Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5
Избавление

Вера надеялась, что угрозы генеральши останутся только угрозами и она не рискнет приводить их в исполнение. Однако Зинаида Семеновна была настроена весьма решительно. За завтраком она, казалось, сама любезность, не преминула прошипеть на ухо гувернантке:
– После завтрака – ко мне и ни слова генералу!
Аппетита как не бывало, бедная девушка вновь оказалась в зыбком, неопределенном положении. Куда ей теперь идти? Разве что к Агафье Васильевне напроситься на постой, а уж та что-нибудь придумает. Вера была рассеянна и не уследила за мальчиками. Устроив возню под столом, они чуть было не сдернули скатерть. Генерал строго глянул на детей и с вопросом – на гувернантку. Она опустила глаза. Верно, можно прибегнуть к его защите, но это значило бы посеять зерна раздора в семье, которая и без того не является образцом супружества. Размышляя о том, на что и как ей дальше жить, Вера вдруг вспомнила о векселе. Завтра истекает срок оплаты, а она забыла об этом, как и о самом векселе. А ведь могло статься, что Янгель готовится его опротестовать! Только не это!
Насилу дождавшись конца трапезы, Вера поспешила на свой чердак. Зинаида Семеновна, наблюдавшая за прислугой, выразительно посмотрела на нее. Однако прежде дело. Внимательно осмотрев комнатку, Вера обнаружила, что кто-то здесь был. Вещи определенно потревожены чьей-то небрежной или гневливой рукой. Да теперь уж все равно. Верно говаривала Марья Степановна: одна беда не ходит, беда беду водит. Надобно немедля снести Янгелю жемчуг! Вера испугалась вдруг, что ее драгоценности пропали. Она заглянула в тайник, устроенный в щели возле оконной рамы, о котором не знала ни одна душа. Завернутые в платочек украшения были на месте. Должно быть, именно их искал тот, кто тайком проник в ее комнату.
В дверь тихо постучали: горничная генеральши заглянула с приглашением в будуар ее превосходительства. Вера достала сак и положила туда жемчуг из тайника. Теперь, когда судьба ее вновь завела в неопределенное положение, ей было жаль драгоценностей. Они могли пригодиться в будущем, это все, что есть у бедной странницы.
Ускользнуть от бдительного ока хозяйки не удалось: она поджидала Веру на лестнице.
– Сдается мне, вы куда-то спешите? – язвительно осведомилась генеральша. – Сделайте милость, уделите мне малую толику вашего бесценного времени!
Вера молча подчинилась. Они вошли в уютную спальню генеральши и заняли давешние позиции. Однако Зинаида Семеновна не могла усидеть. Она поднялась и начала кружить по комнате, как лиса в клетке.
– Вы должны покинуть мой дом сегодня же! – заявила генеральша, однако в ее голосе слышалась некоторая нерешительность. – Константин Яковлевич не должен знать, почему вы уходите. Представьте дело так, что вам необходимо ехать в Москву.
– Если я не подчинюсь? – без всякой надежды спросила Вера.
– Подчинитесь, милая! Вы же не захотите попасть в смирительный дом как беспаспортная? И не захотите неприятностей для Константина Яковлевича из-за укрывательства подозрительного лица? За все это, мадемуазель, положен острог, если все по закону. Так-то.
Вера готова была ко всему, но не к подобным угрозам.
– Вы способны донести в полицию? – удивилась она.
– Милая, вы вынуждаете меня, – с ехидством ответила Зинаида Семеновна.
– Но почему? Его превосходительство доволен мной…
– Именно поэтому, – усмехнулась генеральша. – Я не позволю вам интриговать, устраивать заговор у меня под носом! Мой муж человек жалостливый, его нетрудно обвести вокруг пальца. О чем вы без конца воркуете? А эта цыганка? Уж не собираетесь ли вы ограбить нас?
– Однако попрежде у меня кто-то рылся в вещах, – возразила Вера.
