Читать онлайн Гавайская рапсодия, автора - Тернер Дебора, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гавайская рапсодия - Тернер Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.51 (Голосов: 57)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гавайская рапсодия - Тернер Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гавайская рапсодия - Тернер Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тернер Дебора

Гавайская рапсодия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Ей повезло, что она сидела спиной к входу. Это дало ей несколько драгоценных секунд, чтобы взять себя в руки и не быть застигнутой врасплох, пока Карсон приветствовал Дрейка.
Констанс поняла, что должна держаться изо всех сил, так как сзади послышался высокий, нежный голос Джастин.
В атаку! — приказала себе Констанс. Иначе ты не сможешь защищаться. Смотри на эту гнусную ситуацию как на игру, уговаривала она себя.
Все внутри у нее дрожало от страха, ей хотелось только одного — выбежать из ресторана и трусливо спрятаться в своей квартире, пока все эти люди не покинут Нью-Йорк.
— Кажется, у всех австралийцев одинаковые вкусы в еде, — сухо сказала она своему мучителю, с облегчением почувствовав, что голос ее слушается. Она позволила себе полуобернуться и улыбнуться одновременно Сиднею и Джастин.
Разумеется, на лице Сиднея нельзя было прочесть его истинных чувств. Он был спокоен, учтив и вежлив, как и подобает держаться джентльмену и дипломату.
— Здравствуйте, Констанс, — кивнул он. Его глаза напоминали холодные льдинки. Джастин сдержанно улыбнулась.
— Здравствуйте. Как интересно, что все мы здесь встретились, — сказала она.
— Должна признаться, я тут в первый раз, — пояснила Констанс. — Меня почти похитил Тим. Если бы не он, я бы здесь не оказалась. Рестораны, подобные этому, для гостей города. А мы, жители Нью-Йорка, кажется, уже питаемся одними выхлопными газами и адреналином. — Она хотела таким образом объяснить Сиднею, как оказалась здесь.
— Я встретил мисс Маккинон у отеля «Космополитен» и уговорил поужинать со мной, — пояснил Тим Карсон.
Джастин положила ладонь на локоть Сиднея.
— Должно быть, вы оба рады этой встрече, — сказала она, глядя попеременно то на Констанс, то на Тима. — Как у вас дела, Констанс?
— Присаживайтесь к нам, вот обо всем и поговорим, — предложил Тим, не очень убедительно разыгрывая гостеприимного хозяина. — Нет, в самом деле. У нас получится чудесный вечер встречи старых друзей!
Он жестом подозвал официанта, но, прежде чем тот приблизился, Сидней решительно сказал:
— Простите, но у нас с Джастин деловой ужин. Мы должны кое-что обсудить.
И они пошли за официантом к другому столику.
Собрав в кулак всю волю, Констанс спокойно сказала:
— А теперь, Тим, скажите, зачем вы пригласили меня сюда? Кажется, вы хотели о чем-то поговорить со мной? Я слушаю вас. У меня сложилось впечатление, что вы зачем-то копаетесь в моем грязном белье. Я считаю такое поведение бестактным, но, надеюсь, на это вас толкнули самые серьезные причины.
Его лицо налилось кровью. Осипшим голосом он ответил:
— Я считаю это вопросом безопасности.
— Неужели? — Констанс даже не пыталась скрыть иронии. — И какую именно угрозу для национальной безопасности Австралии представляю лично я?
Или, может быть, для вас лично? — подумала она. Он молчал, пока официант расставлял перед ними блюда с закуской. Стараясь не смотреть в сторону Сиднея, Констанс заставила себя приступить к салату с устрицами.
— Меня не удовлетворили результаты обычной проверки, — твердо проговорил Карсон. — И я провел свою. У меня есть связи. Полученные факты показались мне весьма интересными. — Он словно выплевывал слова, в то время как Констанс просто вопросительно смотрела на него. — Меня чрезвычайно удивило, что дочь двух самых знаменитых в Австралии предателей работает теперь в такой деликатной области.
— Вы подозреваете меня в том, что я продаю ваши секреты русским? — с некоторым сарказмом спросила она.
— Нет. Но ведь существует еще и такая вещь, как промышленный шпионаж, — бросил он.
— Значит, вы считаете, что если у меня родители занимались шпионской деятельностью, то и я опасный для общества человек, не так ли? — Констанс сделала маленький глоток вина и с милой улыбкой спросила:
— А в моем досье вы нашли какие-либо намеки на этот самый промышленный шпионаж?
