Читать онлайн Настанет день, автора - Тейлор Дженел, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Настанет день - Тейлор Дженел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 151)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Настанет день - Тейлор Дженел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Настанет день - Тейлор Дженел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тейлор Дженел

Настанет день

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

— Что? — переспросила Кэмми, недоуменно вытаращившись на него. — Вам известно, где он?
— Да, — кивнул Самуэль. — И уже довольно давно. Я только никому об этом не рассказывал, потому что рассчитывал уговорить тебя помочь мне.
Кэмми смотрела на него, не скрывая удивления.
— Я, наверно, чего-то не понимаю, — промолвила она. — Зачем вам понадобилась именно я?
— Тайлер отказывается меня видеть. — терпеливо пояснил Самуэль. — Я долго думал и решил, что лучше тебя никто с этим делом не справится.
— Значит, вы уже давно знаете, где он, — задумчиво промолвила Кэмми. — Но каким образом вам удалось напасть на его след?
— С помощью одного частного сыщика. — Самуэль махнул рукой. — Но это совершенно не важно. Главное — ты должна сама к нему поехать.
— Поразительно, — Кэмми недоуменно покачала головой. — Все, словно сговорившись, просят, чтобы я его разыскала, а вы, оказывается, все это время знали, где он скрывается!
— Я никому об этом не говорил, — повторил Самуэль. — Тайлер мне бы этого не простил.
— Но почему вы не обратились к нему сами? — требовательно спросила Кэмми.
— Я же сказал — Тайлер отказывается меня видеть, — сварливо ответил Самуэль.
— Но ведь то же самое наверняка и ко мне относится, — возразила Кэмми. — Может, он вообще никого видеть не хочет.
— Пора ему наконец позабыть прошлые обиды и вернуться, — сказал Самуэль. — Просто нужно, чтобы кто-нибудь, вроде тебя, сумел его уговорить, вот и все.
— Кто-нибудь, вроде меня! — Кэмми была уязвлена и обижена, сама не зная, почему.
— Что вы хотите этим сказать?
— Нанетта считает, что Тайлер питал к тебе чувства не только дружеские, но…
— Нанетта! — перебила его Кэмми. — Вы общались с Нанеттой?
— Да, все эти годы мы с ней не прерывали общения, — кивнул Самуэль. — Только не думай, что это от неё я узнал, где искать Тайлера. Она бы охотнее дала изжарить себя на медленном огне. Но, кстати говоря, я вовсе не уверен, что ей известен точный адрес Тайлера. Она ведь не открыла его тебе, не так ли?
— Нет, — признала Кэмми. Голова её шла кругом от услышанного. Она никак не могла решить, верить Самуэлю или нет. Ведь он вполне мог и блефовать, пытаясь хитростью разговорить её, вынудить проболтаться. Не удивительно, что Нанетта осторожничала. Самуэль Стовалл был хитер и коварен, как лис.
— Что ж, тогда она узнала его адрес от меня, — промолвил Самуэль. — Роль подходит Тайлеру идеально, словно специально под него написана. Он должен вернуться и сняться в этом фильме. Я так хочу.
«Мало ли, чего вы хотите», — подумала Кэмми, но вслух ничего говорить не стала. — Но меня он все равно не послушает, — с горечью произнес Самуэль. — Я не слишком надеюсь, что за эти годы он поумнел и образумился. Но тебя он послушает — это, как пить дать.
Внезапно Кэмми все это осточертело, и она, не выдержав, взорвалась.
— Нет, Самуэль, на меня не рассчитывайте! — воскликнула она. — Мне надоело быть игрушкой в чьих-то руках. Если он так уж вам нужен, отправляйтесь за ним сами!
— Это не так просто, Камилла. — Уголки его рта поникли. Самуэль Стовалл не привык, чтобы ему отказывали. — Он живет в Канаде. В городке Бейроке, это провинция Британская Колумбия. По словам моих людей, городишко такой маленький, что разминуться в нем просто невозможно.
Не дождавшись от Кэмми ответа, он продолжил:
— Ты должна туда поехать. — Он вытащил из кармана визитку и протянул ей. — Вот карточка моего агента по путешествиям. Он снабдит тебя билетом до Ванкувера, а оттуда ты уже доберешься сама. Все расходы, разумеется — за мой счет.
Кэмми молча уставилась на визитку с золотым тиснением. Она даже не заметила, как взяла её, и теперь смотрела на карточку невидящим взглядом.
Господи, зачем она позволила втянуть себя в эту игру? Кэмми бранила себя последними словами. Нет, безрассудство её погубит…
— Нет, — вяло попыталась отказаться она и даже протянула Самуэлю визитку, но тот решительно вернул её. И Кэмми снова не выдержала. — Я не прикоснусь к вашим деньгам, даже если буду умирать от жажды! — вскричала она. — И не надейтесь, что я буду таскать для вас каштаны из огня. Если Тай вам и правда позарез нужен, отправляйтесь за ним сами!
— Ты совершаешь ошибку, Камилла, — процедил Самуэль, почти не разжимая губ.
— Ну и пусть!
Самуэль шагнул было к двери, но остановился. По всему чувствовалось, насколько он взбешен.
— Ты все равно к нему поедешь, — убежденно сказал он. — И не только потому, что это нужно мне, а потому, что ты сама этого хочешь. К тому же тебе вообще терять нечего.
Кэмми так и подмывало влепить ему пощечину или, хотя бы, обозвать самыми обидными и хлесткими словами, однако в глубине души она понимала, что бывший отчим прав. Неужто она и в самом деле настолько не в состоянии скрывать свои чувства, что это бросается в глаза?
— Только не забудь захватить с собой сценарий, — бросил на прощание Самуэль, за мгновение до того, как Кэмми захлопнула за ним дверь.
* * *
Оррен Вессон дожевывал сандвич с индейкой, когда на стоянку перед домом женщины, за которой он следил, подкатило желтое такси. Из него вылез внушительных размеров таксист, который, прежде, чем войти в парадное, сверился с адресной книжкой. Задумчиво двигая челюстями, Оррен предположил, что его жертва наконец решилась предпринять путешествие, которое столь давно от неё ожидали. Почему он до сих пор продолжал следить за этой женщиной, сам Оррен уразуметь не мог, однако клиент его жестко стоял на своем. Он хотел во что бы то ни стало знать, поедет ли Камилла в Британскую Колумбию. Более того, он требовал, чтобы Оррен последовал за ней туда. Оррен не возражал. Все-таки это было куда проще и приятнее, чем следить за любвеобильными, ищущими острых ощущений мужьями или скучающими от одиночества и недостатка внимания женами, встречающимися со своими любовниками в обеденные часы или во время тщательно спланированных командировок.
Проглотив последний кусок сандвича, Оррен терпеливо ждал. Не прошло и минуты, как из парадного вышла Кэмми, сопровождаемая по пятам таксистом, который нес её черную дорожную сумку.
Дождавшись, пока такси отъехало от дома и свернуло направо, Оррен запустил двигатель и, быстро нагнав такси, пристроился сзади.
Несколько раз он замечал, как Кэмми оборачивалась, и это лишь подтвердило его догадку. Да, Кэмми едет к Тайлеру Стоваллу и не хочет, чтобы кто-то об этом знал! Ну и прекрасно. На некоторое время Оррен сам станет единоличным владельцем этих сведений. Его клиент предоставил ему необъятные полномочия.
Оррен даже не боялся упустить свою жертву. Он знал, куда она направляется, и всегда мог снова перехватить её в следующей точке пути.
Отмахивая милю за милей на арендованном «бьюике» от Сиэтла в сторону канадской границы, Кэмми кипела как чайник. Она злилась на себя, кляла судьбу, но больше всего проклинала Самуэля Стовалла. Она наотрез отказалась следовать его плану. Предпочла даже не лететь в Ванкувер, откуда до Бейрока было добраться совсем просто. Вместо этого она выбрала куда более длинный путь от Сиэтла.
