен, я не ищу себе мужа. Мои родители десять лет наслаждались перетягиванием каната, используя в качестве каната своих детей. Так что я могу совершенно честно сказать, что не думаю о браке. Однако и интрижки на одну ночь не для меня.
- И не для меня.
За одну ночь он не избавится от наваждения по имени Шэннон Мур. Эта мысль бросала его в дрожь, лишала сна последние несколько ночей и не давала возможности заниматься текущими делами.
Йен протянул руку, но Шэннон ловко увернулась.
- Не пойдет. Теперь тебе придется приложить некоторые усилия.
Схватив пустые картонки из-под еды, Шэннон бросилась в кухню. Йен не тронулся с места, даже не пошевелился.
Ну что за человек! - негодовала Шэннон. Только начинает чуть-чуть оттаивать, как тут же возводит между ними новые барьеры. Единственная его слабость, его ахиллесова пята - Чел-си, но, похоже, и этому чувству он уступил не без суровой внутренней борьбы.
Йен подкрался к ней, когда она мыла посуду. С руками, по локоть погруженными в мыльный раствор, ей некуда было бежать, и Йен прижал Шеннон к рабочему столу своим телом. Старые джинсы коснулись ее голых ног. Йен просунул руки под ее прижавшиеся к бокам локти и положил ладони на ее живот.
- Так нечестно! - взвизгнула Шэннон. Смех Йена защекотал ей шею.
- Я говорил, что не люблю игры, но когда играю, то уж до победы.
Шэннон закрыла глаза. Зачем сопротивляться тому, чего они оба хотят? Она прислонилась спиной к его груди.
Его сердце тихо стучало возле ее уха. Она ждала, ждала, однако Йен просто обнимал ее, как будто ему некуда было спешить, как будто все время в мире принадлежало ему. Его медлительность еще больше возбудила Шэннон. Она хотела его все сильнее и хотела немедленно!
Шэннон потянула за край фуфайки, но Йен поймал ее запястья.
- Ты куда-то спешишь?
- Нет, - солгала она, однако легкая дрожь в ее голосе раскрыла истину.
- Самое лучшее достается тем, кто умеет ждать, - с легкой иронией заметил Иен.
- А сомневающиеся всегда проигрывают, возразила Шэннон.
- Спасибо, я запомню.
Йен собрал в кулак мягкую ткань и стянул с нее фуфайку.
Шэннон задрожала, то ли от веяния прохладного воздуха, то ли от предвкушения. Йен снова притянул ее в свои объятия, защищая от холода. Она ощутила, как перекатываются его мышцы. До чего он хорош! Не стоит расслабляться, не стоит ожидать слишком многого, напомнила она себе, но сила его рук дарила ей непривычное ощущение безопасности, словно набежавшая волна смыла остатки сомнений.
Йен уткнулся подбородком в ее щеку. Его легкие поцелуи оставили теплый след на ее шее, плече... Ей захотелось увидеть его лицо. Она попыталась повернуть голову, но он крепко прижимал ее к себе.
- Я еще не закончил здесь.., и здесь. - Его ладони заскользили по ее телу. Предвкушение стало почти невыносимым, воспламененное явным свидетельством желания Йена.
Йен поцеловал ей ухо, и ее тело отреагировало так, словно именно в этом месте сосредоточились все нервные окончания.
- Йен?
- Ммм... - то ли прошептал, то ли простонал он.
- Ты победил. Доволен?
- Я еще и не начинал, - пробормотал он, отработанным движением расстегивая ее бюстгальтер и поворачивая лицом к себе. Шэннон задохнулась под его восхищенным взглядом. - Прекрасно!
Все ее тело дрожало. Любовные ласки Йена не были похожи на то, к чему подготовил ее жизненный опыт. Одно Шэннон знала точно: что-то приобретая, она неизбежно потеряет частичку себя. До сих пор она не уступала власть ни одному мужчине; как же глупо подчиниться тому, кто неизбежно покинет ее, и покинет с легким сердцем.
Йен, похоже, не подозревал о ее опасениях или же преисполнился решимости не обращать на них внимания. Его больше интересовало тело Шеннон. Проведя языком по ее плечу и груди, он жадно втянул в рот затвердевший сосок, и все мысли вылетели из ее головы.
Йен упал на колени. Остатки ее одежды полетели на пол...
- Йен, - в отчаянном стоне Шэннон не узнала собственный голос.
Не отрывая взгляда от ее золотистых глаз, он одним молниеносным рывком вскочил на ноги и подхватил ее.
Странно, ему пришлось сосредоточиться, чтобы найти дорогу в спальню в собственной квартире.
Когда Йен осторожно опустил Шэннон на кровать, она откинула голову на подушку и, пока он раздевался, не сводила с него глаз. И под ее взглядом он забыл о расчетливости, с которой обычно соблазнял женщин. Он опустился на колени, протянул к ней руки. Ее кожа была гладкой и горячей, а ладони жадными и нетерпеливыми.
- Не сейчас, - прошептал он, хотя явно терял самообладание. Одно ее прикосновение могло закончить для него то, что он еще и не начинал.
Руками, губами Йен неторопливо изучал ее тело. Она со стонами извивалась под ним, и вдруг ее тело напряглось, выгнулось. Глаза испуганно распахнулись.
- Нет.
- Ты мне доверяешь? Шэннон медленно кивнула.
- Тогда не бойся. Тебе будет хорошо. - Он уже понял, что ведет ее на неизведанную территорию, и чувство превосходства вернулось к нему.
Он не спешил, намеренно давая ей время привыкнуть и смириться с каждым новым уровнем близости.
Пальцы Шэннон мертвой хваткой вцепились в простыню. Она дрожала и, постепенно расставаясь с предубеждениями, раскрывалась ему навстречу...
- Пожалуйста, - выдохнула Шэннон. О чем она просила - прекратить или не прекращать, она сама не знала.
- Скоро, - пообещал Йен.
Он потянулся к тумбочке и схватил пакетик из фольги. Когда Шэннон изогнулась под ним, он уже был готов и вошел в нее, сперва медленно, даря ей возможность приспособиться к нему, а затем снова и снова, будто проверяя, насколько еще сохранил контроль над собой.
Шэннон схватила Йена за плечи, словно боясь потерять его. Улыбаясь, Йен легко поцеловал ее. Ее подернутые пеленой глаза наполнились слезами. Он слизнул их, наслаждаясь солоноватым вкусом, и только тогда позволил себе расслабиться.

***

Шэннон свернулась калачиком, прижавшись к Йену, и закрыла глаза. Обвивая рукой его талию, она впитывала тепло Йена, словно успокоительное лекарство. Ее тело еще постанывало от удовольствия, но вскоре угасающие отблески страсти уступили место странной тревоге.
Йен неловко пошевелился, его обнаженное тело напряглось.
- Устала?
- Немного.
Йен вздохнул. С облегчением?
- Не стану мешать тебе. Поспи. - Он снял с себя ее руку и выскользнул из постели. Люстра освещала его поникшую голову, оставляя лицо в темноте.
Ее тревога стала принимать более четкие очертания.
- Куда ты?
- В гостиную. - Он быстро натянул джинсы и схватил в охапку разбросанную одежду.
- Почему?
- Я страдаю бессонницей и не дам тебе заснуть.
Шэннон натянула простыню до подбородка, приподнялась, опершись на локоть, и неуверенно улыбнулась.
- Разве это так плохо?
- Мне надо поработать с документами. Ее глаза округлились от недоумения. Между ними только что произошло нечто потрясающее, просто невероятное, а ему надо "поработать с документами"!
Йен наклонился и чмокнул ее в щеку.
- Спокойной ночи.
- Спасибо, - еле выдавила она. -И тебе того же!
Выходя из спальни, Йен щелкнул выключателем, оставив Шэннон в темноте. Она даже не пошевелилась, ослепленная не воцарившейся темнотой, а равнодушием Йена, только смотрела ему вслед, надеясь вернуть его силой взгляда. Он не вернулся. Шэннон соскользнула с постели. Смущение смешалось с яростью. Совершенно ясно, что у них полярные представления о "взрослых отношениях". Конечно, она не ожидала вечной любви, но на уважение имела право. Почему Йен сбежал так быстро?
- Идиотка, - упрекнула она себя и заметила, что говорит вслух. - С чего ты взяла, что способна ограничиться чисто физическими отношениями?
Слезы хлынули из глаз, затмевая то немногое, что позволял видеть свет, падавший из коридора через полуприкрытую дверь.
Шэннон натянула юбку с блузкой, присела на стул и стала ждать. У нее не было ни сил, ни желания столкнуться с Йеном. Следующие полчаса тянулись томительно медленно. Наконец в квартире стало совсем тихо.
С туфлями в одной руке и с сумочкой в другой Шэннон на цыпочках пробралась в коридор. Тихое жужжание телевизора остановило ее. Она осторожно заглянула в гостиную.
Бессовестный негодяй безмятежно спал на диване! Шэннон пожелала ему весь следующий день мучиться болью в шее и осторожно прошла мимо него в кухню. Йен даже не шевельнулся. Она схватила и запихнула в сумочку свое белье, прокралась к входной двери. Даже щелчок замка не разбудил его.
Бессонница? Можно подумать, что парень в коме!
Тупая боль, казалось, навеки поселилась в ее груди. Йен не хотел спать с ней... Тогда почему он привез ее домой, а не в мотель, где можно снять номер на час? По меньшей мере она знала бы, чего ожидать.
Шэннон ждала лифта целую вечность, не в состоянии при этом оторвать взгляд от двери квартиры. Если бы Йен вышел за ней! Но он не вышел. Еще одно убийственное разочарование всего за один вечер. Лифт наконец прибыл и быстро умчал ее вниз.
Швейцар очень странно взглянул на задержавшуюся в гостях девицу. Шэннон примерно представляла, как жалко она выглядит, но была слишком обижена и сердита, чтобы переживать из-за этого. Швейцар вызвал для нее такси и тактично не задал никаких вопросов. Сквозь слезы она следила за неоновыми огнями, проносившимися мимо расплывчатыми пятнами. Кто бы мог подумать, что ночь, начавшаяся столь многообещающе, закончится так ужасно? Долгое и дорогостоящее возвращение домой, возможно, даст ей ответ на этот вопрос.
Йен открыл глаза и рывком сел, сбросив ноги на пол. Только монотонное жужжание телевизора нарушало тишину квартиры. Острая боль пронзила шею, будто где-то колдунья воткнула булавку в его восковую куклу. Йен растер шею. Когда физическая боль притихла, новая, совсем другого рода боль просочилась в онемевшее от неудобной позы тело.
Йен вовсе не рассчитывал на то, что принес сегодняшний вечер, никогда ранее не испытывал он такого полного слияния не только тел, но и душ. Если бы он немедленно не взял себя в руки и не покинул Шэннон, то, не дай Бог, начал бы словно мучимый взбесившимися гормонами подросток, бормотать сентиментальные слова о любви или других подобных глупостях... Его ненасытившееся тело до сих пор рвалось к Шэннон, а ее присутствие в соседней комнате лишь усиливало этот отчаянный голод.
Когда-то Иен поклялся, что ни одной женщине не позволит иметь такую власть над ним... А Шэннон - за один лишь полный страсти вечер умудрилась пробить дыру в броне, в которую он так прочно заковал свое сердце. Как легко было бы вернуться к ней, и пусть заканчивает то, что начала.
Если она хочет, чтобы ты вернулся с издевкой напомнила совесть.
Он должен был хоть ненадолго остаться с ней. А он сбежал!
Йен горько рассмеялся. Он все испортил, идиот! Обидел ее! Раньше он просто проигнорировал бы неудобные воспоминания, но сейчас не стал прогонять образ Шэннон, затравленно следившей за его бегством... Только последний дурак не понял бы, какое огромное значение имела для нее их близость.
Шэннон лгала. Она вовсе не холодная и отстраненная, какой довольно успешно представляется миру. Черт побери, он влип именно в ту ситуацию, которой надеялся избегать до конца своих дней! Если женщина ищет богатого мужчину, она даже не стоит того, чтобы думать о ее чувствах. Шэннон же хочет отхватить кусок его сердца, а следовательно, представляет гораздо большую угрозу его доведенному до совершенства беззаботному образу жизни.
Глава 8
Уэнди отхлебнула глоток густого крепкого напитка, который Шэннон называла кофе.
- Я не думала, что ты вернешься так рано. Накануне Шэннон решила не рассказывать о своем фиаско подруге, поэтому дала минимум информации - ровно столько, сколько требовалось, чтобы сдержать до утра любопытство Уэнди.
- Йену сегодня работать.
- Кажется, раньше его это не беспокоило. Пронзительный телефонный звонок заставил Шэннон вздрогнуть. Чтобы успокоиться, она сделала пару дыхательных упражнений и устроилась на диване.
- Ты не собираешься поднять трубку? - поинтересовалась Уэнди.
- Нет. Автоответчик справится.
- А если звонит Йен?
Именно это и тревожило Шэннон. Телефон звонил уже трижды, а она даже не прослушала сообщения. Скорее всего, она ведет себя глупо. Вероятно, Йен еще не заметил ее исчезновения. А если и заметил, то, несомненно, благодарит судьбу за то, что избежал неловкости совместного утреннего пробуждения.
- Ты что-то от меня скрываешь? - спросила Уэнди, отправляя в рот приличный кусок пончика.
