Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Мари ступила в гостиную и отшатнулась.
– Ашиана, почему ты не сказала, что он здесь? – еле слышно прошептала она, глядя на знакомою фигуру в дальнем кресле.
– Но это само собой разумелось. Мы все с нетерпением ждали этого дня.
Как ни подталкивала ее Ашиана вперед, но Мари оцепенело стояла у дверей этой обширной и со вкусом убранной комнаты. Гостиная была обставлена мебелью красного дерева, под потолком поблескивала хрустальная люстра, а на лаковых горках, расписанных в китайском стиле, голубели статуэтки из превосходного дельфтского фаянса, которые, по-видимому, должны были бы стоить не одну тысячу ливров.
Она находилась в этом доме уже третий день, и все это время почти не выходила из своей спальни, согласившись сегодня спуститься в гостиную только после настойчивых уговоров Ашианы, приглашавшей ее присоединиться к семейному событию. Лорду Джулиану сегодня должны были снять повязку, он должен был обрести зрение. И Мари решила, что обязана встретиться с ним хотя бы для того, чтобы сказать, что она искренне сожалеет о случившемся с ним и с его кораблем.
Лорд Джулиан был уже здесь – высокий и светловолосый, его можно было бы перепутать с братьями, если бы не повязка на его глазах. Рядом с ним сидел унылого вида мужчина, очевидно, их семейный доктор, а также лорд Саксон и сухонькая пожилая дама, одетая в элегантное пастельно-розовое платье. Мари поняла, что видит саму герцогиню.
И еще в гостиной сидел Макс.
Судя по ошеломленному выражению его бледного лица, ее появление было для него не меньшей неожиданностью, нежели для нее его присутствие.
– Я не думала, что он уже может вставать, – обиженно прошептала Мари.
– Его вдохновил на это Саксон, – пояснила Ашиана. Мари насупилась. Она больше не верила в коварный план д'Авенантов, направленный на то, чтобы выудить из нее формулу, однако начинала подозревать, что они вынашивают другой, не менее коварный замысел, желая соединить их с Максом.
Что так же бессмысленно, как пытаться соединить масло с водой.
Или порох с огнем.
Она не успела продумать пути отступления, так как была атакована одним из собравшихся здесь заговорщиков.
– Дитя мое, как я рада, что вы согласились присоединиться к нам!
Герцогиня, разбив неловковое молчание, шла к ней с вытянутыми руками и теплой улыбкой, которая удивительнейшим образом согревала ее холодноватые серебристо-серые глаза.
– Мне очень жаль, что мы с вами не познакомились раньше. Я мать Макса. Меня зовут Пейдж. – Обеими руками она пожала руку Мари. – Насколько я понимаю, это вас я должна благодарить за сына. Вы спасли ему жизнь. Я очень благодарна вам. Восхищаюсь вашим бесстрашием.
– Нет... что вы... – запротестовала Мари. Она никак не могла взять в толк, отчего все вокруг приписывают ей качества, которые никогда не были присущи ей. Ведь отнюдь не отвага двигала ею тогда; напротив, полнейшая паника обуяла ее.
– Пустяки, – пролепетала она. Лорд Джулиан засмеялся.
– Я бы так не сказал, мадемуазель. – Он прошел к двери размеренными шагами, словно по памяти находя дорогу. – Макс, конечно, бывает иногда невыносим в своей серьезности и учености, но он все-таки кое-что да значит для нас. Наверное, мы просто привыкли к нему.
– Ну спасибо, – проворчал Макс.
Лорд Джулиан, не удостоив вниманием эту реплику, с проказливой улыбкой на лице взял ее другую руку.
– Позвольте представиться. – Он галантно поклонился Мари. – Лорд Джулиан д'Авенант к вашим услугам. А вы та очаровательная, блестящая Мари Николь ле Бон, о которой мы так много слышали. Должен признаться, мне изрядно досаждает факт, что два моих братца не оставили мне никаких шансов, завладев сердцами восхитительнейших дам. – С этими словами он поцеловал ей руку.
Мари почувствовала, что краснеет. Ей не доводилось слышать столь лестных слов в свой адрес. Даже от Макса. Ашиана улыбнулась:
– Спасибо, Джулиан.
Оставив их, она направилась через комнату к мужу.
