Читать онлайн Лучший из мужчин, автора - Тейлор Дженел, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучший из мужчин - Тейлор Дженел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучший из мужчин - Тейлор Дженел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучший из мужчин - Тейлор Дженел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тейлор Дженел

Лучший из мужчин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Это ты во всем виновата, – послышался шепот незнакомки, и в лицо Айви пахнуло запахом мяты. Где-то в мозгу Айви мелькнула мысль, что женщина жевала жвачку.
Айви сделала попытку соединить голос и лицо женщины. У нее было ощущение, что когда-то она уже сталкивалась с незнакомкой. Несомненно, она где-то слышала этот голос и видела это лицо. Но где? Айви не могла это вспомнить. Может быть, женщина работает в банке, в котором она обычно оплачивает свои счета? Иногда мы узнаем людей только в привычной обстановке, а в других местах воспринимаем их как незнакомцев.
«Держись, девочка, – приказала себе Айви. – И думай пока только о ноже». Кончик ножа с такой силой впился в ее шею, что если бы она решила пошевелиться, то лезвие мгновенно перерезало бы ей сонную артерию.
– О какой вине вы говорите? – прошептала Айви, отчаянно стараясь придать своему голосу хотя бы видимость твердости.
– Заткнись! – Кончик ножа шевельнулся.
Айви тихо вскрикнула – резкая боль пронзила шею, а затем что-то липкое и теплое потекло по шее, закапало на воротник куртки. Кровь!
С лестничной клетки, на которую выходили двери нескольких квартир, доносился тошнотворный запах жареного лука. Он лез в нос, от него пощипывало глаза, и не было никакой возможности укрыться от этого запаха. Айви его ненавидела. Он напоминал ей ее детство. Дана Седжуик часто жарила говяжью печень с луком, это было ее любимым блюдом, а Айви находила его просто отвратительным. К запаху жареного лука примешивались пары виски, сопровождавшие дыхание незнакомки. Эта женщина, наверное, живет где-то здесь, подумала Айви.
За одной из дверей включили телевизор, послышались голоса и смех. «Ток-шоу», – смутно пронеслось в голове Айви.
Продолжая держать нож у шеи Айви, женщина потащила ее в конец коридора. Там виднелась открытая дверь, которая, по всей видимости, вела в подвал.
– Ты, ты во всем виновата, богатая сучка, – прошипела женщина Айви в ухо.
Богатая сучка? Что это значит?
– Я не понимаю, о чем вы говорите. Кто вы? – хрипло спросила Айви, стараясь не выдать своего страха.
– Не понимаешь? – Лицо женщины исказилось от ненависти.
Она вытащила Айви в открытую дверь. Встав позади Айви, незнакомка перевела дыхание, при этом нож чуть сильнее впился Айви в шею. Отдышавшись, женщина с силой толкнула Айви в черную дыру у нее под ногами. С глухим стуком Айви упала на цементный пол, холодный и влажный. Откуда-то из темноты до нее донеслось равномерное жужжание нагревательного котла. И это был последний звук, который Айви услышала. Через мгновение все погрузилось в черноту.


Когда Гриффин и Джоуи подходили к дому престарелых «Лонгмер» на Первой авеню, Гриффин почувствовал знакомое стеснение в груди, возникавшее всякий раз в преддверии встречи с отцом. Если это здание и царящая в нем атмосфера до сих пор действовали на него так угнетающе, то какой же эффект это оказывало на Джоуи? Что ж, вполне можно себе представать. Ведь Джоуи, в сущности, был еще ребенком.
Сегодня Гриффин и Джоуи с утра поиграли в баскетбол в спортивном зале, потом перекусили, прогулялись. После этого зашли на каток и погоняли клюшками шайбу. И еще они много говорили. В результате всех этих разговоров Джоуи пришел к выводу, что всему и всем он предпочитает своего отца. Даже любимой женщине. Джоуи говорил об этом с гордостью. Джулианна не захотела поставить интересы Джоуи выше своих, а он, естественно, не захотел поставить ее интересы выше своих. И в результате каждый из них пошел своей дорогой. Но в восемнадцать и девятнадцать лет это не только естественно, это еще и правильно.
Правда, Джоуи так и не решил пока для себя, оставит ли он отца в доме престарелых или поселит его у себя на съемной квартире. Джоуи, разумеется, понимал, что отцу требуется постоянное внимание и уход, который он скорее всего не сможет ему обеспечить, так как будет целый день занят в школе и на работе.
