Читать онлайн Магия южной ночи, автора - Тернер Элизабет, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия южной ночи - Тернер Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.06 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия южной ночи - Тернер Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия южной ночи - Тернер Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тернер Элизабет

Магия южной ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Снова забили барабаны. Рид уже так привык к их стуку, что сначала едва заметил его. Но сегодня звук был другим. Сегодня барабаны неистовствовали, бесились, ненавидели.
Он вскочил с койки, натянул штаны и пошел на стук, все больше и больше углубляясь в тропический лес. «Что заставляет черных собираться каждую ночь?» – размышлял он, пробираясь среди деревьев. Вначале перемены в их поведении были почти незаметны, так что Рид решил, будто ему ли только показалось. Потом он пригляделся повнимательнее, и его подозрения подтвердились. Черные медленнее выполняли команды, перешептывались каждый раз, когда считали, что за ними никто не наблюдает. Мало кто из них смотрел Риду прямо в глаза. Никто не решался на открытое неповиновение, но он все чаще замечал враждебное поблескивание глаз и злобу, просачивавшуюся сквозь покорное выражение лиц.
Багровые облака плыли, словно паутиной заслоняя серебристую луну. Бой барабанов стал громким, когда Рид осторожно подкрался ближе. Он хотел знать, что происходит. Должен был это знать, чтобы действовать соответственно. Рид намеревался достичь Новою Орлеана и быть в безопасности, когда на острове запылает адское пламя. Проблема состояла в том, что он еще не был готов покинуть остров. Ему не хватало сбережений, необходимых для того, чтобы проникнуть в креольское общество и стать там своим. Делакруа обещал ему вознаграждение, если он в рекордное время сможет доставить черных на свободные земли. Риду были нужны эти деньги.
Он подошел еще ближе, и оранжевый отблеск озарил ночное небо. Тамтамы зазвучали быстрее, их ритм гипнотизировал, подчинял своей власти. Слышались громкие голоса, но слов на незнакомом языке разобрать было невозможно. Спрятавшись за густым кустарником, Рид нашел такую точку, с которой ему было видно все происходящее, сам же он оставался на безопасном расстоянии.
Перед ним предстала яркая сцена. Посреди поляны пылал костер, его языки жадно устремлялись в темное небо. Сухие сучья и ветки потрескивали в огне. Ослепительные снопы оранжевых искр на фоне чернильного неба казались стаей светлячков. Большая группа полуодетых негров собралась вокруг костра. Женщины, голые до пояса, танцевали, раскачиваясь; их движения были свободными, их ничто не сковывало. Монотонные песни, древние, языческие, неслись над поляной. «Это церемония вуду, – понял Рид. – Я присутствую на церемонии вуду».
Уголком глаза он уловил какое-то движение справа от себя. Прищурившись, он стал вглядываться в темноту и увидел фигуру в чем-то белом, светящемся, осторожно продвигающуюся по той же тропе, по которой только что прошел он сам. На секунду он решил, что наблюдает за призраком – результатом собственного воображения и колдовства вуду. Потом он вдруг понял, кто это, и открыл рот от изумления.
Кристина!
Какой черт ее сюда принес? Неужели у нее вообще нет мозгов? «Очевидно, нет», – мрачно ответил он сам себе. Она явно не могла удержаться от того, чтобы не пококетничать с опасностью. Она хоть задумалась о том, что может случиться, если ее присутствие обнаружат? Только приглашенным, посвященным позволено находиться здесь сегодня.
Несмотря на раздражение, он не мог оторвать взгляд от девушки, очарованный против собственной воли. Что это на ней надето? Ночная рубашка? Что бы там ни было, простой стиль одеяния только подчеркивал ее красоту. Легкий ветерок обдувал ее, так что ткань облепляла тело, не скрывая его изящных изгибов. Черные волосы Кристины были распущены и словно накидкой покрывали ее плечи и спину. Шелковистые локоны вздымались и падали при каждом дуновении. Она выглядела такой чистой, непорочной.
Кристина остановилась в тени, склонив голову набок, захваченная открывшейся сценой. Рид выругался про себя. Любой идущий по тропинке увидел бы ее. Ужаснувшись такой возможности, он подскочил к девушке, одной рукой закрыл ей рот, другой обхватил за талию, а потом вместе с ней нырнул в свой тайник в кустах, упав спиной на землю.
