Читать онлайн Пожар над Техасом, автора - Таннер Сюзан, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пожар над Техасом - Таннер Сюзан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пожар над Техасом - Таннер Сюзан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пожар над Техасом - Таннер Сюзан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Сюзан

Пожар над Техасом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Ди проводила взглядом спину поднимавшейся по лестнице Кэтрин: как всегда, неуступчиво-гордо выпрямленную. Эта гордость была причиной многих неприятностей Кэтрин, но не всех. Ди тревожилась за нее, а теперь приходилось беспокоиться еще и о Форде.
Он должен был вернуться еще месяц тому назад. Он уехал в первой половине лета с двумя мужчинами из соседнего городка Сегина, чтобы отогнать в форт Кларк небольшое стадо бычков. Даже с поправками на всевозможные задержки они должны были бы давным-давно вернуться. Уже наступал октябрь, а от них не было даже весточки.
Ди не могла связаться с родными тех двоих мужчин, потому что знала только, что одного из них зовут Таппер, а другого Адам. Хотя Форд, надо признать, был человеком неосмотрительным, но жестокости в нем не было. Он не стал бы ее пугать, не будь на то веских оснований.
Он настолько походил на отца, что иногда от этого сходства у нее щемило сердце. Иногда ночами ей все еще снился Тилфорд Беллами. Форд, как все звали его и названного его именем сына, послал за Ди, когда ее сестра Элайна заболела лихорадкой после выкидыша. Тогда Ди было двадцать два, и она успела отказать уже трем ухажерам. Она оставила своих стареющих родителей в Аранзас Пасс, на морском берегу Техаса, и приехала в новое поселение Нью-Браунфелс как раз вовремя, чтобы помочь Форду похоронить сестру.
Никому не было известно, какие чувства она питала к мужу своей сестры, поэтому никто не истолковал превратно ее решение остаться и заботиться о детях, которых ему родила Элайна. В то время Кэтрин было восемь: девчушка с серьезными темно-серыми глазами и таким же бледным лицом, как у умершей матери. Она очень не походила на своего брата, который был младше всего на год: тот горевал о матери более открыто, чем Кэтрин, но при этом не потерял своей быстрой улыбки.
Примерно через месяц Форд Беллами отправился в Орегон, оставив Дейрдре Маккенна своих детей и дав обещание, что, вернувшись, увезет ее с ними в Орегон в качестве своей жены. Она знала, что для него это будет удобный, спокойный и теплый брак, тогда как для нее он значил бы гораздо больше.
Они больше никогда его не увидели, хотя Ди получила известие о том, как и где он умер. Он уже возвращался обратно к ним, готовый везти их на новые земли. Выскользнувший у него из рук охотничий нож не так уж и сильно его порезал. Он ехал еще день или два, но потом яд с грязного лезвия добрался до него. Он умер среди чужих людей, заставив их троих пережить новую потерю.
После Форда никто не называл ее «Дейрдре». Ей нравилось, как звучало ее имя в его устах. Ей все еще хотелось бы его услышать. Для жителей Нью-Браунфелса она была Ди Маккенна: благообразная женщина тридцати четырех лет с молодым телом и решительными чертами лица всех Маккенна. От них же она унаследовала каштановые с красными искрами локоны и темные миндалевидные глаза.
В Нью-Браунфелсе никто не знал ее ирландской родни – и, по правде говоря, к тому времени, как умер Форд, родни у нее осталось мало. Родители Ди умерли вскоре после того, как она уехала. Постоянные потери сказались на ней, хотя она и нашла утешение в заботах о племяннице и племяннике.
Долгие годы она была убеждена, что ее сердце похоронено где-то на орегонской дороге, в одинокой могиле Форда. Однако недавно появился мужчина, от чьего общества она не стала отказываться – человек, которого звали Дойл Шанли.
– Миссис Беллами?
Негромкий оклик, неожиданный и совершенно незнакомый, заставил ее стремительно повернуться к мужчине, вошедшему к ней в комнату. Лицо его оказалось таким же незнакомым, как и его голос.
