Читать онлайн Когда туман рассеется, автора - Тейлор Джуди, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Когда туман рассеется - Тейлор Джуди бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Когда туман рассеется - Тейлор Джуди - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Когда туман рассеется - Тейлор Джуди - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тейлор Джуди

Когда туман рассеется

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Она набрала в легкие побольше воздуха и повернулась лицом к Клоду. Его глаза по-прежнему смотрели тяжело, вопрошающе, подозрительно. Он догадался, промелькнуло в ее голове.
– Я беременна. – Слова вырвались сами собой, прозвучали громко и вызывающе, и Флоренс затаила дыхание, ожидая неизбежного взрыва.
Но когда Клод заговорил, его голос был спокоен, слишком спокоен:
– Ты беременна?
– Я же сказала.
– Ты ждешь ребенка?
– Да.
– От меня?
– Да! – Она почувствовала, как сильно шевельнулось сердце, готовое сорваться с насиженного места, едва разорвется бомба. И ей не пришлось долго ждать.
– Ты – безответственная шлюха!
Флоренс отшатнулась назад всем телом, словно он ударил ее. Ей стало физически больно, она невольно вскинула руки, готовясь защититься от нападения. Клод вскочил на ноги, и стул его полетел на пол.
– Ты подстроила это, хитрая интриганка! Ты знала, что я больше не стану делать тебе предложение, разве что…
– Не льсти себе, – оборвала его Флоренс. – Я даже не собиралась ничего говорить тебе, это меня Морин заставила.
Она тоже хотела встать и отхлестать его по щекам, но ноги почему-то не послушались. Он прищурился, глаза превратились в две дышащие злобой узкие щели на высеченном из гранита лице. Руки Клода с силой сдавили край стола, он нагнулся вперед, и его лицо оказалось так близко от нее, что она смогла разглядеть мельчайшие поры кожи, отдельные волоски в бровях и ресницах, тонкий узор радужной оболочки глаз.
– И ты ждешь, что я поверю? – бросил он насмешливо. – Думаешь, я не знаю, что ты…
– Я именно такой и представляла твою реакцию, – устало сказала Флоренс, окидывая его презрительным взглядом. – Я предвидела, что ты решишь, будто я сделала это нарочно. Боже, до чего ты предсказуем.
– А ты разве нет? – выпалил он, впиваясь в нее ледяным взором.
Флоренс хотелось одного – побыстрее убраться отсюда. Она не могла больше выносить его обвинений. Он уверен, что она рассчитала все заранее, и ей не удастся разубедить его, даже если она посвятит этому всю оставшуюся жизнь.
– Я не такая дура, чтобы оставлять себе воспоминания о мужчине, которого не интересует правда, который спешит только вынести приговор! – воскликнула она яростно и приказала своему онемевшему телу сдвинуться наконец с места. – Я знала, что не должна слушаться Морин. Я требую, чтобы ты немедленно отвез меня домой.
– Не витайте в облаках, леди. Я отвезу тебя только тогда, когда сам этого захочу и ни секундой раньше.
Теплый же он устроил ей прием! У Флоренс упало сердце. Она ожидала, конечно, что так получится, но чем теперь все это кончится?
– Что мне здесь еще делать? Ты ведь ясно высказал свое отношение.
Он смотрел на нее с ненавистью.
– Ты останешься, потому что нам придется теперь многое обсудить.
– Мне не о чем с тобой говорить. – Она вызывающе вскинула подбородок, взгляд ее не уступал в непримиримости взгляду Клода. – Я возвращаюсь в Англию, ты мне не нужен.
– Провались ты к черту! – Он шагнул к ней, его руки взлетели к ее горлу, и Флоренс решила, что он хочет ее задушить и покончить разом с ней и с ребенком. Но он вместо этого обхватил ее голову, сжал как в тисках и заставил ее заглянуть в пламенеющие бездны его глаз. – Чтоб тебе отправиться в преисподнюю, на муки вечные, – прорычал он.
– Очень мило с твоей стороны, Клод. Спасибо за пожелание. – Флоренс сама не знала, как ей удалось создать видимость спокойствия. – Но я почему-то думаю, что из нас двоих в этом месте окажешься ты.