Джоуи говорил, что хотел бы найти работу, но пока дальше разговоров на эту тему дело не пошло. Расставшись с Джулианной, Джоуи занимался тем, что восстанавливал душевное равновесие и пытался залечить зияющую рану на своем разбитом сердце. На это уходило все его свободное время. Гриффин советовал Джоуи оставить отца в «Лонгмере» хотя бы на ближайшее время и подыскать себе квартиру. А если Джоуи собирается забрать отца к себе, значит, квартира должна быть двухкомнатной. Кроме того, следовало найти сиделку и медсестру, которые оказывали бы отцу необходимую помощь. На это тоже требовалось немало денег, которых у Джоуи, конечно, не было.
Подойдя к дому престарелых, Гриффин посмотрел на часы. Айви должна была позвонить ему минут через десять. Пока Джоуи будет сидеть у своего отца, он поговорит с Айви.
Гриффин уже разговаривал с ней, и у нее, похоже, было все в порядке. У Айви был счастливый голос. Что ж, видимо, встреча с подругой – это именно то, что ей сейчас нужно.
Вероятно, нельзя полностью изолировать Айви от всех ее знакомых и родственников. Общение с ними дает ей возможность чувствовать себя полноценным человеком. Безопасность и защита, конечно, вещи хорошие, но иногда от них больше вреда, чем пользы. Он забыл об этом. Возможно, потому, что у него самого нет семьи, он и упустил из виду, что другим людям нужны их родственники и знакомые. Хотя бы кто-то…
Тем не менее Гриффину все же не нравилось, что Айви была сейчас так далеко от него – в целых двадцати минутах езды на автомобиле. Когда они встретятся, он уже никуда ее больше не отпустит. Друзья и знакомые хороши все-таки лишь в небольших количествах. Особенно при сложившихся обстоятельствах.
Подойдя к стойке регистратора, Гриффин бросил взгляд на огромный стенд, где были вывешены правила поведения посетителей в доме престарелых, различные предписания, распорядок дня проживающих здесь людей, их ежедневное меню и самые разнообразные объявления, и вдруг ощутил резкую боль в желудке. Воспоминания об обстоятельствах последней встречи с отцом всегда вызывали у Гриффина болезненные ощущения. Тогда отец был уже мертв, и его тело находилось в пристройке рядом с домом престарелых. Как сказали Гриффину служащие, отец выбросился из окна четвертого этажа. По всей видимости, он уже давно задумал это сделать. Умер он сразу. Будучи врачом, Фредерик Фарго знал, как нужно выброситься из окна и как приземлиться, чтобы наверняка убить себя. Гриффин тогда хотел понять, что толкнуло отца на это. Может быть, в тот момент он просто не понимал, что делает? Но лечащий врач заверил Гриффина, что никаких отклонений патологического характера у отца не наблюдалось. Он пребывал в здравом уме и твердой памяти. Правда, говорили, что отец и раньше делал попытки свести счеты с жизнью, но кто-нибудь успевал остановить его.
Узнав о смерти отца, Гриффин сразу же попытался связаться с Декланом. Он послал ему несколько телеграмм на разные адреса. Никакого ответа не последовало. И только недели через две Деклан оставил для Гриффина сообщение на автоответчике: «Рад, что старый пройдоха отмучился».
И это все.
Гриффин заставил себя выбросить из головы мысли об отце и Деклане и переключиться на реальность. Записавшись в журнале регистрации, они с Джоуи направились к лифту. И через минуту уже подходили к палате отца Джоуи. В коридоре стоял так хорошо знакомый Гриффину запах раствора лизола и йода, к которому примешивался аромат цветов. Цветов здесь было много. Они стояли в палатах, на подоконниках в коридоре, на столе дежурной медицинской сестры. И эта сладковатая цветочная нота вносила нечто неестественное, странно будоражащее в атмосферу обиталища старых и больных людей. Это было чем-то вроде ворвавшейся в склеп жизни, которая не просто действовала угнетающе, она казалась оскорбительной, неуместной и даже кощунственной в этом мире одиночества, боли и забвения. Цветы словно хотели скрыть то, что скрыть все равно не удавалось. Перетекание из мира живых в мир мертвых, сопровождавшееся буйным цветением роз, хризантем и гвоздик. Гриффин вдруг вспомнил, что когда он возвращался от отца и шел домой, на него вдруг снисходило какое-то нереальное спокойствие. И радость. В такие моменты он чувствовал себя ребенком, у которого были любящие родители. Ему нечасто выпадали в жизни такие минуты умиротворения и согласия со своей судьбой. Возможно, ему было так хорошо еще и потому, что он возвращался в мир живых, в мир повседневных забот. Долго смотреть в вечность для молодости слишком тягостно.
