Читать онлайн Маленькая леди, автора - Тальбот Сонда, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Маленькая леди - Тальбот Сонда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.69 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Маленькая леди - Тальбот Сонда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Маленькая леди - Тальбот Сонда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тальбот Сонда

Маленькая леди

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Майлс стоял на пороге комнаты Джим, прижимая к груди бинт и пузырек со спиртом. Она ушла. Она все-таки ушла, не дождавшись его… Ушла, слишком гордая, чтобы остаться…
Он вышел из комнаты, прикрыв дверь. «Ветерок», болтавшийся над дверью, музыкально звякнул. Майлс вспомнил, какими счастливыми были глаза Джим, когда он купил ей эту безделушку. Сердце его сжалось от тоски. «Ветерку» она обрадовалась гораздо больше, чем остальным покупкам…
В этом – вся Джим, подумал Майлс. Она умеет радоваться мелочам. Ей чужды условности, ей противна зависимость. Она смелая и мужественная девочка. В отличие от него, Майлса… Что же ему теперь делать? Вернуть ее или оставить все, как есть? Позволить ей уйти, жить своей жизнью? А самому заняться тем, от чего он так долго открещивался, – карьерой адвоката?
Майлс спустился вниз. Нужно было вернуть Грэмси бинт и пузырек со спиртом. Кухарка посмотрела на сникшего Майлса и сразу поняла, в чем дело.
– Она все-таки ушла, мистер Вондерхэйм?
– Да, – кивнул Майлс. – Убежала, пока я ходил за бинтами…
Он опустился на стул. Вид у него был отчаявшийся, и Грэмси стало жаль его. Правда, гораздо сильнее она переживала из-за ухода Джим. Такая чудесная девочка, и вот – на тебе… А все из-за этого упрямого чурбана, который не мог относиться к ней по-человечески…
– Что мне делать, Грэмси?
Меньше всего Грэмси ожидала такого вопроса. Хозяин никогда не советовался с ней, хотя она и проработала у него много лет. Видно, ему действительно плохо, решила Грэмси. И, наверное, он раскаивается в том, что сделал. Она понимающе улыбнулась Майлсу и ответила:
– Вы ведь знаете, где она живет?
– А ты думаешь, она захочет вернуться?
– Если вы хорошенько попросите…
– Попытка – не пытка, – ответил Майлс то ли Грэмси, то ли самому себе, и вышел из кухни.
Грэмси посмотрела ему вслед. Что-что, а уговаривать этот красавец умеет… Главное, чтобы не перестарался. Ведь Джим – такая наивная девочка… Грэмси улыбнулась. Что-то подсказывало ей – теперь Джим точно вернется…
Джим уныло брела по Тоск-стрит. Идти домой ей совершенно не хотелось. Она подумала даже зайти к Малышу Гарри, но было уже поздно. Наверняка тетя Мадлен заснула, а Джим не хотелось ее будить.
Ее одолевали сомнения, правильно ли она поступила, оставив дом Майлса и даже не поговорив с ним. Впрочем, что он мог ей сказать? Разве у Майлса Вондерхэйма хватило бы силы духа признаться в том, что он трус? Едва ли… Но когда Джим вспоминала его взгляд, в котором было столько тоски и горечи, ей становилось не по себе. Что, если Майлса волновали не деньги? Что, если он хотел удержать ее, потому что привязался к ней? Из раздумий Джим вырвал свист, раздавшийся у нее за спиной. Что еще за соловей здесь выискался?! – раздраженно подумала она. Может быть, это Гарри? Но что он делает на улице так поздно?
Джим обернулась и никакого Гарри не увидела. Позади нее стояли двое молодых людей. Один из них был долговязым, а другой – маленьким и полным. Забавная парочка, подумала Джим. Она ни разу не видела этих ребят на Тоск-стрит. Чего они хотели от нее? Наверное, она ошиблась и свистели вовсе не ей. Джим отвернулась.
– Эй, крошка! – закричал один из парней. – Может, почтишь нас своим вниманием?
Ошибки быть не могло. Парень обращался именно к Джим, потому что других «крошек» поблизости не наблюдалось. Вокруг не было вообще никого. В такое время честные жители не очень-то спокойной Тоск-стрит сидели по домам. Джим снова обернулась. Какого черта от нее нужно этим полуночникам? И почему это они называют ее крошкой?!
