Читать онлайн Пожар над Техасом, автора - Таннер Сюзан, Раздел - ГЛАВА 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пожар над Техасом - Таннер Сюзан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пожар над Техасом - Таннер Сюзан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пожар над Техасом - Таннер Сюзан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Сюзан

Пожар над Техасом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 20

Форд сидел на коне верхом и упорно, не отрываясь, смотрел на фермерский дом. День клонился к закату, и спускавшееся солнце бросало длинные тени на двор. Когда юноша уезжал отсюда ранней весной, все холмы были покрыты нежным ковром полевых цветов. Теперь холодный ветер отчаянно теребил пожухлую коричневую траву. Эти перемены были естественны и неизбежны, как вращение Земли.
Если бы Форд мог предугадать, какие перемены произойдут за время его отсутствия, он ни за что не поддался бы тогда порыву и не уехал бы из дому. Конечно, он много повидал и стал мужчиной, но цена оказалась слишком высока. Кэтрин ушла из семьи. То же скоро случится с Шей. А тетя Ди? Что с ней? По белью, сушившемуся на веревке поперек заднего двора, он мог судить, что и тут были перемены. Мужские штаны, хлопавшие на резком ветру, явно ему, Форду, не принадлежали.
Он тронул поводья, прищелкнул языком, и конь нетерпеливо двинулся вперед, почуяв запахи конюшни, обещавшие ему еду и теплое стойло.
Ди, радостно выбежавшая навстречу, налетела на Форда посреди двора, так что племяннику пришлось спешиться, иначе тетка бросилась бы к нему прямо в седло. Сердце Форда переполняли чувства, не очень ему самому понятные. Он крепко прижал ее к груди, потому что она была готова вот-вот разрыдаться.
– Теперь все хорошо, тетя Ди, – беспомощно бормотал он. Гладя ее по голове, он заметил в волосах первую седину. – Не плачь, все хорошо.
Но хорошего было мало. Он это знал. И она знала тоже.
Ди отстранилась от него, вытирая мокрые от слез щеки.
– Слава Богу, Форд, что с тобой все в порядке, – она почувствовала привычный комок в горле. – А Кэтрин…
– С ней все хорошо. – Форд хотел надеяться, что это правда. Он так волновался, зная, сколько всего могло с ней случиться. Но это была ее жизнь, ее выбор.
Какой-то мужчина вышел на крыльцо. Форд увидел доброжелательные глаза Дойла Шанли. На его руках угнездилась Шей, руками она обнимала его за шею.
– Добро пожаловать домой, сын. Твоя тетя очень о тебе тревожилась.
Форд кивнул.
– Да, сэр, и я очень об этом сожалею. За последнее время мне пришлось делать много неразумных поступков.
Дойл неожиданно ухмыльнулся.
– Лучше сейчас, чем позже, когда обзаведешься женой и малышами, и они будут думать, что ты лишился рассудка.
Он сошел с крыльца и обнял Ди за плечи. Форд не мог не улыбнуться, когда Шей протянула ручку и погладила Ди по щеке.
– Мама, улыбнись, – требовательно проговорила она.
– Да, моя сладкая, тетя Ди улыбнется тебе. Форд обратил внимание на то, что дочка Кэтрин звала другую женщину матерью, и отметил про себя, как ласково ее поправили. Он почувствовал мгновенную тревогу за Кэтрин. Она перенесла столько лишений, столько боли! Он не был уверен, сможет ли она выдержать еще.
Легким движением Дойл передал девочку Ди и потянулся к поводьям лошади.
– Заходи в дом с тетей, сынок. Я позабочусь о твоем коне.
Форд благодарно улыбнулся Дойлу, который дал ему возможность побыть наедине с теткой после долгой разлуки. Мгновение спустя племянник уже удобно сидел за столом с Шей на руках, которая его не помнила, но отнеслась к нему с доброжелательным интересом. Ди суетилась на кухне, как тысячи раз до этого, готовя вечернюю трапезу. Новое обручальное кольцо поблескивало при каждом движении ее быстрых рук.
– Кода вы поженились?
Ди ослепительно улыбнулась:
– Ровно две недели назад. Элизабет была нашей свидетельницей.
Форд понимал, что тетка назвала это имя намеренно, но не поддался и ничего не спросил о девушке.
– Ты счастлива?
Пожалуй, этот вопрос и не стоило задавать: в темных миндалевидных глазах Ди искрилась радость, на щеках играл нежный румянец.