«Ну и дура», — в тысячный раз обзывала она себя, в припадке ярости нажимая на газ. Однако в следующий миг снимала ногу с педали. Какой смысл лишний раз нарываться на штраф в угоду своим необузданным эмоциям?
Но больше всего беспокоило Кэмми не это, а глубина и сила подлинных чувств, которые она питала к Таю.
Она в тысячный раз посмотрела в зеркальце заднего вида, но, как всегда, ничего подозрительного не заметила. По мере того, как она отдалялась от Сиэтла, поток машин заметно поредел.
Три дня она ломала голову над словами Самуэля Стовалла. Сколько в них было правды? Могла ли она доверять ему? Ее так и подмывало позвонить Нанетте и посоветоваться с ней, но она боялась, что Нанетта может тут же перезвонить сыну и предупредить его.
А этого Кэмми допустить не могла. Она не хотела, чтобы Тай знал о её приезде, но и затягивать с принятием решения не могла.
И вот теперь она гнала по автостраде по направлению к канадской границе. Намереваясь сделать именно то, что ещё совсем недавно клялась не делать ни за что на свете. Но, то ли уступая неведомому капризу, то ли просто из глупости, она не захватила с собой сценарий «Скалистого дна».
Обогнав грузовик, водитель которого, сверкнув белозубой улыбкой, приветливо кивнул ей, Кэмми, кивнув ему в ответ, смогла сосредоточить внимание на дороге. Но — не надолго.
Мысли её вновь унеслись к Таю. Как он её встретит? Как отнесется к тому, что она столь бесцеремонно вторгнется в его новую жизнь? Нарушит уединение! Оставленный в спальне её квартиры сценарий вовсе не означал, что мотивом этого поступка служило благородство. Ничего подобного! Возможно, это было и безрассудно, но Кэмми влекло в Бейрок одно лишь желание увидеть Тайлера. Побыть с ним наедине в обстановке, когда ничто бы им не помешало и не отвлекало. Вполне возможно, что Тайлер встретил бы её поприветливее, захвати она с собой этот сценарий, да и шансы самой Кэмми на успех в таком случае существенно возросли бы, однако она предпочла сохранить Тайлера только для себя.
Сгустились сумерки. Шоссе расцветилось разноцветными огнями. Кэмми с трудом представляла, сколько времени понадобится ей на то, чтобы добраться до Бейрока. Она запаслась дорожной картой, но до сих пор так и не удосужилась заглянуть в нее. Она решила, что должна сначала миновать канадский пограничный пост. Голова её и без того была забита.
На следующий день после встречи с Сэмом Кэмми поехала на студию, чтобы сняться в прощальной для своей героини сцене «Улицы цветущих вишен». Поначалу Кэмми показалось, что у неё ничего не вышло. Она произносила заученные фразы, словно сомнамбула, мысли её витали вдалеке от злополучной Донны Дженкинс. Однако, к её изумлению, никаких упреков и нареканий она не услышала. Режиссер её не понукал; понимая, что в течение целого месяца Кэмми не снималась, он предоставил ей достаточно времени, чтобы вжиться в свой образ. По большому счету, Кэмми даже повезло, что её героиня прощалась с жизнью. Донне Дженкинс и подобало вести себя, как в полусне; и именно это состояние Кэмми было передать как нельзя легко.
Да и сама финальная сцена продолжалась совсем недолго. Кэмми лишь считанные мгновения провела в каморке без окон, когда в вентиляционную решетку начал с шипением поступать невидимый газ.
— Угарный газ! — почти беззвучно прошептали губы героини Кэмми.
И это были последние слова Донны Дженкинс.
Поразительно, но Кэмми покидала студию в приподнятом настроении. Она чувствовала себя так, словно с её плеч свалился тяжкий груз. Да, роли она лишилась, но зато впереди её ожидал путь, полный загадок и приключений. И лежал он в Британскую Колумбию, в крохотный провинциальный городок Бейрок. К Тайлеру Стоваллу.
И тут же сердце Кэмми учащенно забилось. Оптимизм был её врагом. Господи, построила она замок на песке, а ведь, скорее всего встреча с Тайлером полностью обманет её ожидания; не только не обрадует, но причинит мучительную боль, ввергнет в пучину грызущей тоски и разочарования. Здравый смысл подсказывал, что все выйдет именно так, но девчачий азарт позволял сохранить надежду: нет, не выкинет Тайлер её на улицу после того, как она проделала такой долгий и сложный путь, чтобы до него добраться.
Эх, вот бы знать наперед…
Лишь Сюзанна могла хотя бы частично догадываться о том, что она замыслила. Перед самым отъездом Кэмми позвонила ей и сказала:
— Я на некоторое время исчезну. Не говори никому о том, где я. Ладно?
— О том, где ты? — недоуменно переспросила Сюзанна. — Но ведь я и сама этого не знаю.
— Не важно, — ответила Кэмми. — Главное, чтобы ни одной живой душе не было известно, где меня искать.
— Ты имеешь в виду Самуэля Стовалла? — догадалась Сюзанна. — Но как раз он наверняка догадается.
— Если он будет допытываться, скажи, что ничего не знаешь.
— По-твоему, он поверит мне? — фыркнула Сюзанна.
— Не знаю. Главное — ничего ему не говори.
— Буду нема как рыба! — клятвенно пообещала Сюзанна.
В глубине души Сюзанну восхитила решимость Кэмми, и она с нетерпением ожидала, чем закончится эта история. Конечно, она даже не подозревала, что Кэмми нарочно оставила сценарий дома. Ведь, несмотря на самые искренние и дружеские чувства, которые питала Сюзанна к Кэмми, в случае Тайлера Стовалла интересы подруг не вполне совпадали.
На границе Кэмми задали несколько дежурных вопросов, от чего, тем не менее, сердцебиение у неё усилилось, как будто её разыскивали по поводу какого-то серьезного преступления. Но уже в следующий миг ей разрешили проехать, и Кэмми успокоилась. Прокатив несколько миль к северу, Кэмми съехала с автострады на стоянку перед закусочной «Макдональдс», чтобы изучить карту. Бейрок лежал немного восточнее, в глубине мелкого залива, разделявшего американский и канадский берега.
Внезапно Кэмми обуял безотчетный страх. Она даже сама не понимала, что на неё нашло. Но её так и подмывало повернуть вспять и гнать до самого Сиэтла. А то и до Лос-Анджелеса. Как ни силилась она представить, во что может вылиться первая, после столь затянувшейся разлуки, встреча с Таем, ничего у неё не выходило.
А вот последнюю их встречу она до сих пор помнила в мельчайших подробностях. Уж слишком неизгладимый след остался в её душе после всего, что произошло в ту незабываемую ночь. Да и сопутствующие события были настолько трагичны, что до сих пор не стирались из памяти. Тяжкий недуг, поразивший Клэр. Быстро прогрессирующий рак поджелудочной железы. Клэр тщательно скрывала свой диагноз от дочери, и Кэмми искренне полагала, что виной недомогания матери служит размолвка с Самуэлем Стоваллом. Именно это, кстати, и послужило Кэмми подходящим, как ей казалось тогда, предлогом, чтобы появиться у дверей дома Тайлера.
Кэмми пришлось изрядно попотеть, чтобы преодолеть ворота его особняка, того самого владения, где Тайлер как-то раз бешено управляя газонокосилкой, загнал назойливых папарацци прямо в озеро. Но Кэмми удача в конце концов улыбнулась. Минут десять она без устали звонила и звонила, совершенно впустую, пока наконец, отчаявшись, не пнула ногой тяжелую кованую решетку, и тут же створки ворот, словно по волшебству, распахнулись.
Усевшись в свою машину, Кэмми объехала особняк по подъездной аллее, и остановилась у заднего крыльца, где стоял черный «лендровер» Тайлера.
Кэмми, собравшись с духом, вылезла из своей машины и устремилась к дверям. Позвонила. И вновь — никакого ответа. Любой нормальный человек на её месте сдался бы, посчитав, что Тая попросту нет дома. Любой, но не Кэмми. Зайдя так далеко, она уже не могла пойти на попятный. Нажав на дверную ручку, она убедилась, что и та, подобно воротам, не заперта.