Шэннон выдавила улыбку и многозначительно зевнула:
- Просто я должна немного поспать. Всю ночь не спала.
И это не было наглой ложью, хотя спать ей не давало одиночество.
- Ну хоть один маленький намек, иначе я не смогу проглотить и капельки бурды, которую ты почему-то называешь кофе. Неужели эта адская смесь не помешает тебе заснуть?
- Ничто не помешает мне заснуть. Час спустя Шэннон все еще таращилась в потолок широко раскрытыми глазами. Ее постель казалась такой же пустой, как и ее сердце. На подушке рядом свернулся в клубочек Снежок, это постоянное напоминание о мужчине, который притащил в дом маленькое белое чудовище.
Ну, что же. Если мыслям о Иене суждено преследовать ее, так почему бы не обратить свой гнев на что-нибудь полезное? Шэннон села в кровати и нажала кнопку автоответчика.
"Шэннон, сейчас половина восьмого. Если тебе необходимо было уйти так рано, почему не предупредила меня? Я бы тебя отвез. Позвони, когда вернешься домой". Голос Йена вызвал предательскую дрожь во всем теле. Шэннон подтянула колени к подбородку и обхватила их руками. Дрожь не исчезла. Тогда Шэннон напомнила себе о вчерашнем бегстве Йена, и это помогло.
"Черт побери! Ненавижу эти проклятые механизмы! Девять часов. Позвони, когда вернешься".
У него легкие угрызения совести? Ничего. Переживет.
"Подними трубку... Я знаю, что ты дома... Что за идиотская манера убегать посреди ночи? Когда швейцар сообщил мне, что ты ушла ни свет ни заря, мне захотелось свернуть тебе шею. Шэннон.., подними эту чертову трубку..." Дальше последовало тихое ругательство.
Чтобы избежать новой серии звонков, Шэннон набрала номер его фирмы и оставила сообщение у секретарши.
Иен не имеет права злиться на нее. Она ничего не должна ему объяснять. Они распрощались, когда он отправился спать на диван. Да как он посмел выйти из спальни, даже не оглянувшись?! Теперь абсолютно ясно, что ее затуманенные страстью мозги упустили некоторые красноречивые детали. Иен не подпустил ее к себе. В сексе, хотя и потрясающем, не было никаких эмоций. Йен возбудил ее и открыл новые сексуальные высоты, но не ответил взаимностью на ее чувства.
Ей ни за что не пробиться к его сердцу. Но она никогда не найдет другого мужчину, так умело претворяющего в жизнь ее эротические фантазии... Вчерашний вопрос, оставшись без ответа, не отпускает, не дает покоя. Итак, сможет ли она забыть о чувствах и удовлетвориться исключительно плотской любовью? Она не знала.
Йен притормозил и остановил огромную фуру перед домиком Шэннон. День начался неудачно, и неприятности продолжали сыпаться как из рога изобилия. Два его водителя заболели, а один стал папашей на полтора месяца раньше, чем ожидалось. Не сумев сразу найти замену, Иен вынужден был сам отправиться в местный рейс. Такое случалось и раньше, и управление мощным грузовиком на скоростном шоссе доставляло ему наслаждение.., раньше, но не сегодня.
Его фирма развивается быстрее, чем он предполагал, и необходимо нанять больше водителей.
Несколько месяцев назад это бы его обрадовало, теперь же он недоумевал: какой толк от успеха, если его не с кем разделить?
Его мысли снова вернулись к Шэннон и Чел-си, и он озадаченно почесал макушку. Каждый раз, когда он думал, что наконец разгадал загадку, Шэннон меняла правила. Она заставила его встретиться с сестрой, прекрасно понимая, что он не сможет устоять перед прелестной трехлетней девочкой.
Йен толкнул тяжелую дверцу кабины и спрыгнул на тротуар. На подъездной дорожке машины Шэннон не было. Неужели она специально задержалась, понимая, что он заглянет после работы?
- Йен! - Челси, бежавшая к нему по соседской лужайке, споткнулась, чуть не упала и снова бросилась вперед.
- Привет, коротышка! - Йен подхватил Челси на руки, и девочка крепко обняла его за шею. Разве кто-то когда-нибудь так радовался ему? -Где тетя Шэннон?
- Пошла в магазин. - Челси показала пальчиком на огромную машину, сияющую синим металликом. - Твой глузовик?
- Конечно. Хочешь прокатиться?
Голубые глазищи округлились и стали еще больше. Челси с энтузиазмом закивала. Йен направился к грузовику, и в этот момент раздался испуганный женский голос:
- Немедленно отпустите ребенка!
Йен обернулся.
Уэнди мчалась к нему, пышные кудри, развеваясь, летели за ней. В поднятой руке была зажата бейсбольная бита. Узнав Йена, Уэнди затормозила, со вздохом облегчения опустила руку и оперлась битой о землю.
- Челси, дорогая, никогда не уходи со двора, не предупредив меня.
- Йен плиехал.
- Я вижу.
Уэнди приложила руку к груди, пытаясь успокоить взбесившееся сердце. Из-за ее спины выглянули три маленьких личика.
Йен пожал плечами и робко улыбнулся.
- Это я виноват. Не подумал.
Щеки Уэнди покрылись красными пятнами.
- Шэннон не предупредила, что вы заедете, и, когда мой старший сын сказал, что какой-то мужчина схватил Челси, я, естественно, представила.., правда, здесь безопасный район, но...
Йен отмахнулся от ее сбивчивых объяснений.
- Вы правы. Простите. Можно, я прокачу ее в грузовике?
- Конечно.
- И меня, и меня... - закричали малыши. Два маленьких мальчика и похожая на ангелочка девочка уставились на Йена молящими глазами.
- Вряд ли Йен захочет, - пробормотала Уэнди.
- Один ребенок или четыре, какая разница? Мы прокатимся вокруг квартала пару раз.
- Если вы не возражаете...
Покосившись на биту в руке Уэнди, Йен решил, что четверо визжащих ребятишек лучше одной вооруженной и испуганной женщины.
- Никаких проблем.
Шэннон убрала в шкафчик последний пакет. Приходилось прятать сладости от Челси, чтобы она не перебивала себе аппетит. Наслаждаясь минутой покоя, Шэннон оперлась о рабочий стол и закрыла глаза. Не тут-то было. Воображение услужливо подсунуло образ Йена.
Поездка в супермаркет заставила ее снова думать о нем. Сколько продуктов покупать? Хватит ли ему наглости снова явиться на весь уикенд? Или он решил, что она хочет немного отдохнуть от него?
Шэннон замотала головой. Пора забрать племянницу, и привычные дневные дела отвлекут ее от неприятных мыслей. Шэннон оттолкнулась от стола и вышла через заднюю дверь.
Уэнди расположилась в шезлонге на лужайке, словно Клеопатра на троне.
- Присоединяйся, подружка. Шэннон рухнула в соседний шезлонг.
- Где дети?
- Поехали прокатиться.
- Твой муж - ангел.
- Мой муж работает. Их взял Йен. Шэннон вскочила так резко, что шезлонг чуть не опрокинулся.
- Что? Он засунул всех детей в этот маленький спортивный автомобиль?
- Нет. Он приехал на большой машине. Шэннон представила Йена за рулем шикарного джипа.
- Похоже, у этого парня целая коллекция автомобилей.
Уэнди прикрыла рукой глаза от солнца.
- Что с тобой? Я думала, ты побежишь домой подкраситься.
- Ради него? Не дождется!
- Я что-то упустила?
- Нет, - вздохнула Шэннон. - Это я упустила. -Да, упустила нечто до боли очевидное. То, что она не принадлежит к тем женщинам, которые легко перескакивают из одной постели в другую. -И, между прочим, Уэнди, в необузданном сексе нет никакого удовольствия. Если к сексу не примешаны чувства, потом остается одна горечь.
Громкий гудок сотряс воздух, затем послышалось необычное для этого тихого района громыханье. Когда гигантский грузовик остановился перед домом, Шэннон увидела четыре личика, прижатых к ветровому стеклу.
- Он что, пришил водителя?
Когда Йен говорил о грузовых перевозках, Шэннон представляла его президентом крупной фирмы, занимающейся международными контрактами. То, что она увидела, как-то не вязалось с аристократической родословной Йена.
- Как понимаю, грузовик ты не ожидала увидеть? - спросила Уэнди.
- Не ожидала.
- Так, может, и мужчина не такой, как ты думаешь? Тот, кто так терпелив с детьми, не может быть безнадежно плохим.
Шэннон и без того не сомневалась в способности Йена общаться с маленькими детьми. Его циничный взгляд на отношения между взрослыми - вот что ее тревожило. Она неохотно направилась к дому.
- Похоже, пора готовить ужин. Уэнди подмигнула.
- Мостить дорогу к мужскому сердцу?
- Наоборот. Чем скорее он поест, тем быстрее уедет.
- Ха-ха! Ставлю пять долларов на то, что утром грузовик все еще будет красоваться перед твоим домом.
- Принято, - не останавливаясь, откликнулась Шэннон.
Прошло три часа, однако Шэннон ни на шаг не приблизилась к победе. В течение всего ужина Челси лепетала о поездке в грузовике с Йеном, своим старшим братом, о котенке - подарке Йена, ее брата. Йен сказал то. Йен сделал это. Пожалуй, Челси не удивилась бы, если бы Йен прошелся по морю, аки посуху.
Хуже того. Йен подыгрывал восторженной сестренке, бесстыдно напрашиваясь на комплименты. Он прекрасно понимал, что Шэннон злится, однако вел себя так, будто все в порядке: большая счастливая семья собралась за ужином.
А собственно, почему он не должен наслаждаться вниманием? Он получил все преимущества семейной жизни без капли ответственности.
К тому времени, как Челси уложили спать, Шэннон была совершенно измучена и надеялась только на то, что теперь, когда благодарная публика заснула. Йен уедет.
Шэннон оставила Йена в гостиной, а сама ушла в свою комнату рассортировать выстиранное белье... Хотя ковер с высоким ворсом заглушал шаги, она точно почувствовала тот момент, когда Йен появился в дверях.
Прислонившись плечом к дверному косяку, он сложил руки на груди.
- Теперь, когда мы остались одни, объясни, пожалуйста, почему сочла необходимым улизнуть посреди ночи.
Шэннон коленом захлопнула ящик комода.
- Не видела причины оставаться.
- И что это значит, черт побери? Шэннон устало опустилась на вращающийся стул у своего письменного стола.
- Признайся, Йен. Ты не хотел, чтобы я провела ночь в твоей квартире. Тебе было неловко. От его улыбки ее тело снова начало таять.
- Я показался тебе неуклюжим?
- Не в постели. Там ты чувствовал себя как рыба в воде. Я о том, что случилось после.
- Ничего после не случилось.
- Вот именно!
Йен вошел в комнату и присел на краешек кровати. Интимность разговора в ее спальне поразила Шэннон, но она не видела способа сбежать и в то же время не показать Иену, как его близость смущает ее.
- Я что-то не так сделал? Тебе что-то не понравилось? Насколько я помню, ты от меня не отставала.
Только мужчина мог воспользоваться таким идиотским аргументом!
- Ты был великолепен. Невероятен. В следующий раз, когда у меня появится желание заняться сексом, я позвоню тебе и забронирую часок твоего драгоценного времени.
- Не дури, - произнес Йен со сводящим с ума спокойствием. - В следующий раз ты еще, того гляди, предложишь заплатить мне.
- И какова твоя цена?
- Лучше расскажи, что тебя беспокоит, и мы все уладим.
Йен сохранял невозмутимость, несмотря на все оскорбления, и это еще больше бесило Шэннон. Она явно потеряла контроль над ситуацией. Что-то необходимо предпринять, и немедленно! Шэннон сделала глубокий вдох, собралась с силами...
- Мне нужны прочные взаимоотношения, а не случайные ночи секса. Иен прищурился.
- Мы обсуждали это прошлой ночью.
- Мы говорили "никаких обещаний, никаких обязательств", но это не означает абсолютного равнодушия. Неужели я тебе абсолютно неинтересна? Неужели ты ничего не хочешь обо мне узнать?
- Нам с тобой хорошо вместе. Что еще нужно знать?
- Нет, это ты был хорош. Мне ты не дал ни одного шанса.
Йен откинул прядь волос, упавшую на глаза.
- Так, так.., понимаю. Ты хочешь командовать. В следующий раз ты привяжешь меня к кровати и разберешься со мной по-своему.
- Очень забавно, Йен. Ты готов болтать что угодно, лишь бы тебя не заставили проявить свои чувства.
- Я несентиментален, я - одиночка. Ты знала это до того, как связалась со мной. Если тебе так необходимо что-то знать обо мне, спрашивай. Я не собираюсь ничего скрывать.
- Когда мне понадобится такая информация, я попрошу тебя заполнить анкету. - Шэннон поднялась. - Если бы прошлой ночью ты остался со мной хоть на несколько минут и поговорил бы!.. Я ведь не просто случайная партнерша.
Йен обнял ее и притянул к себе.
- Все было совсем не так.
- Я расценила это именно так. - Шэннон уперлась ладонями в его плечи, пытаясь сохранить хоть какое-то расстояние между ними. Ей тяжело было дышать, тело уже начинало реагировать на его близость. Опасную близость. - И я еще не готова на повторение.
- Ты несправедлива ко мне.