– Что вы тут делаете? – Испуг и гнев заставили ее говорить резко.
– Я постучал, – ответил он без всякого смущения. – И спросил разрешения войти. Вы не услышали.
Она знала, что это вполне вероятно, но голос ее не изменился.
– Я не миссис Беллами. Я – миссис Маккенна. Ди Маккенна.
Она услышала, что позади нее по лестнице спускается вниз Кэтрин, и почувствовала внезапный интуитивный страх. Незнакомец поднял глаза, дожидаясь, когда шаги приблизятся: Ди показалось, что он дожидался, проверяя, не приближается ли опасность. Она пристально в него всмотрелась. Его лицо нельзя было назвать ни красивым, ни уродливым, но по нему можно было догадаться, что он знает, что такое безжалостность. Не нужно было слов, чтобы понять: к ним в дом его привела не случайность.
Кэтрин остановилась на последней ступеньке, и Ди вдруг увидела ее глазами постороннего. Красивая девушка, с такими же решительными чертами и стройным телом, как и сама Ди, с лицом в обрамлении высветленных солнцем каштановых волос. Но взглянув на незнакомца, Ди прочла на его лице не восхищение.
– Тетя Ди? – В голосе Кэтрин послышалось беспокойство, а серые глаза враждебно осмотрели пришельца. Бесстрастно она оценила его мужественность, чувственный зов физической силы, находящейся, однако, под контролем. Кэтрин давным-давно воспитала себя. Мужчины ее мира не хотели иметь дела с белой скво. А она не хотела иметь дела с ними.
Ди кивком успокоила племянницу и уже спокойнее заговорила с незнакомцем:
– У вас к нам дело, мистер..?
– Слейд. Я в некотором роде связан с рейнджерами, и да, мэм, у меня, действительно, есть здесь дело. Я ищу родителей молодого человека по имени Форд Беллами. В городе мне указали на эту молодую леди, – он кивком указал на Кэтрин, – как на его сестру.
Ди побледнела, а Кэтрин сдавленно спросила:
– Мой брат! С ним что-то случилось?
– Было бы лучше, если бы я поговорил о нем с вашими родителями.
Он словно отрицал ее право знать что-либо о собственном брате!
– У него их нет, – вмешалась в разговор Ди, не дав Кэтрин времени яростно возмутиться. – Или, вернее, я их заменяю. Я рощу своих племянников с детства. Их родители умерли. Ну, а теперь не будете ли вы любезны сказать нам, что вам известно о Форде?
Он заставил их дожидаться, взглядом оценив сдержанный гнев девушки и сильный дух старшей женщины.
– У вашего племянника неприятности – серьезные, если не хуже.
– Продолжайте.
– В форте Кларк он сел играть в покер. Проиграл немало денег и сказал, что игра идет нечестно. Возможно, это, действительно, было так. Началась потасовка, и один человек был убит. На следующее утро во всем разобрались, и было принято решение, что смерть была результатом несчастного случая. Но ваш племянник не стал дожидаться решения. Ночью он сбежал.
– Если было решено, что это несчастный случай, то какое это может иметь значение? – возмущенно спросила Кэтрин.
– Никакого. – Слейд оценивающе посмотрел на Кэтрин. – Но у него не хватило ума направиться домой. Он поехал на север и присоединился к человеку по имени Элзи Раск, белому изменнику. Они укрылись у команчей Сломанной Стрелы. – Произнося эти слова, он посмотрел на Кэтрин, проверяя, как она на них отреагирует. Никакой реакции не было, по крайней мере, заметной со стороны. – Он остался с Раском и двумя-тремя другими, про которых известно, что они торгуют виски и ружьями там, где это делать не разрешается.
– Форд не станет этого делать. – Голос Ди звучал с полной убежденностью.
