Читать онлайн Ночные грезы, автора - Тейлор Дженел, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ночные грезы - Тейлор Дженел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ночные грезы - Тейлор Дженел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ночные грезы - Тейлор Дженел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тейлор Дженел

Ночные грезы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Джордан разбудил шум дождя, барабанившего по крыше бунгало. Сонно заворочавшись в постели, она натянула одеяло до подбородка. И только тогда вспомнила, где она.
В Северной Каролине.
В постели Бо.
Глаза Джордан широко открылись. В комнате было темно, но не настолько, чтобы она не видела, что подушка возле нее пуста.
Рывком сев на постели, она провела рукой по спутанным волосам. Со сна Джордан никак не могла сообразить, как она тут оказалась. Затем события предыдущего вечера вдруг разом нахлынули на нее.
Когда упали первые капли дождя, Бо увел ее в дом, в свою спальню, и тут они снова занялись любовью. В этот раз все было даже еще лучше – они предавались любви более яростно, более неистово, пока наконец, истомленные, не уснули в объятиях друг друга.
И вот теперь его здесь не было.
Неужели он действительно отправился в Вашингтон? Неужели решился уехать вот так, потихоньку, не разбудив ее, чтобы попрощаться?
Джордан спустила ноги с постели и только тогда поняла, что на ней ничего нет. Где же ее халат? Скорее всего остался на веранде – так и валяется на полу под дождем.
Заметив футболку, которую Бо, одеваясь, оставил висеть на дверце шкафа, Джордан накинула ее на себя. Футболка доходила ей почти до середины бедер, так что ничего страшного не произойдет, если она столкнется со Спенсером, хотя вряд ли он проснется среди ночи.
Да, кстати, а который час?
Прошлепав босиком к двери, Джордан выглянула в коридор – вокруг стояла такая тишина, что бунгало казалось вымершим.
– Ложись в постель.
Звук голоса Бо пригвоздил ее к месту.
Резко обернувшись, Джордан заметила его – стоя в самом углу возле низкого стола, Бо аккуратно засовывал в коричневый кожаный кейс папку за пайкой.
– Ты уже собираешься? – растерянно прошептала она, внезапно почувствовав себя неловко. Стоило им только заговорить, как та близость, что установилась между ними после вчерашнего, вдруг исчезла, развеявшись, будто утренний туман.
Не глядя на нее, Бо кивнул, с преувеличенной тщательностью стараясь запереть разбухший от бумаг кейс.
– Пора ехать, – пробормотал он. – Льет как из ведра. Так что на дорогу уйдет чертова пропасть времени – ведь ехать придется медленно.
«Классический случай», – уныло подумала Джордан, теперь уже желая, чтобы Бо уехал как можно скорее. Говорят, что утром все выглядит совсем иначе, чем ночью. Вероятно, так оно и есть. Да вот, пожалуйста, до рассвета еще далеко, а между тем они с Бо смущенно отводят глаза в сторону, избегая смотреть друг на друга, как это бывает с теми, кто внезапно осознал, что совершил чудовищную ошибку.
Но разве то, что произошло между ними, было ошибкой?
Разве такое возможно? Ведь все было так чудесно!
Джордан молча смотрела, как Бо натягивает зеленый пуловер. Она с трудом отогнала тут же вспыхнувшее перед глазами воспоминание – обнаженное тело Бо, вытянувшееся на постели рядом с ней.
– Который час? – шепотом спросила она.
– Почти полпятого. – Бо подхватил кейс. – Иди спать.
– Хорошо. – Зевнув, Джордан вслед за Бо двинулась к двери. – Пожалуйста, будь осторожен, Бо. Не гони. Дорога наверняка скользкая.
– Хорошо. Конечно. Может, нужно заехать к тебе – захватить что-нибудь из вещей?
– Нет! – вырвалось у нее прежде, чем она успела подумать. Бо сошел с ума, если решился предложить такое! – Обещай, что будешь держаться подальше от этого места, Бо! Возможно, он все еще там… слоняется возле дома… выжидает, когда появится Спенсер… или мы оба… – От одной этой мысли зубы Джордан начали выбивать дробь. – Не смей этого делать! Поклянись, что не поедешь туда! Нельзя давать ему возможности выследить нас.
– Согласен. Ты права. Номер моего сотового у тебя есть – если что случится, звони, не раздумывая. Я буду держать его включенным. Вернусь, как только смогу. Надеюсь, что это чертово совещание уж к пяти-то закончится! Так что постараюсь приехать еще до полуночи.
– Только не гони. С нами все будет в порядке, вот увидишь.
– Знаю.
Они уже были на лестнице. Стоя друг против друга, оба старательно отводили глаза в сторону.
– Я заглянул к Спенсеру, – сообщил Бо. – Парень спит как сурок.
– Вот и замечательно. Я перейду к себе в спальню, так что если он проснется, то я тут же услышу. Все будет нормально.
Кивнув, Бо поиграл ключами от машины.
– Вот и хорошо. Так я поехал?
– Да, конечно.
Он наклонился к ней. Джордан на мгновение замерла, но Бо уже успел привыкнуть к этому. Губы его прижались к губам Джордан. Его поцелуй застал ее врасплох. Значит, отмеченные ею неловкость и смущение были только плодом ее собственного воображения?
Поцелуй длился долго – куда дольше, чем тот, которым обычно обмениваются на прощание. И уж во всяком случае, достаточно для того, чтобы все тело Джордан покрылось мурашками и где-то в глубине вдруг снова вспыхнул огонек желания.
Отступив на шаг, Бо осторожно коснулся кончиками пальцев ее щеки.
– Пока, Джордан. Поговорим, когда вернусь. Джордан подавленно кивнула, прекрасно сознавая, что Бо имеет в виду не только проблему со Спенсером.
Джордан слышала его шаги на лестнице, потом где-то внизу хлопнула дверь, и в замке повернулся ключ. А спустя несколько минут снаружи сонно заворчал двигатель автомобиля.
И тогда вдруг ее захлестнул страх.
Она едва удержалась, чтобы не броситься вслед за ним… остановить его… попросить, чтобы он взял их со Спенсером с собой.
Джордан потребовалось немалое усилие воли, чтобы не сорваться с места. Кусая губы, она слушала, как машина, шурша шинами по мокрому песку, выехала на дорожку, а затем свернула на шоссе.
Вот она и осталась одна – одна со Спенсером.
А что, если «пират» выследил их? Что, если он явится сюда, убедившись, что Бо уехал?
«Это невозможно, – твердила она себе. – Если за нами не было «хвоста» – а я совершенно уверена, что его не было, – то он никак не смог бы узнать, где мы сейчас».
