Читать онлайн Прелестная северянка, автора - Тернер Элизабет, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прелестная северянка - Тернер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 21)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прелестная северянка - Тернер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прелестная северянка - Тернер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тернер Элизабет

Прелестная северянка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Я чувствовал, что вы приведете нас к золоту! – торжествующе воскликнул Моу. – Просто чувствовал, и все!
– А я привык обращать внимание на то, что Моу чувствует нутром. Девять раз из десяти он попадает точно в деньги, – хихикнул Джимми.
Моу согласно кивнул.
– Мое нутро сохраняло мне жизнь бесчисленное количество раз.
Тесс мысленно застонала. Они с Заком так увлеклись поисками золота, что не услышали, как подкрались Джимми и Моу. Тесс инстинктивно прижалась к Заку. Она ощутила исходящее от него напряжение и боялась, что Зак сейчас выхватит револьвер. Даже если он успеет сделать один выстрел, то противников тут двое с нацеленными на них револьверами. У Зака не было шанса, у них не было шанса.
– Ладно, – Маклейн, положи свои револьверы на пол, только очень осторожно. Оба револьвера, – сказал Джимми, показывая на «кольт» Зака и «смит-и-вессон» Тесс, торчащие у Зака за поясом. – Потом подними руки вверх, чтобы мы видели. Попытаешься обмануть – я выстрелю. Первой застрелю леди.
Зак сделал, как ему велели. Моу подобрал револьверы, потом отступил назад, не переставая улыбаться.
– Мне нравится человек, который сразу выполняет приказы. Значит, с мозгами у него все в порядке.
– А теперь, – усмехнулся Джимми, – еще одно небольшое задание. Думаю, оно вам по силам.
– Чего вы еще хотите от нас?
– Мы хотим предоставить вам честь вынести отсюда золото. Это та малость, которую мы можем сделать для вас, – ведь это вы его обнаружили.
– А если я откажусь? – произнес Зак.
– Не стоит напрашиваться на неприятности, иначе твоя очаровательная маленькая женушка попробует вкус свинца. Давай, Зак, действуй.
Не говоря ни слова, Зак наклонился и поднял железный ящик на плечи; его мускулы напряглись под тяжестью груза.
– Позвольте мне пойти впереди, – сказал Джимми. – Маклейн, если ты хочешь себе добра, то держись за мной и не вздумай делать глупости, а то пострадает твоя жена. Моу умеет быстро спускать курок.
– Тебе не удастся уйти просто так, Джеролд, – процедил Зак.
Джимми и Моу засмеялись – угроза Зака не произвела на них никакого впечатления.
– О, позвольте с вами не согласиться, Маклейн, – хвастливо заявил Джимми. – Мы наверняка уйдем с этим золотом. Подожди, сам увидишь.
Тесс прикусила дрожащую нижнюю губу. Она ни секунды не сомневалась, что эти люди уже убивали раньше и, не колеблясь, убьют опять. Краем глаза она взглянула на Зака. Его лицо застыло, словно высеченное из гранита.
– Двигайся, Маклейн! – скомандовал Джимми, нетерпеливо взмахнув револьвером.
Это была странная процессия. Первым шел Джимми с фонарем в руке, за ним – Зак согнувшийся под тяжестью ящика с золотом. Следом шла Тесс, чувствуя у себя за спиной Моу с нацеленным в нее револьвером.
Пот заливал лицо Зака, когда они добрались до выхода из шахты. От напряжения дыхание с хрипом вырывалось у него из груди. Снаружи было лишь немного светлее. Тесс совершенно утратила всякое представление о времени, но ей казалось, что уже далеко за полночь.
– Отлично, Маклейн, поставь золото в повозку, прикрой его вот этим брезентом, а потом возвращайся сюда.
Зак сделал, что ему велели, вернулся ко входу в шахту и встал рядом с Тесс.
– Хорошая ночная работа... для мертвеца, – засмеялся Джимми, довольный собственной шуткой.
По знаку своего товарища Моу отошел к тому месту, где паслась его лошадь, и вернулся с каким-то предметом в руке.
– Если вы собираетесь хладнокровно пристрелить нас, то рано или поздно полиция вычислит, кто это сделал, и начнет поиски. Полицейские прочешут всю территорию, чтобы найти вас. И вы оба закончите свои дни на виселице. Все золото мира не поможет, когда ваши мертвые тела будут болтаться в петле.