Отец Джоуи, как и всегда, сидел в инвалидном кресле и смотрел в окно. Это было его любимым занятием. Услышав, что в его палату кто-то вошел, он обернулся и слегка поднял голову. Его голубые, казавшиеся выцветшими, глаза устремились на Джоуи и Гриффина.
– Здорово, старый хрыч, – буркнул он. В углах его рта застыли две капельки слюны.
Однажды Гриффин уже слышал, как отец приветствовал Джоуи, и был просто поражен этим «старый хрыч». Но Джоуи не обращал внимания на такую мелочь. Для него это приветствие означало только одно – отец чувствовал себя нормально, не хуже и не лучше обычного, и все было как всегда. Потом Джоуи рассказал Гриффину, что его отца воспитали не родители, а дедушка с бабушкой. Отец очень любил деда и сейчас он принимал Джоуи за него. Джоуи это не огорчало, он относился к этому с пониманием.
В ожидании звонка Айви Гриффин то и дело смотрел на часы, и, похоже, Джоуи это заметил и начал нервничать. Чтобы не смущать парнишку и дать ему спокойно посидеть с отцом, Фарго вышел в коридор. Айви должна была позвонить ему уже десять минут назад.
Гриффин набрал ее номер. После пятого гудка включилась голосовая почта. А это означало, что телефон работал, но трубку не брали.
Гриффина кольнуло нехорошее предчувствие.
Да нет, просто она сейчас заехала в парковочный гараж и пока не может ответить, успокоил он себя. Гриффин решил, что даст Айви минуту, а потом снова перезвонит.
Но и через минуту Айви не ответила.
Гриффин позвонил еще через две минуты. Тот же результат.
Что-то случилось.
Гриффин быстро достал свой блокнот и нашел в нем телефон Аланны. Набрал ее номер. Она сразу же взяла трубку. Как выяснилось, Аланна оставила подругу около ее машины за минуту до того, как Айви в последний раз позвонила Гриффину.
Так куда же она делась?


Айви открыла глаза. Ее голова просто раскалывалась от боли, одну ногу нестерпимо жгло.
Что за черт…
Она не сразу вспомнила, что с ней произошло. Женщина в черном пальто. Ступеньки. Падение.
Айви лежала на цементном полу, ее щиколотки были связаны веревкой. Прямо над ней висел крошечный фонарик, тусклый свет которого не позволял рассмотреть подвал.
Она одна здесь? Или эта женщина тоже тут?
Острая боль пронзила тело Айви, и она поморщилась. Потом с трудом села. Да, ее ноги туго стянуты веревкой, и сейчас ей надо попытаться эту веревку развязать. Но какой смысл связывать ноги и оставлять свободными руки?
– Давай, давай, принцесса, развязывай свои веревки. Доставь мне такое удовольствие.
Айви вздрогнула и быстро огляделась по сторонам, но женщины нигде не было видно.
– Не могли бы вы мне сказать, кто вы и чего хотите от меня? Пожалуйста…
– Ах, какие мы вежливенькие да сладенькие. Никогда не забываем говорить «вы» и волшебное слово «пожалуйста». Вот что значит хорошее воспитание и высшее образование. – Голос незнакомки клокотал от злобы. Эта женщина люто ненавидела Айви.
Но почему?
Когда Айви увидела ее с Декланом на той вечеринке, у нее сразу появилось ощущение, что эти двое как-то связаны друг с другом. Но что у них могло быть общего? Они сообщники? Или любовники? Если любовники, то незнакомка непременно должна быть богата. А если она богата, то ей вряд ли придет в голову называть работающую в полиции женщину «богатой сукой».
– Нет ничего удивительного в том, что ты не можешь вспомнить меня, хотя в свое время с удовольствием воспользовалась моей помощью, – бросила женщина и со всей силы ударила Айви ногой в бок.
Айви застонала. Она даже не заметила, что женщина подошла к ней. Должно быть, она сидела где-то рядом. Возможно, за бойлером.