Генеральша на миг смутилась, но тут же парировала:
– Я хотела хоть что-нибудь узнать, кто вы. Зачем проникли в наш дом, расположили к себе генерала и детей? На мое место метите, милая? Признайтесь, вы его любовница? – Она впилась глазами в Веру, будто была готова по первому слову накинуться и растерзать ее.
– Допустите хотя бы на миг, что никакой корысти я не преследую. Я люблю детей, мне нравится быть гувернанткой… – Вера почувствовала, сколь малоубедительны для хозяйки ее возражения.
– Однако вас что-то связывает с генералом? Что? Вы были ранее знакомы?
– Нет, – твердо ответила гувернантка.
Зинаида Семеновна вновь заметалась по комнате, будто в сомнениях.
– И все же я не буду спокойна, пока вы в моем доме. С вашим появлением моя жизнь превратилась в ад.
– Зато дети стали веселее, – ввернула бывшая актриса.
– Я не отступлюсь от своего решения! – почти кричала генеральша.
Вера тяжело вздохнула:
– Я уйду, но дайте мне немного времени, чтобы собраться и обдумать дальнейшее существование…
Зинаида Семеновна поджала губы, раздумывая, и наконец изъявила волю:
– Вы можете остаться до завтра. Навестите Агафью Васильевну, она вам поможет.
«Какая трогательная забота!» – горестно усмехнулась про себя Вера, но вслух сказала:
– Зинаида Семеновна, я безусловно подчиняюсь, но прошу вас (не ради себя!), верните в дом Машу. Детям будет не так одиноко, когда я их покину…
Тут она едва не расплакалась, к величайшему удивлению генеральши. Готовая ответить грубостью, та все же смягчилась:
– Если она сама того захочет. У нас некоторые разногласия…
«Еще бы!» – мысленно заметила Вера и направилась к двери, не ожидая позволения.
– И последнее, – остановила ее генеральша. – Думаю, не стоит предупреждать: вы прекрасно понимаете, что надо держать язык за зубами. А я готова даже дать вам рекомендацию.
Такой щедрости Вера от нее не ожидала и не ошиблась. Зинаида Семеновна тотчас пошла на попятный:
– Впрочем, нет, я не знаю вас, не знаю, на что вы еще способны. Устраивайтесь сами.
Она дала понять, что Вера свободна. Девушка поспешила к Янгелю, не заглянув к детям. Душа ее ныла при мысли о том, что надобно уходить и прощаться с ними. Придется как-то объяснить свой уход генералу…
Горестные размышления мешали Вере сосредоточиться на деле, ради которого она вышла из дома. Машинально дойдя до лавочки Янгеля, Вера постояла перед дверью, не решаясь стучать. Еще раз взглянув на ожерелье и тяжко вздохнув, она взялась за колотушку. Дверь сразу отворили. Приказчик повел девушку к хозяину. Тот пошептал что-то на ухо приказчику и, отослав его, засуетился вокруг Веры.
– Вот сладости, угощайтесь. Хотите сельтерской? Или квасу? А кофию? Жара-с…
Он усадил девушку в кожаное кресло перед столиком из наборного дерева с инкрустацией – верно, чей-то заклад. Самолично поставил на горелку кастрюльку для кофе. Вере не нравилось гостеприимство Янгеля. Она достала из сака ожерелье и положила на столик.
– Извольте получить и верните мне вексель.
Янгель продолжал хлопотать и угощать, но, завидев жемчуг, умолк, черные глаза его хищно блеснули. Он поставил перед Верой кофе в чашке тончайшего китайского фарфора, а после осторожно взял в ладони ожерелье и принялся внимательно разглядывать бусину за бусиной. Это длилось так долго, что от скуки и нетерпения Вера выпила все налитое ей кофе. Вкус напитка показался девушке отвратительным. Жара и духота в комнате, где наглухо закрыты все окна, были нестерпимы. Вера почувствовала некоторую дурноту. Фигура ростовщика, рассматривающего у окна ожерелье, стала вдруг расплываться в ее глазах.
