Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

Даже райские кущи не смогли бы подарить такого блаженства, какое испытывала в эту минуту Мари. Положив голову на грудь Макса, она с закрытыми глазами слушала биение его сердца, вдыхала экзотические благоухания, пропитавшие влажный воздух огромного помещения. Столовая в доме его друга была не достроена, и потому полуденную трапезу они разделили на полу в огромной стеклянной комнате, которую Макс назвал оранжереей.
Они закончили есть уже с час назад, но благость и сонливость охватили ее, и ей не хотелось уходить отсюда. Да и Макс, казалось, не желал покидать это райское место. Наверное, все дело в привычке, подумала Мари, Находясь в пути, они посвящали ночные часы дороге, а днем отдыхали, и сейчас им было нелегко вернуться к нормальному распорядку жизни. Да она и не слишком спешила возвращаться к нему.
Собственно говоря, ей не хотелось пока браться вообще ни за какие дела. После двух недель скачки, пеших переходов и морской качки она радовалась просто тому, что не нужно никуда идти. Тому, что ничто не угрожает им. Радовалась покою. Когда они тремя днями раньше прибыли сюда, Макс объяснил ей, что его друг великодушно пригласил их погостить в своем коттедже столько, сколько они пожелают. Этот друг – которого звали Саксон – даже прислал сюда десяток охранников, и сейчас эти молодые мужчины, вооруженные, патрулировали вокруг дома.
Опасности, преследовавшие их с Максом, остались во Франции, и Мари была счастлива. Она не испытывала никакой ностальгии по родине. То, что она пережила там, то, что она помнила, – было связано только с лишениями и страхом. Макс сказал, что не знает, когда они смогут вернуться домой, и она заверила его, что для нее это не имеет никакого значения.
Франция была частью ее прошлого, безвозвратно потерянной и не вызывающей сожаления. Зато Англия показалась ей чудесным уголком, зеленым и плодородным, в котором обитают дружелюбные, сердечные люди. По крайней мере, те, кто уже встретился ей здесь, были такими. Охранники были любезны и милы с ней. И друг Макса, должно быть, тоже добрый человек, раз предоставил им свой коттедж.
Видимо, вражда, в которой пребывают два государства, никак не коснулась их граждан.
А раз так, то Англия станет для нее тем местом, где она начнет новую жизнь. И новые воспоминания.
Зеленые лиственные своды распространяли сладкий, немного приторный аромат, от которого приятно кружилась голова. Она вдохнула его и посмотрела на Макса.
– Макс, напомни мне названия цветов. Красный...жам...
– Красный жасмин, – прошептал он. – А еще белый жасмин, «Королева ночи», английские розы.
– М-м-м. – Она сонно вздохнула. Сейчас, как и всякий раз, оставаясь вдвоем, они говорили по-французски. – Скажи, в Англии во всех коттеджах есть оранжереи?
– Нет Такой грандиозный дом скорее исключение нежели правило.
Да, именно, грандиозный, подумала Мари. Дом был одноэтажным, без мебели и еще не достроен, но те части, которые были завершены, впечатляли своим великолепием. Холл с мраморными колоннами, задрапированными в красную материю, которая нежными волнами спадала на пол; стены, инкрустированные слоновой костью, лазуритом и перламутром, составлявшими огромное переливчатое мозаичное панно; мраморная терраса, примыкавшая к задней части дома с изящным фонтаном в центре.
Ну и конечно, эта оранжерея. Огромная, целиком выполненная из стекла, она занимала все восточное крыло дома Утопающая в зелени кустарников, деревьев, лиан, наводненная густым, влажным благоуханием тропических лесов, она была столь огромна, что Мари не видела ее конца, хотя они с Максом расположились в самом ее центре.
– Знаешь, этот коттедж... Как же это по-английски?. Он... потрясающий.
– Да, здесь неплохо, – отрешенно проговорил Макс накручивая на палец прядь ее волос. – Мой друг постарался Он готовит подарок жене к Рождеству. Она не любит шума и суеты Лондона, так что время от времени они смогут сбегать сюда. Мы с тобой сейчас находимся всего в часе езды от города.
Мари вновь закрыла глаза, прислушиваясь к таинственным, баюкающим звукам миниатюрных джунглей: к щебету птиц, прячущихся в ветвях над их головами, журчанию ручья, далеким, пронзительным крикам диковинной, переливчатой псицы, которую она мельком видела вчера. «Павлин» – так назвал ее Макс.