Характеристика, данная лордом Джулианом, показалась Мари довольно спорной – особенно тезис о ее очаровании. Он называет ее очаровательной, восхитительной, не видя ее? Но она не стала возражать. Были другие, гораздо более важные вещи, о которых ей хотелось сказать ему.
– Лорд Джулиан, я искренне сожалею о случившемся с вами. Если можете, простите меня...
– Вам не за что извиняться, – прервал он ее. – Я не имею к вам претензий. – Просунув ее руку под свой локоть, он провел ее в гостиную. – И прошу вас, называйте меня просто Джулианом.
Она изумленно смотрела на него. Как может быть он таким радушным, как вообще может выносить ее присутствие, когда ее дьявольское изобретение отняло у него все – зрение, корабль, команду?
Зато его брат помнит об этом.
– Мадемуазель ле Бон, – заговорила герцогиня, – Макс рассказал нам, что военные воспользовались вашим химическим соединением без вашего ведома. Поэтому мы ни в чем не виним вас. Вы сами пострадали из-за него. Мне печально думать о том, что вы лишились дома, потеряли сестру. Примите мои соболезнования.
Мари бросила быстрый взгляд на Макса, раздосадованная, что он так много рассказал о ней родным. Она не привыкла делиться с кем-либо своей болью. Подобные чувства она всегда предпочитала держать при себе.
Как, впрочем, любые свои чувства.
– Вы не несете ответственности за то, как французский флот распорядился вашим изобретением, – подхватил Джулиан. – Мадемуазель, мы оба – и я и вы – стали жертвами в этой игре. Жертвами обстоятельств, которые выше нас.
– Вы очень добры, – тихо ответила Мари, переводя взгляд с Джулиана на герцогиню. – Спасибо вам.
– Ну что вы, мадемуазель, – возразил Джулиан. – Дело не в доброте. Просто я не умею долго сожалеть о чем-либо, как и злиться на кого-либо.
Герцогиня заняла свое место на диване, а Джулиан продолжал стоять рядом с Мари, улыбаясь.
И она вдруг обнаружила, что улыбается тоже. Пусть похвала его явно преувеличенна – если бы он мог видеть ее, он вряд проявил бы такую обходительность, – но он, однако... весьма обаятелен.
Макс кашлянул:
– Джул, пора бы тебе уже оставить ее.
Джулиан язвительно хмыкнул.
– Вот, пожалуйста, разве не говорил я вам, что он бывает невыносим?
С этими словами он, осторожно ступая, провел ее к креслу, стоявшему в дальнем от Макса углу.
После чего прошел к своему, стоявшему посредине комнаты.
– Доктор Вебстер, пора приступать, – сказал он с нетерпеливым жестом. На его лице снова мелькнула проказливая усмешка. – Думаете, легко так долго не видеть женщин и корабли?
Саксон задернул шторы на окнах, Ашиана зажгла лампы. В комнате воцарилась тишина. Доктор вытащил из своего черного саквояжа ножницы, склонился над Джулианом и надрезал повязку.
Медленно и осторожно снимал он ее, сматывая в клубок узкую полоску белого льна, которой, казалось, не будет конца. Мари почувствовала, как внутри у нее все сжалось. И поняла, что испытывает то же чувство, которое испытывал каждый, кто находился сейчас здесь. Надежду.
Она ощущала себя частью их. И это было непостижимо.
Как непостижимой была и атмосфера любви, наполнявшая этот дом; она ощущала ее почти физически. Вот лорд Саксон и Ашиана, они стоят, прижавшись друг к другу, его рука обнимает ее плечо; герцогиня, ее лицо полно тревожного ожидания и боли, когда она смотрит на доктора, снимающего повязку с глаз ее сына; вот сам Джулиан – обаятельный, мужественный, не унывающий Джулиан.
Как добры они все, как заботливы друг к другу. Да ведь они замечательные люди.
Она украдкой взглянула на Макса. Он не заметил ее взгляда, неотрывно глядя на брата, его серые глаза потемнели – тревожное ожидание и надежда сквозили в них. А еще любовь.
Ей вдруг вспомнились слова, которые он сказал прошлым утром.
Я пошел на это из-за Джулиана.
Я хотел спасти людей.
Спасти людей. Об этом же думала она, работая над удобрением.
Она не могла понять, что так смущает ее – те ли закравшееся сомнение, что он не так уж много лгал ей, то ли то обстоятельство, что его мотивы так схожи с ее...
