Читать онлайн Путы любви, автора - Таннер Сюзан, Раздел - ГЛАВА 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путы любви - Таннер Сюзан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путы любви - Таннер Сюзан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путы любви - Таннер Сюзан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Сюзан

Путы любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 23

Бушевала гроза. Дождевые потоки и порывы ветра в любую минуту могли сбросить людей Лаоклейна с крутого обрыва во вспененные воды озера. Единственная женщина, такая же бесстрашная, как и мужчины, вместе с ними старалась удержаться на краю обрыва, Душой и сердцем она рвалась домой к своей дочери и своему мужу. Ничто не могло помешать ей.
Волны бились о берега, спорить с бушующей водой было опасно и трудно. Лаоклейн проклинал поспешность, которая подтолкнула его поехать на лодке, а не ехать в объезд на лошадях. Что-то говорить было бесполезно, слов не было слышно. Ветер и дождь обрушивали на них ледяные потоки. На их глазах молния расщепила дерево на склоне, но дождевой поток погасил первые языки пламени.
Приятно было увидеть лошадей, сгрудившихся у каменного моста. С облегчением люди покинули лодку – они были сухопутными жителями, а не моряками. Их встретил молодой человек, приставленный к их лошадям. Лицо его было бледным, мужество его было на исходе. Вскоре он уже торопливо шел за всадниками, ведя лошадь, на которой сидела жена крестьянина.
Перед глазами Лаоклейна предстала смазанная дождем картина, которую он боялся увидеть. Бушевавшая гроза была ничто по сравнению с той, что разыгралась на склоне холма. Мужчины сражались, спешившись, кинжалами, палашами и боевыми топорами. Мужчины Макамлейдов были в меньшинстве, потому что те, кто остался защищать крепость, сражались в замке с небольшой бандой. Между группой захватчиков со щитами и парапетами крепости лежало несколько тел.
Лаоклейн видел, как из ворот выбежали воины, сражаясь с теми, кто их задерживал в крепости. Силы их превосходили противника. Лаоклейн бросился отражать нападение тех врагов, которые были рядом с ним.
Хозяйства крестьян были разорены. Их сады были растоптаны, много скота порезано. На месте одной хижины было пепелище, еще одна была подожжена, но дождь погасил пламя. Ливень затихал, и это было небольшим облегчением. Лаоклейн громко призвал своих людей к большей мужественности и стойкости и вселил надежду в тех, кто был осажден. Стремительно обнажив клинок, он защищал своих людей и мстил за тех, кто пал. Везде, где он появлялся, он одерживал победу.
Когда последний из грабителей был уничтожен, Лаоклейн помчался в крепость. Его пульс стал биться чаще, когда он вспомнил Дару и как непривычно слаба она была в последнее время. Его охватил страх.
Уставший, он думал лишь о своей жене. Она же свой страх и волнение направляла на полезные дела, заставляя слуг волей-неволей подчиняться ей. Она не обращала внимания на их страх и отвергала их нежелание выбираться из безопасных укрытий. Когда голодные и раненые мужчины возвращались в замок, их ждала горячая еда, припарки, заживляющие раны, и чистые бинты.
Только Лаоклейн вошел в дверь, к нему подлетела Дара. Радость вспыхнула в ней, когда она увидела его.
Даже потом, когда они остались одни в их комнате, где она промывала и перевязывала глубокую рану на его бедре, длинный, но неглубокий порез на предплечье, радость не покидала ее. Она хорошо ее прятала, когда просила его сидеть спокойно, обрабатывая его раны. Закусив нижнюю губу, она вытаскивала кожаные клочки из раны на ноге.
Лаоклейн видел, как она изменилась в лице, побледнела.
– Это может сделать Гарда или Бретак.
– Не так осторожно, как я, – сказала она.
– Но я пережил годы сражений и множество ран без твоей помощи, дорогая.
– Эту ты не переживешь, если будешь говорить и снова двигаться, дорогой.
В ответ он что-то профыркал, но не пошевелился и не сказал ни слова до тех пор, пока последний бинт не был завязан на ноге.
