Читать онлайн Дитя каприза, автора - Таннер Дженет, Раздел - ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дитя каприза - Таннер Дженет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дитя каприза - Таннер Дженет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дитя каприза - Таннер Дженет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Таннер Дженет

Дитя каприза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

Том О'Нил не терял времени даром. Его первый визит к Марии Винсенти, в сущности, не дал результатов, потому что та наотрез отказалась отвечать на любые вопросы под предлогом, что не понимает его. Это была дурацкая уловка, потому что только идиот мог поверить, что кто-нибудь, прожив в англоязычной стране в течение двадцати лет, не научился говорить по-английски хотя бы на элементарном уровне. Как бы то ни было, но ему не удалось ничего добиться, хотя это и подтвердило его подозрения, что Мария знает гораздо больше, нежели рассказала. Он решил на некоторое время оставить ее в покое, а потом предпринять еще одну попытку – может быть, к тому времени у нее изменится настроение. А он пока предпримет поиск в других направлениях.
Сначала Том попытался выяснить сферу деловых интересов «Майкла Трэффорда». Они были разнообразны, но увязаны воедино цепью официально зарегистрированных филиалов фирм, разбросанных по всей территории Южной Австралии. Том позвонил в Канберру, Мельбурн, Аделаиду и Перт, но безрезультатно. Нет, им ничего не известно о местонахождении господина Трэффорда. Нет, он не появлялся и не оставил адреса. А даже если бы оставил, то из соображений конфиденциальности они не смогли бы… Том все понимал. Ему и раньше приходилось наталкиваться на подобную глухую стену; все-таки он был детективом страховой компании, а не полицейским. Но он подозревал, что, скорее всего, служащие говорили правду. Майкл Трэффорд – или Грег Мартин – был хитер и ловок. Том подозревал также, что отвечавшие ему по телефону молодые люди, которые старались выглядеть компетентными и деловыми, возможно, вообще никогда его в глаза не видели.
Поиск в другом направлении принес кое-какие плоды. Новая любовь Мартина, бывшая королева красоты по имени Ванесса Макгиган, в начале их взаимоотношений выболтала друзьям много лишнего о мужчине, с которым у нее начинался роман. Упоминалась некая строительная подрядная фирма в Дарвине, на севере Австралии, в которой, хвасталась Ванесса, ее приятелю принадлежит контрольный пакет акций. Чутье детектива подсказало Тому, что эта информация может оказаться важной. Дарвин был настоящим проходным двором, где значительную часть населения составляли бродяги и неудачники, люди временные или те, кто был не в ладах с законом и скрывался от правосудия. Находящийся на северном побережье страны город сумел отчасти сохранить атмосферу приграничного портового города, несмотря на то, что он был почти полностью перестроен в современном стиле после того, как в 1970 году ураган «Трэйси» практически сравнял его с землей. Именно в таком месте человек мог с успехом исчезнуть, если в том возникала необходимость. Возможно, Грег знал, что когда-нибудь ему придется спешно уехать из Сиднея, и заранее подготовил для себя укрытие.
Том навел кое-какие справки о строительной компании. В списке директоров не было ни Грега Мартина, ни Майкла Трэффорда, но упоминался некий Рольф Майкл. Том почувствовал легкое покалывание в позвоночнике, как это бывало всякий раз, когда его чутье подсказывало, что он на верном пути. Майкл Трэффорд – Рольф Майкл! Хотя у него не было, в сущности, никаких данных в подтверждение этой догадки, Том был совершенно уверен, что это одно и то же лицо.
Именно на этом этапе расследования Том решил вернуться в Сидней и снова увидеться с Марией Винсенти. Мария была еще более необщительна, чем когда-либо, и так пьяна, что несла что-то невнятное. Но она сказала нечто, что его удивило.
– Я рассказала ее дочери все, что знаю. Если вы хотите знать, что случилось, спросите у нее. Я не могу снова рассказывать обо всем этом.
Ее дочь! Гарриет! Здесь, в Сиднее! Том прищурился, раздумывая. Он не мог с уверенностью сказать, можно ли доверять членам семейства Варны, и Гарриет в частности, которая так активно оборонялась при их встрече. А теперь, если верить словам Марии, у нее была и дополнительная информация, причем, вполне вероятно, очень важная. Тому отчаянно захотелось узнать, что это за информация.
