Читать онлайн Пожар над Техасом, автора - Таннер Сюзан, Раздел - ГЛАВА 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пожар над Техасом - Таннер Сюзан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пожар над Техасом - Таннер Сюзан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пожар над Техасом - Таннер Сюзан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Сюзан

Пожар над Техасом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 12

Когда первый легкий снежок отметил начало зимы, у Убивающего Волков появились первые признаки выздоровления. В этот день человек по имени Луис въехал в лагерь. Он лежал без сознания на шее у лошади, горя в лихорадке. На груди у него нагноилась пулевая рана.
Услышав шум, Кэтрин вышла из вигвама Убивающего Волков. Только этим утром туда принесли его хозяина. Шаман был недоволен, что Убивающий Волков решил перебраться туда. Собирающий Камни ждал, что без его постоянного ухода и заклинаний воин может умереть, и был почти доволен, когда, перебравшись в свой вигвам, Убивающий Волков снова впал в забытье.
Сейчас шаман, окруженный небольшой толпой, стоял и хмуро смотрел на раненого, с трудом державшегося в седле. Жесты индейца говорили яснее слов: он не будет спасать этого техасца.
– Помоги мне, Старая Мать, – сказала Кэтрин, подходя, чтобы снять Луиса с седла. – Мы отнесем его в твой маленький вигвам.
Она не стала обращать внимания на неодобрительный взгляд шамана.
Старая Мать с недовольным видом взялась за ноги раненого, пока Кэтрин поддерживала его плечи. Старухе вовсе не хотелось брать в свой вигвам этого белого. Это было дурно.
Кэтрин вместе со Старой Матерью втащили Луиса внутрь и положили на мягкие бизоньи шкуры. Кэтрин разрезала засаленную кожаную рубашку и обнажила рану, с трудом справляясь с тошнотой. Когда выдубленная кожа рубашки отошла от раны, ей в нос ударил запах гниющей плоти. Девушка беспомощно посмотрела на Старую Мать, которая только пожала плечами.
Кэтрин сжала губы и положила нож на край очага. Когда он раскалился докрасна, она сделала глубокий вдох и посмотрела на старуху:
– Держи его за плечи.
Она вскрыла рану острием ножа. От нервного напряжения на лбу у нее выступили капли пота.
Долгие минуты Старая Мать держала вырывающегося мужчину, пока Кэтрин нажимала на края раны, чтобы выжать весь гной. Потом индианка неохотно помогла Кэтрин набить рану припаркой из трав. Они только-только успели закончить, когда в дверь вигвама заглянула Ива.
– Смелый Язык, Убивающий Волков зовет тебя. Радость так и светилась на лице юной женщины. Кэтрин улыбнулась ей, но неуверенно посмотрела на раненого.
– Ты присмотришь за ним, Старая Мать? Старуха кивнула без особого энтузиазма. Что ей до того, если умрет еще один белый? Их больше, чем саранчи летом, и они так же мешают жить!
Кэтрин нерешительно вошла в вигвам Убивающего Волков и оглянулась, проверяя, идет ли следом Танцующая Ива. Убивающий Волков выглядел несколько окрепшим, и ясный взгляд его свидетельствовал о том, что лихорадка оставила воина. Кэтрин опустилась рядом с ним на колени.
Убивающий Волков долго и внимательно смотрел в ее лицо.
– Это правда. Ты здесь. Я думал, ты была частью болезни.
– Я не сон, принесенный лихорадкой, – ответила она, тронутая этим признанием и приветливым взглядом.
– Много месяцев я искал тебя, но не находил. А теперь ты здесь.
Она поняла вопрос, который он не задал.
– Я узнала, что одному человеку известно, где тебя найти. Я поехала следом.
– Он здесь?
– Нет. Он искал моего брата. Когда он узнал, что мой брат уехал, он не стал оставаться здесь.
– Но ты осталась, – сказал он с глубоким удовлетворением.
Чувства Кэтрин были очень сложными, но она только ответила:
– Да, я осталась.
Они оба умалчивали о матери Шей, но Кэтрин подозревала, что Убивающий Волков горевал, узнав о ее смерти. Он был привязан к своей хрупкой рыжеволосой скво. Они заговорили о Шей, и Убивающий Волков пообещал:
– Когда солнце вновь согреет плоскогорье, она снова вернется к своему народу.