– Поскорее, – насилу выговорила девушка: язык отчего-то ей не подчинялся.
Янгель обернулся, но посмотрел не на нее, а куда-то в сторону. Вере вдруг захотелось спать. Все тело налилось тяжестью. Бедняжка попыталась подняться, но вместо этого вовсе окунулась в вязкую тьму.
Далее следовал пробел в памяти, затем смутные обрывки, где мелькали лица Янгеля, Алексеева, Архиповны, Матрены. Отчего вновь они? Вера силилась отмахнуться от этих противных лиц, но не могла и шевельнуться. Она не знала, сколько дней или часов минуло с ее злополучного визита в лавку ростовщика. Мнилось, протекла вечность, прежде чем она смогла открыть глаза и пошевелиться. Голова по-прежнему была неясной, Вера не понимала, что с ней происходит. Она узнала помещение, где лежала в одной сорочке на кровати под серым пологом. Это опять дом Архиповны! Девушка силилась вскочить, скорее все разъяснить, но тело ее не слушалось. Непонятная вялость сковала все члены, мешала двигаться. Голова нещадно болела, все плыло перед глазами. «Они меня отравили!» – догадалась пленница. Должно быть, Янгель подсыпал что-то в кофе. Но как она вновь очутилась в доме Архиповны? Неужто ростовщик был в сговоре с Алексеевым? Или это роковое совпадение? Вера чувствовала дурноту, хотелось лежать не двигаясь, чтобы комната перестала плясать перед ней. Закрыв глаза, она прислушалась и различила бормотанье Архиповны за стеной. Его перекрыл неприятный мужской голос, в котором Вера тотчас с отчаянием узнала Ивана Ивановича Алексеева. «Это злой гений преследует меня!» – мелькнуло в ее больной голове.
– Немедля обряжай невесту! – донеслось до слуха несчастной жертвы. – Свезем и так, пока поп сговорчив: я ему целую казну отвалил. Однако язык держи за зубами, лишнего не болтай!
Архиповна что-то проворчала, ее кум громко ответствовал:
– Теперь уж не ускользнет. Дельце обтяпаем, тебе тоже изрядно перепадет. Однако надобно спешить. Что-то мне непокойно, будто следит за нами кто.
В замке повернулся ключ, и в комнату, где бессильно лежала Вера, вошел ненавистный Алексеев. Увидев, что пленница открыла глаза, он склонился к ней:
– Слушай меня, мадемуазель. Сейчас мы поедем в церковь. Там ты не будешь брыкаться и сделаешь все, что велят. Все ли ты поняла?
Вера закрыла глаза, чтобы не видеть этой мерзкой рожи, но Алексеев грубо встряхнул ее за плечи:
– Я не всегда бываю добрым, попомни это, мадемуазель артистка. Обвенчаемся, и делай что знаешь. Будешь кобениться, сгниешь здесь, и никто не проведает об этом.
Он призвал Архиповну с Матреной и велел им обряжать Веру в венчальный наряд, который лежал тут же. Когда он удалился, женщины взялись за дело. Оно оказалось вовсе не простым: безвольная и вялая Вера напоминала тряпичную куклу. Ей с трудом удалось сесть. Матрена подхватила девушку под мышки и сняла с постели. Стоять Вера и вовсе не могла, валилась как сноп. Архиповна ругалась крепче извозчика, покуда они с Матреной бились над невестой. Ее бросили лицом в подушки, чтобы зашнуровать корсет, а у Веры не было сил повернуть голову для облегчения дыхания. Она вновь погрузилась в подобие сна или беспамятство и не чувствовала, как ее тормошили, поднимали, переворачивали.
Вдруг послышались новые шумы и голоса, вопли, крики, команды, грохот. Сквозь мутную пелену до сознания Веры доходили взвизги старухи, ругань, мычание Матрены, звон разбитого стекла. Властный женский голос перекрывал всю эту симфонию звуков.
