Читать онлайн Возвращенный рай, автора - Таннер Дженет, Раздел - 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возвращенный рай - Таннер Дженет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возвращенный рай - Таннер Дженет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возвращенный рай - Таннер Дженет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Дженет

Возвращенный рай

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

26

Восторженность не покинула ее и на следующий день, когда она проснулась. Утреннее солнце вливалось в комнату через полуоткрытые ставни полосами золотистых лучей, и Лили не сразу поняла, почему чувствует себя такой счастливой. Потом память подсказала ей о близости и спокойствии, о трепетных ожиданиях – все это слилось воедино. Она лежала, обхватив себя руками, представляя себе, что ее касаются руки Ги, его ладони скользят по выпуклостям ее бедер, прикрытых облегающим шелком ночной рубашки.
Невероятно, думала Лили, чтобы она на самом деле испытывала что-либо подобное к кому-то, а не к Джорге. Но она это чувствовала, действительно ощущала, и это было прекрасно! Несмотря ни на что, сознание этого делало ее легкомысленной и беззаботной. С Ги ей удастся преодолеть все, с чем бы она ни столкнулась. Джорге изгнан из ее души. Он потерял над ней власть, и мысленно Лили просто взмыла на крыльях свободы.
Когда она опять увидит Ги? Они не договорились, но она увидит его, уверена. Может быть, не сегодня днем – он ведь занят на работе, не так ли? – и, может быть, даже не сегодня вечером. Но завтра или в один из последующих дней… Лили чувствовала, как в ней вспыхивает возбуждение. Она не может ждать! Не может вынести ожиданий! Но – обязана, и пока ждет, проведет каждую свободную минуту с отцом, делясь с ним вновь обретенным счастьем, скажет ему, что никакие его признания не внесут никаких изменений в их взаимоотношения.
Она не одобряет, никогда не сможет одобрить того, что он делал, но и не обвиняет его. У него не было выбора, она уверена в этом. Все это затеи дяди Фернандо и Джорге. Они заставили его пойти на это. И она сделает все возможное, чтобы последствия не омрачили его последних дней на земле.
Лили отбросила в сторону простыни и москитную сетку, спустилась с кровати, всласть потянулась. Впервые, после получения письма от Джози, она отдохнула, освободилась от бремени. Ей еще предстоит примириться с неминуемой потерей отца, но в это утро она почувствовала себя достаточно сильной, чтобы справиться и с этим.
Лили не догадывалась о том, какая короткая передышка выпала ей.