Кэтрин ничего не смогла бы сказать, даже если бы захотела: горло у нее перехватило при упоминании о людях Сломанной Стрелы. О людях, к которым должна принадлежать Шей.
– Может, вы так и считаете, мисс Маккенна, – отозвался Слейд, не спуская глаз с девушки, но армия Соединенных Штатов придерживается другого мнения. Нам с трудом удалось утихомирить эту банду команчей после Стоун Крик. Мы не можем допустить, чтобы все началось сначала.
Наконец он увидел реакцию: раздувшиеся ноздри, невольную дрожь плотно сжатых губ. Он припомнил все, что читал или слышал о женщине Убивающего Волков.
Стоун Крик. Эти слова заставили проснуться ужас, который Кэтрин так и не смогла забыть. Она сжала зубы, оказавшись в плену мучительных воспоминаний. Мужчина, стоящий перед ней, специально вызвал эту боль. Она была уверена в этом, хотя не могла бы сказать, зачем ему это вдруг понадобилось.
– И что же вы все-таки здесь делаете, мистер Слейд? – еще решительнее спросила Ди. Она больше, чем прежде, боялась того, как отреагирует Кэтрин. Надо было, чтобы этот человек поскорее ушел. – Зачем вы приехали к нам?
– Я подумал, что отец юноши мог бы поехать со мной. Возможно, ему удалось бы вызволить паренька оттуда сидящим в седле, а не перекинутым через него, как это будет с Раском.
Потрясенная Ди уже не думала о Кэтрин:
– Это очень порядочно с вашей стороны, мистер Слейд, но…
– Ну, так уж и порядочно, тетя Ди? Я бы сказала, что мистер Слейд рассчитывал найти кого-нибудь, кто облегчит ему работу или даже выполнит ее сам за него.
– Прекрати, Кэт! – тревога Ди заставила ее говорить с Кэтрин резче, чем ей этого хотелось бы.
– Мне наплевать, как ваш паренек выйдет из этого дела. Я отправлюсь за Раском и его компанией. Если Форд Беллами окажется с ними, я займусь и им тоже. Так, как это будет необходимо.
– Одни, мистер Слейд? – едко спросила Кэтрин. – Люди Сломанной Стрелы – не покорное племя. Советую вам прихватить с собой кавалерийский отряд, может, кого-нибудь из тех храбрецов, кто год назад атаковал поселение с беспомощными женщинами и детьми.
– И пусть с меня снимут скальп, чтобы вы сочли себя отмщенной? – Он холодно посмотрел на безжалостное лицо Кэтрин. – Вам прекрасно известно, что произошло бы, если бы я явился туда с конным отрядом. Вы бы предпочли, чтобы так и получилось, правда, белая скво?
Оскорбительные слова прозвучали убийственно медленно.
В глазах Ди вспыхнул гнев.
– А вот это уже слишком, мистер Слейд! Нам с племянницей все равно, что говорят любому незнакомцу, проезжающему через город, но мы не допустим, чтобы такое бросали нам в лицо в нашем собственном доме. Вы сообщили нам о Форде то, что собирались, и получили от нас все гостеприимство, на которое можете рассчитывать. А теперь идите!
Ди Маккенна редко сердилась, но если уж в ней поднимался гнев, то это выглядело внушительно. Она уже тянулась к ружью, висевшему над камином, когда рука Слейда резко сжала ее запястье.
– Успокойтесь, леди. Я уже ухожу.
Он пристально посмотрел на Кэтрин. Мгновение они вызывающе глядели друг на друга, потом он ушел.
Когда за ним закрылась дверь, Ди заметила, что Кэтрин дрожит.
– Это – опасный человек, Кэт. Форду следовало бы поостеречься, что бы он ни делал.
В ответ Кэтрин только обеспокоенно нахмурилась. Наверху рыдала Шей, негодуя на то, что ее надолго оставили одну. Ди пошла к ней, а Кэтрин отправилась помогать Йейтсу в вечерних работах на ферме.