– Я не беспомощный, дорогая. Я еще могу наказать твою дерзость.
Его голос и лицо стали зловещими. Отпрянув, она смотрела на него со страхом и надерзила ему:
– Чтобы поймать меня, дорогой, тебе нужны две здоровые ноги.
– А если я прикажу тебе подойти ко мне?
– Приказы существуют для тех, кто их отдает!
Она не ожидала от него такой прыти. Он наклонился вперед и легко схватил ее, не обращая внимания на раненое бедро. Конечно же, не было никакого наказания. Дара обняла его за шею и крепко сцепила руки. Положив голову ему на плечо, она вздохнула.
– О, Лаоклейн, я так за тебя боялась. Не будь безрассудным в сражении, иначе твоя смерть станет и моею.
Неловко он старался ее успокоить, но его уверения не могли унять тревогу внутри ее. С радостью и страхом она думала, какое божество наградило ее такой драгоценностью и какое несчастье могло бы лишить ее этой драгоценности.
Летний ливень начался снова, и опять бешеные потоки текли по холмам и разбивались о неприступные горы. И хотя несчастные крестьяне суетились в своих лачугах, им больше по душе была жестокость природы, чем жестокость человека. Потери крестьян были значительны. Их лишили урожая и скотины, но они надеялись на помощь Макамлейда.
Потери клана были незначительны. Лаоклейн сидел во главе длинного стола. Его приближенные один за другим отчитывались за людей. У Никейла погиб один, двое раненых, Бретак назвал еще одного погибшего. У Дунстана потерь не было, но один был сильно покалечен. Среди погибших был Криф.
Не было известий о тех, кто охранял скот. Гарда ждала в нетерпении. Она все время смотрела на Дунстана. Глаза ее обвиняли его. В этой драке убили двух крестьян: женщину и смелого молодого мужчину. У нее остался муж, у него жена, у обоих остались дети.
Наконец Лаоклейн потребовал объяснения:
– Итак, Бретак, ты и твои люди должны были не допустить этих грабителей в долину. Почему же вы потерпели неудачу?
– Ума не хватило. Подошел пастух и сказал, что напали на стадо. Мы пошли за ним, но обнаружили, что все спокойно, коровы целы, хотя лагерь был атакован стрелами и копьями. В один миг мы поняли свою ошибку. Мы вернулись в долину, но враг опередил нас. Твоя злоба должна быть направлена на меня. Я в ответе за потери в Галлхиеле. Моя вина.
Лаоклейн покачал головой:
– Ты делал то, что было нужно. Ты не виноват. Мы потеряли людей, несколько крестьян лишились домов и средств к жизни, но гораздо больше крестьян не тронули – тех, кто остался в стороне от тропы, по которой покатился смерч разрушения. Никто не останется без еды или крова.
Когда сделали все, что могли, отдали приказы позаботиться о людях и укрепить оборону долины, Лаоклейн уступил требованиям Дары и пошел спать. Она придет к нему через некоторое время, а сейчас она была нужна Гарде. Дунстан уехал в горы, чтобы самому убедиться, что ни стадо, ни его пастухов не тронули. Гарда не найдет себе места, пока не подтвердят, что Парлан в безопасности.
– Весть донеслась бы быстро, если бы там было опасно, – успокаивала ее Дара. – Милорд назначил хороших мужчин охранять стадо.
– Но Парлан еще мальчик.
– Я уверена, за ним внимательно следят. Поверь суждению Лаоклейна и в способности своего сына. Поверь в Дунстана. Какой бы отец послал своего сына на задание, рассчитанное на мужчину, зная, что мальчик к нему не подготовлен. Нет, нельзя всем не верить.
– Поистине, миледи, такие речи уверенно произносит женщина, чей ребенок действительно находится в безопасности, потому что она его еще носит. Вот когда твой ребенок начнет ускользать из твоих рук, ты будешь говорить не так уверенно и страх твой будет куда больше моего.
Дара не обращала внимания на горечь речей Гарды, на то, что она говорила честно и прямо. Дара не согласилась с ней.