– Да. Я очень счастлива. – Она помолчала. – Но я буду волноваться, пока и вы с Кэтрин не устроите свою жизнь.
– Надеюсь, я теперь осяду и устроюсь здесь, – с чувством произнес Форд. Будет истинным чудом, если солдаты армии Соединенных Штатов не ищут его сейчас. Эта тревога еще долго его не покинет. Но сейчас он боялся того, что ему еще предстояло сказать, зная, как пригасит это счастливый блеск в глазах тетки. – Кажется, что и Кэтрин в общем-то осела.
Хотя Форду очень хотелось, чтобы Кэтрин действительно была счастлива у команчей, его мучила мысль, что лучше бы все было иначе. И он не мог не тревожиться о сестре. Что, если Убивающий Волков еще не вернулся? Или передумал и больше не хочет Кэтрин? Мысль о том, что Кэтрин может оказаться в беде, угнетала его.
Ди медленно подошла и села напротив Форда.
– А как насчет Шей?
Они посмотрели друг другу в глаза. Ди – тревожно, Форд – неохотно, и оба были так поглощены своими мыслями, что не услышали, как Дойл открыл наружную дверь.
– Она не заберет ребенка, – произнес он с порога.
– Дойл, – в нежном голосе звучали мольба и предостережение.
У Форда создалось впечатление, что этот спор был давним.
– Я готов к тому, чтобы Кэтрин приехала сюда и стала заботиться о ребенке, но не собираюсь передавать девочку на воспитание какому-то краснокожему убийце. – Дойл весь напрягся – от огромных плеч до сильного подбородка.
– Ты не забыл, что Шей – дочь этого краснокожего убийцы? Что это его кровное наследие? – Форд подавил вспыхнувший гнев. В конце концов Дойл любил девочку.
– Если бы это сказал кто другой, я бы заставил его проглотить свои слова. Нам с твоей тетей пришлось крепко повоевать последние несколько недель, чтобы Шей, наконец, признали в этом городе.
В глазах Дойла была мука, которая не могла не вызвать сочувствие у Форда, но Кэтрин была ему сестрой.
– Дойл, Шей дочь Кэтрин. Не твоя, и не тети Ди. Если Кэтрин приедет за ней, – твердо проговорил Форд, – я не допущу, чтобы ты или кто-то другой стали у нее на пути.
– И под пистолет станешь ради этого? – Все веснушки Дойла, казалось, раскалились от гнева.
– Дойл! – Ди была потрясена и рассержена. – Не угрожай мальчику.
Шей заволновалась, испуганная сердитыми голосами. Она протянула ручки к Ди, которая взяла ее и стала ласково успокаивать.
Форд вздохнул, не такой встречи он ждал.
– Не ссорь семью, Дойл Шанли. Такого у нас отродясь не было. Когда придет время, Шей отправится со своей матерью. Я за этим присмотрю.
– Ты понимаешь, что говоришь, парень?
– Да. Я говорю, что ты не можешь отнять у матери дочь только потому, что создашь ей лучшие условия. – Если Форд и собирался когда-то открыть секрет Кэтрин, что Шей не ее дочь, то теперь он понял, что это невозможно. Ради всех тех, кто был в этом замешан.
Ди тронула мужа за руку.
– Дойл, он прав. И я не могу позволить тебе так поступать.
Плечи Дойла поникли, он смирился с поражением. Глаза его встретились с глазами Ди.
– Как мы это вынесем?
Ее глаза наполнились слезами, но она лишь покачала головой. На это у нее ответа не было.
Два Дня спустя Форд набрался, наконец, мужества для первой поездки в Нью-Браунфелс. Мужество было необходимо ему для встречи с Элизабет.
Ди подошла и стала в дверях его комнаты, наблюдая, как он расчесывал мокрые после купания волосы. Застегивая рубашку, он ухмыльнулся ей, но Ди видела, что он нервничает. Она улыбнулась ему в ответ, на мгновение увидев в нем его отца, такого красивого, что дух захватывало. Форд сейчас был похож на него, как две капли воды.
– Может, Элизабет меня позабыла? – он пытался говорить беззаботно, словно его это совсем не волновало. Однако по глазам Ди он понял, что его небрежный тон ее не обманул.
Забыть его? Когда сама Ди помнила подробности смерти его отца так ясно, словно это было вчера?
– Нет, Форд, – тихо возразила она, – Элизабет не забыла, – она сморгнула слезы с ресниц и снова улыбнулась ему. – Передай ей мою любовь.
Форд откашлялся.