— Тай! — окликнула она в звенящей тишине огромного дома. — Тай!
Постояв и прислушавшись, Кэмми услышала, что откуда-то сверху льется нежная музыка. Осмотревшись по сторонам, Кэмми только сейчас заметила, что находится в кухне. Выйдя из нее, она очутилась в просторном холле. Кэмми впервые переступила порог дома Тая, и, на первый взгляд, он показался ей прекрасным, хотя каким-то холодным и отчужденным. Ничто внутри не напоминало, что живет в особняке Тайлер Стовалл.
Из прихожей наверх вела застланная серой ковровой дорожкой лестница с балюстрадой. Кэмми с колотящимся сердцем стала подниматься по ней.
— Тай!
И вновь ответом ей было молчание. А точнее — тихая мелодичная музыка, доносившаяся из-за приоткрытой двустворчатой двери. Слушал ли её Тай? Или он в ванной? А, может, не один?
От страха душа Кэмми ушла в пятки. Тай убьет её за то, что она без спроса проникла в его дом. Набравшись смелости, она снова робко окликнула:
— Тай!
Внезапно из его комнаты послышался сдавленный крик. Или даже — болезненный стон. Не помня себя, Кэмми ринулась на крик и, ворвавшись в спальню Тая, остановилась, как вкопанная, у изножия его кровати.
Тайлер Стовалл, абсолютно голый, лежал на спине, раскинув ноги.
От неожиданности Кэмми с трудом удержалась, чтобы не захихикать. Растерянная и смущенная, она, не зная, куда прятать глаза, метнулась к стереосистеме и убавила звук.
В спальне сразу стало тихо, и в наступившем безмолвии в ноздри Кэмми вдруг шибанул запах, который она почему-то сразу не учуяла. Запах виски. Бурбона или скотча — этот Кэмми не разобрала.
А Тай, похоже, был в доску пьян.
Лишь несколько секунд спустя, он пробормотал заплетающимся языком:
— Што тут проишходит?
— Тай? — неловко пискнула Кэмми, стоя к нему спиной и опасаясь обернуться. Его внушительное мужское достоинство настолько четко запечатлелось в её мозгу, что мысли её путались, ибо ей трудно было заставить себя думать о чем-либо ином.
За спиной послышался шорох.
— Кэмми?
Тай снова застонал, и на этот раз Кэмми невольно обернулась. Тай уже перевернулся на живот, и его белые ягодицы резко контрастировали с загорелыми конечностями и торсом.
Кэмми не могла отвести от него глаз. Ей, правда, и прежде приходилось видеть Тая голым, но это было давно, когда они ещё жили под одной крышей, а сама она была несмышленой девчонкой-подростком, которая, как и её подружки, при виде обнаженного мужского тела, только визжала и хихикала.
Тай тогда не обращал внимания на её полудетские выходки, хотя иногда её поведение и забавляло его. Позднее, повзрослев и перестав вести себя, как одиннадцатилетняя школьница, Кэмми, как и Тай, постарались вести себя, как ни в чем не бывало, точно Тай никогда ей голым и не показывался.
Но сейчас, впервые увидев обнаженным уже совсем взрослого Тая, да ещё и столь очевидно опьяневшего, она попросту не могла заставить себя отвести глаза в сторону. Спина его была крепкая и мускулистая; Кэмми невольно залюбовалась, как переливаются под гладкой загорелой кожей тугие мышцы. Мощные ноги, густо поросшие черными волосами, тоже разожгли любопытство Кэмми. Затем взгляд её задержался на не загоревших ягодицах, но она усилием воли заставила себя не слишком долго на них пялиться.
И тут Кэмми, устыдившись своего поведения, почувствовала, что кровь бросилась ей в лицо.
«Господи, Кэмми, что ты вытворяешь?» — упрекнула она себя и снова отвернулась. Потом громко спросила:
— Как ты себя чувствуешь, Тай? Я услышала, как ты застонал, и поспешила тебе на помощь. — За спиной снова послышался непонятный шорох. — На этот раз Кэмми оборачиваться не стала. Закусив нижнюю губу, она уставилась в окно, на блестевшую в отдалении водную гладь. Озерко было небольшое, скорее походило на пруд, но Кэмми легко могла представить негодование и возмущение папарацци, которых рассвирепевший Тайлер искупал в нем.
«Молодчина, Тай!» — невольно подумала Кэмми.
В этот миг сзади послышались невнятные ругательства, а потом — неуверенные шаги.
— Што ты ждешь делаешь? — спросил Тай.
Кэмми украдкой покосилась на него. Тай стоял, пошатываясь, возле кровати и приглаживая одной рукой взъерошенную, влажную шевелюру. Если он и осознавал свою наготу, то прикрыться даже не пытался.
«Что ж, если он такой храбрый, то и я не стану от него отставать», — подумала Кэмми и, повернувшись к нему лицом, посмотрела прямо в глаза.
— Я пришла, чтобы тебя увидеть, — ответила она. — Но не ожидала увидеть тебя во всей красе.
Эти её слова, похоже, возымели на него действие.
Тай опустил голову, осмотрел себя, затем издал невнятный звук, который мог означать буквально все что угодно, и, пьяно пошатываясь, двинулся в ванную. Кэмми даже не успела сообразить, как ей вести себя дальше, когда Тай вернулся. Он успел облачиться в черный махровый халат, запахнуться и перепоясаться поясом.
Глядя на его мокрые волосы, которые то и дело лезли в глаза, Кэмми догадалась, что незадолго до её прихода Тай принял душ, после чего, даже не удосужившись толком вытереться, рухнул на кровать. Сейчас, когда Тай прикрыл столь смущающую её наготу, Кэмми наконец смогла взять себя в руки. Она даже представить не могла, сколько Тай выпил. И уж тем более не догадывалась — что его заставило так напиться. Как бы то ни было, Тай с трудом держался на ногах, и Кэмми стоило больших трудов подавить в себе желание помочь ему снова лечь в постель.
Тайлер откинул со лба влажные волосы, и отчего-то этот простой жест настолько подействовал на Кэмми, что она ощутила волнующее тепло внизу живота. Господи, и что с ней только творилось? Никогда прежде мужчины не привлекали её так, в физическом смысле. А ведь перед ней был Тайлер Стовалл, её сводный брат!
И тут же в голове мелькнуло: «Глупости! Он такой же брат тебе, как Самуэль Стовалл — отец!»
Внимательно уставившись на неё своими удивительными серыми глазами, Тайлер произнес, старательно выговаривая слова непослушным языком:
— Я тебя, кажется, не приглашал.
— Да, я знаю, — кивнула Кэмми. — Я сама вошла. Я хотела… Мне надо было непременно увидеть тебя.
— Вот как? — Тай попытался облокотиться на стену, которая была в нескольких шагов от него.
Кэмми машинально шагнула вперед, но, перехватив его гневный взгляд, замерла как вкопанная. Тай, пошатнувшись, чуть не упал, но все-таки сумел удержать равновесие и, приблизившись к стене, прислонился к ней спиной.
— Ворота не были заперты, — пояснила Кэмми.
— Вот как? — снова переспросил он, отчаянно пытаясь понять смысл происходящего.
— Да. Я толкнула их, и створки распахнулись.
— Черты бы побрал отцовского шофера! Ничего сам сделать не может.
— Но я заперла их за собой, — поспешно сказала Кэмми. — И проверила.
— Но почему ты сюда приехала? — Тай казался скорее озадаченным, нежели разгневанным.
— Если честно, то я хотела поговорить о твоем отце, — ответила Кэмми, скрещивая руки на груди. Почему-то ей было по-прежнему неловко смотреть на Тая, хотя он и был уже одет. Как ни старалась Кэмми, мысли о его обнаженном теле, столь прекрасном в своей мужественной наготе, упорно не шли из её головы.
— О чем именно? — требовательно спросил Тай, устало протирая глаза.
— Вообще-то это имеет дальше больше отношения к моей матери, чем к нему, — призналась Кэмми. — Ей очень плохо. Она совсем затосковала. И, хотя я по-прежнему считаю, что она поступила правильно, подав на развод, мне её безумно жаль. Даже не знаю, можно ли как-нибудь исправить положение?
