Читать онлайн Цена молчания, автора - Тернер Дебора, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Цена молчания - Тернер Дебора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.81 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Цена молчания - Тернер Дебора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Цена молчания - Тернер Дебора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тернер Дебора

Цена молчания

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

— Весьма предусмотрительно с твоей стороны, — сдержанно ответила Джентиана. — Не пора ли перейти к кофе? Попробую найти какие-нибудь фрукты и печенье. И еще у меня есть сыр.
— Сиди спокойно, — почти приказал Дерек. — Я сделаю кофе и принесу.
Проклятье! Почему даже в старом халате этот человек не теряет мужской привлекательности и невозможно противиться тому вихрю ощущений, что просыпается от его близости. Джентиана ненавидела себя за это, но ничего не могла поделать. Чтобы хоть как-то отвлечься, она стала собирать со стола тарелки.
— Оставь это и сядь у камина. — Дерек нахмурился. — Я все уберу сам.
— Со мной все в порядке, — огрызнулась она, раздраженная его чрезмерной заботой.
Он взял ее за запястье и слегка притянул к себе.
— Джен, «'сказал он тихо, но так зло, что она мгновенно замерла. — Еще не хватает, чтобы ты мне прислуживала.
Она подняла на него негодующий взгляд, собираясь возмутиться, но слова застыли в горле, как только глаза их встретились. На лице его было такое непреклонное выражение, что Джентиана невольно попятилась и вытянула руку из его сильных пальцев.
— Я не инвалид, — пробормотала она.
— Но ты еще недостаточно окрепла, — возразил Дерек, однако не стал спорить, когда она опять принялась за посуду.
Не посмотрев в ее сторону, он забрал стопку грязной посуды и молча вышел. Но в золотых глазах и в заострившихся чертах мужественного лица Джентиана успела прочесть страсть, бушующую внутри, словно темное пламя. Однако он сумел взять себя в руки и подавить первобытный голод.
Если бы она могла так же легко справиться со своими чувствами! Джентиана упала на диван, пытаясь восстановить сбившееся дыхание. Черт, ну почему всякий раз, когда мы вместе, во мне пробуждается нечто дикое, необузданное? Я чувствую себя другим человеком с тех пор, как встретила Дерека.
— Ничего не произошло, — поспешно забормотала она. — Ничего не произошло. Все в порядке.
Быть может, частое повторение этих слов поможет в них поверить… Но почему же тогда меня волнует, что он обо мне думает? Будь это обычная похоть, стала бы я колебаться?
Минут через пять Дерек вернулся и принес поднос с кофе. Рядом с чашками лежала фарфоровая доска с сыром и стояла корзиночка с печеньем. Молодая женщина тем временем поставила на стол блюдо с фруктами — и это простое действие отняло у нее неожиданно много сил.
Кофе был разлит по маленьким чашкам, сыр нарезан тонкими ровными ломтиками. Золотые крокусы благоухали, наполняя воздух ароматом весны.
Дерек взял кусочек сыру и тут заметил, что за ним следят внимательные карие глаза. Джейк не отрываясь смотрел на стол, ожидая, что ему тоже перепадет немного угощения.
Взглянув на хозяйку пса и не получив запрета, он бросил сыр на пол. Вкусно пахнущий кусочек упал так близко, что Джейк мог одним движением до него дотянуться. Но воспитанный сеттер не шелохнулся. Теперь его просящий взгляд обратился к Джентиане.
— Можно, Джейк, — смилостивилась та, и сыр мгновенно исчез в зубастой пасти.
Дерек рассмеялся, увидев, как рыжий хвост заколотил по полу и на морде пса появилось блаженное выражение.
— Он больше ни от кого не принимает еду?
— Только от избранных, — последовал ответ. Очевидно, Дерек не входит в их число. Удобно устроившись в кресле и отхлебнув кофе, он вновь обратился к молодой женщине.
— А тебе обязательно в понедельник выходить на работу?
— Да. В понедельник я буду бегать как заяц. Губы его скривила циничная ухмылка. Он прекрасно понимал, что никаких пространных объяснений не добьется, поэтому ему придется задавать каждый вопрос по отдельности.
— Неужели тебе действительно нравится это кафе?
Джентиана уставилась на кофе в своей чашке, будто ища там ответ.
