Читать онлайн Настанет день, автора - Тейлор Дженел, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Настанет день - Тейлор Дженел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 151)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Настанет день - Тейлор Дженел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Настанет день - Тейлор Дженел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тейлор Дженел

Настанет день

Читать онлайн

Аннотация

Когда-то, много лет назад, Тайлер Стовалл подарил Кэмми Меррил одну-единственную ночь любви - и боль внезапного разрыва. Прошли годы, и они встретились вновь, прославленный актер и жаждущая успеха актриса. Однако сможет ли Кэмми простить Тайлера и поверить в возрождение давно, казалось бы, угасшей страсти? И удастся ли Тайлеру забыть темный кошмар своего прошлого и поверить в возможность нового счастья?


Следующая страница

Глава 1

«Будь фортуна женщиной, — подумала Кэмми Меррил, — я не влипла бы в такую историю. Я была бы сама себе хозяйкой, а мой бывший супруг не имел бы надо мной никакой власти. Напротив, я бы сама сделала его своим рабом. Нет, лучше вообще отослала бы его на другую планету…»
В действительности же Пол Меррил стоял сейчас перед ней, скрестив лодыжки и небрежно опираясь о край своего письменного стола. Его безмятежная поза предназначалась для Кэмми; должна была вдохнуть в неё уверенность. Однако Кэмми прекрасно понимала, что с бывшим супругом ей следует держать ухо востро. За четыре года совместной жизни она достаточно его изучила, чтобы понять: сегодняшнее приглашение не предвещало ничего хорошего.
— Садись, Камилла, — предложил он, указывая рукой на одно из выстроившихся вдоль стены кресел.
— Спасибо, я не устала.
В глазах Пола промелькнуло недовольство, однако он ограничился тем, что просто пожал плечами.
— Должно быть, тебе известно, — начал он, — что в нашем сериале наметился поворот. Мы решили немного сократить количество малозначащих персонажей, чтобы перенести основной упор на главных героев. Как-никак, «Улица цветущих вишен» держится именно на них. А вот твоя Донна Дженкинс, Камилла, при всем желании, к их числу не относится.
Сердце Кэмми судорожно заколотилось, и она медленно заговорила, пытаясь унять дрожь в голосе:
— А ведь я устроила тебя на эту работу, Пол. Ты не забыл? И теперь ты хочешь меня уволить?
Кончики ушей Пола покраснели.
— Дело не во мне, Камилла! Донна Дженкинс появляется в этом сериале уже третий год кряду и, между нами, роль эта давно себя исчерпала. Поверь мне: окажись твой персонаж более ярким и запоминающимся, все было бы совсем иначе.
Глаза Кэмми гневно сверкнули, однако не успела она и рта раскрыть, как Пол поспешно добавил:
— Я знаю, ты очень старалась и делала все, что было в твоих силах. Ты не виновата. Неудачи у всех случаются.
Кэмми смерила его ледяным взглядом. «Неудачи»! А ведь Пол прекрасно знал, что ей досталась совершенно никчемная и малозаметная роль второго плана, которую она играла так, что домохозяйки, основные зрительницы, обливались горючими слезами. Донна Дженкинс, роль которой исполняла Кэмми в сериале «Улица цветущих вишен», искала любви и ждала встретить сказочного принца, но неизменно ожигалась, всякий раз наталкиваясь на мужчин, которые использовали её лишь как трамплин в собственной карьере. Поразительное совпадение с её подлинной жизнью.
— Я прекрасно понимаю, о чем ты думаешь, промолвил Пол. — Но, поверь, я тут ни при чем. Тебя все обожают, но через неделю, когда мы закончим съемки последних серий, Донне Дженкинс — кранты.
— Что ж, пусть будет так, — безучастно ответила Кэмми.
Брови Пола изумленно взметнулись. Он не ожидал, что его бывшая супруга так легко сдастся.
— Как, ты не возражаешь?
— А чего ты от меня ждешь, Пол? Хочешь, чтобы я умоляла тебя, стоя на коленях?
— Нет, что ты, Камилла! — Пол замахал руками. — Зачем ты так?
— Как? — задиристо спросила Кэмми. На сердце её лежал тяжелый камень.
— Я знаю, ты считаешь, что я строю против тебя козни. А ведь должность эту я получил не только благодаря твоим знаменитым родственникам. Меня в этом городе знают многие. И репутацию свою я заслужил по праву.
Кэмми с трудом удалось сдержать смех. Все годы, пока они состояли в браке, Пол едва ли не на коленях перед ней ползал, умоляя пристроить к команде, занятой в съемках «Улицы цветущих вишен». Власть была для него наркотиком и, едва успев приступить к работе, он уже начал вынашивать честолюбивые замыслы дальнейшего продвижения по служебной лестнице. И ему это удалось: не прошло и трех лет, как Пол из мелкой сошки превратился в одного из исполнительных продюсеров.
А вот Кэмми, как бы ни считал Пол Меррил, добилась успеха вовсе не благодаря поддержке «знаменитой родни», а исключительно своими решимостью, трудом и талантом. Не говоря уж о том, что «родня» эта была приемной, да и ни с кем из неё Кэмми, в силу разных причин, давно не уже общалась. При одной мысли о бывших «родственниках» по спине её бежали мурашки.
Но сейчас она, с усилием отогнав прочь эти грустные мысли, заставила себя взглянуть бывшему благоверному в глаза.
— Что ж, Пол, наверно, нам больше нечего сказать друг другу.
— Между прочим, я, видимо, тоже скоро уйду из команды, — произнес он.
— Да? — рассеянно откликнулась Кэмми; его планы её совершенно не интересовали.
Так, по крайней мере, она думала, пока Пол не промолвил:
— Я кое с кем советовался, и получил предложение от Коннелли перейти к ним.