Солнце быстро клонилось к закату, и на улице похолодало. Кэтрин быстро обвела взглядом двор и всю окрестность, но незнакомца не было видно.
Йейтс был в сарае – сбрасывал сено стоящим внизу в стойлах животным. Кэтрин начала дойку, и привычное занятие принесло успокоение. Она прижалась щекой к мягкому и теплому коровьему боку. Энергичное шуршание соломы наверху и тихий звон молочных струй, ударяющих по донышку ведра, звучали умиротворяюще. Здесь, где теплые тела животных, казалось, разгоняли холод, окружавший сарай со всех сторон, она могла забыться.
– Незнакомец был недолго.
Йейтс уверенно спустился вниз по лестнице с сеновала.
– Не было необходимости. – Обида Кэтрин еще не прошла. – Ни он, ни известия, которые он принес, не были желанными.
– Я слышал.
Кэтрин бросила на него удивленный взгляд. Старый работник пожал плечами.
– Мне не понравился его вид. Я стоял за дверью – и чуть не всадил в него свинец.
– Это Форду не помогло бы. Армия просто пошлет кого-нибудь другого.
Йейтс фыркнул:
– Форду девятнадцать – он достаточно взрослый. Это только женщины могут о нем тревожиться. Он выпутается, а вот этому Слейду нечего было так оскорблять тебя.
Она устало посмотрела на него.
– Он не сказал ничего, что я уже не слышала бы. Я охотно жила с команчами, и Шей – полукровка. Я просто начинаю понимать, что никем другим она и не будет, по крайней мере, здесь. – Она решительно сжала губы. – Я не допущу, чтобы Шей так жила.
Она встала и подняла полное молока ведро с шапкой белой пены.
– Не беспокойся обо мне, Бен. Я прекрасно могу позаботиться о себе и о Шей.
– Ты – красивая девушка, Кэт. Тебе надо стать женой хорошего человека и родить детей, которых никто не сторонился бы.
– И ты думаешь, это теперь реально, Бен? У здешних людей – по всему Техасу – есть немало причин ненавидеть индейцев. А по Шей с первого взгляда видно, что она наполовину индианка.
Йейтс проводил ее до дверей сарая, а оттуда взглядом через весь двор. Лицо его помрачнело. В детстве Кэтрин была радостной девчушкой, всегда улыбалась и была всем довольна. В последнее время улыбка на ее лице появлялась крайне редко.
Кэтрин собрала свежие яйца, потом накормила толкающихся и хрюкающих поросят, провозившись до глубоких сумерек. К тому времени, когда она вернулась в дом, Ди, которой все время мешала Шей, кончила, наконец, готовить ужин. Йейтс ел вместе с хозяевами, как у них было заведено уже несколько лет.
Все эти часы после неприятного посещения Слейда Кэтрин непрерывно думала о своем решении, которое казалось ей единственно возможным.
Ди, не меньше ее тревожившаяся о Форде, тоже приняла решение относительно того, как действовать.
– Кэтрин, – сказала она, помогая Шей отправлять ложку в рот, – я считаю, что в этом деле нам следует попросить помощи Дойла.
– Нет.
Ответ прозвучал так тихо и спокойно, что Ди показалось, что она ослышалась. Она отвела взгляд от пытавшейся самостоятельно есть Шей.
Кэтрин спокойно посмотрела ей в глаза.
– Нет, тетя Ди, так не годится. Я уважаю мистера Шанли, но это дело семейное.
– Ну, – не без суровости отозвалась Ди, – ты должна была бы заметить, что Дойлу хочется сделать эту семью своей.
Кэтрин вздохнула. Ей не хотелось ничем обижать тетку: Ди отдала двоим детям свою юность вместе с большей частью своего сердца.
– Ему хотелось бы сделать тебя частью своей семьи, тетя Ди. У нас с Фордом своя жизнь. И она Дойла Шанли не касается.
– Кэт! – Во взгляде Йейтса читалась укоризна.