— Я уже говорила, что мне нравится наблюдать за людьми, — повторила она. — К тому же всю вторую половину дня я предоставлена самой себе и могу резать или делать что-нибудь по саду.
— То есть резьба по дереву — это твое истинное призвание?
— Наверное. Это не просто работа, а самое важное в моей жизни.
— Понятно, — отозвался Дерек, но брови его недоуменно приподнялись.
Поленья в камине уютно потрескивали, порой заглушая шум дождя за окном. Языки пламени отбрасывали на стены причудливые живые узоры. Джентиана не могла понять, о чем на самом деле думает ее собеседник, поэтому не рискнула продолжить разговор. Зевнув, она прикрыла рот ладонью, быстро допила кофе и отодвинула чашку.
— Да, ты прав: я еще не окрепла. Сейчас найду для тебя зубную щетку, помою посуду и пойду спать.
Он кивнул и задумчиво провел рукой по подбородку. Дрожь охватила молодую женщину, и она взмолилась, чтобы лихорадка оказалась признаком приближающейся болезни, а не влюбленности.
— У тебя есть лишняя бритва?
— Да, электрическая. — Хоть бы у него хватило такта не спрашивать, чья она. — Я все положу на полку в ванной.
Следуя законам вежливости, он встал с кресла, когда молодая женщина вышла, и проводил ее внимательным взглядом. Через пару минут она приготовила необходимые туалетные принадлежности и направилась в кухню мыть посуду.
Дерек вышел ей навстречу и, вновь присмотревшись, покачал головой.
— Ты выглядишь изможденной. Иди лучше спать, с посудой я как-нибудь сам справлюсь.
Интуиция подсказывала, что под маской холодной сдержанности скрывается ураган страстей.
— Спасибо, — тихо поблагодарила она.
— Джен, скажи мне, что произошло с Эдди, — резко и хрипло произнес Дерек, — иначе он всегда будет стоять между нами.
— Что ты имеешь в виду? — Дыхание прервалось, и она с трудом выговорила слова.
С тех пор как в ее доме появился этот человек, жизнь Джентианы превратилась в настоящий кошмар. Она потеряла уверенность в себе, в своем будущем — все тонуло в золотой глубине его глаз. Он ничего не обещал, да она и не могла исполнить то, что Дерек требовал, но все же этот полунамек-полупредложение наполнило ее сердце надеждой. Безумной, сумасшедшей надежной, что у них есть шанс.
— Мне нечего тебе сказать. — Голос ее звучал устало и безжизненно.
Джентиана ожидала вспышки гнева, новых угроз. Но Дерек лишь на секунду прикрыл глаза, а потом снова посмотрел на нее — безразлично и отстраненно.
— Жаль. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи.
Молодая женщина быстренько приняла ванну и совершила все обычные приготовления ко сну, при этом чутко прислушиваясь к звукам, доносящимся из кухни. Наконец она плотно закрыла дверь спальни и улеглась на кровать.
И без того беспокойный сон ее нарушил бешеный лай Джейка. Джентиана испуганно вскочила, вглядываясь в непроницаемую темноту. Сердце неистово колотилось, на лбу выступил холодный пот.
Паника настолько охватила ее, что она не сразу узнала голос Дерека, успокаивающего разошедшегося пса.
— Что случилось? — взволнованно спросила она, выскакивая в коридор.
Идя на звук, Джентиана вышла на террасу и через несколько секунд различила два силуэта — человека и собаки. Пес на секунду затих, но, учуяв хозяйку, вновь разразился беспокойным лаем.
— Тихо! — приказала она, пытаясь обойти загородившего ей дорогу мужчину.
Одним быстрым движением Дерек схватил ее и спрятал за своей широкой спиной.
— Стой там, — еле слышно приказал он. — Мне почудился какой-то подозрительный звук снаружи.
Джейк был обеспокоен не меньше его. Он беспрерывно рычал, не спуская глаз с дверного проема, шерсть на его загривке стояла дыбом.
— Но это может быть что угодно. — Джентиана решила не поддаваться панике. — Сурок, или по террасе пробежала крыса, или даже птица, которую принес ветер с моря. У Джейка повышенные защитные инстинкты.