— От Коннелли? — В первое мгновение Кэмми даже показалось, что она ослышалась. Чета Коннелли была самой знаменитой и удачливой продюсерской командой в Голливуде. Если Пол не врет…
Кэмми разозлилась не на шутку. Как он смеет, взлетев на такие высоты, ставить ей подножку! Да ещё и хвастать перед ней своим триумфом! Нет, это ему даром не пройдет.
— Ну и гад же ты, Пол Меррил, — процедила она. — Сперва заявляешь мне, что я уволена, а потом похваляешься. Если надеешься услышать мои поздравления, то зря.
— Не злись, Камилла, — поморщился он. — Я вовсе не хотел тебя обидеть.
— Не хотел, — проворчала Кэмми. — Мало того, что ты лишил меня работы, так тебя даже совесть не мучает!
— Нет, Камилла, это вовсе не так. Я…
— Не притворяйся, Пол. И перестань называть меня Камиллой.
Пол вздохнул и, немного помолчав, сказал:
— Вообще-то, Камилла, я пригласил тебя совсем по другому поводу. Дело в том…
Глаза Кэмми полезли на лоб.
— Ты что, издеваешься надо мной? Только что объявил мне об увольнении, и, оказывается, что все это просто пустяк, о котором ты вскользь обмолвился?
Пол поморщился.
— Погоди, Камилла, не перебивай. Сейчас я тебе все объясню. Дело в том, что я собираюсь предложить тебе кое-что другое.
— О, благодарю покорно! — едко сказала Кэмми.
— Нет, это и правда очень интересное предложение, — быстро пояснил Пол. — Выгодное и заманчивое.
Но Кэмми в ответ только замотала головой. Она ещё не оправилась от удара и не желала ничего больше слушать.
— Поверь, роль Донны Дженкинс вычеркнули из сериала без моего участия, — сказал Пол. — Со мной даже не посоветовались. Оказывается, по воле сценаристов, Донну собирались умертвить ещё несколько серий назад.
Кэмми и сама об этом слышала, но предпочитала думать, что это досужие сплетни, которые распускают завистники. Что ж, приходится в очередной раз убеждаться, что дыма без огня не бывает.
— Это правда, — продолжил Пол. Метнув на Кэмми внимательный взгляд, он уселся за стол с роскошной столешницей из полированного красного дерева. — Хочешь знать, что будет дальше?
Кэмми молча покачала головой.
— Джудит и Бекку обвинят в твоем убийстве. Представляешь, какой неожиданный поворот? Рейтинги сразу взлетят до небес. — Пол напыжился от гордости.
— Очень за тебя рада, — сокрушенно промолвила Кэмми. — Не вешай нос, — провозгласил Пол. — Я же сказал: я подготовил тебе кое-что другое. Поверь, это просто грандиозно. — Говоря, он неловко поежился, словно на самом деле грандиозное предложение было с подвохом.
— Так в чем дело? — спросила, наконец, Кэмми, внутренне сжавшись.
— Речь идет о другой роли.
— Понятно.
— О главной роли, — уточнил Пол.
— О господи! — вздохнула Кэмми. Эти слова она слышала уже сотни раз. Почти всегда «главная роль» на поверку оказывалась эпизодической.
— Такая возможность выпадает всего раз в жизни, — заверил Пол.
Но Кэмми не верила ему ни на йоту. Из собственного опыта она знала: обещания её бывшего супруга не стоят и ломаного гроша.
— Как ты можешь рассчитывать, что я тебе поверю, Пол? — спросила она. — После того, как ты добился моего увольнения. Нет, я просто слов не нахожу.
— И тем не менее это так, — промолвил Пол. — Если хочешь знать, Камилла, именно об этом шла речь при моей встрече с Коннелли. О фильме, который снимается компанией «Саммер Солстис Продакшнс»! Ты меня слышишь, Камилла?
— «Саммер Солстис Продакшнс»? — глухо переспросила Кэмми. — Компания эта, принадлежавшая Джеймсу и Норе Коннелли, была легендой в кинематографической среде. Все последние фильмы звездной четы неизменно становились сенсациями и собирали урожай «Оскаров».
— Съемки начинаются следующей осенью. Сценарий просто убойный. Пальчики оближешь! И в главной роли они видят тебя! — С этими словами Пол торжественно растопырил руки, словно ожидая, что Кэмми упадет в его объятия.
Кэмми не знала, что и думать. Она по-прежнему злилась на Пола, однако он, похоже, не шутил. «Саммер Солстис Продакшнс»? Невероятно. Джеймс и Нора Коннелли стали мужем и женой совсем недавно, но сногсшибательные успехи фильмов, выпущенных в свет их компанией, не только принесли им колоссальные деньги, но и вознесли их из небытия до высот, вполне оправдывающих название компании
l:href="#note_1" type="note">[1]
. «Золотая чета Голливуда», так титуловала их пресса. И лишь редкие сценаристы, актеры и режиссеры не мечтали погреться в лучах их славы.
И все же до конца поверить в свою удачу Кэмми никак не могла.
— Они, наверно, просто хотят меня попробовать, — поправила она. — И речь идет лишь о самом обычном просмотре, а никак не о главной роли.
— Нет, съемки без тебя невозможны, — настаивал Пол.
— Нет, — задумчиво промолвила Кэмми, — тут должен быть какой-то подвох.
— Кэмми, ты меня обижаешь. Почему ты так со мной обращаешься?
— Разве не ты только что известил меня о том, что я уволена? — напомнила Кэмми.
— О, Камилла… — Пол вздохнул и укоризненно покачал головой, но Кэмми не могла заставить себя поверить ему. Не тот был человек Пол, чтобы бескорыстно оказывать кому-то такую услугу. И все-таки…
— Хорошо, — уступила она, устав ждать. — Допустим, ты говоришь правду. Что это за роль?
— Как бы тебе сказать… — Пол сцепил пальцы и уставился на свои руки, словно в них укрывалась тайна мироздания. «Решает, как легче заманить меня в ловушку», — подумала Кэмми. — Речь идет о роли главной героини в романтической драме.
Кэмми показалось, что она бредит. Роль главной героини? Нет, это невозможно. Роль второго плана — ещё куда ни шло. И то вряд ли…