– Я – никакая не крошка, – возмущенно ответила Джим. – У меня имя есть. И его знают все на этой улице, – с достоинством произнесла она.
– О, – ухмыльнулся Долговязый, – у тебя есть имя? И какое же?
– Тебе знать необязательно, – бросила Джим. Она собралась продолжить свой путь, но увидела, что парни двинулись к ней.
У Долговязого походка была небрежная и решительная, а Коротышка плелся за ним медленно, словно был не очень уверен в том, что он делает. Джим не знала, чего от нее хотят эти парни, но зато отлично знала репутацию Тоск-стрит, и ей стало не по себе. Правда, ребята с Тоск-стрит ни за что не осмелились бы к ней приставать. Но эти парни были явно нездешними.
– Может, все-таки скажешь, как тебя зовут? – спросил ее Долговязый.
Он уже стоял рядом с Джим на расстоянии вытянутой руки. Коротышка топтался чуть поодаль. По всей видимости, затея Долговязого была ему не по нутру.
– В чем дело? – спросила Джим. Она сделала вид, что ей ни капельки не страшно. Такие люди, как Долговязый, чуяли страх за версту. И Джим очень хорошо об этом знала. – Чего тебе надо?
– Только узнать твое имя, крошка, – ухмыльнулся Долговязый. – Только имя…
– Меня зовут Джим. Доволен?
– Не совсем. Мне бы хотелось познакомиться с тобой чуть ближе. А тебе?
– Отвали. Мне не нравятся парни, которые называют меня «крошкой». – Джим смотрела на ухмылку, прилипшую к губам Долговязого, и в ее душе росла тревога. Чего он хочет от нее? Что ему нужно? Судя по одежде, он такой же бедный, как и она. И, наверное, понимает, что денег у нее нет…
– А мне нравятся девушки, такие как ты. И имя у тебя забавное. Как у парня. Не хочешь провести со мной ночь?
– Ночь? – Джим начала терять терпение. – Ночь я хочу провести дома. А ты бы поучился хорошим манерам, парень, – вспомнила Джим любимое выражение Майлса. – Это тебе пригодится, когда ты в следующий раз решишь с кем-то пообщаться.
Долговязый расхохотался и подмигнул молчащему Коротышке.
– Смотри-ка, смелая девчонка. Или наивная… – Он снова повернулся к Джим. – А кто говорит об общении, детка?
– Меня зовут Джим, – настойчиво повторила она.
– Не важно. Я не общаться с тобой собрался, а ночь провести. Понимаешь разницу?
Джим отрицательно покачала головой. Что он несет? Какая ночь? Шел бы себе спать, вместо того, чтобы шляться по улицам, к тому же чужим.
– Не понимаю, – раздраженно ответила она. – И не хочу понимать. Шли бы вы спать. Тоск-стрит – беспокойная улица. Особенно для тех, кто приходит сюда из другого места. Да еще и привязывается к местным жителям…
– Ты мне угрожаешь? – Долговязый услышал нотки презрения в голосе Джим, и это раздразнило его еще больше. – Хочешь сказать, у меня из-за такой малявки, как ты, будут проблемы?
– Я не угрожаю. Идите своей дорогой и дайте мне идти своей. Уже поздно, и я хочу спать. – Джим развернулась и сделала несколько шагов, но Долговязый схватил ее за руку.
– Так просто ты от меня не уйдешь, детка! – Он притянул ее к себе и захрипел ей в самое ухо: – Думаешь, что от Фрэнки Миллера так легко избавиться?
Джим стало по-настоящему страшно. К этому чувству примешивалось еще и отвращение. Дыхание у Долговязого было до ужаса противным. От него несло какой-то тухлятиной и алкоголем. Помимо этого от него исходил густой запах пота, от которого у Джим даже глаза защипало. Она сморщилась от отвращения и оттолкнула Долговязого.
– Чего ты хочешь?! – спросила она, пытаясь не выказать страха. – Что тебе от меня нужно?!