— Ничего подобного, — неожиданно вступился за пса Дерек. — Шум произвело не животное.
Привыкшие к темноте глаза разглядели, что стоящий так близко мужчина практически обнажен. Джентиана вновь восхитилась его атлетическим сложением: широкими плечами, узкими бедрами, мускулистой грудью. Даже на расстоянии она чувствовала жар его тела и терпкий возбуждающий запах.
В ней проснулась обостренная чувственность. Ноги стали ватными, перед глазами поплыли круги. Она отступила на шаг и прошептала:
— Он часто лает без повода.
— Но не сейчас. Я выйду и посмотрю…
— Нет, не надо. — Почему-то ей стало безумно страшно, что этот человек уйдет и навсегда раствориться в темноте. — Джейк уже успокоился. Что бы там ни было, теперь все в порядке. — Чувствуя, что Дерек колеблется, она добавила:
— Мы проверим завтра утром.
Но Дереку, видимо, не терпелось отправиться на поиски неизвестной опасности. Сейчас он походил на хищника, выжидающего добычу, — напряженного, неподвижно застывшего в ожидании малейшего шороха.
— Мне кажется, мы можем лечь спать, — настаивала Джентиана.
Порыв ветра пробежал по верхушкам сосен, заставляя стекла задрожать в оконных рамах. Джентиана уже сделала первый шаг с террасы, но неожиданный резкий звук заставил ее остановиться. Он походил на крик, но крик — странный. Ни человек, ни зверь не могли его произвести. Затем послышался угрожающий треск.
Джейк заметался по террасе, а молодая женщина рванулась на улицу. Но Дерек пресек ее действия одним движением руки.
— Стой здесь! — приказал он. — Это похоже на скрип дерева. Снаружи сейчас слишком опасно.
— Дерево? — Она удивленно округлила глаза.
Но Джейк, похоже, не счел это предположение таким уж безумным. Пес замолчал, одобрительно глядя на мужчину.
В наступившей тишине Джентиана мысленно представила расположение своего дома и прошептала:
— Наверное, это старая груша. Я уже не раз просила Кевина спилить ее, но для него рыбалка всегда на первом месте.
Дерек ослабил хватку, но так и не отпустил ее.
— Груша? Если она упадет, то заденет крышу?
— Нет, не должна. — Не дай Бог ему в голову придет идея проверить! Дождь на улице забарабанил сильнее, монотонный, угрожающий рокот моря напоминал о шторме. — Дерево нависает над дорожкой, но до дома не достает. Я не собираюсь выходить на улицу в такую погоду и тебе не советую.
Желая поскорее оказаться в спальне, Джентиана резко повернулась и, чтобы удержать равновесие, протянула руку, собираясь опереться о стену. Но вместо холодных досок ладонь ее коснулась горячей груди Дерека. Она почувствовала, как мышцы его напряглись, и с восторгом прислушалась к собственным ощущениям.
Уходи отсюда! — приказала себе молодая женщина, но страсть захватила ее с головой, она больше не повиновалась рассудку. Именно эти мгновения она будет вспоминать, когда Дерек, отчаявшись узнать правду, навсегда исчезнет из ее жизни. Сейчас мы с ним в одинаковом положении невольные узники собственного желания.
— Дерек, — шепнула Джентиана, растворяясь в волшебном чувстве наслаждения.
— Что? — спросил он, хотя и так все понял. Грудь его тяжело вздымалась и опадала, дыхание участилось. Джентиана старалась запомнить каждую секунду, прочувствовать до конца каждое мгновение, ведь именно этого она ждала долгие недели, изнывая от тоски и отчаяния.
Молодая женщина вздохнула, сдаваясь окончательно. Она подошла к нему вплотную и коснулась языком его шеи, пробуя на вкус и вспоминая старые ощущения. Если бы на террасе горел свет, она бы ни за что не решилась на такое, но темнота воодушевляла на самые искусные и изощренные ласки.
— Ничто не имеет значения, — прошептала она, почти касаясь губами его рта. И Господь свидетель, так оно и было.
Дерек сдавленно застонал и приник к ее губам. Конечно, он понимал, что Джентиана хочет его отвлечь, замутить рассудок, но не ответить на ее страстный призыв было выше сил человеческих. И он обхватил жадными руками ее стройное, гибкое тело, такое желанное и манящее. Тонкая ночная рубашка служила слабой защитой от возбужденной мужской плоти. Впрочем, Джентиана, наоборот, стремясь слиться с ним, прижималась все крепче.