– Я отпущу своих детей, если буду знать, что их отец позаботится о них. Если бы я умерла, рожая, я бы сожалела, что не узнала своего ребенка, но я бы никогда не сомневалась в том, что Лаоклейн позаботится о его будущем.
Гарда рассердилась:
– Даже не намекай на такую возможность. Ничто не помешает рождению ребенка! – Хотя в действительности она была не очень уверена в этом. Она рожала не один раз. Пока еще не редки были мертворожденные дети и лихорадящие матери.
Дара была спокойна.
– Я не боюсь, это был лишь пример.
– Плохой!
.– Ты суеверна, Гарда? Я волнуюсь так же, как любая женщина, но не за себя. Я волнуюсь за своего ребенка и за Лаоклейна.
– Милорд Макамлейд сильный мужчина.
Теперь Дара почувствовала холод, но ей не хотелось говорить об этом. Вдруг оглушающий стук сотряс большие входные двери. По ее резкому приказу слуга помчался их открывать. Вошли двое мужчин. Они несли какую-то фигуру, которая безвольно висела между ними. Их окружала охрана Галлхиела. Дара не знала этих мужчин, но ее внимание привлекла их ноша. Не глядя на незнакомцев, она подняла глаза на охранников:
– Объясните.
Один мужчина вышел вперед и опустился на колено со словами:
– Они пришли одни и умоляли об убежище. Они без сопротивления сдали свое оружие.
– Вы поступили правильно. – Она посмотрела на незнакомцев, о которых они говорили. – Зачем вам убежище?
Когда она говорила, они положили свою ношу на ковер. Накидка, прикрывавшая затихшую фигуру, упала в сторону. Дара вздрогнула. Она увидела бледные щеки, темные ресницы закрывали темно-синие глаза. Темные серые волосы лежали на промокшей одежде.
– Нашу леди сбросила лошадь в самый разгар грозы. Мы притаились с ней, пока все в долине не успокоились. Она больна и ранена, леди Галлхиел.
– А что она делала в нашей долине? – Дара выдавливала из себя слова. Голос ее охрип. Глаза ее сверкали злобой. Мужчины осторожно переглядывались. – Итак, она вела своих людей на Галлхиел, убивая и сжигая, а вы просите о милости к ней!
– Сейчас она беспомощна, миледи.
– Говорите, упала? Я сомневаюсь в этом, как сомневаюсь и в том, что какая-нибудь лошадь или человек могут отделаться от нее.
Еще один обмен взглядами.
– Миледи, она ослабла от потери крови. Ее конь испугался, когда молния расколола надвое огромный камень. Ей угрожает потеря крови, а не то, что она упала с лошади.
– Она была ранена? Как же так? Ведь оружие было направлено против нас. – По их лицам она поняла, что все так и было. – Как вы посмели принести ее сюда? Галлхиел не станет помогать врагу. Уберите ее отсюда!
В настороженной тишине, наступившей после ее приказа, неожиданно раздался еще один.
– Подождите.
Дара повернулась и увидела на верхней ступеньке лестницы Лаоклейна. На нем были только бриджи. Слуга, который разбудил его, опасаясь за Дару, спрятался в тени верхнего зала.
Лаоклейн спустился и стал говорить с людьми Лесли:
– Она больше похожа на покойника, чем на кого-то еще. Вы уверены, что она жива?
– Да, милорд. Но она может умереть по дороге в Аирдсгайнн.
– А если ее оставить здесь?
– У леди Лесли крепкое тело и сильная воля. Она выживет.
Дара смотрела на Лаоклейна.
– Но ты ведь не оставишь ее здесь, в этих стенах. Помнишь ее предательство? А предательство ее отца?
Он нахмурился:
– Я не забываю, но сейчас она беспомощна.
– Но она выздоровеет и принесет огромное зло. Не считай себя непогрешимым. Ты будешь рисковать нами всеми из-за своей гордости?
Лаоклейн смотрел на нее холодно и зло, потому что она говорила ему все это в присутствии его людей.