— Исправить? — эхом откликнулся Тай. И горько усмехнулся. — Ты это серьезно говоришь?
Кэмми почувствовала, что краснеет. Ей было вовсе не до шуток.
— Твоему папе хорошо, — сказала она. — Он тут же женился на другой. — Перехватив странный взгляд Тая, она поспешно добавила: — Ты не подумай, мне до этого никакого дела нет, но я просто не знаю, как помочь маме. Хоть как-то облегчить её страдания. Я понимаю, что это невозможно, но вдруг Самуэль все-таки согласится помочь ей? Ведь когда-то он любил её, и я не могу поверить, чтобы он не желал ей добра.
— Ему на все наплевать, — вдруг выпалил Тай. Лицо его исказила болезненная гримаса. — На все и на всех! Кроме себя самого, конечно.
— Что ты хочешь этим сказать?
— То, что ты слышала! — гневно вскричал Тай. — Это же Самуэль Стовалл! Самовлюбленный подлец, которому самое место в геенне огненной!
Потрясенная этой неожиданной вспышкой, Кэмми не знала, что и ответить. Никогда ещё она не видела Тая настолько разгневанным.
— Но что случилось? — промолвила она наконец. — Что он натворил?
— Он губит все вокруг себя, — сказал Тай. И только тут Кэмми поняла, насколько он несчастен. Страдальчески поморщившись, Тай добавил. — Он уничтожает все, к чему прикасается.
— Тай, ты меня пугаешь, — пролепетала Кэмми. — О чем ты говоришь?
— Ни о чем, — отрезал он и, пошатнувшись, сел на край кровати. Затем попытался встать, но снова потерял равновесие и, бессильно застонав, упал на покрывало.
Кэмми не знала, что и делать. Кинуться ли к нему, попытаться хоть как-то помочь протрезветь, или уйти, оставить его в покое…
— Только не пытайся говорить, что я ошибаюсь, — пробормотал Тай. — Я знаю, что говорю. Господи, до чего жаль, что нельзя повернуть время вспять!
— Но что случилось? — с упавшим сердцем спросила Кэмми. На душе её скребли кошки.
Тай стиснул зубы. Опустив руку под кровать, он нащупал и бутылку виски. Кэмми едва не ахнула, увидев, что та была почти пуста.
— Тай, не нужно тебе больше пить! — взмолилась она.
— Черта с два! — процедил он и попытался приложиться к горлышку, но бутылка выскользнула из его ослабевших рук и покатилась на пол.
Кэмми машинально наклонилась, подобрала бутылку и поставила на стол. Она была совершенно растеряна и не знала, как быть дальше.
— Постарайся уснуть, — неуверенно предложила она. — Утром тебе станет лучше.
— Ну, конечно, — его смешок скорее походил на икоту. — Держи карман шире. Утром мне лучше уже не будет. Мне все осточертело, Кэмми. Все и вся.
Тай закрыл глаза и тяжело вздохнул. Губы его вновь болезненно скривились. Дышал он часто, шумно и неровно, словно борясь с сонливостью.
— Тебе лучше уйти, Кэмми, — сказал он наконец, не глядя махнув в её сторону рукой. Он даже не заметил, но по пути рука его натолкнулась на грудь Кэмми, небрежно погладив её. Тай устало уронил отяжелевшую голову на грудь, а Кэмми стояла ни жива, ни мертва, тщетно пытаясь унять предательскую дрожь в коленках.
— Может, я хоть как-то могу тебе помочь? — спросила она.
Глаза Тая были полуприкрыты. Не глядя, он вытянул вперед руку и, ухватив прядь шелковистых каштановых волос Кэмми, легонько потеребил их.
— Да, — прозвучал поразивший её ответ.
Судорожно сглотнув, Кэмми не сразу нашлась, что сказать. Она понимала, что совершает ошибку, оставаясь здесь, но не могла заставить себя уйти.
— Может, дать тебе что-нибудь? — спросила она.
— Дать мне что-нибудь? — переспросил Тай. — А разве похоже, что мне что-нибудь нужно?
— Может, тебе душ холодный принять? — предложила Кэмми. — Или могу сварить тебе кофе.
Тайлер ответил не сразу, и вдруг Кэмми, не веря своим глазам, заметила, что он уснул. Бедра его лишь наполовину находились на кровати и, казалось, он вот-вот упадет на пол. Чуть поколебавшись, Кэмми наклонилась к нему и громко зашептала на ухо:
— Тайлер? Тай? Ты сейчас сползешь с кровати. Проснись, не то на пол упадешь.
Но он лишь что-то пробормотал и повернул голову, так что лица их почти соприкоснулись. Кэмми, затаив дыхание, разглядывала его орлиный нос и длинные пушистые ресницы. Тай казался ей совершенно родным, но, с другой стороны, почти незнакомым и чужим. Сама не замечая, что делает, Кэмми протянула руку и легонько погладила его по щеке.
И вдруг его правая рука взмыла вверх и перехватила её запястье. Кэмми испуганно ахнула, и тут же глаза её испуганно расширились — Тайлер притягивал её к себе, ближе и ближе.
— Тай? — неуверенно спросила она.
— Иди ко мне! — прошептал он. — Господи, как ты благоухаешь!
— По-моему, ты что-то…
Но слова её потонули в поцелуе, в котором неожиданно слились их губы. В жадном, пылком и бесстыдном. Только в тот миг Кэмми впервые поняла смысл фразы «Я в нем растворилась без остатка».
Бесконечно долго, целую вечность — хотя на самом деле прошли считанные секунды — она была даже не в силах шевельнуться. И только потом подумала «Нет, ни за что!» Тай целиком пребывал во власти обуревавших его чувств; он явно был чем-то потрясен. Вдобавок он здорово напился. В любом случае он плохо соображал, что делает, а скорее всего вообще не отдавал отчета в своих поступках. А раз так, то и сама она будет последней идиоткой, если отдастся на волю течения и уступит собственным безумным желаниям.
Однако желания все же пересилили. Да и жаркие губы Тая разжигали её бушующую страсть. Все тело Кэмми горело и жаждало любви, и никакие увещевания не могли заставить её в эту минуту обуздать себя.
— Тай, — неуверенно пробормотала она. Он откинулся головой на подушку; губы призывно приоткрылись.
И Кэмми не устояла. Она пригнулась и, сперва робко, а затем с нарастающей страстью прильнула губами к его губам. Она понимала, что сама ступила бездну, что сейчас рухнет в пропасть, откуда уже никогда не выберется. Но, если в глубине её мозга и оставались неясные сомнения, то Тай мигом их развеял. Обеими руками обняв Кэмми за плечи, он порывисто прижал её к себе и впился в её губы жадным поцелуем. Почувствовав, как его язык проник в её рот, Кэмми прекратила и без того слабые попытки сопротивляться, прижавшись к нему. Их руки и ноги переплелись. Возможно, рассудок Тая и был помрачен слишком большим количеством выпитого виски, однако на его мужские инстинкты это ничуть не повлияло. В следующий миг, когда он очутился сверху, всем телом прижавшись к ней, Кэмми вдруг на долю секунды испугалась.
— Тай! — воззвала она, чувствуя, как колотится её сердце.
— Только… ничего не говори, — попросил он.
— Я только хотела тебе помочь.
Не успели слова эти сорваться с её губ, как Кэмми сама устыдилась столь явной лжи. Несмотря на кисловатый запах виски, долетавший с его губ, Кэмми они казались сладкими, да и в объятиях Тая она ощущала себя на седьмом небе. Чресла её распирало от греховного желания, но при этом Кэмми ясно отдавала себе отчет, что виной случившемуся она сама, ибо, в отличие от совершенно не контролировавшего себя Тая, она была трезва как стеклышко. И ей следовало сказать «нет». Жестко и бесповоротно. И сейчас ещё было не поздно остановить это безумной кипение страстей… И Кэмми уже хотела было сказать «нет», когда рука Тая, нащупав её грудь, принялась ласкать её сквозь тонкую ткань блузки. Сопротивляться этому, невероятно сладостному ощущению, сил у Кэмми не было.
— О, Тай! — прошептала она, снова пытаясь найти губами его губы.
Он всем телом прижал её к кровати, не давая шевельнуться, хотя у бедной Кэмми уже и в мыслях не было оказать ему хоть какое-то сопротивление. Приятные ощущения охватили все её тело, пьянили, кружили голову. Тай неловко расстегнул пуговички на её блузки и теперь нащупал застежку лифчика.
