Читать онлайн Под твоей защитой, автора - Тейлор Дженел, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Под твоей защитой - Тейлор Дженел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.72 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Под твоей защитой - Тейлор Дженел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Под твоей защитой - Тейлор Дженел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тейлор Дженел

Под твоей защитой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Еще остается сделать так много дел…
Дженни вычеркнула один пункт из перечня и внимательно посмотрела на остающиеся двадцать с небольшим. Через неделю она уедет в Пуэрто-Валларту, и времени было в обрез.
Пульсирующий ритм, доносившийся из микрофонов в комнате Роули, сотрясал дом так, что силу его можно было измерить разве что по шкале Рихтера. Пройдя по коридору, она громко постучала в его дверь.
– Роули! Роули!
Она не сомневалась, что ее невозможно услышать. Различить что-нибудь среди этой ужасной какофонии звуков смог бы, пожалуй, только дикий зверь. Она стучала, пока не заболела рука, потом повернула ручку и приоткрыла дверь.
– Эй! – возмущенно завопил Роули. – Разве я не имею права на личную жизнь?
– Не имеешь, если от твоей музыки чуть не снесло половину Хьюстона. – Она подошла к установке и наощупь уменьшила звук. – Существуют определенные правила. Не я их устанавливаю. Я всего лишь подчиняюсь им, потому что подписала договор об аренде, в котором они перечислены. И я совсем не хочу, чтобы нас выгнали отсюда за две недели до нашего отъезда.
Бенни тявкнул в ответ с другой стороны комнаты. Он подбежал к ней и запрыгал вокруг, пачкая грязными лапами ее хлопчатобумажную рубашку.
Ее охватило отчаяние, она с трудом сдержала гнев. Схватив Бенни за ошейник, она с трудом выволокла грязного пса за дверь и вытолкала его на площадку перед дверью, от которой шла лестница на улицу. Пес немедленно попытался проникнуть назад, но Дженни сдвинула ноги и преградила ему путь.
– Убирайся домой, ради всего святого! – крикнула она.
Несколько мгновений спустя она захлопнула дверь и вернулась в комнату Роули. Звук теперь чуть-чуть поубавился, по крайней мере, от него не лопались барабанные перепонки.
– На ковре остались грязные следы. Прошу тебя оттереть их, – сказала она таким тоном, который грозил дальнейшими санкциями в случае невыполнения ее требования.
Тихо закрыв за собой дверь, Дженни тяжело вздохнула. Тот еще день рождения, получается, подумала она. Она вспомнила о своем наследстве, которое будет завтра переведено на ее счет, и удивилась, что этот факт почему-то ее совсем не радует. Ей хотелось одного: сесть и заплакать.
Роули не вспомнил о том, что сегодня ее день рождения.
Чему удивляться? Она об этом не упоминала. А подростки, как известно, думают только о себе. Неужели и она была такой же в его возрасте? И была настолько поглощена собой, что даже не помнила дней рождения своих родителей? Нет. День рождения матери она всегда помнила. Это было для нее важно.
Оттирая следы, оставленные лапами Бенни на ее рубашке и брюках, она вспоминала о прошлом. В памяти всплыла долгая болезнь матери. Казалось, что это длилось целую вечность. Она то сердилась на мать, то впадала в отчаяние. Айрис Холлоуэй тихо отошла в мир иной, когда Дженни была на пороге юности. Она делала вид, что стоически переносит смерть матери, хотя по ночам в одиночестве плакала горькими слезами в тишине своей комнаты.
Ее некогда тесная связь с отцом закончилась примерно в то же время. Через четыре месяца после смерти Айрис он женился на Натали, которой на момент бракосочетания едва исполнился двадцать один год. Остальные годы обучения в средней школе прошли как в тумане, и только после встречи с Троем Расселом время обрело подобие реальности.
Какая ошибка! В восемнадцать лет она сбежала с ним и провела шесть несчастных месяцев в браке, расторгнуть который ее отец пытался всеми доступными легальными средствами. Она, наконец, ушла от Троя, после того как он швырнул ее о стену с такой силой, что едва не пробил ее насквозь.
Она запретила себе вспоминать дальше, с трудом сдержав охватившую ее дрожь. За последние пятнадцать лет она своими руками создала жизнь для себя и Роули и редко вспоминала о тех черных днях. Она прошла сквозь огонь и вышла из него лишь слегка обожженной. Можно считать, что ей повезло больше, чем другим.