– Ах, как вы нас напугали! – небрежно поднял какой-то цилиндрический предмет с веревкой, привязанной к одному его концу, чиркнул спичкой и поджег фитиль.
– Негодяи! – прорычал Зак. – Взрывчатка!
Оцепенев от ужаса, Тесс смотрела на дымящийся фитиль в руке Моу Блэка. Зак быстро встал перед Тесс, прикрывая ее своим телом, как щитом.
– Чем дальше вы будете от взрыва, тем больше у вас шансов остаться в живых, – улыбнулся Джимми, показывая ямочки на щеках улыбка была такой же приветливой, как револьвер, который он нацелил на них. – Конечно, если вы не умрете от голода и жажды. Лучше беги, Маклейн. Беги со всех ног.
Схватив фонарь, Зак так резко потянул Тесс за собой, что она чуть не упала, и побежал назад в шахту.
Моу размахнулся и швырнул патрон с дымящимся фитилем во вход шахты.
– Приятно было с вами познакомиться, Маклейн! – засмеялся он. Джимми тоже засмеялся.
– Беги, Тесс! – приказал Зак. – Быстрее!
Задрав юбку выше колен, Тесс едва поспевала за ним. Они все больше углублялись в шахту.
Взрывная волна сбила их с ног и подняла в воздух. Зак бросился к Тесс и закрыл ее своим телом. Стены шахты дрожали и качались. Деревянные крепления скрипели, трещали и рушились. Падали и катились крупные камни. Обломки породы сыпались дождем. Потом, после беспорядочного грохота, наступила тишина. Мертвая тишина.
Тесс лежала совершенно тихо, прижавшись щекой к грубому холодному камню. Она жива. Тяжесть тела Зака, лежавшего на ней, несколько успокаивала ее. По крайней мере она не одна. Тесс пошевелилась и позвала:
– Зак...
Никакого движения, ни слова в ответ. Страх, как крылья огромной летучей мыши, забился в ее груди.
– Зак!..
И снова никакого ответа. Ради нее Зак пожертвовал своей жизнью. Нет, она не может, не хочет потерять его!
– Черт побери, Зак Маклейн, не вздумай умереть!
Выбравшись из-под его тяжелого тела, Тесс глубоко вздохнула, чтобы успокоиться, и поперхнулась пылью. Кашляя и хрипя, она с трудом повернула Зака на бок. Прижав руку к его груди, Тесс с облегчением почувствовала, что Зак дышит.
– Господи милостивый, – прошептала она, – пожалуйста, пусть с ним все будет хорошо.
Дрожащими руками Тесс ощупала тело Зака, проверяя, нет ли переломов и открытых ран. Ничего не обнаружив, она положила его голову к себе на колени. Легкими, как перышко, движениями пальцев Тесс гладила его лицо. Она погладила его брови, и пальцы ее окрасились кровью – на лбу Зака была рваная рана. Но несмотря ни на что, Зак был жив. Они оба живы, а там, где жизнь, там и надежда. Пока и этого достаточно.
Тесс откинулась назад, упираясь спиной в упавшую балку. «Значит, вот так чувствуют себя погребенные заживо», – вяло подумала она. Когда-то она прочитала в одном из романов о горняке, которого завалило в шахте, и он пробыл там около двух недель. Только теперь Тесс поняла, что испытал герой романа, и восхитилась его мужеством и силой духа.
Казалось, прошла целая вечность. Вдруг Зак застонал и шевельнулся.
– Тихо, Зак, – попыталась успокоить его Тесс. – Лежи спокойно.
– Что случилось? – хрипло спросил он. Тесс нежно погладила Зака по голове.
– Мы нашли золото, но Джимми и Моу украли его у нас. Они устроили взрыв, вход в шахту завалило, и мы оказались в ловушке.
Зак приподнялся, опираясь на локоть, и застонал от боли.
– Да, – пробормотал он. – Взрыв. Теперь вспоминаю. С тобой все в порядке?
– Со мной все хорошо, – ответила Тесс, стараясь говорить спокойно. – Настолько хорошо, насколько может чувствовать себя человек, замурованный под землей.