Кэтрин улыбнулась и ничего не ответила. Позже, когда девушка снова вернулась, навестив Луиса, индеец нахмурился:
– Пусть белый умрет. Он ничто.
– Я так не могу, – твердо сказала Кэтрин. Слова Убивающего Волков еще раз напомнили ей, как много их разделяет. Команчи были суровы, потому что вели суровую жизнь. Сильные и здоровые выживали, слабые и больные – нет. Еды всегда было не слишком много, а с появлением белых ее стало остро не хватать. Дикие животные, на которых можно было бы охотиться, бежали от приближающейся цивилизации.
Кэтрин не знала, станет ли она когда-нибудь в душе истинной индианкой, но, даже не соглашаясь с команчами, могла их понять.
Убивающий Волков не стал спорить, но поздно вечером, когда Старая Мать сказала Убивающему Волков, что пришелец умрет, он только пожал плечами:
– Значит, так тому и быть.
Видя его равнодушие, Старая Мать была склонна предоставить умирающему самому бороться со своими демонами. Кэтрин не могла этого сделать.
Старая Мать корила ее, когда она долгими часами обтирала его пылающее тело, вслушиваясь в каждое слово, сказанное в бреду:
– Столько работы, и все для мертвеца.
– Он еще может прийти в себя и говорить, – яростно сказала Кэтрин. – Тогда мне будет неважно, умрет он или выздоровеет.
– Что тебе так хочется услышать?
Кэтрин приостановилась и посмотрела на старую индианку.
– Где мой брат, – тихо ответила она. – Вот что мне необходимо узнать.
Следующим вечером Луис открыл глаза и посмотрел на Кэтрин.
– Я умираю? – спросил он, с трудом двигая потрескавшимися от жара губами.
– Не знаю, – ответила она, не в силах лгать. – Где Форд?
– В форте Колорадо, с остальными. Не считая Джо, Раска и меня. А Джо умер. – Он гадко хохотнул. – Его едят койоты.
– А где тогда Раск?
Он пожал плечами.
– Он не мог дожидаться раненого товарища. Поехал на запад, возможно, в Нью-Мексико. Не знаю.
– Расскажите мне, что произошло.
Она понимала, что бессердечно заставлять раненого говорить, но ничего не могла с собой поделать.
– Проклятая армия. Кавалерийский патруль. Мы даже ничего не делали, но капитан, чтоб он пропал, узнал Раска. – У него вырвался хриплый стон. – Я его убил, но, похоже, он меня тоже.
– Но за Фордом нет никаких преступлений!
Луис слабо ухмыльнулся:
– Дурное общество.
– Отдыхайте, – механически посоветовала Кэтрин. Ей необходимо было время, чтобы осознать услышанное. Освободили ли Форда, когда стало очевидно, что он не совершал преступлений, в которых были виноваты остальные? Она боялась, что это маловероятно. Как сказал Луис, иногда достаточно только оказаться в дурной компании, и человека заклеймят, как преступника, и, возможно, даже повесят. У Кэтрин сжалось сердце. Вдруг Форда уже судили и сочли виновным? Подтвердят ли его спутники, что он не виновен?
Старая Мать вошла в вигвам:
– Он уже умер?
– Остуди для него немного бульона, – сказала к ее явному неудовольствию Кэтрин.
Если только это окажется в ее силах, Луис останется жив, чтобы отвезти ее в форт Колорадо – пусть даже под дулом ружья.
Луису удалось выпить немного бульона, и он еще был в сознании, когда Кэтрин и Старая Мать сняли с него повязку. Запах, исходивший от раны, заставил Старую Мать сморщиться. Кэтрин с трудом решилась посмотреть в лицо Луису. Но он закрыл глаза, и по его смуглому лбу текли ручейки пота. Он понял. Старая Мать попятилась к выходу из вигвама: – Я больше ничего не буду делать для этого мертвеца.
Кэтрин оставила рану незабинтованной и подвинула нож так, чтобы все лезвие оказалось в огне. Выскользнув из вигвама, она увидела, что хлопья снега перестали мягко падать на землю. На небесах высыпали звезды. Скоро Луис впадет в забытье – наполовину сон, наполовину бред. К этому времени лезвие прокалится так сильно, что сожжет плоть, а вместе с нею яд, медленно убивающий его. Тогда у него появится шанс выжить – не очень большой, но это лучше, чем ничего.