Разумеется, ему придется преодолеть два совершенно не связанных друг с другом препятствия. Во-первых, где найти Гарриет. Но если поразмыслить, то вряд ли это можно назвать проблемой. Люди с таким, как у Гарриет, богатством и положением в обществе почти наверняка остановились бы в одном из лучших отелей Сиднея – в «Ридженте», «Хилтоне» или «Шератоне». Несколько вопросов администратору в каждом – и он очень скоро выяснит, в каком именно. Вторая проблема значительно труднее – ее агрессивное нежелание помочь ему.
Том задумчиво потер подбородок. Настало время опять увидеться с Гарриет, но обязательно следует изменить тактику. Он прекрасно знал, какое впечатление производит на женщин, если захочет (а иногда и помимо своего желания), и не гнушался пользоваться этим даром в своих интересах. Быть может, на Гарриет, которую его напористость заставила лишь ощетиниться, тоже подействует его обаяние. А поскольку сама Гарриет была женщиной очень привлекательной, такая идея пришлась ему по вкусу.
Том слегка улыбнулся и поднял телефонную трубку.
* * *
Гарриет сидела за столиком в открытом кафе Ботанического сада со стаканом ледяного апельсинового сока, чувствуя, как ее охватывает глубокая усталость – моральная и физическая.
Она с удовольствием прогулялась по саду, потому что здесь, среди экзотических пальм и персиковых деревьев, не так сильно ощущалась гнетущая жара. В ветвях развесистого тюльпанового дерева с желтыми цветами пронзительно кричал карравонг, по берегу озерка бродили ибисы, погружая длинные черные клювы в прибрежный ил, при ее приближении вспархивали стайки ласточек и волнистых попугайчиков, и ей показалось странным, что там, дома, в Лондоне и Нью-Йорке люди дрожали от холода и что всего несколько дней назад, в Париже, она куталась в теплую куртку, пытаясь защититься от пронизывающего ветра. Но мысли вновь и вновь возвращали ее к действительности, и теперь, сидя в кафе, она снова вспомнила историю, рассказанную Марией.
Было ли это правдой? И права ли Мария, подозревая Грега в убийстве Полы? Или это лишь домыслы озлобленной алкоголички с помутившимся от пьянства рассудком, которая уже не отличает правду от вымысла? Возможно, это так, но была же какая-то причина, которая привела к такому распаду личности? Когда-то Мария была богатой наследницей, и весь мир лежал у ее ног; она была сильным человеком, если наперекор отцу бросила все ради мужчины, которого любила. Случилось нечто, что сломало ее. Возможно, сознание того, что целых двадцать лет она была убеждена, что живет с убийцей.
Гарриет отхлебнула соку и заставила себя сосредоточиться на полученной информации. Мария утверждала, что так и не смогла набраться смелости задать Грегу мучившие ее вопросы, а Гарриет знала, что не успокоится, пока не узнает наверняка, что произошло с ее матерью.
Когда отплывала яхта, она была жива – в этом нет никакого сомнения, но ее больше никогда никто не видел. Может быть, Грег бросил ее, чтобы она погибла во время взрыва, или она уже была мертва, когда он высадился на берег? Вполне вероятно, что ее тогда уже не было в живых или же она была без сознания, а может, лежала внутри связанная, в беспомощном состоянии. Гарриет вздрогнула, представив себе ужас, который могла испытать ее мать. Думать об этом было невыносимо тяжело, и в голове проносились подстегиваемые воображением картины – одна страшнее другой, однако неизвестность почему-то была намного тяжелее, чем перспектива узнать правду.
Если верить Марии, единственным человеком в мире, знавшим ответы на все эти вопросы, был Грег Мартин. А он исчез где-то на необозримых просторах Австралии.
Она допила сок и через сад, мимо величественного фасада Публичной библиотеки, вышла на Макуэйри-стрит. Старинные здания в колониальном стиле, выстроившиеся вдоль этой улицы, были преисполнены достоинства и величия, но она, даже не взглянув на них, направилась к отелю «Хилтон». Несмотря на ее опасения, ни один из настырных журналистов не преследовал ее, но, прежде чем войти в отель, она все-таки настороженно огляделась.
– Вам звонили, мисс Варна, – сообщил ей клерк, когда она брала ключи от номера.
Гарриет настороженно прищурилась.
– Звонили… мне?
Клерк со смесью любопытства и профессиональной проницательности отметил ее реакцию.
– Звонил джентльмен. Он не назвал себя, но сказал, что позвонит еще раз.