Зак попытался сесть, но не смог и упал на спину.
– Голова просто раскалывается, – тихо сказал он.
– У тебя большая рана на лбу, но никаких переломов я не обнаружила.
– Не смогла удержаться, чтобы не погладить меня, дорогая? – поддразнил ее Зак.
Видя, что Зак старается не унывать, Тесс тоже собралась с духом и пошутила:
– Да, я не смогла удержаться и воспользовалась тем, что мужчина находился в бессознательном состоянии. – Помолчав, она добавила: – Правда, случайно оказалось, что я замужем за этим мужчиной.
Однако серьезность положения не позволяла продолжать беседу в таком легкомысленном тоне. Зак крепко сжал ее руку.
– Мы выберемся отсюда, Тесс. Еще не знаю, как именно, но мы обязательно выберемся.
– Конечно, – согласилась с ним Тесс, отвечая на его пожатие. Ей хотелось верить ему, отчаянно хотелось верить. – С чего мы начнем?
Зак сел.
– Помню, что, когда мы побежали, у меня был фонарь. Давай посмотрим – может, нам повезет, и мы его найдем. Наверное, он выпал у меня из рук при взрыве.
Ползая на четвереньках, они принялись разыскивать фонарь. Тесс старалась не замечать острых камней, царапавших ее ладони и колени. Казалось, это совершенно непосильная задача, пустая трата сил и времени, но вдруг Зак издал торжествующий крик.
– Думаю, большая часть керосина вытекла, но...
Тесс слышала, как он шарит в поисках спичек, потом раздалось чирканье спички по грубой поверхности и, наконец, загорелось оранжево-желтое пламя. Помятый, но все еще годный фонарь давал желанный свет. Зак и Тесс посмотрели друг на друга, проверяя, все ли в порядке. Они были исцарапанными, грязными, растрепанными, но – живыми!
Зак хитро усмехнулся.
– Иди сюда.
Тесс не нужно было просить дважды. Она бросилась в его объятия. Зак гладил ее спутанные волосы, целовал в макушку, держал ее крепко и надежно. Никакие слова здесь были не нужны.
Потом он отпустил ее и отодвинулся, решительно выпятив подбородок.
– Нам нужно приниматься за дело. Не известно, надолго ли хватит керосина в фонаре.
Зак принялся разгребать камни и щебень. Особенно большие и тяжелые камни он сдвигал, как рычагом, обломком балки. Тесс усердно помогала ему, поднимала, толкала и сгребала, чтобы сделать проход в обрушившейся породе. Время от времени раздавался опасный треск балок у них над головами. Они прерывали свою работу, прислушиваясь, не раздастся ли еще какой-нибудь шум, оповещающий о еще большей опасности, и, если все было тихо, продолжали свою работу. Тесс боялась, что в любую минуту с потолка может сорваться большой камень и раздавить их.
Работа продвигалась очень медленно. Радовал каждый ярд проложенного хода. Медленно, но неуклонно они продвигались вперед. Тесс устало отвела волосы с лица и выпрямила онемевшую спину. Она озабоченно взглянула на фонарь. Его свет стал заметно слабеть. Вскоре они опять погрузятся в беспросветную тьму. Тесс судорожно глотнула, испуганная этой мыслью.
И снова принялась за свою тяжелую работу. Она восхищалась выдержкой и упорством Зака. Рубаха его была порвана и испачкана кровью, по лицу, черному от грязи, стекал пот, но он ни разу не пожаловался. Ни разу не признал поражения. Что бы ни рассказывал Зак об Элмайре, пережитые страдания не сломили его, и эти испытания тоже не сломят.
– Тесс, иди сюда, – позвал Зак, подбирая с земли фонарь. – Давай руку и иди за мной.
Им удалось пройти лишь несколько метров, и снова перед ними громоздилась гора камней. Тесс охватило отчаяние.
– Думаю, фонарь скоро погаснет, – тихим, невыразительным голосом предостерегла она.
Держа фонарь на расстоянии вытянутой руки, Зак осмотрел новое препятствие.
– Кто-то нам помогает, – сказал он, закончив осмотр. – Это все не так уж и страшно, как кажется на первый взгляд. Это ведь не сплошная каменная стена, а всего лишь нагромождение камней и щебня в туннеле. Я считаю, что у нас нет другого выбора, нужно пробираться вперед. Ты согласна?
