Читать онлайн Путы любви, автора - Таннер Сюзан, Раздел - ГЛАВА 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путы любви - Таннер Сюзан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.62 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путы любви - Таннер Сюзан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путы любви - Таннер Сюзан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Сюзан

Путы любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 22

Глубокую тишину летней ночи нарушил крик. Крестьяне схватились за косы и дубинки. Их жены и дети в страхе сгрудились. Набег! Бич каждой горной деревни. Члены кланов богатели от этих набегов, а людям, живущим на земле, крестьянам, они приносят страдания.
В эту июльскую ночь крики доносились из дома, находившегося вдалеке. Мужчина лежал на земле и поил ее своей кровью. Когда кровотечение остановилось само по себе, он понял, что останется жив. В ушах его до сих пор звучали пронзительные крики его жены. Теперь они стали не чем иным, как воспоминанием – ее вырвали из его рук. Они были женаты немногим больше года. Их малышка-дочь кричала в своей колыбели, которую никто уже не качал.
Весть об этом донеслась до крепости. От пахаря к охраннику, от него к слуге, а потом и к Макамлейду. Дара лежала молча, наблюдая, как Лаоклейн надевает свою клетчатую накидку и выбирает оружие. В ее чреве беспокойно шевелился ребенок, и это пугало ее.
– Ты думаешь, они нагрянули из Аирдсгайнна?
Он заворчал и покачал головой:
– Украсть жену? Нет. Каиристиона заставит своих людей убивать, жечь и грабить, не меньше.
– Кем бы они ни были, мошенники не будут ждать, пока их поймают. Есть какая-нибудь надежда схватить их?
– Мы можем только попытаться. – Он наклонился к ней и увидел в ее глазах страх. Он не знал, как ее успокоить.
Она была на шестом месяце, и в последнее время казалось, что ребенок почти иссушил ее.
– Поспи, – сказал он. – Я вернусь на рассвете.
Он нежно поцеловал ее и ушел, зная, что она не заснет. Бретак встретил его в коридоре, и они вместе спустились по лестнице.
– Начинается.
– Да, – задумчиво сказал Лаоклейн. – Я думал, что это произойдет раньше, но жена Киарра ждет благоприятного случая. Она, должно быть, думает, что мы ничего не подозреваем, надеется, что крепость будут плохо охранять.
– Помоги Господь твоей жене, если это так.
– Помоги Господь Каиристионе, если она решится на это, – ответил Лаоклейн зловеще.
В караульном помещении толпились мужчины, возбужденные и готовые встретить врага. Некоторые тихо разговаривали между собой, другие находились в молчаливом ожидании. Приход Макамлейда успокоил всех.
Он оглядел комнату и стал быстро отдавать приказы:
– Вы, Микель и Перт, Алпин и Инисс поедете с Тамнаисом и обеспечите преследование. Я не ищу успеха и не хочу, чтобы вы совершили набег на Аирдсгайнн, хотя, несомненно, именно туда ведет след. Половина из тех, кто остался, пойдут с Никейлом и Дунстаном на охрану замка. Другая половина поедет с Бретаком и со мной. – Он посмотрел в сторону Бретака. – Быстро выбирай себе людей.
Через пятнадцать минут стража Лаоклейна была на лошадях и ждала его приказа. Факелы, сверкавшие в темноте глубокой ночи, отбрасывали дьявольский свет на суровые брови и рты. До них ясно доносился голос их главы.
– Вы окружите долину по двое, на расстоянии не более полулиги между парами. Вас не должно быть видно и слышно. Я не хочу слышать, что вы не готовы.
Он дал им знак выходить, и какое-то короткое время был слышен лишь топот копыт о плитки во дворе. Он и Бретак последними прошли через ворота. Они разошлись сразу же за стенами, в направлениях, указанных Лаоклейном.
– Крестьяне должны быть готовы и ждать в своих домах. В первую очередь они должны позаботиться о своих семьях. Я буду ждать тебя у моста.
Бретак повернул направо, Лаоклейн налево. Он объезжал жителей и просил их оставаться дома и быть готовыми защитить самих себя. Лаоклейн сожалел, что ранее вечером он утомил своего коня поездкой. Конь его был выносливым и послушным, но сейчас он устал. Выехав из дома крестьянина, которого он посетил последним, злясь на врагов, полный решимости выгнать их из долины, Лаоклейн направился к узкому перешейку озера. Когда-то давно какой-то дальновидный предок перекинул через него небольшой каменный мост. Бретака еще не было, и Лаоклейн стал терпеливо ждать.
Рожок луны освещал небольшую часть долины, наслаждающейся быстротечным северным летом. Он знал по памяти, что изгороди на межах были уже не такими новыми, а урожай обещал быть обильным. Стада перегнали из медленно желтеющей долины на новые пастбища, выше, в горы. Стада хорошо охраняли, но если будет нужно, охрану можно и усилить.