Джордан твердо знала, что ни единой живой душе не проговорилась о том, что уезжает из города. Да и произошло все настолько быстро, что у нее попросту не было возможности это сделать. И даже если бы «пирату» удалось выследить Джереми или кого-то из ее клиентов, никому из них и в голову не придет связать ее с Бо.
«Никому… кроме Андреа Макдафф», – с легкой дрожью подумала Джордан.
Но ведь если Андреа и известно что-то, так только то, что они с Бо собирались вместе поужинать. Откуда ей знать о том, что произошло между ними?
И все же…
Что, если «пират» доберется до Андреа, а та, ни о чем не подозревая, сболтнет в разговоре о Бо?
Джордан попыталась убедить себя в абсурдности такого предположения. Ей самой частенько стоило немалых усилий разыскать Андреа – та просто обожала, когда ее называли неуловимой.
«Похоже, я просто ищу причины для страха, – подумала она. – Нужно остановиться, нужно взять себя в руки, а то так и с ума сойти недолго».
И все же…
Джордан вспомнила, как «пират» слонялся возле ее городского дома, задавая вопросы соседям, пытаясь выведать, где Спенсер. Не исключено, что он сделает еще одну попытку пробраться в дом, надеясь, что на этот раз ничто не помешает ему похитить малыша прямо из постели. Этот человек внушал ей страх – он был умен и вел себя на редкость нагло. Казалось, он ничего не боится.
Что, если все это время он следил за ней? Но… ведь тогда он наверняка видел их вместе с Бо, когда они выходили из дома?
Он мог заметить машину Бо, стоявшую возле ее дома. Мог выследить, где тот живет. А уж выяснить, кто он такой, не составило бы ни малейшего труда. Всего несколько вопросов, и он узнал бы, что Бо собирается уехать из города. А тогда… разве так уж трудно догадаться, что Бо увезет с собой и их со Спенсером?
«И почему мы только не подумали об этом раньше?» – спрашивала себя Джордан, пытаясь сдержать подкатывающий к горлу страх.
«А потому, – ответила она себе, – что в присутствии Бо я попросту теряю способность думать. Да и он скорее всего тоже».
Снова и снова Джордан мысленно повторяла, что, если кто-то следил за ними, он наверняка мог знать, где они сейчас. Ведь достаточно было только заметить припаркованную возле ее дома машину Бо, а уж дальше, как говорится, дело техники – проследить ее до бунгало не составило бы ни малейшего труда, тем более для профессионала.
Что, если он уже здесь?
Разве это так уж невозможно?
Что, если он прячется где-то в дюнах? Или в одном из домиков по соседству?
Вдруг он прямо сейчас смотрит на нее в бинокль?
Джордан беспомощно огляделась, почувствовав себя до жути беззащитной.
Французские окна, не закрытые ни шторами, ни жалюзи, вели на веранду.
Любой мог бы увидеть ее – в погожий день в этой залитой светом комнате она была как на ладони.
Подбежав к балкону, Джордан прижалась лицом к стеклу, до рези в глазах вглядываясь в сырой, чернильно-синий предрассветный сумрак за окном. Но не увидела ничего, кроме отражения комнаты да еще черного пятна веранды, от которой ее отделяло залитое водой стекло.
Протянув руку, Джордан щелкнула выключателем. Комната погрузилась во мрак.
Спустя некоторое время глаза ее привыкли к темноте. Теперь она видела больше.
Смутно вырисовывающийся в отдалении силуэт соседнего дома.
Неровные очертания дюн.
И больше ничего.
Вокруг не было ни души. Они со Спенсером были одни – точно на необитаемом острове.
И однако она почему-то не чувствовала себя в безопасности.
Теперь, когда Бо уехал, они со Спенсером оказались еще более беззащитны, чем в ее городском доме в Джорджтауне.
Там, в городе, их окружали люди. Рядом были соседи, которые могли бы услышать ее крики, если бы она позвала на помощь. А здесь всего несколько домов, да и те так далеко, что, вздумай она кричать, никто бы не услышал – крики о помощи были бы унесены ветром. Или их заглушил бы шум дождя и не умолкавший ни па минуту рокот прибоя.
У нее даже не было машины, чтобы бежать отсюда.
Как мог Бо оставить их тут без машины?!
Как мог он вообще оставить их тут одних?!
«Но ведь ты сама велела ему уехать. Ты же уверяла его, что с вами все будет в порядке!»
Тогда Джордан верила в это.
А теперь… теперь уже нет.


Благодарение Богу и мерзопакостной погоде, на автостраде было совсем немного машин. Пробок, о которых с дрожью думал Бо, можно было не опасаться. Так что утром он был уже во Фредериксберге, а от него до Вашингтона оставалось не больше часа езды.
За это время он успел прокрутить все лежавшие в бардачке диски, а диск со своими любимыми «Роллинг стоунз» прокрутил целых два раза подряд, после чего почувствовал, что Мик Джаггер осточертел ему ничуть не меньше, чем барабанивший по крыше дождь и унылый скрип беспрестанно елозивших по стеклу «дворников».
С каждой минутой в нем все больше нарастало беспокойство. Мысли Бо то и дело возвращались к Джордан и Спенсеру. Ему сейчас хотелось только одного: чтобы это чертово совещание оказалось наконец позади и он мог бы вернуться назад, к ним.
За все это время он остановился всего лишь раз, да и то только для того, чтобы заправиться. Прямо у стойки он торопливо сжевал черствый пирожок с черникой, запив его черным кофе, и двинулся дальше. И вот теперь пришлось остановиться снова – спасибо все тому же кофе.
Впереди неоновым глазом мигнула вывеска мини-маркета, и Бо, свернув с автострады, припарковал машину прямо под ней. Тут по крайней мере можно было рассчитывать получить вполне приличный кофе, а не ту бурду, которую ему всучили на автозаправке. Да и туалет здесь наверняка чистый.
Сунув ключи в карман, Бо с сомнением взглянул в окно, накинул на голову капюшон и только тогда решился выйти из машины. За то время, что он провел за рулем, погода еще ухудшилась – поначалу слегка моросивший дождь лил теперь как из ведра. Скорее всего надвигался один из тех штормов, которые нередки в этих местах. «Хорошо бы только он кончился еще до того, как я двинусь в обратный путь», – рассеянно подумал Бо, переступив порог ярко освещенного магазинчика.
Откинув на плечи капюшон, Бо пробрался через зал туда, где в самом конце его был туалет.
