Читать онлайн Дочь роскоши, автора - Таннер Дженет, Раздел - ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дочь роскоши - Таннер Дженет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дочь роскоши - Таннер Дженет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дочь роскоши - Таннер Дженет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Дженет

Дочь роскоши

Читать онлайн


Предыдущая страница

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

– Ты знаешь, прошлой ночью мне снился Ники, – сказала Вив.
Они с Полем сидели в саду, потягивали выпивку и наслаждались последними лучами вечернего солнца. Однако от ее слов на лицо Поля упала тень.
– Правда? – спросил он, быстро отхлебнув виски.
– Да. Будто все мы опять молодые, как тогда в те предвоенные дни. Не знаю, почему мне это приснилось, – может, из-за того, что к нам приезжала Джулиет и мы разговаривали о прошлом. Когда я проснулась, мне сначала все показалось таким реальным, я словно могла бы протянуть руку и коснуться всего. А потом я вдруг поняла – с тех дней прошло почти пятьдесят лет. Пятьдесят лет, Поль, – это целая жизнь!
– Да. – Голос его все еще был грустным. – Но годы отбрасывают долгую тень, не так ли?
Вив повернулась и посмотрела на него. Ее зеленые глаза были яркими от нахлынувших воспоминаний о радости и горе, но и еще из-за чего-то, из-за нежности, которую они испытывали друг к другу и которую иногда не в состоянии были оценить.
– Наверное, мы заблуждались, когда помешали этому, Поль, – нежно сказала она.
– Что ты имеешь в виду?
– Помешали всему идти своим чередом… события наложили на нас отметину. В каком-то плане, я думаю, это неизбежно. София тоже страдала, но все же как-то преодолела страдания. У нас был шанс сделать то же, но мы упустили его. Мы хорошо прожили, не так ли? Наверное, нам надо думать об этом, а не о том, в чем мы чувствуем себя виноватыми или о чем сожалеем. Что бы ни случилось – все это было очень давно. Мы почти пятьдесят лет вместе, и не все эти годы были плохими, а?
Голос ее был почти умоляющим, он посмотрел на нее и на миг заметил отголоски прежней Вив, девушки с ослепительными рыжими волосами, которая могла обвести любого мужчину вокруг своего маленького пальчика. Да, это она. У них было много хороших дней. И не стоит омрачать их тенью человека, которого уже почти полвека нет в живых.
– Мне снился не только Ники, – тихо продолжала Вив. – Мне снился и ты, как ты в тот вечер пришел на шоу, в котором я участвовала. Ты был такой красивый в своей форме! По-моему, в ту ночь я влюбилась в тебя, только, наверное, не сразу поняла это.
– Из-за Ники…
– Ники был частичкой моей юности, – твердо сказала Вив. – Ники был золотым мальчиком из сказочных лет. Не знаю, выдержали бы мы с ним испытание временем, как с тобой, Поль.
– Вив Картре, из-за джина ты становишься сентиментальной, – сказал Поль.
Но в мягких вечерних сумерках он с улыбкой взял руку Вив в свою.