– Но вы, богатенькие, все такие, – продолжала незнакомка. – Не хотите замечать нас, людей, которые на вас работают.
– Я всего лишь офицер полиции. Вы, случайно, не спутали меня с Пэрис Хилтон? – спросила Айви. Ей надо найти подход к этой сумасшедшей, чтобы уйти отсюда живой.
Следующий удар пришелся Айви по животу, боль горячим жгутом полоснула по ребрам. Айви почувствовала, что задыхается.
– Меня зовут Гретхен Блэк. Но тебе мое имя ни о чем не скажет. Если хочешь знать, это я разворошила твой милый домик и оставила тебе пару посланий на стене и зеркале. Но это еще не все…
Что ж, подумала Айви, хотя бы эта загадка разрешена.
Айви снова попыталась припомнить, где она могла видеть эту женщину. Гретхен Блэк. Возможно, она уже слышала это имя… Но где? При каких обстоятельствах?
– Сколько ни напрягай свои мозги, – усмехнулась Гретхен, – все равно не вспомнишь.
– Тогда почему бы вам не сказать мне об этом самой? – устало проговорила Айви. Она не видела никакого смысла в этих играх.
– Что ж, даю подсказку. Послушай это: «Вы позвонили в «Седжуик энтерпрайзис». Чем могу служить?» – Гретхен вдруг заговорила металлическим, сухим голосом робота, отвечающего на телефонные звонки.
Ах, вот оно в чем дело, обрадовалась Айви. Вот где она видела эту женщину! Когда Айви заходила за Декланом в офис на Манхэттене, эта женщина сидела за столом на том этаже, где работал Деклан, и отвечала на телефонные звонки.
– Вероятно, ты и сейчас не можешь вспомнить меня, Айви Седжуик, – добавила Гретхен. – Однажды ты даже подошла ко мне и спросила, где тебе найти Деклана Маклейна, а я ответила, что он на совещании и скоро придет. И ты поверила мне и прождала его в коридоре целый час, как последняя идиотка.
Айви хорошо помнила тот день. Когда ей случалось заходить в офис своего отца, она всегда сильно нервничала. Хотя он и работал на другом этаже, она всегда боялась столкнуться с ним, с президентом, с главой корпорации, с председателем компании… Айви снова и снова повторяла себе, что она – сама по себе, а ее отец – сам по себе. Она, приходит сюда по своим личным делам, и господин Седжуик не имеет к этому ни малейшего отношения. Эта мысль успокаивала ее.
И она, конечно же, помнила свой разговор с секретаршей, потому что в тот момент чувствовала себя крайне неловко.
– Добро пожаловать в «Седжуик энтерпрайзис». Чем могу служить? – спросила ее Гретхен Блэк вежливым голосом робота.
– Добрый день, – проговорила Айви. – Мне нужен Деклан Маклейн. Он ждет меня.
– Как вас зовут?
– Айви.
– Ваша фамилия?
Айви вдруг заколебалась. Ей не хотелось называть свою фамилию. Это выглядело бы как-то странно и нелепо: Айви Седжуик пришла в «Седжуик энтерпрайзис».
– Седжуик, – в конце концов сказала она.
– Седжуик? Как Уильям Седжуик?
Айви кивнула, секретарь улыбнулась и проговорила:
– Вероятно, вы себя чувствуете так же, как Джон Кеннеди, когда ему приходилось пользоваться услугами аэропорта имени Джона Кеннеди.
– Да нет, что вы. Мне далеко до такого тяжеловеса.
Женщина натянуто улыбнулась и сообщила, что Деклан Маклейн сейчас находится на совещании и что он скоро придет.
Деклан пригласил Айви пообедать в кафе на Манхэттене и попросил ее зайти за ним на работу. Айви не хотелось заходить в офис, но Деклан все-таки убедил ее сделать это. Деклан говорил, что офис ее отца – самое обычное место работы, а вовсе не неприступная крепость с бойницами и башнями, которую надо бояться как огня. Наверное, он был прав.
Когда Айви посмотрела на часы и обнаружила, что сидит в коридоре уже целых сорок минут, она снова подошла к секретарю и спросила, скоро ли закончится совещание. Женщина сказала, что сейчас соединится с залом заседаний и все узнает. Она быстро поговорила по переговорному устройству и сообщила Айви, что Деклан освободится через пятнадцать минут. Потом спросила, будет ли Айви его ждать.