Его руки разжались, он отодвинулся назад и перевел дыхание, в чем, видимо, сильно нуждался.
– Говори, что хочешь, но вот так уйти я тебе не позволю. Нам надо поговорить, мы должны прийти к какому-то соглашению.
– Соглашению! – Она коротко рассмеялась. – Разве это возможно? – И она потерла пальцами те места на голове, где остались отпечатки его безжалостных пальцев.
– Нам надо подумать о ребенке.
Флоренс приподняла брови и ждала, что он скажет дальше. До сих пор Клод вел себя вполне предсказуемо, но она не представляла, как он собирается разрешить ситуацию. С ее точки зрения, воспитать ребенка самой было самым лучшим выходом. Если она останется здесь, он превратит ее жизнь в ад.
Склонив голову, Клод тяжелыми шагами прошел взад и вперед по комнате. За последние несколько минут он постарел лет на десять. Но Флоренс не чувствовала к нему жалости. Она молча наблюдала и даже заметила момент, в который он принял решение, увидела, как расправились его плечи, стала тверже поступь. И вот его горящие глаза снова обратились на нее.
– Я хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
У Флоренс перехватило дыхание. Она, оцепенела, работал только мозг, лихорадочно и тревожно. Такого поворота она не ожидала. Что у него на уме? Ведь чувства его не изменились! Разве подобает ребенку расти в доме, где царит враждебная атмосфера?
Когда Флоренс задышала снова, то обнаружила, что потеряла дар речи.
– Ты слышала меня? – резко спросил он. Флоренс с трудом проглотила слюну.
– Да, – еле выдавила она придушенным шепотом.
– Я начну приготовления немедленно.
– Но я не могу этого сделать.
– Что значит «не могу»? – Клод нахмурился. – Это единственный выход. И единственная причина, по которой ты позволила себе забеременеть, – добавил он едко.
– Ты идиот! – Почему, ну почему все обернулось так плачевно? – Ты ошибся во мне, Клод Бентли, очень ошибся. Я не хотела ничего подобного. И замуж за тебя я не выйду ни за что на свете.
Он прищурился. Она почти слышала, как работает его мозг.
– Тогда остается единственное решение, – проговорил он спокойно. – Сразу после рождения ребенка ты отдаешь его мне.
Флоренс показалось, что ее покидают жизненные силы. Она потянулась к спинке стула, ища опоры, но сильная рука Клода поддержала ее за талию. Это ее совсем доконало.
– Ты представляешь, о чем просишь? – прошептала она.
– Это мой ребенок.
– И мой тоже, – уже тверже произнесла она. – А поскольку мы не можем поделить его пополам, ты убедишься, что закон будет на моей стороне.
Ей внезапно стало очень холодно, несмотря на тепло, которое излучало тело Клода, стоявшего совсем близко. Флоренс почувствовала себя больной, опустошенной, ей отчаянно захотелось оказаться дома и лечь в постель.
– Значит, тебе придется выйти за меня замуж, – рыкнул он, – поскольку я ни за что не откажусь от прав на свою плоть и кровь.
Флоренс знала, что брак с Клодом сделал бы ее самой счастливой женщиной в мире, но только не при таких обстоятельствах. Клод ее ни в грош не ставит. Что это будет за семейная жизнь? Несчастная, несчастная безнадежно. Она будет связана узами, лишенными любви. Клод сосредоточит всю свою привязанность на ребенке, не оставив ничего ей.
– Я не могу стать твоей женой, – сказала она спокойно и твердо.
– Значит, ребенок мой, – объявил он. – Дальнейшие споры бесполезны, ребенок перейдет на мое попечение.
Это звучало констатацией уже свершившегося факта. Он не ждал от нее никаких протестов. Клод Бентли сказал свое слово!
После короткой паузы, в течение которой Флоренс хранила молчание, Клод добавил.
– А теперь я отвезу тебя домой.
Флоренс знала, что это еще не конец, но она слишком устала, чтобы спорить. Она позволила ему довести себя до машины, и пока они ехали к дому Морин, сидела, закрыв глаза, и совсем ничего не чувствовала.