- Думаю, ты должен дать мне время, иначе тебе придется иметь дело с неуравновешенной женщиной, прекрасно управляющейся с кухонным ножом.
- Ладно, - согласился Йен, чуть ослабляя хватку. - Не хочешь посмотреть телевизор?
- Почему бы тебе не уехать домой?
- Если я уеду, ты только укрепишься во мнении, что мне нужен исключительно секс. Самый бесчувственный мужчина - это тот, кто в ярости бежит прочь лишь потому, что женщина сказала "нет".
Умен. Слишком умен. И снова загнал ее в угол. Вернее, она сама себя загнала. Иен сказал именно то, что она хотела услышать.
Глава 9
Йен удобно расположился в кресле в кабинете деда и довольно ухмыльнулся. Ему, кажется, удалось повернуть время вспять. Адам выглядел по меньшей мере лет на десять моложе, чем в прошлом месяце.
- Что привело тебя в наши края? Проверяешь меня? - пошутил Адам.
- Пришлось кое-что вывезти из дома Уэсли перед распродажей.
- Я звонил тебе вчера вечером.
- Меня не было дома.
- Я все понял по твоей блаженной улыбке, как только ты вошел. Особенная женщина? Йен неопределенно пожал плечами.
- Да.
Дед подозрительно покосился на него.
- Не шути со стариком.
- Я знал, что тебе не следует ничего говорить. Ты умеешь раздувать все до немыслимых размеров.
Адам робко улыбнулся.
- Разве можно винить меня, если я хочу, чтобы ты остепенился?
- Я не сказал, что собираюсь остепениться.
- Это наступит. Иен тихо засмеялся.
- И новый ледниковый период наступит, только, надеюсь, не при моей жизни.
- Давай, продолжай сражаться, мой мальчик. С удовольствием погляжу, как ты споткнешься и упадешь.
Йен удрученно покачал головой. Дед не бросает попыток женить его.
- Как работа? - спросил Йен. - Как прошел переходный период?
- С людьми никаких проблем, однако новомодная компьютерная система до сих пор приводит меня в замешательство. Голосовая почта, электронная почта, факсы - и все это работает как по мановению волшебной палочки. Совсем не похоже на то время, когда я правил бал. Уэсли неплохо потрудился.
- Естественно. Он ведь вместе с фирмой украл всю твою элитную клиентскую базу. Адам огорченно прищурился.
- Отпусти прошлое, мальчик. Думай о будущем. Ты должен быть рядом со своей маленькой сестренкой, как я был рядом с тобой.
Гнев Йена сразу утих.
- Челси - это нечто необыкновенное. На прошлой неделе ей исполнилось три года, а она уже может обвести вокруг пальчика любого мужчину.
- Значит, ты видишься с ней. Я рад и за нее, и за тебя. Завтра я встречаюсь с ее тетей.
- Зачем?
- Пора. Она распоряжается деньгами Челси. Я должен знать, как она их тратит.
- Интересно, почему Шэннон даже не упомянула о вашей встрече? пробормотал Йен.
- Я звонил ей только сегодня. Что-то не так, мой мальчик?
- Нет, все в порядке.
- Расскажи мне о ней. Какая она? Образ Шэннон немедленно вспыхнул перед мысленным взором Йена.
- Огромные карие глаза. Огненно-рыжие волосы под стать темпераменту. И пара ног, от которых захватывает дух.
- Другими словами, она - нечто особенное. Иен с трудом справился с взбунтовавшимися гормонами.
- Что ты сказал?
- Я просил не описание внешности, но, похоже, она произвела на тебя неизгладимое впечатление.
Если бы только впечатление! Шэннон словно залезла ему под кожу, разрушила его благословенное одиночество. Вчерашний вечер стал для него пыткой. Они вместе смотрели телевизор, обнимались и целовались как школьники, а когда кино закончилось, Шэннон заставила его спать одного в гостевой комнате... И двенадцать часов спустя Йен все еще страдал от разочарования.
- Мне пора бежать. Я позвоню тебе на следующей неделе.
- Ты не сможешь бежать вечно, - насмешливо заметил дед.
Несмотря на браваду. Йен сознавал, что сломя голову несется к катастрофе. Не сосчитать, сколько раз он отрицал эту истину даже перед самим собой: он увлечен Шэннон гораздо сильнее, чем диктует благоразумие. Необходимо отступить прежде, чем он увязнет по уши... Однако он знал, что не отступит.
Перед тем как войти в здание, Шэннон дважды проверила адрес. Идя на встречу, она никак не могла избавиться от дурных предчувствий. Йен не предупредил, что его управляющий хочет поговорить с ней. По собственному опыту она знала, что, когда подчиненный просит о личной встрече, жди неприятностей. Неужели Йен не сказал своему управляющему, что, по условиям завещания, она не имеет права участвовать в управлении "Уэстервелт компани"?
Вероятно, следовало сначала позвонить Йену. Впрочем, если цель этой встречи достаточно невинна, не стоит устраивать много шума из ничего, а если нет - можно будет позвонить Йену и после.
Шэннон взглянула на имя, нацарапанное на листочке бумаги. Адам Уэстервелт. Как он связан с "Уэстервелт компани"? Был ли он прежде компаньоном Уэсли Брэдфорда?
Окинув быстрым взглядом свое отражение в зеркальной двери, Шэннон подошла к секретарше.
- Чем могу помочь? - спросила миловидная женщина.
- У меня в одиннадцать часов назначена встреча с Адамом Уэстервелтом.
- Да, он ждет. Я вас провожу. - Женщина провела Шэннон по лабиринту коридоров и наконец открыла дверь углового кабинета. - Мисс Мур здесь, сэр.
- Прощу вас, - раздался бодрый низкий голос. Шэннон с изумлением смотрела на Адама Уэстервелта. Ничего подобного она не ожидала. Когда они разговаривали по телефону, у нее создалось впечатление, что ее собеседник довольно молодой мужчина, а сейчас из-за письменного стола поднимался старик.
- Вам сообщения по электронной почте, сэр, сказала секретарша, прежде чем прикрыть за Шэннон дверь.
Адам обошел стол и галантно выдвинул для гостьи стул.
- Присаживайтесь, пожалуйста.
- Благодарю вас. - Шэннон скользнула на кожаное сиденье, тихо зашуршавшее под ней.
- Я сам ненавижу эти проклятые стулья, отечески улыбнулся Адам, не сводя ясных серых глаз с ее лица, явно оценивая ее. Неоскорбительно, скорее, как отец, разглядывающий повзрослевшую дочь. - Мой внук был прав.
Шэннон замигала от изумления.
- Простите?
Адам опустился в рабочее кресло и сложил на столе натруженные руки. Улыбка осветила его морщинистое лицо.
- "Огромные карие глаза. Огненно-рыжие волосы под стать темпераменту..." Пожалуй, остальное я не стану повторять.
- Я не понимаю вас, сэр.
- Йен.
Шэннон сглотнула комок в горле.
- Вы - дедушка Йена?
- Насколько я понимаю, он не упоминал, что отдал мне свои акции компании.
Чтобы Йен обсуждал с ней свои семейные дела? Да поинтересуйся она, который час, он стал бы выяснять, зачем ей это надо.
- Нет, сэр. Вероятно, он забыл. - Шэннон гордо вскинула голову, изо всех сил стараясь не показать, как ей обидно. Неужели она так безразлична Йену, что он не счел нужным рассказать ей даже о своем дедушке? - Теперь мне ясно происхождение названия фирмы.
- Полагаю, мой внук не знакомил вас с семейной историей.
- Йен очень скрытен. Вероятно, решил, что его семья меня не касается. И, думаю, так оно и есть.
- Вы не правы. Как опекун его сестры, вы являетесь членом семьи. И Иен восхищается вами.
Восхищается? Вероятно, старина Адам постеснялся повторить слова внука. Возможно, она задержала внимание Йена на более долгий срок, чем другие женщины, но чувств не задела. Йен хотел переспать с ней.., и, кажется, хочет еще.., пока.
- Поэтому вы и пожелали меня увидеть?
- Признаю, что мне было очень любопытно посмотреть на женщину, которая сумела вытащить моего внука из его скорлупы, однако я понял, что именно вы та особенная женщина, уже после того, как назначил вам встречу. Я хотел обсудить наследство Челси. Не представляю, что вы знаете о фирме и разбираетесь ли в акциях и фондах.
- Я получила степень бакалавра в Принстоне, а последние восемь лет работала в крупной корпорации в отделе планирования инвестиций и до сих пор консультирую некоторых из прежних клиентов.
Адам был явно поражен.
- Восемь лет! - пробормотал он. - Вы могли бы кое-чему научить меня.
- Сомневаюсь, сэр, - улыбнулась Шэннон.
- Адам, - поправил старик, усмехаясь, и Шэннон поняла, у кого Йен унаследовал свою потрясающую улыбку. - Странно, что мой внук ни разу не упомянул ни о вашем образовании, ни о квалификации.
Шэннон неловко заерзала на стуле. Для нее сюрпризом было и то, что Йен вообще упомянул о ней. Видимо, он гораздо откровеннее с дедом и - раз отдал ему свою половину фирмы - очень любит его.
- Йен больше интересовался моей семьей, чем мной. Он только-только начал воспринимать Челси как свою сестру.
- Йен медленно привыкает, но как только...
- Не поймите меня не правильно. Он очень добр к Челси. Она уже думает, что солнце всходит и заходит по его приказу. - А разве не этого я добивалась? Я же сама требовала, чтобы Йен установил отношения с Челси, а не со мной, подумала Шэннон. - Я уже объясняла Йену, что не собираюсь вмешиваться в дела фирмы. Все ваши решения меня вполне устроят.
Адам почесал кустистую бровь.
- У вас наверняка есть какие-то идеи насчет денег Челси.
- Мне эти деньги не нужны. Долгосрочные инвестиции. Возвращение дивидендов в основной капитал и отдельный фонд на высшее образование. Можете рискнуть и вложить небольшую сумму в "Фонд Магеллана".
- Ценные бумаги?
- Может быть, позже, если позволят прибыли. Адам ухмыльнулся.
- Если эта фирма будет преуспевать так же, как в последние несколько лет, вам придется принимать решение раньше, а не позже.
- Я уверена, что вы прекрасно справитесь, иначе Йен не передал бы фирму в ваши руки. Старик прищурился.
- Все равно передал бы, но я бы хотел, чтобы он сам объяснил вам - почему.
На этой загадочной ноте разговор явно закончился. Шэннон поднялась, почти физически ощущая витающие в воздухе обман, предательство и интриги. К несчастью, она не могла представить счастливый конец истории этой семьи, так как пропустила слишком много страниц.
- Простите, мне пора идти. Я встречаюсь в Нью-Йорке с клиентом. Рада была познакомиться с вами, Адам.
- Взаимно. - Старик тоже встал и вынул из ящика письменного стола коробку. - Подарок малышке на день рождения.
Шэннон застыла, не в силах пошевелиться, во все глаза глядя на яркую упаковку. Ее собственные родители даже не вспомнили или не пожелали вспомнить о дне рождения внучки!
- Благодарю вас.
- Не стоит благодарности. Я счастлив. - Провожая Шэннон к двери, Адам положил ладонь на ее плечо. - И не сдавайтесь.
Шэннон быстро шагала по Уолл-стрит к автобусной остановке, лавируя между медлительными пешеходами. Если повезет, она доберется до автостоянки, где оставила свою машину, раньше, чем закончится последний рабочий день недели и жители пригородов, работающие в Нью-Йорке, ринутся домой.
Ее бедные ноги уже изнывали от высоких каблуков, и она подумала, что при желании минут через пятнадцать могла бы оказаться в квартире Иена. Очень соблазнительная мысль. И всего-то требуется - поступиться гордостью и принять ту малость, которую предлагает Йен... Взвесив все "за" и "против", Шэннон решила, что еще не готова капитулировать.
Она остановилась на углу, дожидаясь зеленого света светофора. Автомобили мчались мимо, оставляя во влажном воздухе удушающий след выхлопных газов. Сверкающий лимузин свернул на боковую улицу в опасной близости от тротуара, не снижая скорости. Шэннон отшатнулась и словно наткнулась на каменную стену.
- Простите, - пробормотала она, пытаясь восстановить равновесие, но что-то не давало ей выпрямиться. На какую-то долю секунды ее сердце остановилось, тело оцепенело, рука будто по собственной воле прижала к боку сумочку. Шэннон резко развернулась и оказалась лицом к лицу с грязным лохматым мужчиной с разинутым беззубым ртом. Резкий щелчок заставил ее опустить взгляд. В лучах заходящего солнца серебром сверкнуло выскочившее из рукоятки лезвие ножа. Шэннон автоматически вцепилась в сумочку обеими руками.
- Отдай, - потребовал дрожащий от ярости голос.
Инстинкт отказался подчиниться здравому смыслу, и Шэннон начала бороться.
- Идиотка, - рявкнул грабитель, ловким движением разрезая кожаный ремешок. Конец лезвия полоснул по руке Шэннон. Сумочка упала в руки грабителя, он бросился бежать, оттолкнув Шэннон, и она налетела на остановившуюся у светофора машину.
Преодолевая острую боль, Шэннон сжала ладонью порез. Кровь хлестала из раны, заливая повисший лохмотьями рукав дорогого голубого костюма. Кто-то завизжал - слава Богу, не она. Из ее раскрытого рта не вырвалось ни звука.
- Вы видели, кто это сделал?