Айви ответила, что будет. Прошло еще полчаса. Деклан все не появлялся, и Айви сказала секретарю, что не может больше ждать, так как ей нужно еще заехать на свою работу.
Позже, когда она уже пришла домой, ей позвонил Деклан и извинился за то, что сегодня их поход в кафе сорвался. Он сказал, что они обязательно пообедают вместе на следующей неделе. Приехать к ней домой Деклан тоже не мог – ему пришлось после совещания играть в теннис с важным клиентом и он подвернул ногу. Настроение у Айви испортилось окончательно. Готовить для себя одной ей не хотелось, и она просто съела пару бутербродов с сыром.
Да, конечно, подумала Айви. Она помнит этот день.
– Так забавно было смотреть на тебя. Как ты ждешь и ждешь, елозишь в этом жестком неудобном кресле! – громко расхохоталась Гретхен Блэк. – Я просто наслаждалась этим зрелищем. – Она снова приблизилась к Айви. – Как же ты глупа!
Айви решила не обращать внимания на эти выпады, ей нужно было следить за ножом, который ее мучительница так и не выпустила из рук. Нельзя злить Гретхен и грубить ей. Кто знает, как поведет себя взбешенная психопатка, вооруженная ножом.
– А Деклан тогда находился в офисе?
– Деклану было не до тебя. Он занимался тем, что шантажировал одного из младших аналитиков и пытался заставить парня сделать за себя кое-какую работу. Он часто занимался такими делами. Долго это, конечно, продолжаться не могло.
– А вы, я полагаю, помогали ему.
Женщина посмотрела на Айви, ее карие глаза сузились.
– Можешь полагать, что тебе угодно. Только не пытайся сделать из меня дуру. – Она снова отвратительно захохотала и вдруг смолкла. На мгновение в подвале воцарилась зловещая тишина. – Мне не нравится, когда меня выставляют в таком невыгодном свете.
Она точно сумасшедшая и совсем соскочила с катушек, мелькнуло у Айви в голове.
– Хотя ты правильно полагаешь. – Гретхен наклонилась. Нож описал полукруг и замер над грудью Айви. – Я и вправду ему помогала. Хочешь знать почему?
– Потому что вы любили его? – мягко проговорила Айви, надеясь, что женщина впадет в сентиментальное настроение и перестанет размахивать ножом. Если Гретхен вдруг смягчится, это может открыть Айви путь к спасению.
Вместо ответа женщина снова стукнула Айви ногой. Теперь по бедру. Айви застонала. Ее тело превращается в сплошной синяк.
– Люблю, Айви Седжуик. У меня это не в прошлом, как у тебя. Это для тебя он перестал существовать, как только ты узнала, чем он занимался. А мне на это наплевать. Я по-прежнему люблю его.
– Но вы должны знать… – Айви колебалась, опасаясь получить еще один удар.
Гретхен уставилась на Айви:
– Что я должна знать? Что у него была куча баб? Да? Что он вытягивал из них деньги? Я же тебе сказала, что мне на все это наплевать. Он не любил этих «богатеньких сучек», он их просто использовал. Любил он только одну из них, но я это уже исправила…
Айви похолодела. «Господи, о чем она говорит? Что это значит? Не она ли убила Дженнифер Лексингтон? Заставь ее говорить, – приказала себе Айви. – Только будь осторожней».
– Значит, это вы убили Дженнифер? – почти вежливо спросила Айви.
Женщина удивленно нахмурилась:
– Дженнифер? Эту шлюху? Нет, я не убивала ее. Может быть, я бы и сделала это, но кто-то меня опередил.
– Кто? – спросила Айви.
Гретхен пожала плечами.
– Может, Деклан? – предположила Айви. Снова удар. Айви вскрикнула.
– Вот дурища! Деклан и мухи не обидит. Как будто ты этого не знала!
Айви потерла подбородок.
– Значит, вы не знаете, кто убил Дженнифер?
– Мне плевать, кто пришил эту Дженнифер. Но этот человек облегчил мне задачу.
– А какая у вас была задача? Избавиться от женщины, которую любил Деклан?
Гретхен кивнула:
– Один раз я попыталась было устроить небольшую драчку, но у меня ничего не вышло. Но потом все сложилось само собой и пошло по моему плану. Так, как надо. Даже забавно.
– Что забавно? – спросила Айви. – Драчку между кем?