Ошеломленная, Кристина почти лежала на его груди и смотрела на него во все глаза. Рид заметил, как испуг на ее лице быстро сменился гневом. Она только открыла рот, чтобы возмутиться по поводу такого грубого обхождения, как Рид услышал шум, донесшийся со стороны тропинки. И мужчина заставил ее замолчать единственным доступным ему способом.
Обхватив ладонью затылок Кристины, Рид прижался к ее губам, намереваясь заглушить гневную Отповедь, пока она не превратилась в вопль. Рот девушки приоткрылся от удивления, и Рида охватило томление – нежное и сладкое. Он приник к ее губам, забыв, что целует ее лишь для того, чтобы заставить замолчать. Он забыл обо всем, кроме искушающего сладкого прикосновения ее губ.
Рид наслаждался ощущением ее тела, приникшего к нему. Такое легкое, такое мягкое, женственное – на жестком и сильном мужском теле, идеальный союз. Его чувства вырвались из-под контроля. Внезапно он понял, что хочет ее – не пассивно-безразлично, а горячо и живо. Чуть повернув голову, он поцеловал ее нежнее, полнее, требуя и ожидая ответа.
Эта перемена принесла немедленный результат. Возбудившись от того, что почувствовал, как руки Кристины сжали его плечи, Рид совсем осмелел. Проведя кончиком языка по ее пухлой нижней губе, он воспользовался растерянностью девушки. Теперь его язык легко, дразняще ласкал ее. Когда она застенчиво ответила ему, наслаждение Рида достигло почти болезненной силы. Он впитывал ее волнующий вкус – сладкий, с пряным оттенком.
Вдруг дружный вопль потряс воздух, нарушив все очарование момента. Отрезвляющий, как ведро ледяной воды, приветственный крик заставил Рида прийти в чувство. Кристина смотрела на него, и ее темно-карие глаза туманились от страсти и смущения. Ее рот, припухший от поцелуя, казался таким же соблазнительным и сочным, как запретный плод. Рид безжалостно тушил желание, все еще горящее в его крови. «О чем я думаю?» – презрительно спрашивал он сам себя, Он чуть было не потерял контроль над ситуацией. То, что вначале было попыткой уберечь Кристину от обнаружения, быстро перестало быть таковым. Одно прикосновение, ее вкус – и он забыл обо всем, кроме нее. Злясь на самого себя, Рид перекатился на живот.
Прижав палец к губам, он раздвинул ветки так, чтобы им обоим было видно поляну.
– Смотрите, – прошептал он. – Слушайте.
Кристина подвинулась ближе, ее лицо выражало любопытство. Они лежали на земле бок о бок и смотрели, как толпа негров расступилась, и к костру вышел тощий как палка человек.
– Букман, – пробормотал Рид.
Он узнал его, хотя видел всего один раз. Жрец вуду и революционер, Букман, как говорили, гостил на разных плантациях и вербовал черных в сторонники своего дела.
Букман протянул руку, и вперед выступила женщина с царственной осанкой, в широком белом одеянии. Нимб густых вьющихся волос окружал знакомое лицо.
– Гера, – чуть слышно проговорила Кристина.
Из своего относительно безопасного укрытия они с Ридом наблюдали, как Букман и Гера, жрец и жрица вуду, запили свои места у импровизированного алтаря. Клетка с огромной змеей, свернувшейся кольцами, стояла на алтаре. Букман обратился к толпе на местном диалекте, в котором встречались французские слова. Когда он замолчат, все взгляды устремились на Геру.
Вытащив из клетки змею, она подняла ее высоко над головой. Потом откинула голову, глядя в полночное небо, и издала долгий пронзительный вопль. Кристина невольно схватила Рида за руку, когда тело Геры начало извиваться, а потом забилось в конвульсиях. Слова того же странного языка, ил котором говорил Букман, полились из ее рта. Затем она устало положила змею на алтарь.
Один за другим все участники церемонии подходили к алтарю и клали свои подношения. Куриные кости, связанные в форме креста, черепа животных, перья, обрывки красной, голубой и белой ткани образовали горку.
После этого общее настроение переменилось. Букман поднял руки, и толпа затихла. Отказавшись от местного диалекта, он обратился к присутствующим. Жрец подробно рассказал, что происходит во Франции, где такие же люди, как ими, восстали против своих угнетателей. Уверенным тоном им убеждал собравшихся, что такое возможно и на острове Сан-Доминго.