Гарриет почувствовала, как ее напряжение несколько спало. «Наверное, Ник, – подумала она. – Конечно, Ник. Кто еще может позвонить мне сюда? Разве что Марк…»
В номере она сбросила с себя хлопчатобумажную майку и шорты и стала наполнять ванну. За шумом воды из крана она услышала телефонный звонок и поспешила взять трубку.
– Алло? Гарриет Варна слушает.
– Мисс Варна, это Том О'Нил. Думаю, вас удивит мой звонок, но, когда я узнал, что вы в Сиднее, подумал, что было бы неплохо обменяться информацией, которую нам с вами удалось собрать.
Том О'Нил! Гарриет почувствовала раздражение. Отстанет ли когда-нибудь наконец этот проклятый парень?
– Думаю, нам нечего сказать друг другу, – холодно проговорила она.
Ее слова ничуть его не смутили, и он спокойно продолжал:
– Я думаю, вы находитесь здесь наверняка с той же целью, что и я. Я несколько продвинулся в своем расследовании, и мне хотелось бы узнать, как обстоят дела у вас.
«Ах-ха! – самодовольно подумала она. – Он воображает, что я разузнала что-то, о чем ему не удалось пронюхать, и если Мария не захотела с ним разговаривать, ведь она говорила об этом, то он совершенно прав. Но если он думает, что я выложу ему все, что она мне рассказала, то пусть выкинет эту мысль из головы!»
Вслух же она произнесла:
– Я тоже не сидела сложа руки. Но говорить об этом не хочу!
Немного помедлив, он сказал:
– Жаль. Я подумал, что неплохо где-нибудь вместе поужинать и сопоставить наши сведения – тем самым мы можем помочь друг другу.
В том, как он это сказал, ей послышалась его прежняя самоуверенность, и, возможно, именно это вызвало у нее любопытство. Или он лжет, или ему действительно что-то удалось раздобыть?
– Что вам известно? – спросила она.
На другом конце линии Том О'Нил улыбнулся. Но постарался, чтобы по его голосу нельзя было догадаться об улыбке.
– Боюсь, что вам придется поужинать со мной, чтобы выяснить это, – сказал он, поддразнивая ее. – Но, мне кажется, вряд ли это представляет для вас интерес.
– Господин О'Нил…
– У меня заказан столик на восемь часов вечера в ресторане «Александра». Я надеялся, что мы там встретимся. Но если вы не хотите, мне, наверное, придется найти какую-нибудь другую хорошенькую девушку, чтобы поужинать с ней. – Теперь он говорил беспечным тоном, и она почти поверила, что он просто приглашает ее на свидание, а не для того, чтобы выпытать у нее все, что ей удалось собрать. – Ну так как, мисс Варна? – спросил он.
Гарриет решилась. Она так и не поняла, что он затевает, но, поскольку у нее пока не было никаких соображений относительно направления дальнейших поисков, она не могла упустить возможность узнать что-нибудь новенькое. Что касается остального… Гарриет подумала, что в состоянии прекрасно справиться с ситуацией.
– Хорошо. Я приду. Вы, кажется, сказали в восемь?
* * *
Хантерс-Хилл – одна из самых фешенебельных окраин Сиднея. Здесь, на полуострове, образующем естественную гавань, здания были построены лучшими французскими и итальянскими каменщиками из песчаника, который брали тут же, у подножия холма. Бугенвиллии с пышными цветами росли на открытых площадках, плетистые розы вились по ажурным решеткам и балконам. Вековые джакаранды и смоковницы притеняли листвой дорожки и тротуары.
Такси, в котором ехала Гарриет, свернуло к западу от города и помчалось по мосту через залив. Закат солнца превратил мерцающие синие воды залива в море огня. Гарриет пожалела, что не захватила с собой камеру, потому что любой фотограф мог лишь мечтать о таком кадре. Затем, прямо у нее на глазах, солнце скрылось за горизонтом, и мягкая бархатная тьма покрывалом укутала залив. Огни здания Оперы сияли в центре новой, совсем иной картины – ночного Сиднея.
Ресторан «Александра» размещался в прекрасно отреставрированном здании. Оно было своего рода исторической достопримечательностью: здесь некогда размещался большой универсальный магазин, обслуживавший весь район. На въезде в Хантерс-Хилл Гарриет расплатилась с таксистом и вошла в ресторан.
Том О'Нил, небрежно одетый в рубашку с открытым воротом и легкие брюки, с удовольствием пил аперитив в баре, отделенном от обеденного зала витражом.
Когда она вошла, почему-то немного нервничая, он поднялся с места.
– Здравствуйте! Рад, что вы пришли. Я не был в этом уверен. Что будете пить?
