Читать онлайн Запретное прикосновение, автора - Такер Шелли, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Запретное прикосновение - Такер Шелли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 35)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Запретное прикосновение - Такер Шелли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Запретное прикосновение - Такер Шелли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Такер Шелли

Запретное прикосновение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Ройс готов был дать голову на отсечение, что отчетливо слышит звук каждой капли, стекающей с ее тела.
Сидя на табуретке у очага спиной к Кьяре, сжав зубы так, что болели челюсти, он держал в руке поднос с едой, не притрагиваясь к ней, и беседовал сам с собой, стараясь не обращать внимания на то, что происходит позади него.
Пожалуй, напрасно он заставил хозяина втащить сюда эту огромную лохань, ибо его чувства и без того подвергаются слишком тяжелому испытанию. Нужно было пощадить ее стыдливость. И себя тоже.
Комната, в которой еще минуту назад было прохладно, показалась ему неимоверно душной.
От всплесков воды, омывающей ее обнаженное тело, от ее невольных вздохов у него начинала кружиться голова. Им овладело непреодолимое желание обернуться, вскочить, зашагать по комнате. Взглянуть на Кьяру хоть одним глазком.
Схватив с подноса кусок жареного мяса, Ройс вцепился в него зубами. Ведь целый день они ничего не ели!
И все же, наверное, лучше это искушение водой, нежели то, какому он бы мог подвергнуться, если бы она стала промывать его раны, касаться тела. Приход хозяина с этой чертовой лоханью избавил его от более сильных страданий.
Обгладывая баранью кость, он вернулся мыслями к тому, что увидел в ее глазах, когда, скинув тунику, повернулся к ней. Она не сумела скрыть удивления, волнения, даже возбуждения, которое, несомненно, почувствовала, ощутив рядом с собой обнаженную мужскую плоть. И это тотчас же передалось ему, и он вспомнил короткое мгновение их близости в замке у Баярда.
Вспомнил недозволенную страсть, которую он… они испытали и которой не должны позволить возобладать над ними. А теперь здесь… опять… О Боже!
— Ройс!
Он чуть не подавился.
— Да?
— Вы можете… Дайте, пожалуйста, чем-нибудь вытереться.
Она говорит, казалось бы, о самых простых вещах, но отчего голос ее так дрожит?
Он скосил глаза влево, туда, где на столе лежали чистые куски полотна. Почему Кьяра раньше не подумала, черт возьми, о том, что после мытья нужно обтереться?
— Конечно. Сейчас, — произнес Ройс таким тоном, словно ему приходилось чуть ли не каждый день подавать простыни юным обнаженным принцессам, плескавшимся в воде в пяти шагах от него.
Отставив поднос, он встал, подошел к столу и, отвернувшись, кинул большой кусок полотна на пол возле лохани. Затем ненадолго замешкался — ноги не шли. Ройсу неистово захотелось взглянуть на нее. Но, подавив свои желания, он вернулся на прежнее место.
Послышался сильный всплеск. Потом шепот:
— Спасибо.
— Не стоит благодарности.
Ройс неотрывно смотрел в огонь, капли пота блестели на висках, на лбу, на груди.
Ни одна из рубашек, взятых у конюхов, разумеется, не подошла ему — все были малы. Он отдаст их Кьяре, а для себя подыщет что-нибудь другое. Принцесса, конечно, не привыкла к такой грубой одежде, но что поделаешь?
Он вздрогнул, представив, как она натягивает рубашку на свое обнаженное тело, как та прилегает к нему, будоражит своей шершавостью ее грудь, соски, и те твердеют, как вчера ночью под его пальцами. Но то длилось одно мгновение и больше не повторится. Не должно повториться.
Опять плеск воды, шлепанье босых ног, шелест полотна. Он сидел, боясь пошевелиться, боясь вздохнуть, ибо вздох мог выдать волнение, и тогда… Тогда ничто не остановило бы его — он подхватил бы Кьяру на руки и опустил на широкую постель, не говоря ни слова.
— Ройс! — услышал он ее шепот и очнулся.
— Что?
Она замялась и немного погодя спросила:
— Но что мне надеть? Ведь все вещи остались…
Он махнул рукой:
— Там, посмотрите, что подойдет.
Вновь шлепанье босых ног, шелест материи. Как она управляется своими перевязанными руками? Но не может же он предложить помощь? А так хотел бы… Если она сумела сама раздеться, сумеет и одеться. Нужно только снова перевязать ей ладони сухими тряпками.
Сзади послышался вздох разочарования:
— Здесь ничего не подойдет. Все они…
Так он и знал. Пожав плечами, он устремил взгляд к потолку. Мало того, что ему предстоит провести наедине с этой девушкой в запертой комнате несколько дней, она еще будет все это время голая, как праматерь Ева!
— Рискну завтра утром сходить на рынок и куплю там что-нибудь для нас обоих, — сказал он. — А сегодня… уж как-нибудь. Тут хватит одеял.
С облегчением рыцарь услышал, как Кьяра, воспользовавшись его советом, протопала к постели. Когда же она примется за еду?
Прошла целая вечность, прежде чем до него вновь донесся ее голос, расслабленный и умиротворенный. Все это время он, как идиот, смотрел в огонь очага, не решаясь повернуться.