Отбросив мысли о прошлом, Дженни решительно отправилась на поиски чистящего средства для ковров. Можно было сколько угодно требовать, чтобы Роули сделал уборку, но, чтобы достичь результатов, приходилось без конца напоминать ему об этом. Иногда, чтобы не затевать эту войну, она предпочитала сделать все сама.
Оттерев с ковра в холле самые заметные следы собачьих лап, она поставила на краешек кухонного стола синюю банку с чистящим средством и решила заварить себе чашечку чая. Несомненно, она совершала кучу ошибок, когда была подростком, но никогда не была такой демонстративно непослушной, как ее сын. Было ли это потому, что он мальчик, или время теперь другое, или просто так распорядилась судьба? Как бы то ни было, но сегодня Роули очень громко демонстрировал свою непокорность.
На нее снова нахлынули воспоминания. В то лето, когда она окончила среднюю школу и должна была готовиться к поступлению в колледж, она впервые встретилась с Троем. Все ее мысли тогда были заняты тем, что она увидела, как Натали и отец держатся за руки; что Натали по-девчоночьи завизжала, когда отец купил ей бриллиантовое колье; что Натали учится играть в теннис с личным тренером, который неприлично подмигивал Дженни всякий раз, когда она проходила мимо. Все это вызывало протест, и Дженни часами бесцельно кружила по городу в своем голубом «Мерседесе», желая, чтобы что-нибудь произошло.
Растерянная, злая, не знающая, как найти выход из создавшейся ситуации, она буквально врезалась в его потрепанный «Додж». Трой только что припарковал машину на частной автостоянке, отведенной для элитной клиентуры хьюстонского ресторана «Ранчо дель соль». Дженни столкнулась с ним нечаянно. Просто ее внимание было отвлечено мрачными мыслями, и она, нажав ногой на акселератор вместо тормоза, врезалась сзади в его машину. Ужас на его лице выглядел почти комично, и Дженни, выскочив из машины, принялась извиняться, но скоро выдохлась, потому что он не проронил ни полслова.
– Извините, – сказала она в сотый раз. – Я за все заплачу.
– Пустяки, – наконец ответил он. – Мне не следовало ставить машину на вашу автостоянку.
– Ах нет! – запротестовала Дженни, принимая всю вину на себя. – Это я во всем виновата. Зайдем в дом. Я сообщу вам данные моей страховой компании…
Так Трой был представлен Аллену. Дженни по детской привычке позволила отцу утрясти все детали. Оказалось, что Трой ищет работу. Он получил степень в области бизнеса в Беркли, по крайней мере, так он утверждал, и хотел найти работу в управлении ресторанным бизнесом. Все это было ложью, но в подтверждение своих слов он извлек множество фальшивых документов, и Аллен, радуясь тому, что так легко уладил инцидент, в котором была виновата его дочь, тут же принял Троя на работу.
И Трой принялся разыгрывать роль всеобщего любимца. Даже в разгар хьюстонской жары он умудрялся оставаться невозмутимым. Дженни восхищалась этой его чертой и только позднее научилась не доверять ей. Кто-то когда-то сказал, что существуют два типа людей, склонных к жестокому обращению с себе подобными: первые впадают в дикую ярость и становятся опасными, потому что теряют контроль над собой, тогда как у вторых даже сердцебиение фактически замедляется в предвкушении физической борьбы. Внешне они спокойны и холодны, но обладают быстротой и силой Реакции кобры. Таков был Трой.
Она преклонялась перед ним, хотя Аллен этого не одобрял. А когда изумленный отец случайно застал их в объятиях друг друга, он лишь перевел взгляд с одного на другого, а она поняла, что нашла оружие против отца.
Аллен отвел ее в свой кабинет и предъявил ультиматум: она должна относиться к Трою Расселу только как к служащему.
Следующей весной она сбежала с Троем. Первое подозрение, что что-то не так, появилось у нее к концу брачной церемонии, когда Трой, поцеловав молодую жену, посмотрел на нее сверху вниз и улыбнулся. Это была не улыбка любящего молодого мужа. Это была улыбка завоевателя… картежника, который только что сорвал большой куш.
– Мама!
Голос Роули вернул ее к реальности. Он стоял у стола и встревожено смотрел на нее, пока ее взгляд не наткнулся на синюю банку с пятновыводителем. Она повернулась назад и достала бумажные полотенца.