Намыливая руки, Бо поднял голову и рассеянно посмотрел на свое отражение в зеркале. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять – спать в эту ночь ему не пришлось. На подбородке красовалось несколько порезов – результат того, что брился он чуть ли не на ощупь, потому что глаза, как на грех, ни за что не желали открываться. Свалявшиеся под капюшоном волосы теперь торчали в разные стороны. «Да, вид еще тот», – угрюмо подумал Бо. А эти опухшие, налитые кровью глаза! Осталось только явиться в подобном виде на это чертово совещание – и дело в шляпе! Лэндри будет в восторге!
Вообще говоря, Бо рассчитывал сначала заехать к себе домой – переодеться и хоть немного привести себя в порядок. Бросив взгляд на часы, он возликовал – у него оставалось достаточно времени, чтобы принять душ и побриться. А если ему повезет еще раз и на обратную дорогу уйдет столько же времени, сколько на дорогу сюда, то он вернется в Оутер-Бэнкс задолго до полуночи.
Вернувшись в магазин, Бо поспешно взял себе у кассы стаканчик с горячим кофе. Он как раз собирался опустить туда еще один пакетик сахара, когда нечаянно услышал разговор двух водителей-дальнобойщиков, стоявших возле соседней кассы.
– Нет уж, фигушки, я отсюда двину прямиком в Норфолк, – проворчал один из них. – И буду крутить баранку, пока не доберусь до города. Радости мало оказаться в дороге, когда на побережье вот-вот обрушится ураган. А уж там я по крайней мере преспокойно буду дрыхнуть до самого утра.
– Угу, если найдешь где. Держу пари, сейчас на сто миль вокруг не найти ни одной свободной комнаты – особенно если начнут эвакуировать всех вплоть до самого Оутер-Бэнкса. Ты же слышал, как об этом говорили по радио?
– Эвакуировать Оутер-Бэнкс?! – перебил дальнобойщика Бо. Смысл сказанного только сейчас дошел до него, и он едва не лишился дара речи. – Простите, я невольно подслушал ваш разговор… что происходит? Неужели это все из-за ливня? Но мне казалось…
– Какой еще ливень, старина?! Да ты, никак, с луны свалился! Это ж тропический шторм «Агата»! Где это ты, интересно, пропадал последние двадцать четыре часа?!
Бо разом прирос к полу. В его памяти смутно забрезжило воспоминание… да, действительно, что-то такое было в воскресных газетах. Сообщения метеорологов, следивших за продвижением шторма вдоль побережья еще с того самого дня, как тот зародился в самой глубине Карибского моря… при этом говорилось, что он возник на этот раз довольно рано для периода штормов, началом которого было принято считать первое июня.
Он тогда только бегло просмотрел статью, не уделив ей большого внимания. А потом он и вовсе не заглядывал в газеты. Радио они тоже не слушали. Бо так старался уберечь Спенсера, так боялся, что мальчишка может случайно услышать в новостях упоминание о смерти родителей, что предложил Джордан вообще не включать приемник.
– О дьявольщина! Неужели шторм? Интересно, насколько все-таки это серьезно?
– Да нет, Гас, я слышал, что по силе ветра его решили отнести к разряду ураганов, – вступил в разговор второй водитель.
– Да ну?!
– Угу, точно. Слышал, Хилтон-Хед уже начали эвакуировать? Шторм движется прямехонько к берегу. Так что от греха подальше власти на всякий случай решили вывезти всех. Готов съесть свою шляпу, если эта подлюга не выкатится на берег возле самого Негс-Хеда!
Рука Бо дрогнула, и обжигающе горячая жидкость выплеснулась прямо ему на кожу. Он охнул от боли и разразился проклятиями.
– Эй, ты поосторожнее, парень. Не то еще, чего доброго, ошпаришься. – Один из дальнобойщиков участливо предложил Бо салфетку, но тот уже проталкивался поближе к кассе, забыв о боли.
Схватив со стойки газету, он швырнул на прилавок перед кассиром пару смятых долларовых бумажек и чуть ли не бегом ринулся к дверям.
– Эй, подождите, мистер! Куда же вы? Я ведь еще даже пробить не успел…
– Я тороплюсь, – бросил Бо через плечо.
– А сдача?!
– Оставьте ее себе, – рявкнул Бо и выскочил под дождь, где, уныло сгорбившись под дождем, поджидала его машина. Забравшись в салон, он зажег свет и принялся внимательно изучать заголовки. И точно – сообщение о надвигающемся урагане с нежным женским именем Агата красовалось прямо на первой полосе. У Бо предательски забурчало в животе.
Пробежав глазами едва ли половину статьи, Бо чертыхнулся и принялся шарить по сиденьям в поисках сотового телефона.
Дьявольщина! Куда он запропастился?!
Но хуже всего было то, что Бо забыл занести в телефонную память номер бунгало. И сейчас в растерянности хлопал глазами, вновь и вновь разражаясь проклятиями.
С гулко колотящимся сердцем Б о набрал наконец номер офиса. «Только бы Эд был там!» – взмолился он про себя.
– Бо! Куда ты подевался, черт тебя подери?! Ты что, радио не слушаешь?! Неужели ты не слышал об урагане…
– Знаю. Какого черта ты ничего не сказал мне о нем вчера вечером?!
– Да я сам только что узнал! Проклятие, Бо, я, между прочим, два дня головы не поднимал – все сидел над этим чертовым планом! Я бы и сегодня ничего не знал, если бы случайно не услышал сводку погоды, пока торчал в…
– Эд, подожди. Я хочу попросить тебя об одной вещи.
– Даже слышать ничего не хочу! Не вздумай сказать, что ты позвонил только для того, чтобы предупредить, что не приедешь! Погода ведь еще держится – во всяком случае, насколько мне известно, самолет Лэндри приземлился без особых проблем. Послушай, Бо, ты не можешь так поступить со мной. Лэндри будет здесь меньше чем через два часа.
– Хватит, Эд. Я уже еду! Сейчас я во Фредериксберге и выезжаю к тебе. Но сначала мне нужен номер телефона того домика, что я снял. Он у тебя есть?
– Да, кажется, где-то был. Вообще говоря, вчера я собирался…
– Послушай, Эд, кончай валять дурака, это чертовски срочно. Мне позарез нужен этот номер, слышишь? Отыщи его! И побыстрее, я жду!
– Ладно, дружище, сейчас. Не клади трубку.
Бо молча ждал, нетерпеливо ковыряя руль кончиком ручки. Его снедала тревога за Джордан.
Она наверняка и знать не знает о том, что на Оутер-Бэнкс надвигается ураган! Радио она не слушает. Об эвакуации ей никто не сообщал. К тому же и уехать ей не на чем – машины нет.
«Ей придется звонить кому-нибудь, чтобы вызвать помощь, – подумал он, – особенно если погода действительно станет такой, как предвещают прогнозы Национальной метеорологической службы». Конечно, он сделает все, чтобы вернуться назад вовремя, но если погода задержит его в дороге, то остается надеяться только на местную полицию. Наверняка они смогут добраться до бунгало и вывезти оттуда Джордан со Спенсером.
