Читать онлайн Дитя каприза, автора - Таннер Дженет, Раздел - ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя каприза - Таннер Дженет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя каприза - Таннер Дженет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя каприза - Таннер Дженет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Дженет

Дитя каприза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

Мария Винсенти была одна в доме на Дарлинг-Пойнт. Как обычно, большую часть дня она пила, но не пьянела. Удивительно, но водка все меньше и меньше действовала на нее – она впитывала алкоголь, как промокашка, и ей теперь почти никогда не удавалось напиться до состояния полного забвения, которое некогда было ее единственным утешением.
Она поднялась с низкого плетеного кресла и беспокойно закружила по комнате: то сменит компакт-диск на плейере, чтобы наполнить окружающую ее гнетущую тишину сочным тенором Паваротти, то задернет на окнах портьеры, чтобы отгородиться от наступившей темноты. Хорошо, что репортеры уже разошлись. Хотя она сама вызвала шумиху в прессе, ей было невыносимо круглосуточное дежурство газетчиков у дверей своего дома, где они расположились лагерем на тротуаре.
Пиявки, думала она. Отвратительные кровопийцы! Как же она их ненавидела! Пожалуй, не меньше, чем Полу Варну с Грегом Мартином и всех остальных, кто сделал ее несчастной на всю жизнь. По правде говоря, Мария не смогла бы назвать ни одного человека в мире, который не вызывал бы у нее неприязни.
Одинокая слеза, скатившись по носу Марии, упала в стакан с водкой. Что, черт возьми, с ней произошло? Ведь когда-то у нее было все, она была избалованным ребенком из счастливой и обеспеченной итальянской семьи, окруженным любовью и лаской. Как давно это было! Она вспоминала как сон шумные семейные праздники, летние каникулы в Лейк-Комо, зимы, которые она проводила в Альпах, катаясь на лыжах. Папа редко бывал с ними – еще бы, ведь он был всегда занят семейным бизнесом – производством тканей, – но там бывало множество других людей, и она редко скучала по отцу. Что за чудесное было время! И сейчас она могла бы прекрасно жить в окружении детей, а может быть, и внуков, их двоюродных братьев и сестер и прочих многочисленных родственников. Но от всего этого она отказалась ради любви – любви к этому недостойному ее мерзавцу, Грегу Мартину. Она так сильно его любила, что была готова жизнь за него отдать. А он ее предал, и теперь она осталась одна… совсем одна, и никому нет дела, жива она или умерла. Больше того, Мария была убеждена, что Грег пытался ее убить, чтобы она ему не помешала и как-нибудь не нарушила его планы. Об этом нетрудно догадаться. За долгие годы она узнала, на что он способен. Разве она не подозревала все эти годы, что смерть Полы Варны – его рук дело? Правда, Пола была безмозглой сучкой и получила по заслугам. Мария давно уже не верит, что Грег Мартин пошел на преступление ради нее, только для того, чтобы быть с ней, что он любил ее так же сильно, как она его. Теперь-то она понимала, что все было не так. Когда ему было нужно, Грег окружал ее таким вниманием, против которого было трудно устоять. А теперь, когда она стала старой и некрасивой, он хочет избавиться от нее – сменить ее на новую модель, как он это делал со своими гоночными машинами, – но при этом хотел еще заполучить ее деньги, которые позволяли ему все эти годы делать все, что заблагорассудится.
Мария снова наполнила стакан. Пусть Бог его покарает! Пусть Бог покарает их всех! Горячая итальянская кровь вскипала в ее жилах, и она жаждала мести, которую итальянцы называют вендеттой. Если ей доведется увидеть его еще раз, она его убьет – за все, что он сделал с ней и что еще мог сделать.
«Моя жизнь кончена, – думала она. – С каким наслаждением я заберу его с собой!»
Бутылка опустела. Мария с ворчанием швырнула ее в корзинку для бумаг, сбросила с ног туфли и растянулась на низкой софе. Комната слегка кружилась, все вокруг то расплывалось, то вновь обретало отчетливые контуры, и когда она закрыла глаза, то сразу же почувствовала тошноту. Но она продолжала лежать с закрытыми глазами и через несколько минут забылась тяжелым сном.
Мария не поняла, что ее разбудило, но была уверена, что сквозь сон услышала какой-то звук, потому что внезапно проснулась с онемевшими руками и ногами. Звуки роскошного голоса Паваротти еще наполняли комнату. Она лежала, не двигаясь и прислушиваясь. Ничего. И вдруг, когда она была готова задремать снова, звук повторился – почти над самой ее головой скрипнула половица.