– Передам. После того, как скажу о своей. Затем он взял шляпу и стряхнул с нее пыль. По крайней мере, у него был предлог съездить в город. Ему надо было сменить шляпу: свою он доносил до дырки на макушке.
– Я ничего выгляжу?
Ди любовно поправила ему куртку, приглаживая воротник, который и без того лежал ровно.
– Ты выглядишь замечательно, Форд. Просто замечательно.
Она спустилась с ним по лестнице, поглядев мимоходом на Шей, тихо игравшую в передней комнате, а затем проводила его с крыльца.
– Мне ждать тебя к ужину? Форд нерешительно улыбнулся.
– Надеюсь, что нет.
Дойл перестал рубить дрова и присвистнул при виде прихорошившегося Форда.
– Отправляешься ухаживать?
– Попытаюсь, – признался Форд. Мужчины заключили что-то вроде перемирия. Их связывала любовь к Ди и Шей.
Дойл с улыбкой оперся на топорище.
– Тут ведь что главное, – начал он с умным видом, – надо заставить их думать, что это они тебя ловят, – он подмигнул Форду. – Сработало с твоей теткой.
– Дойл Шанли, – угрожающе рассмеялась Ди, – если будешь продолжать в том же духе, тебе тоже придется ехать в город – искать себе ужин!
– Ну, ну, любимая, я просто стараюсь помочь мальчику.
Посмеиваясь, Форд направился в конюшню, оставив этих двоих продолжать свои заигрывания, потому что именно этим и были все их споры. Он помнил, что они поженились совсем недавно, и старался не путаться у них под ногами. Он надеялся, что вскоре и сам будет занят своими личными делами, и Дойл с Ди получат возможность уединяться столько, сколько захотят.


Теплое дневное солнце грело его спину, когда Форд ехал в Нью-Браунфелс. Здесь иногда стояли такие ясные, тихие дни, что казалось, зима в Техас так и не пришла. Но порой так задувал ледяной северный ветер, что все прятались по домам.
Хотя жизнь городка никто не назвал бы бурлящей, но в это утро среди недели он казался очень деловым. Проезжая мимо аккуратной белой церковки, Форд подумал, что, может, придет день, и они с Элизабет будут стоять на ее ступенях, окруженные гостями. Последнее время он много думал о женитьбе. И всегда на Элизабет. Если она не захочет больше иметь с ним дела, он не думал, что найдет когда-нибудь другую женщину, с которой хотел бы прожить всю жизнь.
Размышляя так, Форд поровнялся с кузницей, откуда раздавался звон: там ковали подковы. Форд остановился перед расположенной рядом с ней конюшней. У входа в нее его встретил Эван Берч.
– Форд! Давно вернулся? А Кэтрин вернулась с тобой? – На мгновение Эван будто вновь услышал укоризненный голос Кэтрин. Он принял ее упрек близко к сердцу и больше никогда ничего дурного не говорил о Форде Беллами. К несчастью, жители городка плохо отзывались о самой Кэтрин. Эвану же казалось несправедливым, что молоденькую девушку, похищенную индейцами, после ее возвращения через два года стали считать не жертвой, а какой-то преступницей.
На минуту Форд смешался, но затем спешился и ответил, насколько сумел, небрежно:
– Нет. Мы случайно разминулись. Тетя Ди и я надеемся вскоре ее увидеть.
Эван поскреб свой плохо выбритый подбородок, а затем взял поводья, протянутые ему Фордом:
– Пожалуй. Ей ведь небезопасно одной ездить по окрестностям.
Хотя Форд понимал, что правда рано или поздно выйдет наружу, он решил, лучше пусть будет поздно.
– О да, ведь она не одна. Она догнала этого рейнджера, которого искала. Присмотрите несколько часов за моей лошадью, Эван? – и он зашагал прочь раньше, чем Эван успел спросить еще о чем-нибудь.
– Идешь повидаться с Элизабет? – Эван все же успел задать последний вопрос.
Форд приостановился и глянул через плечо:
– А что, есть причина не делать этого?
Он не мог никого спросить, но вдруг у нее есть муж? Или джентльмен-друг? Эван ухмыльнулся:
– Насколько мне известно, никакой. Передай ей мои наилучшие пожелания.
– Обязательно, Эван. – Но пожелания Эвана Берча быстро вылетели у Форда из головы.