Едва Лили приняла душ и вымыла волосы, как услышала, что внизу началась какая-то суматоха.
Было уже позднее утро, когда она съела легкий завтрак и посидела в ночной рубашке на террасе с чашкой кофе. Теперь, завертывая кран после душа, она услышала голос Ингрид, резко и напряженно говорившей что-то. Лили закрутила полотенцем мокрые волосы и приоткрыла дверь ванной.
– Вам здесь нечего делать! Кажется, вам ясно сказали об этом!
Непривычно для Ингрид так выходить из себя. Но ее слова заставили Лили замереть на месте. Только одного человека могла Ингрид выгонять из дома таким тоном – Джорге.
Потом, услышав, как мужчина отвечает мачехе басистым голосом нараспев, она поняла, что ее догадка оправдалась. То был Джорге.
Лили затрясло от гнева. Как он смеет опять являться сюда, беспокоить отца… и ее! Почему не оставит их в покое? Она схватила с крючка на двери банный халат, набросила на себя, туго перетянув пояс на талии. Она не собиралась прошмыгнуть мимо Джорге незаметно – она уже вышвырнула его их своей жизни. Наоборот, она спустится вниз и поддержит Ингрид, покажет Джорге раз и навсегда: она не потерпит, чтобы он докучал ее больному отцу.
Лили босиком сбежала по лестнице. В гостиной она увидела Ингрид, обычно невозмутимые черты лица которой были искажены гневом.
– Сюда заявился Джорге. Ублюдок!
– Знаю. Слышала.
– Я приказала ему убраться отсюда, но он настаивал на встрече с твоим отцом – наедине. И Отто согласился, попросив меня выйти из комнаты. Они не захотят, чтобы ты вошла туда! – предупредила она Лили, которая решительно шла мимо нее.
– Нет, захотят! – отрезала Лили. – Хочу посмотреть, кто из них сможет меня остановить!
Она прошагала к комнате, которую отец использовал в качестве кабинета, и распахнула дверь.
Отто сидел в большом кожаном кресле за письменным столом, размеры которого подчеркивали теперь хрупкость и худобу его фигуры. Джорге элегантно привалился к одному из книжных шкафов, которые стояли вдоль стены, засунув руки в карманы белых полотняных брюк и беззаботно скрестив обутые в сапоги ноги.
– Ах, Лили! – протянул он. – Заходи, сделай милость.
Это замечание подлило масла в огонь. Как он смеет приглашать ее в кабинет собственного отца! Но она не успела дать ему отпор, как Джорге небрежно продолжил:
– В любом случае я пришел сюда, чтобы встретиться с тобой.
– Неужели тебе непонятно, Джорге, что я не хочу тебя видеть! – выпалила она.
Он пожал плечами.
– Твои желания, дорогая, не имеют значения.
– Нет, имеют! У нас все кончено, Джорге. И теперь…
– Лили, – голос Отто звучал слабо, но все-таки с нотками властности. – Милая, пожалуйста. На этот раз ты должна выслушать то, что он хочет сказать.
– Я ничего не обязана выслушивать! Папа, ты знаешь…
– Лили, пожалуйста! Господи, когда ты выходишь из себя, то становишься особенно похожа на мать! Возьми себя в руки, хотя бы ненадолго, и дай Джорге высказаться. Он хочет сказать о важном. О человеке, с которым ты провела вчерашний вечер… о новом пилоте.
– Ги? Почему о нем? Ах, полагаю, тебе не нравится, что я встречаюсь с кем-то еще, Джорге. Тем хуже для тебя. С кем я вижусь, тебя совершенно не касается.
– Вот в этом ты ошибаешься, Лили. – Джорге вынул сигару из пачки, лежавшей в накладном кармане рубашки, зажал ее между губами, стал шарить, ища зажигалку. – Меня настораживает, когда мужчина, о котором идет речь, знакомится с тобой по сомнительным соображениям.
– Его мотивы очень просты. Ему нравится моя компания. Разве в это трудно поверить?
Щелкнула зажигалка. Джорге вдохнул дым в себя, и кончик сигары обуглился, комната наполнилась сладковатым, пикантным запахом табачного дыма.
– Ах, Лили, ты, как всегда, сама невинность. Отто, объясни ей, в чем дело, может, она сумеет понять.
– Что понять?
– Милая, ты помнишь, я рассказывал тебе о здешних делах? – Голос Отто зазвучал нежно, с сожалением. – О нашем незаконном бизнесе?
– Ты имеешь в виду торговлю наркотиками. Какое это имеет отношение к Ги?
Отто протянул к ней руку, она не обратила на это внимания, и он вздохнул.
– Лили… у Джорге есть основания считать, что этот человек является сотрудником Агентства по борьбе с наркотиками. Он полагает, что этот пилот послан сюда, чтобы провести расследование, связанное с нашим предприятием.
– Лили от удивления раскрыла рот.
– Ги? Но это смехотворно? Что заставило вас так думать о нем?
– Он ведет себя очень подозрительно, – ответил Джорге, улыбаясь неприятной улыбкой. – Задает слишком много вопросов о вещах, которые его не касаются. Его засекли, когда он вынюхивал что-то возле наших лабораторий, следил за грузовиком, с которого разгружали товар. А теперь, судя по тому, что я видел вчера, он пытается втереться в доверие к тебе. Каждая вещь из того, что я назвал, заставляет меня задуматься. А все эти соображения вместе рисуют довольно опасного человека.
– Лили, ты должна послушать! – торопливо добавил Отто, стараясь сесть прямее. – Джорге говорит дело. Нам совершенно ничего неизвестно об этом пилоте. На работу его взял Фабио по рекомендации прежнего летчика, но не исключается, что он может работать и на Агентство по борьбе с наркотиками. Гам, в Штатах, начинают поднимать шум в отношении товара, который попадает в их страну. Джорге расскажет тебе, как они принюхиваются к торговым компаниям вроде той, которой он управляет в Майами. Вполне возможно, что они установили его связь с нашим островом и направили сюда агента, чтобы собрать веские доказательства.
Лили упрямо тряхнула головой.
– Неужели вы думаете, что меня это может огорчить? Я ведь видела, какое зло могут причинить наркотики. Прости, папа, но я не могу потворствовать тому, что происходит здесь. Мне не хотелось бы расстраивать тебя, что же касается всех остальных… – Она метнула в Джорге взгляд, полный ненависти. – Если твоя мелкотравчатая империя рассыплется на части, Джорге, то ты просто получишь по заслугам.
– Твое поведение, моя дорогая, очень неразумно. – Джорге все еще улыбался, но мускулы его лица, казалось, стали алебастровыми, а глаза за колечками дыма – холодными и злыми. – Думаю, тебе надо пересмотреть свое отношение к этому – если ты, конечно, не хочешь кончить так же, как твоя мать.
Подбородок Лили вздернулся вверх.
– Какое имеет отношение к этому моя мать? Джорге пожал плечами.