– Бог добра призывает нас отомстить. Он придаст силу и.мним рукам и храбрость нашим сердцам. Объединяйтесь, братья мои. Мы победим. Мы будем править.
Рид прикоснулся к плечу Кристины и жестами показал, что пора уходить. Голос Букмана все еще звенел у нее в ушах, когда, пригибаясь к земле, она следовала за надсмотрщиком в Бель-Терр.
К тому времени, как они подошли к воротам сада, миллион вопросов крутился в голове Кристины. Однако, взглянув на Рида, она поняла, что не получит никаких разъяснений, если не будет очень настойчива. Глубоко вздохнув, девушка набралась решимости и спросила:
– Эта странная церемония, которую мы только что наблюдали, как-нибудь называется?
Рид скрестил на груди руки и, прежде чем ответить, долго задумчиво смотрел на Кристину.
– Это называется иуду.
– Вуду... – тихо повторила она.
– Это... нечто вроде религии. Или, точнее, смесь религии и мистики. Основывается на верованиях, которые черные привезли с собой из Африки, и на поклонении духам как живых, так и умерших.
Кристина была вся внимание; она слушала, не упуская ни одной детали.
– Кто этот Букман?
Рид нахмурился и сжал челюсти, глядя на нее.
– Ну... – настаивала Кристина, тоже наморщив лоб. – Почему вы мне не говорите?
– Вам может не понравиться то, что вы услышите.
– Я хочу знать, – упрямо повторила она.
Вовсе не пустое любопытство заставляло ее выяснять личность тощего фанатика, который говорил с таким жаром и страстью. По непонятным для самой себя причинам Кристина осознавала всю значимость этого человека.
– Букман – раб. Он был надсмотрщиком на плантации возле Лимбе.
Кристина вспомнила, к чему призывал негр, и вздрогнула.
– Он меня пугает.
– Этому есть объяснение, графиня. Он обладает властью и опасен.
– А Гера? – Девушка взялась рукой за ворота, но не стала открывать их. – Какую роль играет она во всем этом?
Рид пожал плечами.
– Судя по тому, что мы видели, она, должно быть, мамбо, или жрица вуду.
– Сегодня была не просто церемония, верно?
– Букман подговаривает рабов, убеждает их объединяться против белых.
– Революция...
Рука Кристины сжала створку ворот. «Что за ирония судьбы, – подумала она. – Стоило бежать от одной революции, чтобы оказаться в самом центре другой».
– Вряд ли он добьется успеха. В прошлом тоже были попытки бунтов, тогда зачинщиков ловили и вешали.
Кристина невесело рассмеялась. Его слова ее совсем не успокоили.
– Вы наивны, месье. Когда большая группа людей объединяется для одного дела, тогда все возможно.
Рид молчал, не зная, что ей на это ответить.
– А мой... – Она собиралась сказать «муж», но не смогла заставить себя произнести это слово и сформулировала вопрос иначе: – Хозяева плантаций знают, что происходит? Может, их надо предупредить?
Надсмотрщик скривил рот.
– Белые господа предпочитают высокомерно не замечать того, что творится под самым их носом.
Кристина распахнула ворота.
– Тогда они глупцы. Все до одного.
– Графиня... – проговорил Рид, остановив ее, прежде чем она, пройдя по тропинке, исчезла бы в дверях дома. – Не говорите никому ни слова о том, что видели сегодня. Ни вашему мужу, ни Гере, никому. Ваша жизнь, вернее, обе наши жизни зависят от этого.
Полуобернувшись, она полыхнула на него взглядом.
– Неужели вы принимаете меня за какую-то полоумную, у которой вместо мозгов в гол пне пудинг?
– Но вы ведь вышли замуж за Делакруа? – огрызнулся Рид, неизвестно почему вдруг разозлившись на нее.
Кристина резко вдохнула воздух, почувствовав себя так, словно ее ударили.
– Вы правы, – горько признала она. – Брачный союз с дьяволом переводит меня в разряд самых больших дурочек.
– Простите, – пробормотал он. – Я не должен был говорить этою.
– Не должны были, – сдавленным от обиды голосом проговорила она. – Вы не имеете права судить меня.
– А вы – меня, – ответил Рид.
– Уже поздно. Я должна идти, пока не вернулись слуги.
Графиня...