– Кузьма, Гаврила, держите крепче! Смотрите, не упустите его: скользкий, как змей! Не спускать с него глаз до приезда полиции! Этих куриц сюда, под замок. Степан, девицу на воздух, да поскорее! Полегче, болван, чай не бревно несешь!
Вера открыла глаза, когда почувствовала свежесть утреннего ветерка. Она обнаружила себя на руках здоровенного молодого парня, который осторожно нес ее к роскошной карете. Вокруг суетились странного вида мужики: полулакеи, полугвардейцы. Стоило Вере коснуться бархатных подушек кареты, как глубокий сон, теперь уже настоящий, здоровый, сразил ее внезапно, и она уже не слышала дороги.


Вполне очнулась Вера лишь через сутки. Она увидела незнакомую комнату с богатым убранством. Пышная кровать, на которой спала Вера, была застлана тончайшим кружевным бельем. На полу стоял знакомый сундучок, заваленный шляпными коробками. Это были ее вещи, которые Алексеев привез из Коноплева. Девушка вскочила с постели и открыла сундук, чтобы проверить, все ли на месте. Взгляд ее упал на вольтеровское кресло: на спинке его висело чудесное зеленое платье из английского ситца, внизу стояли легкие башмачки. Все остальные предметы туалета Вера нашла на кроватной подушке. Вдругорядь изумившись тонкой работе и красоте вещиц, девушка несколько призадумалась.
Верно, судьба к ней теперь благосклонна? Или небесам было угодно вновь испытывать ее? Чей дом принял странницу под свой кров? Кто здесь хозяин, друг или враг? Сии размышления вовсе не мешали юной авантюристке с удовольствием облачаться в изысканные одежды. Она так увлеклась, что не услышала, как скрипнула дверь и в комнату вошла высокая дама с королевской осанкой.
– Ба, да ты уж на ногах! – воскликнула она.
Вера вздрогнула, обернулась и несказанно удивилась, узнав в этой женщине Варвару Петровну Вольскую.
– Добренько. Одевайся, после побеседуем. Платье-то впору? – Она довольно бесцеремонно рассматривала полуодетую девушку.
– Да, должно быть, – смущенно ответила Вера.
– Ну и ладно. Пришлю горничную, поможет тебе. Ну а после пожалуй к столу, завтракать. Там и поговорим. Дивно: полсвета обрыскали, а ты под боком оказалась.
Она удалилась величественной походкой. Не успела Вера опомниться от столь неожиданного визита, как в комнату ворвалась… Дуняша!
– Барышня! Как я рада-то! Истинный Бог, душа изболелась! Страху-то натерпелись! Рыбонька моя…
Они бросились в объятия друг друга, как сестры после долгой разлуки.
– Как ты здесь, Дуня? – спросила Вера, когда первые восторги стихли. – Я полагала тебя в Италии, с княгиней.
– И, барышня! Много в деревню не сослали за ваш побег, куда там Италия! Малашка и поехала.
– А где я теперь? – У Веры на языке вертелось множество вопросов. – Чей это дом?
– В Петербурге, в доме Варвары Петровны. Ой, сколько же мы не виделись! – Дуняша продолжала причитать, помогая барышне затянуть корсет.
– Скажи же, – еле выговорила девушка, силясь унять взбесившееся сердце, – Андрей Аркадьевич тоже здесь?
– Нету. Ой, мне не велено болтать. Сами они все расскажут.
– Но, Дуня! – умоляя, взывала Вера, однако горничная закрыла уши руками:
– Не спрашивайте, барышня! Варвара Петровна убьет меня! Страсть как боюсь я их!
Они завершили туалет, и Вера предстала перед роскошным трюмо. На нее глянула чужая изящная красивая юная дама с печальными глазами. Она вздохнула. Вольского здесь нет… Что все это значит? Вера робела перед Варварой Петровной и невольно оттягивала момент встречи с ней. Уж и Дуня тормошит и торопит, а Вера все еще задумчиво смотрит на себя в зеркало, не видя отражения.
