Читать онлайн Кто следит за Амандой?, автора - Тейлор Дженел, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кто следит за Амандой? - Тейлор Дженел бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кто следит за Амандой? - Тейлор Дженел - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кто следит за Амандой? - Тейлор Дженел - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тейлор Дженел

Кто следит за Амандой?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Этан Блэк подложил еще одно полено в старую печку, и по нему побежали языки пламени. Ему послышалось, что в дверь его домика кто-то постучал.
Маловероятно. Должно быть, это завывающий зимний ветер сломал еще одну ветку, и она ударила в дверь или в окно. Это была его третья зима в штате Мэн, и он почти привык к сильному холоду и очень промозглому ветру. Там, где Этан жил раньше, на тридцать втором этаже небоскреба в Манхэттене, были огромные, во всю стену, окна, и он буквально чувствовал, как в ветреные дни покачивается здание. Но нигде и никогда ветер не завывал так свирепо, как здесь, в Мэне.
Ему нравился этот звук. Некоторое время Этан слушал, как ветки стучат в дверь, потом вновь занялся починкой вафельницы для семейства Марроу, которая, вероятно, лет десять назад стоила баксов десять. Семья Марроу, его ближайших соседей, живших в полутора милях от него, состояла из овдовевшего отца и его тринадцатилетнего сына Ника. Примерно шесть месяцев назад на одной из тропинок позади своего дома Этан наткнулся на мальчишку, который, склонившись над пеньком, ковырялся отверткой в сломанном СД-плейере. До слез расстроенный, Ник в сердцах бросил плейер на землю, но Этан поднял его. Он предложил парнишке помочь с ремонтом, и Ник минут на двадцать дал волю эмоциям. Спеша и захлебываясь, он рассказал о том, что раньше ему всегда помогал отец, но почти год назад умерла мать Ника, и теперь отец большую часть времени просиживает в кожаном кресле в гостиной и смотрит повторный показ сериала «Закон и порядок».
Этан начал чинить плейер прямо в лесу, также расположившись на старом пеньке. Ник некоторое время хмуро наблюдал за ним, потом подошел и словно через силу попросил Этана разобрать то, что он только что собрал, чтобы Ник сам мог попробовать сделать это. На следующий день мальчик по пути из школы, остановился у дома Этана и с сияющим видом поведал ему, что на отца такое сильное впечатление произвел скрытый талант Ника, что он оторвался от своего кресла и повез сына в компанию «Хоум дипоу», чтобы договориться об открытии в их гараже небольшой ремонтной мастерской. Ник никому не сказал, что на самом деле плейер починил Этан, поэтому теперь он хотел, чтобы Этан научил его ремонтировать другие несложные бытовые приборы. Почти каждую неделю он появлялся с чем-то новым. На прошлой неделе это была электробритва. Этан показал мальчику, как чинить ее, затем вновь разобрал бритву и дал мальчишке попробовать свои силы. Вечерами после школы Ник пытался справиться с хитрым механизмом, и, хотя на это у него ушла целая неделя, он все же починил бритву.
В тот день рано утром, когда Этан вернулся домой со своей шестимильной пробежки, он опять нашел Ника на ступеньках крыльца своего домика. Мальчишка сидел, склонившись над серебристой вафельницей. Со слезами на глазах Ник объяснил, что эту вафельницу несколько лет назад купила его мать, она же заказала выгравировать на ней их имена – нечто подобное она видела в фильме «Все любят Реймонда». Сегодня утром, когда отец Ника пытался испечь вафли, приспособление вдруг забарахлило, отец разрыдался, вышел из комнаты и с той минуты не произнес ни слова.
– Я не могу починить ее, – сказал Ник, в его глазах стояли слезы. – Я несколько часов пытался это сделать, но больше не могу.
– Не переживай так и положись на меня, – заверил его Зтан. – Завтра, когда вернешься из школы, она будет работать. Идет?
Худенькие плечи Ника опустились с облегчением, и он помчался домой.