Сна как не бывало, Мария даже сразу же протрезвела. В доме кто-то был! Она уверена! В каждом доме есть свои привычные скрипы и шорохи, а она провела в одиночестве в этом доме достаточно много времени, чтобы различать каждый из них. Мария поднялась с софы. Сердце ее учащенно билось. Она подошла к телефону и сняла трубку, чтобы позвонить в полицию, но остановилась. Ей не поверят. Этот проклятый Роберт Гаскойн подумает, что она опять что-то выдумывает или что ей померещилось. Может быть, и так. Сейчас в доме снова стояла тишина, даже Паваротти закончил свою последнюю арию. А если она вызовет полицейскую патрульную машину с сиреной, и полицейские ничего не обнаружат, она снова будет выглядеть круглой дурой.
Мария положила трубку на место и направилась к секретеру. Она отперла ключом маленький потайной ящик. Внутри лежала ее надежда – небольшой, но убойный пистолет с рукояткой, инкрустированной драгоценными камнями. Много лет назад она привезла его из Италии, спрятав под нижним бельем. О его существовании не знал никто, даже Грег, тогда как она чувствовала себя в большей безопасности, зная, что у нее есть оружие. Ее толстая трясущаяся рука сжала маленькую рукоятку. Если кто-то забрался в дом, ему не поздоровится. В ее нынешнем настроении она была готова на что угодно.
Крадучись, она пересекла комнату и открыла дверь. В холле не было ни души, а входная дверь по-прежнему была плотно закрыта. Мария начала подниматься по лестнице. Ее босые ноги бесшумно переступали по толстому ковру.
На верхней лестничной площадке она остановилась, переводя дыхание. Из-под двери в бывшую комнату Грега пробивалась полоска света. Пальцы Марии стиснули пистолет. Она подошла к двери и распахнула ее. У нее перехватило дыхание: Грег!
Он стоял, склонившись над своим секретером, и рылся в ящиках. Услыхав ее голос, он вскинул испуганные глаза, и прядь волос упала ему на лоб. Потом на его порочном, но все еще красивом лице расплылась ленивая улыбка.
– Ну и ну! Вот так неожиданность, – произнес он насмешливо. – Я-то думал, что в это время ты видишь третий сон, дорогая.
– Что ты здесь делаешь? – спросила она хрипло. Он извлек из ящика какой-то документ, сложил его и с вызывающим видом сунул в карман.
– Я здесь кое-что забыл. Если помнишь, я уезжал в спешке. Не беспокойся, я уже ухожу. Я нашел то, за чем приходил.
Он сделал шаг в ее сторону, и она угрожающе подняла пистолет.
– Стой, ни с места!
Грег онемел от удивления. На какое-то мгновение Мария испытала головокружительное чувство власти. Потом он рассмеялся.
– Что это за игрушка?
– Пистолет, – сказала она. – И это отнюдь не игрушка. Так что стой на месте, Грег, или, предупреждаю, я им воспользуюсь.
Он снова засмеялся, правда, немного нервным смехом.
– Да ведь ты не сумеешь. Ты пьяна, Мария.
– Я не пьяна. Не настолько пьяна, чтобы не застрелить тебя, если ты меня тронешь.
– Да я не собираюсь этого делать! Зачем бы, черт возьми, мне понадобилось тебя трогать?
– Ты и раньше пытался убить меня, – сказала она вызывающе. – Не отрицай.
– Ну, сейчас я тебя убивать не собираюсь. Во-первых, потому, что все деньги, которые мне были нужны, находятся в полной сохранности на счету в одном южноамериканском банке, а во-вторых, я не делаю грязную работу своими руками. Ради Бога, дай мне пройти. Не можешь же ты держать меня здесь целую ночь.
Грег снова двинулся к ней и снова она вскинула пистолет, целясь ему прямо в грудь. Он видел, как дрожат ее руки. В таком состоянии она могла сделать что угодно.
– Ну хорошо, хорошо, – сказал он примирительно. – Что ты от меня хочешь?
Тяжело дыша, Мария глядела прямо ему в лицо. Что она хотела? Она и сама как следует не знала. Она больше не хотела его – в этом, по крайней мере, она была уверена, хотя при виде Грега что-то странно шевельнулось в ее сердце. «О Грег, Грег, мы с тобой могли бы быть так счастливы…»
– Где ты пропадал? – спросила она.
На его щеке дрогнул мускул. Ей показалось, что он над ней смеется.
– Да так, то там, то здесь. В Дарвине, если тебе хочется знать. Я прилетел оттуда сегодня вечером. Я уже сказал тебе, что мне понадобились кое-какие документы.
– Она тоже здесь? – с усилием произнесла Мария.
– Кто?