– Вот. Может быть, ты отчистишь следы хотя бы в своей комнате?
Взяв бумажные полотенца и банку, он спросил:
– О чем ты сейчас думала?
– Да так, ни о чем.
– Да?
– Просто о работе, которую надо доделать, прежде чем мы отправимся отдыхать.
Он кивнул.
– Я зайду к Брендону на несколько минут. После того как сделаю это. – Он показал на пятновыводитель.
– Подожди. Не уходи.
– Почему?
– Ну, мне просто хочется, чтобы ты сегодня побыл дома…
– Зачем?
И впрямь – зачем? Чтобы матери запомнился день ее рождения?
– Сама не знаю. – Она с трудом улыбнулась. – Все в порядке. Желаю хорошо провести время.
Слезы, которые она сдерживала до сих пор, неожиданно выступили на глаза. Роули в испуге воззрился на нее.
– Мам…
– Со мной все в порядке. Я просто устала. – С этими словами она опустилась на один из высоких табуретов, отчаянно пытаясь взять себя в руки.
Раздался звонок в дверь, и Бенни, все еще сидевший снаружи на пороге, принялся лаять на того, кто стоял за дверью. Роули немедленно помчался на помощь и, приоткрыв дверь, схватил за ошейник Бенни, который попытался прорваться внутрь.
– Привет, – сказал Роули вновь прибывшему.
– Здравствуй. С тех пор как мы виделись последний раз, ты вырос на несколько дюймов. Не успеешь оглянуться, как ты будешь искать работу в «Ранчо дель соль»!
Дженни утерла слезы, встала и удивленно замерла на месте. В дверях стоял ее отец, Аллен Холлоуэй.
Роули повис на ошейнике Бенни, неловко улыбнувшись.
– Наверное…
– Ну, здравствуй, – приветствовала его Дженни, стараясь придать улыбке нежность, которой не испытывала. Отец никогда не приходил в ее дом. Правда, она его не приглашала и даже не подозревала, что он знает, где она живет.
– Ты намерена пригласить меня войти или я должен целый день ждать снаружи? – спросил Аллен, пытаясь придать разговору шутливый тон, что выглядело так же глупо, как и улыбка Дженни.
– Конечно, входи. – Она пересекла комнату, и Роули, все еще держа за ошейник Бенни, отступил в сторону. – Что, интересно, привело тебя в наши края?
На нем были серые брюки, темно-синий клубный пиджак и тенниска, то есть обычная одежда, чтобы провести воскресный день в своем клубе. Если бы Дженни подумала, то сразу же догадалась бы о причине его визита, однако она была всего лишь удивлена тем, что он пришел… и настороженна.
– Сегодня ведь день твоего рождения, не так ли? – спросил он.
Роули бросил на мать потрясенный взгляд.
– Ну да, так оно и есть, – сказала она, подумав, что уж лучше бы Аллен забыл об этом событии, а не Роули.
– С днем рождения, дорогая! – Он неловко заключил ее в объятия, и Дженни изо всех сил постаралась с чувством обнять его в ответ. Но тут нахлынули воспоминания о других днях рождения и событиях, когда он часами донимал ее разговорами о ее будущем, а она отмалчивалась. Даже после того как Трой исчез из их жизни, он заходил к ней, уговаривал и пытался заставить ее работать вместе с ним. Ее сопротивление, и отказ от всякой финансовой помощи срывали все его планы. Однако сейчас, окинув взглядом разбросанные на кофейном столике журналы и вскрытую корреспонденцию, она поморщилась, мысленно поздравив себя с тем, что выбросила бутылку из-под кьянти, которую они с измученной Джэнис Фергюссон начали несколько дней назад и, наконец, допили вчера вечером. Ей хотелось бы, чтобы отец увидел в ее квартире безупречную чистоту, однако, взглянув на следы грязных лап, она поняла, что это безнадежно. Почему это было так важно для нее, она не смогла бы объяснить. Просто важно – и все тут. Ей не хотелось, чтобы он снова завел речь о том, как сильно ей нужна финансовая поддержка.
– Ну и как ты себя чувствуешь в зрелом возрасте – тридцати пяти лет? – спросил ее Аллен.
Она чуть усмехнулась. Отец всегда умел сказать ей что-нибудь неприятное.
– Ровно на тридцать пять лет.