– Поспешите, барышня. Они не любят, когда к завтраку опаздывают!
Юная красавица еще раз тяжко вздохнула и последовала за горничной.
Огромная столовая была убрана со вкусом и всевозможной роскошью. На длинном столе сверкали серебряные приборы, хрустальные графины и штофы, севрский фарфор. По стенам висели картины, лакеи в золоченых ливреях разносили легкие кушанья. Все это великолепие возглавляла величественная Варвара Петровна. За столом угощались несколько невзрачных особ, с которыми хозяйка обращалась довольно накоротке. Верно, это были постоянные обитатели дома, компаньонки, приживалки, коими обычно полны барские дома в Москве. Хозяйка и здесь, в чопорном петербургском доме, завела московские обычаи. Войдя в столовую, Вера присела в знак приветствия.
– Однако ты замешкалась, сударыня, в самый раз к концу трапезы поспела, – недовольно отметила Вольская и указала девушке стул, на который та послушно опустилась.
Лакей беззвучно, как тень, откуда-то из-за ее спины подал на тарелку изысканные паштеты, спаржу и что-то еще, чему Вера и названия не знала. В высокий зеленый фужер в виде тюльпана было налито вино. Бывшей воспитаннице пришлось припомнить навыки, полученные в доме княгини Браницкой. Ей удалось скрыть дрожь и держать вилку твердо. Вера не чувствовала голода, однако, едва попробовав кушанье, поняла, насколько пуст ее желудок. Неведомо, сколько часов или дней провела она без пищи. Силясь не хватать еду с жадностью, а вкушать с достоинством, Вера ждала, когда же Варвара Петровна обратится к ней и разъяснит столь странные происшествия.
Однако хозяйка не спешила открывать секреты. Она разглядывала Веру, ровно в лавке приценивалась к товару, и все вопросы застывали на устах юной гостьи.
– Ты удивлена? – наконец нарушила молчание Варвара Петровна. – Спрашиваешь себя, что здесь делаешь, в моем доме?
Вера робко кивнула:
– Да, мадам.
– Не буду пытать твое любопытство… – Она отпила из бокала вина. – К тому же после завтрака тебя велено доставить домой.
– Домой? К генералу? – обрадовалась Вера.
Вольская нахмурилась:
– Какой такой генерал?
– Я служила у них гувернанткой, – пролепетала испуганная девушка.
– Да, с твоим прошлым теперь жди беды. Какие еще сюрпризы оно готовит? – вздохнув, проворчала хозяйка. – Нет, сударыня, домой – это к твоему опекуну.
– Кто он? – вздрогнула Вера и вся обратилась в слух.
Варвара Петровна подняла брови:
– А ты и не знаешь? Князь Браницкий, кто же еще!
– Князь – мой опекун? – ахнула Вера.
Теперь ей этот факт представился очевидным. Как она прежде не догадалась? Осталось неясно другое.
– Но почему вы?..
Вольская насмешливо улыбнулась:
– Как ты понимаешь, не из-за твоих прекрасных глаз я оставила дом и бросилась на поиски, явилась сюда, хотя не терплю Петербурга и этого дома – держу его для сына!
– Которого сына? – неосторожно спросила Вера и тотчас сжалась, как от удара, под бешеным взглядом Варвары Петровны.
– У меня только один сын! Андрей имя ему, коли ты запамятовала.
Она справилась с гневом и продолжила рассказ. То, что услышала Вера, привело ее в сильнейшее волнение. Она забыла о недоконченных кушаньях и обо всем остальном. Вот что поведала Варвара Петровна.
Когда юная воспитанница пропала из дома княгини, та догадалась, чьих рук это дело. Разбитая и уничтоженная смертью Евгения, затянувшейся хандрой, Браницкая не имела сил заниматься Верой. К тому же она собиралась ехать в Италию. Однако перед тем как отбыть за границу, княгиня написала Вольской. Она уведомила Варвару Петровну о похищении воспитанницы, предупредила об ответственности Андрея перед опекуном Веры. Самого князя в Москве не было. Когда он прибыл и попытался найти воспитанницу, Вера уже бежала с цыганкой из дома Андрея. Натурально, никто не знал, где они теперь.