– Ты не знаешь? Отец должен был просветить тебя. Сам я сейчас не собираюсь вдаваться в это. Скажу лишь, что хотел бы услышать твое согласие помочь нам в этом деле и на этом ограничиться. Да… и, пожалуйста, не проговорись своему дружку-пилоту, что я держу его под колпаком. Я не хочу спугнуть его. И если ты хотя бы намекнешь ему об этом, то поступишь очень неумно, – как с точки зрения своих интересов, так и интересов своего отца. – Он подался вперед, раздавил наполовину выкуренную сигару в хрустальной пепельнице на столе Отто. – Теперь я ухожу. Но прошу подумать о том, что я сказал, и отнестись к этому благоразумно.
Джорге повернулся и пошел к двери, но, проходя мимо Лили, он спокойно взял ладонью ее за шею и притянул к себе, чтобы поцеловать. С пылающими щеками, она попыталась отстраниться, а он засмеялся.
– Ах, Лили, Лили, такая молодая и красивая. Как будет жаль, если с тобой что-нибудь случится!
И он ушел, сказав Ингрид подчеркнутое «до свидания», что прозвучало как пародия на дружеское прощание давно знакомых людей.
Когда дверь за ним закрылась, Лили взглянула на отца. Он опять сник, напоминая побитую собачонку, не только в результате болезни, которая истощила его, но и от глумления над его гордостью. Сердце Лили просто разрывалось. Она могла бы убить Джорге за это! Но хотя сцена была мучительна, от новых вопросов уйти стало невозможно.
– Что он имел в виду, папа? – спросила она. Отто поднял ослабевшую руку, приставив к губам истощенные пальцы с аккуратно наманикюренными, но слишком длинными ногтями.
– Он просил тебя следить за тем, что ты говоришь своему знакомому пилоту… и, возможно, просил также сообщать ему о возникающих у тебя подозрениях.
– Нет, – возразила Лили. – Я спрашиваю не об этом. Что он имел в виду относительно мамы? Ты сказал мне, что она покончила с собой из-за Джорге. Это и так достаточно скверно, но теперь у меня создалось впечатление, что мне известна не вся правда. Не думаешь ли ты, что пора раскрыть мне ее?
Отто тяжело вздохнул.
– Я надеялся, что это не понадобится. Я сам до последнего времени всего не знал. Фактически узнал только, когда заболел и когда на Майами приехал Джорге, чтобы опять взять руководство в свои руки. Это ужасно, Лили, и мне хотелось как можно дольше не говорить тебе об этом. Но думаю, ты права. Время секретов прошло. Твоя мать не покончила с собой. Ее убили.
Лили окаменела. Казалось, что ее грудь стягивают железным обручем, от чего невозможно стало дышать.
– Но ты сказал, что она застрелилась!
– Да, она погибла от пули, но это не было самоубийством, как мы думали. Она умерла, потому что превратилась в угрозу для Джорге.
– Ты хочешь сказать… ее убил Джорге?
– Не своими руками. Джорге так не поступает. Но он заплатил за это… нанял какого-то убийцу, который выполнил его заказ. Как ты знаешь, у него с твоей матерью была любовная связь, которая стала тяготить его. Она уже не была такой молодой и красивой, как прежде, а Джорге нравятся только молодые и красивые женщины. Потом она забеременела и попыталась заставить его уехать с ней. Он отказался… велел ей избавиться от беременности. Он больше не хотел иметь с ней дело. Она впала в отчаяние, пыталась шантажом заставить его поступить по-своему, грозила разоблачить его картель перед властями. Поступая так, она подписала свой смертный приговор.
– О, Боже! – прошептала Лили.
– Он не мог позволить ей сделать то, что она намеревалась. Джорге подстроил так, что, когда наемный убийца приехал на остров, сам он находился в Майами. Приехавший подонок застрелил твою мать, сделав все таким образом, чтоб это выглядело как самоубийство. После он ускользнул, нырнул в ту же вонючую дыру, откуда вылез. – Отец помолчал, на иссохшем лице лишь блестели глаза. – Теперь тебе понятно, моя дорогая, почему я тревожусь за тебя? В тебе тот же огонь, то же презрение к опасностям, которыми отличалась и она. Я не хочу, чтобы ты умерла, как она.
Лили покачала из стороны в сторону головой.
– Нет… нет! Не могу в это поверить! Это неправда!
– Ты должна в это поверить. Пожалуйста, милая. Должна. Ты слышала, что сказал Джорге… он угрожал и тебе. Он – опасный человек, Лили… Я всегда знал это, но только несколько месяцев назад понял, насколько он опаснее, чем я думал. Может быть, он еще и слегка помешанный. Не знаю. Но я точно знаю, что он не остановится ни перед чем, чтобы сохранить свою здешнюю империю. Если ты станешь ему поперек дороги, он раздавит тебя точно так же, как раздавил мою милую Магдалену.
Лили охватила себя руками, сотрясаемая чувствами омерзения. Сознание того, что она переспала с убийцей своей матери, показалось ей таким ужасающим, что она не знала, как жить дальше.
– Лили… пожалуйста… – шептал в отчаянии Отто. – Не воспринимай это так, милая. Все это произошло очень давно.
– Нет, нет… не все произошло давно, – всхлипывала Лили. – Я полюбила его, папа. Я любила его, и все это время он… – Она замолкла, закрыла лицо руками и долго оставалась в таком положении. Когда она открыла его опять, ее щеки взмокли от слез. – Как получилось, что ты связался с ним, папа? Разве ты не понимал, какой гнусный это человек?
– Я уже сказал тебе, Лили, я не знал, что он виноват в убийстве твоей матери.
– Но ты знал, что она погибла из-за него. И знал о наркотиках. Почему ты остался здесь? Почему не возвратился на родину?
– Я не мог этого сделать.
– Почему же? Ведь война давно закончилась.
– Не мог. Давай больше не будем об этом. И в любом случае мне надо было подумать о тебе. Мне хотелось обеспечить тебя всем, моя дорогая… комфортабельным домом, дать хорошее образование, обеспечить деньгами, чтобы ты могла покупать красивую одежду… ты была… ты являешься! – самым дорогим, что у меня есть.
– Ах, папа! Если бы я знала, какими деньгами я расплачиваюсь за все это, я бы не захотела иметь их. И если бы я знала о Джорге…
Болезненная тошнота опять подступила к ее горлу. Отто протянул ей руку, но она не смогла взять ее. В этот момент ей показалось, что и он запятнан. Она видела боль в его глазах, но все равно отпрянула. Ушла в себя, не желая причинить ему боль, но все-таки в данный момент не могла ни понять, ни простить.
– Папа, мне надо побыть одной.
– Пожалуйста, Лили…
– Тебе надо отдохнуть. Я позову Бейзила. – Ее голос, который, как это ни странно, не сорвался, казалось, доходил до ее ушей откуда-то издалека.
Несмотря на мольбу в его затравленных голубых глазах, она вышла из комнаты.


