Читать онлайн Дитя каприза, автора - Таннер Дженет, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя каприза - Таннер Дженет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя каприза - Таннер Дженет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя каприза - Таннер Дженет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Дженет

Дитя каприза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

В своей комнате в обширных апартаментах Хьюго на Сентрал Парк Гарриет переоделась к ужину. У себя дома в Лондоне она редко беспокоилась о таких пустяках, но здесь, она знала, без этого не обойтись. Поэтому девушка приняла душ, засунула свои утратившие в дороге вид джинсы в корзину для грязного белья. Горничная извлечет их оттуда, и они, чистые и отглаженные, возвратятся к ней завтра. Гарриет надела брючный костюм из трикотажа со свободным жакетом, достаточно простой и удобный для того, чтобы и ей самой было приятно и чтобы своим преображением доставить удовольствие отцу и Салли.
Гарриет чувствовала себя усталой. От недосыпания и перелета побаливали глаза. Она с вожделением взглянула на огромную кровать, на отороченные кружевом шелковые простыни персикового цвета. Хорошо бы завалиться спать и обо всем забыть! Но ей придется потерпеть еще несколько часов.
«Вернулся ли отец», – подумала Гарриет. Ей не терпелось поскорее увидеть его, чтобы убедиться, что он в порядке, хотя разговор с детективом не мог не расстроить его. Но, взглянув вниз с лестничной площадки, она увидела, что дверь отцовского кабинета распахнута, в доме тихо. Гарриет вернулась к себе в комнату. Отец же предупреждал, что может задержаться. Она решила воспользоваться несколькими свободными минутами, чтобы перезарядить фотоаппарат. Как славно, что в этом роскошном доме есть местечко, где она может расслабиться и побыть сама с собой.
Порой Гарриет спрашивала себя, почему эта роскошь вызывала у нее чувство дискомфорта? Множество людей были бы счастливы жить в такой обстановке. Когда Хьюго два года назад купил эту громадную, состоящую из обычных трех, квартиру, первоклассному декоратору была предоставлена полная свобода действий. С расходами здесь не считались: на стенах висели картины старых мастеров из коллекции Хьюго, красиво выделявшиеся на стенах, обтянутых шелковым муаром, на полках выстроились редкие старинные книги в кожаных переплетах, которые ни Хьюго, ни Салли никогда даже не листали, не говоря уже о том, чтобы прочесть. Каждый подходящий уголок украшали бесценные произведения искусства, выставленные на всеобщее обозрение на изящных постаментах. Диваны и кресла были такими мягкими и глубокими, что в них клонило ко сну. Изящную каминную доску Хьюго привез из Англии. Повсюду были свежесрезанные цветы – оранжерейные розы на длинных стеблях, орхидеи, доставленные прямым самолетом из Сингапура, желтые и белые нарциссы и сладко пахнущие гиацинты.
Однако все это великолепие и изысканный комфорт казались Гарриет нарочитыми: атмосфера в доме напоминала ей, скорее, роскошный отель. Возможно, думала она, это объяснялось тем, что она никогда не жила в этом доме. Ничто здесь не вызывало у нее воспоминаний детства.
Только в комнате, которую Салли отвела специально для нее, Гарриет оказывалась среди привычных с детства вещей. В этой комнате она всегда испытывала прилив благодарности к тетке. Салли постаралась сохранить и собрать здесь немало вещей, дорогих для Гарриет с детских и юношеских лет: розочки, которые она выигрывала на соревнованиях на своем пони, ее выпускное платье, старые пластинки, первые, сделанные самостоятельно фотографии, с гордостью заключенные в рамки, засушенный цветок, напоминавший о ее первом настоящем свидании.
Разумеется, все это были мелочи, но мелочи важные. И то, что Салли сохранила все эти мелочи, заставляло Гарриет относиться к ней со снисхождением и любовью даже тогда, когда она ворчала или делала замечания, или попросту раздражалась, как, например, сегодня, когда Гарриет без предупреждения свалилась как снег на голову.