— Нет, — бросил он.
— Тогда, может быть, вы соизволите сказать мне, зачем вам все это? Тим пожал плечами.
— Да просто так. Я решил, что должен сказать вам о том, что проверял ваше досье, — ответил он. И, если бы Констанс не слышала тогда, на острове, его обвинений в адрес Сиднея, она поверила бы ему.
— Что ж, спасибо за ответ, надеюсь откровенный, — отозвалась она.
Тим кивнул и, переведя взгляд в сторону, с ехидной улыбкой сказал:
— Что-то не похоже на деловой ужин, верно?
Констанс подняла взгляд. Джастин смеялась, ее взгляд не отрывался от загорелого лица Сиднея.
— Верно, — сказала Констанс, поражаясь собственной способности говорить уверенно и небрежно, в то время как ее душа разрывалась от отчаяния и горя. Единственное, что ее утешало, это то, что Тим напрасно потратился на ресторан. Он ничего не добился. — Но какое это имеет отношение к тому, что вы вмешиваетесь в мою жизнь и угрожаете мне? — продолжила она.
— Я вам не угрожаю, — повысил голос Карсон.
— Тогда зачем вам обращаться ко мне по фамилии, от которой я давно отказалась? Как вы думаете, мистер Карсон, зачем я пришла сюда с вами? Вы сказали, что хотите со мной поговорить. Поверьте, на моем месте вы тоже расценили бы подобные слова как угрозу.
Он неприязненно посмотрел на Констанс.
— Что ж, значит, вы ошиблись. — Его взгляд снова ушел в сторону. — Неотесанный мерзавец, — пробормотал он. — Думается мне, скоро будет объявлена помолвка.
Призвав на помощь все оставшиеся силы, Констанс ровно произнесла:
— Я очень рада за них. Тим язвительно заметил:
— Они стоят друг друга. Она тоже выскочка и стерва.
Его взгляд остановился на лице Джастин, которая в ту секунду рассмеялась, дотронувшись пальцем до губ Сиднея. И тут в глазах Карсона Констанс прочитала точно такую же боль, какую испытывала сейчас сама.
Значит, я не одинока, поняла она. Теперь она знала, почему неприязнь Тима к Сиднею превратилась в навязчивую идею. Тим любит Джастин.
Вслух Констанс сказала:
— Думаю, вы должны передо мной извиниться.
Карсон пристально посмотрел на нее, пытаясь понять, насколько серьезно она говорит.
— Как я понимаю, ваше начальство не всегда в курсе, что вы работаете сверхурочно, — сказала она.
— Всегда, — быстро ответил он. Констанс кивнула.
— Тем не менее я хочу со своей стороны сообщить об этом вашему начальству, к тому же меня интересует, что гласят о подобных случаях австралийские законы. Ведь я все еще гражданка этой страны.
Констанс с удовольствием отметила в свирепом взгляде Карсона злость и скрытую тревогу.
— Разумеется, — тихо продолжила она, — если бы у меня была уверенность, что добытая вами информация не будет распространяться, то я сумела бы забыть о вашем чрезмерном любопытстве. Если узнают о том, что мои родители были предателями, то это вряд ли повредит мне и моей работе, но мне не хотелось бы, чтобы об этом пошли разговоры.
Тим Карсон все понял. Он с большим достоинством сказал:
— Заверяю вас, что сохраню все в тайне, — Хорошо, — отозвалась Констанс, не веря ни единому его слову. Да, до поры до времени он будет молчать, но если у него появится хоть малейшая возможность использовать эти сведения во благо своей карьеры, он тут же не задумываясь сделает это с большим удовольствием. Что ж, тогда и посмотрим, что делать.
— Тогда и у меня нет нужды обращаться в соответствующие инстанции, — спокойно сказала она и заговорила на отвлеченную тему.
К ее счастью, Тим согласился сменить тему. Констанс не вполне помнила, о чем они тогда говорили. Присутствие рядом Сиднея с Джастин причиняло ей отчаянную боль.
Когда они с Тимом Карсоном выходили из ресторана, он предложил:
— Я отвезу вас домой.
— Спасибо, но в этом нет необходимости. Его лицо потемнело.