Лили показалось, что она простояла у окна несколько часов, глядя на улицу, на залитый солнечным светом сад, который, казалось, соприкасался со мраком, заполнившим ее.
Если бы только она могла уехать, прямо сейчас, – покинуть остров и улететь обратно в Нью-Йорк! Она, может быть, и чувствует себя там эмигранткой, но во всяком случае жизнь имеет там определенный смысл и проходит нормально. По крайней мере, она может уйти с головой в работу и начать строить жизнь сначала. В Нью-Йорке все вещи, которые окружали ее, были добыты ее собственными усилиями, она что-то значила там сама по себе, а не была всего лишь дочерью и внучкой торговцев наркотиками, чью мать убил любовник. Но подумав, она поняла, что пока уехать не может. Несмотря ни на что, Отто оставался ее отцом, и она продолжала любить его. Хотя и не могла восхищаться тем, что он натворил, суть дела это не меняло. Она поверила, когда он сказал, что печется о ней одной. Узы между ними были слишком крепкими, чтобы с ними не считаться. Она не могла бросить его теперь, когда он обречен и конец так близок.
Лили содрогнулась. Надо собраться с силами, пойти вниз и сказать ему, что она все поняла. Это была неправда – она ничего не поняла, и пройдет еще очень много времени, пока поймет – если поймет когда-либо вообще. Но такой роскошью, как время, она не располагала. Может оказаться слишком поздно. Ее отец может умереть, думая, что она презирает его, а если это случится, Лили никогда не простит себе.
Над головой раздался рокот легкого самолета. Лили заметила серебристую точку в небесной голубизне, которая сверкнула на солнце, и вдруг стала думать не об отце, а о Ги, вспоминая, что сказал о нем Джорге.
Последовавшие события целиком выбили из ее головы рассуждение Джорге о Ги как о сотруднике Агентства по борьбе с наркотиками. Теперь вдруг все воскресло в ее памяти, и с болью в сердце Лили поняла, что она поверила сказанному. Доказательства были очевидными – и не только те, которые привел Джорге. Лили хорошо запомнила вопросы, которые задавал ей Ги, – об отце, о матери, о самом острове, – и настороженный взгляд, который появлялся в его глазах, когда он спрашивал об этом.
Да, она верила Джорге, будь он проклят, – ей не хотелось, но она верила, – и понимание этого казалось ей еще одним предательством. Ей так сильно понравился Ги, что она поверила ему. Он ей показался незыблемой скалой, к которой можно прислониться в этом мире зыбучих песков. Но это оказалось иллюзией. То, что она считала силой, на поверку оказалось железной рабочей дисциплиной, кажущаяся забота о ней – притворством; а то, что он находит ее привлекательной, только помогает ему лучше справляться с работой. Ги использовал ее, а она, дурочка, клюнула на это.
Как он смеет! – думала она с гневом. И все же не было ничего удивительного, что он поступал так. В последние дни она убедилась, что не все то золото, что блестит, никто не оказался тем человеком, каким она его себе представляла. Почему Ги должен отличаться от других?