Мария помедлила. «Пола» – чуть не сказала она. Но это, конечно, была не Пола. О Поле не было ни слуху, ни духу вот уже более двадцати лет. Но полицейские, приходившие сюда, расспрашивали о ней, о ней наводил справки и тот красивый молодой человек из страховой компании и девушка, сказавшая, что она… дочь Полы? Мария с трудом соображала. Она больше не могла связывать события.
– Что ты с ней сделал? – спросила она.
– С кем? – Он был несколько озадачен, но ей показалось, что он просто увиливает от ответа.
– С Полой. С Полой Варной.
– С Полой?
– Да. Все хотят это знать, и я тоже. Я хочу знать.
– Побойся Бога, Мария, все это было больше двадцати лет назад.
– Мне все равно. Я хочу знать. Ты обязан мне рассказать, – она угрожающе повела нацеленным на него пистолетом. – Не забудь, что я тоже участница тех событий. Это я подобрала и увезла тебя после того, как ты взорвал свою яхту. Неужели ты забыл? А теперь я хочу получить ответы на все вопросы, которые я всегда боялась тебе задать. Пола Варна – эта потаскуха – была с тобой на яхте, когда ты снялся с якоря. Все так говорили. Но когда я тебя подобрала, ее с тобой не было – уж ей бы не поздоровилось, если бы она была там! – и ты никогда больше не упоминал о ней. Неужели ты считал меня такой глупой и думал, что я не прочитаю об этом в газетах? Так вот, я прочитала обо всем. А теперь хочу знать от тебя самого – была ли я пособницей убийцы?
Последовала долгая пауза. Прошло столько лет, а она никогда не спрашивала об этом, думал Грег. Почему она интересуется этим сейчас? Он перевел взгляд с ее раскрасневшегося толстого лица на пистолет, дрожавший в ее руке. Как же он рисковал, придя сюда! Но ему до зарезу были нужны эти документы – без них он не смог бы уехать в Штаты. Грег рассчитывал, что сможет войти и выйти незаметно, воспользовавшись своим ключом, так что Мария ничего не узнает. Он предполагал, что к этому времени она уже забудется пьяным сном. Ну, нечего делать. Ему и раньше удавалось выкручиваться из опасных ситуаций, может быть, удастся и теперь. Он все еще имел над ней власть. Ведь она безумно его любила. Такое не проходит бесследно. Но ему все-таки не нравилось, как она на него смотрит.
– Ну? – повторила она. – Так была ли я пособницей убийцы, Грег?
Он нарочито равнодушно пожал плечами.
– Откуда, черт возьми, мне знать?
– Она отплыла на яхте вместе с тобой. Что с ней случилось потом? Ты ее убил?
Он медлил с ответом. По правде говоря, теперь можно было бы и рассказать все Марии. Кто поверит ей, опустившейся пьянице? К тому же он скоро будет в Штатах, начнет там новую жизнь с Ванессой. Она уже улетела, а он собирается вскоре присоединиться к ней. Грег поехал бы вместе с Ванессой – даже билет у него был, – но ему нужны были кое-какие документы, которые он позабыл взять, уезжая в спешке из Сиднея, и он, будучи, как всегда, уверенным, что сможет обойти всякого, кто осмелится перейти ему дорогу, решил вернуться за бумагами.
Грег Мартин был тщеславен и непомерно гордился своей изворотливостью. Двадцать лет назад он оказался на грани бесчестья и разорения, но умудрился превратить поражение в победу. Пола Варна чуть было не провалила его тщательно продуманный план своими глупыми угрозами, но он проявил незаурядное самообладание и сумел от нее отделаться. За все эти годы он еще ни разу никому не рассказывал об этом, и теперь у него возникло непреодолимое желание похвастать своей сообразительностью. «Какой от этого вред? – спрашивал он сам себя. – Никакого. Все это было так давно».
– Убери пистолет и я расскажу, – сказал он. – Я не собираюсь говорить под дулом пистолета, даже такого изящного.
Мария настороженно обвела его тусклыми глазами, опасаясь какой-нибудь выходки. Потом опустила пистолет и сунула его в карман, не разжимая пальцев.
– Давай, – бросила она ему, – рассказывай.
Он с демонстративным безразличием отошел от секретера.
– Я не убивал Полу. Я уже говорил тебе, Мария, что не люблю сам делать грязную работу.
– Так что же с ней случилось?
– В последний раз я ее видел, когда она находилась в шлюпке, которую уносило в Средиземное море. У Эоловых островов тогда море разбушевалось, а шлюпка была такая крошечная. Конечно, всякое могло случиться… – Он улыбнулся гнусной улыбкой, в которой сквозили одновременно и садистское удовлетворение, и самолюбование.