Бретак подошел к нему бесшумно, и они вместе перешли через мост. Вода под ним текла спокойно и тихо плескалась о камни моста и травянистые берега озера. Удобно устроившись, насколько это было возможно, они стали ждать и наблюдать. Путь из Аирдсгайнна пролегал по озеру, а враги могли напасть как раз оттуда.
Никто не побеспокоил их на протяжении нескольких часов, и мужчины Галлхиела молча проклинали свою бездейственность. Ночь была тихой, их ночное бдение было им не в тягость, но они предпочли бы сражение этому бездейственному времяпрепровождению. Забеспокоилась нетерпеливая лошадь, но ее быстро успокоили. Слышался шепот летней ночи. Вдалеке залаяла собака и замолчала.
На рассвете Лаоклейну донесли, что люди Тамнаиса вернулись «без хвоста». След, по которому они шли, действительно привел их в горы, в крепость Каиристионы, но там было все спокойно. Утром, с первыми слабыми лучами солнца, осветившего горы, Лаоклейн признал, что их ночное бдение было бесполезным. Каиристиона все еще выжидала.
Приближаясь к Галлхиелу, Лаоклейн воскликнул так, что испугал дремавшего Бретака.
Тот успокоился, когда увидел улыбку Лаоклейна.
– Вон там моя жена, Бретак, наблюдает со стены. Бьюсь об заклад, она провела там всю ночь.
– Не стану с тобой спорить. Она очень смелая женщина. Если бы я мог найти другую такую же, я бы больше не был холостяком.
– Во всем Чистендоме нет другой такой, как Дара, – уверенно заявил Лаоклейн. – Руод перевернулся бы в гробу, если бы узнал, какое счастье он мне принес. Сознание этого было бы для него пыткой.
Когда они подъехали к Галлхиелу, Дара оставила свое бдение и ждала их во дворе. Лаоклейн сошел с. коня и обнял ее, жадно поцеловав в губы.
– Милорд, завтрак готов и вот уже час как ждет тебя. Если бы ты вскоре не пришел, клянусь, я бы принесла его тебе!
Лаоклейн засмеялся, потом поднял глаза на Бретака:
– Нет во всем Чистендоме! Клянусь!
Эти слова привели ее в замешательство, но она вскоре их забыла, стараясь, чтобы Лаоклейн скорее утолил свой голод и отдохнул. Наслаждаясь едой, голодные мужчины одновременно не забывали и о защите Галлхиела.
– Никейл, прикажи дюжине мужчин следить за долиной. Бретак будет делать то же самое ночью. Мои воины будут готовы мгновенно броситься в погоню, лишь только мы услышим о незваных гостях. Мы не должны оставлять долину незащищенной. В мое отсутствие людьми в замке командует Дунстан. Жестоко будет наказан любой, кто нарушит границы моей долины, и это будет предупреждением для всех.
Тамнаис возразил:
– Каиристиону это не остановит.
Лаоклейн не обратил внимания на то, что Дара нахмурилась, сказав:
– Нет, но если ее люди боятся меня больше, чем ее, то они не станут ей помогать.
– Не стоит на это надеяться. Вот уж она никогда не будет беспомощной.
Разговор зашел о жене молодого крестьянина. Жива ли она, и как ее можно вернуть. Предпринимать такую попытку или нет – такого вопроса не было. Это было решено. В ответ на преданность своих вассалов глава рода должен был в полной мере помогать им своей властью и силами, которые были в его распоряжении. И более того, это был вопрос чести и гордости горца.
Для Дары это был беспокойный день, хотя Лаоклейн проспал большую его часть. Казалось, слуги мало чем помогали мужчинам, которым весь день что-то было нужно. Служанкам она приказала посадить на цепь неугомонных гончих собак, которые были в доме, и бросить им кости. Все это время она думала о Лаоклейне, потому что с наступлением сумерек он пойдет на встречу с Каиристионой в ее собственное логово.
Днем, когда Лаоклейн попросил Дару разбудить его, она пошла в их комнату, неся еду и напитки. Крепкий парнишка лет двенадцати шел вслед за ней с тяжелыми бидонами горячей воды. Дара поставила поднос на стол и посмотрела, как мальчик наполнит ушат. Когда он ушел, она подошла к кровати. Он спал настороженно, как всегда. Она знала, что стоит ей только дотронуться до него или прошептать его имя, он тут же проснется. Ей не хотелось делать ни того, ни другого. Сейчас он принадлежал только ей одной, когда же он проснется, его позовут его обязанности.