Бедный ребенок! Этан слишком хорошо представлял себе, что такое горе.
Этан перевернул вафельницу и уже потянулся за отверткой, когда снова услышал громкий стук. Он поднял глаза и чуть не подпрыгнул. Молодой человек лет двадцати стучал в окно и размахивал руками, стараясь привлечь его внимание. Парень явно замерз, так как его щеки были почти такими же красными, как и его спутанные волосы.
«Кто бы это мог быть, черт возьми?» – подумал Этан, ринувшись к двери, чтобы спасти парня от холода. Трудно заблудиться на участке леса, сплошь прорезанного просеками лесозаготовителей. Если кто-то оказался здесь, значит, именно к этому он и стремился.
Как только Этан открыл дверь, парень тотчас влетел в дом.
– Ну и холодрыга же у вас здесь! – воскликнул он. – Можно я пару минут отогреюсь у камина? Я даже носа не чувствую.
Этан кивнул, и, когда парень метнулся к камину, подпрыгивая, чтобы согреться, Этан увидел огромный внедорожник, стоящий на грунтовой подъездкой дороге. На вездеходе были нью-йоркские номера. А это означало, что гость был нежеланным.
– Это вы Этан Блэк? – спросил парень, растирая руки.
– И кому это я понадобился?
Парень показал рукой на курьерскую сумку, ремень которой перетягивал его синий пуховик. На клапане сумки черным было вышито название компании.
– Юридическая фирма «Харрис, Линкер и Свифт», – сказал он.
Три года назад курьер, доставляющий судебные иски или повестки с вызовом в суд, был для Этана самым обычным явлением. Но не теперь.
«Что бы это ни было, черт побери, я ничего не хочу знать», – подумал Этан. Он мечтал спокойно бегать свои мили, чинить Нику сломанные приборы и очень хотел, чтобы его, черт возьми, оставили в покое. Не хватало еще, чтобы кто-нибудь из Нью-Йорка прибыл по его душу.
– Джордж Харрис просил меня лично доставить вам этот пакет, – сказал курьер, открывая сумку и вытаскивая оттуда обычный желтоватого цвета манильский конверт. – Он сказал, что это касается Уильяма Седжуика.
Уильяма Седжуика? Это меняет дело. Кивнув, Этан взял пакет и положил его на деревянный стол перед камином. Затем он достал термос, налил в него кофе, добавил молока и сахара и протянул курьеру, который с удивленным видом поблагодарил его. Раскрыв бумажник, Этан вынул пятидесятидолларовую банкноту и сунул ее в скрюченные пальцы курьера, сказав, чтобы он отправлялся поскорее, если не хочет обморозиться.
Из окна Этан наблюдал, как внедорожник медленно поднимается по подъездной дороге длиной в полумилю и сворачивает на главную дорогу. Когда машина исчезла из виду, Этан посмотрел на пакет, лежащий на столе. Это был обычный манильский конверт, на котором от руки были написаны его имя и адрес. Что там может быть? Прошло почти три года с тех пор, как Этан встречался с Уильямом. И это была их единственная встреча. Что могло ему понадобиться сейчас?
Мелькнула мысль: а что бы произошло, если бы в тот роковой вечер три года назад он не встретил Уильяма Седжуика?
«Ты знаешь, что бы произошло», – напомнил он себе.
Этан подбросил еще одно полено в печурку, раздул огонь в массивном каменном камине, заварил свежий кофе, починил вафельницу Ника, посмотрел, как за окном в воздухе начинает кружиться свежий рассыпчатый снежок, и даже помыл посуду, оставшуюся от завтрака, – все это, чтобы оттянуть время. Ему не хотелось открывать конверт. Не сейчас.