Или же ее смятение вызвано зародившимся в ней пониманием того, что все те качества, которыми она восхищалась в нем, вовсе не фикция? Его образованность, страсть к чтению, к науке, забота о ближних, воля – все это присутствует в нем.
Ашиана сказала, что у него «нежная душа».
Да, именно потому-то она и полюбила его.
Она поспешно отвела глаза, ругая себя за эти мысли. Он лгал ей. Использовал ее. Он утаил от нее правду даже когда, как утверждает, полюбил ее.
И он убил ее брата.
Она не может простить его. Не сможет больше доверять ему.
Как не может доверять себе. И суждение ее ошибочно; видно, она опять позволила эмоциям возобладать над разумом. Его присутствие само по себе способно перевернуть все ее представления.
Сказав себе решительное «нет», она снова сосредоточила внимание на Джулиане. Доктор, сняв наконец бинты, отступил в сторону.
Все ждали. Джулиан сидел неподвижно. В комнате установилась такая тишина, что Мари могла бы поклясться, что слышит, как дрожат на люстре подвески.
– Милорд? – тихо, с надеждой проговорил доктор. Джулиан заморгал – и улыбнулся.
Счастливое облегчение охватило Мари.
Оно длилось до той секунды, пока Джулиан не заговорил:
– Док, в чем дело? Почему остановились? Продолжайте. Все молчали. Казалось, все перестали дышать.
– Милорд... – Доктор смущенно откашлялся. – Бинты сняты.
Улыбка на лице Джулиана дрогнула и потухла.
Какое-то мгновение – страшное, мучительное мгновение – он оставался неподвижен. Его черты еще хранили остатки прежнего оптимизма, а затем недоверие появилось на его лице.
Он поднес руку к глазам. Моргнул раз и еще раз. Повернулся.
– Я... не вижу. – Он закрыл ладонями глаза. – Я ничего не вижу!
Доктор показал на шторы. Ашиана проворно раздвинула их.
– Вы видите свет, милорд? Может быть, какие-то очертания, тени?
– Нет. Ничего, – с отчаянием произнес Джулиан. Доктор склонился над ним с лупой, заглядывая ему в глаза.
– Анатомических нарушений я не нахожу. Вероятно, нам просто не следовало так спешить.
– Да, Джул. – Макс был первым, кто смог заговорить. – Через пару месяцев...
– Или недель, – поправил его Саксон.
– Или никогда, – сказал Джулиан.
Его голос прозвучал глухо. Это был голос человека, говорящего из темноты.
Мари сдавила ручки кресла. Она чувствовала его боль как свою. Кто-кто, но она знает, что это такое мрак одиночества, что такое не отпускающий душу страх и сознание собственного бессилия...
Она поняла, что смотрит на Макса, только когда их взгляды встретились.
Он тоже познал это. Они оба знают, что такое чувствовать себя беспомощным и зависимым.
В эту секунду она поняла, что он не лгал, рассказывая ей о своей болезни, как не солгал ни в чем, что касалось его прошлого. Они были в глубине его глаз – тени, некогда являвшиеся ему.
Смутившись от этой неожиданно возникшей близости. Мари отвела глаза.
Доктор достал из саквояжа свежие бинты и принялся разматывать их.
– Через несколько недель, милорд, мы попробуем снова. Джулиан, вздрогнув, отпрянул, когда доктор приложил бинт к его голове.
– Уберите это, док, – приказал он.
– Но, милорд, это всего-навсего повязка. Нужно беречь глаза.
– Зачем? – засмеялся Джулиан. Его смех, прозвучавший резко и сухо, был лишен всякого веселья. – Какой в этом смысл?
– Доктор Вебстер, благодарю вас, вы свободны. – Лорд Саксон подал ему саквояж. – Мы вызовем вас, если будут какие-то изменения. Тауншенд, проводите доктора.
Доктор Вебстер выглядел немного удрученным, однако вежливо раскланялся и удалился.
Лорд Саксон, закрыв за ним дверь, прошел к брату, неподвижно сидевшему в кресле.
– Джулиан, мужайся. Я уверен, ты выстоишь. Ты и сам знаешь это. – Он потрепал его по плечу. – Нужно просто немного потерпеть.
– Потерпеть, – как эхо повторил Джулиан. – Конечно, Сакс. Я потерплю. Похоже, времени у меня теперь предостаточно. – Его голос дрогнул. – Целая жизнь... И я проживу ее на суше. Компания, конечно же... назначит... щедрую пенсию.