– В понедельник я уезжаю домой, бабушка, – сказала Джулиет. – Я заказала билет на самолет.
– О дорогая, это правда?
– Боюсь, что да. Понимаешь, я не смогу остаться здесь навсегда.
– Почему?
– Ну… – Она замялась. Она не могла заставить себя рассказать Софии о самой главной причине. Ей было стыдно и обидно, что Дэн использовал ее, чтобы собрать информацию для своих целей, и она знала, что это обидит и Софию.
София взяла ее за руку.
– Ну хорошо, дорогая, тебе не надо объяснять! Я понимаю, что у тебя есть своя жизнь на другом конце света. Только обещай мне, что не будешь надолго откладывать свой приезд сюда.
– Ты имеешь в виду двадцать лет? – смеясь, спросила Джулиет. – О, думаю, спокойно могу пообещать тебе это.
– Хорошо.
– Тебя к телефону, Джулиет, – сказала Дебора, заглядывая в комнату. Она все еще была напряжена и в присутствии Джулиет чувствовала себя неуютно, хотя изо всех сил старалась делать вид, что ничего особенного не произошло.
– Спасибо, Дебора. – Джулиет тоже почувствовала, что говорит несколько необычно. Невозможно, подумала она, узнать о таких важных вещах и попросту забыть о них, хотя она понимала, что ее бабушка именно этого от нее хотела.
Она подошла к телефону в холле и подняла трубку.
– Алло?
– Джулиет?
Она сразу же узнала его голос, узнала и начала дрожать, отчасти от гнева, отчасти оттого, что его голос мог пробудить в ней такую реакцию.
– Мне очень жаль, Дэн. Но я думала, что ясно дала тебе понять, что не хочу больше иметь с тобой ничего общего.
– Да, дала, – печально подтвердил он. – Чересчур ясно. Но ты не дала мне шанса объяснить мне мою позицию.
– Ты обвиняешь меня? Я чувствую, что меня славно использовали, Дэн. Я не понимаю, для чего ты звонишь мне, но знай: я не передумала. Я до сих пор считаю, что все, что ты делал, отвратительно.
– Я знаю, что ты так считаешь, и не буду сейчас с тобой спорить.
– Рада это слышать!
– Но мне правда надо тебя видеть. Это важно. По многим причинам.
– Дэн, в этом нет смысла. В понедельник я улетаю домой.
Сердце Дэна оборвалось, но он удержал себя и продолжал настойчиво говорить, как и решил, перед тем, как ей позвонить:
– Я не могу объяснить по телефону. По крайней мере не собираюсь даже пытаться. Ты помнишь паб, куда я привозил тебя на ланч? Я буду там сегодня, к восьми. Я буду ждать тебя.
– Дэн…
– Сегодня, в восемь, – повторил он.
– Я не знаю… – Но он уже положил трубку.
– Кто это был? – спросила подошедшая позади нее Дебора.
Джулиет охватило раздражение – из-за Дэна, осмелившегося ей позвонить, и из-за Деборы, которая пыталась вновь установить дружеские отношения.
Возможно, со временем она смогла бы простить Дебору, но уж, конечно, не забыть, что она убила человека и перевалила последствия на другого. Возможно, со временем доброта Деборы к Софии и тот факт, что она положила конец дальнейшим недоразумениям, заставит Джулиет почувствовать к ней тепло. Но не сейчас. Не сейчас.
– Это был личный звонок, – холодно сказала она.


Весь день она думала о телефонном звонке, удивляясь, почему Дэн хотел ее видеть и что хотел сказать ей.
Может, он просто пытался ухватиться за последнюю возможность – надеялся, что все еще может завоевать ее доверие, чтобы все-таки собрать кусочки этой похожей на мозаику истории? Он наверняка ожидает это. Так что там, скорее всего, личная причина. В ней вспыхнула надежда. А может, она была права, когда поверила, что между ними происходило что-то особенное, возможно, все не из-за его личных интересов? А эта искра, электрический разряд взаимного притяжения – не было ли это все игрой ее воображения? Но даже если он на самом деле что-то чувствовал к ней, хотела ли она продолжать это? Какое будущее может быть с человеком, который с такой готовностью может обмануть ее?
Она и так и сяк сопоставляла аргументы и все думала и думала. И в глубине души она уже знала, что приняла решение. На этот раз она поддастся зову сердца. Она не могла устоять и не увидеть его еще один раз, всего один раз, и выяснить, о чем он собирается с ней говорить. Она собиралась пойти.
По крайней мере это будет означать, что тем или иным путем она освободится от него. И сама же понимала, что обманывает себя.