– А ты не догадываешься? – скользко улыбнулся Долговязый. – Я хочу получить удовольствие. И будь уверена, я его получу!
Джим похолодела. В ее голове зашевелились смутные воспоминания, слова Агнесс о каком-то мужском «удовольствии». О том удовольствии, которое получали от нее мужчины, приходившие к ней каждую ночь… Неужели Долговязый говорит именно о нем? По телу Джим пробежала волна мурашек. Как будто ее коснулась мохнатая лапа паука. Теперь уже она жалела о том, что ушла от Майлса. Его проступок мерк на фоне того, что хотел сделать с ней этот отвратительный тип. И, хотя Джим не понимала толком, чего именно он хочет, липкий страх и отвращение сковали ее тело. Она замерла, не в силах даже пошевелиться.
Именно такой реакции и дожидался Долговязый. Он снова схватил Джим за руку и кивнул молчаливому Коротышке:
– Помоги мне!
– Ну, знаешь… – неуверенно пробормотал Коротышка. – По-моему, это не самая лучшая идея. Может, отпустишь ее? Пусть идет, куда шла. Нам с тобой не нужны проблемы…
– Какие еще проблемы? – раздраженно фыркнул Долговязый. – Брось! Никто и не подумает заступаться за эту малявку. Кому она нужна?
Джим уже не вслушивалась в их диалог. Она думала только о том, как ей спасти себя. Нужно было действовать немедленно. Но что она может сделать? Двое парней, куда сильнее, чем она, легко с ней справятся. Может, попытаться отговорить Долговязого? Джим скользнула взглядом по его хищному лицу. Нет, ничего не получится… Какая же она идиотка! И зачем нужно было уходить из дома Вондерхэйма так поздно? Неужели сложно было дождаться утра? Но разве Джим могла предположить, что встретит таких негодяев?!
Долговязый по-прежнему сжимал руку Джим, но хватка его ослабла. Видимо, разговор с неуступчивым Коротышкой лишил его прежней уверенности. Джим сделала глубокий вдох. Сейчас она вырвется и побежит. Побежит так быстро, как только сумеет. А бегает она совсем не плохо… Сердце ее билось так сильно, что стук его заглушал звук голосов Долговязого и Коротышки. Впрочем, ей не зачем было их слушать. Ее задача – бежать.
Джим мысленно дала себе команду «на старт», резко дернула руку и, вырвавшись от Долговязого, рванула по Тоск-стрит. Но у ее преследователя оказалась отличная реакция, да и бегал он неплохо. Он настиг Джим возле фонарного столба и, как коршун, вцепился ей в плечи.
– Теперь не уйдешь… – прошипел Долговязый. Он скрутил руки Джим и потащил ее в подворотню, подальше от света.
Джим вырывалась, кричала, билась в его цепких руках и даже пыталась кусаться. Но Долговязый обращал на ее сопротивление такое же внимание, какое паук обращает на муху, которая бьется в его сетях. У Джим началась настоящая паника. Она убегала от полиции, от людей, у которых воровала кошельки, но ей никогда не причиняли боли такие же, как она сама, люди. В ее голове крутился калейдоскоп фраз, когда-то брошенных соседкой Агнесс, тех фраз, которые зачастую Джим пропускала мимо ушей, стараясь не придавать им значения. И вот эти фразы всплыли из подсознания и наполнили душу Джим страхом и отвращением…
Коротышка, товарищ Долговязого Фрэнки, не торопился принять участие в происходящем. Мало того, он явно был не в восторге от ситуации, в которую попал. Он с неодобрением смотрел на то, что Долговязый делал с Джим, и хмурил брови. Когда Долговязый затащил Джим в темную арку между домами и бросил ее на смятые картонные коробки, Коротышка решил вмешаться.
– Послушай, Фрэнки… Сдается мне, что ты спятил. Я готов был бить морду задавалам с Тоск-стрит, но… обижать девчонку мне совсем не хочется. Посмотри на нее – она ведь совсем маленькая. А что, если она окажется несовершеннолетней? Разве ты хочешь загреметь в тюрягу? Знаешь, что там делают с такими, как ты?
– С такими, как я? – Фрэнки повернулся к Коротышке и смерил его презрительным взглядом. – Не думал, что ты трусишка, Дил. Уже, небось, и в штаны наложить успел?