Князь продолжал поиски и однажды явился к Вольским в надежде найти Веру здесь. Браницкий рассказал Варваре Петровне, что совершенно случайно встретил Веру в губернском городе и уже было уговорил ее уехать с ним, но воспитанница опять ускользнула из его рук. Будучи посвященным в историю любви девушки к Вольскому, князь предложил Варваре Петровне устроить счастье молодых людей. Он обещал за Верой порядочное приданое, однако Вольская была возмущена подобным торгом. Да и брать сироту без роду-племени, не зная ее родителей, все равно что покупать кота в мешке. Кто знает, какие сюрпризы готовит будущему супругу ее натура. По родителям всегда видно, что ожидать от детей, а тут как узнать? Коли судить по бурному началу, девица способна ко всяким авантюрам. Такая ли невеста нужна ее сыну?
Князь уехал ни с чем. Он продолжал поиски, прибегнув к тайной полиции. Варвара Петровна случайно узнала, что Андрей тоже разыскивает Веру. Верно, отчаявшись найти, он вздумал спешно жениться на девице Изотовой. Варвара Петровна воспротивилась этому решению, понимая, что отчаяние, а не любовь движет ее сыном. Да и невеста не угодила предками: привести такую в дом – все равно что в чистый колодец плюнуть. Впрочем, Андрей скоро остыл и более того: впал в ипохондрию. Он перестал выезжать, забросил службу, целые дни проводил дома, не вылезая из халата. Читал, курил, никого к себе не подпускал. Бывало, часами в раздумье просиживал без движения. Варвара Петровна стала опасаться за его рассудок.
– А что теперь? – не утерпела Вера, прервав повествование.
Она готовилась к новой вспышке гнева, но Варвара Петровна сохранила спокойствие и ответила:
– Теперь? Вот уже второй месяц, как он заперся в тверской деревне и не велит мне приезжать. Какая мать вынесет такое?
Черты лица Вольской смягчились, казалось, она вот-вот заплачет. Однако сильная дама продолжила рассказ. Желая вывести сына из ипохондрии, Варвара Петровна снеслась с князем и приняла участие в поисках Веры. Следы вели в Петербург. У Браницкого были предположения, где ее искать. Тайная полиция прочесывала Коломну, но Варвара Петровна со своей гвардией несколько опередила действия князя, и, к счастью, весьма вовремя.
– Теперь же я отправлю тебя в имение вызволять сына. Скажешь ему, что я согласна на ваш брак… Не вижу ни восторга, ни счастья на твоем лице! – Варвара Петровна опять нахмурилась. – Думаешь, что из великой любви к тебе я попрала свои принципы? Сына спасаю! – Голос ее дрогнул. – Один он у меня остался, а ради него я и тебе в ножки поклонюсь.
– Не надобно! – вдруг звонко воскликнула Вера.
Брови Вольской поползли вверх.
– Что-о? – грозно возвысила она свой голос.
– Не надобно кланяться в ножки! И жертвы вашей не надобно! – Вера боялась сорваться на плач.
Варвара Петровна с любопытством поглядела на гостью:
– Или уже не любишь Андрея?
Вера опустила глаза:
– Люблю… очень люблю…
– Ну полно, – с неожиданным добродушием заявила вдруг Вольская. – Ты мне нравишься. Есть в тебе что-то мое. Такая же плутовка!
Оглушенная всем происходящим и пережитым, Вера не успевала следить за переменами в настроении Варвары Петровны.
– Ну, будет турусы разводить, пора князю докладываться. Отвезу тебя к опекуну, а после, будь уж так любезна, в деревню, за Андрюшенькой. Соскучилась я по нему.
– Последнее! – попросила Вера. – Княгиня Браницкая до сих пор в Италии?