Какой-то лесной зверек зашебуршился в кустах неподалеку. Кэтрин закрыла глаза, страстно желая стать сильнее. Как ей нужно было бы иметь рядом человека, на которого она могла рассчитывать! Она знала, что Убивающий Волков будет заботиться о ее физических потребностях. Он убьет бизона, чтобы она могла накормить и одеть дочь и себя. Если на них нападет другое племя, он будет яростно и храбро их защищать. Но Убивающий Волков никогда не сможет понять ее душу. И ему будет неважно, что это тоже ее потребность.
Кэтрин знала: судьба Форда не встревожит Убивающего Волков, и он не станет помогать только потому, что ей это важно. Ему все равно будет Луис жить или умрет, хотя ей не все равно. Она никогда не могла бы сказать ему: «Убивающий Волков, приложи раскаленный нож к его ране, потому что иначе это придется делать мне». Как Старая Мать, он ответил бы: «Пусть белый умирает».
Убивающий Волков был воином команчи. Он до конца своих дней так и будет рисковать жизнью. Смерть не страшит его.
Кэтрин была уверена, что Убивающий Волков неравнодушен к ней, возможно, он даже любит ее, насколько вообще способен любить. Убивающий Волков не ведал, что такое нежность. Кэтрин знала, что если бы Слейд был здесь, то именно его она попросила бы помочь. Эта уверенность ее испугала. Однако нужно было принимать себя такой, какая она есть. Пора ей найти в себе силы хотя бы для этого.
Она собралась с духом, чтобы вернуться в вигвам и сделать то, что необходимо. На первый взгляд, могло показаться, что все осталось по-прежнему, но, подойдя к раненому ближе, она поняла, что это не так. Нож все еще лежал в огне, содержимое котелка кипело. Но преступник по имени Луис больше не дышал с надсадным мучительным хрипом. Яркие ручейки крови стекали по его груди, где рука все еще сжимала рукоять ножа. Она с самого начала видела, что чехол этого похожего на стилет ножа, называемого «арканзасской зубочисткой», был прикреплен к его сапогу, но ей не пришло в голову вынуть нож. Кэтрин не стала прикасаться к Луису, так как было ясно, что он умер, и отправилась рассказать Убивающему Волков о том, что случилось.
– Он отравил мой вигвам, – запричитала Старая Мать, – Я не стану жить с дурным духом!
Кэтрин не стала обращать внимания на ее слова и сказала Убивающему Волков:
– Луиса застрелили солдаты, которые знали, что он – плохой человек. Они взяли моего брата, считая, что он тоже плохой. Я должна ему помочь.
– Нет.
Кэтрин знала, что он будет несгибаем, и не стала его умолять. Но она понимала, чего именно он боится.
– Меня один раз увезли от тебя, и я вернулась. Мне нужно снова уехать, но я опять приеду обратно.
– Ты принадлежишь команчам? Или белым? Кэтрин беспомощно посмотрела на него, не зная, как ответить ему, чтобы он понял.
– Форд – мой брат. Разве ты оставил бы брата умирать?
– Ты – женщина, а не воин. – Убивающий Волков, все еще не оправившийся от раны, устремил взгляд в огонь, отказываясь смотреть на Кэтрин. – Если ты сейчас от меня уедешь, ты для меня больше не существуешь. Твоего имени в этом вигваме больше не произнесут. Спящий Кузнечик будет дочерью Танцующей Ивы.
Танцующая Ива посмотрела на нее с сочувствием. Убивающий Волков объявит всем, что, хотя белая девушка, принадлежавшая к его семье, еще живет, женщина, которую команчи звали Смелый Язык, умерла. Ее оплачут, и в этом вигваме ее имя больше упоминаться не будет. Даже если она снова вернется к ним, ее приравняют к старикам, которых изгоняют, или они сами уходят, если их семьи не решаются этого сделать.
Ее взгляд заставил Кэтрин содрогнуться и, вспомнив старую примету, она подумала: «Кто-то наступил на могилу, в которой Убивающий Волков похоронит память обо мне».
Ива моляще протянула руку:
– Не уходи, Смелый Язык.
Слезы обожгли Кэтрин глаза. Как быстро Ива привязалась к ней!
– Я должна.