— Ты вот на меня наскакиваешь, — продолжил Пол, не дождавшись её ответа, — а кто, по-твоему, замолвил за тебя словечко перед Норой и Джимом? Санта-Клаус? Нет — славный старина Пол. Это я договорился о просмотре.
— О просмотре… — эхом откликнулась Кэмми. Надежды её вмиг рассеялись в дым. Все-таки она оказалась права — речь шла о самом обычном просмотре. Иными словами, шансов пробиться у неё было не больше одного из тысячи.
— Ты меня не так поняла, — поморщился Пол. — Ты их главная кандидатка на эту роль.
— Нет.
— Да!
— Но почему? — воскликнула Кэмми. — С какой стати? Они ведь меня даже не знают! Снималась я только в телефильмах. Нет, Пол, я тебе не верю.
Пол ощетинился.
— Просмотр назначен на пятницу, — процедил он. — И это моя заслуга, между прочим. А в награду меня лишь черной неблагодарности удостаивают.
— Пол!
— Роль словно для тебя написана. Молодая женщина пытается сделать карьеру. Она знакомится с парнем, влюбляется, беременеет, он её бросает, она рожает, воспитывает ребенка одна, а под конец они встречаются снова. Хэппи энд.
— Очень оригинально, — фыркнула Кэмми.
— Я обрисовал только твою роль. Сам сценарий посвящен этому парню, который сначала из-за собственной алчности все теряет, а потом с боями снова пробивается на самую вершину, обретает богатство и славу.
— Пол, ты серьезно?
— Господи, ну сколько повторять можно? Вот, смотри сама…
Он выдвинул ящик письменного стола, извлек из него сценарий и протянул ей.
— «Ущелье разбитых сердец», — прочитала вслух Кэмми и насупилась.
— Почитай на ночь, — посоветовал Пол. — Шикарная вещь. За душу берет.
Несмотря на недоверие, в душе Кэмми ещё теплилась надежда.
— Что ты задумал, Пол? Может, от меня требуется раздеться догола и заняться борьбой на ринге, политом маслом? Впрочем, нет, я даже знать этого не хочу. — Кэмми вздохнула. — Боюсь, твое предложение не для меня, Пол. Я такую роль не потяну.
— Прочти сначала сценарий! Сама увидишь, что там прямо про тебя написано.
— Хорошо, прочитаю.
— Вот и умница.
Воцарилось молчание. Пол задумчиво теребил себя за мочку уха.
— По-моему, ты кое-чего не договариваешь, — догадалась Кэмми.
Пол поморщился, затем кивнул:
— Да, ты права… я ещё не все сказал.
— Так я и знала! — вознегодовала Кэмми, качая головой. Господи, ну и проходимец этот Пол Меррил! Не успел вдохнуть в неё надежду, как тут же сам её и отнял.
— Нет, Камилла, — поспешно возразил Пол. — Ничего страшного я тебе предлагать не собираюсь. Голой перед камерой тебе танцевать не придется. Просто Нора и Джеймс хотят, чтобы ты помогла уговорить актера, твоего будущего партнера, который должен играть главную роль на пару с тобой.
— В каком смысле? — недоуменно спросила Кэмми.
— Между прочим, в пятницу вечером Коннелли устраивают небольшой междусобойчик. На своей вилле в Брентвуде. Можем заскочить, если хочешь.
Кэмми подозрительно воззрилась на него. События развивались с неимоверной скоростью. А вдруг Пол не шутит? Нет, не может быть — хозяева «Саммер Солстис Продакшнс» никогда не предложили бы главную роль ей. Насколько знала Кэмми, Коннелли приглашали в свои фильмы лишь элитарных актеров, признанных в Голливуде звезд…
Из оцепенения её вывел голос Пола:
— Кэмми!
— Ты говорил о том, что я должна помочь им уговорить какого-то актера, — напомнила она. — Это мне не понятно. У меня ни связей нужных нет, ни влияния.
— Ничего подобного, — возразил Пол.
— Но кого… — Кэмми осеклась. Как она раньше не догадалась? Конечно же, речь шла о Стоваллах. Ее знаменитых приемных родителях.
— Если Коннелли так мечтают заполучить на главную роль Самуэля Стовалла, они вполне могут позвонить ему сами, — сварливо сказала Кэмми, которая на дух не переносила своего бывшего отчима. Самуэль был одним из идолов Голливуда, а также отъявленным негодяем, в чем Кэмми имела несчастье убедиться на собственном горьком опыте.
— Им вовсе не Самуэль нужен, — с расстановкой произнес Пол, пристально глядя на Кэмми.
Кэмми оцепенела. Какой-то отдаленный уголок её мозга знал о том, куда клонил Пол, с той самой секунды, когда она сообразила, что он намекает на Стоваллов. Да, в этой семье был ещё один актер, при одной мысли о котором кровь бросилась Кэмми в лицо.
— Нет, — пролепетала она.
Пол торжественно кивнул.
— Нет… — прошептала Кэмми, отказываясь верить в происходящее.
— Тайлер Стовалл, — вслух произнес Пол.
Тайлер Стовалл… При одном упоминании его имени Кэмми почувствовала, что ноги её подкашиваются. С трудом обретя голос, она пробормотала:
— Но ведь уже почти десять лет, как о нем нет ни слуху, ни духу.
— Ты можешь найти его, — сказал Пол.
Зеленовато-голубые глаза Кэмми недоверчиво уставились на него.
— Тайлера Стовалла? Это тоже ты им предложил? Ты просто спятил, Пол.
— А что тут такого? — пожал плечами её бывший супруг. — Ты знаешь его куда лучше, чем другие. Вы были достаточно близки с ним.
— Ничего подобного! — вспыхнула Кэмми. — И никакой близости между нами не было! Даже до его исчезновения, и ты это отлично знаешь. Господи, никому ведь даже не известно, жив ли он еще!
— Жив, — уверенно заявил Пол.
— Откуда ты знаешь?
— Иначе быть не может. Если бы с ним что-нибудь случилось, эта весть моментально облетела бы весь мир. Такие новости распространяются со скоростью света. Нет, Кэмми, он просто где-то прячется от людей, помяни мое слово. Мы ведь с тобой уже это обсуждали — помнишь? Вдруг ни с того, ни с сего он уехал из Голливуда, собрал вещички и сгинул, неведомо куда. А точнее — в какой-нибудь Богом забытый уголок, где о нем никто и слыхом не слыхивал. Впрочем, воды с тех пор утекло много, и причина, толкнувшая его на бегство, давно забыта, — рассудил Пол. — Пора ему вернуться в родные пенаты.