Он ждал ее в пабе, стоя возле бара, откуда хорошо была видна дверь. Как только она его увидела, то почувствовала, что внутри что-то дрогнуло. Она без тени сомнения поняла, что обманывала себя, поверив, что ей будет так просто выбросить его из головы.
– Джулиет. Ты пришла, – почти удивленно сказал он, сделав несколько шагов вперед.
– А ты не ожидал?
– Честно говоря, нет. После того, что ты сказала мне по телефону, и принимая во внимание, что ты должна обо мне думать. Но я очень рад, что ты пришла. Что ты будешь пить?
– Апельсиновый сок, пожалуйста.
– Ты уверена…
– Да, мне нужна очень ясная голова. И мне не хотелось бы, чтобы ты размягчал меня алкоголем.
– Очень хорошо, тогда апельсиновый сок. – Он заказал ей сок, а себе – еще одну порцию виски.
– Ну? – спросила она. – Для чего ты хотел меня видеть? Я не собираюсь тебе ничего рассказывать, сам понимаешь, так что не думай…
– Нет, это я собираюсь тебе кое-что рассказать. Но не здесь. Давай найдем тихий уголок.
Столик у окна показался им подходящим. Они уселись за него, а Джулиет почувствовала раздражение из-за нелепого ощущения его близости.
– Итак?
– Прежде всего я хочу сказать, что мне очень жаль, что тебе пришлось узнать обо мне таким способом.
– Тебе не так жаль, как мне.
– Мне надо было сказать тебе всю правду, я знаю, но я почему-то отложил это на потом, и это было неправильно. Как это ни может показаться глупо, но я боялся потерять тебя.
Сердце его колотилось. Она отвела от него взгляд.
– Меня это не волнует. Многие люди проявили непорядочность, но сейчас преспокойно живут.
Он подался вперед.
– Джулиет, я понимаю, это будет звучать неискренне, но я обещаю тебе, что у меня не было намерения писать о твоей семье – ни единого слова. Вначале, да, признаюсь, я думал, что из этого может получиться замечательный сюжет, и собирался использовать его для дальнейшей работы. Тем более если бы мне удалось обнаружить какие-нибудь новые поразительные факты. Но в какой-то момент мои приоритеты изменились. До меня дошло, и довольно ощутимо, что правда может принести огромный вред.
– Человеку, который на самом деле за это ответственен.
– Не только ему. Я на самом деле заботился лишь о том, чтобы покарать виновных. Это заслуживало того, чтобы выяснить истину, по крайней мере такова была моя философия. Но я решил, что и невинный человек может пострадать, и не мог примириться с этим.
Джулиет внутренне улыбнулась, по губы ее были крепко сжаты.
– Запоздалый приступ совести! Поэтому ты позвал меня сюда? Чтобы публично бить себя в грудь?
– Отчасти. Для меня не имеет большого значения, что ты будешь думать обо мне.
– Ты меня удивляешь. Я думала, у репортеров, занимающихся расследованием, шкура как у носорога. Но мы можем перейти к делу? Ты по телефону сказал, что хочешь мне о чем-то рассказать. О чем же? – Она не совсем понимала, почему так резка с ним, может, это защита от его возможных обид.
На скулах Дэна напряглись желваки, но он не поддался эмоциям.
– Есть кое-что, о чем ты должна знать, – сказал он. – Ты помнишь, Рэйф Пирсон говорил тебе, что кто-то – не такой, как кажется?
– Я подумала, ты оставил свои расследования! – вспыхнула она.
– Я и оставил. Большая часть моих документов уже изрезана, и обещаю тебе: то, что я тебе скажу, не пойдет дальше. Это полностью и абсолютно исключено.
– Ты так говоришь.
– Не знаю, что тебе еще сказать, чтобы ты мне поверила. Наверное, только время это докажет. И я говорю тебе об этом потому, что ты должна знать. – Он помолчал. – Тот человек, на кого ссылается Рэйф, – жена Дэвида, Дебора. Она знала Луи, понимаешь. Она вместе с ним была в ночном клубе «Лилия» в ту ночь, когда он умер.
– Я знаю, – сказала Джулиет.
– Знаешь?
– Да, и, честно говоря, не хочу распространяться на эту тему. – Джулиет удивилась, отчего ей вдруг захотелось защитить Дебору. – Давай оставим все это, хорошо?
Он кивнул, но Джулиет видела, что разочаровала его. Вот это номер, мрачно подумала она, – так выбить почву у него из-под ног! Но эта победа была нерадостной. Она надеялась, что он попросил ее сюда приехать, чтобы сказать, что у него действительно были к ней какие-то чувства, что это не была игра, но все оказалось не так. Он хотел лишь еще немного поволновать ее.
– Ну, если больше не о чем говорить, то, думаю, я поеду, – холодно произнесла она. – В понедельник я уезжаю домой, и мне надо провести немного времени, что у меня осталось, с родными.
– О, ты правда уезжаешь?
– Да. Меня ждет работа. И мой жених. – Она опять же не поняла, зачем сказала это, ибо мысль о Сине была подобно воротам, захлопнувшимся за ней. Возможно, от желания владеть инициативой. Или показать ему, что у нее своя жизнь, на которой не отразилось их любовное свидание, или скрыть, как ей больно в глубине души.
– Ну да. Твой жених, – сказал он. Нотка горечи проникла в его голос. Она поняла это как сарказм. – Ну, в таком случае я не буду отвлекать тебя от людей, которые так важны для тебя.
Она посмотрела на него, на твердую линию его рта и вдруг почувствовала, что готова заплакать. Ясно, что для него все это не имело никакого значения, это мощное влечение было преходящим. Это был один из эпизодов в его работе, и туда, возможно, входило соблазнение девушки, кем бы она ни была. Она была полной дурой, раз подумала, что это могло быть по-другому.
Она встала, каким-то образом изобразив сияющую улыбку, несмотря на боль в горле.
– До свидания, Дэн.
Она повернулась и стала пробиваться к двери. На улице ночной воздух тихонько разносил ароматы весны. Маленькая серповидная луна и одна звезда висели на лиловом небосклоне. Джулиет увидела их сквозь пелену слез. Она почти побежала через стоянку, порылась в сумочке, пытаясь найти ключи. Но руки ее слишком сильно тряслись, а в глазах было полно слез, и она не смогла найти ключи. Она прислонилась к машине, прижав голову к холодному металлу, и заплакала.