— Я хочу тебя, — услышала она его жаркий шепот.
— Да… да…
Она сама избавилась от мешавшей ей блузки, и тут же губы Тая прильнули к её соску и принялись целовать и ласкать его сквозь тонкое кружево чашечки лифчика. Невольно спина её выгнулась дугой навстречу его ласкам, а пальцы начали гладить его влажные волосы.
— Тай! — пролепетала Кэмми. Даже в самых смелых снах она не могла представить ничего подобного. Секс никогда её не интересовал. Более того, Кэмми даже искренне опасалась, что фригидна. Но теперь она поняла, насколько заблуждалась. Одно-единственное прикосновение Тая разожгло настоящий пожар в её чреслах.
Расстегнув застежку её лифчика, Тай снял его и, не церемонясь, отбросил прочь. Кэмми невольно подумала, что, в отличие от нее, Тай, судя по всему, на отсутствие опыта не жаловался. Впрочем, она была чересчур увлечена своими новыми ощущениями, чтобы задуматься об этом.
Пальцы Тая ласкали её соски, но его жадные губы уже спустились ниже. Они ласкали её пупок, пробираясь к заветному холмику, и Кэмми вдруг с трепетом осознала, что Тай как-то незаметно ухитрился расстегнуть «молнию» на её джинсах. Еще мгновение, и он стянул их с её бедер, а потом, сняв совсем, отбросил в сторону вслед за лифчиком. Теперь Кэмми оставалась лишь в тонких, почти прозрачных трусиках.
На миг она ощутила укол совести.
— Тай? — прошептала она.
— Не говори ничего! — услышала она в ответ.
В следующую секунду Тай избавился от халата, а затем стащил с Кэмми трусики, причем она сама ему старательно помогала. Она уже не просто пассивно подчинялась его желанием, но, напротив, старалась предвосхитить их сама. Ведь, как ни пыталась Кэмми уверить себя, что это вовсе не так, но она всем сердцем любила Тая, и не хотела больше ни на миг оттягивать священную минуту блаженства, которую ждала, быть может, целую вечность.
Потом, конечно, она будет мучиться угрызениями совести, ибо в конечном итоге именно от неё зависело, какое решение принять. Тая Кэмми винить ни в чем не могла; в любую секунду он бы, по её требованию, остановился.
Все эти мысли вихрем проносились в её разгоряченном мозгу, не задерживаясь ни на мгновение. Кэмми была полностью во власти своих ощущений. Оба они с Таем лежали сейчас, совершенно обнаженные, тесно прижавшись друг к другу, и Кэмми чувствовала, как горячая булава его твердого мужского естества тычется в тесное жерло её потайного грота. Кэмми дугой выгибалась ему навстречу, пытаясь любой ценой ускорить священный миг проникновения, разрыва столь ненавистной в эту минуту девственной плевы. И наконец, обеими руками обхватив Тая за крепкие упругие ягодицы, Кэмми сама с такой силой прижала его к себе, что последняя преграда уступила напору и — подалась. Одним биением сердца спустя Тай уже полностью вошел в нее, причем столь резко и усердно, что Кэмми едва не застонала от неожиданной боли. Она и представить не могла, что соитие, которого она с таким трепетом ожидала, окажется столь болезненным.
Крепко держа Тая за плечи, Кэмми стиснула зубы, чтобы не расплакаться. Однако Тай покрывал её лицо и шею такими нежными и пылкими поцелуями, что вскоре она с изумлением осознала, что тело её невольно подхватило равномерный ритм и даже начало отвечать на него. С радостным недоумением Кэмми включилась в бешеную скачку, в сводящий с ума экстаз первобытного танца.
Увы, все кончилось быстро, чересчур быстро. Кэмми только-только приспособилась к движениям Тая, когда тело его вдруг напряглось, с губ сорвался хриплый крик, а в лоно её волна за волной стали выплескиваться кипучие волны его страсти. Несколько секунд спустя Тай обессиленно распростерся на ней и затих.
Кэмми молча лежала, прислушиваясь к биениям своего сердца; или его сердца, поскольку сердца их бились сейчас в унисон. Зарывшись губами во влажные волосы Тая, она тихонько, почти беззвучно, прошептала: «Я люблю тебя». Ее душили слезы. Кэмми с горечью сознавала: позже, очнувшись, Тай позабудет обо всем, что между ними произошло.
Наконец, собравшись с силами, Кэмми выскользнула из-под него, и нагнулась, чтобы собрать разбросанную по полу одежду. На мгновение она оцепенела: чулки её лежали прямо на халате Тая — интимный контакт, так точно отражающий то, что происходило между ними всего несколько минут назад.
Обернувшись, она посмотрела на Тая с любовью и нежностью, но он лежал неподвижно, забывшись пьяным сном. Кэмми склонилась над спящим, легонько погладила его по щеке и с облегчением услышала, как он досадливо засопел во сне. Ничего, сколько бы виски Тай ни поглотил, большой беды не случится.
— Тай? — шепнула она.
— Гейл? — пьяно пробормотал он в ответ.
Гейл?
Кэмми хотелось кричать от обиды и горечи, однако усилием воли она обуздала проявление своих чувств. В конце концов, все это было всего лишь сном. Миражом. Очнувшись, Тай ни о чем и не вспомнит.
Дыхание его сделалось негромким и равномерным. Да, поутру он не вспомнит, что называл её Гейл.
Он вообще ничего не вспомнит.
И тут её захлестнула первая волна сожаления. Как она могла позволить ему такое? А, главное — себе! О чем она думала? Господи, да ведь, по большому счету, она сама ворвалась в его спальню и едва ли не силой заставила овладеть ею!
Вне себя от злости, Кэмми кинулась вон из спальни. Она с таким бешенством натянула трусики, что тонкая ткань лопнула сразу в двух местах, да и блузка тоже порвалась, когда Кэмми со страстью напялила её на себя.
Забравшись в свою машину, Кэмми громко всхлипывала; она готова была растерзать себя на куски за собственное безрассудство. Господи, что она натворила? Как ей теперь смотреть Таю в глаза? Она готова была провалиться сквозь землю от стыда.
«И все-таки, — подумала она, стиснув зубы, — те немногие минуты, что я провела с ним, я не променяла бы ни на что на свете.»
Возвратившись домой, она заперла дверь на все замки и задвижки, и всю ночь просидела, не смыкая глаз и мечтая о Тайлере Стовалле. Да, прочь сомнения, она любила его всем сердцем. В противном случае, она ни за что не отважилась бы на столь безумный шаг. И это Кэмми сознавала со всей ясностью.
Внезапно она вспомнила свою мать. Клэр всегда прикрывала глаза на измены Самуэля, потому что просто не в силах была смотреть в глаза горькой правде. И вот теперь, мало того, что Клэр была вынуждена расплачиваться за собственную слабость, так и сама Кэмми, похоже, только что совершила не менее роковую ошибку, вступив в интимную близость с сыном Самуэля! Так ли уж отличен был Тай в этом отношении от своего отца? Особенно в Голливуде, где, если верить расхожей шутке, «кратчайший путь наверх лежал через постели». Кэмми и сама видела, каким бешеным успехом пользовался Тай у женщин. Смела ли она, «младшая сестренка», надеяться хоть на какое-то проявление взаимности с его стороны?
Нет, конечно. А на меньшее Кэмми была никак не согласна.
Заплаканная и подавленная, она целый день не отходила от телефона, ожидая, что Тай позвонит, чтобы обсудить вчерашнее происшествие. Но звонка она так и не дождалась. С каждым часом её все больше охватывал гнев, пока наконец Кэмми не удалось взять себя в руки и успокоиться настолько, чтобы твердо уразуметь: во всем случившемся виновата только она сама, Камилла Пендлтон Стовалл.
И нечего даже пытаться переложить вину на Тая.