Но вдруг даже в такой ситуации Джордан не решится позвонить в полицию? Бо похолодел. «Нет, этого не может быть, – успокаивал он себя. – Она не может не понимать, что все это очень серьезно! Это ведь тоже вопрос жизни и смерти! А если кто-то в полиции и пронюхает, кто такой Спенсер на самом деле… Впрочем, у нас еще будет время подумать об этом».
Прошел, казалось, целый год, прежде чем Эд снова взял трубку.
– Ну, кажется, я его отыскал. Пиши номер, Бо. Он нацарапал его на полях газеты.
– Эй, Бо, послушай, не бросай трубку. Я только хотел…
– Мне нужно ехать, Эд. Поговорим, когда доберусь до города.
Бо торопливо бросил трубку, отлично зная, о чем Эд хочет его спросить.
«Послушай, какого дьявола тебе вдруг понадобился этот телефон, если в бунгало никого нет?! Ты ведь сказал, что собираешься провести несколько дней в полном одиночестве!»
Бо с такой поспешностью набрал продиктованный номер телефона, что ошибся.
Еще раз.
– Успокойся же! – пробормотал он, обращаясь к себе. – Возьми себя в руки.
Опять сбился!
На третий раз ему все же удалось правильно набрать номер. В трубке трещало. Кусая от нетерпения губы, Бо ждал. Наконец в трубке послышался долгий гудок.
Один…
Другой…
Третий…
Четвертый…
Пятый…
«Дьявольщина! Джордан, да где же ты наконец?!»
Бо ждал. Она должна быть там. Рано или поздно она ответит.
Если только…
Неужели что-то случилось?!
Неужели «пирату» удалось-таки добраться до них?
Бо со всей силы врезал кулаком по рулю, забыв о том, что рука и так уже опухла от ожога. Боль полыхнула с такой силой, что ему показалось – еще немного, и у него треснет череп. Но сейчас Бо был даже рад этому. Она была нужна ему, эта боль. Он чувствовал, что заслужил ее.
Он возвращается. Прямо сейчас. Он должен быть рядом с ней. Он обязан…
Бо сунул ключ в замок зажигания, и двигатель, взревев, пробудился к жизни. С ревом и визгом тормозов автомобиль пулей сорвался с места и вылетел с парковки перед магазином. Прищурившись, Бо пытался разглядеть выезд на автостраду, которая вела на юг. В серой пелене дождя он даже не сразу заметил микроавтобус, перегородивший ему дорогу.
Водитель микроавтобуса в панике принялся давить на сигнал, а затем с трудом увернулся в сторону.
Промчавшись мимо, Бо успел заметить за рулем побелевшее от испуга женское лицо. А на заднем сиденье – четыре детские головки.
Проклятие!
Еще мгновение – и его джип размазал бы миниатюрный автобус по обочине, превратив в кровавую кашу и эту женщину, и четверых ребятишек! Чьих-то жену и детей…
Проклятие!
«Держи же себя в руках, черт возьми! Успокойся! А то ведь так и до беды недалеко. Ты не можешь вот так развернуться и помчаться назад. Во всяком случае, пока ты в таком состоянии. Успокойся. Останови машину и подумай хорошенько, прежде чем куда-то ехать».
Все возможно.
Может быть, Джордан просто не услышала звонка. Может быть, она в душе.
Может быть, шторм вовсе не такой уж сильный, как пишут в газетах. И как болтали эти два олуха-дальнобойщика. Но даже если они не ошиблись…
С Джордан и Спенсером все будет в порядке. В конце концов, он наверняка успеет вернуться еще до того, как погода ухудшится. Он будет в бунгало еще сегодня вечером. Надо просто успокоиться и делать все последовательно.
Сбросив скорость до положенной, Бо аккуратно выехал на шоссе. И свернул налево – к северу.
Он поедет в Вашингтон. Выполнит все, что требует от него долг перед Эдом и перед их фирмой. То, чего хочет Лэндри. А по дороге постарается узнать все, что можно, об этом ненавистном урагане. И будь он проклят, если не вернется назад, в Северную Каролину, еще до темноты!
Все будет хорошо.
Все будет хорошо.
Бо твердил это как заклинание. Твердил всю дорогу до дома. Все будет хорошо.
Если бы только ему самому удалось в это поверить!
– Джордан! Нет, посмотри-ка вон на ту волну! Господи, да она еще больше, чем те, что мы видели до сих пор! – с такой пронзительной силой заверещал Спенсер, что перекрыл и шум дождя, и даже свист ветра.
Джордан молча кивнула, глядя, как чудовищной высоты волна, увенчанная верхушкой белой пены, с невероятной быстротой движется к берегу, увеличиваясь прямо на глазах.
– Ух ты! Вот это да! – восторженно взвизгнул Спенсер. Он стоял вплотную к Джордан, но грохот волн, оглушительный вой ветра и шум дождя, слившись воедино, с такой силой давили на барабанные перепонки, что они оба почти оглохли. К тому же на головах у обоих были капюшоны.
Тесно прижавшись друг к другу, Джордан со Спенсером примостились на его утесе. Поверхность камня оказалась на удивление плоской и ровной, и Джордан со Спенсером, держась за руки, вскарабкались на нее. Подниматься было довольно скользко, но они старались быть осторожными. Отсюда открывался совершенно потрясающий вид на разъяренный океан у их ног.
– Да, это действительно незабываемо! – крикнула она в ответ, ошеломленно следя, как еще одна гигантская волна хищно вздыбилась вверх, словно рассчитывая дотянуться до неба.
– Спасибо, что позволила мне выйти из дома.
Эти слова прозвучали для Джордан неожиданно. Невольно тронутая, она бросила взгляд на Спенсера. Он смущенно отвел глаза.
– Не за что.
Пожав плечами, Спенсер снова уставился на океан.
Впрочем, если говорить начистоту, Джордан рвалась из дома ничуть не меньше самого Спенсера. В доме она чувствовала себя загнанным зверем – стены будто сжимались вокруг нее, она задыхалась, как в ловушке. А здесь, на берегу, где вокруг не было ни души, Джордан стало как будто легче дышать.
Из окон верхнего этажа они не видели ничего, кроме пенящихся волн, вздымавшихся к самому небу и с глухим ревом разбивавшихся о скалы.
А здесь, на берегу, соленый ветер бил им в лицо, а не прекращавшийся ни на минуту дождь легкой дымкой висел в воздухе, оставляя на губах терпкий привкус. Разгул стихии поражал своей дикой красотой, и страха она не чувствовала. Во всяком случае, перед штормом.