Дэн посмотрел ей вслед и нервно отставил стакан.
Будь оно проклято, надо было бы ему послать все это куда подальше, и ничего бы не было! Он не сказал ничего из того, что собирался, она не дала ему. Она явно презирала его за то, что произошло, и кто бы мог ее винить? Она даже подумала, что он продолжает расследование, потому что у него не хватило ума не рассказывать ей о Деборе. Он не был дураком, конечно. Он просто подумал, что ей надо об этом знать, а рассказывая об этом, он просто искал способ оттянуть время, когда раскроет ей сердце и скажет ей… а что он собирался ей сказать? Что он любит ее? Даже сейчас, чувствуя это, он не находил слов. Он на этот счет был слишком косным. Одно дело – болтать с девицами, а другое – произнести эти три маленьких банальных слова, которые он когда-то говорил Марианне.
И тем не менее это – правда. Если желание превращается в душевную муку, значит, он любит ее. Если он готов выбросить целые недели работы ради того, чтобы не причинить ей боль, значит, он любит ее. А если от мыслей об этом проклятом ее женихе ему хочется пойти и ударить его по лицу, значит…
Ради Бога, нельзя позволить ей так просто уйти! – подумал он. Если ты будешь здесь сидеть и позволишь ей уйти из твоей жизни, значит, ты – проклятый идиот, и тебе некого будет винить, кроме себя. Он поставил стакан на стол и бросился к двери.
Автостоянка была темная и казалась заброшенной. Его сердце упало от тупого отчаяния. Слишком поздно. Она уехала.
И тут он увидел ее. Она стояла, опустив голову, стояла возле машины, закрывая руками лицо. Он побежал через стоянку.
– Джулиет!
Она изумленно подняла голову. К своему удивлению, он увидел, что она плачет. Он хотел обнять, прижать к себе, вытереть слезы. Вместо этого он неловко сказал:
– Джулиет, не уезжай. Пока не время. Я еще не сказал тебе так много.
Она проглотила слезы, все такими же жесткими глазами глядя на него.
Но он чувствовал, что теперь может заглянуть в глубину этих глаз.
– В самом деле? – спросила она. Он кивнул.
– В самом деле. И обещаю тебе, это не имеет отношения к твоей бабушке. Это больше имеет отношение к тебе… и ко мне. Послушай, я понимаю, у нас было плохое начало, но не уезжай с этим. Не раньше, чем у нас будет шанс… – Он замолчал. Он до сих пор не сказал этих слов, вот проклятье! Он не знал, как ему начать.
– О Дэн, – тихо сказала она, и вдруг он понял, что уже на полпути к ее сердцу. Уже одним тем, что он выбежал за ней, он начал ломать преграды, а потом последует остальное.
– Я был таким проклятым дураком, Джулиет, – сказал он. – Дай мне шанс начать все сначала.
Она снова порылась в сумочке, и – чудо – на этот раз ключи сразу же отыскались.
– Давай сядем в машину, – сказала она.