– Почему ты не предупредила нас о своем приезде? – упрекнула ее Салли, когда Гарриет, выскочив из такси, бесцеремонно вторглась в дом. – Тебе следовало бы позвонить, дорогая, и предупредить нас. Меня могло не оказаться дома или еще что-нибудь.
– Времени не было, – сказала Гарриет, целуя ее. – И ты ведь дома.
– Сегодня да, но завтра меня не будет. Я должна присутствовать на благотворительном ленче и…
– Меня тоже завтра наверняка здесь не будет, я прилетела ненадолго.
– Если бы я только знала! Я пригласила бы Марка на ужин. Ты ведь знаешь, он сейчас в Нью-Йорке, но настоял на своем и остановился у какого-то приятеля в его ужасной квартире на Уэстсайд. Он с радостью встретился бы с тобой.
– И я была бы рада его видеть. Но меня привело сюда совсем другое, Салли.
– Ради бога, ни слова об этом. – Салли подняла вверх руку с наманикюренными ноготками. – Я ничего не хочу знать. Вчера вечером мы с твоим отцом только об этом и говорили. Извини, Гарриет, но я не в состоянии снова обсуждать это… по крайней мере, сейчас. Думаю, что все же следует попробовать связаться с Марком. Может быть, еще не поздно пригласить его на ужин, если у него не намечено ничего другого. Я предупрежу Джейн, чтобы поставили еще один, нет, два прибора…
– Салли, помолчи минутку. – Гарриет наконец удалось прервать этот словесный поток. – Мне понятно твое нежелание говорить о случившемся, но нельзя же делать вид, что ничего не произошло. Это папина черта, а не твоя.
– Я всего лишь не люблю растрачивать попусту силы и беспокоиться о вещах, которые от меня не зависят, – заявила Салли безапелляционным тоном. – Прошу тебя, Гарриет. Я уже сыта всем этим по горло. – Она провела пальцем по шее воображаемую линию, задев при этом двойную нитку жемчуга. – Неужели нельзя не касаться больше этой темы?
Гарриет вздохнула.
– Я думаю, нельзя. Перед приездом сюда я побывала у папы. При мне к нему пришел детектив из страховой компании по имени Том О'Нил. Этот человек уже побывал и у меня в Лондоне вчера вечером и задавал вопросы. Насколько мне известно, свой следующий визит он нанесет тебе, а потому… – Она смолкла, увидев, как рука сильно побледневшей под слоем косметики Салли ухватилась за жемчужное колье. – Салли, с тобой все в порядке? – быстро спросила она.
– Детектив из страховой компании? – повторила Салли сдавленным голосом.
– Да. Ведь по маминому страховому полису была выплачена крупная сумма, не так ли? По-видимому, тем, из страховой компании, пришло в голову, что если остался в живых Грег Мартин, то, может быть, жива и мама. Похоже, они подозревают нас в надувательстве.
– Боже мой! – произнесла Салли.
– Ну, это еще не конец света, – воскликнула Гарриет, которую раздражало непривычное поведение Салли. – Папа сказал, что нам нечего скрывать. Будем надеяться, что следователь скоро это поймет и оставит нас в покое Конечно, мало радости, особенно папе, когда тебя пытаются опорочить. Нервы у него напряжены до предела.
– Как у всех нас, – слабым голосом отозвалась Салли.
– Возможно, но мы все-таки другое дело, – сказала Гарриет, вспоминая о том, что рассказал ей отец. – Ведь она была его женой.
– А твоей матерью. И моей сестрой.
– Знаю. Но все равно… мне кажется, мы должны поддержать его, постараться помочь. Салли, ты меня слушаешь?
Салли уставилась невидящим взглядом в пространство, все еще теребя в волнении свое жемчужное колье, у ее рта билась крошечная жилка, отчего губы дрожали.
– Я так и знала, что когда-нибудь случится нечто подобное, – прошептала она. – Именно этого я и боялась.