Он рассмеялся. В зеркале над сервировочным столиком она поймала отображение копны непокорных рыжевато-каштановых волос, которые так и оставались непослушными даже в эпоху шикарных прямых стрижек. Хандра по случаю дня рождения помешала ей даже заколоть их на затылке. Разве трудно было догадаться, что отец непременно появится в этот день? Есть вещи, предопределенные самой судьбой.
Дженни придержала дверь, пока Роули выводил Бенни на лестничную площадку. Аллен поспешно посторонился, не желая, чтобы светлая шерсть Бенни попала на него, хотя несколько шерстинок все-таки оказались на его брюках. Аллен с отвращением фыркнул, и губы Дженни дрогнули в улыбке.
– Чья это собака? – спросил он. – Надеюсь, не твоя?
– Соседская.
– Мама! – окликнул ее Роули, переминаясь с ноги на ногу.
– Иди. – Она с улыбкой махнула рукой. – И забери с собой Бенни.
Роули выскочил за дверь, как будто им выстрелили. Послышались удаляющийся лай Бенни и торопливые шаги Роули.
– И это все, что он мог сказать своему дедушке? – спросил Аллен.
– Тебе повезло, что он вообще разговаривает, а не молчит, как случается иногда, – отозвалась Дженни, немедленно бросаясь на защиту сына. Роули мог доводить ее до отчаяния, но не отцу указывать, как ей воспитывать сына.
Аллен пропустил ее слова мимо ушей.
– Я принес тебе подарок, – сообщил он, доставая из внутреннего кармана конверт и торжественно протягивая ей. Дженни неохотно взяла его. Открывать ей не хотелось. Она знала, что в нем находится. Деньги. Еще одна взятка для того, чтобы заставить ее вернуться в семейный бизнес. – Ты не собираешься открыть его? – спросил он, осторожно садясь на ее кушетку, на которой могла оказаться собачья шерсть.
Она уселась напротив него в крашеное кресло-качалку, которое имело обыкновение поскрипывать. Она не была бедной, но в течение нескольких лет экономила, и у нее были на примете более важные вещи, на которые следовало потратить деньги.
– Я получаю наследство от мамы, – сказала она, держа в руке тяжелый конверт.
– Знаю. Просто я хотел, чтобы у тебя было достаточно денег.
– Что ты имеешь в виду?
– Мне известно, что ты открываешь ресторан в Санта-Фе, – признался он.
Дженни почувствовала, как на ее шею набрасывают петлю. Она осторожно открыла конверт. Взглянув на множество нулей в конце суммы, написанной на банковском счете, она сложила его и протянула ему. Он, однако, не взял его.
– Я ценю это, но не могу принять.
– Дженива…
– Нет, – наотрез отказалась она. – А ты, как я вижу, следишь за моими делами?
– Разумеется. Ведь ты моя дочь.
– Я прекрасно обойдусь тем, что оставила мне мама и что сэкономила я сама. Этого хватит с избытком.
– Тебе нужны деньги, – возразил он. – Возьми. А если не вложишь их в бизнес, то сохрани для своего сына. Это подарок ко дню рождения.
«Это взятка», – хотелось ей сказать. Но она промолчала.
– Как я понимаю, ты решила назвать свой ресторан «Дженива», – сказал он, игнорируя ее протянутую руку, и Дженни пришлось опустить ее на колени.
– Не в свою честь, а в честь бабушки.
– Я так и понял, – чуть заметно улыбнулся он. – В этом бизнесе пробиться нелегко.
– Я много лет ходила в подмастерьях, – напомнила она.
– Гм. – Он не спорил. Да и зачем? О том, как Дженни овладевала мастерством, он, вероятно, знал столько же, сколько она сама. Аллен привык работать такими методами.
– Тебе, конечно, известно, что ресторан будет специализироваться на юго-западной кухне?
– Да. – Он поднялся и прошелся по комнате. – И я считаю, что ты поступаешь безрассудно. Ты не пожелала работать в «Ранчо дель соль», но спешишь открыть собственный ресторан, не имея понятия о том, как следует управлять такого рода бизнесом. И не говори мне о том, что много лет проработала у этого итальянца. Это не одно и то же.
– Этот итальянец владеет рестораном «Риккардо», одним из лучших в городе, – холодно отозвалась она. – И у итальянца есть имя: Альберто Молини.
– Ты не желаешь меня слушать, что бы я ни говорил, – сказал он, не обращая внимания на ее возмущение.