Сейчас бояться нужно было не его.
– Побудем тут еще немного? – прокричал Спенсер ей в ухо.
Джордан кивнула.
Ей и самой до смерти не хотелось возвращаться в дом. По крайней мере до приезда Бо.
И, словно прочитав ее мысли, Спенсер спросил:
– А когда Бо обещал вернуться домой?
То, что он назвал это место домом, заставило сердце Джордан тоскливо сжаться. Это место не было их домом. Ни для Спенсера… ни для них с Бо.
Ее городской дом в Джорджтауне тоже не стал для малыша родным домом.
Единственное место, которое могло считаться для Спенсера домом, был особняк его родителей в Филадельфии – а он теперь стоял пустой, и гулкая тишина, воцарившаяся в нем, свидетельствовала о том, что хозяева уже никогда не вернутся назад.
Этим утром Спенсер несколько раз спрашивал о матери. Спрашивал, когда она вернется.
Но, как ни странно, вначале он вспомнил не о ней, а о Бо.
Лицо малыша сразу же погрустнело, стоило только Джордан напомнить ему, что Бо уехал в Вашингтон, потому что у него там важная встреча. А вот когда Джордан, предупреждая его следующий вопрос, сама сказала, что Фиби так и не позвонила, в лице Спенсера даже ничто не дрогнуло.
«Долго ли еще удастся скрывать от него то, что его родителей уже нет в живых?» – вздохнула про себя Джордан.
При одном только воспоминании о минувшей ночи и о том наслаждении, которое она нашла в объятиях Бо, ее снова охватило чувство неясной вины.
Как они могли настолько забыться? Как вообще могли думать о чем-то еще, кроме безопасности Спенсера? Как могли позволить себе дать выход плотским страстям, удовлетворить собственную потребность в любви и нежности, когда несчастный малыш лишился всего на свете? И в первую очередь – любви и нежности!
Этого бы никогда не произошло, если бы Бо не рассказал ей о гибели своей семьи. О том, что и он тоже потерял все, что составляло смысл его жизни.
И она попалась. Услышав об этой трагедии, она забыла обо всем, желая только одного – облегчить терзавшую его боль.
«Нет, Джордан, не надо лукавить. Тобой двигали вовсе не столь благородные и чистые намерения».
Ну… может быть, вначале так оно и было. Но потом, когда глаза их встретились, когда она поняла, что сейчас он поцелует ее, Джордан сразу забыла обо всем. Жаркое желание волной захлестнуло ее, унеся все остальные мысли.
Она не должна позволить, чтобы это повторилось. Она обязана думать только о Спенсере. О том, что будет лучше для него.
– Ух ты! Вот это да! Джордан, ты только посмотри! Вздрогнув, она бросила взгляд в ту сторону, куда указывал Спенсер.
Там, у самого горизонта, где по контрасту со зловеще почерневшим небом океан казался почти прозрачно-зеленым, происходило что-то страшное. Свистнув по-разбойничьи, ветер швырнул в лицо Джордан прядь мокрых волос, но она даже не заметила этого, со страхом и тревогой всматриваясь, как там одна за другой с каждой минутой все выше вздымаются к небу чудовищно огромные валы волн.
Она вдруг вспомнила, как еще несколько минут назад уверяла себя, что шторм – это не то, чего следует бояться.
Теперь она была не так уж уверена в этом.
Теперь ей хотелось только одного – отыскать хоть что-то, чего бы можно было не бояться!
«Возвращайся, Бо! Возвращайся поскорее!» – мысленно взмолилась она, зябко обхватив себя руками и подняв лицо к потемневшему небу.


До своей городской квартиры Бо добрался в рекордно короткий срок. Он промок до костей, замерз как собака и мечтал только о том, чтобы переодеться в сухое и хоть чуть-чуть согреться. Однако он не позволил себе простоять под душем ни одной лишней минуты. И только уже в спальне, бросив взгляд на часы, сообразил, что у него еще есть в запасе немного времени.
Он снова набрал номер телефона бунгало. В течение того часа, что у него оставался, он пытался дозвониться туда чуть ли не каждые пять минут. Но все было напрасно. В трубке каждый раз раздавались долгие гудки, и Бо наконец сдался.
Отшвырнув в сторону телефон, он потянулся за пультом и включил телевизор. На том канале, где он рассчитывал послушать прогноз погоды, шла реклама, поэтому Бо, нетерпеливо щелкнув пультом, переключился на новости, надеясь, что уж тут наверняка скажут хоть что-нибудь об урагане, неумолимо двигавшемся к берегам Северной Каролины.
Так и оказалось – на экране возникло взволнованное лицо комментатора, а подпись внизу свидетельствовала о том, что съемки ведутся на Миртл-Бич, в Южной Каролине.
Не отрывая глаз от экрана, Бо принялся одеваться.
Ураган «Агата» со скоростью курьерского поезда несся к берегу. Предполагалось, что ближе к рассвету он с чудовищной силой обрушится на побережье где-то в районе Негс-Хеда в Северной Каролине. Ярость и мощь урагана зависели от нескольких факторов, о которых пока что ничего не говорилось. Однако было сказано, что большая часть населения побережья Южной Каролины к этому часу уже покинула свои дома.
Скорее всего если что-то и сообщалось об Оутер-Бэнксе, то Бо уже опоздал, но он догадывался, что и в тех местах власти делают все возможное, чтобы вывезти людей подальше от берега. Наверняка телевидение и радио будут сообщать об этом в каждой сводке новостей.
Убедившись, что комментатор перешел к другим новостям, Бо выключил звук и снова кинулся к телефону.
На удачу он уже не надеялся. Но на этот раз, к его величайшему удивлению, Джордан схватила трубку уже после третьего звонка.
– Где ты была? – буркнул он, чувствуя, как в груди волной разливается облегчение.
– На берегу, – сообщила Джордан задыхаясь, словно бежала к телефону. – Мы только-только вошли. Ты бы видел эти волны, Бо! Спенсеру хотелось…
– Джордан, к берегу движется ураган! – перебил он ее, по-прежнему не отрывая глаз от экрана телевизора, где сейчас маячила какая-то таблица, показывавшая сравнительные рейтинги популярных телепередач. – Думаю, до того времени, когда я вернусь, вам ничто не грозит. Но потом нам придется убираться оттуда. И поскорее.
В трубке повисла тишина.
– Ураган? – после паузы чуть слышно прошептала Джордан. – О Боже! Я и понятия не имела… Ничего удивительного…
– Джордан, сейчас по телевизору сообщили, что власти пока советуют желающим покинуть Оутер-Бэнкс. Но возможно, скоро речь пойдет об обязательной эвакуации населения. Если это случится, нам придется уехать. А может, лучше уехать оттуда в любом случае.