– Кампари с содовой, – сказала Гарриет, – Со льдом, но без лимона.
Со стаканом в руке она почувствовала, как к ней постепенно возвращается уверенность.
– Господин О'Нил, ваше приглашение меня заинтриговало, – сказал она. – Надеюсь, что вы преследуете не только свои интересы.
– Конечно, нет. Как я уже сказал по телефону, мы могли бы сослужить друг другу неплохую службу. Как вы смотрите на то, чтобы отбросить церемонии? Мне бы очень хотелось, чтобы вы называли меня просто Томом.
Она кивнула. Подумала, что предпочла бы сохранить официальные отношения, но не нашлась, как сказать об этом, чтобы это не прозвучало глупо.
Официант маялся у столика с меню в руках; Гарриет догадалась, что они немного запоздали.
– Может быть, сделаем заказ? – предложил Том, поставив стакан на резную, ручной работы дубовую стойку бара, вывезенную, как говорили, из Англии.
Гарриет была совсем не голодна и, заглянув в меню, выбрала самые легкие блюда – устрицы и цыпленка, Том заказал креветок в тесте и свиную вырезку под дижонским соусом. Сделав заказ официанту, они еще довольно долго оставались в баре, Допивая аперитив, а потом перешли в обеденный зал с небольшим пианино, украшенный множеством предметов из полированной бронзы, а разнообразные растения придавали ему вид роскошной оранжереи.
Как только их усадили за столик, накрытый кружевной скатертью, Гарриет сказала:
– Должна признаться, меня очень удивил ваш звонок. Как вы догадались, где меня искать?
– Сообразил. Скажем, например, что мне не пришло в голову искать вас в Народном дворце.
– Понимаю. – Гарриет всегда смущало ее происхождение, и она слегка покраснела. Неужели это так бросается в глаза? Ей хотелось бы, чтобы ее считали обычной девушкой, зарабатывающей себе на жизнь, которая шагает по свету в простых джинсах, с фотокамерой на ремешке через шею, но когда денег не хватало, она без раздумий пользовалась своими возможностями. Она вдруг почувствовала, что ее на первый взгляд простенькое платье стиля «гарсон» стоит половину среднего месячного заработка. Не имея столько денег, она никогда не осмелилась бы купить его – можно сколько угодно делать вид, что она не отличается от других, но, говоря по правде, сама понимала, что это не так.
Гарриет очень пожалела, что надела его в этот вечер. Оно не было вызывающим, как и остальная ее одежда, но Гарриет была уверена, что Том О'Нил был вполне способен, окинув ее холодным взглядом синих глаз, прикрепить к нему ценник с указанием его стоимости с точностью до цента.
– Итак, что же вам удалось узнать такого, что заинтересовало бы меня? – решительно спросила она, чтобы скрыть свое замешательство.
Прежде чем ответить, Том распластал на тарелке креветку.
– Я знаю, где можно найти Грега Мартина.
Том сказал это небрежно, словно не придавал значения сказанному, но у Гарриет от неожиданности по коже пробежали мурашки, будто внезапно оголился и стал чувствительным кончик каждого нерва.
– Вы знаете, где он находится?
– По крайней мере, хорошо себе это представляю.
– Где же?
– Ох! – он покачал головой. – Не торопитесь. Теперь ваш черед.
– Что вы имеете в виду?
– Расскажите, как продвигаются ваши дела.
Она пожала плечами.
– Почти не о чем рассказывать.
– Бросьте, Гарриет. Я думал, что мы сработаемся. Что вам рассказала Мария?
Она внимательно посмотрела на него.
– Откуда вам известно, что она мне что-то рассказала?
– Она меня в этом заверила. Между нами честный уговор, не так ли? Вы расскажете, о чем вам говорила Мария Винсенти, а я скажу, где, по-моему, можно найти Грега Мартина.
Гарриет медлила. Именно этого она надеялась избежать. Она не хотела говорить о том, что ей стало известно от Марии. Может быть, впервые в жизни она понимала, что чувствовал ее отец, когда, словно страус, прятал голову в песок. Если о чем-то говорить, то это делает реальным предмет разговора. Лучше поскорее перейти к преодолению следующего барьера – поиску Грега Мартина. А потом, может быть, она будет больше готова посмотреть в глаза любой неприятной правде, которую скрывали от нее все эти годы…
– Мария – очень странная женщина, – попыталась увильнуть от ответа Гарриет.