— Спасибо за купание, Ройс. И за то, что вы так… так благородны.
Он чуть не расхохотался. Благороден! Если бы он повернулся, стало бы видно, как его «благородство» выпирает из штанов, и он ничего не может с этим поделать.
— Не стоит благодарности, миледи, — учтиво ответил он. — Надеюсь, вы готовы к… Хотите есть?
— Умираю от голода.
Ройс резко повернулся, и она прочла в его глазах, что он тоже голоден, ужасно голоден… до безумия. Но не пища нужна ему.
Девушка стояла, закутавшись по горло в меховое одеяло, которое с помощью всяческих ухищрений сумела обернуть так, что оно каким-то чудом держалось на теле. Однако выпростать руки для того, чтобы приняться за еду, не могла. Ей придется либо оставаться в тепле, но голодной, либо хорошенько поужинать, но… нагишом.
Неожиданно Ройса осенило.
— Садитесь к огню, принцесса, — сказал он.
Он старался чаще употреблять это обращение — ему казалось, оно ставит его на место, напоминает о роли, за рамки которой он не должен выходить.
Взяв в руки поднос, Ройс приблизился к ней и ощутил запах ее разгоряченного тела, а также простого мыла, которым она воспользовалась сегодня первый раз в жизни.
Откуда-то по-прежнему доносились приглушенные звуки свирели.
— Совсем как у нас дома, — сказала Кьяра, повернувшись к окну, — я так люблю музыку.
Его больно резануло слово «дом». У нее больше нет дома. Теперь она из того же стана отверженных, лишенных родины, что и он. Ее новое пристанище называется Равенсбрук — огромный прекрасный замок. Но станет ли он для нее домом? Никогда.
Там, в Равенсбруке, они расстанутся, и он больше не увидит ее — этих глаз, этих губ, этого тела, скрытого сейчас под меховым одеялом, такого близкого и недоступного, такого желанного. Не увидит это воистину благородное существо, приносящее себя в жертву ради процветания своей страны; такое нежное, доброе и наивное, смелое перед лицом невзгод и стихий и в то же время трогательно-беззащитное.
Никогда не встречал Ройс никого прекраснее и лучше, никого, кто был бы ему ближе и дороже!
Иначе говоря, он полюбил ее. Да, он любит ее! Ту, что сидит сейчас у стола, — маленькую, усталую, с мокрыми волосами, спускавшимися почти до пояса поверх нелепого одеяла. Кьяра. Принцесса. Сестра его друга Кристофа. Дочь его обидчика. Невеста его врага Дамона.
Ройс испугался за поднос с едой, который чуть не треснул в его напряженных руках, ослабил хватку и, налив в бокал вина, подошел к Кьяре.
Она недоуменно поглядела на него и спросила:
— Хотите накормить меня или просто подразнить? — Лицо девушки озарила улыбка. — А, знаю. Сейчас предложите мне есть все это, как поросята из кормушки, да?
— Нет, миледи. Мы придумаем что-нибудь поинтереснее.
Он отрезал кусок мяса и поднес к ее рту. Она рассмеялась:
— Понимаю. Будете кормить меня, как любимую собаку. Из рук.
Кьяра наклонилась и откусила немного мяса, забыв на время обо всех неудобствах. Она ела, прикрыв глаза от удовольствия, и Ройс с радостью ухаживал за ней.
— Как вы хороши, Кьяра, — сказал Ройс, не сводя глаз с ее губ, между которыми изредка показывался кончик розового языка. — Даже когда едите.
Она опять рассмеялась. Весело и беззаботно, словно не было треволнений и забот прошедшего дня, а впереди ожидало только хорошее.
— У вас красивый рот, — продолжал он. — Вам никто этого не говорил? — Девушка покачала головой, будучи не в состоянии ответить. Он поднес к ее губам бокал с вином. — И у вас такие изумительные губы, Кьяра. Глаза — как настоящие топазы. А волосы — сплав золота и меди…
Его понесло. Сен-Мишель чувствовал себя менестрелем, и дай ему в руки один из тех музыкальных инструментов, что звучали за окном, он бы запел.
— Вы для меня дороже всего на свете, — закончил он свою неспетую песню.
Откусывая очередной кусок мяса, она случайно коснулась губами его пальцев. Он воспринял это как ответ на все свои невысказанные вопросы.
Резко наклонившись, он прижался губами к ее губам, ощутил их теплоту и свежесть, вкус мяса; коснувшись языком ее языка, захватил его в жадном поцелуе.
Ее рука уперлась ему в грудь. Она хочет оттолкнуть его? Нет, совсем нет… «Прекрати, — сказал он себе. — Остановись, пока не поздно».
У нее вырвался сдавленный стон. Но не протест. Стон желания. Она не отрывала от него своих губ.
Поднос, который он продолжал держать в одной руке, упал на пол. Никто из них не обратил на это внимания. Ройс обеими руками обнял ее за плечи, с которых уже немного спустилось одеяло, уткнулся лицом в теплую шею. О, как он ее любит!
Рыцарь поднял голову и в свете очага увидел матовый блеск ее кожи, округлости груди, розовые маковки сосков. Нет! Нельзя!
Но трезвый внутренний голос умолк, не произнеся и двух фраз. Его пальцы уже захватили ее грудь, дотронулись до сосков. Она что-то произнесла. Кажется, это был возглас удивления. Радостного открытия новизны.
Его смелость не смутила ее. Не заставила пойти на попятный. Не испугала. Похоже, она, как и он, была готова на любой безумный шаг; готова дотла сгореть в слабом пламени очага, освещавшего их слившиеся тела.