Поднимаясь по ступеням к входной двери, Флоренс оперлась на его руку, но едва Морин открыла им, как она немедленно прошла в свою спальню. До нее донеслись приглушенные голоса из прихожей. Морин, несомненно, считает ее дурочкой. Но как мог Клод ожидать, что она станет его женой, зная, какого он о ней мнения? Она поступила правильно, что отказалась выйти за него. И неправильно, согласившись отдать ребенка. Разумеется, этого никогда не случится. У нее достаточно времени, чтобы принять самое верное решение, выбрать лучший путь.
Она сбросила туфли и легла на кровать. Времени сколько угодно. Она поселится в укромном месте, где он не сможет ее отыскать. А сейчас надлежало спокойно обдумать все как следует…
Она закрыла глаза и тут же заснула. И не слышала, как отъехала машина Клода, как Морин на цыпочках вошла в ее спальню и накрыла ее покрывалом.
Флоренс затерялась в мире снов. Во сне они с Клодом были счастливо женаты и имели много детей. Во втором сне он гнался за ней по лесу, чтобы отнять ребенка, которого она крепко прижимала к себе, но тут же сам Клод превратился в этого ребенка и принялся сосать ей грудь.
Флоренс проснулась вся в испарине, и когда села, то почувствовала сильное головокружение. Потребовалось несколько минут, чтобы спустить ноги с кровати и дойти до ванной. Там ее и нашла Морин, лежащую на полу. Она довела племянницу до постели, уложила и немедленно вызвала врача. Врач отчитал Флоренс за то, что она не обратилась к нему сразу, как только поняла, что беременна, но тут же успокоил, сказал, что волноваться не о чем, просто нужно быть внимательнее к себе первые три месяца.
Приехал Клод, выглядевший очень озабоченным. Флоренс внутренне застонала, догадываясь, что Морин, должно быть, успела позвонить ему.
– Что случилось? С ребенком все в порядке? – с порога спросил он.
Ребенок! А на нее наплевать. Ее самочувствие не интересует его нисколько. Флоренс едва не расплакалась. Клод выглядел так, словно второпях вскочил с постели: рубашка застегнута наперекосяк, волосы взлохмачены.
– Все в порядке, – сказала она. – Морин напрасно подняла панику. Можешь не волноваться.
– Но я волнуюсь. Как ты себя чувствуешь, Флоренс?
Наконец-то! Этот вопрос следовало задать в самом начале.
– Вполне нормально.
– Может быть, я могу что-то сделать для тебя, достать?
Флоренс криво улыбнулась.
– Ничего не нужно, спасибо.
– Может, тебе лучше лечь в больницу, обследоваться?
– Это был банальный обморок, только и всего, – сказала она, начиная раздражаться. – У меня закружилась голова, и я села на пол. Наверное, плохо выспалась ночью.
– Тебе нужно побольше отдыхать.
– Возможно, – ответила она надменно. – Спасибо, что пришел, но сейчас можешь уйти. Думаю, Морин станет регулярно информировать тебя о моем состоянии.
Но он не ушел, а сел в ногах кровати.
– Это вышло по моей вине? – спросил он, озабоченно хмурясь. – Вчера я вел себя не слишком вежливо.
Флоренс покачала головой и тут же пожалела об этом, потому что до сих пор испытывала головокружение.
– К тебе это не имеет отношения. Мне снились кошмары, я проснулась вся в поту и с тяжелой головой. Думаю, после душа я окончательно приду в себя.
– Позволь помочь тебе.
Неужели это ее смех, эти звуки, похожие на хриплое карканье старой вороны?
– Ты, наверное, шутишь. Он взял ее за руки.
– Выходи за меня, Флоренс, позволь мне заботиться о тебе.
– Иди к черту! – огрызнулась она, отмечая в то же время, что он выглядит искренне обеспокоенным. Но это разумеется просто игра. Ведь его интересует только ребенок, он ясно дал это понять.