«Однажды, Этан Блэк, – сказал тогда Уильям Седжуик, – я, возможно, попрошу вас оказать мне обещанную услугу...» Вероятно, этот день настал. Но что же могло понадобиться от Этана Уильяму Седжуику, человеку, обладающему таким богатством и властью? Уильям знал, что Этан покончил со старой жизнью, знал, что, последовав его совету, он построил здесь небольшой домик. Однажды из городского универсама Этан даже отправил Седжуику открытку.
Любопытство взяло верх. Этан разрезал конверт и заглянул внутрь. Все его содержимое составляли два письма и две фотографии пять на семь дюймов. Одно письмо было на фирменном бланке адвокатской конторы, другое – написанное от руки черными чернилами – лично от Уильяма Седжуика.
«Дорогой Этан!
Однажды ты сказал, что, если мне когда-либо понадобится помощь, я могу на тебя рассчитывать. Достаточно будет сказать одно слово. И вот я говорю его. Я абсолютно уверен, что ты выполнишь мою просьбу, и это служит для меня большим утешением.
Если ты читаешь это письмо, значит, меня уже нет в живых...»
– Проклятие, – сказал Этан, качая головой. Он сунул письмо обратно в конверт и осторожно положил его на стол.
Пока он прочитал достаточно.
– Что значит – ты не пойдешь на чтение завещания? – спросила Дженни Коулз, наливая чай в стоящие на кофейном столике керамические чашки.
– Это значит, что я не пойду, – повторила Аманда. Она откинулась на спинку дивана в своей маленькой гостиной и обхватила руками теплую кружку, вдыхая успокаивающий аромат чая «Ирландский завтрак».
Дженни водрузила ноги на кофейный столик и резким движением закинула свои золотисто-каштановые волосы на спину.
– Аманда, давай спокойно рассмотрим твою ситуацию, хорошо? Во-первых – вчера тебя уволили с работы. Во-вторых – в конце месяца закончится твоя медицинская страховка. В-третьих – через три недели тебе нужно платить за квартиру. В-четвертых – памперсы на деревьях не растут. Продолжить?
Дженни была лучшей подругой Аманды, они дружили еще со средней школы, когда Дженни переехала из Квинса в Бруклин. Девушки являли собой полную противоположность, и такими они были всегда, но почему-то это только сближало их. Дженни была коммуникабельной, бесстрашной и стильной. Сейчас на ней был удлиненный вязаный жакет из черного мохера, белая атласная кофта и сексуальные, низко сидящие джинсы, на ногах – черные кожаные сапоги по колено. Аманда же была одета в розовую футболку с длинными рукавами, легкие джинсы и кроссовки, общую картину дополнял переброшенный через плечо детский «слюнявчик» – «мамочкина одежка», как называла такой наряд Дженни.
Дженни сделала глоток.
– Я буду сидеть на этом диване, пока не смогу убедить тебя, что в том, что ты примешь то, что твой отец оставил тебе по завещанию, нет ничего предосудительного.
Аманда тяжело вздохнула:
– Нет, Дженни, это неправильно. Ну, как можно принимать деньги от человека, который при жизни едва помнил, что я его дочь? Как меня охарактеризует такой поступок?
– Такой поступок, прежде всего, засвидетельствует то, что ты не идиотка, – продолжала настаивать на своем Дженни, – и то, что тебе нужны деньги. Твоя гордость не должна помешать тебе выжить. Ты должна найти новую работу со всеми полагающимися льготами, а это не так просто в начале праздничного сезона. Ты в безвыходном положении.
– Даже если ты права, – сказала Аманда, – я...
– Дорогая, – прервала подругу Дженни. – Я знаю, как ты мечтала о том, чтобы он был тебе настоящим отцом. Но этого уже никогда не будет. Пора подумать о будущем. А для будущего нужны деньги, которые, возможно, он тебе оставил.
Аманда обхватила себя руками:
– Мне не нужны его деньги. Я буду отвратительно себя чувствовать, если воспользуюсь деньгами, которыми он хотел откупиться от меня.
– Ох, Аманда, – вздохнула Дженни. – Благородство не поможет тебе оплатить счет за квартиру.