Покинув виллу, Джорге Санчес направился прямо в контору и позвонил брату Фабио в Венесуэлу.
– Не уверен, но мне кажется, что у нас тут могут возникнуть неприятности. Ты знаешь нового пилота, которого ты нанял? Думаю, что он может работать на Агентство по борьбе с наркотиками.
– Собачье дерьмо!
– Вот именно. Как тебя угораздило отнестись к этому так безответственно, Фабио? Я предупреждал тебя, что власти вынюхивают что-то вокруг моей конторы в Майами.
– Ты сказал, что откупился от них?! – рявкнул Фабио.
– Да, конечно, думал, что откупился. Это нетрудно. Господь видит, что эти алчные свиньи закроют глаза на все, если ты их подмаслишь. Но иногда ты натыкаешься на барана, которого невозможно подкупить; или на такого, кто спокойно берет твои денежки и обманывает тебя. Фабио, надо подготовиться. Ты давно в этой игре, чтобы не знать об этом. Но ты все еще глуп как олух царя небесного. Ты все еще портишь любое дело, которого касаешься.
Наступила непродолжительная пауза, потом Фабио посоветовал кислым тоном:
– Не сможешь ли ты и его купить?
– Почему, проклятье, я должен делать это? Пришло время преподнести урок и здесь. Им я займусь. Я просто решил предупредить тебя.
– Займешься? Нужен боевик?
– Пока что не решил. В его профессии устроить это не представляет трудностей.
Фабио рассмеялся визгливым ржанием.
– Верно. Ну, что же, начну просматривать похоронные объявления.
– Сделай милость.
Джорге положил трубку на рычаг, провел рукой по появившейся щетине на подбородке, думая о новом пилоте.
Мерзавец! Приехал сюда, чтобы подорвать их операцию, и думает, что это пройдет ему так! И втягивает в свое дело Лили. Если бы не это, Джорге вполне мог бы предложить ему деньги, чтобы он помалкивал. Но теперь…
Джорге неприятно улыбнулся.
А теперь мерзавец получит больше, чем он рассчитывал. И это доставит Джорге огромное удовольствие.