Ей хотелось бы сказать, что она вернется, но Убивающий Волков не позволит ей этого сделать. Она не может выдержать испытания на верность его образу жизни.
Кэтрин молча взяла приготовленный Старой Матерью и Ивой парфлеш. В мешке из сыромятной кожи лежали полоски сушеного бизоньего мяса, переслоенные жиром и сушеными плодами кактуса. Когда дичи не станет, она сможет поесть. Ее зимняя одежда, сшитая мехом внутрь, будет достаточно теплой даже в самые сильные холода.
Она повернулась, чтобы взглянуть на Старую Мать, чьи глаза были полны страдания. Старуха удерживала Танцующую Иву, не давая ей кинуться обнимать сестру. Убивающий Волков сказал:
– Смелый Язык умерла.
Ива отвернулась, тихо плача. Убивающий Волков поднял взгляд и посмотрел Кэтрин в глаза, а потом сквозь нее. Она умерла.
Не говоря больше ни слова, Кэтрин вышла из вигвама. Потом снова зашла в маленький вигвам Старой Матери. Мертвый Луис ее не пугал, но она знала, что Убивающий Волков придет в ярость, когда обнаружит, что она забрала и ружье, и пистолет. Справившись с дрожью, она вытащила из груди Луиса нож, вытерла его, положила в чехол и перенесла чехол с его сапога на свой мокасин. Завернув пистолет в кусок шкуры, она спрятала его в седельную сумку Луиса.
Мешок с зарядами она повесила себе на плечи. Все эти вещи были принесены в вигвам вместе с раненым. Что стало с его седлом, Кэтрин не знала.
Вдалеке завыл койот, и Кэтрин с грустью подумала об Убивающем Волков и о своем решении остаться с команчами. Теперь у нее не было выбора. Отбросив сожаления, она быстро прошла к вигваму, стоявшему на краю лагеря, и негромко позвала Болтливую Бобриху.
Когда молодая женщина вышла из своего вигвама, ее знакомое смуглое лицо показалось Кэтрин прекрасным. Она понимала, что, скорее всего, видит ее в последний раз.
При виде того, как одета Кэтрин, ее подруга откровенно удивилась.
– Что ты делаешь, Смелый Язык?
– Я нужна брату. Мне надо ехать.
Молодая женщина тихо прищелкнула языком и покачала головой, так что косы ее взлетели вверх.
– Убивающий Волков позволил это?
– Нет, – печально призналась Кэтрин. – Убивающий Волков сказал, что, если я это сделаю, Смелый Язык будет как умершая.
Болтливая Бобриха в ужасе отступила.
– Ты не должна!
– Я не могу отвернуться от брата, когда он в беде. Убивающий Волков знает это.
– Убивающий Волков – гордый человек, – напомнила ей Болтливая Бобриха. – Он горевал о тебе. Возможно, он так не думает.
– Это уже сделано, – тихо ответила Кэтрин. – Я буду по тебе скучать. Ты была верной подругой: и белой пленной, которой я была, и женщине команчей, которой я стала. Вспоминай обо мне иногда, Болтливая Бобриха, и улыбайся, потому что я буду помнить тебя, и сердце мое будет радоваться тому, что ты жива.
– Я буду думать о тебе, Смелый Язык. – Болтливая Бобриха прощально подняла руку и отвернулась, чтобы скрыть слезы.
Кэтрин сдерживать слез не стала, уходя еще от одного человека, с которым ее связывало прошлое. Сэди была среди лошадей, оставленных неподалеку от лагеря. Кэтрин не отпустила ее с табуном, который отогнали, чтобы он кормился сам.
Снег лежал мягким и чистым покрывалом, светясь белизной даже в этот темный предрассветный час. Она видела бледный дым, поднимавшийся над некоторыми вигвамами. Отвернувшись, она поехала прочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пожар над Техасом - Таннер Сюзан



Понравился очень роман. Хорош ещё тем, что описывает судьбы не только ГГ, но и других героев тоже. 8 твёрдая.
Пожар над Техасом - Таннер СюзанВикушка
31.10.2013, 1.33





Можно почитать.
Пожар над Техасом - Таннер СюзанКэт
10.07.2014, 21.05





Не плохой, разок можно прочесть.8
Пожар над Техасом - Таннер СюзанЖуравлева
24.01.2016, 0.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100