— Тебе легко говорить, Пол! Мы ведь не знаем, что на самом деле случилось.
— Я просто рассуждаю трезво. Нора и Джеймс хотят, чтобы Тайлер снялся в их фильме. Это именно та картина, которой нужно отметить его возвращение в кинематограф. И, если ты его уговоришь, они готовы взять тебя на главную роль.
— В противном случае, им есть из кого выбирать, — с горечью констатировала Кэмми.
Пол развел руками.
— Не я устанавливаю правила игры, сама знаешь.
— Да, но только играешь ты всегда наверняка.
— Не упрямься, Камилла, тебе удастся его уговорить. Сама знаешь.
— Но я даже не представляю, где его искать! — всплеснула руками Кэмми.
Пол поморщился.
— Поговори с его родными. От тебя они скрывать этого не станут. Тем более, черт побери, что ты тоже из их семьи.
— Ничего подобного!
— Ну — была когда-то, — согласился Пол. — Хватит ломаться. Другого такого шанса тебе за всю жизнь не представится.
В глубине души Кэмми и сама это понимала, но обуздать себя не могла. Дрожа от гнева, она приблизилась к столу, за которым сидел её бывший муж. Пол выпрямился и пригладил редеющие волосы. В свое время он был настоящим красавцем, но сейчас располнел и обрюзг. Глядя на Пола, Кэмми не могла понять, что привлекало её в нем когда-то.
— Я на это не пойду! — громко отчеканила она. — Не на такую напали.
Пол снова вздохнул.
— Послушай, Камилла, — увещевающе заговорил он. — Его ведь все равно разыщут. Если не ты, то кто-то другой. Нора и Джеймс не те люди, которые останавливаются на полпути. Они от своего не отступятся, и тогда твоя роль достанется другой актрисе, которая, не обладая и десятой долей твоего таланта и твоей внешности, согласится играть по правилам Коннелли. Сама знаешь, так всегда бывает.
— Катись ты к черту, Пол Меррил! — процедила Кэмми и устремилась к двери.
— Подумай все-таки на досуге, Камилла, — напутствовал её Пол. — А в пятницу вечером Коннелли ждут нас на своей вилле в Брентвуде.
Кэмми оглянулась, чтобы испепелить его взглядом, но гнев застилал ей глаза. Больше всего её злило, что, по большому счету, Пол был прав: её порядочность и чистота отнюдь не способствовали карьере. Отчего-то эта мысль взбесила Кэмми ещё сильнее. Ее так и подмывало излить на бывшего благоверного поток проклятий, и Пол, прочувствовав это, посмотрел на неё с вызовом.
С превеликим трудом, подавив в себе этот порыв, Кэмми отвернулась и, со словами: «Нет, все-таки фортуна — не женщина!» вышла из кабинета, хлопнув дверью.
И возликовала, ибо краешком глаза успела заметить, как озадаченно вытянулась физиономия Пола.
Возможно, причина заключалась в том, что она никогда об этом не говорила. Или в том, что Самуэль Стовалл, отец Тайлера, был женат столько раз, что напрочь позабыл некоторых своих бывших жен, не говоря уж о бывших падчерицах. Либо же все объяснялось тем, что Тайлер исчез так давно, а она, Кэмми, заставляла себя не вспоминать о нем.
Или, наоборот — вспоминала о том, сколь близки они были когда-то…
Щурясь под яркими лучами лос-анджелесского солнца, Кэмми скользнула за руль своего голубого «БМВ». Выезжая за ворота студии, она помахала на прощание охраннику. Кто знает, возможно, это был один из последних её приездов сюда. Кэмми подумала про свою роль в «Улице цветущих вишен», с которой она уже успела сродниться, и на глаза её навернулись слезы. Что ж, придется готовиться к новой жизни.
Тайлер Стовалл…
Остановившись на красный свет, Кэмми на мгновение зажмурилась. Нет, она должна во что бы ни стало выбросить из головы мысли о Тайлере. Сейчас и — навсегда. Как жаль, что Пол столько про неё знал.
Но ведь всей правды про её отношения с Тайлером он знать не мог! Тайлер, наверно, и сам мало что запомнил про ту ночь, самую незабываемую ночь в жизни Кэмми. Он был слишком удручен и пьян.
Так, по крайней мере, утешала себя сама Кэмми. И тут же, в миллионный раз, упрекнула себя: «О, Кэмми, как ты могла!»
Выкатив на Голливудскую автостраду, Кэмми набрала номер по мобильному телефону. Тери, секретарша Сюзанны Коберн, агента Кэмми, попросила её подождать, даже не удосужившись уточнить, кто именно звонит. Понимая, насколько занята сейчас Сюзанна, Кэмми нажала на «отбой». Сюзанне она позвонит позже. Сейчас же она хотела как можно быстрее вернуться домой.
Тайлер Стовалл…
Еще в подростковом возрасте она поклонялась ему. А через шесть лет, промелькнувших, словно одно мгновение, когда Тайлер достиг феноменального успеха, сделавшись одним из голливудских идолов, Кэмми совсем потеряла голову. Она была на седьмом небе от счастья. Еще бы — тысячи девушек сходили по Тайлеру с ума, а для неё он был старшим братом.
Или — вроде того.
Но десять лет назад Тайлер, по какой-то загадочной причине, исчез. Ходили слухи, что он тяжело болен, умирает или даже умер. Кто-то поговаривал, что он сбежал с какой-то женщиной, которую скрывал не только от представителей прессы, но и вообще от любых посторонних глаз. Папарацци в бытность Тайлера звездой, преследовали его денно и нощно, а он славился тем, что, как мог вежливо, но настойчиво, выпроваживал их со своих земель. Однажды, как писали в газетах, Тайлер стриг газон, и заметил в кустах фоторепортера. Рассвирепев, он швырнул назойливого папарацци в бассейн. Пострадавший подал на Тайлера в суд и — проиграл. Фоторепортер незаконным образом проник в частные владения, да вообще калифорнийские суды благосклонно взирали на мелкие шалости и выходки голливудских звезд.