Гарриет внимательно посмотрела на нее.
– Думаю, это неизбежно, – согласилась Гарриет – Но незачем так нервничать. Я просто хотела предупредить тебя, вот и все. Прошу тебя, позаботься о папе.
– Понимаю, – сказала Салли, взяв себя в руки, – наверное, тебе хочется принять ванну и переодеться, Гарриет. Ты, должно быть, страшно устала. А я все-таки попытаюсь связаться с Марком. Пусть Денни отнесет твои вещи наверх.
– Не беспокойся. Сама справлюсь. Незачем утруждать Денни.
Денни был шофером. Гарриет подхватила дорожную сумку и поднялась к себе. Ее озадачила реакция Салли. Если бы та рассердилась, это было бы понятно. Но Салли, видимо, была по-настоящему расстроена что никак не вязалось с ее обычным самообладанием. Все это пришло в голову Гарриет, когда она, глядя на свое отражение в зеркале, аккуратно поправляла жакет брючного костюма и затягивала на талии мягкий пояс с красивой пряжкой, концы которого свободно падали вниз. Она очень надеялась, что Салли удастся связаться с Марком. Гарриет с удовольствием увидится с ним, его присутствие разрядит обстановку. Как бы ни накалялись страсти, Марку всегда удавалось сохранять нейтралитет. В этом, по ее мнению, конечно, сказывалось его английское происхождение, позволявшее ему настойчиво отказываться принимать всерьез себя или кого бы то ни было.
Где-то в доме зазвонил телефон. Гарриет не обратила внимания на звонок, но спустя несколько минут к ней постучали. У дверей стояла горничная с переносным телефоном, так как в комнате Гарриет не было аппарата.
– Меня? – с удивлением спросила Гарриет. Горничная кивнула и ушла. Гарриет нажала на кнопку, испытывая странное волнение. За последние тридцать шесть часов произошло слишком много неприятного, чтобы она чувствовала себя спокойно. – Алло!
– Гарриет, это я.
– Ник!
– Привет. Я уже собирался лечь, но решил позвонить и узнать, как ты там.
– У меня все в порядке.
– Значит, ты добралась благополучно?
Его голос звучал так близко, словно он был в соседней комнате, а не по другую сторону Атлантического океана.
– Да. Я уже виделась с папой, мы собираемся ужинать.
– Прекрасно. Ты, наверное, устала?
– Еще как.
– Но в остальном все в порядке?
– Да.
Последовала пауза. И в самом деле, больше говорить было не о чем.
– Ну что ж, не буду задерживать. Мне просто захотелось напомнить тебе, что я всегда о тебе думаю.
– Спасибо, Ник, это очень мило с твоей стороны.
– Хорошо. Береги себя, Гарриет. И не исчезай надолго. В ней шевельнулось чувство клаустрофобии, которое он всегда у нее вызывал.
– Договорились. Спокойной ночи, Ник. Спасибо, что позвонил.
Потом их разъединили, но она продолжала держать телефонную трубку, неожиданно почувствовав себя покинутой. Он так хорошо к ней относится. Заботится о ней. Почему же она не может впустить его в святая святых своей души, которая иногда требовала… чего? Нет, это невозможно. Ник всегда был рядом, и она была ему благодарна за это, и только. «Что со мной?» – промелькнуло у Гарриет.
Она взглянула на часы. До ужина оставалось минут тридцать. Можно было спуститься в столовую, выпить аперитив с Салли и узнать, дома ли отец.
Спустившись до половины лестницы, она услышала голоса и в приоткрытую дверь гостиной увидела Салли в кашемировом костюме цвета павлиньих перьев и высокого белокурого молодого человека в коричневом замшевом пиджаке. Сердце у нее радостно забилось, и она как девочка бросилась вниз.
– Марк! Как я рада тебя видеть!
– Эй, осторожнее! – Он поставил стакан и обнял девушку. – Подумать только, ты тоже в Нью-Йорке! Какая приятная неожиданность!