Тесс кивнула, и Зак скользнул в узкое отверстие.
– Я пойду первым.
– Осторожнее! – крикнула ему вслед Тесс. «Я люблю тебя». Последние слова она произнесла про себя, как и много раз до этого.
Зак исчез из вида, оставив Тесс одну в темноте. Она слышала скребущиеся звуки, когда он сантиметр за сантиметром пробирался вперед. Быстро помолившись, чтобы набраться мужества, Тесс тоже влезла в узкий проход. Лежа на животе, она ползла вслед за Заком. Острые камни кололи ее, впиваясь в тело. Юбка порвалась. Волосы цеплялись за обломки породы, и ей приходилось выдирать их.
Впереди, как светлячок в летний вечер, виден был слабый свет фонаря. Потом он помигал и погас. И больше уже не появился.
Зак громко выругался и остановился.
– Зак?..
Тесс услышала, как Зак вздохнул. В тишине этот вздох прозвучал особенно отчетливо. Тесс охватила паника.
– Зак, скажи мне что-нибудь! – закричала она. – Что случилось?
Он откашлялся.
– Думаю, что не справлюсь с этим, Тесс.
– Зак, пока ты не скажешь мне, в чем дело, я не смогу тебе помочь.
Неуверенность, прозвучавшая в голосе Зака, пронзила ее сердце.
– Все повторяется.
Тесс заставила себя сохранять спокойствие, не обращать внимания на острый страх и отчаяние в его голосе.
– Объясни, что происходит.
– Элмайра. Одиночная камера.
– Это не Элмайра, – мягко возразила она. – И ты не один.
– Я не могу переносить замкнутое пространство. Я просто не м-могу... – Голос его прервался.
– Мы скоро выберемся отсюда, и все будет хорошо. Увидишь.
– Я чувствую себя так, будто опять сижу в этой ужасной яме. Здесь так тесно, что я не могу двинуться с места. Я как будто в гробу.
– Зак, ты не в Элмайре. Мы с тобой в шахте, вспоминаешь?
Он дышал быстро и прерывисто.
– Без света, без воздуха. Я задыхаюсь, Тесс. Я не могу дышать.
Вдруг ее осенило.
– Зак, – взмолилась она. – Послушай меня. Вдохни глубоко, как можно глубже. Чувствуешь запах?
Зак вздохнул раз, другой.
– Я не чувствую никакого запаха.
– Попробуй еще раз, пожалуйста, – умоляюще сказала Тесс.
Она услышала, как он вдохнул и выдохнул воздух, и молилась, чтобы ее план удался.
– А чем должно пахнуть?
– На секунду мне показалось, что где-то в шахте бродят джавелины, – на ходу придумывала она. – От них остается такой ужасный запах.
Зак слабо засмеялся.
– Думаю, у тебя тоже не все в порядке с головой.
К ее великому облегчению, голос Зака звучал уже спокойнее, увереннее.
– Ты сказал, что это всего лишь нагромождение камней в туннеле, Зак. Нам нужно еще немного продвинуться.
Камни и щебень зашуршали, когда он снова медленно пополз вперед.
– Это напоминает мне игру, в которую я любила играть в детстве, – сказала Тесс, на ходу придумывая эту игру. Она хотела любым способом отвлечь Зака от мыслей об одиночной камере. – Каждый год после сбора урожая в городе устраивали праздник. Люди приезжали из всех уголков графства. Лавочники ставили в одну линию пустые бочки, и мы, дети, должны были пролезать сквозь них. Это было состязание. Кто пролезал быстрее всех, получал пакет лимонных леденцов. Представь себе, Зак, что это игра и что ты любишь лимонные леденцы больше всего на свете. А я как будто ползу следом за тобой и готова на все, чтобы выиграть этот пакет леденцов. Тебе нужно двигаться как можно быстрее, чтобы победить. Как ты будешь выглядеть, если тебя обыграет девушка? Двигайся! Быстро, давай! Я тебя догоняю.
Сначала очень осторожно, а потом все увереннее Зак пополз вперед, стремясь вырваться из замкнутого пространства.