– Но… куда же нам ехать?
– Может, в город? – с сомнением в голосе пробормотал Бо. – Черт, пока не знаю. Не можем же мы все время убегать! Как ты думаешь? Скажи, ты этого хочешь? По-твоему, так будет лучше для Спенсера?
– Все, что я знаю, это то, что я дала слово, – пробормотала она так тихо, что он едва разобрал ее слова. Возможно, потому, что Спенсер был с ней рядом. – И сдержу его, чего бы мне это ни стоило. Слышишь, Бо?
– Я понимаю. – Он рассеянно покосился на экран телевизора, где показывали залитую солнцем Калифорнию и очередная голливудская звезда, сияя белозубой улыбкой, что-то вещала в услужливо подставленный микрофон.
Джордан молчала.
– Послушай, – пробормотал Бо, посмотрев на часы, – я сейчас еду на это чертово совещание. И не позднее чем через два часа уйду, даже если для этого придется послать Лэндри ко всем чертям. Я вернусь, как только смогу, слышишь, Джордан? Очень скоро я буду с вами – с тобой и Спенсером. И тогда решим, что делать. Не волнуйся. Что бы ни случилось, ни один волосок не упадет с его головы – я тебе обещаю.
– Спасибо, Бо.
– Не отходи от телефона. И ради всего святого, оставайтесь оба в доме! Ветер с каждым часом усиливается, и это, сдается мне, еще только начало.
– С нами будет все в порядке. Не волнуйся. И возвращайся поскорее.
– Непременно. Жди.
– Ладно.
Он услышал слабый щелчок, когда она повесила трубку. Повернувшись к телевизору, Бо направил на него пульт, как вдруг что-то прямо за плечом комментатора привлекло его внимание.
Это была желтая ленточка, которой обычно пользуются полицейские, чтобы огородить место происшествия. За ней виднелись обведенные мелом два силуэта – мужской и женский. Подпись внизу экрана гласила: «Убийство в Филадельфии».
Бо тотчас включил звук и впился взглядом в экран. Камера чуть повернулась, и появился репортер – он стоял возле кирпичного особняка в георгианском стиле, скрывавшегося в густой зелени листвы на маленькой, тихой улочке.
– …относительно возможных подозреваемых полиция пока предпочитает хранить молчание. Однако из достоверных источников нам стало известно, что между убийством Рено Эверилла и делом его высокопоставленного клиента, чьи интересы он в скором времени должен был защищать, скорее всего существует определенная связь.
Бо словно врос в землю. Сердце его больно колотилось о ребра.
– Обвиняемый Джеймс Шелтон, условно-досрочно освобожденный из тюрьмы, где он отбывал наказание за педофилию, в скором времени должен предстать перед судом по обвинению в еще более страшном деянии. Его подозревают в убийстве. Полиция предполагает, что именно он задушил нескольких девушек в округах Филадельфия и Нью-Джерси – в том числе и Лайзу Гизонни, дочь печально знаменитого Джозефа Гизонни по кличке Лось, наемного убийцы, входившего в хорошо известное гангстерское семейство Берамино. Шелтон, выбиравший свои жертвы, повинуясь случайному импульсу, уже сознался в том, что похитил, изнасиловал, а затем задушил несчастную девушку в вечер сочельника 2000 года. Все были уверены, что, когда дело дойдет до суда, он будет признан виновным – до того дня, когда Рено Эверилл стал его адвокатом. Напоминаем, что Рено Эверилл в последние годы успел приобрести шумную известность благодаря нескольким выигранным им громким процессам, как раз подобным этому.
Бо затаил дыхание. Присев на краешек дивана, он не сводил глаз с экрана, где лощеный адвокат с надменным выражением лица сопровождал своего клиента, уродливую рябую физиономию которого не могли облагородить ни суперэлегантная стрижка, ни новехонький, с иголочки, шикарный костюм.
– Теперь Шелтону, вполне возможно, будет вынесен оправдательный приговор. Но наши коллеги из Эн-би-си только что сообщили, что шестнадцатилетняя дочь Шелтона, которая живет в Нью-Йорке со своей матерью, бывшей супругой Шелтона, вот уже несколько дней как исчезла из дома.
На экране появилась фотография – молоденькая девушка с жидкими прямыми волосами и отсутствующим выражением лица.
– Несмотря на свой совсем еще юный возраст, дочка Шелтона уже успела завоевать репутацию закоренелой алкоголички и наркоманки. И хотя всем известно, что она и раньше имела обыкновение на день или два исчезать из дома, среди ее знакомых ходят упорные слухи о том, что теперешнее ее исчезновение особое. Поговаривают, что за ним стоит сам Джозеф Гизонни. Впрочем, его имя связывают и с недавним двойным убийством – адвоката Шелтона Рено Эверилла и его жены Фиби.
На экране снова замелькали кадры полицейской хроники – упакованные в черные мешки тела запихивают в машину, – и к горлу Бо подкатила тошнота.
– На ту ночь, когда были убиты супруги Эверилл, у Гизонни есть безупречное алиби, однако наш источник утверждает, что преступные связи Гизонни хорошо известны и он вполне мог заказать убийство знаменитого адвоката и его жены. После того как Эверилл согласился взять на себя защиту Шелтона, Гизонни не раз при свидетелях угрожал расправой адвокату и его семье.
Хорошо знакомое лицо заполнило собой весь экран, и Бо сдавленно ахнул. Снимок наверняка был сделан не больше месяца назад. На нем Спенсер выглядел в точности так же, как сейчас. Подставив лицо солнцу, малыш безмятежно улыбался. В руках у него была удочка. Похоже, его сфотографировали на яхте.
– Что же касается маленького Спенсера Эверилла, четырехлетнего сына Рено и Фиби, то полиция вначале пришла к выводу, что на момент убийства он находился на яхте и был убит вместе с родителями, а тело сброшено в воду. Однако тела мальчика пока не нашли. И теперь, когда в течение нескольких дней полицейским ныряльщикам так и не удалось ничего обнаружить, все чаще высказывается предположение, что мальчик не был убит. Вероятно, его похитили. Полиция просит каждого, кто видел Спенсера Эверилла, сообщить об этом по телефону.
Вместо улыбающегося личика Спенсера появился номер телефона и надпись: «Телефон доверия».
– Между тем расследование продолжается. Нам пока еще ничего не известно о мотивах этого двойного убийства. Есть ли подозреваемые? Не знаю, полиция продолжает хранить упорное молчание. А теперь передаю слово вам, Брайан.