Ги посадил свою машину «Твин Оттер» на взлетно-посадочную полосу международного аэропорта Хьюанорра надежно, но не с таким четким касанием, как всегда, и понял, что не целиком сосредоточился на том, что он делает. Он подрулил к бетонной площадке, закрыл на ключ самолет и направился в здание аэропорта выполнить формальности, недовольный тем, что работа мешает ему как следует обдумать собственные проблемы, которые не выходили из головы. Только покончив с необходимой документацией и взяв чашку кофе, он позволил себе вернуться к этим мыслям, а когда это произошло, почувствовал себя новичком-пилотом, впервые попавшим в густые и очень низкие облака.
Проклятье, что же ему делать?
Когда он прибыл на Мандрепору, у него был четкий и ясный план: убедиться, является ли Отто Брандт действительно Отто фон Райнгардом, вернуть семейное наследство и предать суду военного преступника. Но по мере приближения к цели его приоритеты изменились. И причиной тому стала Лили.
Он сразу же, как только увидел ее, понял, что из-за нее у него возникнет масса проблем, но подумал, что сумеет сладить с ними. Она может быть красивой, с приятным характером, милым человеком в компании, но она – дочь Отто, и поэтому на нее распространяется, в известной мере, содеянное им, так же как гены родителей переходят к детям. Ей не повезло, но что поделаешь! Он не может позволить, чтобы сочувствие к невинному человеку помешало правосудию, которого он хотел добиться.
Но накануне вечером он держал ее в объятиях, и это все изменило. Холодное желание мести сменилось таким страстным чувством, что никакой решимостью этого не побороть. Он возжелал близости с ней сильнее, чем когда-либо раньше желал близости с женщиной, но этим дело не ограничилось. Когда он увидел Джорге Санчеса, который стоял, положив руку ей на плечо, ему захотелось врезать Джорге, крепко садануть прямо по его красивой распутной физиономии. Когда он понял, как сильно расстроилась Лили, то первым порывом было – прибить нахала. Но Ги мгновенно сообразил, что если поступит так, то причинит Лили большую боль, чем то, что натворил надменный латиноамериканский подонок.
Конечно, я могу заставить ее испытать все это, думал он, допоздна засидевшись со стаканом своего любимого виски, поглядывая на часы – «восемь часов между бутылкой и посадкой на место пилота» – стало непререкаемым правилом для летчиков. Но что это даст хорошего? Отто вряд ли доживет до суда, а все эти семейные вещи – просто неодушевленные предметы. Какую бы они ни имели цену, они не шли ни в какое сравнение с чувствами живого человеческого существа, особенно Лили, теперь так много значившей для него. Но нелегко отказаться от чего-то такого, что превратилось в навязчивую идею. И если он даже откажется, что тогда? Должен ли он остаться на Мандрепоре, продолжать выполнять работу, на которую подрядился по таким особенным соображениям, и ждать, как пойдут дела с Лили? Этого он хотел бы всей душой, но не был уверен, что дело закончится благополучно. Разве могут у них быть доверительные и любовные отношения, когда их разделяет столько тайн, секретов, которые погубят любовь, если Лили узнает о них? Он не мог заставить себя рассказать ей о них, но и не знал, сможет ли стать для нее близким человеком, не сделав этого. Настоящая и неразрешимая дилемма. Ги терзался и не находил выхода.
И, конечно, вполне вероятно, что после смерти отца Лили возвратится в Нью-Йорк. Если она поступит так, их увлечение закончится прежде, чем оно по-настоящему начнется. Тогда Ги сможет все забыть и продолжить прежнюю жизнь.
Это, с грустью подумал он, стало бы наилучшим решением для всех заинтересованных. Лучше или хуже, но его это нисколько не утешало.