– Да ничего особенного. Просто это я подстроила все так, что Дженнифер увидела своего дорогого женишка с языком в горле этой другой шлюшки Лауры Фрозье.
Айви закашляла.
– Значит, он любил Лауру? И вы пытались избавиться от Лауры, натравив на нее Дженнифер? Вы предполагали, что Дженнифер, узнав об измене Деклана, набросится на Лауру и устроит ей скандал? И Лаура, которая думала, что она одна-единственная у Деклана, тут же бросит своего жениха, да? Вы на это рассчитывали?
– Какая же ты все-таки глупая! – хмыкнула Гретхен и для убедительности снова взмахнула ножом.
Айви нахмурилась. Нет, она решительно ничего не понимала.
– Это ты. Ты та самая женщина, которую любил Деклан.
– Я? – искренне удивилась Айви.
– Да, он любил тебя. Он говорил, что ты – это соль земли или как там еще говорят. Очень милая и по-настоящему хорошая. Он восхищался твоей правильностью. – Гретхен замолчала.
– Но я не понимаю, каким образом драчка между Дженнифер и Лаурой могла помочь вам избавиться от меня?
– Я хотела расстроить вашу свадьбу с Декланом.
Айви вздохнула. Кажется, она никогда не доберется до кончика нити, который помог бы ей размотать весь клубок.
– Но ведь это было так просто сделать. Вы могли бы поставить меня в известность о том, что у Деклана есть другая женщина. Несколько женщин. Только и всего.
Гретхен снова пнула Айви в живот. У Айви перед глазами закружились светящиеся мушки, ее тело внезапно ослабло, она повернула голову, и ее вырвало кровью.
Гретхен опустилась на колени и приставила нож к горлу Айви.
– Я запрещаю тебе плохо говорить о Деклане. Запомни: он никакой не обманщик. Ты просто ничего не понимаешь, жалкая дура. – Кончик ножа царапнул кожу, из раны выступила кровь.
Айви посмотрела в лицо своей мучительницы. Гретхен сидела совсем близко, и можно было попытаться выхватить у нее из рук нож, но, к сожалению, ноги Айви по-прежнему стягивала тугая веревка. Кроме того, силы уже давно покинули ее, она даже руками двигала с трудом. Да и рисковать было нельзя. Гретхен справилась бы с ней в два счета, еще и горло успела бы перерезать. Айви решила, что не пойдет на такой глупый риск. Надо пытаться воздействовать на эту сумасшедшую только психологическими методами. Она закрыла глаза.
– Деклан любил тебя, – повторила Гретхен. – Если бы я рассказала тебе о Лауре и Дженнифер, ты бы бросила его. Да, я не сомневаюсь, ты бы сразу дала ему от ворот поворот.
– Но вы ведь и добивались именно этого. Разве нет? Вы же хотели, чтобы я бросила его.
– Ты бы его бросила и разбила ему сердце, – сказала Гретхен и шмыгнула носом. – Если кого-то любишь по-настоящему, не станешь желать ему зла. Я не хотела, чтобы ты разбила ему сердце. А вот если бы я поссорила Лауру и Дженнифер, то Деклану пришлось бы уехать на какое-то время из города. И он бы взял меня с собой. Я всегда под рукой. И всегда и во всем ему помогу.
– Но ведь Дженнифер так и не поехала к Лауре и не стала устраивать ей никакого скандала. Тогда вы пошли домой к Дженнифер, чтобы убить ее? – озадаченно спросила Айви. Это была какая-то бессмыслица. Ведь если бы Гретхен убила Дженнифер, она бы не добилась желаемого. Айви закрыла глаза и вздохнула. Гретхен все ходила вокруг да около, а до сути так никак и не могла добраться.
– Если бы я убила Дженнифер, Деклана бы первого обвинили в ее смерти. А если бы и не обвинили, то все равно эта история выплыла бы наружу, и Деклан не смог бы жениться на своей белой и пушистой Айви. Возможно, ему даже пришлось бы на время уехать куда-нибудь. И он взял бы с собой меня.
– Но вы сказали, что не убивали Дженнифер… – тихо проговорила Айви. «Пожалуйста, скажи, кто это сделал», – мысленно умоляла она свою мучительницу.
– Я не знаю, кто это сделал. Когда я подходила к подъезду Дженнифер, из него вышла какая-то пожилая дама. В солнечных очках, шляпе и длинном белом плаще. Я еще подумала, что это очень странно – разгуливать по улицам в белом плаще накануне Дня поминовения. И еще мне показалось, что эта женщина не живет в этом доме.