Коротышка Дил покраснел. Ему не нравились упреки в трусости. Но в данной ситуации он не считал себя трусом. Скорее, он был бы трусом, если бы помог Фрэнки выполнить задуманное.
Джим валялась на грязных коробках, потирая ушибленную руку. Ей оставалось только смотреть на то, как решалась ее судьба. Сможет ли Коротышка разубедить своего приятеля? Джим вспомнила взгляд, которым смотрел на нее Фрэнки, и ее передернуло. Неужели она позволит себе лежать на этих коробках и ждать, что с ней сделают? Нет, она не Агнесс! Она не какая-то девчонка, которая распустит нюни и будет тупо подчиняться обстоятельствам. Она будет сражаться до последнего!
Руки Джим сжались в кулаки. Теперь она знала, что нужно делать. Оглядевшись по сторонам, она нашла какую-то палку, из которой торчало несколько ржавых гвоздей. Стараясь быть незаметной, Джим подползла к ней и подняла ее. А затем и сама поднялась с асфальта. Она подкралась к Долговязому, но, на беду, ее заметил Коротышка.
– Фрэнки, оглянись! – крикнул он товарищу.
И Фрэнки оглянулся. Такого взгляда Джим не видела еще никогда. В нем было столько злости и ненависти, что девушка оцепенела. Пользуясь ее замешательством, Фрэнки вцепился в палку и принялся тянуть ее на себя. Но тот край палки, за который он взялся, был небезопасным. Именно из него торчали ржавые гвозди.
– Ах ты, сука! – не своим голосом завопил Фрэнки. – Чертова сука! – Он отпустил палку, и Джим, сжимавшая ее изо всех сил, потеряла равновесие и упала на асфальт. – Здесь же гвозди!
С его пальцев текла кровь. Но ярость заглушила боль. Эта девчонка смеет сопротивляться ему! Ну сейчас он ей покажет! Она узнает, что такое – не подчиниться Фрэнки Миллеру! Он двинулся к Джим.
В глазах девушки застыл ужас. Но она заставила себя подняться с асфальта. Палка, за которую Джим так отчаянно боролась, отлетела в сторону. Тянуться за ней было небезопасно. Но Джим все еще могла кричать.
– Помогите! – завопила она, что было сил. – Помогите! На помощь! Спасите меня! Я здесь, под аркой!
Но лишь эхо было ей ответом. Фрэнки шел к ней, как в замедленном фильме. Он не торопился. Он знал: что эта девчонка не уйдет от него, Фрэнки Миллера. От него еще никто не уходил целым и невредимым, На его лице уже не было сальной ухмылки. На нем была написана ненависть. И желание причинить Джим боль. Много боли.
– Помоги-и-ите! – завопила Джим. Ее сердце готово было вырваться наружу вместе с этим криком. – Сделайте же что-нибудь!
Фрэнки подошел к ней и с размаху ударил по лицу. Девушка, не выдержав удара, вновь упала на асфальт. Синяк будет, поняла Джим. Но эта мысль дошла до нее, как в тумане. Синяк – это совсем неважно. Это Майлса мог испугать вид синяков. А ей все равно… Фрэнки наклонился над Джим и одним движением расстегнул на ней куртку.
За его спиной маячило лицо Коротышки. Он все еще не мог решить, что ему делать. То ли пойти против друга, то ли махнуть рукой и уйти, оставив Фрэнки наедине с Джим. Дил выбрал второе. Если Фрэнки считает, что ему нужна эта девчонка, пускай делает с ней, что хочет. А Дил не намерен ссориться с ним из-за этого. В конце концов, они дружат уже много лет…
Джим увидела удаляющуюся спину Коротышки и поняла, что все потеряно. Фрэнки от своего не отступится. И вдруг, когда Фрэнки сжал ее руки, которыми она до этого изо всех сил колотила его по плечам, Джим услышала визг тормозов.
– На помощь! Я здесь! – выкрикнула она.