- Вы ранены, мисс?
- Нужно вызвать "скорую".
- Позвоните в полицию.
Реплики встревоженных зевак, сталкиваясь, звенели в ушах Шэннон. Кто-то помог ей подняться на тротуар, и она тяжело привалилась к фонарному столбу. Мысли как сумасшедшие метались в голове. Шэннон не могла думать, не могла отвечать на сыпавшиеся со всех сторон вопросы, только таращилась в лабиринт городских улиц, где давным-давно растворился грабитель.
Йен в несколько шагов преодолел длинный коридор, ведущий к отделению "Скорой помощи". Несмотря на яркое освещение, атмосфера была угнетающей. От стонов пациентов, заполнивших приемную, его тревога вспыхнула с новой силой. Йен нетерпеливо забарабанил связкой ключей по стойке. Несколько человек мрачно уставились на него, и он прекратил стучать.
- Чем могу помочь вам? - наконец спросила пухленькая регистраторша, разобравшись с короткой очередью.
- Я приехал за пациенткой, которую недавно привезли. Шэннон Мур.
Девушка сверилась с компьютером.
- Четвертая палата.
Йен кивнул и протолкнулся к указанной двери. В последний раз он был в больнице, когда умерла его мать. Горестные воспоминания, естественно, не улучшили его настроение, как и вид Шэннон, сидевшей на краю каталки, свесив ноги.
Правая рука Шэннон была забинтована, на бледном лице красовалось несколько царапин. Женщина-полицейский стояла рядом и что-то записывала. Увидев Йена" она захлопнула блокнот и успокаивающе улыбнулась Шэннон.
- Кажется, ваш транспорт прибыл. Шэннон подняла глаза.
- Йен! - Голос сорвался, и ей пришлось откашляться. - Как ты сюда попал?
- Мне позвонила Уэнди. Она не смогла найти няню. Ты в порядке?
- Да.
Женщина-полицейский коснулась плеча Шэннон.
- Она - настоящий борец. Поэтому и оказалась здесь. Не захотела без боя отдавать свою сумочку.
- Это была инстинктивная реакция, а не смелость.
- И чертовски глупая реакция, - проворчал Йен. Он понимал, что Шэннон не виновата, но, глядя на нее, несчастную, перебинтованную, не мог справиться с гневом, который больше не на кого было излить.
Шэннон закатила глаза и повернулась к женщине-полицейскому.
- Я могу уехать?
- На данном этапе я закончила. Если мы что-нибудь найдем, то позвоним вам.
Йен отодвинулся, пропуская ее. Шэннон спрыгнула с каталки, подошла к стулу со своей одеждой и начала одеваться. Ее юбка почти не пострадала, но блузку можно было выбросить в помойку.
Сняв свою рубашку. Йен накинул ее на плечи Шэннон.
- Почему ты не позвонила мне?
Шэннон осторожно просунула руки в рукава.
- Обязательно выяснять отношения сейчас? Ее отчужденность и самообладание взбесили его. Неужели она не понимает, как серьезно могла пострадать?
- Нет. Поговорим в моей квартире. - Йен стал застегивать пуговицы. Запах антисептика, смешанный с духами Шэннон, хлынул в его ноздри. -Где твоя машина?
- На стоянке у вокзала. Ты сможешь подбросить меня туда?
- Я отвезу тебя домой завтра.
- Челси... - По ее до этого момента словно окаменевшему лицу бурей пронеслась тревога.
- Переночует у твоей подруги. С ней все будет в порядке. Может, хватит спорить?
Капитулируя, Шэннон вскинула руки и тут же поморщилась от боли.
- У меня нет денег, а следовательно, и выбора.
- Я рад, что ты меня понимаешь.
Подписав документы, они покинули больницу. Поддерживая Шэннон под локоть, Йен довел ее до автостоянки на противоположной стороне улицы. Он заметил, как Шэннон съежилась, когда парковщик приветствовал их широкой усмешкой. Они действительно представляли странную парочку. Он, в дорогих слаксах и футболке, и Шэннон, в элегантной юбке и мужской темно-синей рубахе.
Как только подогнали машину. Йен устроил Шэннон на пассажирском сиденье, расплатился с парковщиком, вывел машину со стоянки и ловко влился в почти непрерывный транспортный поток.
Шэннон сидела совершенно прямо, не касаясь спинки сиденья, крепко сцепив пальцы, сжав веки, явно не обращая внимания на его водительское мастерство.
Или это запоздалая реакция на нападение, или она просто не желает с ним разговаривать и прибегла к военной хитрости. Так или иначе. Йен решил подождать, пока они не приедут домой, где он выспросит все.
Глава 10
Йен принес из кухни стакан воды. За те десять минут, что они находились у него в квартире, Шэннон ни словом не обмолвилась об инциденте, из-за которого оказалась в больнице. Она быстренько позвонила Уэнди и сообщила, что не будет ночевать дома, а затем стала взахлеб расхваливать интерьер квартиры, хотя Йен и в лучших обстоятельствах был равнодушен к окружающей его обстановке.
- Спасибо, - сказала Шэннон, беря стакан. -Знаешь, пара ярких подушек оживила бы гостиную.
Не в силах больше выносить ее светскую болтовню, Иен грозно нахмурился.
- Послушай, Шэннон, неужели никто никогда не говорил тебе, что нельзя вступать в драку с уличным грабителем? Она тяжело вздохнула.
- Конечно, говорили.
- Тебя просто опасно пускать в город одну. Что ты вообще здесь делала? Я думал, что ты сегодня встречаешься с моим дедом.
Ее глаза широко распахнулись.
- Он тебе сказал? Иен кивнул.
Шэннон сделала маленький глоток и отставила стакан на столик.
- У меня были кое-какие дела.
- Второй раз за неделю, - заметил Йен. - Какие такие важные дела заставляют тебя подвергать себя опасности?
- Не стоит об этом говорить. Я еду домой. Постираю твою рубашку и пришлю тебе.
Она вскочила на ноги, но Йен ухватил ее за талию и привлек к себе.
- Ты никуда не поедешь. У тебя нет денег.
- Я пойду пешком. Все лучше, чем сидеть здесь и выслушивать, как я заслужила, чтобы меня ограбили средь бела дня в центре города. Между прочим, это один из самых безопасных районов.
- Согласен. Я не прав. Права ты. Шэннон прекратила вырываться и подняла на него глаза.
- И все-таки из-за чего ты так раскипятился?
- Почему ты не позвонила мне?
- Почему я должна была позвонить тебе?
- Я думал, что мы.., э...
- Как-то связаны? Чем-то обязаны друг другу? У нас роман? Какое именно из этих выражений заставляет тебя заикаться? - Смертоносные стрелы ее сарказма летели так точно в цель, что Йен отпустил ее. - Я собиралась позвонить, но потом решила тебя не беспокоить.
- Беспокоить? Ты совсем мне не доверяешь.
- Глупа та женщина, которая осмеливается беспокоить тебя по пустякам. Разве не от таких ты шарахался всю свою жизнь?
- Позвони мне, когда сломаешь ноготь, и узнаешь, каков я в ярости, но можешь быть уверена: я хочу знать, если с тобой случилось что-то серьезное. Больница - это серьезно.
- Меня даже не собирались оставлять в стационаре. Всего пара швов.
- Двенадцать, а не пара. Шэннон вздохнула.
- Напомни, чтобы я пристрелила Уэнди, как только снова ее увижу. Она не должна была звонить тебе.
- Если бы она не позвонила, ты все еще сидела бы в больнице.
- Во всяком случае, медсестры не обращались со мной, как с неразумным ребенком, - жалобно возразила Шэннон.
- Я тебя лучше знаю, так что мне виднее.
- Если ты собираешься ругаться всю ночь, я лучше пойду.
Даже сейчас, прекрасно сознавая, что следует отступить, Йен не смог этого сделать.
- Ты хочешь предстать перед Челси в таком виде?
Шэннон отрицательно покачала головой.
- Нет. Но я не могу прятаться от нее, пока все заживет.
- Естественно, однако завтра ты уже не будешь таким пугалом.
- Я не пугало. Я зла до смерти. Проклятый ублюдок стащил все мои кредитные карточки и деньги, не говоря уж о ключах. О Боже, слесарь не сможет сменить замки, пока я не вернусь домой.
- Я сам сменю замки завтра. А пока выйду, куплю чего-нибудь на ужин.
- Нет! - Шэннон вцепилась в его руку. - Я не очень голодна.
Она боится его отпускать? Значит, не так уж невозмутима, как пытается его уверить. Значит, она нуждается в нем. Так почему он не бежит прочь? Странно, у него нет ни капельки желания бежать... Наоборот, он чувствует облегчение.
- Ладно. Прими ванну, а я пока приготовлю нам сандвичи.
Шэннон с наслаждением погрузилась в горячую воду, положив забинтованную руку на край ванны. Приятное тепло постепенно разливалось по напряженному телу, однако воспоминания о дневных событиях не давали ей полностью расслабиться. Она столько лет прожила в Нью-Йорке без всяких происшествий. Не потеряй она бдительность - из-за мыслей о Йене, между прочим! - не стала бы такой идеальной жертвой.
Шэннон закрыла глаза, наслаждаясь тишиной. Еще одна нотация, и она бы не выдержала. Между прочим, медсестра в больнице предупредила о возможности подобной реакции близких: раз Йен не смог защитить ее, он постарается выместить на ней свою ярость.
Тихий стук в дверь прервал ее блаженный покой.
- Ты в приличном виде? - крикнул Йен. Шэннон скользнула поглубже в воду.
- Нет!
- Хорошо. - Йен вошел в ванную комнату с мобильным телефоном в руке. Челси хочет с тобой поговорить.
- Что ты ей сказал?
- Ничего. Она думает, что у нас вечеринка в пижамах, как у детей. Я чуть не сказал, что на наших вечеринках не бывает пижам.
Шэннон взяла трубку.
- Привет, Челе. Что ты делаешь?.. Снова мультики?.. Ты хорошо себя ведешь?.. Да, Йен приедет завтра... Подарок? Посмотрим. Если ты не будешь мучить Уэнди... Я тоже тебя люблю... До свидания... Нет, ты первая повесь трубку.
Услышав щелчок, Шэннон нажала кнопку отключения и положила телефон на пол.
Йен присел на край ванны, отвел мокрую прядь волос с ее щеки. Его взгляд скользнул по ее телу, однако лицо осталось невозмутимым.
- Ты таращишься, - упрекнула его Шэннон.
- Просто думаю о физике.
- Ядерной физике или астрофизике?
- Ни о той, ни о другой. О плавучести. Шэннон проследила за его взглядом и увидела собственные груди, словно плывущие по воде. Огромным усилием воли она заставила себя сохранить самообладание.
- В моем возрасте следует радоваться любой поддержке.
В смехе Йена Шэннон не расслышала никаких признаков недавнего гнева.
- Хочешь потру тебе спинку?
- Нет, спасибо.
Кончик его пальца скользнул по ее щеке, плечу, рисуя узоры на мокрой коже.
- А спереди?
Шэннон брызнула в него водой.
- Остынь!
- Невозможно.
- Осторожнее, Йен, или я приму тебя за другого, неравнодушного.
- А почему ты считаешь меня равнодушным? Шэннон чуть приоткрыла рот.
- Может, потому, что ты так старательно подавляешь свои чувства.
- Во всяком случае, я последователен в своих действиях.
- Последовательно доводишь меня до бешенства, - согласилась Шэннон. - Ты мог бы передать мне полотенце?
- Ты уже закончила?
- Лечебное действие ванны закончилось.
- Я не хотел отвлекать тебя.
- Тогда сними руку с моей груди.
Его большой палец еще раз погладил затвердевший сосок, затем Йен наклонился и легко поднял ее из ванны. Вода, льющаяся с ее дрожащего тела, тут же промочила его футболку и джинсы. Полотенце, вероятно, было бы эффективнее, однако далеко не так упоительно, как его тело.
Губы Йена легко коснулись ее виска, и новая, бесконечно приятная дрожь пробежала по ее телу. Шэннон подняла голову. Йен чмокнул ее в губы и поставил на пол.
Не успела она возразить, не успела даже вздрогнуть от холода, как Йен снял с крючка махровый халат и завернул ее в пушистую ткань, окутавшую ее с ног до головы. Рукава свисали дюймов на шесть ниже кончиков ее пальцев.
- Ну вот, - удовлетворенно заметил Йен. - Теперь я. Бог даст, смогу вести себя прилично. Шэннон топнула ногой.
- Прилично? Кто тебя просил? Его глаза весело засверкали.
- И что? Никаких упреков в высокомерии, мошенничестве, холодности? Похоже, ты все еще в шоке. Тебе необходимо перекусить, или позвонить мамочке, или...
- При чем тут мамочка, черт побери? Йен обнял ее одной рукой за талию и повел в гостиную.
- Разве женщины обычно не звонят своим мамочкам после таких испытаний?
- Только не я. Не хочу лишних угрызений совести. Мама умудряется сделать себя центром любой катастрофы, касается она ее или нет. -Шэннон села на диван, подобрала под себя ноги. -Тиффани меня бы выслушала. А потом сказала бы, что я тупица, потому что не двинула негодяю.., ну, ты знаешь куда.
Йен даже застонал, живо представив подобный удар.
- У твоей сестры были очаровательные манеры.