— Что это вы такая неприступная? — ехидно осведомился он. — Вы же позволяли Дрейку целовать себя почти сразу после знакомства.
Так вот почему он так уверен, что между ними что-то есть.
Хотя при мысли о том, что этот человек следил за ними, у нее внутри все сжалось:
— Как я понимаю, ваша шпионская деятельность не ограничивается перетряхиванием старых документов. Что ж, чтобы убедить вас, что я не шлюха, скажу вам следующее. Вы, без сомнения, уже выяснили, что несколько лет назад я любила английского дипломата.
— Да, — пробормотал Карсон. — И вы его бросили.
Ни за что она не станет поправлять его.
— Сидней немного напоминает его внешне, — четким голосом продолжила она. — Но я уже давно поняла, что тени прошлого не должны ложиться на будущее и незачем ворошить старое. И я, и Сидней быстро поняли, что все это только следствие моих воспоминаний. А теперь, если позволите, я поеду домой.
Кажется, Карсон поверил ей. Он сказал:
— Что ж, все понятно. Извините.
— Я принимаю ваши извинения, — натянуто ответила Констанс.
Вернувшись домой, она какое-то время просидела в своей маленькой гостиной в полной темноте.
Она радовалась, что скоро уезжает. Ей была невыносима даже мысль о том, что она снова где-нибудь столкнется с Сиднеем. Констанс свернула волосы узлом на затылке и стала слушать беспрестанный шум уличного движения под окном.
Вдруг зазвонил телефон, и она подпрыгнула от неожиданности. Не сняв еще трубки, она уже знала, чей голос сейчас услышит.
— Алло.
— Что все это значит, черт побери? На ее губах появилась невеселая улыбка.
— Он сказал мне, что провел свое расследование и выяснил, кто мои родители.
— Черт его побери! Он еще мне заплатит за это, ищейка, — бросил Сидней.
— Он видел, как мы целовались, и решил покопаться в моем прошлом. Сидней, он сумасшедший. К тому же он влюблен в Джастин. — Услышав удивленное восклицание, она торопливо продолжила:
— Отчасти поэтому он так тебя ненавидит. На твоем месте я бы не спускала с него глаз. Когда Карсон выяснил, кто были мои родители, он собирался использовать это, чтобы дискредитировать тебя. Будь с ним осторожнее.
— Он знает, что мы тогда вместе были на острове? — коротко спросил он.
— Думаю, нет. — Чтобы говорить спокойно, ей понадобились большие усилия. — У него есть некоторые подозрения относительно наших отношений, но не более. Иначе зачем ему сегодня было организовывать этот спектакль? Он надеялся узнать что-нибудь, захватив тебя и меня врасплох.
— Наверное, ты права. — Голос Сиднея звучал отчужденно.
Чем скорее она договорит, тем быстрее он повесит трубку.
— Тебе ничего с этой стороны не угрожает, Сидней, — быстро сказала Констанс.
— А тебе? Держу пари, он уже ищет возможность использовать эти факты против тебя.
— Сомневаюсь. Я пригрозила пожаловаться его начальству, если только услышу малейший шепот за своей спиной. Кажется, такая перспектива ему не понравилась.
— Думаю, что не понравилась. — Сидней помолчал, потом сказал. — Констанс…
— Так что тебе совершенно незачем волноваться, — перебила она его. — Спасибо за звонок. До свидания.
Повесив трубку, она тихо села и стала смотреть в пустоту. Сердце ее отчаянно билось.
Зачем она сама себя обманывает? Сидней не станет искать ее. Она сама отдала другой все права на него, отказавшись выйти за него замуж.
Это случилось десять дней спустя. Констанс закрывала за собой дверь подъезда и размышляла, что купить из овощей. Сзади ее окликнули:
— Констанс?!
Она почти подпрыгнула, узнав по голосу, кто ее окликнул. Нет, не этот голос она бессознательно каждую минуту мечтала услышать.
Она медленно повернулась. За ее спиной стоял Фрэнк Кларк и улыбался, но его голубые глаза смотрели серьезно.
— Привет, — ответила она, подавляя острое разочарование.
— Констанс, — повторил он, — как поживаешь?
Она небрежно ответила:
— Отлично. А ты?
— Тоже хорошо, спасибо. — Его глаза впились ей в лицо. — У тебя немного усталый вид, — после неловкой паузы проговорил он. — Опять всю ночь работала?