Она была уже на середине дорожки, когда он позвал ее. Какая-то нотка, прозвучавшая в его голосе, заставила ее ощутить волнение. Это была печаль, даже тоска, то, что никак не вписывалось в его сильный характер. Повернув голову, Кристина увидела, что он стоит, слегка опираясь о ворота. Облака играли в прятки с луной, и лицо Рида оказалось в тени. Но даже теперь она ощущала напряженность его взгляда.
– Будьте осторожны.
– И вы тоже, месье. Спокойной ночи. – И, повернувшись, Кристина поспешила в дом.
«Осторожны... Будьте осторожны».
Эти слова шелестели у нее в голове, как ветер шелестит листвой деревьев. Картины древнего ритуала вуду все еще стояли перед ее глазами. Даже в относительной безопасности собственной спальни, с запертой дверью, Кристина не ощущала спокойствия. Всегда настороже, всегда в напряжении. Она ни в чем не была уверена с тех пор, как прибыла на остров. После увиденного сегодня к ее страхам прибавится еще один. Ненависть черных к белым господам скоро приведет к взрыву насилия.
Как только ей удастся узнать о местонахождении дедушки, она покинет остров. А до тех пор изо всех сил попытается продержаться. Дед обещал написать. А Жан-Клод Бушар, граф де Варенн, был человеком слова. Должно быть, что-то случилось, иначе она бы уже получила от него весточку. Но если она сбежит, не дождавшись письма, то не будет знать, где его найти, и они могут никогда не встретиться.
Постепенно, уже к рассвету, усталость сняла напряжение. Кристина расслабилась, и ее захватили воспоминания о поцелуе. Приятная теплота наполнила тело. Поцелуй Рида пробудил в ней тайное желание, неоткрытую страсть. Он заставил ее забыть обо всем. На какое-то время она перенеслась туда, где были только они двое.
Когда поцелуй так резко прервался, Рид казался абсолютно спокойным, она же, наоборот, совершенно лишилась шоры. Неужели это происшествие ничего не значило для него? Неужели он ничего не почувствовал?
Боже! Она застонала от отвращения к самой себе. Повернулась на бок, взбила подушку. Как стыдно. Замужем за одним, а похотливо жаждет другого. И не просто другого, а человека, способного на ужасную жестокость. Что с ней происходит? Неужели она сошла с ума?
День приема гостей начался с серого и туманного утра, но к полудню облака разошлись, и небо засияло ярко-голубым куполом. Чтобы помочь по хозяйству, были наняты еще слуги. Ничего не упускающая Гера заставила их натереть мебель до зеркального блеска. Вазы и корзины искусно подобранных цветов красовались по всему дому, их сладкий аромат наполнял воздух. Спальни для гостей были подготовлены заранее и несколько дней дожидались тех, кто живет слишком далеко, чтобы возвращаться домой после празднества. К вечеру дом начали заполнять шумные гости.
Чувствуя себя чужой в собственном доме, Кристина улыбалась до тех пор, пока у нее не заболела челюсть. Жены плантаторов, казалось, были хорошо знакомы друг с другом и настроены посплетничать. Они вежливо раскланивались с Кристиной, но ни одна из них не проявила сердечности. Женщины, похоже, были намерены как следует изучить новую хозяйку Бель-Терр. Их любопытство проявлялось так явно, что Кристина ощущала себя выставленной на продажу. Мужчины оказались добрее. Чем больше вина они потребляли, тем цветистее становились их комплименты. Этьен горделиво задирал нос от этой лести, ведь каждое хвалебное высказывание было признанием его непревзойденного вкуса.
Наконец вступительная часть завершилась, начинался бал.
Гера долго хлопотала, укладывая темные кудри госпожи в корону на макушке. Симона Дюваль доставила бальное платье за день до этого. Даже Этьен, как бы критически он ни был настроен, не смог ни к чему придраться, разглядывая творение портнихи. Гера, оберегая прическу, подняла платье над головой хозяйки и позволила ему с мягким шорохом упасть Кристине на плечи. При любом легчайшем движении тонкий шелк опалового цвета играл нежными тонами розы, абрикоса и лаванды, так что платье переливалось всеми цветами радуги.
– Прекрасно, – проговорила Гера.
– Благодарю, – ответила Кристина, поскольку редкую похвалу служанки она ценила гораздо выше, чем подобострастные комплименты плантаторов.