- Если ей и не хватало такта, она с лихвой возмещала это целеустремленностью. Тиффани настойчиво шла к намеченной цели. В других обстоятельствах ты, вероятно, даже восхищался бы если не ее методами, то ее упорством.
Шэннон погрустнела. У нее даже не было времени оплакать потерю сестры, так как в первые месяцы с Челси было очень трудно.
Йен с любопытством взглянул на нее.
- Ты любила сестру?
Шэннон смахнула одинокую слезу.
- Конечно. Тебя это удивляет? Я могла не соглашаться с ее образом жизни, но она была моей сестрой.
Йен устроился в углу дивана.
- Семейные узы имеют такое большое значение?
- Ты это должен знать. Ведь ты же отдал Адаму свою половину фирмы Уэсли.
- Она никогда не была фирмой Уэсли. Я просто вернул собственность законному владельцу. Пока моя мать боролась в больнице с недугом, Уэсли перевел ее акции на свое имя. Плюс двадцать процентов, свадебный подарок Адама, и он получил контрольный пакет. - Йен сжимал и разжимал кулаки, как обычно, когда говорил об отце. - Два года спустя, когда его власть окрепла, Уэсли развелся с матерью. Она даже не подала в суд, чтобы вернуть фирму. Просто взяла отступное деньгами.
Только сейчас Йен осознал, как сильно капитуляция матери повлияла на его мнение о женщинах. Он видел, что она стойко сражалась с болезнью, но во всем, что касалось мужа, проявляла слабость. Годами она мирилась с обманом и неверностью, лишь бы не потерять привычный образ жизни. И в самом конце предпочла деньги хорошей драке.
- Но Адам владел почти половиной фирмы!
- Он не мог оставаться на вторых ролях. Это было для него невыносимо. Он продал свою долю Уэсли и ушел в отставку.
Шэннон опустила голову на плечо Йена.
- Очень жаль. Твой дед - замечательный человек.
Иен пожал плечами.
- Да, замечательный. Вероятно, это его самый большой недостаток, - Как так?
- Он слишком доверяет людям, и в этом его беда. Когда-то он восхищался Уэсли, уважал его напористость и честолюбие. Ну и куда это его завело?
- Виноват твой отец, а не Адам.
- Нельзя успешно вести дела, оставаясь просто хорошим человеком.
Шэннон приподняла голову и посмотрела прямо в глаза Йену.
- Вероятно, семья имела для него большее значение, чем успешный бизнес.
- В конечном счете, он потерял и то, и другое.
- У него остался ты. Йен горько рассмеялся.
- Ты считаешь меня наградой?
- Не знаю. У тебя бывают звездные моменты. -Шэннон легко провела рукой по его мускулистому бедру, и Йен тихо застонал. - Как жаль, что они так редки.
Йен крепко сжал ее запястье.
- Не играй со мной, Шэннон.
- Боишься меня? Не будь рохлей.
На этот раз его смех прозвучал гораздо искреннее. Она сумела разговорить его, но - что гораздо важнее - точно поняла, когда отступить.
- Водители грузовиков порой аккуратнее выбирают выражения.
- Подумаешь! Мои манеры заметно улучшились-с тех пор, как я взяла к себе Челси. Прости, если я не похожа на светских девиц, к которым ты привык.
Йен притянул ее к себе на колени.
- Откуда ты знаешь, к чему я привык?
- Ты не доверяешь тем женщинам, у которых на счету меньше денег, чем у тебя.
- Я не доверяю и тем женщинам, которые во что бы то ни стало хотят сохранить образ жизни, к которому их приучили папочки.
- Ты не любишь богатых, не любишь бедных. Ты очень многого себя лишаешь. И с чем же остаешься?
- С тобой.
Надолго ли? - чуть не спросила Шэннон, да только на самом деле она не хотела знать ответ. Не сегодня.
- Шэннон, я не узнаю тебя. Ты не споришь? Не иначе как заболела. Я отнесу тебя в постель. Шэннон улыбнулась ему.
- Звучит многообещающе.
- И оставлю одну, - уточнил Йен. Ее рука слишком быстро выскользнула из болтающегося рукава и шлепнула Иена по плечу.
- Ни еды, ни секса. Моей ноги больше не будет в этой берлоге!
- Для женщины, которая не пожелала позвонить мне сегодня, твое стремление к моему обществу необъяснимо.
Несмотря на поддразнивание, Шэннон различила обвиняющие нотки в его голосе.
- Мы снова начнем обсуждать это?
- Мне неприятно думать, что ты не хочешь звонить мне. Я волнуюсь о вас с Челси, и ты должна звонить мне, если что-то случается.
- Ладно. В следующий раз, когда меня ограбят, я тебе обязательно позвоню.
Его глаза гневно вспыхнули, но так же быстро погасли, когда Йен заметил ее улыбку.
- Позволь мне сделать тебе сандвич.
- Я бы поела после.
- После чего?
Ее пальцы скользнули под его мокрую футболку.
- После того, как разгорится аппетит. От ее игривых прикосновений мышцы его живота напряглись.
- У тебя двенадцать швов на руке и целый набор ушибов и ссадин.
- Наверное, я не очень аппетитно выгляжу в данный момент, - уныло протянула Шэннон. Йен сокрушенно вздохнул.
- В этом-то вся беда. Ты выглядишь чертовски аппетитно. Я так боюсь причинить тебе боль, что, вероятно, этим все и закончится.
- Тогда сегодня я просто возьму вину на себя. - Шэннон расстегнула пряжку его ремня и дернула молнию на джинсах. Ее рука скользнула внутрь. - А с этим ты справишься?
Йен жадно глотнул воздуха.
- Не уверен.
- Ну и хорошо.
От ее откровенных ласк его дыхание стало прерывистым, глаза подернулись пеленой.
- Будешь продолжать в том же духе, все закончится раньше, чем начнется.
Шэннон победно улыбнулась. Похоже, надвигается расплата. Йен явно теряет свое хваленое самообладание!
Все еще сомневаясь, Йен поднялся, поставил ее на ноги, снял и отшвырнул джинсы. Когда он снова потянулся к ней, она толкнула его на диван и уселась на него верхом. Просторный халат соскользнул с ее плеч.
- Так не пойдет, - воспротивился Йен, пытаясь перевернуть ее на спину.
- Меня так вполне устраивает.
Начав сражение, Шэннон не собиралась уступать без борьбы. Йен обхватил ладонями ее бедра, приспосабливаясь к ее ритму.
- Полегче, крошка.
- Не сейчас, - прошептала она, изгибаясь, сжимая его все сильнее. Его стон, возвестивший о капитуляции, прозвучал для нее небесной музыкой.
Вот и все, что мне необходимо, думала она. Никаких расчетов, никаких опасений, никакой скованности. Только его тело, слившееся с моим телом.
На этот раз победила она, только гордость не позволит Йену долго оставаться побежденным.
- Мне жаль. - В его извинении не было ни капельки искренности.
- А мне нет. - Она пробежала пальцами по его шелковистым волосам. Расквитаешься со мной позже.
- Ты чертовски права, расквитаюсь, - поклялся он, словно речь шла о его чести. От его сбившегося дыхания словно бальзам лился на ее душевные раны.
- Послушай, Йен, почему бы тебе не забыть на время о проклятом мужском самолюбии и не признать, что отдаваться не менее приятно, чем брать?
Глава 11
- Проголодалась?
Шэннон издевательски улыбнулась и удобно устроилась на его коленях.
- А ты?
- Нет, черт побери, но я свое получил. Ты нет.
Шэннон рассмеялась и прижалась лбом к его лбу.
- Господи, мачо, какой же ты идиот! Сегодня речь не о сексе.
- Ну и отлично, - проворчал Йен.
- Ты иногда такой тупой. Я получила все, в чем нуждалась. И думаю, тебе тоже не на что жаловаться.
Иен опустил голову на ее плечо и куснул атласную кожу. Эта женщина, требующая так мало и дающая так много, в самом деле сводит его с ума. Необходимо вернуться на твердую почву прежде, чем Шэннон поймет, что завладела не только его телом, но и сердцем.
- Марш в спальню. Я принесу тебе сандвич.
- Ужин в постель? Ты меня балуешь.
- Не привыкай, - шутливо предупредил Йен.
- И не мечтаю.
Шэннон соскользнула с него, и он задрожал словно от озноба, хотя в квартире было совсем не холодно.
Она подняла с пола халат и исчезла в спальне. Йен натянул джинсы, взял на кухне тарелки с уже приготовленными сандвичами и последовал за ней.
Шэннон в его футболке лежала под клетчатым покрывалом, и, хотя она улыбалась, ей было явно не по себе. Что это? Запоздалая реакция на нападение или ее тревожит что-то другое?
- Мне надо будет уехать пораньше, а то Челси подумает, что ее снова бросили. Я стараюсь не оставлять ее надолго. Ребенка успокаивает порядок.
Йен присел на край кровати.
- А тебя?
В золотистых глазах Шэннон сверкнула печаль.
- Иногда лучше не привыкать к порядку и спокойствию. Ведь кто-то другой может отобрать это у тебя, получив слишком много власти над тобой. Подозреваю, ты и без меня это знаешь. -Шэннон пожала плечами и занялась сандвичем.
Ее философия мало отличалась от его собственной. Итак, он нашел женщину, которая идеально понимает его. Зачем же он изо всех сил стремится изменить ее? Пытается властвовать, сохраняя безопасную дистанцию? Неужели он такой лицемер? Или просто совершил непростительную глупость: влюбился в нее? Йен постарался отмахнуться от этой пугающей мысли.
- Хочешь пить?
Шэннон отрицательно покачала головой.
- Спать?
- Не в одиночестве. Если ты уйдешь, я просто посижу до утра.
- Шэннон...
Понимает ли она, о чем просит его?
- Никто не заставляет тебя оставаться. Иди спать перед своим телевизором. Я почитаю. -Она взяла с тумбочки книжку.
- Это руководство по эксплуатации грузовика, предупредил Йен.
- Увлекательное чтение, - заметила Шэннон, перелистывая справочник. - К утру я стану экспертом, может, даже вступлю в профсоюз водителей грузовиков.
- С твоим лексиконом ты прекрасно впишешься в их команду. - Йен убрал тарелки на тумбочку. - Пообещай, что уснешь, если я останусь.
- О, ты зря волнуешься. До конца ночи твоему целомудрию ничто не угрожает.
Однако, возможно, в опасности его душевный покой. Уйти нельзя, а оставшись, он окажется в ситуации, которой успешно избегал всю сознательную жизнь. Что же делать? Йен решил пойти на компромисс: остаться, пока она не заснет.
Он потянулся к одеялу.
- Разденься, - приказала Шэннон. Иен повиновался, стянул джинсы и забрался в постель. Шэннон улыбнулась, и он готов был поклясться, что увидел победные искры в ее глазах. Однако мучительная боль сомнений притупилась, когда Шэннон прижалась к нему. Господи, если он забудет об осторожности, то привыкнет к прохладному шелку ее кожи.
Йен погладил ее голову, плечо, изумительный изгиб талии. Шэннон вздохнула, прижалась к нему теснее, а через несколько минут ее дыхание стало спокойным, размеренным. Йен закрыл глаза и вдохнул сладостный аромат. Странно, как упоительно просто обнимать эту женщину. Удивительная интимность совместного сна волновала его, пробуждала чувства, которые он не желал испытывать... Как будто у него оставался выбор!
- Я люблю тебя.
Ее едва слышный шепот потряс его, сердце чуть не выпрыгнуло из груди. Может, она просто разговаривает во сне? Йен притворился спящим.
- Йен?
Ловушка! Если он отзовется, Шэннон поймет, что он не спал и, следовательно, слышал ее признание. Ну нет! Он поклялся, что никогда не скажет этих слов ни одной женщине, и пока еще не готов нарушить клятву. Даже ради Шэннон. И удирать нельзя. Придется остаться или признать, что он не только трус, но и лжец. Но тут дремота навалилась на него и увлекла в безмятежный глубокий сон.
Шэннон точно почувствовала момент, когда Йен заснул, и это случилось много позже ее признания в любви. Его молчание причиняло боль, но не удивляло. Спасибо еще, что Йен не выскочил из постели, как ошпаренный.
С тоскливым вздохом Шэннон прижалась к Йену. Наверное, это ее последняя ночь с ним. Ну кто ее дергал за язык? Что на нее нашло? Он же не скрывает, что ему не нужны осложнения. Никаких обязательств. Ей не переделать Йена, как и не вернуть вырвавшихся слов.
Неужели он не понял, что она так же боится потерять свою независимость, как и он? А если бы знал, изменило бы это что-нибудь?
После завтрака Йен отвез Шэннон на стоянку, где она оставила свою машину. К счастью, запасной ключ всегда был прикручен проволокой к внутренней стороне бампера - единственный полезный совет, который когда-то дал ей отец.
Йен ехал за ней до автострады, затем не выдержал, рванул вперед на своем мощном грузовике и быстро исчез из вида. Когда Шэннон остановилась на своей подъездной дорожке, синее чудовище уже стояло у обочины, чуть ли не перегораживая узкую улицу, а на крыльце громоздились большие картонные коробки, которые Йен привез из отцовского дома.
Шэннон замешкалась на пороге, размышляя, как попасть в дом без ключей, когда парадная дверь широко распахнулась. Шэннон взвизгнула и отскочила. Вышел Йен.
- Я не хотел напугать тебя.