Дерек с трудом оторвался от колдовских губ и стал покрывать поцелуями нежную шею, окончательно сходя с ума от исторгающихся из ее груди томных вздохов. Ни одной другой женщине не удавалось зажечь его так быстро. Черт, зачем именно она виновата в смерти брата и в болезни матери?!
Дерек вспомнил свои же собственные слова: «Скажи мне, что произошло с Эдди, иначе он всегда будет стоять между нами». Тогда он почти достиг цели. В глазах ее светилось нечто похожее на надежду, будто ей самой хотелось избавиться от тяжелого груза на совести, но через секунду с ее губ сорвался привычный ответ.
Неужели она думает, что, обольстив, сможет убедить его отказаться от поиска правды и заняться другим, более приятным делом?
Если бы только ее кожа не была такой сладкой, словно вино с медом, губы такими горячими и зовущими, как костер зимой, он бы оттолкнул ее. Но Дереку пришлось признать, что он по-прежнему хочет эту женщину, что еще не насытился ею, что она по-прежнему царит в его снах и мечтах.
Что ж, тогда остается играть по ее правилам. Секс без любви — не в первый и не в последний раз, — от него тоже можно получить удовольствие.
Он провел рукой по гибкой спине, скользнул на мягкую, округлую грудь, принялся слегка поглаживать набухший сосок сквозь тонкую ткань рубашки. И с рассудочной радостью отметил, как дыхание Джентианы прервалось и затрепетали ресницы.
Первая ночь была окрашена в тона нежности и ласки. Узнав, что он ее первый мужчина, Дерек почувствовал необъяснимый восторг и постарался сдерживать себя. Теперь ему хотелось овладеть ею с неистовой страстью и провести долгие часы, утверждая над ней свою власть. Он должен сделать ее настолько своею, чтобы она уже никогда не могла ни на кого смотреть с вожделением.
И Дерек поцеловал ее — требовательно, с неожиданной жестокостью.
Джентиана застонала — но не от боли, от переполняющего ее наслаждения. Сейчас ей требовалась не нежность, а утоление дикого необузданного желания, и, увидев ее прикушенные в истоме губы, Дерек позабыл о своих коварных планах.
В промежутке между поцелуями он подхватил ее на руки и отнес в гостиную, захлопнув дверь перед носом у Джейка. Он медленно опустил ее на диван и одним быстрым движением сорвал ночную рубашку.
На этот раз любовники предались долгим ласкам. Дерек открывал перед Джентианой ее же собственное тело, беззвучно рассказывая о потаенных секретах, посвящая в таинство для искушенных. Его горячие, умелые и сильные руки превращали прелюдию любовного акта в смесь небесного блаженства и жаркой пучины преисподней — не несущую, однако, освобождения от томительной пытки вожделением.
Наконец с губ Джентианы сорвалась мольба — она звала Дерека по имени, желая разделить с ним восторги. Но тут он отстранился и резко произнес:
— Это не сработает, Джен. Не знаю, как далеко ты хочешь зайти, но я не собираюсь рисковать. Еще не хватало, чтобы ты забеременела. И послушай, сколько бы раз мы ни занимались любовью, я не перестану допытываться, как погиб Эдди.
Рухнув с высот неземного блаженства, молодая женщина окунулась в ледяное озеро унижения и пустоты. Она сжала зубы, чтобы не разрыдаться, и буквально скатилась с дивана.
Дерек не стал ее удерживать, а спокойно улегся на спину, невозмутимо глядя в потолок. Заметив, что она ищет ночную рубашку, он равнодушно пробормотал:
— Она, наверное, упала куда-нибудь на пол. — И отвернулся.
Найдя рубашку, сгорающая со стыда Джентиана в одно мгновение очутилась у двери.
— Доброй ночи, — рассмеявшись, крикнул Дерек, прислушиваясь к ее торопливым шагам.
Джейк встретил хозяйку, как преданный поклонник, но она не впустила его к себе. Свернувшись калачиком в холодной постели и слушая тоскливые завывания ветра, она предалась горестным мыслям.