– Полностью согласен с ее мнением.
Девушка испуганно оглянулась. В дверях комнаты стоял Этьен, выглядящий роскошно в сапфирового цвета камзоле и панталонах, в белом атласном жилете, расшитом серебром. Оборки превосходного бельгийского кружева пышной пеной охватывали его шею и запястья. Для такого случая он надел напудренный парик, завитый с боков, а сзади перехваченный широким черным бантом.
– Великолепно.
Кристина грациозно наклонила голову, благодаря за комплимент.
– Симона, без сомнения, заслуживает вознаграждения. – Этьен вошел в комнату. – Ты будешь предметом зависти всех присутствующих дам.
Женская интуиция подсказывала Кристине, что она выглядит как нельзя лучше. Платье подчеркивало все преимущества темного цвета ее волос. Волнение и беспокойство придали блеск ее глазам и нежный румянец щекам.
Повелительно щелкнув пальцами, Этьен отпустил горничную, как только последняя шелковая пуговка была продета в петлю. Улыбаясь, он галантно преподнес своей жене шкатулку полированного дерева.
– Это самые лучшие украшения из коллекции моей покойной матушки. Я хочу, чтобы ты надела их сегодня.
Крышка открылась, и Кристина ахнула. На черном бархате сверкали бриллианты. Этьен ухмыльнулся, довольный :е реакцией.
– Я знал, что это произведет впечатление даже на графиню.
– У меня просто нет слов.
Кристина рассматривала роскошное произведение ювелирного искусства. Ожерелье состояло из двойного ряда бриллиантов, поддерживающих огромный, размером почти с кулак младенца, каплевидный камень. Серьги в форме капель дополняли гарнитур.
– Повернись, – скомандовал Этьен, все еще улыбаясь. Она молча повиновалась. Грани камней засверкали в пламени свечей, отбрасывая яркие блики.
– Эта вещь когда-то принадлежала Екатерине Медичи, – сказал он, застегивая ожерелье на ее шее.
Кристина прикоснулась к большому камню в центре.
– Должно быть, это стоит всех сокровищ короля.
– Так и есть, дорогая.
Ожерелье было тяжелым, оно давило. Ярмо на шее. Бремя. Руки Этьена задержались на ее плечах. Невольная дрожь пробежала по телу Кристины, когда его длинные пальцы скользнули по ее ключице. Некоторые мужья таким движением выразили бы свою любовь, но не ее муж. Кристину нельзя было обмануть. Их взгляды встретились в зеркале. Глаза Этьена казались бледнее обычного из-за голубого цвета камзола и сильнее, чем всегда, лишали ее спокойствия. Они были такими же холодными и безжизненными, как бриллианты на ее шее, Потребовалась вся ее воля, чтобы не отвести взгляда, но Кристина не хотела, чтобы Этьен считал себя победителем, и поэтому, не моргая, смотрела в эти глаза.
– Есть еще и серьги, – первым нарушил молчание Этьен. Он кивнул в сторону футляра. – Давай, дорогая. Надень их.
Дрожащими пальцами Кристина взяла одну из сережек и вдела ее в ухо. Делакруа продолжал наблюдать за каждым ее движением, держа руки на ее плечах. Кристина возилась со второй серьгой и чуть не уронила ее.
– Ну-ну, – упрекнул он. – Жена не должна нервничать в присутствии своего мужа.
– Если я нервничаю, месье, то только потому, что никогда еще не принимала ваших гостей. Я хочу произвести хорошее впечатление.
– Ну, конечно. – Она почувствовала его дыхание на своей щеке, когда он наклонился, чтобы как следует рассмотреть ее отражение в зеркале. – Исключительно. Бриллианты идеально подходят. Никто из гостей не сможет глаз от тебя отвести.
– Кажется, ваша жена по доверенности у всех вызывает любопытство, – быстро проговорила Кристина, ощущая растущую неловкость оттого, что он находится так близко. – Я не хочу смутить или разочаровать кого бы то ни было.
– Не волнуйся. Сегодня все будет идеально, видишь, что твое беспокойство было напрасным. – Он наклонил голову и неожиданно укусил ее за шею, злорадно ухмыльнувшись, когда она вскрикнула от удивления и возмущения. – Не тревожься, дорогая. Я был осторожен и не оставил следа.