Она рассматривала его любящими глазами. С тех пор как они приехали в Галлхиел, его морщины около глаз стали глубже, но зато улыбался и смеялся он гораздо чаще, чем когда она впервые узнала его. Несмотря на то, что жизнь здесь была тяжела, было много трудностей и опасностей, он был счастлив. Она тоже была счастлива. Исключением был ее страх перед Каиристионой. Если у нее заберут Лаоклейна, то даже его ребенок не сможет облегчить ее боль.
Медленно она протянула руку и дотронулась до его губ. Он открыл глаза, и своими пальцами она почувствовала, что он улыбается.
– Ты хочешь ко мне, любовь моя?
– Если бы я могла удержать тебя здесь, в безопасности.
– Ты хотела бы, чтобы я оставил свои обязанности, отвернулся от мужчины, который волнуется за свою жену, от ребенка, ждущего свою мать?
– Нет, – вздохнула Дара. – Я хочу, чтобы ты им помог, но подумай и о том, чтобы твоя собственная жена и ребенок не волновались за тебя.
Пока он мылся, она стояла у открытого окна и смотрела вдаль через долину. Вчерашнюю духоту развеяли прохладные и влажные ветры. Тяжелые и темные облака заволокли небо и отбрасывали фиолетовые тени на поля. Вдалеке зеленые ветви деревьев и кустарников гнулись под внезапными порывами ветра, а овцы в своих укрытиях нервно ходили по кругу.
– Сегодня ночью у тебя будет тяжелая поездка, – заметила Дара.
– Может быть, это и к лучшему. Мало кто захочет вместе с нами оказаться под проливным дождем. Может быть, стража Аирдсгайнна будет больше заботиться о себе и не думать о том, что кто-то может к ним вторгнуться в такую погоду.
Он поднялся из ушата и стал сильно растираться полотенцем. Дара вместо ответа прикусила губы. А когда повернулась и предложила ему вина, она даже улыбалась. Он взял кружку и с жадностью выпил вино, после чего стал есть нежную жареную утку. Дара была взволнована настолько, что не могла ничего есть. Пройдет немного времени, и наступит темнота, а из-за облаков, она наступит даже раньше.
Вместе с ним она спустилась по лестнице. Лицо ее было спокойно. Было необходимо, ради себя и ради него, предпринять это усилие и казаться спокойной. Тогда он уедет со спокойной душой, ее страх не будет отягощать его.
В большом зале происходила тихая, но яростная битва. Парлан стоял перед своей матерью с неподвижным лицом. Гарда всем своим видом выражала твердость, но если на лице ее сына было волнение и ожидание, то у нее на лице была злость.
– Нет, Парлан, – сказала она резко. – Ты просишь у меня слишком многого.
– Я не прошу, мама. Это дети просят разрешения.
Она смотрела на него ошеломленно, потом повернулась к Дунстану, который до сих пор молчал. Ее глаза были бешеными.
– Это твои дела. Ты заставил его поверить, что он взрослый мужчина, а сейчас ты смотришь, как он отказывается от своей матери!
– Нет, дорогая, это ты отказываешься от своего сына! Парлан больше не мальчик. Ты перед собой видишь рассудительного и сильного мужчину.
– Долгие годы я в страхе ждала твоего возвращения из каждого похода или того, что к моим ногам положат твое тело. Теперь ты приговариваешь меня к тому, чтобы я так же ждала и сына?
Теперь уже все видели, что вошел Макамлейд. Он был хмур, все умолкли, он внимательно посмотрел на широкие плечи Парлана, на его сильные и крепкие руки, потом посмотрел ему в глаза. Взгляд Парлана был ясный и откровенный.
– Ты себя считаешь взрослым мужчиной, Парлан?
– Да, милорд. Этому меня учил ты и мой отец.
Лаоклейн кивнул головой, пряча улыбку. Это был мудрый ответ.
– Дунстан, нам нужно хорошо охранять наше стадо. Оно – наше будущее. Пусть Парлан будет одним из тех, кто будет его охранять.
Дунстан положил руку на плечо сына.
– Пошли со мной.
Ни один из них не осмелился обернуться и посмотреть на Гарду, которая молча ругалась. Дара отвела ее к стулу.
– Таковы мужчины, Гарда, сколько бы им ни было лет. – Но несчастная мать лишь покачала головой, не желая, чтобы ее успокаивали.
Пока ничто не мешало их продвижению. Их не заметил ни один из стражей, стоявших на отдаленных рубежах. Они вышли из лодки, привязали ее к берегу и поднялись по каменному крутому обрыву в Аирдсгайнн. Стража вдоль стен состояла не из лучших воинов Аирдсгайнна, и их легко одолели. Воины Галлхиела вошли в крепость, встретив на своем пути лишь небольшие препятствия, крови было пролито еще меньше. Они направились к караулу. В помещении никого не было. Большой зал тоже оказался пуст. На стенах были пятна многовековой плесени, на коврах грязь. Посредине пола было небольшое углубление. Над ним поднимался едкий дымок, слабый дрожащий огонь лизал наполовину ободранного кабана, насаженного на вертел. Жир капал в затухающий огонь.