Аманда понимала, что подруга права. Но ее мать за всю свою жизнь не взяла у Уильяма Седжуика ни цента.
«Мама, как бы мне сейчас пригодился твой совет!» Задумавшись, Аманда рассматривала потолок.
– А как насчет того, чтобы просто пойти на слушание? – продолжала настаивать Дженни. – Просто сходи и послушай. Может быть, он тебе ничего и не оставил. А может быть, он оставил замечательное письмо, где говорит, как он сожалеет о том, что был таким дерьмовым отцом.
– Это возможно, – сказала Аманда, оживившись. – Может быть, он действительно написал мне письмо или оставил что-нибудь на память о себе. Это бы мне понравилось. И неплохо бы увидеть Оливию и Айви и выразить им мои соболезнования.
Неожиданно Аманда вспомнила, что по чистой случайности видела одну из своих сестер в тот самый день, когда скончался их отец. Казалось, само провидение столкнуло их вчера, пусть даже Оливия и не заметила ее.
– Ты права, – сказала Аманда своей подруге и пригубила чай. – Я обязательно пойду.
Дженни улыбнулась и, схватив с подноса на кофейном столике шоколадное печенье, с удовлетворенным вздохом набросилась на него.
– Я знала, что сумею убедить тебя. Главное – найти нужные слова!
Этан стоял у окна своего домика, поглядывая на часы и высматривая, не мелькнет ли на дорожке голубая куртка Ника Марроу. «Поторопись, парнишка!» – думал он. Было четыре часа, а, учитывая то, что до Нью-Йорка шесть часов езды и надвигалась буря, Этану хотелось отправиться поскорее.
Наконец на фоне белого снега показалась ярко-голубая куртка.
– Ты куда-то собрался? – спросил Ник, жестом указывая на стоящий у двери чемодан Этана.
– В Нью-Йорк, – ответил Этан.
– Ух, ты! Здорово! Страсть как хочется туда попасть, у тебя там знакомые?
– Были, – сказал Этан. – Сейчас у меня там неотложное дело.
– Я не думал, что у тебя могут быть какие-то дела, – сказал Ник, откидывая капюшон и стягивая перчатки. – Мы с отцом решили, что ты или миллионер-отшельник, которому не нужно работать, или, может, наемный убийца, или даже беглый заключенный.
Этан рассмеялся:
– Ничего подобного. Я обычный парень, которому нравится жить незатейливо, вот и все. Твоя вафельница готова. Работает как новенькая.
Обычно непоседливый Ник замер. Его взгляд метнулся к вафельнице на кухонном столе, к стоящей рядом тарелке с двумя фруктовыми вафельными корзинками, и мальчишка расплакался.
Как правило, когда мальчик был на грани слез, что бывало частенько, он всячески старался сдерживаться. Тринадцатилетние мальчишки не хотят, чтобы их видели плачущими. Но на этот раз слезы текли по его щекам, а он даже не пытался их остановить.
– Ник, в чем дело? – спросил Этан, кладя руку на плечо мальчика. – Она работает отлично, и вот тебе доказательство. – Этан кивнул в сторону пирожных.
Ник захлюпал носом.
– Не знаю... Я думал, может быть... Я не знаю, – ответил он, закрыв лицо руками.
– Ты думал, «может быть» – что? – спросил Этан.
– Я думал, что будет неплохо, если вафельницу не удастся починить. – Его личико сжалось, он осел на пол, по лицу вовсю текли слезы. Рыдания сотрясали ею худенькое тельце.
Прихватив со стойки бумажные носовые платки. Этан опустился рядом с Ником.
– Это было бы неплохо, потому что ты смог бы понемногу забывать. Я имею в виду забывать не маму, а забывать то, что ее больше нет.
Ник удивленно посмотрел на Этана:
– Да, я это и хотел сказать. – Его светло-карие глаза опять наполнились слезами: – А ты откуда знаешь?