– Флоренс! – раздался укоризненный голос Морин, которая внезапно возникла в дверях. – Как ты можешь так разговаривать с Клодом!
– Думаю, мне пора, – сказал Клод, не дожидаясь дальнейших слов Флоренс. – Я позвоню вечером.
– Не стоит тебе беспокоиться, – небрежно проронила Флоренс.
Морин возвела глаза к потолку. Клод покачал головой, и они оба покинули комнату.
Флоренс выбралась из постели и поспешила в душ, чтобы поскорее смыть с себя всякое воспоминание о Клоде.
Она подставила плечи под теплую струю воды, увеличила напор. Как видно, Клод намерен регулярно докучать ей, думала Флоренс, намыливаясь. Долго ли она сможет терпеть это? Если он станет во время каждого своего посещения делать предложение, лучше ей поскорее уехать отсюда. Мама, конечно, обрадуется ее возвращению домой, но это все же не выход.
Флоренс сама пока не знала, каким он должен быть. Она не чувствовала в себе достаточно энергии, чтобы начать все сначала где-нибудь на новом месте. На что она будет жить? Придется устроиться на временную работу, но что потом, когда она работать не сможет? За то время, что она жила здесь, ее скромные сбережения очень быстро разошлись, и хотя Морин заверила ее, что беспокоиться не о чем, нельзя же все время сидеть на тетиной шее.
Когда Клод услышал, что Флоренс ждет ребенка, он испытал самое сильное потрясение в жизни. Как могло случиться такое? Нелепость, бессмыслица! Он всегда был так осторожен… И то, что он снова сделал ей предложение, тоже не имело смысла. Решение далось ему с трудом потребовало большого присутствия духа, но он поступил как порядочный человек. А она отвергла его снова!
Флоренс держалась враждебно, непреклонно стояла на том, что не выйдет за него замуж, даже несмотря на зачатого ими совместно ребенка. Да, он сознавал, что вел себя грубо, но ведь ребенок менял все!
Клод ничего не мог понять. Она согласилась отдать ему ребенка – или нет? Теперь он вспомнил, что она на самом деле не выразила явного согласия. Он просто заявил, что заберет ребенка, она же промолчала. Надо внимательно наблюдать за ней, а то еще чего доброго сбежит в Англию, и тогда не видать ему ребенка как своих ушей.
Может быть, их брак все же оправдает себя. А если заинтересовать ее роскошной жизнью? Ей это важно. Он мог бы недурно обеспечить ее. Она красива, хороша в постели. Все могло быть гораздо хуже, хотя он и очень надеялся на лучшее. И главное, черт возьми, ему нужен его ребенок!
Придется поработать с ней, найти подход, убедить мягко, что он изменился и хочет жениться на ней из «правильных» соображений. Он пытался не обращать внимания на то, что в глубине сердца эти соображения всегда были правильными.
Когда он заехал повидать ее на следующий вечер после суматошного дня, наполненного деловыми встречами и мучительными раздумьями, Флоренс держалась по-прежнему враждебно. Он понял, что придется немало потрудиться, чтобы убедить ее принять его точку зрения.
Флоренс и Морин сидели на террасе на подвесном диванчике, наслаждаясь теплым вечером. Морин, увидев его, очень обрадовалась, немедленно вскочила и, предложив ему занять освободившееся место, оставила их одних. Но когда он сел, Флоренс отодвинулась в самый угол дивана. Клод сделал вид, что ничего не замечает.
– Как поживаешь?
– Спасибо, мне лучше.
– Голова больше не кружилась?
– Нет.
– Хорошо. Ты гуляла сегодня?
– Нет.
Он с трудом подавил досаду.
– И больше тебе нечего сказать?
Она повернулась к нему и сверкнула глазами.
– Я в твоем обществе вовсе не нуждаюсь, – произнесла она подчеркнуто резко.
– А жаль, – ответил он как можно спокойнее, потому что стоило только заговорить в том же тоне, и они снова зайдут в тупик. – Потому что мне хочется здесь бывать. Ты носишь нашего ребенка, и я тоже хочу участвовать в процессе.
– Тебе следовало раньше об этом подумать, – холодно парировала она. – Второго шанса я тебе не дам.