— Нет, — спокойно ответила Констанс. Этого человека она когда-то любила, спала с ним, потом страдала, когда он бросил ее. Теперь она не понимала, как такое могло быть. Господи, она тогда просто понапрасну растрачивала душевные силы.
Неужели с Сиднеем будет так же?
Нет!
Фрэнк отдернул манжет и посмотрел на элегантные золотые часы, принадлежавшие еще его деду.
— Может, выпьем кофе? — предложил он. — А что, в том-кафе напротив по-прежнему готовят отличные сандвичи? Помнишь, как я приезжал к тебе по воскресеньям утром и мы с тобой покупали там сандвичи, а потом съедали их в Центральном парке под деревьями? — Его голос звучал вкрадчиво, но уверенно. — Я очень часто вспоминаю те времена.
— В кафе теперь другой повар. И кофе я сейчас не хочу, спасибо, — прохладно ответила Констанс.
Фрэнк посмотрел на нее как на свою собственность.
— Я правда хочу знать, как ты живешь, Кон-станс. Идем посидим немного.
Когда-то она пошла бы за ним куда угодно. А теперь ей не хочется даже перейти через дорогу. Черт бы подрал Сиднея! Из-за него она даже не может выпить кофе с кем-то другим. Назло самой себе она согласилась.
— Хорошо, но у меня только десять минут. Мне нужно забежать в магазин, а потом меня ждут в агентстве.
— Ладно. — Он машинально взял ее под локоть и повел в кафе.
Когда они сели за столик и им принесли кофе, Фрэнк спросил:
— А теперь скажи, как у тебя на самом деле дела, дорогая?
Чего он ждет от нее? Чтобы она сказала, что уже все пережила и забыла, что он предпочел карьеру ее любви? Или, наоборот, хочет услышать, что она по-прежнему любит его и страдает? Ей не хотелось говорить ни о том, ни о другом. Эта тема ей была уже неинтересна.
— У меня все о'кей, — ответила Констанс весело и непринужденно. — Дела у меня действительно идут неплохо. А как ты?
Его улыбка погасла.
— Кажется, ничего. — Он помолчал. — Я часто вспоминаю о тебе, — сказал он с неподдельной тоской.
Констанс пожала плечами.
— Думаю, это совершенно бессмысленное занятие, особенно с тех пор… как… — Как ты женился, хотела закончить она, но промолчала.
— Я так и не смог забыть тебя, — сказал Фрэнк, всматриваясь в ее лицо.
— Копаться в прошлом — занятие бесполезное, — резко повторила Констанс. — Что было, то прошло. А что ты делаешь в Нью-Йорке?
— Работаю… У нас переговоры в Генеральной Ассамблее, — безразлично ответил он. — Я пробуду здесь еще пару недель. Послушай, а может, встретимся как-нибудь вечером?
Она не задумалась ни на секунду.
— Это было бы неразумно, — сказала Констанс, поставив нетронутую чашку с кофе на блюдце. — Ты женат, Фрэнк.
— О Господи! — Он измученно посмотрел на нее. — Как все нелепо! Я не должен был терять тебя, Констанс. Не должен был позволять, чтобы что-то встало между нами. Наверное, твое происхождение действительно могло бы затруднить мое продвижение по службе. Но, честно говорю тебе, с тех пор как мы расстались, мне очень плохо. Понимаешь, я чуть не сломался. Мне пришлось даже брать отпуск, чтобы все пережить. Я не мог работать.
Так как Фрэнк ждал ее реакции, Констанс сказала:
— Я не знала… Но теперь у тебя все хорошо, кажется?
Фрэнк подался вперед, в его взгляде была мольба.
— Да, я выжил. По крайней мере, физически. Но… Констанс, мне так больно, что ты не со мной. И больнее всего из-за того, что я сам заслужил свое несчастье, — волнуясь, сказал он. — Я оказался трусом. Я отказался от самого лучшего, что было в моей жизни, у меня не хватило мужества отстоять тебя.
Констанс не понимала, зачем он говорит все это. Может, полгода назад она и обрадовалась бы его признанию, но теперь испытывала одно лишь безразличие.
Фрэнк снова заговорил:
— Мы встретились не случайно, Я ждал тебя. Она никогда не любила его по-настоящему, поняла Констанс, и эта мысль потрясла ее. Она вежливо сказала:
— Прости. Если бы даже мои чувства к тебе сохранились, я все равно не стала бы встречаться с женатым человеком.