– Решение принято. Лесли останется, но одна. Ее люди вернутся в Аирдсгайнн с моими уверениями в ее безопасности.
«А какие уверения в нашей безопасности?» – Даре так хотелось бросить ему эти слова, но она не отважилась.
Вместо этого, разозленная и униженная, она попридержала язык за зубами и низко, насмешливо и подобострастно поклонилась ему. Он с сердитым видом смотрел на нее. Она пошла наверх, проклиная тот самый момент, когда впервые встретилась с семьей этих упрямых шотландцев. Кто еще, кроме него, Макамлейда, невыносимого и самоуверенного, оставит предателя в самом сердце своего дома? Она верила, что он может дать кров и вассалам Лесли. Как глупы мужчины!
Злость лишь слегка уколола Лаоклейна. Он любил Дару гак, как мужчина мог любить женщину. До нее у него не было настоящей любви, все его силы были отданы Галлхиелу. Может быть, он был слишком мягким с ней, но их союз был таким крепким, что он надеялся этим уменьшить боль, какую она испытывала, потеряв связи с Англией и братом. Воспоминания о прошлом смягчили его. Он оставил ее наедине с ее дурным настроением, а сам направил молодую женщину из их замка позаботиться о Лесли. Аилис была красивой девушкой, еще незамужней. Он думал сосватать ее и Крифа, но теперь ей надо было искать нового жениха. Она была послушной, надежной. Лесли будет хорошо под ее присмотром.
Лаоклейн смягчился, а Дара нет. Больше того, она разжигала свою злость целый день в мрачном уединении. Ее гнев быстро становился все сильнее, и вскоре ей пришлось бы объяснять его причину. Когда наконец Лаоклейн освободился от дел, ей хватило лишь его легкого упрека по поводу ее нежелания есть, чтобы она почувствовала новый прилив ярости.
– Милорд, какое тебе дело, буду я есть или нет, когда твоя красавица кузина готова перерезать мне горло, пока я сплю? Какое имеет значение, полный у меня желудок или нет?
То терпение, которое у него еще оставалось, полностью исчезло, когда он увидел ее сверкающие глаза и покрасневшие щеки. Она стояла перед ним со сжатыми кулаками, ее упрямый подбородок был выставлен вперед. Во всем был вызов.
– Разреши мне самому защитить нас, Дара. Я сам найду силы, чтобы наказать, тех, кто пренебрегает мною! Я не потерплю, чтобы ты или кто-нибудь еще ставили под сомнение мое слово!
– Да, поставь меня наравне со слугами и стражей, со смиренными родственниками, Я для тебя значу не больше, чем они!
– Я к тебе настолько неравнодушен, что не позволяю грубо обращаться с тобой. Я так тебя люблю, что у меня язык не повернется запретить тебе входить в мои покои и заставить тебя ждать на своей половине.
– Запретить мне! Нет, в этом нет нужды. Это тебе придется подождать меня.
Шурша юбками, она вышла из комнаты. Дверь громко захлопнулась. Он было пошел за ней, надеясь на ее послушание, но передумал. Ворча, он сел на кровать и снял сапоги. Не снимая бриджи, он растянулся на кровати и послал свою непослушную жену к черту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Путы любви - Таннер Сюзан



Скучно не как не могу осилить
Путы любви - Таннер Сюзандомино
12.08.2013, 22.07





Роман приятный. Ощущение, что прочитала 2 романа :)
Путы любви - Таннер СюзанКиса
6.05.2014, 7.23





Роман тяжелый ... Остался неприятный осадок и горечь. И написан коряво - возможно виной перевод. Дочитала до конца только из-за привычки дочитывать начатое. Многое бесило: как муж, искренняя любя жену, оставляет её после потери ребёнка, уезжая ко двору, и там старается изменить ей? А она, став этому свидетельницей, спит с ним?! И хоть автор и пыталась в последней главе как-то исправить глупость всего романа, всё же это не помогло. Роман можно оценит на 3 из-за тупости гл героя и безвольности героини.
Путы любви - Таннер СюзанСтасия
2.06.2014, 2.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100