Вспомнит ли он хоть о том, что между ними случилось? — в тысячный раз спрашивала она себя. Какой-то уголок её мозга ещё вселял в неё надежду, пытаясь уверять, что все это только сон или плод её воображения, однако всякий раз Кэмми находила в себе мужество признаться: нет, это была явь. И ещё она мечтала, чтобы Тай вспомнил, что провел ночь с ней, чтобы позвонил и сказал, что тоже любит ее!
Но вместо всего этого Тай вдруг исчез. Просто бесследно сгинул, как будто его и не было. Самуэль Стовалл ни разу не навестил Клэр, и она медленно угасла. Кэмми познакомилась с Полом, и вскоре вышла за него замуж, хотя вовсе его не любила. Конечно, она пыталась уверить себя, что пол — именно тот мужчина. Который ей нужен, однако теперь, оглядываясь на прошлое, могла твердо сказать себе, что намеренно обманывала себя, чтобы поскорее забыть о Тае, о своей несчастной, безответной и безнадежной любви.
И вот теперь Кэмми, вновь охваченная какими-то безумными надеждами, была на пороге нового безрассудного поступка.
Господи, Кэмми, неужели жизнь так ничему тебя и не научила?
Закрыв глаза, она глубоко вздохнула, потом громко сказала: «А, будь что будет!» и развернула взятый напрокат «бьюик» носом на восток.
Крякнув от натуги, Тайлер опустил тяжеленную картонную коробку на деревянный пол, убежденный, что коробку подменили и вместо книг битком набили цементом. День выдался на редкость трудным. Он всегда ненавидел сборы, а эти выдались, как назло, сложными и трудоемкими. Нет, не хотел он уезжать, и был крайне огорчен из-за того, что его вынуждали это сделать.
А вдруг Брюс ошибается? — в очередной раз спросил он себя. Квартирные кражи давно перестали быть редкостью. Особенно в солнечной Калифорнии. Наверно, можно было бы и не беспокоиться по этому поводу.
Если бы хоть что-нибудь украли…
Тайлер обмотал коробку клейкой лентой и, выпрямившись, огляделся по сторонам. Как будто он ещё и не начинал! У камина выстроились восемь крупногабаритных коробок, частично закрывающих вид на залив, на полу были разбросаны обрывки упаковочной бумаги, обрезки бечевки и клейкой ленты.
Тайлер устало плюхнулся на диван, провел рукой по непослушным волосам, задумчиво поскреб подбородок под опостылевшей уже бородой и тяжело вздохнул. Ну до чего же ему не хотелось уезжать отсюда!
Подняв голову и посмотрев наверх, он уже подумал даже, не послать ли Брюсу электронное послание с просьбой подробнее рассказать о случившемся. Зная характер своего друга, Тай опасался, что тот склонен преувеличивать опасность.
Вдруг, повинуясь совершенно необъяснимому порыву, Тай снял телефонную трубку и набрал номер, едва ли не с детства запечатленный в памяти. Три звонка, потом:
— Алло! — хрипловатый мужской голос, до боли знакомый и немного нетерпеливый.
Голос Самуэля Стовалла. Десять лет Тай не разговаривал с отцом.
Он уже открыл было рот, чтобы заговорить, но в мозгу промелькнуло ужасное видение: окровавленное и изломанное женское тело с раскинутыми в стороны руками и раскрытыми, невидящими глазами.
Тай резко опустил трубку на рычажки и с гневным изумлением обнаружил, что его колотит дрожь. А ведь видение это явилось ему даже не из воспоминаний; эту картину иногда рисовало ему неуемное воображение, когда он думал о Гейл.
А ведь ты вспоминаешь про неё лишь тогда, когда думаешь о нем!
Тай соскочил на пол. К чертям все это! Что-то он совсем распустился. Нужно отвлечься. Причем сегодня же!
Женщина!
Набрав ещё один номер, на сей раз, заглянув в телефонную книжечку с трогательно пустыми страничками, он услышал приятный женский голос. Увы — автоответчик!
«Здравствуйте. Вы позвонили по телефону Мисси и Дженин. Не забудьте оставить номер своего телефона, и мы непременно перезвоним вам».
Тай положил трубку. В глубине души он почему-то был даже рад, что Мисси не оказалось дома. Ее голос, записанный на автоответчике, мигом охладил его желание побыть с женщиной; по меньшей мере, с этой женщиной. Ведь, по большому счету, для Тая она ровным счетом ничего не значила, и мимолетная их встреча с целью удовлетворения его насущной и отнюдь не духовной потребности сейчас, при таком его настроении, только осложнила бы все.
Мисси Грант. Миленькая и добрая простушка, помыслы и чаяния которой не шли дальше разгадывания кроссворда в «Спутнике телезрителя» и выбивании алиментов на ребенка из бывшего мужа. Долгое время её поражало и забавляло удивительное сходство Тая с «этим актером, который куда-то пропал. Сыном Сэма Стовалла. Помнишь его?» В первое время Тай даже избегал её, опасаясь, что рано или поздно Мисси раскусит его игру, однако в конце концов убедился, что опасаться ему нечего. Мисси никогда не поверила бы, что перед ней и в самом деле бывшая голливудская знаменитость.
А встречаться с ней Тай начал лишь из-за одиночества. Одно время он даже, остро нуждаясь в простом человеческом тепле и участии, искренне к ней привязался, однако затем полное отсутствие у Мисси каких-либо интересов и стремлений в жизни заставили его поостыть, и их отношения скатились на самый примитивный уровень, сведясь к самому обычному сексу.
Но даже подобные встречи стали в последний год совсем редкими.
Внезапное дребезжание телефона заставил его вздрогнуть. Опасаясь, что его предыдущий звонок каким-то образом засекли, Тай снял трубку с некоторым опасением.
— Алло?
— Джерри! — прогудел ему в ухо жизнерадостный бас. — Давай-ка, бери ноги в руки и кати в «Родео». Мы припасли твоего любимого пивка. И пошевеливайся, а то нам скучно.
Тай судорожно сглотнул. Джерри. Ему вдруг стало не по себе. За десять лет он настолько свыкся с вымышленным именем, что порой забывал свое собственное.
— Привет, Рыжий! — с трудом промолвил Тай; ему мешал комок в горле. — Боюсь, сегодня ничего не получится. «Ни сегодня, ни впредь», — с горечью подумал он.
— Да ладно тебе! — донеслось в ответ. — Я знаю, о чем ты думаешь, но с нами тебе бояться нечего. Мисси сегодня не работает — не её смена.
От того, что приятели знали о его связи с официанткой, Тай вдруг почувствовал себя совсем мерзко. Сбивчиво пробормотав какие-то отговорки, он поспешно положил трубку и выдернул телефонный шнур из розетки.
На душе у Тайлера скребли кошки. В эту минуту он возненавидел себя.
В голове его созрело опасное решение. К черту пиво и вино! Виски, вот в чем его спасение. Сегодня он должен напиться. До одури, до полной отключки.
Наполнив стакан чистым бурбоном, Тай решил, что сборы никуда не убегут. Один день погоды не сделает. Сегодня вечером он сбежит только от самого себя.
Господи, неужто она и вправду надеялась встретить Тайлера Стовалла прямо на улице? Мало того, что на пустынных улицах Бейрока не было ни души, так ещё и тьма стояла, хоть глаз выколи. Лишь окна двух ресторанчиков, расположившихся неподалеку, были освещены, а из одного заведения даже доносилась музыка.
Сидя за рулем «бьюика», Кэмми зябко поежилась. Несмотря на наступивший апрель, зима в этом канадском городке ещё не отступила. Кэмми открыла дверцу, чтобы вылезти, и в это мгновение мимо пронесся новенький седан — то ли «шевроле», то ли «бьюик».
Кэмми даже не стала к нему присматриваться. В прошлой жизни Тай разъезжал на черном «лендровере», и она не могла представить, чтобы он так легко расстался с прежними привычками.
Ссутулив плечи, как будто это могло защитить от холода, Кэмми поспешила к освещенному входу пансиона «Гусиный приют», над дверями которого красовалась вывеска «Добро пожаловать, друзья и незнакомцы!».
Пол устилали домотканые ковры ярких расцветок, на подоконниках и трехногих столиках были расставлены резные деревянные фигурки канадских гусей с красными ленточками на длинных шеях. Хотя и предназначенные для продажи. они придавали залу столь уютный и домашний вид, что Кэмми улыбнулась фигуркам, как старым знакомцам.