Фрэнки ладонью закрыл ей рот, но Джим уже поняла, что спасена. Кто-то хлопнул дверцей автомобиля и побежал на звук ее голоса. Ну скорее же, скорее! – кричала она про себя. А потом кто-то оторвал отвратительного Фрэнки от ее тела и одним движением швырнул на землю. И этот же «кто-то» склонился над зажмурившейся от страха Джим и взволнованно прошептал:
– Ты в порядке?
Не веря своим ушам, Джим раскрыла глаза. Она не ошиблась. Над ней склонился Майлс Вондерхэйм с бледным как мел лицом и горя щими глазами. И вправду Темный Ангел, подумала Джим. Не зря его так прозвали… Она кивнула и скосила глазами в сторону Фрэнки, пытавшегося подняться с асфальта. Майлс повернулся и ударил его по лицу. Изо всех сил. Что-то хрустнуло, и Джим поняла, что у Фрэнки сломался нос. Но она ничуть не жалела этого негодяя. Он получил по заслугам.
Фрэнки согнулся в три погибели. Он явно не ожидал такого сильного удара от элегантного мужчины в дорогой одежде. Ведь такие всегда проезжали мимо, не обращая внимания на то, что происходит вокруг. Да и вообще, мало кто из них заглядывал в трущобы…
Джим благодарно взглянула на Майлса. А она-то обзывала его трусом, ругала почем зря. Он нашел ее и спас! Вытащил из такой передряги! Что было бы с ней, если бы он не приехал на Тоск-стрит?! Джим даже думать об этом не хотелось. Жестокое лицо Фрэнки, его омерзительный запах, грубые руки, срывающие с нее одежду, – все это отошло на задний план. И теперь Джим думала только о том, как она благодарна своему Темному Ангелу…
Майлс помог Джим подняться, а потом поднял Фрэнки за шкирку.
– Ты сможешь рассказать в полицейском участке о том, что с тобой произошло? – спросил он у Джим хриплым от гнева голосом.
Фрэнки, обмякший в его сильных руках, будил в нем неистовую ярость. Майлс с трудом сдерживался, чтобы не сделать с этим парнем-то, чего он заслуживал. Задушить этого мерзавца до того, как он попадет в руки полиции.
Джим кивнула. Она видела, что происходит с Майлсом. С одной стороны, Джим было приятно, что Майлс так зол на этого ужасного человека. С другой стороны, Джим боялась, что Майлс потеряет контроль над собой и убьет мерзавца Фрэнки.
Такого Майлса она не видела еще ни разу. За то недолгое время, что они жили вместе, Джим наблюдала разные проявления характера кузена. Он мог быть ворчливым, раздражительным и даже злым, но настолько злым, чтобы убить… Впрочем, никто на его глазах не пытался причинить ей боль…
– Да, да, – пробормотала она. – Конечно, я поеду и все расскажу. Только не делай глупостей, Майлс, прошу тебя.
– Ладно уж, – смягчился Майлс. Он как следует встряхнул обвисшего Фрэнки. – Пойдем, урод. Тебе предстоит несколько тяжелых лет. Благодари Бога за то, что я успел вовремя. Иначе тебя уже не было бы в живых…
В полицейском участке Джим не задержалась. Презентабельный вид Майлса и деньги, которые он тут же сунул начальнику участка, сделали свое дело. К Джим отнеслись с удивительным пониманием, хоть и косились на ее куцую одежонку. Она рассказала все, как было, не забыв упомянуть и о Коротышке. Этот парень мог бы вступиться за нее. Но он предпочел оставить ее наедине со своим другом. Скажи мне, кто твой друг, и я скажу – кто ты. Эта пословица не лишена основания. Джим была уверена: хоть Коротышка и не принимал участия в деле Фрэнки, он немногим отличался от приятеля.
– Уж будьте покойны, – улыбнулся Майлсу начальник участка. – Мы надолго упрячем этого подлеца. К тому же я уверен, что этот Фрэнки неоднократно проворачивал такие дела. Уж больно мне знакома его физиономия… Но на этот раз, – подмигнул он Майлсу, – мы его в покое не оставим. Поработаем с ним, как следует.