– Ни за что не позволю девушке победить меня. Мой брат никогда бы мне этого не простил.
Наконец Тесс услышала, что он выбрался из туннеля на открытое пространство, и почувствовала, как сильные руки вытаскивают ее и обнимают.
– Мы выбрались! – закричал Зак. – Мы на свободе!
Даже в темноте Тесс могла представить себе его торжествующую улыбку.
– Видишь, ты смог это сделать.
– Тесс, теперь ты можешь сказать правду. Такая игра существовала на самом деле?
Тесс теснее прижалась к его надежному теплому телу. Она почти так же, как и Зак, была рада тому, что им удалось выбраться из этого узкого и тесного пространства.
– Нет, – вздохнула она, – но если бы такая игра существовала, то я выиграла бы у тебя. Я очень люблю лимонные леденцы.
– Я это запомню.
Тесс улыбнулась и уткнулась лицом ему в грудь.
– Не возражаешь, если мы немного отдохнем?
Они упали на жесткий земляной пол. Еще когда они занимались любовью в первый раз, Тесс обнаружила, что полная тьма порождает чувство безымянности, снимает все ограничения и дает ощущение полной свободы. Зак мужественно преодолел свои страхи. Теперь наступил ее черед. Тесс знала, что впереди их ждут новые опасности, и лучшей возможности освободиться от гнетущего ее груза у нее не будет. Она расскажет Заку о событиях той далекой ночи в Геттисберге. Поверит он ей или нет, зависит только от него.
– Зак, – неуверенно начала она. – На тот случай, если нам не удастся выбраться отсюда живыми, мне нужно кое-что сказать тебе.
– Мы обязательно выберемся отсюда! – горячо сказал Зак.
– Мне будет спокойнее, если ты сейчас выслушаешь меня. После непродолжительного молчания Зак вздохнул, смирившись с неизбежным.
– Ну хорошо, раз ты настаиваешь.
– Это о том, что случилось в ту ночь, когда тебя арестовали...
– Я не намерен выслушивать очередную ложь, – резко оборвал ее Зак.
Его реакция заставила Тесс отшатнуться. В голосе Зака снова звучали горечь и обида, чего уже давно не было. И это обожгло ее, как кислота. Тесс подавила разочарование и отважилась продолжать:
– Я не лгала, когда сказали, что не сообщала властям о том, где вы с Джедом прячетесь.
– Тогда как же они нас обнаружили, Тесс? Насколько я помню, ты была единственной, кто знал об этом.
В отчаянии она крепко сцепила пальцы рук, лежавших на коленях. Зак не собирался облегчить ей признание, но Тесс не могла больше медлить.
– Я всегда думала, что вы покинули Геттисберг, чтобы присоединиться к своей части. И только в ночь после нашей свадьбы я узнала правду.
– Правду о том, что меня отправили гнить в лагере для пленных?
– Да, именно это. Но мне потребовалось время, чтобы собрать затем все по кусочкам. – Она до боли сжала пальцы. – Я знала, что вы собираетесь уйти, и мне хотелось провести с вами все последние минуты. Даже маленькой девочкой я... я любила тебя.
– Ну, Тесс, зачем сейчас говорить об этом? – Голос Зака был не сердитым, а скорее усталым. – Может быть, лучше не ворошить прошлое, а оставить все так, как есть?
Но Тесс не могла согласиться с этим. Раз она начала, то не отступит.
– Когда ты упомянул о шерифе Эрле Джонсоне, я кое-что вспомнила. Я вспомнила, что весь день не могла дождаться, когда снова увижу тебя, и решила отправиться в сарай, как будто мне нужно там что-то сделать, но вместо этого мне пришлось выполнять поручение матери. Она велела мне отнести яйца соседям. Вручила запечатанную записку и приказала дождаться ответа.
– Не понимаю, какое отношение это имеет...
– Этими соседями были шериф с женой, – не дослушав Зака, продолжала Тесс.
Зак недоверчиво фыркнул.
– Ты хочешь сказать, что виновата твоя мать?
– Я тоже сначала не хотела в это верить. Уверяла себя, что это простое совпадение. Что она не могла так поступить. Что она не могла знать, где вы прячетесь.
– Если я правильно тебя понял, то ты обвиняешь свою мать в том, что меня схватили?