– Не желаю, если знаю, что ты не прав.
Он поцокал языком и покачал головой, глядя на нее. Он не любил, когда ему противоречили. Просто терпеть не мог.
– Я не возьму эти деньги. Спасибо. – Она положила сложенный чек на кофейный столик.
– Ладно. Тогда я добавлю эту сумму к портфелю ценных бумаг Роули.
– У Роули нет ценных бумаг.
– Есть, – скупо улыбнувшись, возразил он. Типичная для отца самонадеянность вызвала раздражение.
– И сколько же у него на счету?
– Достаточно, чтобы оплатить его ошибки.
– И что это, скажи на милость, должно означать? – спросила она, чувствуя, как закипает гнев.
Он развел руками.
– Например, чтобы вытащить тебя из этой истории с Троем Расселом, потребовалось немало денег.
Дженни отпрянула, словно получив пощечину. Отец впервые упрекнул ее за это. Когда все закончилось, он, кажется, испытал не меньшее облегчение, чем она.
Словно поняв, что он переступил грань дозволенного, Аллен опустил голову.
– Просто я пытаюсь не дать ему совершить аналогичные ошибки. Мне следовало открыть для тебя собственный счет и позволить тебе некоторую финансовую свободу. Возможно, тогда бы ты не выскочила замуж так рано.
– Я вышла замуж за Троя не из-за денег! – воскликнула Дженни, взглянув на отца так, словно он спятил. – У моей семьи были деньги. Ты был богат. Из-за этого он и женился на мне!
– И все же… я хочу обезопасить Роули.
– О чем ты говоришь? – Почему-то от его слов у нее мурашки пробежали по коже.
Ей показалось, что Аллен на мгновение растерялся.
– Твой день рождения – не единственная причина, заставившая меня заехать к тебе.
– Вот как? – Она насторожилась, почувствовав неладное. Вот они и добрались до сути. Она заранее знала, что ей это не понравится.
– Кое-что произошло, и надо принять меры, – загадочно произнес он, пригладив ладонью седеющие волосы. – Я знаю, что ты планируешь поездку с друзьями в Пуэрто-Валларту перед отъездом в Санта-Фе. Роули едет с тобой?
– Да. – Она вся напряглась и застыла в ожидании. Но он, судя по всему, немного расслабился.
– Это хорошо, очень хорошо. – Он потер ладони и кивнул.
– Да что случилось?
– Я просто хотел это уточнить.
– Нет. Здесь что-то другое. Если ты приехал сюда не для того, чтобы уговаривать меня работать с тобой, значит, у тебя есть другая цель. Откровенно говоря, ты меня пугаешь.
Аллен пристально посмотрел на нее, а точнее, сквозь нее, словно видел где-то там, вдали, нечто крайне неприятное.
Дженни стало не по себе. Сердце у нее гулко забилось. «Трой», – мелькнуло в ее сознании в тот самый момент, когда отец произнес:
– Со мной связался твой бывший муж. – Дженни побледнела.
– Он явился ко мне, чтобы извиниться. Он утверждает, что хочет загладить зло, которое причинил.
– Я тебе не верю, – безучастно проговорила она.
– Но это правда. – Она покачала головой.
– Я хочу сказать, что не верю, что это происходит на самом деле. Ему не знакомо чувство раскаяния. Он жил в Калифорнии, ведь так? Что он там делал? Чем он действительно там занимался?
– Я не знаю. – Его сдержанный тон показывал, что они оба чувствовали в этот момент. – Я совсем не верю ему. И не хочу, чтобы он попытался снова проникнуть в твою жизнь.
– Я тоже.
– Ты уверена? Однажды ты прислушалась к его лживым уговорам.
– Я стала старше и умнее.
– Но он хитер. Когда-то он всех нас одурачил.
– Ему не удастся повторить это.
– Ладно, – кивнул он. – Я собирался предложить Роули пожить со мной и Натали.
Он согласился бы с удовольствием, подумала Дженни, но ничего не сказала.
– Меня тревожит, что Трой может попытаться установить с ним контакт.
У Дженни от страха екнуло сердце.
– Но раньше он никогда не порывался это сделать!
– Раньше он и не появлялся здесь. Я откупился от этого парня, Дженива. А теперь он имеет наглость появиться снова, чтобы посмеяться нам в лицо. Если бы я мог, я заставил бы арестовать его прямо на месте!