Сейчас Джентиана ненавидела Дерека. Она готова была его убить и при этом понимала, что любит его. Боже, когда она успела влюбиться? И как это получилось? Он ведь только и делает, что изводит ее постоянными угрозами.
Да, конечно, Дерек спас ее. Но этого недостаточно, чтобы объяснить столь разительную перемену в ее отношении к нему. Пожалуй, невозможно точно определить, когда именно это произошло, ясно только, что сейчас она любит его. На деле все оказалось куда сложнее и горше, чем простое физическое влечение.
И теперь уже слишком поздно: сердце ее, как раньше тело, приняло сторону врага, и она не в силах помешать этому.
Проснувшись, Джентиана открыла глаза навстречу ясному воскресному утру, ничем не напоминающему о вчерашнем шторме.
Надев джинсы и рубашку, она вышла на цыпочках — Джейк, естественно, крался следом — на крыльцо и подставила лицо ласковым лучам солнца.
Впрочем, сегодня она замечала не только красоту, но и причиненные непогодой разрушения. Помимо всяких мелочей самым опасным было, пожалуй, то, что старая груша, росшая неподалеку от дома, рухнула и перекрыла дорожку. С крыльца не было видно, пострадали ли грядки или для них все кончилось благополучно.
Джентиана как можно дольше оттягивала момент, когда нужно будет спилить дерево, хотя уже давно знала о его ненадежности. Дело в том, что груши посадил ее прадедушка, когда домик на берегу моря только строился, и они напоминали о когда-то большой семье, постепенно угасающей.
— Все эти деревья представляют опасность. Их нужно спилить, — раздался со стороны голос Дерека.
Молодая женщина вздрогнула и резко обернулась, стараясь унять сердцебиение. Джейк, коварный предатель, и не думал предупреждать ее о приближении чужака, а преспокойно сидел рядом, свесив язык. Затем, вильнув хвостом, он отправился по своим собачьим делам.
Видимо, Дерек уже побывал на яхте и успел переодеться. Он выглядел посвежевшим и бодрым. Однако старые груши мало привлекали его — он смотрел только на Джентиану, не скрывая подозрительности во взгляде.
— Знаю, — произнесла она, обнимая себя за плечи.
Глядя на пса, весело играющего в кроне поваленного дерева, Джентиана попыталась улыбнуться, но не смогла. Пристальный взгляд золотых глаз не давал ей ни на секунду расслабиться.
— Теперь, когда ты наконец поняла, что не можешь управлять мной даже с помощью обольщения, не пора ли сказать, что же все-таки произошло в день смерти Эдди? Сколько ты возьмешь за правду? — лениво протянул он.
— Что? — недоуменно прошептала молодая женщина.
— Я говорю о деньгах. — Теперь перед растерянной Джентианой стоял бизнесмен — холодный, расчетливый, целеустремленный. — Какая сумма заставит тебя заговорить?
А она-то думала, что большего унижения, чем вчера, ей не придется испытать!
— И сколько же ты готов заплатить? — едва шевеля побелевшими губами, спросила она.
— Достаточно, чтобы обеспечить тебя на всю жизнь. Рот его изогнулся в усмешке. — Моя мать мне дороже денег.
У Джентианы перехватило дыхание: он предлагал сумму, которую ей самой, вероятно, не заработать и за сто лет каторжного труда. Она подняла голову и горделиво выпрямилась.
— Мне не нужны твои деньги. В последний раз говорю, мне нечего тебе сказать. — Глаза ее недобро блеснули, а голос сорвался на крик. Почему бы тебе не убраться отсюда и больше никогда не возвращаться? Я не хочу ничего знать ни о тебе, ни о твоей семье!
— И не подумаю, — произнес Дерек, не скрывая издевки. — Я не уйду, пока не получу, что мне нужно.
— А как же твоя финансовая империя? Не развалится в отсутствие Главного Босса? — Будь она ядовитой змеей, то непременно укусила бы негодяя.
— У меня все под контролем. — Он улыбнулся с чувством превосходства. — В современном мире почти невозможно спрятаться. И тебе придется открыться или мне, или моей матери, иначе в один прекрасный день твоя жизнь превратится в ад. Я уж постараюсь…
Дерек действительно мог разрушить жизнь Джентианы. У него достанет власти и могущества, чтобы превратить ее в горстку пепла под своими ногами.