Он видел, что Флоренс обижена, хотя кто же виноват во всем, как не она? Клод был благодарен Ширли за то, что не успел выставить себя дураком. Но теперь-то все изменилось! Он хотел вернуть Флоренс, он не мог допустить, чтобы она отняла у него его ребенка. Клод всегда хотел иметь детей, и ему казалось, что первенец – это что-то особенное, он не собирался позволить Флоренс лишить себя удовольствия растить его.
– Ну а если я попрошу прощения, что-нибудь изменится? – Он на все был готов, чтобы добиться своего.
– За что? – Она изогнула тонкие брови и смерила его презрительным взглядом. – За что именно ты хочешь просить у меня прощения? За то, что не поверил мне, поверив Ширли? За то, что сделал меня беременной? За «безответственную шлюху»? За угрозу отнять моего ребенка? Или за все сразу? Уходи, Клод, я не хочу тебя видеть.
Она была неотразима, когда сердилась. Клод покачал головой и сжал зубы. Стоит ему сказать что-нибудь неосторожное, и это погубит их отношения навсегда.
– Послушай, Флоренс, – заговорил он снова. – Я знаю, что причинил тебе боль. Но и ты тоже причинила мне боль. Почему бы нам не помириться?
Где-то в глубине его сознания мелькала мысль, что он, возможно, был несправедлив к ней. Разве у него есть доказательства того, что Флоренс отказала ему, поскольку считала его простым рабочим, тогда как ей нужен был миллионер? А то, что она отвергла его последнее предложение, и вовсе означало, что действует она не из корыстных побуждений…
Но Клод продолжал сомневаться. Может быть, она предвидит, что он не успокоится, пока не настоит на своем? И рассчитывает на это, понимая, что таким поведением сможет обелить себя в его глазах? Клод не знал, что и думать.
Сейчас ее глаза сверкали негодованием.
– Мы уже пробовали это, ради Морин, но ничего хорошего не вышло. И сейчас не выйдет. Мы зашли слишком далеко, чтобы мириться.
– Нет, ничего подобного, – горячо запротестовал Клод, все еще находясь во власти противоречивых мыслей.
Он уже успел осознать, как грубо вел себя, когда она сообщила ему о своей беременности. Невыносимо было думать, что он лишил себя последней возможности жениться на Флоренс и стать настоящим отцом своему ребенку. Он по-прежнему любил ее! Он понял это внезапно. Чувства, которые он считал умершими, были живы по-прежнему.
Клод прерывисто втянул в себя воздух. Боже, что же он наделал?
– Тебе нельзя волноваться, – сказал он, смягчая голос, стараясь выразить понимание. – Ты нуждаешься в постоянной заботе…
– Обо мне заботится Морин.
– А ребенку нужен отец. Флоренс невесело рассмеялась.
– Не думаю, что сейчас для него твое присутствие что-то значит.
– Для него? – быстро схватился он за ее слова.
– Это просто оборот речи. Я не знаю, какого он пола.
– Флоренс, может быть, я поторопился сделать выводы. Может быть…
– Слишком поздно, Клод. Не пытайся улестить меня, ты только теряешь время.
Сердце Клода налилось свинцовой тяжестью. Он замолчал, и молчание длилось бесконечно. Что еще мог он сказать? Она отвергала любую его попытку примирения. Видимо, здесь требовался иной стратегический подход, но он не мог ничего придумать.
Появилась Морин с подносом, на котором стояли три бокала с домашним лимонадом.
– Я решила, что нам не помешает выпить чего-нибудь освежающего, – бодро заявила она, делая вид, что не замечает их мрачных лиц.
– Я уже собирался уходить, – сказал Клод, поднимаясь.
– Так скоро? – нахмурилась Морин.
– Флоренс устала. Флоренс энергично кивнула.
– Думаю сегодня лечь спать пораньше.
– Какие великолепные цветы! – воскликнула Морин, нюхая громадный букет красных роз, только что доставленный посыльным. – Это тебе, Флоренс.
Флоренс сдвинула брови.