– Ничего, Бен. Я уверена, что Кэтрин не хотела сказать ничего плохого. – Она внимательно посмотрела на племянницу. – Надо полагать, ты уже решила, что именно надо будет сделать?
– Да.
Кэтрин демонстративно взялась за еду. Только когда Йейтс ушел к себе в комнату при сарае, а Кэтрин начала укладывать Шей спать, Ди снова заговорила на ту же тему.
– Я не считаю наш разговор законченным, Кэтрин.
К счастью, Ди не ждала ответа. Но пока она убирала со стола при теплом свете керосиновой лампы, между ее бровями лежали чуть заметные морщинки.
Наверху Шей заснула не сразу.
– Мама споет, – потребовала она, поплескавшись в ванне.
Огонь в камине аккомпанировал глуховатому голосу Кэтрин негромким уютным потрескиванием. Ни один ребенок в Нью-Браунфелсе не слышал таких колыбельных, какие Кэтрин пела малышке. Это были песни матерей племени команчей, песни, которые Маленькое Перышко пела в присутствии Кэтрин своей дочери много месяцев тому назад. В то время Кэтрин считала, что проведет среди команчей всю свою оставшуюся жизнь, и надеялась, что Убивающий Волков сделает ее своей второй женой. Маленькое Перышко так и не оправилась после рождения дочери. Она постепенно слабела, и Кэтрин взяла на себя заботу о Шей, которую любила так же отчаянно, как могла бы любить собственного ребенка.
Пухленькая ручка потянулась к Кэтрин и нежно похлопала ее по щеке.
– Мама Шей, – заявила девочка.
– Да, – прошептала Кэтрин. – И мама любит свою Шей.
В горле у нее стоял комок, сердце больно щемило. Она ни на минуту не пожалела о том, что ей пришлось солгать однажды, хотя эта ложь принесла в ее собственную жизнь столько боли. Если бы солдаты не поверили тому, что Шей – ее дочь, то девочка погибла бы у Стоун Крик. Если бы они догадались о правде потом, то Шей вырвали бы у нее из рук, и она, наверное, умерла бы среди равнодушных людей, пока ее пересылали в правительственные резервации индейцев.
И Кэтрин обманула и своих родных, и друзей, опасаясь, что иначе они не примут малышку. Ведь у Шей не осталось никого, кроме той, которую она считала своей матерью!
Решение, которое Кэтрин с такой уверенностью приняла днем, вдруг ее испугало. Но она не может отвернуться от Форда. Она нужна ему. А когда она найдет Форда, она найдет и Убивающего Волков. Эта мысль ее не оставляла. Разве не ясно, что для нее с Шей не будет жизни в Нью-Браунфелсе. Может, они смогут жить среди команчей.
– Мама собирается уехать, – прошептала она. – Совсем ненадолго.
Эти слова заставили Шей сморщить личико, и Кэтрин снова запела. Девочка и раньше слышала такие слова, и ей совсем не нравилось, чтобы ее оставляли – пусть даже совсем ненадолго. Кэтрин благодарила Бога за то, что Шей не понимает, что на этот раз разлука будет гораздо более длительной.
Девочка начала засыпать, и Кэтрин замолчала, но еще долго не выпускала дочку из объятий. Наконец, она заставила себя уложить Шей на раскладную кровать. Тщательно укутав спящего ребенка теплым одеялом, она не стала ничего делать с камином – пусть Ди подбросит в него дров или, наоборот, даст догореть. Потому что сегодня Ди должна будет спать здесь, с Шей.
Тихо и медленно Кэтрин сняла с себя скромное домотканое платье и аккуратно убрала его. Когда Кэтрин была моложе, Ди любила одевать ее в яркие платья, но после возвращения от команчей Кэтрин предпочитала спокойные тона. Темную рубашку и брюки, которые она достала из сундука, она присвоила после того, как Форд из них вырос. Шляпа была ее собственностью, как и ружье, которое она сняла с гвоздя над дверью.