— Дерек Роган наконец-то раскрывает свое истинное лицо, — слабым голосом произнесла она.
Тут Джейк с лаем кинулся к калитке, предупреждая о чьем-то приближении. Это оказался Кевин, который поспешил поприветствовать стоящих у крыльца.
— С утречком, Джен, Дерек. — Он задержался на секунду, чтобы потрепать пса за ухом. — Джен, только не вздумай валить деревья в одиночку, обязательно дождись меня.
— Спасибо. — Молодая женщина от радости готова была расцеловать круглое, веселое лицо соседа. Кевин, конечно, душка, но все его обещания, пусть даже самые искренние, гроша ломаного не стоят. Тем не менее она была необыкновенно рада его появлению.
— Рыбачил вчера и поймал для тебя пару форелей. — Он помахал большим пластиковым пакетом, который держал в руке. — Я положил их на лед, но все равно лучше разделаться с ними поскорее.
Джентиана кивнула и потянулась за рыбой. Но Дерек опередил ее и без труда поднял тяжелый пакет.
— Спасибо, — холодно поблагодарила она. Ох, только бы не оставаться наедине с человеком, который постоянно ее запугивает! Джентиана повернулась к соседу и нарочито жизнерадостно затараторила:
— Кевин, дорогой, ты не голоден? Может быть, позавтракаешь со мной? А как насчет чашки чаю?
— Нет, спасибо. Питер Брукс ждет меня у Поющего фьорда. Надо проверить, не снесло ли штормом бакены. Заскочу к тебе позже.
Подмигнув, он направился к калитке, и скоро его фигура исчезла за поворотом. Джентиана снова осталась один на один со своим мучителем.
Она нагнулась за пакетом с рыбой и хмуро сказала:
— Давай я заберу…
— Он слишком тяжелый, — ласково ответил Дерек, не отрывая взгляда от ставших от ярости прозрачными зеленых глаз. — Джен, пожалуйста, скажи — и все кончится.
Пришлось приложить немало усилий, чтобы не поддаться чарам его нежной, дразнящей улыбки. Немало женщин смогли бы противостоять такому искушению!
— Пожалуйста, мистер Роган, уйдите, — с горькой усмешкой произнесла она. — Мне ничего от вас не нужно — ни денег, ни помощи…
— Уверен, что так оно и есть, — перебил Дерек. — Но родители учили меня, что всегда нужно помогать женщинам носить тяжести особенно если это целый мешок рыбы. У меня это условный рефлекс. Кстати, что ты собираешься с ней делать?
Джентиана повернулась и пошла в дом, по дороге прикрикнув на Джейка, чрезмерно заинтересовавшегося содержимым пакета.
— Положи их в таз, пожалуйста, — сказала она, когда они оказались в кухне, и вытащила из ящика специальный нож для разделки рыбы — очень тонкий и острый.
— Давай я сделаю, — предложил Дерек.
— Не стоит. Вряд ли у тебя достаточно опыта, а чистка форели — это не самое приятное занятие.
— Не понимаю, откуда у тебя такое убеждение, будто я порочное, беспомощное и ни на что не годное создание, — прошипел он сквозь зубы. — Впрочем, могу предположить…
— Эдди про тебя ни одного дурного слова не сказал, — заявила Джентиана, очень довольная, что удалось пробиться сквозь скорлупу его самоуверенности. — Я знала, что у него есть брат в Иоханесбурге, и все.
— Я рос как самый обычный ребенок, — с некоторой обидой произнес Дерек. — Ходил с отцом на рыбалку. Так что мне прекрасно известно, как разделывают форель.
Она не стала настаивать и без лишних слов протянула ему нож. Дерек мгновенно наточил его — с таким ожесточением, что Джентиана даже забеспокоилась. Но через мгновение она передернула плечами, достала второй нож и также приступила к чистке рыбы.
— У тебя какие-то личные счеты с этой несчастной форелью? — пошутила она, чтобы разрядить напряженную обстановку.
Быстрый взгляд золотых глаз по остроте мог сравниться с лезвием ножа.