– От кого? – Догадаться, конечно, не составляло труда.
– Прочитай, что написано на карточке.
«Самой красивой будущей маме. С любовью. Клод».
С любовью. Шут! Флоренс швырнула букет на пол.
– Выбросьте его на помойку, – велела она. Как он смеет заикаться о любви, когда они оба знают, что его интересует?
– Флоренс, мы не можем это сделать, цветы стоят уйму денег.
– Тогда возьмите их себе. Заберите цветы в свою комнату, я их видеть не желаю.
Но назавтра принесли новый букет, и так продолжалось всю неделю. Дом сделался похожим на цветочный магазин, потому что Морин решительно отказывалась их выбрасывать.
На седьмой день Клод явился собственной персоной, и в руках он держал свежий букет презренных красных роз таких размеров, что Флоренс едва видела его лицо. Морин, как и следовало ожидать, обрадовалась, а Флоренс мрачно сверкнула глазами.
– Ты напрасно тратишь деньги.
– Я пытаюсь загладить свою вину.
Вряд ли что-нибудь сможет залечить ее сердце. Морин приняла цветы и исчезла, она замечательно умела растворяться в воздухе, когда Клод приходил повидать Флоренс.
– Как ты себя чувствуешь? – В его голосе прозвучало искреннее участие.
Флоренс все равно не поверила ему. Он беспокоится о ребенке, а хорошее состояние ее здоровья имеет к ребенку прямое отношение. Клод, может, и правда хочет, чтобы она была здорова, но Флоренс отказывалась поверить, что она интересует его сама по себе.
– Нормально, – ответила она, равнодушно пожимая плечами.
– Обмороков больше не было?
– Нет. Морин обо мне заботится.
– Вообще-то это моя обязанность, – сказал он проникновенно. И с раскаянием, отметила Флоренс. Но он сам лишил себя возможности заботиться о ней.
– Ты не откажешься проехаться со мной?
– Прости, не поняла, – нахмурилась Флоренс.
– Я хотел бы, чтобы мы вместе пообедали.
– Зачем? Ведь ты сам разорвал наши отношения.
– Я совершил ошибку.
А теперь он уверен, что в его силах снова все наладить, из-за ребенка, естественно. Иначе у нее не было бы ни единого шанса. Да пропади он пропадом!
– Ну пожалуйста, Флоренс. Тебе полезно переменить обстановку.
– С чего ты взял, что я безвылазно сижу дома?
– Я звонил Морин каждый день, разве она тебе не говорила?
– И Морин предложила тебе пригласить меня пообедать? – спросила она. – Я знаю, что она все еще надеется соединить нас.
– Морин ничего не знала о моих намерениях. Так ты поедешь?
Было нечто непривычное в том, как он ее упрашивал. Несвойственное ему ранее смирение, должно быть, и это заставило Флоренс задуматься. Не будет хуже, если она ради разнообразия пообедает с ним. Морин была с ней неизменно ласкова и все время предлагала куда-нибудь съездить, но Флоренс отказывалась. Она чувствовала апатию, не хотелось затрачивать усилия на что бы то ни было. Но сегодня самочувствие ее улучшилось.
– Может, поедем в бухту? – спросил Клод, видимо догадываясь, что она готова сдаться. – Тебе всегда там нравилось. Не обязательно брать полный обед из трех блюд, если не хочешь. Можно просто перекусить, а то и вовсе ничего не заказывать, просто погуляем или посидим, посмотрим на воду, словом, сделаем, как ты захочешь, Флоренс.
Он в самом деле настроен во что бы то ни стало угодить ей. Отказаться было бы грубостью. Она нехотя кивнула.
– Хорошо, я поеду.
Поездка в самом деле оказалась очень удачной. Клод старался изо всех сил, чтобы доставить ей удовольствие. Это напомнило Флоренс их первый вечер вдвоем. Он снова был тем любезным, очаровательным, неотразимым, внимательным мужчиной, которому она отдала свое сердце.
Но ведь он по-прежнему остается о ней крайне низкого мнения. Воспоминания о его оскорбительных словах терзали ее. И будут продолжать терзать. Клод сейчас может быть сколько угодно добрым и милым, это ничего не изменит.