На экране телевизора опять появилось лицо ведущего. Он перешел к следующему репортажу – о нападении акулы на серфингиста, которое только что произошло в Орегоне.
Бо быстро поднялся и выключил телевизор.
Рассовывая по карманам ключи и сотовый телефон, он мыслями то и дело возвращался к тому, что только что услышал. Все перемешалось у него в голове. Бо едва сознавал, что делает. Слепо потыкавшись из угла в угол, он наконец выбрался из квартиры.
Уже запирая дверь, он внезапно подумал, не взять ли зонтик. Но, поразмыслив немного, решил, что возвращаться не стоит.
«К черту двухсотдолларовый костюм! – зло выругался он про себя. – К черту, все к черту! И этого упрямого старого осла Лэндри с его дурацкими капризами тоже!» Бо не мог терять время на подобную чепуху!
Он чуть ли не галопом промчался по застланному ковром холлу туда, где за углом была кабина лифта. На мгновение ему в голову закралась шальная мысль – а не послать ли все это подальше? Может быть, наплевать на эту встречу, бросить все, сесть в машину да махнуть в Северную Каролину, пока не поздно?
Но ведь он уже в Вашингтоне!
Эд наверняка рассчитывает на него.
Он в долгу перед Эдом. Эд его друг. И он не просто дал ему работу – он дал ему шанс начать все снова и сделал это именно в тот момент, когда Бо особенно нуждался в помощи.
«Нет, так нельзя», – подумал он. Ладно, он пойдет на эту чертову встречу. Но будь он проклят, если останется там дольше, чем рассчитывает!
Слава Богу, что ему удалось послушать новости. Теперь он по крайней мере хотя бы представляет, с чем они столкнулись. Вернее, с чем им еще предстоит столкнуться.
Надо отдать должное телекомментатору – рассказывая о двойном убийстве, говоря о тех, кто скорее всего стоит за этим делом, он тщательно подбирал слова. В полиции, видимо, пока не решались официально связать убийство Эвериллов с деятельностью гангстерской шайки, однако намеки, которые были сделаны, не оставляли ни малейших сомнений.
Бо и раньше не раз доводилось слышать о гангстерском клане Берамино. О той власти, какой он обладал, об абсолютном презрении к законам. Тот, кто осмелился бы встать на пути этого клана, был обречен заранее.
О чем, интересно, думал Рено Эверилл, когда рискнул связаться с гангстерской шайкой?!
Спускаясь в лифте, Бо продолжал размышлять об этом. Хорошо, допустим, явиться в суд в качестве адвоката еще не значит связаться с гангстерами. Но ведь не мог же Рено не знать, кого защищает?! Шелтон ведь не какой-нибудь безобидный карманник, а серийный убийца! И даже не просто убийца, а тот, у кого не дрогнула рука придушить родную дочку одного из главарей гангстерского клана!
Если бы Гизонни задумал отомстить не только самому Шелтону, но и его адвокату, он наверняка бы сделал это именно так. Вначале расправился бы с дочерью Шелтона – поскольку добраться до самого Шелтона, пока тот был за решеткой, не под силу даже ему. А потом уже всей своей яростью обрушился бы на Рено Эверилла. И не только на Рено, но и на его семью.
Вот так-то.
Ну хорошо, а кто тогда этот таинственный «пират»?
Обычный наемный убийца, посланный Гизонни и семейством Берамино?
«Джордан и Спенсеру пока ничто не грозит. Там они в безопасности», – напомнил себе Бо. Выйдя из лифта, он прошел в дальний угол стоянки, где притулилась его машина.
Да уж, после того как фотографию Спенсера показали на всю страну, им придется на какое-то время затаиться. Нельзя позволить, чтобы малыша узнали, – а это значит, что теперь им надо избегать людных мест.
В каком-то смысле этот ураган сейчас им даже на руку. Обрушившись на Северную и Южную Каролину, он словно гигантской метлой вымел побережье, заставив перепуганных отдыхающих сбежать из Оутер-Бэнкса. Так что сейчас вокруг их бунгало скорее всего вообще нет ни единой живой души.
Надо бы позвонить Джордан и рассказать, что происходит.
Усевшись за руль, Бо выехал на запруженную машинами улицу, еще раз чертыхнулся, обнаружив, что угодил в самый час пик, и только потом включил радио, чтобы еще раз послушать новости. Убедившись, что влился в поток автомобилей, он сунул руку в карман за мобильником.
И только уже набирая номер, он вдруг сообразил, что совершил ошибку.
Огромную, непоправимую ошибку.
На экране мобильника зловеще мигала оранжевая надпись: «Батарейка разряжена».
Бо ошарашено смотрел на экран. Проклятие, он настолько не привык таскать с собой эту чертову штуку, тем более весь день напролет, что совсем забыл зарядить ее!
Больше того, он умудрился оставить зарядное устройство в Оутер-Бэнксе! Ему и в голову не пришло прихватить его с собой!
Закусив до боли губу, Бо не отрывал глаз от дороги. Ветровое стекло заливали потоки дождя.
«Может, оно и к лучшему», – успокаивал он себя. Сообщи он Джордан о том, что только что узнал, он бы лишь перепугал ее не на шутку и она совсем бы пала духом. «Нет уж, все это может подождать до моего возвращения», – решил Бо.
Страшно другое – теперь, когда в телефоне села батарейка, Джордан не удастся связаться с ним – даже в том случае, если ей вдруг срочно понадобится помощь.
Впрочем, чем он может сейчас ей помочь?
Знакомое острое чувство вины захлестнуло Бо. Какое-то смутное ощущение подсказывало, что надо бросить все и мчаться назад, к Джордан.
Бо был уже совсем рядом с их конторой – стоял перед светофором на Массачусетс-авеню и нетерпеливо ждал, когда на нем зажжется зеленый свет. Ожидание стало совсем нестерпимым. Чтобы как-то отвлечься, Бо снова принялся крутить ручку настройки радиоприемника. Наконец ему удалось отыскать канал, по которому передавали новости.
Светофор переключился. Теперь Бо оставалось проехать совсем немного – всего лишь один квартал, а там сразу поворот на стоянку возле их с Эдом офиса.
Бо нахмурился.
По радио объявили, что свежие новости об урагане «Агата» последуют в самом конце выпуска новостей.
Перед глазами Бо вдруг вспыхнуло видение: улыбающиеся лица Жанетт и Тайлера. Затем они словно растаяли в воздухе и на их месте появились другие – Джордан и Спенсер… Бо со стоном уронил голову на руки.
«Ты должен спасти их! На этот раз ты обязан это сделать! Это твой долг!»
Он вскинул голову и увидел, как светофор ободряюще подмигнул ему зеленым глазом.