– Я не могла не приехать. Ты, конечно, слышал новость?
– Да. Я вчера разговаривал с Салли по телефону. Для тебя это, наверное, было настоящим потрясением, Мошка. – Это прозвище придумал для нее он: Марк называл ее так, когда она была совсем крошечной, но оно к ней прилипло, хотя сейчас в ней было почти пять футов и семь дюймов роста.
– Не только для меня. – Она взглянула на Салли, но тетка, по-видимому, уже овладела собой. – Папа еще не вернулся?
– Нет. Надеюсь, он скоро придет.
– Я оставила его с детективом из страховой компании, – объяснила Гарриет Марку.
– Марк, пожалуйста, налей Гарриет чего-нибудь выпить, – сказала Салли. – Я попрошу Джейн не спешить с ужином. – Она торопливо вышла, но Гарриет успела заметить, что в ее глазах снова появилась обреченность.
Чего тебе налить, Мошка? – спросил Марк.
– Пожалуй, мартини. Я уже получила сегодня выговор от папы за то, что пью шотландское виски. И если он меня снова на этом застукает, то уж не усомнится в том, что я качусь по наклонной плоскости.
– Понятно! – Он налил ей виски и, вздернув бровь, наблюдал, как она пьет. – Насколько я понимаю, разговор был не из приятных.
– Еще бы! – и она подробно рассказала ему обо всем – Твоя мать, кажется, очень расстроилась, – закончила она.
– Да, вид у нее что-то невеселый. Насколько мне известно, она была очень привязана к Поле. Ну да ладно, давай о чем-нибудь другом. Что у тебя новенького?
Она рассказала ему о Париже и о своей новой работе для «Фокус нау»
– А ты как? – спросила она. – Как поживает твой рекламный бизнес?
– Процветает. Я только что заключил, по-моему, очень выгодную сделку.
– Рада за тебя! – Она взглянула на него поверх бокала – Ты теперь много времени проводишь в Нью-Йорке, Марк. А раньше мне казалось, что ты по уши влюблен в Лондон.
– Я влюблен в тот город, где хорошо идет мой бизнес. На сегодняшний день это Нью-Йорк.
– Ты уверен, что в этом настоящая причина? А может, ты умышленно избегаешь бывать в Лондоне?
Марк выпил залпом остатки виски.
– Почему ты так думаешь?
– О, я думаю, что причин тут несколько. – Она посмотрела на него проницательным взглядом. – Но, вероятнее всего, тут замешана девушка.
Гарриет сразу же поняла, что попала в точку. Это было видно по выражению лица юноши, хотя он и пытался сделать вид, что тема ему наскучила.
– Ты что это выдумала?
Женская интуиция подсказывает. Так кто эта девушка, Марк? Что произошло между вами? Ты, должно быть, очень любил ее, если из-за нее сторонишься Лондона. Погоди, уж не та ли это молоденькая модельерша, у которой ателье в Уайтчепеле?
Марк резко поставил на стол стакан.
– Откуда ты о ней знаешь?
– Я почти ничего не знаю, Просто кто-то сказал мне, что ты с ней встречаешься. Так это и впрямь она? Ну же, Марк, мне-то ты мог бы и рассказать.
– А тебе не пришло в голову, Мошка, что я просто не хочу ничего рассказывать? То, что ты моя двоюродная сестра, еще не дает тебе никакого права совать нос в мои дела.
Он разговаривал внешне спокойно, но в его голосе послышались насторожившие ее нотки. Марк, если его выводили из себя, мог наговорить колкостей, и был, разумеется, абсолютно прав: ей не следовало совать нос не в свое дело.
– Извини, – сказала она.
– Все в порядке.
Но он все еще был рассержен. «Та девушка, по-видимому, ушла от него», – решила Гарриет. Но вряд ли это было так, ибо в случае с Марком, как правило, все происходило наоборот.
– Может быть, выпьем еще? – предложил Марк. Помедлив, она все же подвинула к нему свой стакан.