Но Клод не опускал рук. Флоренс регулярно выезжала с ним туда и сюда, к большой радости Морин. Он словно старался снова завоевать ее любовь. Может, так оно и было, но на сей раз Флоренс не собиралась терять голову. Она продолжала спокойно обдумывать планы отъезда, только бы подвернулось что-нибудь подходящее.
Если бы он любил ее по-настоящему, он не усомнился бы в ней. Этого не следует забывать никогда, и она не должна впускать его в свою душу снова. Но ей приходилось нелегко. Чем чаще Флоренс виделась с ним, тем глубже влюблялась в него.
Он был неизменно заботлив, постоянно справлялся о ее здоровье, о состоянии ребенка. Он проверял, отдыхает ли она днем, соблюдает ли предписания врача, он поехал вместе с ней в больницу на ультразвуковое обследование. Он принимал участие буквально во всех событиях, из которых состояла ее жизнь.
И беспокоился он не только о ребенке, а также и о ней. Если бы Флоренс не была уверена в обратном, она могла бы поклясться, что он любит ее. Это проявлялось во всем. Клод не заговаривал о любви, но поведение его говорило красноречивее слов. Куда девалась его агрессивная уверенность в том, что она заинтересовалась им исключительно из корыстных соображений? Ей очень хотелось думать, что изменились его чувства, но вряд ли такое возможно. Каким бы искренним он ни казался, это лишь игра. Ему нужен только его ребенок.
Однажды вечером, когда они с Клодом смотрели по телевизору старый черно-белый фильм, позвонила из Англии мама. Морин незадолго до того уехала к знакомым играть в вист.
Первыми мамиными словами были:
– Почему ты не сообщила мне о ребенке, нехорошая ты девочка? Я понятия не имела, что у тебя появился друг. Как его зовут? Чем он занимается? И как ты себя чувствуешь?
– Отвечаю на вопросы по одному, – рассмеялась Флоренс. – Я абсолютно здорова, его зовут Клод Бентли, он бизнесмен, хотя свободного времени у него гораздо больше, чем у других известных мне бизнесменов. Он сейчас здесь, со мной…
– И жаждет познакомиться с вами.
– Клод взял у нее трубку и принялся непринужденно болтать с мамой, словно знал ее всю жизнь. Он немедленно успокоил ее насчет Флоренс и выразил надежду, что они очень скоро встретятся.
– Вы не против, если я вышлю вам билет на удобный для вас рейс? Я знаю, как беспокоятся матери о своих беременных дочерях, – ворковал он, а Флоренс слушала его с усмешкой.
Она не сомневалась, что мама откажется, и очень удивилась, поняв, что она приняла предложение Клода.
– Как тебе удалось уговорить ее? – спросила она Клода позднее. – Мама всегда до смерти боялась летать.
– Сейчас у нее появились веские основания, чтобы преодолеть свой страх. Я надеюсь, что она останется и на венчание.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Когда туман рассеется - Тейлор Джуди

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Когда туман рассеется - Тейлор Джуди



Скучновато
Когда туман рассеется - Тейлор ДжудиДиана
19.01.2012, 12.40





Ерунда!!!!!!!!!
Когда туман рассеется - Тейлор ДжудиОльга
8.03.2013, 11.35





Шановний адміністратор сайта ви могли нам жінкам зромити сьогодні приємне і оновити головну сторінку?(будь ласка)
Когда туман рассеется - Тейлор Джудилюда
8.03.2013, 12.06





K sojaleniyu, administraciya nikogda ne reagiruet na naschi pros`bi. Tak ili inache, prazdnik nikto ne otmenyal! S 8-mim marta, devuschki! Vseh blag, lyubvi,vzaimnosti!
Когда туман рассеется - Тейлор ДжудиAyirin
8.03.2013, 12.21





Какое грустное впечатление произвел этот роман:опять женщине приходится прощать мужчину...
Когда туман рассеется - Тейлор Джудиsasha
28.12.2015, 17.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100