- К-как.., как т-ты вошел? - Она заикалась, гулко колотилось сердце.
- Кухонное окно. Его следует запирать, когда ты не собираешься ночевать дома.
Шэннон глубоко и размеренно дышала, стараясь успокоиться.
- Я думала, ты пошел к Уэнди за Челси.
- Иду. Может, тебе лучше переодеться, пока она тебя не увидела?
- Зачем? - искренне удивилась Шэннон, оглядывая просторную фуфайку, под которой совершенно скрылась ее короткая юбка. - Я так ужасно выгляжу?
Йен пожал плечами.
- Я лучше пойду, пока не напоролся на неприятности.
- Йен, нам необходимо поговорить.
- Позже. Челси ждет.
Он спрыгнул с верхней ступеньки и бросился к дому Уэнди с такой скоростью, словно за ним гнался сам дьявол.
Позже. Разве поговоришь серьезно об их отношениях при ребенке, требующем постоянного внимания? Иен так и будет постоянно шарахаться от нее?
Надо было все выяснить еще утром. Йен был непривычно разговорчив, хотя ни словом не обмолвился о ее ночном признании, а сама она боялась заговорить об этом.
Обойдя коробки, Шэннон вошла в дом. Снежок тихонько мяукнул и бросился к ней. Шэннон наклонилась и схватила котенка прежде, чем он снова попытался вскарабкаться на нее.
- Проголодался небось...
Снежок уткнулся в ее шею и блаженно замурлыкал, когда Шэннон почесала его за ухом. Но не успела она перестать почесывать, как котенок тут же стал рваться на волю.
- Типично мужское поведение, - простонала Шэннон, опуская Снежка на пол. Ты хочешь, чтобы тебя кормили, хочешь, чтобы тебя ласкали, но, когда я пытаюсь тебя удержать, тут же норовишь удрать.
Йен сидел в кресле, потягивал пиво и смотрел, как Челси и Шэннон раскрашивают картинки. Шэннон вряд ли намного талантливей его сестренки, однако терпения ей не занимать. Она не сорвалась, даже когда Челси попыталась нарисовать что-то на ее забинтованной руке.
- Это для Йена, - объявила Челси, беря со стола лист бумаги. Она вскарабкалась к Йену на колени и протянула ему шедевр, состоящий из разноцветных линий.
- Спасибо.
Челси обвила ручками его шею.
- Я люблю тебя.
- Я тоже тебя люблю, коротышка. - Слова сами собой слетели с языка. Иен даже подумать не успел, зато успел заметить странно застывшее лицо Шэннон прежде, чем она отвернулась.
У Йена заныло под ложечкой. Шэннон точно знает, что он слышал ее ночное признание, знает, что он предпочел не отреагировать.., и снова не нашел слов.
- О, Челси, у меня кое-что есть для тебя. -Шэннон исчезла в кухне и тут же вернулась с коробкой. Она села на диван и помогла племяннице развернуть обертку. - Это от дедушки Йена.
Йен наклонился и заглянул в коробку. Эту старинную куклу он знал очень хорошо. Адам купил ее, когда родилась его дочь, а та сохраняла семейную реликвию до того дня, когда у нее родится внучка, дочь Йена.
- С ней надо обращаться очень осторожно. Она может разбиться. - Шэнион покосилась на Йена. - Что-то не так?
- Нет, все в порядке.
Челси кружилась по комнате, прижимая к себе подарок. И хотя Йен обожал девочку, она все же его сестра, а не дочь. Хуже того, она дочь Уэсли, побочный продукт одной из его многочисленных любовных связей.
- Я же вижу, что-то не так, - прервала Шэннон его мысли. - Если это семейная реликвия, забери. Я куплю ей что-нибудь другое.
- Я же сказал: все в порядке. Дедушка решил подарить ее Челси. Я согласен.
Кукла явно была не просто подарком Адама Челси, а посланием Йену. Посланием, которое он еще не готов был принять. Господи, давят со всех сторон! Нет, он так легко не сдастся!
Йен поднялся.
- Мне надо уйти ненадолго. Шэннон затеребила обшлага шортов, старательно отводя взгляд.
- Ты вернешься к ужину?
- Вероятно, нет.
- А я поеду с тобой. Йен? - спросила Челси. Он потрепал ее шелковистые волосики.
- Не в этот раз, коротышка.
Крошечная ручонка потянула его за рубашку.
- Я хочу с тобой.
- Нет, Челси.
Крупные слезы покатились по щечкам девочки.
- Мне можно поехать, тетя Шэйн? Шэннон замотала головой.
- В другой раз. Мы обещали навестить Анну и Уэнди. Только сначала убери свою куклу.
Альтернативый план, похоже, понравился Челси, но, когда она выходила из комнаты, в ее глазах еще стояла печаль.
- Спасибо за помощь, - поблагодарил Йен.
- Не стоит. Все, что угодно, лишь бы облегчить твою жизнь. Иди. Иди скорее, пока она снова не передумала.
Йен замешкался. Черт побери! Шэннон точно знает, как заставить его почувствовать себя виноватым.
- Я вернусь.
Шэннон пожала плечами и схватила с журнального столика карандаши. Йен понимал, что должен что-то сказать, но Шэннон быстро исчезла, а он так и остался стоять посреди гостиной с раскрытым ртом.
Шэннон уставилась в темноту и никак не могла заснуть, несмотря на усталость. Прошел почти час с тех пор, как она легла в кровать, а сна как не бывало. Послышался грохот подъехавшего грузовика, хлопнула тяжелая стальная дверца. Десять часов. Так Йен представляет себе обещанное возвращение? Ей весь вечер пришлось объяснять Челси его отсутствие. Надо было запереть дом, а не оставлять дверь открытой.
Звон брошенных на стол ключей отразился эхом в тихом доме. Шэннон прислушивалась, не приближаются ли к спальне шаги, но так ничего и не услышала. Надежды на то, что Йен захочет поговорить, быстро таяли...
Что-то задребезжало, загромыхало в кухне, затем в гостиной. Шэннон сунула голову под подушку и попыталась отключиться от звуков. Хорошо, что Челси спит крепко. Какого черта Йен бродит по дому посреди ночи?
В конце концов любопытство победило. Шэннон выскользнула из постели и тихонько спустилась в прихожую.
Ярко горел уличный фонарь. Придерживая между коленями распахнутую парадную дверь, Йен менял замок, как и обещал. Любой нормальный мужчина подождал бы до утра.., впрочем, она с самого начала знала, что Йен - не обычный мужчина.
Он взглянул на Шэннон и пожал плечами.
- Я не хотел будить тебя.
Шэннон скрестила руки на груди и нетерпеливо топнула ногой.
- Нет, хотел.
- Неужели?
- Да. Ты хотел, чтобы я увидела, как ты делаешь что-то полезное, и перестала злиться.
- Сработало?
Да, черт побери, сработало! Но теперь она злилась оттого, что он слишком хорошо ее знает.
- Болван, - процедила Шэннон сквозь зубы и отвернулась.
- Твои ругательства здорово меня заводят, крикнул Йен ей вслед.
- Тогда странно, что ты до сих пор не затеял оргию.
Йен не мог оторвать взгляд от ее удаляющихся ног. Похоже, он избежал столкновения, но надолго ли?
Собрав инструменты. Иен сложил их в ящик. Завтра он займется задней дверью, а пока надо позаботиться о разъяренной рыжеволосой красотке.
Дверь в спальню была приоткрыта. Серебряный полумесяц освещал кровать с балдахином и Шэннон, растянувшуюся на покрывале. Рыжие волосы разметались по подушке, как нимб вокруг лица ангела.
Шэннон молча смотрела на него, пока он раздевался. Йен не сомневался, что движется прямиком в засаду.
- Ты мог бы переночевать в гостевой комнате.
- Ты этого хочешь?
- Нет.
Честно, просто и исчерпывающе. Йен осторожно прилег рядом с ней.
- Тогда чего ты хочешь?
Шэннон повернулась на бок, приподнялась, опершись на локоть.
- Я ничего не хочу. Неужели ты этого так и не понял?
- Я ни к кому не чувствовал то, что к тебе. -Йен придвинулся к ней поближе. - Мне необходимо время, чтобы привыкнуть к этой мысли.
- Время у тебя есть. Йен, но если ты думаешь, что я буду сдерживать свои чувства до тех пор, пока ты не привыкнешь, то я этого не обещаю.
Он погладил ее плечо, ласково коснулся повязки.
- Я и не прошу.
И долгим страстным поцелуем предотвратил любой ответ.
Глава 12
Шэннон обвела взглядом шикарный ресторан отеля. Сегодня она с огромным трудом сосредоточилась на бизнесе. Ее мысли все время уносились к Йену. Хотя уикенд закончился лучше, чем начался, осталось множество неразрешенных проблем, и она попросила Йена встретиться с ней сегодня после работы.
Вежливое покашливание вернуло ее к реальности. Артур Мерринг, симпатичный джентльмен образца пятидесятых, был ее самым первым клиентом. Несмотря на то что теперь она занималась корпоративными инвестициями, Шэннон продолжала с ним работать. Они уже закончили деловые переговоры, однако Артур настоял на том, что не оставит Шэннон одну и передаст с рук на руки ее "молодому человеку". Очевидно, милый провинциальный старик слишком часто смотрел фильмы о жизни большого опасного города, и Шэннон, наученная недавним горьким опытом, не стала с ним спорить.
Она взглянула на часы.
- Вам, право, не стоит больше ждать, мистер Мерринг. Он придет с минуты на минуту.
- Артур, - поправил ее старик. - Но я ведь остановился здесь, в отеле. Какой мужчина бросит даму одну в этом городе?
Еще через пять минут вежливой болтовни, заметив Йена в другом конце зала, Шэннон подняла руку, привлекая его внимание, и ослепительно улыбнулась.
Йен подошел, взглянул на мистера Мерринга, затем снова на Шэннон.
- Прости, я опоздал.
Его слова прозвучали вежливо, но в глазах разгорался гнев.
Шэннон успокаивающе положила ладонь на его руку.
- Артур Мерринг. Йен Брэдфорд. Артур встал и протянул руку.
- Приятно познакомиться.
- Взаимно, - пробормотал Йен.
После долгой неловкой паузы Артур сказал:
- Ну, я пойду. Увидимся, когда я снова приеду в город, Шэннон.
Она кивнула и, подождав, пока старик удалится, повернулась к Йену.
- Хочешь остаться здесь?
Он отрицательно покачал головой.
- Где счет?
Шэннон сняла со спинки стула сумочку.
- Все оплачено.
Йен схватил ее за локоть и повел к двери. По тротуару сновали пешеходы, говорить было невозможно, и они молча дошли до машины Йена.
Он открыл пассажирскую дверцу и отступил, затем обошел капот, рухнул на водительское сиденье и с такой силой захлопнул дверцу, что автомобиль затрясся.
- Йен, что-то случилось?
- Что именно?
- Я не знаю. Ты мне скажи.
Его глаза были холодными как лед.
- Я не представлял, что ты проводишь деловые встречи в отеле.
- В ресторане отеля, - уточнила Шэннон. Она разгладила задравшуюся юбку, пытаясь понять, что происходит в мозгу Йена. Неужели он приревновал ее к старичку Меррингу? Учитывая наклонности отца. Йен, конечно, мог предположить худшее, но неужели он так плохо думает о ней?
- Ты много времени проводишь в городе, - заметил Йен.
- Потому что я работаю в городе. А где мне еще работать?
- Понятия не имею.
- Ты понятия не имеешь о том, как я зарабатываю на жизнь, не так ли?
- Вот именно.
Шэннон ожидала подобного ответа, но все равно стало обидно. Дедушка мог бы удовлетворить любопытство внука, но, видимо. Йен даже не поинтересовался, как прошла их встреча.
- Ты знаешь меня уже два месяца и ни разу не спросил.
- Я спрашивал. Ты сказала, что работаешь по договорам. Я подумал, что это какая-то временная работа в фирмах.
- И решил не уточнять? Ты абсолютно не интересуешься ни мной, ни моей жизнью.
От подобного обвинения Йен оторопел.
- Как ты можешь говорить, что я не интересуюсь тобой?
Шэннон сцепила сложенные на коленях руки.
- Прости. Ты интересуешься сексом со мной. Йен аж застонал от столь резкого определения их отношений.
- Не только. Я же сказал тебе, что мне просто необходимо время.
- Ну, пока ты тянешь, мне надо воспитывать ребенка, и с каждым днем становится все яснее, что делать это мне придется одной. - Боль притупилась, уступив место гневу. Шэннон сделала глубокий вдох, сжала кулаки. - Пожалуйста, высади меня у вокзала.
- Не дури.
Йен повернул ключ зажигания, и мотор ожил.
Несколько секунд они сидели в молчании, не глядя друг на друга. Шэннон тщетно пыталась унять дрожь.
- Шэннон?
- Что? - откликнулась она, продолжая смотреть сквозь ветровое стекло.
- Чем ты зарабатываешь на жизнь?
- Ага, теперь тебе захотелось узнать? - Она горько рассмеялась. Пожалуйста, высади меня у Центрального вокзала.
Йен запер дверцы на электронные замки и влился в поток транспорта.
- Я тебя отвезу.
Он снова решил сделать все по-своему! Шэннон отодвинулась к дверце и приготовилась к долгой дороге домой.
- Прекрасно. Только не разговаривай со мной.