– Есть еще кое-что, – настойчиво продолжала Тесс. Она была благодарна темноте. Ей не хотелось видеть его холодные недоверчивые глаза. Она разгладила на коленях свою рваную юбку, потом собрала ее в складки, совершенно не отдавая себе отчета в своих действиях. Зак не поверил ей. От этих мыслей Тесс стало плохо. После всего, что они пережили вместе, он не поверил ей. Не нужно было ей касаться этой темы. Рана была такой свежей, как будто все случилось только вчера. И она только содрала едва затянувшийся шрам.
– Продолжай, дорогая, – подбодрил ее Зак. – Раз уж ты начала этот разговор, то говори все до конца.
Тесс глубоко вздохнула.
– Только сегодня утром я поняла, что больше не могу отвергать очевидное.
– Что же, черт побери, заставило тебя именно сегодня утром сделать такое открытие?
– Ты сказал, что Джаирмо спит, как будто, снотворное принял. Эту же фразу произнесла и Лили Лондон, когда была у нас.
– Наверное, удар по голове был сильнее, чем я думал. Я пока не могу понять, что ты хочешь этим сказать.
– Я вспомнила, что только раз в жизни спала очень крепко – в ту ночь, когда тебя арестовали, – сказала Тесс, чувствуя, что полностью завладела его вниманием. – Это заставило меня задуматься, припомнить подробности, о которых я уже почти забыла. И я вспомнила, что после ужина я почувствовала необыкновенную сонливость. В тот вечер мать очень долго не засыпала после своей обычной дозы снотворного, и я лежала одетая на постели, ожидая, когда она уснет. А когда я проснулась, было уже совсем светло и тебя уже не было.
– Ты хочешь сказать, что мать дала тебе снотворное, а потом выдала меня властям? Зачем ей нужно было это делать?
– С тех пор, как отца убили под Фредериксбергом, мать ненавидела всех южан и то, за что они сражались. Думаю, ей как-то удалось узнать, что я вас прячу, и она сообщила об этом шерифу Джонсону. Не знаю точно, но, может быть, она заметила, что из кладовой исчезают продукты. А может быть, она услышала, как я ночью выхожу из дома, и выследила меня. Это правда, Зак, но я понимаю, что у меня нет доказательств, ты просто должен поверить мне на слово.
– Почему я должен тебе верить?
Тесс нашла в темноте его руку и вложила в нее свои пальцы.
– Потому что я люблю тебя, – просто и искренне сказала она. – Я скорее умру, чем позволю кому-нибудь причинить тебе вред.
Зак сидел не шевелясь. Он не сжал ее пальцы, не произнес ни слова ободрения. Тесс отчаялась, пала духом. Кажется, она ошиблась в нем. Глупо было с ее стороны надеяться на то, что Зак ей поверит. Уважение, доверие, дружба, любовь. В их отношениях таких чувств не было. Был полный вакуум.
Всякое представление о времени исчезло. Без фонаря искать выход из шахты было бы глупо, даже смертельно опасно. И они оставались на месте, ждали. Наконец, когда, как им показалось, прошла целая вечность, они услышали какие-то неясные звуки.
Звуки спасения.
Кто-то сдвигал валуны, отодвигал балки. Потом прозвучали два громких выстрела из ружья, которые заставили их вскочить на ноги.
– Эй, вы там, в шахте! – раздался громкий незнакомый голос. – Выходите! Вы свободны.
– Держись за меня, – приказал Зак.
Расставив руки, Зак нащупывал путь к выходу. Пройдя несколько метров, они заметили мерцающий вдалеке свет. Зак пошел быстрее, почти побежал на этот свет. Тесс, подобрав юбки, бежала следом. Они протиснулись из тоннеля на яркий дневной свет.
После долгого пребывания в кромешной тьме свет больно слепил глаза. Тесс прикрыла лицо рукой. Она знала, что и Зак сделал то же самое. Когда она отняла ладонь от глаз, то увидела на фоне ярко-синего неба силуэты индейцев верхом на лошадях. Она инстинктивно прижалась к Заку.
– Эскиминцин, – приветствовал индейца Зак. – Мы так обязаны вам.
– Вы спасли одного из нас, – ответил вождь апачей. – Мы заплатили долг.