Ги позвонил Лили сразу же, как только возвратился на Мандрепору. Его душевные копания ни к чему не привели. Ему просто хотелось слышать ее голос, опять видеть ее.
К телефону подошла, как он догадался по голосу, служанка – престарелая женщина, похоже, работавшая экономкой. Но когда он попросил к телефону Лили, она стала говорить неприветливо.
– Кто это?
– Ги де Савиньи.
– Ах. – У нее, кажется, несколько отлегло от сердца. – Я скажу ей.
Он ждал, барабаня пальцами по столу. Через несколько минут к телефону подошла та же служанка.
– Сожалею, но мисс Лили не желает с вами разговаривать.
Он вздрогнул, это оказалось настолько неожиданным, что он потерял дар речи. Не успел он сообразить, что сказать, как телефонную трубку положили, прервав связь.
Ги стоял, держа в руке трубку, все еще пораженный, не ощущая ничего, кроме удивления.
Почему Лили не захотела разговаривать с ним? Почему служанка оказалась такой грубой – не извинилась, не сослалась даже на какой-нибудь предлог, что Лили, скажем, нет дома, ничего, кроме прямого отказа. После такой теплоты накануне вечером это казалось непонятным.
– Так, – произнес вслух Ги. – Думаю, что все решается само собой.
Завтра он подаст письменное предупреждение об уходе и, когда закончатся формальности, он уедет с Мандрепоры, вернется в Англию и займется там поисками работы. Возможно, все это к лучшему.
Но он знал, что ему будет нелегко выбросить из головы Лили, совсем не так, как, похоже, удалось выкинуть его ей.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Возвращенный рай - Таннер Дженет

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011121314151617

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1819202122232425262728

Ваши комментарии
к роману Возвращенный рай - Таннер Дженет


Комментарии к роману "Возвращенный рай - Таннер Дженет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

1234567891011121314151617

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

1819202122232425262728

Rambler's Top100