Дженни бросила взгляд в коридор на закрытую дверь в комнату сына.
– У Роули совсем другое мнение о Трое, чем у нас.
– Это потому, что он не знает этого человека, – сказал Аллен. – Оно и лучше, потому что Рассел – преступник.
– Его никогда не обвиняли в уголовном преступлении, – напомнила Дженни.
– Однако он преступник, – повторил Аллен. К ее удивлению, он подошел к ней и взял ее за руку. – Я никогда его не прощу.
Дженни судорожно глотнула воздух, не желая снова поддаться эмоциям. При мысли, что она вновь увидит Троя, ее бросило в дрожь. Во всех подробностях о его физических и моральных издевательствах она отцу не рассказывала, но он умел читать между строк.
– Снова встретить Троя мне действительно очень не хотелось бы.
– Этот сукин сын имеет наглость улыбаться мне и протягивать руку, словно мы с ним старые друзья. – Аллен выпятил челюсть. – Я ему руки не подал.
У Дженни промелькнуло воспоминание. Трой дважды ударил ее тыльной стороной руки с такой силой, что она отлетела в другой конец комнаты. Оба раза он бил ее без всякого повода, и она была поражена мощью ударов, которые он, казалось, наносил без всяких усилий. Она потом в течение нескольких недель пряталась от людей, ожидая, пока пройдут синяки. Почему она никому не сказала об этом, она и сама не могла объяснить. Но даже теперь ей не хотелось говорить о тех днях.
Она была очень наивной. Но Трой за несколько месяцев развеял все ее девичьи мечты о благородных рыцарях. Ее иллюзии исчезли так же быстро, как и узы ее брака.
– Как ты думаешь, что ему действительно нужно? – спросила она каким-то странным голосом.
У него задвигались желваки на скулах, и, помолчав, он ответил:
– Не знаю.
Второй раз Трой ударил ее, когда она только что узнала о Роули. Она так и не сказала ему о своей беременности. И когда отец в очередной раз явился к ней, чтобы уговорить оставить Троя, она с благодарностью согласилась. Она никогда не рассказывала отцу обо всех причинах, но Ален был из тех людей, которые и без слов все понимают.
– Я не стану об этом думать, пока буду отдыхать в Пуэрто-Валларте, – сказала Дженни, рассуждая вслух. – А потом пробуду здесь всего несколько дней перед отъездом в Санта-Фе.
– Я никогда не предполагал, что буду рад твоему отъезду из Хьюстона, но сейчас я доволен. – Отец взглянул на нее. – Это не означает, что я считаю, будто ты добьешься успеха в ресторанном бизнесе.
– Боже упаси меня от такой мысли, – сказала Дженни, насмешливо приподняв бровь, чем заслужила редко появлявшуюся на лице отца улыбку.
– Возьми эти деньги, – сказал он, собираясь уходить, когда Дженни протянула руку к сложенному чеку. – Пожалуйста.
Поскольку Дженни в жизни не слышала от него слова «пожалуйста», ее рука замерла в воздухе.
– Я принял кое-какие меры для твоей безопасности, – добавил он.
– Как это понимать? – настороженно спросила она. Помедлив мгновение, он сказал:
– Я нанял человека, который наведет о нем справки. Проверит, чем он занимался все эти годы. Я хочу знать, что у него на уме.
Дженни глубоко вздохнула:
– Я тоже.
– Ну, с днем рождения, дорогая, – сказал он с чуть грубоватой интонацией.
– Спасибо. – Она чуть не добавила «папа», но так и не позволила себе такой нежности.
– Если что-нибудь потребуется, звони.
– Хорошо.
– Ты ведь знаешь, что я всегда рад тебе помочь.
– Да.
Она закрыла за отцом дверь и, прижавшись к ней спиной, соскользнула на пол. Он всегда готов ей помочь, но любовь ее отца имела свою цену – об этом она не должна забывать. Скорчив гримасу, она решила воспользоваться советом отца и положить деньги на счет Роули. Так ей было легче заставить себя поверить, что она не попала снова под контроль Аллена.
Скрип открывающейся двери вывел ее из глубокой задумчивости. Она вскочила на ноги и увидела, как ее сын на цыпочках робко крадется в комнату.
– Что ты делаешь? – спросила она, моргая. – Ты напугал меня до полусмерти.