Этого было достаточно, чтобы Бо решился. Не раздумывая больше ни секунды, он вжал в пол педаль газа и стремительно свернул за угол, пулей пролетел мимо здания офиса и помчался дальше – к съезду на шоссе, по которому можно было быстрее всего выбраться из города.
Почему Бо не позвонил?
Теряясь в догадках и не находя ответа на мучивший ее вопрос, Джордан как заведенная металась по комнате – от французского окна, смотревшего на океан, до такого же, выходившего на веранду, откуда была видна дорожка к бунгало.
Но сейчас смотреть было не на что – всюду, куда доставал взгляд, висела серая пелена дождя, так что если бы не рев волн, невозможно было даже догадаться, в какой стороне океан. Примерно такой же вид открывается из иллюминатора самолета, пока тот пробивается сквозь грозовые облака.
«Да, с той только разницей, что когда самолет, набрав высоту, оказывается над облаками, то в глаза тебе ударяет солнечный луч, а над головой виднеется ослепительно голубой купол неба», – уныло подумала Джордан. А сейчас на душе у нее было тоскливо – почему-то с самого утра ее не покидало чувство, что ей уже никогда не придется увидеть ни солнца, ни чистого синего неба.
Да Бог с ним, с солнцем! Сейчас она куда больше обрадовалась бы, увидев подъезжающую к дому знакомую машину, а в ней – Бо!
Даже телефонный звонок был бы для нее все равно что луч света или проблеск голубого неба между серыми, зловещими тучами. Все, что угодно, лишь бы снова услышать его голос.
Она украдкой бросила взгляд на Спенсера: лежа на полу посреди комнаты, малыш сосредоточенно катал миниатюрную металлическую машинку, уговаривая ее поднатужиться немного и одолеть какой-то нелегкий подъем. Спенсер увлекся настолько, что ни на что не обращал внимания. Надувая щеки, он оглушительно рычал, точно перегревшийся мотор, потом из груди его вырвался пронзительный звук, который, по мысли Джордан, должен был означать скрежет покрышек. Или, может быть, скрип тормозов.
Впрочем, сейчас он как будто немного притих. А вот пару минут назад он, увлекшись, поднял такой шум, что Джордан уже не слышала не только собственного голоса, но и собственных мыслей. Правда, так продолжалось недолго – до той самой минуты, когда Джордан, немного осмелев после того, как почувствовала, что между ними на берегу вдруг установилась некоторая близость, решилась пойти дальше. Присев на корточки рядом со Спенсером, она с улыбкой спросила:
– Можно мне поиграть с тобой?
И тут же убедилась, что совершила ошибку.
– Нет! – окрысился Спенсер.
К несчастью, у нее не сразу хватило ума сообразить, что в ее обществе не нуждаются. И она рискнула сделать еще одну попытку:
– Но мне так хочется поиграть с тобой, Спенсер! Похоже, это весело! Смотри, если хочешь, я могу далее изобразить полицейскую машину. Послушай, как я умею гудеть!
Но ее самоуверенная попытка изобразить полицейскую сирену позорно провалилась – вместо оглушительного воя у Джордан получилось что-то вроде поросячьего визга.
«Господи, – в отчаянии подумала она, – что же делать? Ведь можно с ума сойти, оставаясь здесь с малышом до позднего вечера!»
Поскорее бы вернулся Бо!
Но почему же он не позвонил?! Можно было только надеяться, что с ним ничего не случилось.
Пару минут назад она пыталась дозвониться на его сотовый, но вместо Бо каждый раз голос оператора вежливо повторял, что абонент находится вне зоны досягаемости. Чертыхнувшись, Джордан решила, что Бо, вероятно, сейчас где-то в таком месте, куда не проходит сигнал.
«Будем надеяться, что он все-таки позвонит», – подумала Джордан.
В конце концов, есть же на дороге телефонные будки! Не утерпев, Джордан решилась позвонить еще раз.
– Что ты делаешь? – осведомился Спенсер, заметив, что она снова взялась за телефон.
– Хочу проверить, может, на этот раз удастся поймать Бо.
– А если ты его поймаешь, можно будет мне тоже с ним поговорить?
– Конечно.
Джордан нахмурилась. Палец ее застыл в воздухе, так и не коснувшись цифр.
В трубке, которую она судорожно прижимала к уху, стояла мертвая тишина. Гудков не было.
Джордан беззвучно выругалась. Она бы с удовольствием отвела душу, однако рядом был Спенсер. Напряженно выпрямившись, он впился взглядом в ее лицо, стараясь угадать, что происходит.
– Что случилось? – не утерпел он наконец.
Джордан попыталась беспечно улыбнуться, но улыбка вышла кривой.
– Ничего, – пробормотала она дрожащими губами. – Абсолютно ничего. Все нормально.
Но это было не так.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ночные грезы - Тейлор Дженел



Интересная книга, мне вообще романы этой поэтессы нравятся безумно! Читайте!
Ночные грезы - Тейлор ДженелНастя
27.12.2012, 11.22





КЛАСС!!! Очень интересный и увлекательный роман! Читаю 2-ю книгу этого автора, нравится очень.
Ночные грезы - Тейлор ДженелЛюдмила Кл.
16.02.2013, 9.45





неплохо
Ночные грезы - Тейлор ДженелМарго
16.02.2013, 14.28





ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ!!! Красивый, захватывающий, интересный роман! 10/10
Ночные грезы - Тейлор ДженелЛисичка
7.04.2013, 6.34





Завязка ужасно глупая - ну кто будет так рисковать своей жизнью, как родители мальчика? А уж сам мальчик, как и героиня живуч до нереальности - в жизни так не бывает, хотя нервы роман щекочет: 7/10.
Ночные грезы - Тейлор Дженелязвочка
8.04.2013, 7.41





Понравилось! Интересный, захватывающий, динамичный, красивый роман! Прочитала с удовольствием!
Ночные грезы - Тейлор ДженелЛ-а
25.06.2013, 13.21





Отличный роман!!! Интересный и захватывающий сюжет, красивая любовь! Мне очень понравилось!
Ночные грезы - Тейлор ДженелЛюдмила
28.06.2013, 9.31





Пыталась прочесть, но не пошла книга. Нудно.
Ночные грезы - Тейлор ДженелОльга К
11.11.2013, 18.30





Хороший роман, читала с интересом!
Ночные грезы - Тейлор ДженелПросто читательница
27.08.2014, 9.55





Присоединяюсь к положительным комментариям, прочитала роман с удовольствием!
Ночные грезы - Тейлор ДженелЛюблю романы
26.12.2014, 15.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100