Айви вдруг охватил озноб. Белый плащ… Пожилая женщина…
У ее матери был белый длинный плащ. Дана не так давно его купила и уже несколько раз выходила в нем прогуляться, хотя он и не был предназначен для холодной мартовской погоды.
«Неужели это моя мать убила Дженнифер Лексингтон? – с ужасом подумала Айви. – О нет. Нет! Мамочка!»
Но все выглядело именно так, как будто это Дана Седжуик убила Дженнифер. Вероятно, она встретила где-нибудь Деклана вместе с Дженнифер. Или даже увидела, как они целуются. Потом проследила за Дженнифер и поднялась к ней в квартиру. Может быть, мать хотела только поговорить, но, увидев, что все стены квартиры Дженнифер облеплены фотографиями Деклана, пришла в ярость и набросилась на несчастную. Да, ее мать всегда была темпераментной женщиной. Этого у нее не отнять.
Айви не могла поверить, что ее мать могла убить Дженнифер. И все же что-то подсказывало ей, что Дана была способна на такое. В определенных обстоятельствах, разумеется. Ведь она так мечтала выдать дочь за Деклана Маклейна, единственного сына своей погибшей подруги, которая, как считала Дана, была не самой бедной женщиной на свете.
Нет, это все же какое-то сумасшествие, сказала себе Айви. Ее мать не убийца!
Но все это так подозрительно.
Где находилась ее мать тем утром, когда была убита Дженнифер? Дана позвонила ей домой очень рано. В семь часов. Сказала, что хочет отправиться вместе с ней к адвокату отца, чтобы прочитать его письмо. Ей не терпелось узнать, получит ли дочь в наследство хоть какие-то деньги. Айви предупредила мать, что пойдет туда одна, и Дана сразу же переключилась на другие дела. Она решила привести себя в порядок. Сходить к парикмахеру, сделать маникюр и педикюр. И все это Дана сделала. Мать явилась в церковь с новой прической и при параде.
Если бы мать в приступе ярости убила Дженнифер Лексингтон, разве могла бы она спокойно сидеть и наблюдать, как ей полируют ногти?
Да, могла бы. Айви в детстве всегда пугало, когда мать впадала в ярость. Однажды, когда Айви не дали роль в каком-то детском спектакле, мать помчалась в школу и устроила двум учителям, ответственным за внешкольную работу, ужасный скандал. Она кричала, что разрушит их карьеры, уничтожит их.
– Я могу перерезать твою глотку прямо сейчас, – сказала Гретхен, водя ножом по шее Айви. – Но я хочу, чтобы ты страдала. Я хочу немного помучить тебя перед тем, как мой питбуль полакомится твоим таким чистеньким, таким хорошим сердечком. А может, я позволю ему съесть твои кишки. Вспорю тебе живот и позову своего пса. Он просто обожает запах крови и свежее мясо.
Этого Айви была уже не в силах выдержать. Голова у нее закружилась, перед глазами на мгновение вспыхнули белые звезды. Потом все исчезло в тумане. Айви вдруг почувствовала, что ее тело стало совсем легким, просто невесомым. И это было даже к лучшему. Теперь она не видела перекошенного от ненависти лица своей мучительницы. Вместо него появилось лицо Гриффина, он смотрел на нее своими внимательными черными глазами… Айви попыталась улыбнуться.
Но тут все исчезло, белый туман превратился в черную мглу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лучший из мужчин - Тейлор Дженел



неплохой , но по мне сильно растянут
Лучший из мужчин - Тейлор Дженеларина
6.12.2011, 21.19





Очень хороший роман читайте не пожалеете.
Лучший из мужчин - Тейлор ДженелЛюся
14.05.2014, 9.19





Да-а-а. Начало за здравие, а конец... Ну и головы у них и кирпичи не берут, и трубы и т. д. и т.п. Конец ну детский лепет. Не знаешь о драке, так нечего подробно о ней писать, получается только хуже. Предыдущие вещи были гораздо лучше.
Лучший из мужчин - Тейлор Дженелиришка
15.05.2015, 20.10





Ну прямо фильм "глупый и еще глупее"rnтакой ерунды еще никогда не читала.
Лучший из мужчин - Тейлор Дженелинна
15.11.2015, 19.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100