Заряды она достала из меньшего сундука, где хранились и вещи, напоминавшие ей об отце и матери. Рука ее потянулась было к небольшому портрету, но она быстро ее отдернула.
Кожаный мешочек с зарядами взят, пороховница полна пороху. Больше предлога для промедления не было.
Стараясь справиться с подступившими к горлу рыданиями и слабостью, она поцеловала прохладную шелковую щечку Шей. Как ей хотелось снова взять девочку на руки! Она еще раз всмотрелась в ее личико. Черные ресницы мягко лежали на нежных щечках, тихое ровное дыхание приоткрыло губы.
Кэтрин было трудно, очень трудно заставить себя оставить здесь свою дочь.
На второй этаж, с его тремя маленькими уютными комнатками, лестница шла из кухни. Когда Ди услышала на ней шаги Кэтрин, она повернулась, намереваясь заговорить с племянницей, но лишилась дара речи.
– Нет, Кэтрин! – сказала она, наконец обретя дар речи. – Я этого не допущу!
– А я не могу оставить Форда на произвол такого человека, как этот Слейд. А больше действовать некому.
– Дойл, – решительно начала Ди, но Кэтрин ее оборвала.
– Так нельзя, тетя Ди. Ты должна это понять. Пожалуйста… пожалуйста, только выслушай меня. Форд никогда не поехал бы к команчам для того, чтобы возбудить их с помощью виски на убийство белых. И он не стал бы предоставлять им для этого оружие. И я не думаю, чтобы он вошел в сговор с теми, кто это делает, если бы у него не было для этого иной причины. Наверняка он согласился присоединиться к Раску, чтобы добраться до команчей. Наверное, Форд знал, что Убивающий Волков принадлежит к группе Сломанной Стрелы. Видно, Форд ищет Убивающего Волков.
На лице Ди отразилось отчаяние.
– Но почему? Почему, Кэт? – Племянница ответила ей непреклонным взглядом, и Ди вздохнула. – Ах, Кэтрин, мне ли не знать, как тебе было плохо, но почему Форд мог решить, что ты согласишься на такое? – И тут ее охватил ужас. – Господи, нет! Кэт, ты ведь не собираешься вернуть ребенка туда?!
– Шей – дочь Убивающего Волков, тетя Ди, и я рассталась с ним не по своему желанию. Ты это знаешь.
– И ты попросила Форда…
– Нет! Нет, тетя Ди, я его не просила. Но Форд достаточно хорошо знает, каково мне. И что я никогда не оставила бы Убивающего Волков, если бы меня не заставили. Что я чувствую себя в этом городе отверженной, и Шей вместе со мной тоже отвергнута!
Ди упала на стул, и Кэтрин преисполнилась сочувствия к ней, пока Ди снова не заговорила:
– Так значит, ты забыла, что команчи увели тебя насильно? Что ты никогда не оставила бы нас по доброй воле? По крайней мере, вас, бедных детей, оставили в живых, а не убили, как несчастных Дейви и Энн. Сколько раз я жалела о том дне, когда позволила тебе навестить Пирсонов и отправила тебя на такую опасность! Что тебе пришлось пережить из-за этого… Ты не забыла тот день?
– Нет! – вскричала Кэтрин. – Я ничего не забыла. Но не забыла и того, что это солдаты убили маленького Дейви Пирсона! Добропорядочные, благопристойные белокожие христиане! Будь они прокляты!
– Но они не знали, что Дейви – белый мальчик!
– И это может быть оправданием? – У Кэтрин на глазах блестели слезы. – Ничего страшного, что они уничтожили спящую деревню с женщинами, детьми и стариками, не способными себя защитить? Индеец он был или белый – Дейви все равно было всего одиннадцать! Что же, если бы у него была коричневая кожа, то все было бы в порядке? А малыши… О, Боже, чудесные малыши! Такие, как Шей. Если бы я не держала Шей на руках…
От сдерживаемых рыданий у нее болело горло. Ди содрогнулась, потрясенная тем, что, наконец, нашло выражение в словах. Она могла только догадываться об этом, когда Кэтрин вернулась к ней, больно раненная, страдающая душой и сердцем. Но она не стала прерывать племянницу. Господь свидетель – она не знала, что говорить. Как, наверное, тяжело было Кэтрин хранить все это в душе долгие месяцы.