Посмотрев в зеркальце заднего вида, укрепленное над головой, Кэмми уставилась в собственные зеленовато-голубые глаза, полные тревоги. Ей было от чего тревожиться — и не только из-за одной-единственной ночи, проведенной в объятиях Тайлера. Для неё эта ночь оставалась незабываемой, тогда как для Тайлер она была, конечно, лишь мелким эпизодом, одним из многих. Но вдруг они встретятся снова — что тогда?
Нет! Ей и думать нельзя о том, чтобы соглашаться на его поиски. Она никогда не сможет взглянуть ему в глаза. Не посмеет.
Стиснув зубы, Кэмми нажала на педаль акселератора. Ей хотелось вырваться на свободу, нестись по автостраде на бешеной скорости, чтобы попытаться выбросить из головы мучительные мысли. Но дорога, как назло, становилась все более загруженной, и наконец Кэмми остановилась, угодив в длиннющую «пробку». И вновь, как она ни противилась, мысли её унеслись в прошлое.
Сладость поцелуев Тая, безумные ласки и объятия, жар его дыхания, близость его горячего тела, сумасшедшая радость проникновения… и по сей день при этих воспоминаниях щеки Кэмми покрывались пунцовым румянцем, а по коже бежали мурашки.
Дорого бы она дала, чтобы навсегда позабыть эту ночь, освободиться от сладостного, но вместе с тем мучительного и постыдного прошлого.
С другой стороны, хотя Кэмми и радовало, что той ночью Тайлер был в стельку пьян, временами она мечтала, чтобы он был все-таки достаточно трезв и отдавал себе отчет в своих поступках.
С той ночи она ни разу не встречалась с Тайлером, но потом, после его исчезновения, пытаясь разобраться в причинах, толкнувших его на этот непонятный шаг, окончательно поняла: той ночью Тайлер оказался в её объятиях после какого-то тяжелейшего потрясения. Он был безмерно огорчен и подавлен, остро нуждался в утешении, а тут и подвернулась она. Весьма кстати…
Интересно, на что рассчитывал Пол, предлагая ей отправиться на поиски Тайлера? Кэмми не сомневалась, что самоуверенный, не терпящий возражений Самуэль Стовалл, отец Тайлера, предпринял все усилия для розыска сына. Так почему же тогда Пол обратился к ней, а не к самому Самуэлю Стоваллу?
Кэмми неприязненно поежилась; она не питала любви к отцу Тайлера. Сэм до сих пор считался одним из ведущих актеров Голливуда, хотя после феерического взлета сына звезда его на какое-то время закатилась. Но после исчезновения Тайлера его карьера снова пошла вверх. Сэм Стовалл был одним из самых признанных и влиятельных людей в кинобизнесе.
Что ж, возможно, он и в самом деле знает, где искать Тайлера.
Кэмми утратила связь и с отцом и с сыном, после того как Сэм развелся с её матерью. Почти сразу Сэм обзавелся новой женой — уже четвертой, — а мать Кэмми впала в депрессию, закончившейся скоропостижной кончиной от рака. Кэмми, которая и до этого недолюбливала своего славящегося распутством отчима, с тех пор, хотя и не вполне обоснованно, винила его в смерти матери.
А вот Тайлер, напротив, поселился в её сердце. Кэмми не переставала мечтать о нем все эти годы, даже после того, как вышла замуж за Пола, который просто занял опустевшее место человека, навеки исчезнувшего из её жизни.
Правда, в то время Кэмми ещё этого не знала. Она заставила себя поверить в то, что любит Пола. В двадцать четыре года, с больной матерью на руках, Кэмми была очарована блестящим умом и обаятельной внешностью Пола Меррила. Сам он впервые увидел Кэмми на просмотре героинь очередного телефильма, и влюбился в неё с первого взгляда. Так, по крайней мере, он уверял Кэмми, у которой не было причин сомневаться в искренности его слов. Она познакомила Пола со своей больной матерью Клэр, и Пол сразу очаровал её. Он осыпал Клэр комплиментами и клялся в любви к Кэмми. В итоге, когда он сделал Кэмми предложение, Клэр схватила Кэмми за руки и уговорила ответить ему «да».
Эта сцена навсегда запечатлелась в памяти Кэмми. Синие, полные мольбы и надежды, глаза Клэр навсегда запечатлелись в её памяти.
— Кэмми, такое счастье выпадает всего раз в жизни. Он тебя любит. Я нутром чувствую, вы созданы друг для друга. Правда ведь?
— Д-да, — выдавила Кэмми. Что-то она и в самом деле чувствовала. Но вот что? Любовь ли? Ей оставалось только надеяться, что — да.
— Прошу тебя, выходи за него, — взмолилась Клэр.
Знай Кэмми наперед, насколько тяжело больна её мать, она могла бы ещё поколебаться с ответом. Могла понять, что страстное стремление Клэр выдать её замуж объяснялось желанием смертельно занедужившей матери устроить жизнь единственной и горячо любимой дочери.
Но тогда Кэмми даже не подозревала, что мать её уже на смертном одре. Несмотря на то, что раковая опухоль распространилась по её телу, Клэр сохраняла прежнюю красоту, убаюкивая подозрения Кэмми.
— Так ты согласна, доченька? — спросила Клэр.
— Да, — ответила Кэмми.
— Вот и чудесно, милая моя… — длинные ресницы Клэр затрепетали. — Надеюсь, я в нем не ошиблась. Ты ведь и правда его любишь, да?
Кэмми не осмелилась признаться в терзавших её сомнениях и молча кивнула.
Клэр ласково улыбнулась, и её тонкие пальцы стиснули запястье Кэмми.
— Открою тебе одну тайну, доченька. — Она говорила уже шепотом. — За всю свою жизнь я любила всего одного мужчину, но он меня обманул. Это Сэм…
— Мамочка, не надо…