Кристина, наклонившись, вглядывалась в зеркало. Слегка покрасневшее пятнышко на шее уже бледнело, оставляя только гадкое ощущение. Этьен был слишком умен и слишком хитер, чтобы испортить ту иллюзию совершенства, на создание которой он потратил столько сил. Улыбаясь, он протянул руку.
– Пойдем, моя крошка, не будем заставлять гостей ждать. Со вздохом смирения она приняла его руку и позволила вывести себя из спальни.
На минуту они задержались на верхней площадке лестницы, разглядывая картину внизу. Гости в шелках и атласе, сверкающие драгоценностями, кружили по залу, ожидая появления хозяина с хозяйкой. Кристина заставила себя улыбнуться и подняла голову. Она не предоставит Этьену ни малейшего повода обвинить ее в плохом исполнении роли хозяйки Бель-Терр. Все разговоры стихли, когда они медленно спускались по высокой винтовой лестнице.
– Позже, дорогая, – проговорил Этьен, понизив голос так, что только она могла его слышать, – когда гости разойдутся, ты сможешь должным образом отблагодарить меня за мою щедрость.
Она споткнулась и упала бы, если бы он не так крепко держал ее. Кристина побледнела. В ее сердце снова проснулся страх. С каждой ночью, которая завершалась без супружеского визита, ее оптимизм все рос. Но она слишком рано обрадовалась. Через несколько часов, когда гости спокойно уснут, отсрочка в исполнении приговора для нее закончится.
– Мысль о моем посещении не наполняет тебя ожиданием, моя крошка? – издевательски-заботливо спросил Этьен.
– Нет, – сдавленно произнесла Кристина. – Она наполняет меня ужасом.
Вместо того чтобы разозлиться, он откинул голову и расхохотался.
– Ах, дорогая, как приятно будет наконец-то приручить тебя!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Магия южной ночи - Тернер Элизабет



мило прчитала с удовольствием
Магия южной ночи - Тернер Элизабетбогдана
6.12.2012, 15.39





Интересный захватывающий сюжет с животрепещимися приключениями. Главные герои пытаются расстаться, но от судьбы не убежишь. Но создается впечатление,что главные злодеи глуповаты и, поэтому, главный герой их победил.
Магия южной ночи - Тернер ЭлизабетВ.З.,65л.
13.05.2013, 13.04





Интересный сюжет!!Прочитала на одном дыхании!!
Магия южной ночи - Тернер ЭлизабетТамара
20.02.2014, 22.02





Замечательная книга!Хорошо читается,Сюжет интересный-восстание рабов на острове Сан Доминго в 1790 году,поиск убийцы,вместо которого осудили невиновного пожизненно и,конечно,любовь.Кстати,было и 2-е восстание негров-рабов на этом острове в 1802 году.Об этом читайте у Дженнифер Блейк "Аромат рая",но, смею заметить, чтиво не такое интересное,как у Элизабет Тернер,
Магия южной ночи - Тернер ЭлизабетNfif
17.11.2014, 13.48





Замечательная книга!Хорошо читается,Сюжет интересный-восстание рабов на острове Сан Доминго в 1790 году,поиск убийцы,вместо которого осудили невиновного пожизненно и,конечно,любовь.Кстати,было и 2-е восстание негров-рабов на этом острове в 1802 году.Об этом читайте у Дженнифер Блейк "Аромат рая",но, смею заметить, чтиво не такое интересное,как у Элизабет Тернер,
Магия южной ночи - Тернер ЭлизабетNfif
17.11.2014, 13.48





Интересная книга 10/10 , читала с удовольствием!
Магия южной ночи - Тернер ЭлизабетСамозванка
10.03.2015, 16.32





Роман, действительно, неплохой. Сюжет неизбитый, 2/3 книги очень динамичные, насыщенные неординарными событиями, а под конец воображение автора подвело. Нет, это даже хорошо, что главный герой не супермен, так более правдиво. Но спасение героя из тюрьмы, добровольное признание умирающего в убийстве своего брата ( с чего бы это делать отъявленному цинику и негодяю?!)- неубедительно, слабо, глупо. За скомканную концовку снимаю 2 балла, итого - 8.
Магия южной ночи - Тернер Элизабетольга
23.07.2015, 18.41





Великолепно! Читать!
Магия южной ночи - Тернер ЭлизабетСофия
23.07.2015, 23.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100