– Есть еще одно дело, – сказал Дэн спустя много времени. – Я знаю, тебе ненавистна мысль, что я – репортер, занимающийся расследованиями, ну а как ты примиришься, если я стану полицейским?
– Полицейским!
– Я был полицейским до аварии. И, честно говоря, это единственное, чем я всегда хотел заниматься. Я знаю, что позволил горечи целиком завладеть мной – из-за того, что случилось, но теперь думаю, что у них не было иного выбора. Полицейский должен быть собранным. Я же вел себя чересчур нервно – мне было очень обидно, хотелось кого-то обвинить. Но сейчас, думаю, у меня есть перспективы. Нога моя поправилась. Почему бы мне не приступить вновь к работе? А Фил Гулд – мой старый знакомый инспектор – считает, что они без проблем возьмут меня обратно.
– Дэн.
– Не говори, что тебе не нравится эта идея!
– Я не говорю. Мне просто надо к этому немного привыкнуть. Ко всему этому надо немного привыкнуть.
– Я понимаю. Это здорово обескураживает, верно? Час назад я не знал, как сказать тебе, что я люблю тебя, а теперь я запросто прошу тебя, чтобы ты вышла за меня замуж, черт побери!
– Не ругайся, Дэн Диффен! – усмехнулась Джулиет.
– Это, видимо, еще одно, к чему тебе придется привыкнуть. Мой язык не всегда безупречен. Но ради тебя – я постараюсь сдерживаться, обещаю.
Она прижалась к нему, она любила его и чувствовала, словно наконец обрела дом.
– Нет, Дэн. Честно, я не хочу, чтобы ты что-нибудь менял.


– Итак, – тихо сказала София, – исполнилось мое желание. Ты остаешься, Джулиет.
– Да. И мама с папой скоро приедут, чтобы познакомиться с Дэном, так что ты скоро их увидишь.
– Вначале это будет затруднительно, после стольких лет, но зато прекрасно, что вся моя семья, пусть и ненадолго, соберется вместе. – Она улыбнулась Джулиет. – Мне кажется, все получилось превосходно. Все счастливы – ты, я, Дэн, твоя тетя Катрин на седьмом небе, лишь только услышала, что ты выходишь замуж за сына единственного человека, который, как мне кажется, был бы ей дорог. Да, все счастливы.
Все, кроме Сина, подумала Джулиет. Он был страшно расстроен, когда она позвонила ему, чтобы сообщить эту новость. Но он преодолел себя. Теперь, когда она вышла из игры, он найдет себе кого-нибудь еще – в Австралии полно бронзовых длинноногих красавиц, а то, что было между ними, было неискренним.
– Я понимаю, что это звучит банально, Син, но я уверена, что ты найдешь кого-то, кто сделает тебя гораздо более счастливым, чем смогла бы сделать я, – сказала она ему. – У меня никогда душа не лежала к тебе, ты заслуживаешь лучшего отношения.
И он ответил ей, печальный, но покорившийся:
– Я знал, Джулиет. Я знал, что потеряю тебя, уже в тот момент, когда ты садилась в самолет.
– Будь счастлив, Син, – прошептала она, но подумала, что он уже положил трубку.


– Да, все рады-радешеньки, – продолжала София – И я надеюсь, ты сможешь сердцем простить Дебору. Ты правда не должна держать на нее зла. Я не держу и хочу, чтобы ты не держала тоже.
Джулиет улыбнулась, счастливой самодовольной улыбкой любящей женщины.
– Думаю, что так и будет, ведь, если бы не Дебора, мы с Дэном никогда бы не встретились.
– Ты рассказала ему правду о том, что случилось? – спросила София.
– Еще нет. Но когда-нибудь расскажу. Ты не возражаешь?
София покачала головой.
– Моя дорогая, я полностью доверяю Дэну. Так же, как доверяла его отцу. Он знал, что я не убивала Луи, я уверена, что он знал. Но он делал так, как я просила. И я верю, что твой Дэн будет делать то же самое.
Джулиет кивнула. Несмотря на малообещающее начало, она была уверена, что так и будет.
– Ты разобрался в загадке Лэнглуа? – спросил Фил Гулд Дэна Диффена.
Дэн улыбнулся:
– О, я прекрасно во всем разобрался.
– И какова же разгадка?
Недавно женившийся и вернувшийся в полицию Дэн Диффен похлопал себя по носу и засмеялся:
– Теперь, Фил, я уверен: вы знаете, что я буду хранить семейные тайны, – сказал он. – Пойдемте, старина. Я угощу вас пивом. Но лучше бы побыстрее его выпить. У меня теперь есть дом, где меня ждут!


Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Дочь роскоши - Таннер Дженет



Замечательная книга. Настоящая семейная сага. И история, и интрига, и любовь. Читала с большим интересом.
Дочь роскоши - Таннер ДженетЕлена
24.05.2015, 22.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100