— Восемь долларов девяносто пять центов, — сказала женщина, сидевшая за столом, притулившимся под деревянной лестницей с резными перилами. — Канадских, конечно. Красивые, правда?
— Чудесные! — воскликнула Кэмми. Взяв ближайшего к ней гуся, она тут же полезла в сумочку за деньгами.
— Зимуют они у вас, в Штатах, — продолжила женщина. — Уже с ноября перелетают. А в апреле сюда возвращаются. — Она смерила Кэмми любопытным взглядом. — А вы к нам зачем пожаловали? Вам комната нужна или, может быть, поужинать желаете?
— Возможно, и то и другое, — ответила Кэмми, глядя на открытую сводчатую дверь, за которой виднелся обеденный зал. — Вообще-то я своего друга ищу, — добавила она, чуть замявшись. — Старого друга.
— А он один? — деловито осведомилась её собеседница. — Сегодня у нас только несколько пар побывало, а больше — никого.
— Я точно не знаю, — сказала Кэмми, отводя глаза. — Скорее всего, он один. Но я даже не уверена, передали ему, что я жду его здесь, или нет, — соврала она.
— А какой он из себя?
— М-мм, как вам сказать, — смешалась Кэмми. — Рост около шести футов. — Темные волосы. Серые глаза. Тридцать шесть лет. Мне трудно его описать, мы уже несколько лет не виделись.
— Он приезжий или живет здесь?
— Думаю, что он здесь живет, — промолвила Кэмми. — А, кстати, он очень похож на этого актера, — добавила она, сознавая, что ступает на тонкий лед. — На Тайлера Стовалла.
— Ах, так вы имеете в виду Джерри? — И женщина улыбнулась Кэмми как своей закадычной подруге.
— Да… Джерри, — неуверенно пробормотала Кэмми.
— Вообще-то он уже давно здесь не появлялся, — слова эти почему-то прозвучали немного виновато. — Давно уединенный образ жизни ведет.
Сердце Кэмми учащенно забилось. Давно забытые надежды вновь обуревали её душу.
— Да, общительностью он никогда не отличался, — согласилась она.
— Я вообще удивлена, что он друзьями обзавелся. Он, как бы точнее выразиться, словно из другого теста слеплен. — Она поспешила поправиться: — Это я в хорошем смысле, конечно. Да и улыбка у него такая обворожительная! Мисси Грант он совсем голову вскружил. Сами, наверно, знаете. — Сообразив, что, возможно, сболтнула лишнее, женщина метнула на Кэмми испытующий взгляд. — Извините. Может вы… тоже в него влюблены?
— Нет, нет, — поспешно заверила Кэмми. Дышать она уже стала ровнее. Новость на неё вылили не слишком приятную, но вполне ожидаемую.
— Ну и славно. Тем более что Джерри с Мисси уже почти не встречается. Она-то и рада бы, бедняжка, но к нему подступиться трудно бывает. Верно? — И она снова выжидательно уставилась на Кэмми, словно пытаясь по её виду определить, не слишком ли много разболтала.
— Да, — согласилась Кэмми. — А давно он уже здесь живет? В Бейроке.
— Да, очень давно. Лет десять, а то и больше — точно не помню. Но вы можете позвонить ему. Вдруг он и в самом деле забыл, что у вас тут свидание.
— Я… у меня нет его телефона, — призналась Кэмми. — а где он живет, вы знаете?
— Да совсем рядышком. Только, если хотите успеть поужинать, то возвращайтесь побыстрее. Кухня уже скоро закроется.
— Рядышком, говорите?
— Да, у него последний дом по этой улице, на самом берегу залива. С мансардой. И ворота есть, так что вы его не спутаете. Сразу за старой пивоварней.
Не в силах больше поддерживать разговор, Кэмми поблагодарила словоохотливую женщину и, с трудом стараясь не бежать, направилась к выходу. Конечно, полной уверенности, что Джерри и впрямь окажется Таем, у неё не было, однако совпадений оказалось слишком много.
Оставив машину перед входом в «Гусиный приют», она поплотнее запахнула полы куртки и зашагала в сторону дома «Джерри». Зубы её стучали от холода, а сердце колотилось в ожидании встречи.
Безумная авантюра. И сама она — чистейшей воды авантюристка.
Вскоре она подошла к железным, выкрашенным в белый цвет, воротам, за которыми в отдалении виднелся дом с мансардой. Окна были освещены, но, как ни старалась Кэмми, разглядеть, что делается внутри, ей не удавалось.
Наконец, решившись, она толкнула невысокие ворота, и створки распахнулись. Кэмми направилась по усыпанной гравием дорожке к дому. К двери был прибит изящный бронзовый молоточек, позеленевший от времени и непогоды.
Затаив дыхание, Кэмми постучала. Никто не ответил. Она постучала ещё раз, потом ещё и еще.
Тишина.
Огорченно вздохнув, Кэмми попытала счастья ещё разок. И, в очередной раз не услышав ответа, попробовала дверную ручку. К её изумлению, та подалась, и дверь медленно отворилась внутрь, точно невидимые хозяева приглашали её войти.
Dejа vu… В голове Кэмми возникло почти зримое ощущение уже виденного.
Робко шагнув вперед, Кэмми ступила на порог.
— Эй! — негромко окликнула она, поражаясь собственной храбрости. — Есть тут кто-нибудь?
Не могла же она войти без приглашения! А вдруг этот дом принадлежит кому-то другому, а женщина из пансиона «Гусиный приют» просто неверно её информировала? Вдруг она вторглась к какому-то незнакомцу?
Однако в доме, похоже, никого не было. Пройдя вперед и просунув голову в гостиную, Кэмми быстро огляделась по сторонам, не преминув отметить деревянные полы и поражающий воображение камин.
Что ж, загляну завтра, — сказала она себе, и уже повернулась было, чтобы уйти, когда взгляд её упал на ноги, вытянутые и раскинутые в стороны. На полу.
Кэмми ахнула и застыла, словно громом пораженная. Ноги эти, в джинсах и ботинках, возникли перед ней совершенно внезапно, когда она кинула взгляд в сторону дивана. Тот, кому они принадлежали, лежал на голом полу, скрытый от неё диваном. Кэмми стала на цыпочках красться к дивану, не зная, спит ли неведомый человек, или, может быть, нуждается в помощи.
И вновь deja vu, подумала она, когда её взору представилось тело лежащего на полу человека. Тай Стовалл вновь, как и в ту незабываемую ночь лежал, раскинув в стороны руки и ноги. Губы его были приоткрыты, и дышал он глубоко и ровно. Рядом, на столике, стояла откупоренная бутылка виски.
На сей раз, правда, Тай был полностью одет.
На мгновение глаза Кэмми задержались на его лице. Борода с едва пробивающейся проседью делала его почти неузнаваемым, но густые каштановые волосы нисколько не утратили прежней пышности и шелковистого блеска. Несмотря на все прошедшие годы, выглядел Тай не менее родным и притягательным, чем прежде, и на глаза Кэмми невольно навернулись слезы.
— Тай? — прошептала она. — Тай!
Он едва шевельнулся.
Господи, до чего удивительно и невероятно было видеть его снова! Кэмми не верила собственным глазам. Их разлука затянулась на столько лет, что Тай поневоле начал казаться ей не реальным человеком, а неким идеальным образом, созданным её женской фантазией.
И вот он здесь, лежит на полу, живой, во плоти. Почти в той же позе, в которой она оставила его десять лет назад после той фантастической ночи.
— Тайлер? — снова позвала она, уже громче, и склонилась над ним.
Длинные ресницы Тая дрогнули, серые глаза чуть приоткрылись. Он уставился на неё с явственным недоумением, не узнавая.
— Кэмми? — пробормотал он.
— Привет! — выдавила она, пытаясь улыбнуться.
— Кэмми? — повторил он, громче, тщетно пытаясь приподняться на локтях.
— Я… да… я…
— Уходи отсюда! — вдруг заорал Тай. — Убирайся вон, и оставь меня в покое! Я не хочу никого видеть — поняла? Ни тебя, ни кого-либо другого! Ясно тебе?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Настанет день - Тейлор Дженел