– Согласен. Но также и очень напуганная. А это означает, что ей многое известно, о чем, возможно, было бы безопаснее не знать. Она вам рассказала, как они все проделали? – Гарриет промолчала. Он положил нож и вилку. – Послушайте, когда-нибудь придется начать доверять друг другу.
Гарриет подняла глаза и встретилась с ним взглядом. Сегодня его глаза не казались холодными, как прежде, и, по правде говоря, даже в суровости его лица было что-то успокаивающее. «Нам придется начать доверять друг другу»… Возможно, он прав. Действуя в одиночку, она топчется на месте и не продвинется в своем расследовании до тех пор, пока не поделится с ним информацией. Но в каком объеме?
– Хорошо, – сказала она. – Мария говорит, что Грег инсценировал свою гибель с ее помощью. Она утверждает, что подобрала его в Пизе и помогла выехать из Италии.
– А ваша мать? – спросил он спокойно.
Она отвела глаза, но он успел заметить промелькнувшую в них боль. Она крошила пальцами кусочек хлеба, и крошки дождем сыпались на тарелку. Он ждал. Когда девушка заговорила, ее голос не дрожал, но было заметно, каких усилий это ей стоит.
– Мария уверена, что Грег убил мою мать.
– Убил?
– Понимаю, что это звучит, как в мелодраме, – она усмехнулась, словно извиняясь. – Но вы должны признать, что это вписывается в известные нам факты.
– Мне кажется, еще рано с уверенностью говорить об этом. Расследование едва началось.
Гарриет положила остатки хлеба на тарелку и взглянула на него.
– Не думайте, что мне хочется в это верить, – сказала она с горячностью, – Не забудьте, что мы говорим о моей матери. Всю свою жизнь я верила, что она погибла. Потом вдруг стало известно, что Грег Мартин жив, и какое-то время я надеялась… да, надеялась. Глупо, не правда ли? Надеяться на то, что жива мать, которая бросила меня по своей воле, предпочла быть вдали от меня, когда я в ней нуждалась, – просто надеяться, что она, может быть, не умерла! Но я не думаю, что она осталась в живых. Мария подозревает, что Грег убил ее, и я верю ей. Но не потому, что мне этого хочется. Согласиться с этим – все равно, что потерять ее снова.
Он вдруг подумал, что она, в сущности, очень ранима. Руки, лежащие на кружевной скатерти, сжаты в кулаки, в глазах стоят слезы. В этот момент он почти верил, что она говорит правду, и на какое-то мгновение устыдился того, что использует ее в своих целях. Но он поборол минутную слабость. Она была дочерью Полы Варны. Речь идет о крупной денежной сумме. Ему, Тому О'Нилу, нужно выполнить свою задачу. Он не мог позволить себе расслабиться.
– Итак, – сказала она, взяв себя в руки. – Я вам рассказала то, что услышала от Марии. Теперь ваша очередь. Где находится Грег Мартин?
– Хорошо. Услуга за услугу. Думаю, он может быть в Дарвине.
– Дарвин! Это на самом севере, не так ли? Почему вы думаете, что он в Дарвине?
– Предпринятое мной расследование дает основания предполагать, что он может быть там. Я улетаю туда завтра, рано утром, чтобы попытаться отыскать его.
У столика появился официант. Они молча ждали, пока он убрал тарелки и принес горячее. Том принялся за свинину, но Гарриет сидела, прижав кончики пальцев к подбородку.
– Вы что, не будете есть? – спросил он.
Она соединила пальцы рук и посмотрела ему в глаза.
– А нельзя ли… Как вы думаете, нельзя ли мне поехать с вами?
– Поехать со мной?
– В Дарвин. Мне не меньше вашего не терпится встретиться с Грегом Мартином.
Том задумчиво прищурился. Он все еще не был до конца уверен, что доверяет ей, но если она солгала ему, передавая рассказ Марии, то она чертовски хорошая актриса. Конечно, нельзя исключать и такую возможность. Ему и раньше приходилось встречаться с превосходными актрисами, причем некоторые из них никогда даже ногой не ступали на сцену. Том О'Нил всегда предпочитал не обременять себя в дороге. Но если он возьмет ее с собой в Дарвин, то, по крайней мере, сможет держать ее в поле зрения.
А кроме того… он бросил на нее взгляд через стол. Она, несомненно, весьма привлекательна. Взять ее с собой не так уж неприятно.
– Самолет улетает рано утром, – сказал он. – Я советую вам немедленно позвонить в авиакомпанию и узнать, есть ли у них свободные места.