— Дорогая, — потрясение заговорил он. — Констанс, моя женитьба не имеет никакого значения. Иден вышла за меня потому, что пришло время устраивать свою жизнь, и я женился на ней по тем же причинам. Мне было все равно, на ком жениться, раз я не могу жениться на тебе. Мои родители сочли, что она прекрасная партия, все-таки дочь графа. — Несмотря ни на что, в его голосе прозвучала гордость при упоминании о происхождении жены.
— Прости, — снова сказала Констанс, желая поскорее уйти. — Возможно, вы с женой и не любите друг друга, но все же вы поклялись друг другу в верности.
Его лицо вспыхнуло.
— Я сам во всем виноват; — горько произнес он. — И теперь пожинаю плоды. Так, да? Констанс мягко сказала:
— Желаю тебе всего хорошего, Фрэнк.
— Значит, у тебя появился кто-то другой. Я в этом не сомневался, но все равно решил попытать счастья. — Фрэнк встал, в глазах его застыло отчаяние. — А ты заслуживаешь того, кто сможет за тебя бороться, Констанс, — сказал он. — Надеюсь, ты будешь счастлива.
Он наклонился, легко поцеловал ее в губы и вышел из кафе.
Начался учебный год в школах и университетах, и народу на улицах заметно поубавилось. Констанс старалась бороться со своей тоской с помощью работы. Она не отказывалась ни от каких предложений.
— Хочешь подработать к отпуску? — спросила ее Хьюги.
Констанс кивнула.
— Куда едешь отдыхать?
Она сама понимала, что это звучит глупо, но все же сказала:
— Хочу посмотреть, насколько изменилась Австралия за десять лет, что я там не была.
С врожденным высокомерием жителя Нью-Йорка Хьюги спросила:
— А что там делать, в Австралии? Любоваться пейзажами?
— И это тоже, но не главное. — Пришла пора встретиться со своим кошмарным прошлым лицом к лицу и найти некоторых знакомых. За исключением миссис Ренни, соседки, которой она все еще посылала открытки к праздникам, Констанс больше ни с кем не поддерживала связи.
— Когда думаешь ехать? Констанс улыбнулась.
— В феврале. Там будет лето, так что вернусь загорелая.
— Загорать можно и на Карибских островах, и выйдет это гораздо дешевле. Констанс рассмеялась.
— Но я родом не с Карибских островов.
— Значит, ты едешь искать свои корни, — кивнула Хьюги. — Кстати, вчера пришел запрос из гавайского отеля «Гранд Каскаде». Они просят прислать тебя на пару недель.
Констанс была рада, что могла сказать:
— Но ведь я буду в это время работать в Чикаго, верно?
— Да… Я предложила им вместо тебя Карен, они согласились, но потом пришла телеграмма с отказом.
— Значит, еще одна встреча в верхах сорвалась, — пожав плечами, отозвалась Констанс.
Ей меньше всего хотелось возвращаться туда. Воспоминания о времени, проведенном с Сиднеем, все еще были свежи в памяти и доставляли страдания.
Она больше никогда не увидит Сиднея, разве что злая судьба снова подстроит им случайную встречу. Но теперь Констанс надеялась, что переживет все это так же, как пережила разрыв с Фрэнком.
Конечно, когда-нибудь настанет время и она сможет думать об этом человеке без боли в сердце. Но она всегда будет любить его.
Месяц спустя после встречи с Фрэнком Констанс как-то вернулась домой с очень напряженного международного семинара, где ей пришлось переводить часами без отдыха. Она только налила себе чая со льдом, как вдруг раздался телефонный звонок.
— Тебя просят приехать в «Гранд Каскаде» в субботу, — весело сообщила ей Хьюги. — Не знаю почему, но они настаивают, чтобы приехала именно ты. Наверное, ты им очень понравилась! Условия прежние. Твой самолет завтра в семь утра. Билет в аэропорту.
Констанс похолодела, но поняла, что не в силах отказаться.
В Гавайском аэропорту ее ждал вертолет.
— Я только что высадил двух гостей, — сказал ей высокий, с немного дерзким лицом пилот. — Мисс Джерми сказала, чтобы я заодно захватил и вас.
Хотя ей больше хотелось ехать на автобусе, Констанс постаралась изобразить благодарность.