Запустив пальцы в его густые темные волосы, она выгнулась назад, отчего одеяло почти сползло с нее, открывая взору Ройса ее живот и ноги. Прекрасная тонкая работа божественного мастера!
Поддаваясь призыву, чувствуя, что находится уже на грани безумия, он снова впился в ее губы, еще крепче прижал к себе полуобнаженное тело и, теряя рассудок, опустился вместе с ней на постель.
Кьяра дрожала у него в руках, но отнюдь не от страха, а от совершенно незнакомого доселе ощущения, которое заставляло их обоих тяжело дышать и задыхаться в перерывах между долгими страстными поцелуями. Его прикосновения, скупые слова, сила, нисходившая от разгоряченного смуглого тела, вбирали ее в свой прекрасный магический круг, откуда она не знала выхода. И не искала его.
Кьяра сдалась, уступила, не стала противиться зову сердца, наплыву чувств, нежности его сильных рук, бессвязных слов.
Когда он на мгновение ослабил объятия, она с удивлением услышала, как с ее губ сорвались протестующие стоны; ей хотелось снова прижаться к нему всем телом, ощутить вершинками сосков жесткие волосы у него на груди, почувствовать то удивительное, ни с чем не сравнимое прикосновение к своим ногам, к лону.
Но все же им следует остановиться. То, что они делают, дурно. Это грех… Он не муж ей и никогда будет. Зачем же она разрешает так целовать свою грудь, живот? Ласкать…
Но она не могла, не хотела оттолкнуть его. Ибо понимала всем своим существом, что предназначена… рождена для его поцелуев, объятий. Для встречи с ним.
Девушка слышала его хриплое учащенное дыхание, впитывала жар тела, содрогающегося от страсти, и пылко отвечала ему, но страха не было. Пусть… пусть ей суждено провести вечность в аду — эта единственная ночь стоит такой жертвы! И разве не адом станет для нее вся последующая жизнь там, куда они направляются? Где она будет совсем одна… без него.
Нет, она не должна думать об этом сегодня, сейчас. Когда они вместе. Когда она с радостью, охотно, отдает ему душу и тело. То, чего никогда не получить Дамону с ее согласия, по доброй воле.
Она обхватила его за плечи, прижала к себе, но он внезапно высвободился из объятий, и это впервые вызвало у нее испуг, сменившийся недоумением. Что он теперь делает? Его влажные губы опускались все ниже — от груди, через живот, к ногам… За ними следовали пальцы.
Ее тело так напряглось, что заныли мышцы. О Господи!
На ее молчаливую мольбу он отвечал все более настойчивыми поцелуями, прикосновениями. Понуждая, упрашивая.
Немыслимый жар охватил ее. Как могла она думать мгновение назад, что его ласки слишком дерзкие? Разве что-то может быть запрещено ему? Никогда! Если он хочет… если желает этого, она не станет противиться.
Прикусив губу, Кьяра покорно подчинилась его безмолвной просьбе — и дала ему возможность увидеть своими глазами то, что считается самым сокровенным у женщины. У девушки.
И сразу же почувствовала легкое прикосновение его губ. Языка.
Судорога наслаждения пронизала ее тело. Перед глазами сверкали искры, в голове стучали тимпаны, из очага вырвалось пламя и осветило всю комнату.
Его касания становились все сильнее, настойчивее, она все больше раскрывалась ему навстречу. И вот его губы уже там, в самой сердцевине ее тела, в центре мироздания…
Кьяра задрожала, как если бы на нее обрушился шквал — ураган света, зноя, — и поплыла к берегу радости.
Потом тело ее обмякло, и она, обессиленная, с закрытыми глазами, распростерлась на постели.
Когда девушка пришла в себя, то обнаружила, что снова заботливо завернута в одеяло, а Ройс сидит рядом и шепчет какие-то успокаивающие слова, бормочет извинения.
Неожиданный финал любовной сцены ошеломил ее не меньше, чем начало. Она уткнулась лицом ему в грудь, чувствуя, как на смену блаженству приходят неясные опасения, даже страх.
Кьяра молила небо, чтобы Ройс не заметил ее слез. Ведь он может истолковать их совсем не так. Превратно. А плачет она о другом.
Он принес жертву, она понимала. Не нарушив ее девичества, он лишил себя наслаждения, которого ищут все мужчины. Сберег ее для будущего мужа.
Именно это вызвало у нее слезы. Мысль о том, что Дамон станет тем, кто сделает ее женщиной, — эта мысль ужасала.
Нет! Она хочет подарить себя только избранному ею самой мужчине.
Только ему!
Кем так восхищается, кому благодарна за то, что он столько ей отдал, не взяв взамен самого главного — того, о чем, несомненно, мечтал, чего яростно жаждал!
Кьяра кусала губы, сдерживая новые слезы, готовая восстать против самого Бога за то, что Он впустил в ее жизнь некоего Ройса Сен-Мишеля, но лишил возможности разделить с ним эту жизнь.
Кьяра продолжала прижиматься к его груди. Он ласково гладил ее волосы. В конце концов не важно, что он не решился нарушить ее невинность. Он затронул гораздо более чувствительные струны ее души.
Никогда больше она не будет такой, как прежде.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Запретное прикосновение - Такер Шелли