— Нет. Что бы я ни делал, я привык делать это хорошо, — пояснил он, сопровождая слова любезной улыбкой. — И я никогда не останавливаюсь на полпути.
Джентиана поежилась и больше не проронила ни слова, погруженная в невеселые размышления. Его Величество зол? Прекрасно, она тоже!
— А куда деть очистки? — Дерек опустил нож и вопросительно посмотрел на хозяйку.
— Обычно я закапываю их.
— Где именно?
Она уже знала, что в некоторых случаях ему лучше не противоречить, поэтому ответила:
— В саду, около кучи дерна. Лопата в сарае. Только выкопай яму поглубже, чтобы Джейк не добрался.
Не теряющий надежды пес выскользнул вслед за Дереком, а Джентиана принялась убирать разделанную рыбу. Поставив пластиковые контейнеры в морозильник, она вымыла руки и вышла в сад.
Дерек уже забрасывал яму землей, ритмично орудуя лопатой; каждое движение выдавало силу и ловкость. Художница невольно засмотрелась на него, в который раз убеждаясь, что мистер Роган послужит прекрасной натурой для Гектора или Ахилла. Жаль только, что он никогда не согласится позировать.
Зрелище так захватило романтическое воображение Джентианы, что она не заметила торчащего из земли корня, споткнулась и упала. Не дав ей опомниться, Дерек подхватил молодую женщину и поставил на ноги.
— С тобой все в порядке? — заботливо спросил он. — Что случилось?
— Я споткнулась, — смущенно отозвалась она. — Похоже, падения становятся традицией.
— Смотри, куда идешь, — сказал он, отпуская ее и отступая назад.
Почему любые его слова звучат как искушение? Почему, стоит ему улыбнуться, как тут же возникает непреодолимое желание поцеловать эти твердые, чувственные губы? Боже мой, мысленно простонала Джентиана, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не броситься к нему на шею.
С некоторых пор все ее существо оказалось подчинено только одному желанию: быть рядом с этим человеком, смотреть в его глаза, слышать его дыхание. С человеком, который ненавидит ее и при каждом удобном случае старается унизить.
Джентиана презирала себя и стыдилась своих чувств: ни одна здравомыслящая женщина не влюбится во враждебно настроенного к ней, хотя и чертовски привлекательного незнакомца.
— Перестань так на меня смотреть, — хрипло произнес Дерек.
Но вопреки ее воле, сердце Джентианы забилось чаще, дыхание стало глубже. Она попыталась оторвать взгляд от волевого, мужественного лица, чтобы не поддаться чарам золотых глаз, но не смогла. Дерек пробормотал что-то неразборчивое и, рванувшись вперед, сжал ее в объятиях. Но поцелуя не последовало, и молодая женщина догадалась, что в нем рассудок борется со страстью.
Чем бы ни закончилось это противоборство, Джентиана не желала терять времени даром. Она наслаждалась близостью Дерека, возможностью вдыхать его запах, слышать биение его сердца. Не в силах противиться инстинкту, она коснулась языком шеи и медленно потянулась выше, вспоминая вкус его кожи. Его собственный терпкий мужской запах, смешиваясь с ароматом моря, сводил с ума, одурманивал, словно опиум. Еще секунда — и она будет уже не в силах сдержать эмоции.
— Джен.
Прозвучавшее в его голосе презрение мгновенно охладило ее пыл. Она застыла в нелепой позе, пытаясь скрыть яркий румянец стыда, а потом неловко выскользнула из его рук.
И Дерек отпустил ее, не переставая буравить безжалостным взглядом.
— Как бы страстно ты ко мне ни прижималась, я не перестану спрашивать, как на самом деле погиб мой брат, — с предельной ясностью объяснил он.
Краска мгновенно сошла с ее лица, уступая место мертвенной бледности. Молодую женщину охватила бешеная ярость — как всегда случалось после очередного оскорбительного унижения.
— Ни на секунду в этом не сомневаюсь! — выпалила она в ответ.
Дерек беззастенчиво перевел взгляд на ее отяжелевшие груди и бесстыдно разглядывал, как твердые соски натягивают тонкую ткань. Он улыбнулся одними губами и произнес сладким голосом:
— Так что у тебя ничего не получится, моя радость.
— Попытка не пытка, — невозмутимо отозвалась Джентиана. — Я завернула тебе рыбину. Надеюсь, на яхте найдется холодильник.