Варвара Петровна презрительно фыркнула:
– Там. В католички подалась! С дури бесится. Сказывают, и Чаадаев туда же, мода у них такая: от исконной, отцовой веры отрекаться. Это все масоны да иезуиты народ мутят. А княгиня так и вовсе с ума стронулась: сказывают, в монашки решила постричься. Там, в Италии, с каким-то писателем нашим спозналась, он ее и сбил с толку.
– В монашки… – мечтательно повторила Вера.
– Должно быть, есть чего отмаливать, – заключила Варвара Петровна. – Вот и пусть лоб расшибает. А я горничную твою у нее прихватила.
Потрясенная свалившимися на нее сведениями, девушка не успела ни обдумать их, ни привыкнуть к новому повороту судьбы. Варвара Петровна спешила доставить ее опекуну. Сундучок Веры был уже пристроен, вот они сами разместились в карете, не забыв про Дуню, и, сопровождаемые верховой гвардией Варвары Петровны, двинулись по незнакомым улицам Петербурга.
– Глаза бы мои не видели эти казармы! – изрекла Вольская и впрямь закрыла глаза.
Вид у нее был изрядно утомленный: верно, затянувшиеся поиски все же не прошли даром. Дуняша так боялась важной барыни, что не смела в ее присутствии и слова произнести. Вера наконец получила возможность предаться собственным мыслям. Варвара Петровна не ошиблась: девушка не испытывала счастья, получив благословение Вольской на венчание с ее сыном. Что-то ей подсказывало, что в любой момент вздорная барыня может передумать, добившись желаемого. Но не это сдерживало ее чувства. Более всего Вера боялась, что Вольский ее не простит. Однако не было желания более страстного и нетерпеливого, чем видеть его поскорее! Пусть только одним глазком посмотреть на любимого, услышать его голос, прежде чем лишиться последней надежды под его холодным, непримиримым взглядом. Она непременно поедет и, коли это в ее силах, вернет ему интерес к жизни любой ценой. Пусть даже если потребуется отречься от себя…
Затем мысли ее перенеслись к князю, и Вера поняла, что с радостью ждет встречи с ним. Она не успела подвергнуть трезвой оценке сии чувства, поскольку Варвара Петровна возвестила:
– Вот и прибыли.
Дом князя располагался на Малой Морской улице, неподалеку от Невского проспекта. Это был роскошный дворец в три этажа с колоннами и замысловатыми фигурами на фасаде. Гостей встречал важный лакей в пудреном парике и роскошной ливрее. Отправив Дуню в людскую, он препоручил дам камердинеру князя. Тот провел их в богатую гостиную, украшенную с изрядным художественным вкусом. Ждать не пришлось: князь явился тотчас. Целуя руки дамам, он определенно волновался, судя по капелькам пота на его седоватых висках. Взглянув на воспитанницу, Браницкий тепло улыбнулся:
– Вот ты и дома, Вера. Надеюсь, более не исчезнешь. Пощади мое немолодое сердце.
Варвара Петровна, привыкшая во всем главенствовать, обратилась к князю:
– Ты уж, батюшка, Федор Сергеевич, как уговорились, отпусти Веру за Андрюшей в деревню. Я дам своих людей, Дуньку тоже пусть возьмет.
– Не ранее, чем представлю ее ко двору, любезная Варвара Петровна.
Вольская удивленно подняла брови:
– Ко двору? Это зачем же?
Мужественное лицо князя осветилось счастливой улыбкой. Он обратился к Вере с неожиданной торжественностью:
– Дитя мое, сегодня государь удовлетворил мое прошение о признании тебя дочерью и моей единственной наследницей.
– Дочерью? – еще более удивилась Варвара Петровна.
Вера молчала, не в силах выговорить что-либо. Князь продолжал:
– Варвара Петровна, теперь нет причин скрывать: Вера – моя родная дочь!
– Вот тебе на! – только и могла изречь Варвара Петровна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100