Он долго стоял перед домом Элизабет, глядя на входную дверь и пытаясь набраться мужества, чтобы постучаться. Его не было так давно. И он не просил ждать его, когда приходил прощаться с ней прошлой весной. Тогда ему нравилось чувствовать себя ни с чем и ни с кем не связанным. Но теперь он видел, как умирают мужчины, и узнал, что такое переспать со шлюхой. Теперь он понимал, что такое одиночество и что значит в жизни человека свой дом.
Сейчас Форд хотел больше всего быть привязанным к одному месту. Когда он прощался с Элизабет, то знал, какие именно слова она хочет от него услышать. Ему просто не хотелось их произносить. Теперь же он раздумывал, не изменились ли ее чувства. Может быть, она теперь относится к нему иначе… а, может быть, относится теперь к другому так, как тогда к нему.
Глубоко вздохнув, Форд снял с головы шляпу, поднялся по ступенькам и, не останавливаясь, чтобы не передумать, поднял руку и резко постучался.


Шесть долгих месяцев Элизабет Керн уговаривала себя забыть Беллами. В тот последний день, когда Форд пришел сообщить ей, что отправляется перегонять скот, она прочла правду в его глазах. Она его теряла. Не из-за другой женщины… в этом смысле Форда интересовала только она. Нет, Он покидал ее ради чего-то более увлекательного, чем маленькая ферма в Нью-Браунфелсе.
И все же в Элизабет жила надежда снова увидеть его. В конце концов, здесь оставалась его семья. Он вернется, хотя бы затем, чтоб распрощаться совсем. Девушка видела, с каким жадным нетерпением Форд рвется уехать, и не стала виснуть на нем. Она постаралась, чтоб он не увидел и слезинки. Но теперь, стоя наверху у окна своей спальни и глядя вниз на Форда, остановившегося перед ее домом, Элизабет боялась, что второй раз не сможет быть такой храброй. На этот раз она знала, они простятся надолго. И ей придется оставить свои мечты о нем. Будучи очень практичной, Элизабет понимала, что не сможет посвятить свою жизнь ожиданию человека, который вечно будет покидать ее.
Пока она раздумывала об этом, Форд скрылся из виду. На какой-то момент она решила, что ей просто приснилось, будто он стоял внизу. Но когда мать стукнула в дверь и тихо ее окликнула, она поняла, что это не сон.
– Войди, – мягко отозвалась она.
Марта Керн открыла дверь и вошла в спальню. Ее брошенный на дочь взгляд смягчился, когда она заметила, что занавески отдернуты. Значит, Элизабет уже увидела его. Это было заметно и по румянцу, вспыхнувшему на ее внезапно побледневшем лице, и по той искре надежды в голубых глазах, которую Элизабет не смогла скрыть.
– Элизабет, здесь Форд. Он хочет видеть тебя. Элизабет в замешательстве подняла руку поправить волосы. Вторая рука нервно вцепилась в юбку…
– Я… скажи ему, что я сейчас спущусь. Марта кивнула и ободряюще улыбнулась дочери. Долгую минуту Элизабет стояла, устремив взгляд на дверь, которую мать закрыла за собой. Она подумала, что, наверное, ей стоит причесать волосы, вечно стремившиеся выбиться из аккуратных локонов. Может быть, надо сменить платье на более нарядное? В конце концов она не сделала ни того, ни другого.
Не сумела она за эти несколько минут и справиться со своим волнением. Собравшись с силами, она отворила дверь и покинула свое убежище – комнату, которая была свидетелем ее мечты, ее страхов, когда в долгие последние месяцы она стала терять надежду на их осуществление.
Элизабет не было слишком долго, и Форд уже начал было подумывать, что она вообще не хочет видеть его, как наверху хлопнула дверь. Он стоял в двери гостиной, где ее мать пыталась вести с ним непринужденную беседу, и ждал, пока Элизабет спустится вниз. Первое, что он увидел, была крохотная оборочка, окаймлявшая подол ее платья, и выглядывавшие из-под него туфельки. Девушка медленно шла к Форду.
Он с грустью вспомнил свои мечты, в которых Элизабет, сломя голову, бежала ему навстречу. Первый же взгляд на ее лицо просто ошеломил его. Девушка выглядела испуганной, лицо ее было бледным и напряженным. Делая шаг с последней ступеньки, Элизабет попыталась улыбнуться Форду, но какая же это была грустная улыбка. Сердце Беллами ушло в пятки.
Все это вовсе не походило на сердечный прием, который он надеялся встретить.
– Элизабет! – ласково проговорил он. Никогда еще не была она такой красивой. Его рука даже заболела, так хотелось ему коснуться выбившихся из ее прически прядок, нежно дотронуться до щеки.