— Как это мило с ее стороны. Пилот пожал плечами.
Полчаса спустя Констанс уже была в бизнес-центре и разговаривала с Эвелин.
— Как у тебя дела? Эвелин улыбнулась.
— Намного лучше, — ответила она. — Кажется, Джим начинает что-то понимать. Нет, мы не собираемся с ним сходиться. Я уверена, что он навсегда останется эгоистичным, неразумным мальчишкой, но он хотя бы перевел мне достаточно денег, чтобы я могла купить дом здесь, в деревне, и признал, что Агнес пока будет лучше со мной.
— А что Агнес?
— Жить в деревне ей нравится. Теперь, когда Джим прекратил попытки украсть ее, она, кажется, успокаивается. Они разговаривают по телефону каждый день. Знаешь, на Джима мистер Дрейк произвел огромное впечатление тем, что сбил его с ног. Ведь Джим считал себя самым крутым и сильным. А ты еще виделась с этим парнем?
— Нет, — ответила Констанс и быстро прибавила:
— Я рада, что у тебя все налаживается.
— Да, теперь мне гораздо легче. — Эвелин нахмурилась и посмотрела на подругу. — А у меня для тебя записка от Элиз Джерми. Она хочет видеть тебя в своем кабинете, как только ты появишься.
— Ладно, когда вернусь, ты расскажешь мне, зачем меня вызвали.
Собравшись с духом, Констанс зашагала к менеджеру отеля. Когда она была уже у двери, Элиз Джерми вышла ей навстречу.
— Привет, — сказала она, пристально и с любопытством посмотрев на Констанс. — Прости, но у меня срочное дело, это ненадолго. Подождешь, ладно?
— Конечно.
Констанс вошла в кабинет, ничего не подозревая, и буквально столкнулась с Сиднеем. И тут она поняла, что все ее мужество, с каким она летела сюда, было обыкновенной бравадой. Кровь прилила к голове, ноги подкашивались.
Она невольно шагнула назад и стала руками не глядя шарить по двери в поисках ручки.
— Нет, — властным тоном остановил ее Сидней. — На этот раз тебе не удастся ни убежать самой, ни выгнать меня.
Каким-то чужим голосом она выдавила:
— А в прошлый раз, когда я не смогла приехать… это тоже был ты?
— Да. Мне было довольно сложно заполучить тебя сюда. И я здорово разозлился, когда в прошлый раз ты струсила.
— Я не струсила. — Ей показалось важным сказать это, чтобы хотя бы так сохранить дистанцию между ними. — Я была занята, черт побери!
— Вот как? Но это дела не меняет. Теперь ты здесь. Мне было непросто убедить мисс Джерми, чтобы она пригласила тебя якобы для работы. Да еще дважды.
Усилием воли Констанс сохраняла спокойное выражение на лице.
Он совсем не изменился, думала она, стараясь не слишком пристально всматриваться в его лицо. Но ей это плохо удавалось.
По его лицу невозможно было прочесть, какие чувства он сейчас переживает. И зачем он вызвал ее сюда?
— У меня здесь снят номер, — непринужденно сказал он, но если ты предпочитаешь встречу на нейтральной территории, то…
— Номер вполне подойдет, — сухо ответила Констанс.
— Садись, — сказал Дрейк, когда они оказались у него в номере и он закрыл за собой дверь. — Хочешь чего-нибудь выпить?
— Да, спасибо. Если можно, пожалуйста, минералки.
Он принес ей воду, и Констанс залпом выпила полстакана.
Дрейк мягко сказал:
— Не удивляйся, но я хочу, чтобы ты рассказала мне, как ты жила в Австралии, после того как твои родители погибли.
Стакан дрогнул в ее руке.
— Зачем тебе это?
— Надо же с чего-то начать, — отозвался он. — Я считаю, это имеет прямое отношение к причине, по которой мы здесь с тобой.
Она еще никогда не видела его исполненным такой решимости. Констанс почувствовала, что сдается. Но зачем ему все это? Месть отвергнутого мужчины?
Она негодующе спросила:
— Хочешь попрактиковаться в психологии?
— Не пытайся меня разозлить, тебе все равно это не удастся.
Констанс закусила губу и сдалась.
— Это было ужасно, — заговорила она. — Все вокруг откуда-то узнали, кто я такая, хотя мы с тетей сменили фамилию. Они постоянно издевались надо мной, буквально не давая проходу.