Лаоклейн и Тамнаис, стоявший за его спиной, поднялись по крутой лестнице. Лаоклейна интересовало, встретят ли они хотя бы женскую прислугу в этом доме сегодня ночью. Замок казался покинутым.
Каиристиона была у себя в комнате в окружении своих служанок. Осанка ее была все еще молодой. Одета она была по-королевски и выглядела куда лучше, чем все, что ее окружало. А окружавшая ее обстановка могла похвастаться лишь потертыми гобеленами. Она не была больше милой, и дело было не в возрасте, который изменил ее внешность. Все дело было в злости и ненависти, которые были явно видны в серебристо-голубых глазах и в улыбке полных и жестоких губ. Она услышала, как Лаоклейн звал ее, и собрала воедино всю свою ненависть, чтобы его встретить. Она ответила насмешкой и не разрешила ему войти.
Дверь поддалась очень легко и сломалась под напором крепких плеч. Она знаком приказала своим служанкам уйти, и они остались одни.
Взломщики выпрямились, а Каиристиона закричала:
– Ты что же, пришел заявить права на эту жалкую крепость, убийца моего мужа?
– Нет. Я не взял ее у Киарра, я не возьму ее и у тебя. Ты скоро умрешь, и крепость перейдет в мою собственность или собственность моего наследника.
– Так зачем же ты тогда пришел без приглашения?
– Я желаю вернуть то, что у меня забрали, будь то животное, мужчина или женщина…
– А если я откажу? – Каиристиона не пыталась притворяться.
– У тебя нет выбора.
Она сжала пальцы. Ей хотелось выцарапать глаза этому человеку, который смотрел на ее умирающего мужа, а сейчас так уверенно смотрит на нее. Как она его ненавидит!
– Милорд Макамлейд? – Его позвали из коридора.
– Здесь.
Услышав голос Тамнаиса, люди поняли, куда нужно идти.
Вошли двое мужчин, которых Лаоклейн направил обыскать крепость. В доказательство успешно выполненного задания они привели женщину. У нее были красные опухшие глаза. На запястьях были свежие следы от цепей, в которые она была закована. В плен ее взяли силой. Каиристиона была в восторге, что ей удалось покорить ее, после того как ее мужчины насытились ею. Радость Каиристионы была бы куда больше, если бы она могла видеть жену Лаоклейна распластанной и корчащейся, когда один за другим потные мужчины с руганью подходили бы и опорожнялись между ее крепко привязанных ног. Вот это было бы удовольствие!
Освобожденная пленница не обращала внимания на свою мучительницу. Ее взгляд был устремлен на Лаоклейна.
– Прошу тебя, милорд, мой муж и мой ребенок, они в безопасности? – В ее голосе был ужас.
– Им не причинили зла, они тебя ждут.
Он подал знак своим людям, и они вывели ее. Лаоклейн опять обратил свое внимание на вдову Киарра.
– Скажи спасибо, что она жива. Поэтому моя злость не так велика.
– Я не боюсь твоей злости! Его глаза сделались узкими.
– Ты осмеливаешься быть дерзкой при такой слабой охране. Где твои люди?
– У меня их осталось мало, но мне достаточно.
– Но где-то их больше, чем здесь, – сказал он подозрительно и повторил: – Где они? И где Лесли?
Медленная улыбка Каиристионы была тем ответом, в котором он нуждался. Ругаясь словами, которые было невозможно слушать, он позвал к себе своих людей и быстро покинул крепость. Им вслед слышался смех Каиристионы. Она ликовала по поводу его неудачи. В тот час, когда Лаоклейн оставил свою крепость и направился к Аирдсгайну, в тот самый час ее люди начали свой поход на Галлхиел.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Путы любви - Таннер Сюзан



Скучно не как не могу осилить
Путы любви - Таннер Сюзандомино
12.08.2013, 22.07





Роман приятный. Ощущение, что прочитала 2 романа :)
Путы любви - Таннер СюзанКиса
6.05.2014, 7.23





Роман тяжелый ... Остался неприятный осадок и горечь. И написан коряво - возможно виной перевод. Дочитала до конца только из-за привычки дочитывать начатое. Многое бесило: как муж, искренняя любя жену, оставляет её после потери ребёнка, уезжая ко двору, и там старается изменить ей? А она, став этому свидетельницей, спит с ним?! И хоть автор и пыталась в последней главе как-то исправить глупость всего романа, всё же это не помогло. Роман можно оценит на 3 из-за тупости гл героя и безвольности героини.
Путы любви - Таннер СюзанСтасия
2.06.2014, 2.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100