Замечательная книга!прочла с удовольствием ,не сильно замыленный сюжет и есть желание перечитать по 2 разу...
Запретное прикосновение - Такер ШеллиТатьяна
16.04.2011, 7.01





Эту книгу еще не читала, но читала Бесконечную любовь - очень понравилась!!!
Запретное прикосновение - Такер ШеллиОксана
24.04.2011, 3.28





Пардон, название книги-Вечная любовь.
Запретное прикосновение - Такер ШеллиОксана
24.04.2011, 3.33





Мне одной кажется? У Джулии Гарвуд есть роман "Музыка теней" - как будто про дочку Кьяры пишет???! Хотя, некоторое расхождение в названиях присутствует, сюжетная линия... Там даже четче описаны причины войны и падения... Поправьте меня, если это глюк.
Запретное прикосновение - Такер ШеллиТатьяна
10.05.2012, 17.27





Ах, все таки мне только показалось... Никто никуда не уехал. Все хорошо и герои счастливы, просто завоевать мелкую страну у побережья - такое обычное дело в те смутные времена. Красивая сказка.
Запретное прикосновение - Такер ШеллиТатьяна
11.05.2012, 13.45





классный роман я с радостью его перечитывая читала этот роман 10лет назад
Запретное прикосновение - Такер Шеллиг
2.11.2013, 19.01





Mda.... Nachalo ponravilos'... S seredini stalo skuchno... Bila bi krasivaya skazka esli bi ne scena ublajeniya geroya v seredine... kak-to poshlo dlya skazki poluchilos'
Запретное прикосновение - Такер Шеллиily
28.04.2014, 4.16





Совершенно нелепый сюжет. Никогда такую ценную принцессу отец не отправил бы с одним охранником. Даже если он её не изнасилует по дороге, его запросто убьют. А даже если доберутся благополучно - никто не возьмёт замуж принцессу которая хотя бы одну ночь провела наедине с мужчиной, а тем более тут прошли недели. В любом случае её бы сопровождали люди жениха, а не какой-то бродяга с улицы. Ну а герой подыхает от зависти к героине, ведь он тоже должен быть благородным лордом вместо того чтобы быть простым охранником. Его желчь и обиды утомляют и не придают ему привлекательности. Герои какие-то оба бесхарактерные, плоские. Нет интересных образов, интересных диалогов. "Благородная" героиня в конце концов изнасиловала героя, сама запрыгнула на него.. а он на протяжении всей истории совершенно беспомощен. Какой-то бред.
Запретное прикосновение - Такер ШеллиAlina
20.09.2014, 11.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100