Тесс посмотрела на мальчика, сидевшего верхом на маленьком крепком коне. Почувствовав чей-то внимательный изучающий взгляд, она перевела глаза с Джаирмо на человека рядом с ним. Как зачарованная, она смотрела в его черные глаза, чернее, чем тьма в шахте. Мужчина приковывал к себе внимание, его присутствия невозможно было не заметить. Он выделялся среди остальных индейцев. Угловатые черты лица были как будто высечены топором. Тесс поняла, что этот человек обладает огромной властью над своими людьми.
Предводитель кивнул, и двое апачей соскочили со своих коней и направились ко входу в шахту. Сердце Тесс забилось от страха, но мужчины, не обращая внимания на них с Заком, подошли к куче щебня. У Тесс перехватило дыхание, когда она увидела тела Моу Блэка и Джимми Джеролда. Оба были убиты выстрелами в спину.
Эскиминцин обратился к Заку:
– Эти животные больше не доставят неприятностей ни вам, ни апачам.
Тела, из ран которых еще сочилась кровь, положили на спины лошадей. Эскиминцин поднял руку, повернулся и повел своих людей вниз с горы. Две лошади в конце процессии везли безжизненные тела Моу Блэка и Джимми Джеролда. С громкими, леденящими кровь криками апачи ускакали. Тесс задрожала от этого звука.
Зак смотрел вслед удаляющейся группе.
– Это справедливость, как ее понимают апачи.
– А что они собираются делать с телами?
– Лучше тебе этого не знать, – ответил Зак, глядя вдаль. – Эскиминцин лишился двух жен и пятерых детей во время резни при Кэмп-Гранте. А тот, кто был рядом с ним, Джеронимо, потерял жену, мать и троих детей еще раньше, в другой стычке. Давай будем благодарны им за то, что мы остались живы.
– Все, чего я хочу сейчас, – это оказаться дома.
Тесс, смертельно усталая, огляделась и, к своей радости, обнаружила, что их повозка стоит там, где они ее и оставили. Зак тоже это заметил.
– Кажется, нам не придется добираться домой пешком.
Он подошел к повозке и заглянул внутрь.
– Что там? – довольно равнодушно спросила Тесс.
– Золото, – улыбнулся Зак, и его белые зубы блеснули на черном от грязи лице. – Его никто не тронул.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Прелестная северянка - Тернер Элизабет



Роман который стоит почитать!!! Мне очень понравился,В нём есть всё, любовь ,ненависть страсть,обида,интрига.И герои чудо как хороши!! Читайте !!! Советую
Прелестная северянка - Тернер Элизабетс
17.04.2013, 10.14





Неплохой роман , легко читается .
Прелестная северянка - Тернер ЭлизабетВикушка
16.10.2013, 19.45





мне очень поправились романы этой писательницы, но у ние только 2 романа! Редко найдешь хорошие романы,где есть все что мне нравится в романах. Читайте очень хороший роман.
Прелестная северянка - Тернер Элизабетгуля
19.11.2013, 9.58





Милый роман. Главный герой Зак пережил страдания в плену и чудом остался жив. В этом он обвиняет главную героиню, которая в то время было всего 13 лет. Она еще была недееспособной, ребенком, и вряд ли ее можно было бы так ненавидеть и проклинать 10 лет. Но любовь все расставила по местам. Интересна и интрига с золотом.
Прелестная северянка - Тернер ЭлизабетВ.З.,66л.
5.09.2014, 12.29





Хороший роман, из разряда правильных, несколько с менторскими нотками - и проститутка порядочная, и индейцы благородные, нет насилия и похищений, а убийства - только врагов. Позитивные и образы ГГ, особенно, Тесс. Зак тоже хорош, но обвинять в предательстве 13-летнего подростка, причем, без каких- либо прямых доказательств, думаю, перебор.За это снимаю 2 балла. Очень нежно и чувственно описаны постельные сцены. Советую читать.
Прелестная северянка - Тернер ЭлизабетОльга
23.08.2015, 11.40





Замечательная книга. Непременно читайте!10/10
Прелестная северянка - Тернер ЭлизабетЖуравлева
2.02.2016, 22.39








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100