– Привет, Форд, – выговорив это, Элизабет почувствовала себя увереннее. Голос прозвучал сдержанно. – Когда ты вернулся?
– Позавчера, – он удрученно улыбнулся. – Нашел много перемен.
– Тебя долго не было, – напомнила она ему. Но не так долго, чтобы избавиться от впечатления, которое он на нее всегда производил. Теперь, когда девушка увидела Форда, оно усилилось. Его крепкие мускулы стали железными и перекатывались под одеждой. Солнце сделало бронзовой его кожу, густая медь волос превратилась в темный огонь.
– Да. – Он так и думал, что слишком долго.
– Хочешь присесть?
Форд чуть не застонал от ее вежливого голоска, когда она жестом пригласила его на жесткий диван, гордость матери.
– Если не возражаешь, я лучше посидел бы на крыльце. А то я не слишком-то привык жить в домах. И на улице тепло.
– Разумеется, – Элизабет почувствовала, что краснеет, когда направилась впереди него на заднее крыльцо, где сбоку висели качели. Там она и Форд сиживали долгими весенними вечерами, когда Беллами ухаживал за ней. Там он поцеловал ее в первый раз… и в последний.
Какое-то время они молчали. Форд мягко раскачивал качели, отталкиваясь носком сапога от неровной доски пола.
Молчание прервала Элизабет.
– Полагаю, твоя жизнь в последнее время была довольно волнующей.
А все, что могла предложить она вместо этого, пикники после воскресной службы и редкие воскресные званые вечера.
– Сначала так оно и казалось, – признался Форд. – И я радовался возможности увидеть еще что-то, кроме фермы, где прожил всю мою жизнь. Но того, что я повидал, хватит мне очень надолго.
Возможно, когда-нибудь он расскажет ей обо всем, даже о тех моментах, о которых тете Ди лучше не знать. Он искренне надеялся, что такой шанс у него будет.
Элизабет расслышала эти слова, но боялась им поверить. Она осторожно искоса посмотрела на Форда, желая увидеть выражение его глаз. Но он глядел прямо перед собой на улицу. Может быть, в глубине души он и сейчас хотел отправиться по этой дороге прочь из города?
– Вероятно, Нью-Браунфелс кажется тебе теперь слишком тихим?
Форд сокрушенно ухмыльнулся:
– Мне он подходит. Единственное волнение, которое мне хочется испытать теперь, это когда наш преподобный начнет проповедовать насчет ада, и… может быть… свадебное волнение… – Форд невзначай сунул руку в карман куртки и коснулся маленького предмета, как талисмана. – Я соскучился по тебе, Элизабет.
Боясь надеяться, Элизабет зажмурилась, чтобы не дать пролиться набежавшим слезам. Ей пришлось вздохнуть, прежде чем заговорить, чтобы голос не дрогнул:
– Мне тоже тебя не хватало, Форд. Я боялась, что ты не вернешься. – Она открыла глаза и, повернувшись, посмотрела на небо, давая юноше возможность увидеть сверкающие в глазах слезы и понять ее сердце. – И я боюсь, что ты не останешься здесь.
Форд мечтал, чтобы было уже темно, и он мог бы обнять ее. Он до боли хотел прижать ее к себе покрепче. Вся она была нежность и мягкость.
– Я никуда не собираюсь уезжать, Элизабет. И надеюсь находиться от тебя не дальше, чем позволит твое семейство, когда ему надоест, что я путаюсь под ногами. – Медленно-медленно он вытащил из кармана руку с зажатым в ней кольцом. – Оно принадлежало моей матери. Мне хотелось бы, чтобы ты надела его. И обручальное впридачу.
Элизабет уставилась на сверкавшие в солнечном свете крохотные бриллиантики и совсем крошечные изумрудики и расплакалась. Ей было все равно, что еще день. С радостным полустоном Форд обнял ее обеими руками, чтобы не дать упасть с качелей, когда она бросилась ему на грудь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пожар над Техасом - Таннер Сюзан



Понравился очень роман. Хорош ещё тем, что описывает судьбы не только ГГ, но и других героев тоже. 8 твёрдая.
Пожар над Техасом - Таннер СюзанВикушка
31.10.2013, 1.33





Можно почитать.
Пожар над Техасом - Таннер СюзанКэт
10.07.2014, 21.05





Не плохой, разок можно прочесть.8
Пожар над Техасом - Таннер СюзанЖуравлева
24.01.2016, 0.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100