– Извини, я пытался… – Он замолчал, не придумав никакого более или менее разумного объяснения. – Дедушка ушел?
Дедушка… Она снова вздрогнула, подумав, что ситуация быстро выходит из-под ее контроля.
– Ушел.
– Мне не очень хотелось разговаривать с ним. – Переминаясь с ноги на ногу, он помолчал, потом торопливо пробормотал: – Вот, – и сунул ей под нос маленький сверток, завернутый в красную бумагу. Упаковка была сделана кое-как – типичная работа пятнадцатилетнего мальчишки. – Извини, что у меня вылетело из головы.
– Ничего, все в порядке.
– Но ведь ты никогда не забываешь мой день рождения.
– Ну, это совсем другое. Я твоя мама.
Она была безумно тронута вниманием сына и, что греха таить, его чувством вины. Открыв пакет, она обнаружила там колье с гроздью из нескольких розоватых искусственных жемчужин.
– Какая красота, Роули! – воскликнула она.
– Это, конечно, пустяк, – сказал он, опустив глаза.
– Ошибаешься. – Она застегнула на шее цепочку так, что гроздь жемчужинок улеглась в ямочке под горлом. – Это самый красивый подарок из всех, которые я когда-либо получала, – искренне сказала она, и Роули недоверчиво взглянул на нее из-под ресниц.
– Ты шутишь?
– Я не стала бы говорить, если бы это было неправдой.
Она заметила, как он смутился и покраснел. Пробормотав что-то нечленораздельное, он помчался в свою комнату, и вскоре децибелы вновь достигли того уровня, при котором вдребезги разлетается стекло. Однако на сей раз, Дженни не возражала.
Прикоснувшись рукой к колье, она улыбнулась. Взглянув на часы, она покачала головой, схватила сумочку и выбежала из дома. Нужно было закончить еще кое-какие дела в ресторане, и ей хотелось сделать их поскорее.
Когда Дженни пришла в ресторан, Альберто был на кухне и, как всегда, распекал младшего повара.
– Bella! – как обычно, воскликнул он, с чувством прижимая ее к груди. Дженни обняла его в ответ несколько крепче, чем обычно. После встречи с отцом ей еще больше захотелось быть поближе к Альберто… хотя она и уезжала.
В своем офисе она быстро пробежала глазами список вопросов, касающихся бухгалтерии, которые она оставила на сегодня, но, услышав скрип деревянного кресла, она откинулась на его спинку, охваченная чувством ностальгии. При одной мысли обо всем, что она покидает, у нее слезы навернулись на глаза. Однако она понимала, что слишком долго задержалась здесь. Хотя это было именно то место, где, чувствуя себя в безопасности, она научилась жить своим умом и смогла разобраться в том, что заставило ее в молодости заключить столь неудачный брак.
Два часа спустя она закрыла дверь офиса и пристально посмотрела на ключ, зажатый в руке. Завтра утром должен был приступить к работе новый бухгалтер, мужчина.
– Думаю, тебе это понадобится, – сказала она Альберто, отдавая ему ключ, а другой рукой перекидывая через плечо ремешок сумочки.
– Нет, нет и нет, – страдальчески промолвил он и покачал головой.
– Меня не будет в течение недели, а когда вернусь, я зайду, чтобы устранить любые недоделки, если они возникнут.
Сложив руки на животе, он уставился на ключ. У него был такой несчастный вид, что Дженни пришлось отвести глаза, чтобы ее снова не одолели эмоции. Она осторожно вложила ключ в его ладонь и поцеловала его в щеку. Потом убежала поскорее, чтобы им обоим не расплакаться.
Выйдя из ресторана и нажав кнопку на пульте, она услышала тихий звук отпирающихся замков машины. Подойдя к дверце водителя, она быстро оглянулась вокруг. Она почувствовала на себе чей-то взгляд. Ей стало не по себе.
Внутри «Вольво» она заперла автоматические запоры, но даже это ее не успокоило. Сердце у нее учащенно билось. Положив руки на руль, она сидела некоторое время не двигаясь, как будто ждала… неизвестно чего.
Из черного хода «Риккардо» вышли несколько человек. Один из мужчин остановился, чтобы зажечь сигарету. Дженни не отрывала от него взгляда, но он стал спускаться по ступенькам, и она поняла, что это совершенно незнакомый человек. Справа от нее проехала машина и свернула на парковку. Из нее вышла молодая чета с ребенком дошкольного возраста и направилась в ресторан, держа малыша за руки с обеих сторон и, как на качелях, поднимая его вверх по ступеням.