– Почему бы и нет? Если папа намерен приклеить мне ярлык алкоголички, то я могу хотя бы получить от этого удовольствие!
Наконец пришел Хьюго, и как только он переоделся, подали ужин. Несмотря на присутствие Марка настроение у всех было весьма унылое. Хьюго показался Гарриет еще более усталым и напряженным, чем во время ее визита в офис, а Салли была раздражена и чем-то озабочена, хотя с явным облегчением выслушала рассказ Хьюго о том, что детектив Том О'Нил, кажется, был удовлетворен беседой с ним и не выразил желания продолжить разговор или встретиться с Салли.
– Он сказал, что отправляется прямо в Австралию, чтобы увидеть Грега, – сказал Хьюго. – Будем надеяться, что на том и закончится эта история. Но, по правде сказать, я сильно сомневаюсь в этом.
– Почему? Почему ты сомневаешься? – спросила Салли. Гарриет заметила, что у нее дрожат руки.
– Потому что этот сукин сын не остановится, пока, по его мнению, есть хотя бы малейший шанс вернуть компании четверть миллиона долларов, – ответил Хьюго.
– В таком случае почему бы тебе просто не заплатить ему эту сумму? – предложила Салли. – По крайней мере, он перестал бы нам докучать.
– Если бы все было так просто, я заплатил бы ему – и дело с концом. Но это похоже на признание вины, и будь я проклят, если сделаю это. Мне скрывать нечего.
– Сидней. Новый Южный Уэльс, – неожиданно произнесла Гарриет. Все вопросительно посмотрели на нее, и она объяснила, что просто подумала вслух.
– Надеюсь, ты выбросила из головы дурацкую мысль о том, чтобы поехать в Австралию и попытаться самой встретиться с Грегом Мартином? – резко сказал Хьюго.
– Отнюдь нет, – ответила Гарриет. – Извини, папа, но я отношусь ко всей этой истории совсем не так, как ты. Я не собираюсь делать вид, что ничего не произошло, не буду притворяться. Мне хочется докопаться до правды.
– Ради Бога, Гарриет, не делай глупости… – Салли снова побледнела. – Неужели тебе хочется увидеться с Грегом?
– Эта поездка – пустая затея. Если он арестован, а теперь наверняка это так, то тебе ни за что не позволят с ним увидеться, – сказал Хьюго.
– И все-таки я попытаюсь.
– Надеюсь, ты не слишком грубо обошлась с этим парнем из страховой компании, – сухо заметил Марк. – Если ты хочешь увидеться с Грегом, то лучше всего это сделать с его помощью. Упроси его представить тебя в качестве своей секретарши или что-нибудь в этом роде.
– Ради Бога, перестань, Марк, неужели тебе обязательно нужно превращать все в шутку? – взмолилась Гарриет.
– Я вовсе не шучу – я абсолютно серьезен. Думаю, что ему-то разрешат увидеться с Мартином. Как-никак он профессиональный детектив.
– Я не попросила бы у него помощи, даже если бы находилась на тонущем корабле, а спасательный пояс имелся бы только у него! – решительно выпалила Гарриет.
В эту секунду Салли опрокинула бокал с вином. Красный ручеек побежал по полированной поверхности стола и пролился на ее кашемировое платье. Салли вскочила, пытаясь промокнуть платье салфеткой.
– О Боже! Платье будет испорчено! Его надо немедленно снять и отдать Донне застирать…
Салли поспешно вышла из комнаты.
– Никогда не видел Салли в таком состоянии, – заметит Марк. – Эта история здорово подействовала ей на нервы. Она сама не своя.
– Тебя это удивляет? – раздраженно заметил Хьюго. – Мне кажется, что каждому, у кого есть хоть капля чуткости, понятно, как больно всем нам ворошить старое. Словно недостаточно того, что мы уже когда-то пережили…
Гарриет встала.
– Пойду посмотрю, как она там. Я больше не хочу есть. Я действительно не голодна.