– Как она оказалась в шлюпке? – спросила Мария, уже догадываясь, каков будет ответ.
– Разумеется, это я ее туда посадил – соврал, что в двигателе какие-то неполадки и что следует покинуть яхту. Сказал, что сойду вслед за ней. А вместо этого включил двигатель и на полной скорости направился к материку, где сошел на берег, заложил взрывчатку и с помощью автоматического управления отправил яхту назад в море. Чистая работа, не правда ли?
Подбери кто-нибудь Полу, она подтвердила бы, что на яхте были неполадки и что я предупредил о возможности взрыва, когда высаживал ее в шлюпку: Ну а если бы ее никто не подобрал, что же, любому было бы ясно, что мы оба погибли при взрыве яхты.
– Какой же ты негодяй! – тихо сказала Мария. Грег пожал плечами.
– Она сама на это напросилась – шантажировала меня, угрожала, что не даст мне выехать из страны, если я не возьму ее с собой. Ей действительно было кое-что известно о моих финансовых делах. Она, должно быть, рылась в документах у меня на квартире. Возможно, конечно, что она блефовала, но я не имел права рисковать. И поэтому я решил, что проще всего будет взять ее с собой, а потом уже отделаться от нее. Так я и поступил.
– А вдруг бы ее подобрали и она рассказала бы, что ты уплыл, умышленно бросив ее?
– Никто бы ей не поверил, – заявил он, абсолютно уверенный в своей безнаказанности. – Подумали бы, что она лишилась рассудка в результате перенесенного потрясения. Решили бы, что я посадил ее в шлюпку, чтобы спасти ей жизнь, а сам остался на яхте, пытаясь ликвидировать неполадки – какие бы они там ни были, – а потом оказалось слишком поздно. Я, видишь ли, постарался рассчитать, чтобы во время взрыва яхта оказалась в нужном месте. Место взрыва было тщательно рассчитано, я учел даже отклонение от нужного направления. В любом случае это не имело значения, не так ли? Полу никто не подобрал. Могу лишь предположить, что она утонула в открытом море. Но поскольку меня там не было, я не знаю этого точно.
– Ты бездушная свинья, – сказала Мария. – То, что ты сделал, хуже убийства. Убийство, по крайней мере, означало бы быструю смерть.
Он снова пожал плечами.
– У тебя не хватило духу, а? У тебя не хватило духу убить ее быстро и чисто! Нет, ты бросил ее в утлой лодчонке в бушующем море. – Быстрым движением она достала пистолет из кармана. И рука ее больше не дрожала. – Я не такая уж белоручка, Грег. Ты заслуживаешь смерти – и я расправлюсь с тобой.
Что-то в выражении ее лица подсказало ему, что она не шутит. Даже под загаром его лицо побледнело.
– Не дури, Мария.
Она посмотрела ему прямо в глаза.
– Мне давно следовало бы это сделать.
– Ты хочешь провести остаток жизни в тюрьме? Отдай пистолет! – Он сделал шаг в ее сторону. Мария отступила, продолжая держать его под прицелом.
– Мне все равно, мне теперь все безразлично, Грег. Моя жизнь кончена. Ты ее растоптал. Что бы ты ни говорил, ты убил Полу и пытался убить и меня. А теперь я хочу сделать так, чтобы ты никогда и никого больше не убил.
– Мария! – он рванулся к ней, и в этот момент ее палец напрягся и нажал на курок. Грег остановился с выражением изумления и ужаса на лице, а она выстрелила еще и еще раз. Он покачнулся и осел на пол, а Мария, не отрывая от него глаз, отступила к двери, все еще сжимая полностью разряженный пистолет. Кровь была повсюду – алые пятна расплылись на манишке его сорочки, алые пузыри выступили в уголках губ. Он корчился на полу, ловя ртом воздух и захлебываясь кровью. Мария стояла над ним, наблюдая его агонию, и не испытывала ничего, кроме торжества победителя и странного покоя.
Богу известно, что он это заслужил, и она, Мария, привела приговор в исполнение. Впервые за свою бесполезно прожитую жизнь она почувствовала, что властвует над ситуацией. Впервые она оказала услугу целому миру.
Когда наконец Грег затих, Мария спустилась по лестнице и подошла к телефону. Палец, которым она набирала цифры, был весь в крови.
– Говорит Мария Винсенти из Дарлинг-Пойнта, – сказала она, услышав голос дежурного полицейского. – Я думаю, вам следует поскорее кого-нибудь прислать сюда. Только что я застрелила Грега Мартина.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя каприза - Таннер Дженет


Комментарии к роману "Дитя каприза - Таннер Дженет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100