пришлось с работы сбежать, чтоб дочитать, читайте роман бесподобный
Настанет день - Тейлор Дженеларина
15.12.2011, 14.16





советую читать,захватывающий роман
Настанет день - Тейлор ДженелПоли
16.12.2011, 9.08





роман действительно бесподобный!Читала на одном дыхании!))
Настанет день - Тейлор ДженелИнесса
17.11.2012, 15.11





очень понравилось
Настанет день - Тейлор Дженелалина
11.01.2013, 2.46





это самый лучший роман который я читала !!!!!!!!!!!!!!!!!
Настанет день - Тейлор Дженелася
2.02.2013, 11.25





ЧИТАЛА СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ!!!! ПРЕКРАСНО НАПИСАНО, РЕАЛЬНО, КАК В ЖИЗНИ!!!! ЧИТАЙТЕ!!!
Настанет день - Тейлор ДженелВАЛЕНТИНА
2.03.2014, 13.07





Не могу разделить предыдущие восторги, читать можно,но роман на один раз...
Настанет день - Тейлор ДженелЮлия
21.10.2014, 18.37





Бредятина! Он не всем не уверенный слюнтяй, она постоянно что-то не договаривает! Короче еле дочитала! 2/10
Настанет день - Тейлор ДженелСветлана
30.12.2014, 23.34





Начиналось хорошо и интересно, а подконец автор все скомкала. 8/10
Настанет день - Тейлор Дженелanurra
15.07.2015, 8.21





Очень понравился.rnПрочитала взахлеб. rnКонечно, кое-где переводчики явно не доработали, но читается прекрасно
Настанет день - Тейлор Дженелинна
17.02.2016, 14.25





Не блеск, конечно, но неплохо. Один раз можно. Местами динамично, а местами скучно и примитивно. Но в целом идея не шаблонная, так что довольно интересно.
Настанет день - Тейлор Дженелгость
18.02.2016, 15.45





Самый обычный роман . Можно почитать , а можно и не читать . Ничего не приобретете и не потеряете .
Настанет день - Тейлор ДженелMarina
18.02.2016, 20.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100