– Думаю, ни у кого из нас нет аппетита, – заметил Хьюго.
* * *
В своей комнате Салли наконец удалось снять платье, хотя руки дрожали так сильно, что она с трудом расстегнула молнию. Отшвырнув платье, она бросилась на постель и закрыла лицо руками.
Боже милосердный, когда же кончится весь этот кошмар? Неужели еще только позавчера жизнь казалась ей приятной и размеренной? Она устраивала благотворительные ленчи и ужины, ездила за покупками, сплетничала с приятельницами и, трезво оценивая свою жизнь, понимала, что добилась всего, чего хотела, хотя иногда ей становилось немного не по себе от одиночества и пустоты вокруг. А теперь со всех сторон се словно обступали тени минувшего, которые мучили ее, и ей начинало казаться, что она сходит с ума.
Раздался стук и, не дожидаясь ее ответа, кто-то немного приоткрыл дверь.
– Салли? – послышался голос Гарриет, и в дверях появилось ее озабоченное лицо. – С тобой все в порядке?
– Да. – Ей удалось овладеть собой, и она встала, чтобы поднять с пола платье. – И как это меня угораздило?
– Ты расстроена. Позволь, я отнесу платье Донне, а ты пока надень что-нибудь другое.
Салли отдала ей платье. Затем, так и не пересилив себя, спросила:
– Неужели ты действительно собираешься ехать в Австралию, Гарриет?
– Да.
Салли схватила ее за руку.
– Прошу тебя, дорогая, не езди. А вдруг ты обнаружишь что-нибудь такое, о чем тебе лучше было бы не знать?
Гарриет озадаченно нахмурила брови.
– И папа говорит почти то же самое. Вы с ним оба боитесь, как бы я не узнала, что мама и не думала погибать, правда? – Салли ничего не ответила, и Гарриет продолжала: – Неужели вы и вправду думаете, что она была способна на такое? Исчезнуть, чтобы все поверили в ее смерть?
Салли ответила не сразу.
– Когда твоя мама хотела чего-нибудь, она действовала без колебаний, – сказала Салли, избегая встретиться глазами с Гарриет. – И всегда добивалась своего.
– Ты хочешь сказать, что на самом деле думаешь… Салли, она же была твоей сестрой, черт возьми!
– Да, – тихо сказала Салли. – Вот именно – она была моей сестрой.
Салли пересекла комнату и, стоя перед шкафом, перебирала платья, висевшие на скользящих плечиках.
– Возвращайся к остальным, Гарриет. Со мной все в порядке. Я спущусь через минуту.
Чуть помедлив, Гарриет кивнула головой.
– Если ты уверена, что с тобой все в порядке…
– Да, да. Иди.
Дверь за Гарриет закрылась, и Салли, покопавшись в гардеробе, отыскала платье из легкого белого крепа с сиреневым узором, слегка пожелтевшее от времени, которое казалось нелепым на фоне изысканных авторских моделей. Ей следовало бы выбросить его много лет назад, но рука не поднималась. Девочкой она так любила это платье, чувствуя себя в нем совсем взрослой! Салли сняла платье с плечиков и приложила к себе перед зеркалом. Отразившееся в зеркале лицо выглядело так, словно ей снова было всего четырнадцать лет. Прижимая к себе платье, она замерла, охваченная нахлынувшими воспоминаниями, многие из которых были безрадостными. Именно это платье было на ней в тот вечер, когда она впервые узнала немного правды о своей сестре – правды, которая была так же неприятна сейчас, как и тогда.
– О Пола! – прошептала она. Неожиданно по ее щекам потекли слезы, оставляя следы на безупречном макияже. – Что с тобой стало? И, Господи, что стало со мной?
Салли стояла неподвижно, придерживая руками платье на талии, вся во власти воспоминаний.




ЧАСТЬ ВТОРАЯ
Прошлое



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя каприза - Таннер Дженет


Комментарии к роману "Дитя каприза - Таннер Дженет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100