— Нет, выслушай, что я тебе скажу. — Клэр дышала неровно, голос её то и дело срывался. — Когда я была в твоем возрасте, я ещё всего этого не понимала. Нет в жизни ничего важнее семьи. А я, дуреха, думала, что главное — это любовь. Романтическая была натура. Оказалось же, что я почти всю жизнь пребывала в плену собственных иллюзий. Воздушные замки строила. Твой отец вообще не хотел на мне жениться, и потому он нас бросил, а вот Сэм…
— Я знаю, мамочка, знаю, — поспешно заговорила Кэмми. — Не волнуйся. Когда ты поправишься, мы сыграем свадьбу.
— Только не затягивайте.
— Хорошо. — Кэмми готова была пообещать что угодно, лишь бы сменить эту тему.
— Семья — самое главное в жизни. Не забывай об этом, доченька. И постарайся завести ребенка. Чтобы у тебя всегда было, кого любить. — Пальцы Клэр разжались, и она забылась беспокойным сном.
А три дня спустя она вдруг не проснулась, и вот Кэмми уже, бок о бок с Полом, стояла у могилы матери, не зная, как быть дальше. Смерть Клэр сразила её наповал, преисполнила безмерным горем. Вдобавок Кэмми осталась совсем одна — кроме матери, близких родственников у неё не было.
Появление на похоронах Сэма Стовалла послужило ей лишь слабым утешением. В ответ на его соболезнования Кэмми даже не смогла заставить себя взглянуть ему в глаза. Возможно, конечно, что ей не стоило винить его в кончине Клэр, но Кэмми ничего не могла с собой поделать. Слишком уж велико было её горе. О Тайлере давно уже не было ни слуху, ни духу. Он пропал вскоре после той фантастической ночи, которую они провели вместе, и никто не знал, где его искать.
Верная данному матери обещанию, Кэмми вышла замуж за Пола. Затем, по иронии судьбы, буквально через несколько месяцев после свадьбы, она узнала, что беременна — сбывалось ещё одно желание Клэр. Но случился выкидыш, и это потрясло Кэмми. А вскоре её ждал другой неприятный сюрприз: несмотря на все уверения в любви, Пол, похоже, любил только себя. По крайней мере, горе Кэмми оставило его равнодушным.
— Ничего страшного, — бодро говорил он, то и дело нетерпеливо поглядывая на часы. — Заведем другого. Нам спешить некуда.
Совсем скоро она убедилась, что Пола гложет безмерное честолюбие, а все жизненные интересы сосредоточены на собственной карьере. Кэмми же в его помыслах отводилось место довольно скромное. У неё случился второй выкидыш, но Пол вновь отнесся к этому равнодушно. А три года спустя, когда история с выкидышем повторилась уже в третий раз, Пол уже проявил себя полным и закоренелым эгоистом. Он не только не мог, но даже не пытался понять чувства, обуревавшие Кэмми. И лишь отмахивался от жены, обзывая её мнительной неврастеничкой.
И вот тогда она решила порвать с Полом, сосредоточившись уже целиком на собственной карьере.
Без Пола жить Кэмми оказалось гораздо легче. В первое время её подстерегали трудности, все просмотры неизменно заканчивались неудачами. И ещё она все чаще вспоминала Тайлера, пыталась представить, где он, чем занимается. И, хотя Кэмми подозревала, что Сэм должен знать, где скрывается его сын, она охотнее села бы на электрический стул, нежели обратилась за помощью к бывшему отчиму.
Вскоре Кэмми осталась почти без средств к существованию. Она уже раздумывала, у кого занять деньги, когда судьба наконец улыбнулась ей. Постановщики «Улицы цветущих вишен» искали героиню на роль нового персонажа с трудной судьбой, Донны Дженкинс, путь которой к счастью был вымощен сплошными невзгодами и неурядицами. Кэмми без труда удалось одержать верх над остальными претендентками; ей оставалось играть лишь саму себя, а переживания её, слезы и боль выглядели (и были!) столь естественными, что без труда воспроизводились на экране. Наниматели пришли от неё в восторг, и Кэмми в течение трех благословенных лет с головой отдавалась съемкам сериала, от которого рыдали все смотрящие его на сон грядущий домохозяйки.
И вот теперь всему этому настал конец.
Нет в жизни ничего важнее семьи…
Слова матери, почти уже забытые, снова всплыли в сознании Кэмми.
Семья — самое главное в жизни…
Застряв на очередном светофоре, Кэмми вновь задумалась о своей жизни. Внезапно лицо её озарила грустная улыбка. Ну почему ей было не забеременеть десять лет назад, в ту ночь, когда она предавались любви с Тайлером Стоваллом?
В полусне он подскочил в постели и едва не свалился с узкой кровати на холодный пол. В комнате царил сумрак, и он растерянно заморгал, пытаясь понять, где находится. У противоположной стены, в окружении грубо сколоченных полок беззвучно мерцал экран допотопного телевизора. Щурясь на физиономию безымянного ведущего вечернего шоу, Тайлер Стовалл слепо протянул руку, пытаясь нащупать пульт дистанционного управления, но лишь сбросил на пол кипу журналов. Выругавшись себе под нос, он все-таки нашел прямоугольный пульт, и выключил телевизор. Затем зевнул, потянулся и вспомнил сон, так растревоживший его. Кэмми Пендлтон.
В чем мать родила.
Тай в изумлении покачал головой. Сколько же времени он проспал? Домой с лесоповала он вернулся, когда сумерки лишь начали сгущаться. Прилег передохнуть до ужина, и сам не заметил, как уснул. Что ж, сейчас, похоже, было уже за полночь, но сна не было ни в одном глазу.
Тай поскреб подбородок и недовольно поморщился. Жесткие волосы выбивались из бороды и торчали во все стороны. Пора бы побриться. Да и волосы на голове отросли, как у отшельника, спускаясь на плечи.