– Командующий офицер в форте объяснил мне, что им было приказано оттеснить индейцев: поселенцам нужна земля. Его не волновало то, что эта земля принадлежала команчам. Его не волновало то, что его люди убивали беспомощных и невинных. Он сказал, что они выполняли приказ. Я рассказала ему о Дейви, которого убили ударом сзади. Это печально, ответил он. Печально!
Она находилась на грани истерики, и сама понимала это. Но Кэтрин сдерживала свои чувства слишком долго – так что они находили выход только в кошмарах.
Кэтрин заставила себя замолчать и потом заговорила тише:
– Знаешь, солдат, который догнал меня, собирался швырнуть Шей в реку. Я солгала, чтобы спасти ее. Я сказала, что она целиком белая, и он оставил ее жить. Он оставил мою малышку жить. – У нее вырвалось сдавленное рыдание. – Надо ли удивляться, что я убежала из форта, от солдат, попыталась вернуться к индейцам, к тем, что остались в живых?
Ди с трудом встала. Слова Кэтрин подействовали на нее, как физические удары. Она сосредоточенно стала снимать с полок припасы и класть их на стол.
Кэтрин молча складывала их в седельные сумки, висевшие у двери.
Ди дала ей сковородку с кофейником.
– А деньги у тебя есть? Кэтрин кивнула:
– Достаточно.
У двери они обнялись. Кэтрин заставила себя затронуть последний большой вопрос:
– Тетя Ди, ты ведь знаешь, что Убивающий Волков не знал, где меня искать. А я так и не нашла его, когда солдаты снова меня забрали. Если он приедет, со мной или без меня, то это потому, что я прислала его… за Шей. – Увидев ужас на лице тетки, она посуровела. – Она его дочь, тетя, и моя. Столько же индианка, сколько белая, но, по крайней мере, команчи ее примут, как свою. Она будет дома.
– Так, значит, ты собираешься остаться с ними? Растить своего ребенка среди дикарей?
– Не знаю. Я не просила, чтобы меня забрали у индейцев, а теперь не знаю, захочет ли Убивающий Волков принять меня после столь долгого времени. И захочу ли я остаться с ним. Но если это будет так, ты должна отдать Шей, тетя Ди. Должна.
– Хорошо, Кэтрин. – Слова звучали холодно. Подняв руки, Ди сняла со своей шеи тонкую золотую цепочку. На золотистой нити раскачивался крошечный крестик. – Она твоя дочь. Но я отдам ее только тому, кто покажет мне вот это.
На лице Кэтрин застыла боль.
– Люби ее за меня, пока я не вернусь или…
– Я всегда ее любила, Кэт, и всегда буду любить. Так же, как любила тебя и Форда.
Когда Кэтрин закрыла за собой дверь – тихо, неотвратимо, Ди снова села в пустой кухне и долго молча смотрела на фитиль горящей лампы. Малышка мирно спала наверху. Ди вспоминала долгие дни после того, как им рассказали о нападении на Пирсонов. Сейчас она испытывала почти такое же сильное отчаяние, как и тогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пожар над Техасом - Таннер Сюзан



Понравился очень роман. Хорош ещё тем, что описывает судьбы не только ГГ, но и других героев тоже. 8 твёрдая.
Пожар над Техасом - Таннер СюзанВикушка
31.10.2013, 1.33





Можно почитать.
Пожар над Техасом - Таннер СюзанКэт
10.07.2014, 21.05





Не плохой, разок можно прочесть.8
Пожар над Техасом - Таннер СюзанЖуравлева
24.01.2016, 0.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100