— Самой последней модели, — уверил он ее. — И если ты таким образом намекаешь, что мне пора и честь знать, то могла бы сказать прямо.
Дерек явно втягивал ее в большую ссору, но она решила не подыгрывать ему.
— Уверена, у тебя найдутся и другие дела.
— Насчет дел, это уж точно, — согласился он и направился с лопатой к сараю, откуда ее взял. — Но в ближайшее время я не собираюсь никуда отсюда уплывать.
Через несколько минут он исчез за каменной грядой, спускаясь к побережью. А Джентиана не глядя на море, проследовала прямиком в студию. Раньше работа прекрасно помогала ей преодолевать все трудности, отвлекала от ненужных мыслей, восстанавливала душевную гармонию.
— У меня все получится, — сказала она себе, усаживаясь за рабочее место и берясь за инструменты. Однако она не ощущала обычной уверенности и желания творить.
Джентиана задумчиво потянулась за карандашом, надеясь, хотя бы сделать пару эскизов для новых работ. Но грифель желал изображать исключительно Дерека Рогана в фас или в профиль. Она пыталась вспомнить, как именно свет ложится на его не правильные черты, как на лбу собираются морщины, когда он хмурится, как при улыбке разбегаются лучики от глаз.
Портрет был почти полностью готов, когда раздался лай Джейка.
— Кевин… О нет!
Но это оказался Дерек собственной персоной. Что-то в его походке и в выражении лица настораживало, поэтому молодая женщина с тревогой ждала его приближения.
— Что случилось? — спросила она, встречая нежданного гостя на пороге.
— Мою мать положили в больницу, — ледяным тоном ответил он. — Врачи говорят, она в критическом состоянии, так что на сей раз у тебя нет выбора.. Собери самое необходимое и пристрой Джейка на пару дней. Или, если хочешь, возьми его с собой. Вертолет прилетит через полчаса.
— Мне очень жаль, — сочувственно отозвалась Джентиана и потом только поняла смысл его слов. — Дерек, я не могу рассказать, что произошло, — добавила она с неподдельной болью в голосе.
Лицо его исказилось от гнева, но уже через секунду Дерек овладел собой. И все же молодая женщина опасливо отступила на шаг.
— Ты вернешься в Лондон, пусть даже мне придется связать тебя или посадить в мешок. И там ты наконец признаешься, что же произошло на самом деле. Да, и хорошенько подумай, во что превратится твоя жизнь, если я решу по-настоящему разделаться с тобой. Ты никогда не станешь для меня важнее матери.
— Но ты не можешь меня так просто похитить, — затравленно озираясь, прошептала она.
— Посмотри на меня внимательно. — Золотые глаза горели мрачным пламенем. — Ты еще можешь рассказать правду про Эдди мне. Это твой единственный шанс.
Дерек Роган не шутил, он действительно был способен вытянуть из нее признание силой. И ни о каком сопротивлении речь даже не шла: тут не помогут ни Джейк, ни черный пояс по карате. Молодая женщина прекрасно понимала врага и не завидовала ему.
Неожиданно голос Дерека смягчился и даже взгляд потеплел.
— Послушай, если ты кого-то защищаешь, то не бойся, я не стану никого обвинять. Как я уже говорил, мне нужна правда, и больше ничего.
Джентиана резко подняла голову и посмотрела ему в глаза.
— Могу я доверять тебе? — в отчаянии воскликнула она.
— Да.
Просто, но как всегда твердо. Этот человек не станет прибегать к низкой лжи и подлости.
И потом, все ему рассказать — это значит снять с себя всю ответственность. Пусть сам решает, говорить миссис Калгривз или нет.
— Хорошо, слушай, — устало произнесла она, усаживаясь в рабочее кресло.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Цена молчания - Тернер Дебора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Цена молчания - Тернер Дебора



роман нормальный, прочитать можно, героиня немного раздражала, но терпимо
Цена молчания - Тернер Дебора@ннушк@
21.10.2012, 8.45





Мне понравилось, ГГ-рой умеейт ждать, слушать и делать правильные выводы, что я ценю в человеке.
Цена молчания - Тернер ДебораЛена
21.07.2013, 18.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100