Встав с кровати, Тай нахмурился. Давно его уже не посещали такие мысли. За последние десять лет внешность его почти не изменилась. В этом пограничном канадском городке его знали под именем Джерри, и для местных людей он всегда был именно таким, как и сейчас.
И это его вполне устраивало. Ведь Тайлер Стовалл давно умер, а сменил его на этом свете Джерри Мерсер.
Тай, все ещё качая головой, поднялся по ступенькам лестницы, которую сам же и сколотил, в крохотную мансарду, где на небольшом письменном столе был установлен его компьютер. Тай валил лес, рыбачил и копался в земле, как и другие местные жители, однако в свободное время он сочинял сценарии. Пытался сочинять, во всяком случае. А вот почему — он и сам не знал. Возможно, потому, что и мать его была сценаристкой. Или потому, что занятию этому он мог предаваться вдали от посторонних глаз, наедине с самим собой. Как бы то ни было, Тай ни разу даже не попытался показать кому-нибудь что-либо из плодов своего творчества. И не только потому, что опасался раскрыть свое инкогнито. Главная причина заключалась в том, что ему никогда не хотелось делиться с кем-либо своими сокровенными мыслями.
А потому это занятие ему самому представлялось порой полным сумасбродством. Ведь для чего сочинять сценарии, как не для того, чтобы снимать по ним фильмы?
Посмеиваясь над собственным чудачеством, Тай посмотрел на монитор. Да, сцена, на которой он застрял перед уходом на лесоповал, за время его отсутствия лучше не стала. Тай досадливо покачал головой и уставился в окно.
Над заливом тускло мерцали редкие звезды. Мрачное небо заволокло кустистыми облаками. Настроения работать не было. Тай спустился в крохотную кухоньку и поставил на плиту кастрюльку с супом.
Посмотрел на себя в замызганное зеркало и недоуменно заморгал. На него смотрел бородатый незнакомец с всклокоченными, давно не знавшими расчески, волосами. Тай обвел глазами свою лачугу. Когда-то она казалась ему такой уютной, а сейчас походила на конуру.
По какой-то неведомой причине мысли его снова унеслись вдаль, и он представил себе Кэмми. На этот раз, правда, одетую. На его глазах угловатая и мосластая девочка-подросток с непослушными рыжими косичками превратилась в очаровательную девушку, взиравшую на знаменитого сводного брата с откровенным обожанием.
Да, славное было времечко.
Но как же скверно все закончилось, черт побери! Причем всецело по его вине. Да, конечно, он слепо доверял отцу, а правду разглядел с непростительным опозданием. Что ж, и поделом ему. После смерти Гейл отец открылся перед ним в новом и совершенно неприглядном свете.
Кэмми…
Тай снова покачал головой и озабоченно поскреб подбородок. Интересно, где сейчас Кэмми. Время от времени он узнавал свежие голливудские новости, но Брюс, его единственный связной с внешним миром, не был вхож во внутренние круги замкнутого кинематографического общества. Что, по большому счету, устраивало Тая, которому давно смертельно опостылели слащавость и притворство города мишуры и блеска. Лишь по киносъемкам он порой тосковал. Тайлер был прирожденным актером и никогда не мыслил себя вне съемок, однако волею злого рока был вынужден отказаться от своего призвания. Правда, по большому счету, он сам не выдержал всей мерзости, которая его окружала.
И вот теперь, постарев на десять лет и став чуть-чуть мудрее, Тай скрывался в захолустном канадском городишке. Но вот только стал ли он хоть на йоту счастливее? Тай и сам этого не знал.
Одно он знал наверняка: назад, к прежней жизни, он не вернется.
Губы Тая скривились в горькой усмешке. «Ну и везунчик же я, — подумал он. — Никто и не ждет моего возвращения. Мое желание сбылось — все позабыли о моем существовании».
Без особого аппетита отведав супа, Тай снова поднялся в мансарду и уселся за компьютер. Однако, как он ни старался, мысли о Кэмми не шли из головы. Похоже, она поселилась у него внутри, всецело завладела его существованием. И еще, по какой-то странной причиной, мысли Тая о Кэмми все чаще приобретали сексуальную окраску. За годы отшельничества в голове Тая то и дело всплывали фрагменты безумной ночи, когда они с Кэмми до самого предавались любви. И при этом он ясно сознавал — это неправда. Такого просто не могло быть. Он никогда даже не прикасался к ней. Кэмми всегда была для него любимой младшей сестренкой, а все остальное было всего лишь плодом его опьяненного воображения. Тай ведь даже никогда не мечтал овладеть ею.
Разве что во снах. От которых порой пробуждался, не понимая, где находится.
Как, например, и сегодня. Обнаженная Кэмми была столь прекрасна и притягательна, что очнулся он, не помня себя от возбуждения.
Что же с ним происходит, черт возьми?
— Тебе просто не хватает бабенки, приятель! — громко произнес Тай в пустоту.
«Но ведь бабенка у тебя есть. Мисси. Стоит только свистнуть, и она мигом примчится».
Тай тяжело вздохнул. Мисси, пышнотелая блондинка, и впрямь готова была служить ему верой и правдой. Встречались они редко, лишь в те минуты, когда Тай готов был лезть на стенку от одиночества и тоски. Но сегодня видеть Мисси ему не хотелось. Пусть он и привык к имени Джерри Мерсер, но когда ничего не подозревающая Мисси в порыве страсти называла его Джерри, желание тут же оставляло Тая.
Нет, с Мисси покончено раз и навсегда.
А раз так, то нужно выпить. Тай сполз по лестнице, достал из холодильника длинногорлую бутылку пива и снова уединился за компьютером, заставляя себя работать.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Настанет день - Тейлор Дженел