Майлс покосился на Джим, и на душе у него стало гадко. Если бы не его деньги, кто знает, стали бы здесь слушать Джим… Скорее всего, до начальника участка она не добралась бы вовсе. Ее бы выслушал рядовой полицейский и, пожав плечами, сообщил, что «дело безнадежное»… Философия Богарда не лишена оснований: все решают деньги. Эти проклятые бумажки нужны везде, куда бы ты ни пошел… Майлс мог только радоваться тому, что успел вовремя. Иначе… Бедная Джим…
Он холодно попрощался с начальником участка и, взяв Джим за руку как ребенка, вывел ее на улицу. Ее рука была холодной как лед и дрожала. Майлс посмотрел на Джим и увидел, что она вся трясется как в лихорадке. Наверное, это последствия стресса, подумал он. Но от определения причины легче ему не стало. Ведь все из-за него. Все по его милости… Если бы Майлс не стыдился этой девушки и не запер ее в комнате, всего этого кошмара можно было избежать…
Он завел машину и виновато покосился на Джим. Она по-прежнему тряслась и молчала, не в силах выговорить ни слова.
– Джим, – тихо позвал он ее. – Джим…
Она повернулась в его сторону и, к облегчению Майлса, в ее глазах не было ни злобы, ни упрека. Он немного успокоился.
– Я хотел сказать тебе… Прости меня за все это… – Майлсу Вондерхэйму редко приходилось просить у кого-то прощения. Обычно он анализировал свои поступки про себя и почти никогда не признавал своей вины. А если и признавал, то не делал из этого всеобщего достояния. Но сейчас… Сейчас он не мог по-другому. Майлс нуждался, именно нуждался в прощении Джим. И надеялся получить это прощение.
– За что? – Джим чувствовала, что ему нелегко говорить. Но теперь она знала, что Майлс Вондерхэйм – не трус. И у него хватит силы духа признать свою неправоту. А она поможет ему в этом. Обойдется без упреков и оскорблений. Хотя еще совсем недавно готова была разнести ему голову…
– Я не должен был стыдиться тебя. Хоть я и не твой родной брат, но все же несу за тебя ответственность. Я струсил… – Майлс вперил взгляд в серую ленту асфальта, но Джим знала, что сейчас дорога волнует Майлса в последнюю очередь. – Я испугался того, что ты произведешь на моих друзей… негативное впечатление. Понимаешь, Джим… Я скован правилами приличия, как наручниками. Они держали меня всю жизнь. Так же как твоего отца… Но, по сравнению со мной, дядя Патрик все же был куда более независимым человеком. Поэтому он решил признать тебя. Пусть и после смерти. Поэтому он пытался найти твою мать, и, я уверен, женился бы на ней, если бы нашел… Знаю, что мой поступок отвратителен. Знаю, что не имел права так вести себя. Но я прошу прощения и надеюсь, что буду прощен. Потому что больше никогда… – Майлс повернулся к ней, и Джим увидела его лицо, искаженное болью и горечью. – Больше никогда не буду тебя стесняться…
Джим улыбнулась. Нервная дрожь, охватившая ее тело, наконец-то улеглась. В который уже раз ей хотелось плакать. Но теперь слезы, которые стояли в ее глазах, были слезами радости. Майлс оправдал ее ожидания. Он не был ни трусом, ни слабаком. Он был сильным человеком, который ошибался, как и многие другие. Но, в отличие от этих других, Майлс умел признавать свои ошибки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Маленькая леди - Тальбот Сонда

Разделы:
1234567891011 12

Ваши комментарии
к роману Маленькая леди - Тальбот Сонда



мне понравилось, написано легко и с юмором!
Маленькая леди - Тальбот СондаДана
1.05.2011, 23.11





mne ponravilas xoroshi roman lixko chitaetsia
Маленькая леди - Тальбот Сондаlika
20.01.2013, 0.10





не жалею что прочитала.
Маленькая леди - Тальбот Сондаиришка
24.06.2013, 22.18





Хороший роман.Советую. Не пожалеете!!!
Маленькая леди - Тальбот Сондаанюта
22.07.2013, 22.40





ну,меня не особо зацепил(
Маленькая леди - Тальбот СондаЛала
23.07.2013, 0.45





средненько
Маленькая леди - Тальбот СондаНатали
25.02.2014, 14.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100