Час езды до Уолтона показался ей вечностью. Единственная попытка Йена завязать беседу закончилась тем, что Шэннон стала громко и фальшиво подпевать радиоприемнику.
Не хочет разговаривать? Ну и не надо! Йен понимал, что его реакция была ненормальной. Всю жизнь он считал ревность пустой тратой сил и уж никак не думал, что сам способен ревновать. Однако, когда увидел рядом с Шэннон хорошо одетого старикана, так похожего на его отца, у него в голове помутилось...
Остановив машину у дома, Йен схватил Шэннон за руку.
- Подожди.
- Не ходи за мной.
- Я хочу повидать Челси.
- Тогда можешь прогуляться к Уэнди. Челси ночует там.
Эти слова напомнили Иену, что, если бы он не был таким идиотом, они сейчас не ругались бы здесь, а предавались любви у него дома.
Шэннон выдернула руку и пулей вылетела из машины. Йен догнал ее лишь на крыльце.
- Мы можем поговорить сейчас? Пожалуйста.
- Я пытаюсь поговорить с тобой уже два месяца, но ты шарахаешься от меня как от огня. Сейчас уже мне необходимо время. Думаю, было бы лучше, если бы мы пока перестали видеться.
Схватив за плечи. Йен прислонил ее к двери.
- Ладно. Я вел себя как последний подонок. Прости меня.
- Я говорю не о том, что произошло сегодня. Твое поведение - просто симптом проблемы. Я не желаю жить, постоянно защищаясь. Ты не способен на доверие.
- Признаю, доверять нелегко...
Ее глаза засверкали непролитыми слезами.
- Ты убежден в том, будто всем что-то от тебя надо, и совершенно не способен наслаждаться тем, что имеешь. Ты закончишь точно как твой отец. Будешь прыгать от одной молоденькой девчонки к другой.
- Не смей сравнивать меня с отцом, - процедил Йен сквозь стиснутые зубы.
- Почему? Потому что твоим женщинам больше двадцати пяти? Подожди несколько лет. И у тебя будут только те, кто ищет развлечений. А сейчас уезжай! - И слезы покатились из ее глаз.
Йен смотрел на нее, потрясенный горем, которое она не могла скрыть. Если бы он остался, если бы она позволила ему остаться, он успокоил бы ее боль, он все исправил бы.
Он стер большим пальцем повисшую на ее ресницах слезу и легко поцеловал ее в губы. Пожалуй, лучше всего подчиниться. Пока он сам не знает, что хочет и может ей дать, он не имеет права ничего просить у нее.
- Можно, я приеду к Челси на этот уикенд?
Шэннон не смогла вымолвить ни слова, только утвердительно кивнула и нырнула под его руку.
Йен смотрел, как она уходит, и ему казалось, что он теряет частицу себя. А потом он еще долго стоял у захлопнувшейся перед его носом двери. Что-то надо было делать, но что?
Шэннон со стоном упала в глубокое кресло. За всю ночь она так и не сомкнула глаз, а как только Челси уехала в школу, явилась Уэнди с советами и утешениями.
- Тебе не кажется, что ты делаешь из мухи слона? И не пей столько сладкого.
Шэннон сбросила пушистые шлепанцы и прижала к груди бутылку с шоколадным молоком.
- Имею право.
Уэнди взяла шоколадное печенье и внимательно взглянула на осунувшееся лицо Шэннон, на ее воспаленные глаза.
- Кто тебе сказал, что шоколад лечит разбитое сердце?
- Кажется, ты.
- Только не я. Я сказала, что сладкое смягчает сексуальное неудовлетворение.
Шэннон криво усмехнулась. Разбитое сердце плюс сексуальное неудовлетворение. Адская смесь. Влюбиться в Йена - верх идиотизма. Она даже не может винить его. Йен был честен с самого начала.
Странно, но, пока Йен не вошел в ее жизнь, она тоже не искала постоянства. Брак, считала она, это сражение, война между мужчиной и женщиной, а дети военнопленные.
- Кроме того, - не унималась Уэнди, - я не специалист по разбитым сердцам. Я вышла замуж за свою первую любовь.
Шэннон высоко ценила заботу подруги, но сейчас ей так хотелось остаться одной и упиваться своим несчастьем.
- Почему бы тебе не уйти домой? Я не собираюсь совершать самоубийство из-за мужчины.
- Обещай, что не перейдешь на кофе. - Уэнди махнула рукой на столик. - Что подумает Челси, когда увидит тебя в таком состоянии?
- Что я безнадежная лицемерка, раз заставляю ее есть фрукты, в то время как сама обжираюсь печеньем.
Уэнди с сочувствием посмотрела на подругу.
- Может, когда вы с Йеном увидитесь в субботу, он поймет...
- Не поймет.
Подозрительность и цинизм не позволят ему доверять ей. Конечно, можно простить его, и снова пустить в свою постель, и дожидаться следующей ссоры.., только ее бедное сердце больше не выдержит.
- Если я уйду, ты целый день так и будешь сидеть и жалеть себя.
. - А если ты останешься, я вставлю тебе кляп, а потом все равно буду сидеть и жалеть себя. -(Уэнди только скривилась, явно не восприняв угрозу всерьез.) - Правда, Уэнди, не волнуйся. Я в полном порядке.., или буду в порядке, когда прикончу все это печенье.
Уэнди пожала плечами, признавая поражение, но с места не сдвинулась.
Затрезвонил дверной звонок, и Шэннон застонала. Босиком она прошлепала к двери. В животе заурчало от избытка шоколада.
- Что вам угодно? - спросила Шэннон хорошо одетого мужчину, возникшего на ее пороге. Хотя вряд ли она могла что-либо сделать для него, разве что напугать своим жутким видом.
- Вы Шэннон Мур?
- Да.
Мужчина, не выдавив больше ни слова, ни вежливой улыбки, вручил ей конверт и, развернувшись на каблуках, удалился. Шэннон разорвала конверт, развернула явно официальную бумагу и начала читать. Боль в животе усилилась, руки задрожали.
- Что там? - настороженно спросила Уэнди.
- Привет от Йена, - огрызнулась Шэннон, возвращаясь в гостиную. - Кажется, он не хочет целый год дожидаться своей бесценной фирмы, так что решил отсудить у меня контроль над наследством Челси.
Ярость ослепила Шэннон. Предательство Йена словно обручем сдавливало грудь и мешало дышать. Да, она знала, как медленно крутятся жернова судебной мельницы, и понимала, что Йен сделал этот шаг не вчера и не из-за минутной злости. Но зачем он занимался с ней сексом, зачем влюбил ее в себя, если с самого начала планировал судебное преследование? Просто накапливал информацию? Ее сердце не желало верить в такую холодность и расчетливость, однако мозг подсказывал: он ведь сын своего отца, в конце концов.
Шэннон бросила документ на журнальный столик, будто бумага обжигала ей пальцы.
- Что ты собираешься делать? - прошептала Уэнди.
Шэннон молчала, не в состоянии прийти в себя. Шок - это хорошо. Она ничего не чувствует. Только цепенящий холод.
Наконец к ней вернулся дар речи.
- Пусть делает, что хочет. Мы обойдемся без него. Челси останется у меня, а на деньги наплевать!
- Шэннон, в тебе говорит обида. Иен не мог так поступить. Должно быть какое-то разумное объяснение, - неуверенно сказала Уэнди.
- Разумеется. У Йена уникальный талант находить объяснения. Но я больше не желаю его слушать. - Шэннон рухнула в кресло, взяла свой стакан. - Добро пожаловать в девяностые, где ради жестоких судебных баталий можно плевать на все!
Раз Йен не потрудился лично предупредить ее о том, что намерен бороться за контроль над "Уэстервелт компани", она отплатит ему той же монетой: через адвоката. Хорошо еще, что Йен не потребовал опеку над Челси. Посмей он потребовать - пожалел бы, что родился на белый свет!
Обычно в большом доме деда Йен чувствовал себя умиротворенным, однако сегодня ничто не смогло бы снять с него напряжение. После неудачной встречи с Шэннон в понедельник неделя не заладилась. Днем еще как-то отвлекали рабочие проблемы, однако ночи стали чертовски длинными.
Шэннон не отвечала ни на телефонные звонки, ни на послания по электронной почте. Он дважды за неделю разговаривал с Челси, но вряд ли можно назвать ребенка кладезем информации.., а он опустился так низко, что пытался расспрашивать сестренку.
В гостиную бурей ворвался Адам.
- Что ты делаешь. Йен?
Йен замотал головой, изумленный разгневанным голосом деда.
- Решил проведать тебя. Надеялся застать, пока ты не уехал в офис.
- Я говорю о Шэннон.
Шэннон звонила Адаму? Странно. Она не из тех, кто отягощает окружающих своими проблемами. Если только дед не стал экстрасенсом, он не мог узнать об их размолвке.
- Мы немного поспорили.
- Если ты хотел решить финансовые проблемы, то должен был обратиться ко мне лично, и я бы вбил в тебя немного здравого смысла. Почему я узнаю о том, что ты подал судебный иск на доверенное лицо моего делового партнера через адвоката? Тем более через этого прохиндея Дженкинса?
Йен словно получил удар в солнечное сплетение. Он заслужил эту словесную выволочку, он заслужил гораздо большего. Черт побери, он совершенно забыл об инструкциях, которые дал адвокату после оглашения завещания! Неудивительно, что Шэннон отказывается подходить к телефону.
- Секундочку...
Адам только отмахнулся.
- Какие у тебя основания для иска? Некомпетентность? Шэннон прямо сейчас могла бы руководить этой фирмой лучше тебя и меня.
- Что ты имеешь в виду? Старик разочарованно застонал.
- Ты хоть представляешь, чем она зарабатывает на жизнь?
Коронный вопрос недели!
- Мы не говорили об этом.
- То есть ты не спрашивал, - упрекнул его Адам. - Господи, Йен, эта женщина знает рынок акций лучше большинства наших агентов. Она работает для одной из самых крупных корпораций Нью-Йорка. - Адам скрестил руки на груди. Я не буду участвовать в этом процессе на твоей стороне.
- Я позвоню Дженкинсу и заставлю его отозвать иск.
- Уже слишком поздно, мальчик. Шэннон получила бумаги два дня тому назад. О чем ты думал?
Вот в этом-то и проблема. С того момента, как Йен познакомился с Шэннон, он потерял способность думать.
- Я подписал бумаги до того, как...
- До чего?
До того, как Шэннон и Челси стали самой важной частью его жизни. До того, как он полюбил их обеих. Осознав это, Йен оцепенел.
- Ты должен поговорить с ней. Йен вонзил пятерню в волосы.
- Она не хочет меня видеть. Она это ясно дала понять.
- Возможно, и не хочет, но ты должен объясниться с Шеннон лично. Только представь, что она должна была подумать, когда получила документы!
Легко представить. Наверняка подумала, что он мстителен, жесток. И жаден!
Йен вскочил.
- Ты прав.
Адам улыбнулся, словно извиняясь.
- Раз уж у тебя все равно паршивое настроение, вот личные отцовские бумаги, которые я нашел в его сейфе. Может, захочешь просмотреть их прежде, чем выбросишь.
Меньше всего Йен нуждался сейчас в новых эмоциональных потрясениях. А может, именно в этом и нуждался. Он совершил столько ошибок за последнее время. Придется посмотреть в глаза некоторым фактам.
Глава 13
Шэннон собрала волосы Челси в "конский хвост" и поправила воротничок. Обычно девочка с удовольствием готовилась к экскурсиям, но сегодняшнее утро явно было исключением. Она вертелась, дергалась и мешала Шэннон одевать ее.
- Йен сегодня приедет? - спросила Челси во второй раз за утро и в сотый за неделю.
- Нет. Завтра.
И ни на минуту раньше, мысленно добавила Шэннон.
Она уже договорилась со знакомой старшеклассницей, что та посидит с Челси, пока Йен не заберет сестру. У нее не было ни малейшего желания видеться с ним, но она ни в коем случае не допустит, чтобы ребенок стал пешкой в их игре.
- Почему не сегодня?
- У него много работы. - Шэннон завязала шнурки маленьких кроссовок двойным узлом. -Все. Готово. Берем твой ленч и идем ждать автобуса.
Шэннон с улыбкой помахала вслед школьному автобусу, но в сердце ее не было радости. Все та же леденящая пустота, что мучила ее последние дни. Может, пробежка по окрестностям взбодрит ее?
Шэннон пробежала несколько кварталов, затем перешла на быстрый шаг, проверяя, не сбилось ли дыхание. Теперь она не тренировалась так регулярно, как прежде, но, видимо, придется увеличить физические нагрузки - как альтернативу сексуальной неудовлетворенности. Господи, она и не подозревала бы о таком состоянии, если бы Йен не показал ей, каким чудесным может быть секс...
Прекрати! Прекрати думать о нем!
Влюбиться - не смертельно. Многие страдают от несчастной любви и продолжают жить. Но сможет ли она снова когда-нибудь испытать ощущение чуда, предвкушение страсти?
Шэннон бросилась бежать, надеясь довести себя до изнеможения. Полчаса спустя она возвращалась к дому запыхавшаяся и усталая, но чувствуя себя гораздо сильнее... Во всяком случае, до того момента, как заметила на своей лужайке высокого широкоплечего мужчину. Она попятилась, но Йен обернулся.
Дрожащими пальцами Шэннон заправила за уши мокрые от пота пряди и приблизилась, стараясь не встречаться с Йеном взглядом.