Мари, прикрыв ладонью рот, закрыла глаза, полные слез. Какую страшную беду принесло ее изобретение! Неважно, винит он ее или нет, но она-то знает, что виновата во всем она.
Саксон расправил плечи.
– Они не посмеют дать тебе отставку. Я свяжусь с управляющим и...
– Нет. – Джулиан вдруг поднялся. – Я сам буду разговаривать с ним. Я все улажу сам. Завтра же. А сейчас я... хочу... – Он направился к двери, шагая неловко и неуверенно, словно его ноги одеревенели я не помнили дороги. – Мне нужно... побыть одному.
Судя по испугу, мелькнувшему в глазах его родных, подобные желания он высказывал не часто.
Как замороженные сидели они на своих местах, меж тем как Джулиан стесненно пробирался к двери. Мари знала, что все испытывают одно и то же желание – броситься ему на помощь, но никто не осмеливался сделать этого.
Он вышел один, и они слушали, как звучали его шаги в холле, слышали каждый шаг, медленный и отчетливый... пока лакей не притворил дверь.
В гостиной стояла гробовая тишина.
Никто не произнес ни слова. Мари подумала, что, наверное, ей следует извиниться и удалиться к себе, но сейчас она почему-то не хотела оставаться одна.
Все молчали. Герцогиня заплакала.
– Извините, – сказала она, вытаскивая отороченный кружевами носовой платочек. – Я ни на секунду не сомневалась, что мы сегодня будем праздновать его выздоровление! Господа, как же он теперь... как он сможет... – Она встала, не в силах справиться со слезами. – Извините, дети, я оставлю вас.
Она поспешно удалилась. Ашиана, обменявшись взглядом с мужем, вышла за ней.
И Мари осталась с лордом Саксоном... и Максом. Она вдруг почувствовала себя неловко и неуютно и поднялась, чтобы уйти.
– Мадемуазель, погодите, – решительно остановил ее Макс. – Я хочу поговорить с вами.
– Милорд, – устало произнесла она, впервые обращаясь к нему после того разговора в его комнате. – Я не думаю, что у нас есть что сказать друг другу.
– Есть несколько обстоятельств, которые требуют обсуждения, – с холодной официальностью возразил он. – И я прошу вас уделить мне несколько минут.
Мари не присела, оставаясь стоять у кресла.
Лорд Саксон подошел к брату и, наклонившись к нему, что-то сказал, – что именно, Мари не слышала, но похоже, он спрашивал о чем-то, поскольку Макс кивнул и ответил: «Да».
Старший брат, видно, остался недоволен ответом – нахмурившись, он бросил быстрый взгляд на Мари.
Однако спорить не стал.
– Прошу извинить меня, мадемуазель. – Он учтиво поклонился и вышел.
Дверь закрылась за ним с тихим щелчком.
Этот щелчок она прочувствовала до кончиков пальцев на ногах.
Она стояла, глядя на подлокотник кресла. Ее палец, двигаясь по нему, повторял причудливый орнамент обивки. Она ждала.
А Макс между тем молчал. Она чувствовала на себе его взгляд, он скользил по ее лицу – от узла волос на голове до верхней кромки ее изумрудно-зеленого платья. Напряжение нарастало, пока ей не показалось, что сердце выскочит у нее из груди.
– Милорд, – не выдержав, промолвила она. – Вы сказали, что хотите обсудить что-то.
– Да. Три обстоятельства. – Его голос звучал по-прежнему холодно и отчужденно. – Но сначала я хочу задать вам один вопрос. Насколько я понял, вы желаете уехать отсюда. У вас есть какие-то планы на будущее? Что вы собираетесь делать, покинув наш дом?
– Даже будь у меня какие-то планы, милорд, обсуждать их с вами я бы не стала.
– Разумеется. Я лишь хочу знать, насколько хорошо вы представляете себе ситуацию, в которой оказались. Вас разыскивают как французские, так и британские власти. Слишком много людей, для которых вы, мадемуазель, представляете ценную добычу. И они не остановятся ни перед чем, чтобы заполучить желаемое. Они будут преследовать вас до конца. Вы забудете, что такое покой.
Она смотрела на него исподлобья.
– Вы пытаетесь запугать меня, милорд, чтобы я осталась здесь?