* * *
Возвратившись в гостиницу, Том позвонил в свою лондонскую контору и попросил к телефону Карин Спунер, свою секретаршу.
– Том? Привет! Как дела, босс? Как тебе нравится в волшебной стране Оз? – Она говорила с придыханием, в голосе слышался нарочитый американский акцент, и Том невольно улыбнулся. Карин насмотрелась детективов и изо всех сил старалась походить на свою любимую героиню – отсюда и акцент, и привычка, обращаясь к нему, называть его «босс». Кроме того, она была обладательницей жестких черных волос, огромных темно-карих глаз и одевалась в черные кожаные куртки и узкие джинсы с фирменными заплатками и дырами на коленке и ягодицах, но она была хорошей девочкой, умненькой и сообразительной, и он знал, что в делах на нее можно было положиться.
– Прекрасно. Послушай, завтра я улетаю в Дарвин и беру с собой Гарриет Варну.
– Гарриет Варну? Дочь? – в голосе Карин послышалось раздражение: подобно множеству других женщин, она обожала Тома, и хотя он никогда никоим образом не поощрял ее чувства, он знал, что ее не следует расстраивать.
– Я не вполне доверяю ей, – объяснил он. – И хочу, чтобы она была у меня на глазах. Мне кажется, она может оказаться полезной для моего расследования. А теперь слушай: я хочу, чтобы ты проверила все передвижения членов семьи Варны сразу же после взрыва яхты. Это, конечно, будет нелегко. Прошло так много времени с тех пор, но…
– Положитесь на меня, босс, – сказала Карин. Больше всего она любила, когда перед ней вставала практически неразрешимая проблема.
– Умница. Я сообщу тебе свой номер телефона, как только приеду на место, и буду держать в курсе относительно своих разъездов. Обо всем, что тебе удастся разузнать, я хочу услышать немедленно, так что звони в любое время. Договорились?
– Договорились. Будет исполнено.
Том положил трубку и принялся складывать свой чемодан.
* * *
– Привет, Терри! Мне кажется, я только что провернула для тебя хорошее дельце!
Линда влетела в мастерскую Терезы, слегка запыхавшись от быстрого подъема по лестнице. Тереза оторвала глаза от работы.
– Что провернула?
– Одно дельце, нет, большое чудесное дело.
– Что за дело?
– Сядь, и я расскажу тебе. Нет, лучше продолжай работать! Если оно выгорит, у тебя не будет времени, чтобы перевести дыхание!
– Ради Бога, Линда, скажи, что все это значит?
– Хорошо. Я вышла из дому в поисках работы для тебя и случайно зашла в бутик под названием «Джип-си» – очень самобытный, очень изысканный и очень дорогой. Я сначала решила, что у меня ничего не получится. Владелица, высокомерная злючка, сказала, что продает только модели известных фирм, по-видимому, тех, на изделия которых она может повесить ценник с любой ценой – и никто при этом и бровью не поведет. Потом ее позвали к какой-то покупательнице, и я разговорилась с ее мужем, скорее это он со мной разговорился. Он зашел к жене и сидел в уголке, прислушиваясь к нашему разговору. Кажется, он купается в деньгах – он купил этот бутик для жены, чтобы у нее был интерес в жизни, – как тебе это нравится?
– Бывает. Некоторым людям во всем везет.
– Ну, может быть, теперь немножко везения и тебе перепадет. Я ему все о тебе рассказала, о том, что ты пытаешься сделать, и он очень, очень заинтересовался. Он не только позаботится о том, чтобы его жена взяла кое-какие из твоих моделей для бутика, но, возможно, его удастся убедить помочь тебе деньгами. На следующей неделе мы встретимся с ним, чтобы все обсудить.
– Где встретимся?
– В одном шикарном ресторане в Уэст-Энде. Так что, даже если из этого ничего не выйдет, ты, по крайней мере, хоть раз в сутки поешь, как следует. Чего-нибудь посытнее, чем тушеная фасоль и картошка в мундире, а?
– Да, если только…
Тереза замолчала, покусывая губу.
– Что, если только?
– Я не уверена. Все это слишком хорошо, чтобы быть правдой.
– Выше голову, дорогая! В последнее время ты перестала верить в свои силы. А вдруг это поворот судьбы?
– Да, может быть, – сказала Тереза. Хотя внешне она была взволнована и полна надежды, ее одолевали дурные предчувствия.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дитя каприза - Таннер Дженет


Комментарии к роману "Дитя каприза - Таннер Дженет" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100