- Что ты здесь делаешь?
- Ты плохо выглядишь.
Разозлившись, Шэннон захлопнула дверь перед его носом. Конечно, она выглядит плохо. Если бы она ждала его, то выглядела бы образцом невозмутимости и неприступности. А так она похожа на жертву кораблекрушения.
Явно не смущенный приемом. Йен вошел вслед за ней, как будто к себе домой.
- Тебе следует научиться запирать двери.
Черт бы его побрал! Ну почему он так красив! Горизонтальные полосы рубашки подчеркивают широкие плечи и мощные руки. Руки, которые всего неделю назад обнимали ее.
- Я думала, ты не появишься до завтра.
- Завтра у меня свидание с Челси, и, как я понял, тебя здесь не будет. Мне необходимо поговорить с тобой.
- Зачем? Понадобилась свеженькая информация для твоего судебного процесса? Моя мать во второй раз вышла замуж за деньги. Моя сестра подцепила мужчину с деньгами. Я тоже за чем-то охочусь. Ты уже выяснил, за чем?
- Помолчи и послушай хотя бы минуту.
- Сам нашел что-то новенькое? Уже что-то раскопал обо мне? Может, хочешь отобрать у меня Челси по суду? О нет! Ты этого не сделаешь, ведь в таком случае пришлось бы любить не только самого себя.
Йен поморщился, но не проглотил наживку.
Просто скрестил руки на груди и спокойно ждал, пока Шэннон выговорится. Его невозмутимость только распаляла ее, но в какой-то момент, сообразив, что оскорблениями от него не избавиться, а силой - тем более, она отступила и махнула рукой в сторону гостиной.
- А может, и к лучшему. Я тоже кое-что хочу обсудить.
Уже в комнате Шэннон обогнала его и быстро собрала тарелки с журнального столика. Йен ухмыльнулся.
- Шоколадное мюсли на завтрак? Шэннон унесла посуду и вернулась в гостиную.
- Ты пришел сюда обсуждать мою диету? Улыбка соскользнула с его лица.
- Нет.
- Тогда начну я. - Шэннон забралась на диван, по привычке подобрав под себя ноги, натянула на колени мешковатую футболку. - Можешь контролировать акции Челси в "Уэстервелт компани". Я не возражаю. Я, естественно, пошлю письменное подтверждение твоему адвокату, так что можешь отозвать свой иск.
Йен неловко опустился в кресло напротив Шэннон. Он ожидал и вспышку гнева, и обиду, однако совершенно не подготовился к тому, что она попытается порвать все связи с ним.
Ее руки дрожали. Она сплела пальцы и сделала глубокий вдох.
- Я совершила ошибку. Я не должна была подкупать тебя ради общения с Челси. Йен выгнул брови.
- Ты думаешь, что я общался с вами только для того, чтобы заполучить фирму?
Шэннон ответила на его вызывающий взгляд не менее вызывающе.
- Иен, ты подал на меня в суд. Что еще я могу думать?
- Ты опоздала со своим заявлением. Я отозвал иск и не буду покупать акции Челси. Я решил сохранить своего маленького партнера.
- Мне надоели твои игры, - набросилась на него Шэннон. - Почему не попытаться быть честным хотя бы для разнообразия? - Золотистые искры гнева затанцевали в ее огромных глазах.
- Честным? А почему ты честно не сказала мне, что являешься преуспевающим финансовым консультантом? Тебе нравилось держать меня за идиота?
- Я не считала нужным трясти перед тобой своими дипломами только для того, чтобы доказать, что я чего-то стою. Да ты и не интересовался.
- Я не считал тебя ниже себя, когда думал, что ты секретарша.
Шэннон распрямилась.
- Но и не доверял мне. Ты все время подозревал, что я ищу выгоды для себя.
- Ничего подобного, - решительно возразил Йен и мысленно добавил: во всяком случае, в глубине души. А если совсем честно, он просто боялся признаться себе в своих чувствах к ней, поэтому и пытался ее оттолкнуть. И это ему почти удалось.
- О, хватит молоть чушь! - Шэннон вскочила и заметалась по комнате. Подозревал, не отрицай. Ты думал, что я хочу вытянуть из тебя все, что смогу. Если бы я добивалась денег, в предложениях недостатка не было. В том числе и от твоего отца.
Йена прошиб холодный пот.
- Что?!
- Уэсли встретился со мной, якобы для того, чтобы обсудить "финансовое положение" Челси. Он намекнул, что, если мы достигнем взаимопонимания, то я внакладе не останусь. Я официально отказалась от алиментов, которые он платил моей сестре. Похоже, он не сильно расстроился. Больше я о нем не слышала.
Отец предлагал Шэннон стать его любовницей? Йен только вчера видел ее письмо в личных бумагах отца, но не знал, что предшествовало этому письму.
- Прости, - вот и все, что он мог сказать ей.
- Тебе не за что просить прощения. Я никогда не обвиняла тебя в грехах твоего отца.
Она могла бы добавить: "как ты", и была бы права. Зная о связи ее сестры со своим отцом, он не мог отнестись к ней без предубеждения.
- Что-нибудь изменится, если я скажу, что начал процесс до того, как встретился с тобой и Челси?
- Я буду считать тебя не абсолютным негодяем, но это ничего не изменит. Если ты явился узнать, как я поживаю, то успокойся, у меня все прекрасно. Я оскорблена, но это моя вина. Ты не дал мне ни единого повода думать, что мы хотим одного и того же.
- И чего же ты хочешь?
- Безопасности. Не материальной, эмоциональной. Стабильной жизни для себя и Челси. -Ее тихий смех был пронизан иронией. - До встречи с тобой я избегала даже фантазий о семейной жизни. Позволила мечтам затуманить мой взгляд на жизнь - вот в этом виноват ты. Однако я снова твердо стою на ногах.
Шэннон ушла в кухню, налила себе большой стакан шоколадного молока. Йен последовал за ней. Он не позволит ей сбежать, пока не скажет все, что должен сказать.
- В одном мы точно сходимся: Челси необходима стабильность.
- Ты утверждаешь, что я не могу обеспечить ей спокойную жизнь? - Голос Шэннон зазвенел гневом.
- Ей три года. Она так мала, что забудет начало своей жизни. Но ей необходима нормальная семейная жизнь, а не опекунство ее тети, пусть очень любящей тети, и случайные визиты брата.
- Мне не нравятся твои намеки.
- Как ты думаешь, на что я намекаю?
- Ты предлагаешь удочерение?
- Да.
Ее взгляд по разрушительной силе мог бы поспорить с извержением вулкана.
- Забудь. Я все делаю правильно. Она - счастливый ребенок.
- Я знаю.
- Тогда при чем здесь удочерение? Она для меня не обуза, как для тебя.
Неужели Шэннон убеждена, что он такой бесчувственный? Он любит Челси. Любит настолько, что готов простить отца. Вряд ли Уэсли понимал это, но он завещал сыну нечто гораздо более ценное, чем деньги. Отец дал ему шанс на любящую семью, которой лишил его в детстве.
- Я хотел сказать, что мы удочерим ее.
- Мы? - Шэннон резко опустила стакан и повернулась к нему. - А что потом? Перекидывать ее друг другу, как разведенные родители с общей опекой? И это ты называешь стабильностью? Поверь моему опыту, ничего хорошего из твоей затеи не выйдет.
Ее лицо затуманилось печалью. Йен потянулся к ней, но она ловко поднырнула под его протянутую руку.
- Я не так все себе представлял. Шэннон вскинула руки.
- Господи, а как же ты представлял. Иен? Он сунул в карманы сжатые кулаки и пробормотал:
- Я думал, мы сначала поженимся. Шэннон окаменела.
- Что ты думал?..
Йен заметил ее панику и решил, что, вероятно, совершил свою самую большую ошибку. Он полночи подыскивал правильные слова, а получилось, будто делает ей предложение ради Челси.
- Я плохо сформулировал.
- Это уж точно. Подумать только, мистер Ничего Серьезного говорит о женитьбе! Кто-то ударил тебя дубинкой по голове?
- Некоторым образом. - Он действительно чувствовал себя так, будто получил по голове, и не раз. Эта красотка заманила его в засаду и отдубасила, даже не пошевелив пальчиком. Мысль о том, что он потеряет Шэннон, пугала сильнее, чем прогулка к алтарю.
- И сколько ты продержишься, прежде чем почувствуешь себя в ловушке?
Йен обнял ее и притянул к себе. Шэннон не стала сопротивляться, но ее тело осталось напряженным.
- Шэннон, я уже в ловушке. В ловушке одиночества. Будь все проклято, я даже спать теперь не могу в своей квартире!
- Если память мне не изменяет, ты как-то сказал, что не можешь спать со мной, - напомнила ему Шэннон с горьким смешком.
- Потому что знал, если буду с тобой спать, случится именно это!
- Что - это?
- Что мне понравится, как ты прижимаешься ко мне во сне. Как будишь меня посреди ночи, чтобы предаться любви.
В ожидании ее ответа Йен затаил дыхание. Шэннон склонила голову к плечу, посмотрела на него из-под длинных ресниц.
- Не сработает.
- Почему?
- Твоему сценарию кое-чего не хватает.
- Чего?
- Любви.
Одно короткое слово, которое всегда пугало его до смерти.
- И я должен поверить, что ты меня разлюбила? Поэтому ты сидишь в моей футболке и топишь мировую скорбь в бутылке шоколадного молока?
- Я говорила о тебе.
- Я люблю тебя.
Ну вот, слова вырвались. И не так уж страшно, как он думал. Может, потому, что впервые в жизни он чувствовал себя любимым.
- И ты хочешь, чтобы я тебе поверила?
- А чего я добьюсь ложью?
- А чего ты добьешься правдой? - возразила она.
- Жизни, - просто ответил он. - Потому что без тебя и Челси у меня нет жизни.
Как напряжение покидало ее тело, так сомнения покидали душу. Ее ярость утихала, переходя в настороженное замешательство.
- Тебе не кажется, что брак - это лишнее? Йен нахмурился.
- Разве ты не этого хочешь?
- Нет. Я хотела от тебя чувств, а не кусочка бумаги, который тебя заставляют подписать.
- Никто меня не заставляет. Я хочу прожить с тобой до конца наших дней. Я люблю тебя, Шэннон. Ты необходима мне.
Шэннон замерла. Можно ли верить ему? Она хотела верить, но боялась, что ее сердце не выдержит нового удара.
- Я не смогу опять пройти через это.
- Поверь мне еще один только раз. Обещаю, ты никогда не пожалеешь. - Его голос дрожал от волнения.
- Надеюсь, ты говоришь правду, Йен, иначе мне просто придется тебя убить. - Йен смахнул слезу с ее щеки. Шэннон обвила руками его шею. - Но мне не хотелось бы брать грех на душу.
Йен просунул руку под футболку и погладил ее грудь. Шэннон всегда поражало, как быстро ему удавалось возбудить ее.
- Итак, ты выйдешь за меня замуж? Иен в своем репертуаре: использует ее возбуждение в своих целях. Она тянула с ответом ровно столько, чтобы заставить его вспотеть. Его пальцы скользнули за пояс ее шортов.
- Ладно, я выйду за тебя замуж. Соблазнение резко прекратилось.
- Когда?
Шэннон чуть не рассмеялась, такое отчаяние прозвучало в его голосе. Приняв решение. Йен не терял времени зря.
- Ты будешь женатым до конца своих дней. Неужели не хочешь напоследок насладиться свободой?
Иен прислонился к рабочему столу и улыбнулся.
- Нет. Поступаю в твое безраздельное пользование, - сказал он.
- Неужели? Мне придется делить тебя с Чел-си, а у этого ребенка чрезвычайно развит собственнический инстинкт. Она не любит делиться своими игрушками, а ты - ее любимая игрушка. - И моя тоже, мысленно добавила она.
- Тогда, после удочерения, нам придется подарить ей маленького братика или сестренку. Пусть играет с ними.
- Чтобы приучить ее к ответственности? Еще одна из твоих блестящих идей, вроде котенка?
- Нет. В этом решении главное слово за тобой.
- Я согласна. - Ее сердце, еще этим утром совершенно разбитое, переполнялось любовью. -Зачем же ждать? Давай начнем прямо сейчас.




Читать онлайн любовный роман - В чем секрет обаяния ? - Тейлор Кэтрин

Разделы:
тейлор кэтрин

Ваши комментарии
к роману В чем секрет обаяния ? - Тейлор Кэтрин



неплохо. читать можно
В чем секрет обаяния ? - Тейлор КэтринМарина
19.11.2013, 9.39





примитивно
В чем секрет обаяния ? - Тейлор Кэтринкира
31.01.2014, 15.28





прикольно
В чем секрет обаяния ? - Тейлор КэтринНатали
3.03.2014, 7.41





Не плохо написано, довольно живо и просто. Читать второй раз конечно я не буду, но в этот раз я своего времени не пожалела.
В чем секрет обаяния ? - Тейлор КэтринКсения
23.02.2015, 11.29





Простенько, куча ляпов. Особенно насмешило, как крупный магнат, владелец транспортной фирмы, при занятости своих 3(!) водителей сам отправляется в рейс: 4/10.
В чем секрет обаяния ? - Тейлор Кэтринязвочка
24.02.2015, 20.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100