Никого. Никаких таинственных незнакомцев.
Дженни включила двигатель и задом выехала со стоянки. По дороге к дому она то и дело поглядывала в зеркало заднего вида, и хотя и не была параноиком, но все-таки сделала лишнюю милю и покружила по окрестностям, прежде чем припарковаться на своем обычном месте возле дома. Она быстро взбежала по ступенькам и вошла в дом.
– Мама?
Она чуть не подпрыгнула от неожиданности.
– Роули! – с облегчением воскликнула она и чуть не рассмеялась, прислонившись спиной к двери.
– Что случилось? – Он стоял в дверях кухни, с беспокойством глядя на нее.
– Мне вдруг показалось, что кто-то меня преследует. Не смешно ли?
Роули кивнул, но тревожное выражение все еще не исчезло с его лица.
– Я делаю поп-корн. Хочешь?
– С удовольствием – Она направилась к кушетке, злясь на себя. Одно лишь упоминание имени Троя заставило ее нервничать сверх всякой меры. Для паники нет никаких причин. Даже если он вступит с ней в контакт, она сумеет с этим справиться. Ведь он не демон, а всего лишь человек. Человек с больной психикой, порочный, изломанный, у которого нет сердца, напомнила она себе, усмехнувшись. Но ведь идеальных людей нет.
– Чему ты улыбаешься? – спросил Роули, шлепаясь на кушетку рядом с ней и ставя перед ней миску с поп-корном.
– Сама не знаю. Наверное, тому, что испугалась без всякой причины и вела себя глупо. А еще потому, что у меня день рождения и такой потрясающий сын.
Роули искоса взглянул на нее, словно не понимая, о чем она говорит.
Дженни наклонилась и поцеловала его в щеку.
– Я хотел кое о чем спросить тебя, но, возможно, сейчас неподходящее время, – сказал он.
– Говори… – Ей снова почему-то стало тревожно.
– Мне обязательно нужно ехать в Пуэрто-Валларту? В весенние каникулы будет работать спортивный лагерь. Я мог бы махнуть туда вместе с Брендоном. И Фергюссоны не прочь, чтобы я пожил у них. Откровенно говоря, мне не хочется отправляться куда-то отдыхать. Через пару недель мы покинем Хьюстон, и это моя последняя возможность побыть с Брендоном. Ты не очень возражаешь? Не могла бы ты поехать в Пуэрто-Валларту со своими друзьями и оставить меня здесь? Я хочу сказать, с Фергюссонами.
Он так торопился все это облечь в слова, что Дженни оставалось только молчать. Положив назад в миску пригоршню поп-корна, она едва не поддалась желанию высказать все, что думает по этому поводу. Разумеется, она возражает. Конечно, это глупая мысль! И как он может отказываться от такой поездки? Его там все ждут! А здесь где-то поблизости бродит Трой…
– Ты действительно хочешь этого?
Он с нетерпением кивнул головой, опасаясь, очевидно, что она ответит отказом. Она и хотела сказать «нет». Еще как хотела!
– А Джэнис и Рик согласны?
– Никаких проблем. Можешь им позвонить. Думаю, они ждут твоего звонка.
Вздохнув, Дженни снова взяла пригоршню маслянистого поп-корна. Пропадите пропадом калории. Она могла съесть целое ведро этой кукурузы.
– Похоже, мне придется ехать в одиночестве.
Он неожиданно крепко обнял ее и, перепрыгнув через кушетку, завопил от радости. Потом бросился к телефону.
– Брендон! – крикнул он – Я могу остаться!
А Дженни, поморгав глазами, протянула руку за очередной порцией поп-корна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Под твоей защитой - Тейлор Дженел



хорошие книги у этого автора, и этот роман вполне тянет на 10 баллов,читаю второй раз с удовольствием
Под твоей защитой - Тейлор Дженеларина
6.03.2012, 10.51





Roman zamethateljnyi. Sovetuju pothitatj!!!!!
Под твоей защитой - Тейлор ДженелEdit
20.05.2014, 18.04





Хорошо написана книга. Реальные эмоции и чувства героев, без преувеличения и соплей. Советую.
Под твоей защитой - Тейлор ДженелМаргарита
17.07.2015, 23.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100