пришлось с работы сбежать, чтоб дочитать, читайте роман бесподобный
Настанет день - Тейлор Дженеларина
15.12.2011, 14.16





советую читать,захватывающий роман
Настанет день - Тейлор ДженелПоли
16.12.2011, 9.08





роман действительно бесподобный!Читала на одном дыхании!))
Настанет день - Тейлор ДженелИнесса
17.11.2012, 15.11





очень понравилось
Настанет день - Тейлор Дженелалина
11.01.2013, 2.46





это самый лучший роман который я читала !!!!!!!!!!!!!!!!!
Настанет день - Тейлор Дженелася
2.02.2013, 11.25





ЧИТАЛА СО СЛЕЗАМИ НА ГЛАЗАХ!!!! ПРЕКРАСНО НАПИСАНО, РЕАЛЬНО, КАК В ЖИЗНИ!!!! ЧИТАЙТЕ!!!
Настанет день - Тейлор ДженелВАЛЕНТИНА
2.03.2014, 13.07





Не могу разделить предыдущие восторги, читать можно,но роман на один раз...
Настанет день - Тейлор ДженелЮлия
21.10.2014, 18.37





Бредятина! Он не всем не уверенный слюнтяй, она постоянно что-то не договаривает! Короче еле дочитала! 2/10
Настанет день - Тейлор ДженелСветлана
30.12.2014, 23.34





Начиналось хорошо и интересно, а подконец автор все скомкала. 8/10
Настанет день - Тейлор Дженелanurra
15.07.2015, 8.21





Очень понравился.rnПрочитала взахлеб. rnКонечно, кое-где переводчики явно не доработали, но читается прекрасно
Настанет день - Тейлор Дженелинна
17.02.2016, 14.25





Не блеск, конечно, но неплохо. Один раз можно. Местами динамично, а местами скучно и примитивно. Но в целом идея не шаблонная, так что довольно интересно.
Настанет день - Тейлор Дженелгость
18.02.2016, 15.45





Самый обычный роман . Можно почитать , а можно и не читать . Ничего не приобретете и не потеряете .
Настанет день - Тейлор ДженелMarina
18.02.2016, 20.21








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100