– Я пытаюсь заставить вас осознать всю степень опасности, что угрожает вам.
Он поерзал в кресле. Несмотря на его холодный, размеренный тон, Мари заметила, что он явно страдает. Заметила – и тут же отругала себя.
– Между тем, – продолжал он, – я хотел бы предложить вам другой вариант, нежели провести остаток своих дней в бегах. Если, конечно, вы соизволите выслушать меня.
Помедлив секунду, она ответила:
– Хорошо.
– Итак, есть три обстоятельства, которые я хочу обсудить с вами. Первое. Наши осведомители сообщили, что человек, на которого я работал – его фамилия Вульф, – обнаружен мертвым. Он был значительной фигурой в секретном ведомстве. Вторым после него был известный вам Флеминг. Так вот, Вульфа убили наемники Флеминга. Убили с помощью garrotte. В тот же день Флеминг поместил в газетах приглашение, подготовив мне ловушку, в которую я и попался. – На щеках у Макса заиграли желваки. – Флеминг – предатель, он работает на французов. Где он сейчас, им неизвестно. Либо он все еще в Англии, либо, получив желанную формулу, отправился во Францию.
При упоминании о Флеминге Мари содрогнулась:
– Я не понимаю, какое...
– Какое отношение это имеет к вашим планам? Я объясню вам, мадемуазель. Британские секретные службы повергнуты в смятение, и это обстоятельство поможет нам выиграть время.
Она не успела возразить против «нам». Макс, даже не сделав паузы, продолжал говорить:
– Второе, что я хотел сказать вам, это то, что я по-прежнему люблю вас.
Он сообщил об этом таким спокойно-бесстрастным тоном, что Мари растерялась, не зная, как отреагировать на это заявление.
Оправившись, она шумно вдохнула и обратила на него гневный взгляд.
– Милорд, коль вы с такой настойчивостью повторяете мне это, то позвольте мне спросить вас, – ответила она, складывая руки на груди. – Когда, интересно знать, вы воспылали любовью ко мне?
– Этого я не могу сказать вам, мадемуазель. Это не одномоментное событие.
– Однако вы можете назвать хотя бы приблизительную дату?
Его лицо оставалось бесстрастным, изменились только глаза – словно огонь вспыхнул в них, серебристыми искрами осветив их серую прохладу.
– Это происходило постепенно, день за днем. И я как мог боролся с этим.
– Хорошо, тогда я спрошу иначе, – не сдавалась она. – Когда впервые в вашу голову пришла мысль, что вы любите меня? Я хочу знать, в какой момент слова «я люблю тебя, Мари» перестали быть уловкой.
– В Париже, – не задумываясь, ответил он. – В тот день, когда вы потерялись. Я испугался, что никогда больше не увижу вас. Я страшно злился. Злился, что вы ушли, а еще потому, что заставили меня испытывать такие мучения. Той ночью я пришел в вашу комнату, потому что не мог оставить вас одну. Потому что страшно беспокоился за вас. – В его голосе не осталось и следа от прежней холодной отчужденности. – И с того дня мое чувство к вам становилось все сильнее.
– Итак, – сказала она, – если все это правда, то вы, милорд, еще в Париже знали о ваших чувствах. – Она вздернула голову и устремила на него полный упрека взгляд. – Помнится, как-то раз вы сказали мне, что я недостаточно доверяю своим чувствам, но вы, милорд, грешите тем же. Если вы полюбили меня, как вы утверждаете, если так давно знали о своей любви, тогда почему продолжали лгать мне? Вы, питая чувства ко мне, обманывали меня. Почему вы не сказали правду, почему не открылись мне? Ведь такая возможность была у вас!
– Неужели вы полагаете, что я не думал об этом? Вы и вообразить себе не можете, сколько раз я был на грани того, чтобы рассказать вам всю правду. Но представьте, если бы я рассказал, что бы вы сделали? Да вы сбежали бы. Вы помчались бы навстречу опасности. Вы исполнились бы презрения ко мне, как презираете меня сейчас. Я знал, что могу потерять вас, и эта мысль была мне невыносима. Я все надеялся... – Он сдавленно засмеялся. – Надеялся, как дурачок, что мне каким-то образом удастся все объяснить вам позже. Что удастся вымолить у вас прощение.
– Нет, не поэтому вы молчали, – возразила Мари. – Вы думали о своем. Я нужна была вам для спасения Англии.