— А что твоя тетя? Как она отнеслась к тому, что на нее легли заботы о тебе?
— Она упрекала меня постоянно, ведь из-за меня ей пришлось расстаться с любимой работой, с карьерой, вернее из-за моих родителей. Но их уже не было в живых, и им ничего не скажешь, а рядом оказалась я, поэтому всю вину она перенесла на меня.
— И все твои детские шалости люди вокруг приписывали дурной наследственности, а каждый твой недостаток считали предзнаменованием полного разложения личности.
Он словно все это наблюдал сам, ему не надо было ничего объяснять.
— Откуда ты все это знаешь?
— Я ездил в Австралию и кое-кого поспрашивал. Некая миссис Ренни сказала мне, что ты была самым грустным ребенком, какого ей доводилось видеть.
Констанс тут же вспомнила эту всегда полную сочувствия, добрую женщину, которая всегда находила время поговорить с ней. Ее глаза наполнились слезами.
— Она была очень добра ко мне. — И тут до нее дошло. — Но как ты попал туда?! Какое тебе дело до моего детства?
— Думаю, есть дело, — мягко сказал он. — Ты долгие годы считала, что поступок родителей перечеркнул твое будущее и ты должна расплачиваться за них всю свою жизнь. К тому же твоя тетушка своим поведением и обращением с тобой развила в тебе комплексы и внушила мысль, что тебя нельзя любить. Видимо, только работа помогла тебе обрести некоторую уверенность в себе. А потом ты встретила мистера Кларка и приняла чувство благодарности к нему за любовь. До него ведь к тебе никто так не относился.
— Благодарность?!
— А что же еще, Констанс? Ты слишком умна, чтобы полюбить парня, который рассматривает брак как более или менее удачную сделку и которому родители указывают, на ком ему жениться. Как такое могло случиться» если бы не твои комплексы, что тебя нельзя любить? Ты восхищалась им, но прежде всего ты была благодарна ему за любовь.
Благодарна? Подавив желание возразить, Констанс задумалась. Неужели она была о себе настолько низкого мнения, что была благодарна мужчине за то, что он хочет ее? Наверное. Ведь женщина с высокой самооценкой разгневалась бы из-за предательства, а она, Констанс, просто горько смирилась. Даже где-то в глубине души ждала этого. Констанс отвернулась и стала смотреть в окно. Сидней был прав, когда говорил, что их связывает нечто большее, чем просто физическое влечение.
В объятиях Сиднея родилась новая Констанс теплая, земная, чувственная. Она испытывала к нему настолько сильные чувства, что готова была отдать ему себя всю без остатка. Они хорошо понимали друг друга, им было далеко не безразлично, что происходит с другим.
Поэтому, когда Сидней ушел, Констанс не просто получила душевную рану. У нее умерло сердце.
— Но к чему ты клонишь? — словно очнувшись от размышлений, спросила она.
— Но пока ты согласна с тем, что я сказал?
— Да, наверное, — отозвалась Констанс. Она была не в силах посмотреть на него, боясь не прочитать на его лице то, на что надеялась. — Сидней, зачем тебе все это? Чего ты хочешь?
— А ты не догадываешься?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гавайская рапсодия - Тернер Дебора

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Гавайская рапсодия - Тернер Дебора



Не советую! Ужасно скучно и нудно!
Гавайская рапсодия - Тернер ДебораАня
13.08.2012, 15.07





Немного узнала о жизни переводчиков и какие страсти кипят в высших эшелонах власти, и как страдают дети от политических интриг.
Гавайская рапсодия - Тернер ДебораЛена
22.07.2013, 16.47





ГГ способен на настоящий мужской поступок. За таким каждая женщина будет как за каменной стеной.Замечательный роман!
Гавайская рапсодия - Тернер Дебораелена
22.07.2013, 1.05





Очень интересный роман. Рекомендую прочитать. Героиня умная и мудрая.А герой - настоящий мужчина!
Гавайская рапсодия - Тернер Дебораив
16.09.2013, 14.03





Бред полнейший.
Гавайская рапсодия - Тернер ДебораИрина
18.10.2013, 10.08





Немного притянут, но читается легко. Мне понравился.
Гавайская рапсодия - Тернер ДебораИнна
3.04.2015, 23.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100