Откинувшись к стене, Этан уставился в потолок:
– Я тоже потерял близкого человека. И я знаю, каково это.
– Свою маму? – спросил Ник.
– Мою жену, – ответил Этан.
«И нашего неродившегося ребенка».
– Когда это случилось? – спросил Ник.
– Три года назад.
Мальчик немного призадумался.
– Так это тогда ты приехал сюда? Три года назад. – Этан кивнул:
– Верно. Что-то на этой земле – вся эта зелень, ну, когда она не покрыта снегом, все эти деревья и тропинки – помогло мне пережить трудное время.
Ник пожевал припухшую нижнюю губу.
– Ты уже пережил потерю своей жены?
Этан подумал о небольшой фотографии Кэтрин, которую он хранил, – тогда она была на третьем месяце, и беременность еще не была заметна, разве что ее выдавали сияние глаз да потрясающая улыбка.
– Нет, Ник, я еще переживаю. Но всегда можно найти занятия, которые помогут человеку пережить страшную потерю.
– Какие? – спросил мальчуган.
– Ходить на прогулки, заниматься бегом, разбирать вещи и собирать их, разговаривать с близкими людьми.
Сам Этан ни с кем не разговаривал. Ник с шумом выдохнул.
– Я не могу разговаривать с отцом. Каждый раз, когда я вспоминаю маму, он выглядит так, будто вот-вот заплачет.
– Ты знаешь, Ник, думаю, если ты принесешь этот аппарат отцу и приготовишь его любимые вафли, он может счесть это добрым знаком.
– Знаком чего? – спросил Ник.
– Что некоторые вещи можно исправить. – Лицо мальчика посветлело.
– Ты так считаешь?
– Да, – ответил Этан. – Вы с отцом еще здесь. И хотя вы будете продолжать скучать по вашей маме, вы всегда можете почтить ее память. Например, пользуясь вафельницей, которая ей так нравилась.
Или посадив дерево на заднем дворе. Кэтрин очень любила деревья. Она даже изучала садоводство.
– Да, пожалуй, верно, – сказал Ник и поднялся на ноги. Он с благоговением посмотрел на вафельницу, взял ее и направился к двери.
– Эти пирожные для тебя, – сказал Этан.
Ник улыбнулся и захрустел вафлями, положив второе пирожное в карман куртки.
– Послушай, Ник, я не знаю, когда вернусь. Но если я тебе понадоблюсь, позвони мне на мобильный, хорошо?
Ник кивнул:
– Думаю, со мной все будет в порядке. Не знаю почему, но сейчас я чувствую себя совершенно по-другому. Это очень странно.
Этан улыбнулся:
– Береги себя.
Он смотрел, как под падающим снегом мальчик торопится домой, держа в руках вафельницу.
Этану тоже пора было отправляться домой, но по совершенно иным причинам.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Кто следит за Амандой? - Тейлор Дженел



Хороший роман, понравился!
Кто следит за Амандой? - Тейлор ДженелЛюдмила Кл.
18.02.2013, 14.10





Мне очень понравился.Оригинальный сюжет,немного интриги,класс!
Кто следит за Амандой? - Тейлор ДженелЛеля
6.05.2013, 18.26





Интересный роман с лёгким детективным уклоном. Личность покойного папаши ГГ(ни) вызывает лёгкое отвращение и полное недоумение, что огромная толпа самых разных женщин находила в этом жутком типе? Как по-мне его совершенно не за что не только любить, но и уважать. А если человек не вызывает хотя бы толику уважения, то и о более сильных положительных чувствах речи быть не может. Я бы оценила роман на 6 из 10.
Кто следит за Амандой? - Тейлор ДженелОльга К
10.11.2013, 16.52





Это - первый ЛР из трилогии о сестрах. Второй "Тепло твоих рук", третий "Настоящий мужчина". Все три с детективным уклоном.
Кто следит за Амандой? - Тейлор Дженелиришка
15.05.2015, 0.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100