– Да, – выпалил он. – И поэтому тоже. А вы бы хотели, чтобы я забыл о деле? Черт возьми, Мари, скажи мне, ты могла бы полюбить мужчину, который из-за собственных интересов готов забыть об интересах родины?
– Не знаю, – тихо ответила она. – Я знаю одно: я не могу любить человека, у которого признания в любви перемежаются с ложью.
Макс закрыл глаза и шумно выдохнул сквозь стиснутые зубы.
– Хорошо, пусть ты считаешь прежние мои признания неискренними, фальшивыми – как тебе угодно. Но зачем, по-твоему, я продолжаю твердить об этом сейчас? Сейчас-то какой мне в этом прок?
– Очевидно, у вас есть свои резоны. Если вы не доставите меня, куда должны доставить, вас обвинят в измене. Ваш брат Саксон весьма недвусмысленно дал мне это понять.
– Черт, Мари...
– Но мне безразлично, выдадите вы меня или нет! В любом случае вы не получите от меня ничего! Я никому не скажу формулу. Особенно теперь... – Она задрожала, подумав о мучениях, выпавших на долю Джулиана. – Никому. Ни вам, ни вашему начальству, ни французам – никому. Я готова вынести любые угрозы, даже пытки. Я буду молчать!
Несколько мгновений Макс смотрел на нее молча.
И вдруг сделал нечто совершенно неожиданное.
Он расплылся в улыбке.
– Да-а, – проговорил он, – теперь я вижу, как права ты была вчера. Только сейчас я понял, как ты была права, утверждая, что я не знаю тебя. – Его глаза мерцали тем же серебристым светом. – Я и вправду не знал тебя. Я видел в тебе добрую, сострадательную, умную женщину, но только сейчас понял, что ты к тому же страшно упрямая. Хоть и не думал я, что придется делать тебе такие признания, но скажу – такую Мари я люблю даже больше той, которую любил все это время.
Она отвернулась – безмолвная, трепещущая, боясь глядеть на него.
Боясь снова поверить ему.
– И последнее, что я хотел обсудить с тобой, – осторожно продолжил он: – Вполне может быть, Мари, что ты сейчас носишь моего ребенка.
Вздрогнув, она обернулась к нему и застыла в ужасе.
А затем, почувствовав вдруг страшную слабость в ногах, медленно опустилась в кресло.
Боже милостивый, почему же она сама не подумала о таком исходе?
Ребенок. Его ребенок.
Ее рука как-то сама собой легла на живот. Ее щеки пылали.
– Нет... я... я...
– Что, Мари? Что ты будешь делать? Как собираешься жить? Одна, в бегах... да еще с ребенком на руках.
Она мотала головой, отчаянно пытаясь собраться с мыслями.
– Я... я спрячусь. Они не найдут меня. Я изменю имя, внешность. Поселюсь вдали от всех, кто знает меня.
Она взглянула на Макса, вдруг ужаснувшись мысли, что может никогда не увидеть его.
Господи! Да что же такое происходит с ней, если даже после того, что он сделал, она продолжает любить его?
– Не получится, – сказал он просто.
– Почему?
– Потому что я отыщу тебя. От остальных ты, возможно, и спрячешься, но от меня никогда. Где бы ты ни скрывалась, я найду тебя. Ты сбежишь – я брошусь вдогонку, ты ускользнешь – я поймаю тебя. Я люблю тебя, Мари Николь ле Бон.
Она закрыла ладонью глаза. Ей стоило невероятных усилий сдержать слезы. У нее не оставалось сил, чтобы спорить с ним.
– Пуститься в бега это не выход, – сказал он. – У меня есть другой план, и он может сработать. Но для этого я попрошу тебя быть откровенной со мной. Скажи, остались ли где-то хоть какие-то крупицы того соединения?
Она покачала головой.
– У Армана был всего один крохотный пакетик, и он отдал его военным.
– А они испытали его на корабле Джулиана. Они оставят тебя в покое, только если получат от тебя такой же порошок.
– Все, что у меня было, сгорело вместе с лабораторией. Если только я снова приготовлю его...
– Отлично. Значит, мой план имеет шансы на успех. Уронив руку на колено, она недоверчиво посмотрела на него.
– Какой план?
Таинственная улыбка заиграла на его губах:
– Мы дадим им то, чего они так жаждут.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100