– И как это ему пришла в голову идея столь экзотического дома? – пробормотала Мари.
Макс не ответил. Она не была уверена, слышал ли он ее: весь день он пребывал в каком-то странном настроении, был вдумчив и рассеян, как будто какая-то забота занимала его.
Собственно, это настроение охватило его с того самого дня, когда они прибыли сюда. Вместо того чтобы расслабиться и наслаждаться покоем, он, казалось, был чем-то смущен, напряжен, и это напряжение нарастало с каждым днем. Быть может, он не любит Англию?
Но что еще беспокоило Мари, так это то, что он все меньше разговаривал с ней, впадая внезапно в отрешенное молчание. Кроме того, он плохо ел. И хотя они постоянно были вместе, он все время был...
Она затруднялась даже подобрать слово, которое обозначило бы его настроение.
Ну, разве что... печаль.
– Макс?
– Индия. Этот дом воспроизводит жилище его жены в Индии. Она выросла во дворце. Она принцесса.
Мари, опершись на локоть, приподнялась. Заинтригованная, она боялась, что Макс снова погрузится в свои мысли.
– А как получилось, что англичанин женился на индийской принцессе?
Слабая улыбка коснулась его губ, как будто он разгадал истинный смысл ее вопроса. Продолжая играть с ее локоном, он сказал:
– Это длинная история, Мари.
– Ничего. У меня есть время, – тихо откликнулась она. Ее глаза говорили о большем – о готовности разделить с ним все, что беспокоит его.
Серые глаза, мягкие, как туман, что каждое утро окутывал английскую провинцию, скользнули по ее лицу. На мгновение ей показалось, что он наконец объяснит ей свою печаль.
Но он ответил на ее вопрос:
– Мой друг служит капитаном в Ост-Индской компании. Эта компания осуществляет торговлю с Востоком. Но не торговля свела его с принцессой... – грустная усмешка скривила его губы, – а драгоценный камень, принадлежавший ее народу. Этим священным сапфиром однажды завладел отец... Саксона и тем самым навлек на себя и свою семью древнее проклятие хинди. – Его вид и голос стали крайне серьезными. – В наше время почти никто не верит в подобного рода вещи, но Саксону пришлось поверить. Проклятие погубило его отца, потом... поразило и его брата. Оно висело над его семьей, пока...
– Пока принцесса не сняла его? И вновь он грустно усмехнулся:
– Ну, можно сказать и так. Хотя, для того чтобы вернуть сапфир своему народу, она должна была убить Саксона.
Мари ахнула.
– Он женился на женщине, которая должна была убить его?
– Да. Но они преодолели разногласия, существовавшие между ними.
Мари, изумленно качая головой, смотрела на причудливые стеклянные перекрытия, как будто парящие высоко в воздухе.
– И сейчас они так любят друг друга, что он выстроил для нее этот чудесный дом. Макс, мне хотелось бы познакомиться с этими людьми.
И снова последовало долгое молчание, а потом он ответил:
– Познакомишься. Как-нибудь.
Тихое фырканье, раздавшееся в кустах слева от них, насторожило Мари. Она села.
– Кажется, наш приятель вернулся, – прошептала она боязливо и вместе с тем восторженно. – Ой, хоть бы он показался нам!
Макс, приподнявшись, сея рядом.
– Только не делай резких движений, Мари. А то Никобар подумает, что ты играешь.
– Но ведь ты говорил, что он ручной.
– Ну да, почти ручной. Вообще-то он довольно дружелюбен. Однако, если ты сделаешь резкое движение, он воспримет это как игру и прыгнет на тебя. Беда в том, что он не понимает своей силы. Он все еще чувствует себя котиком.
Мари, затаив дыхание, смотрела в зеленые заросли, за которыми медленно двигалось нечто большое и яркое – оранжевые всполохи сопровождались тихим кошачьим ворчанием, которое не было ни мурлыканьем, ни рычанием.
В изящном лиственном орнаменте огромного папортника вспыхнули два янтарных глаза, смотревшие прямо на них. Мари слышала, как кошка принюхивается.
Мгновение – и она бесшумно выпрыгнула из зарослей.
– О Макс! – восхищенно прошептала Мари. – Он красавец!
Никобар, чуть отойдя от них, растянулся на полу как домашний кот и, приветливо погладывая на них, задвигал хвостом. Огромный, с блестящей полосатой шерстью и золотым воротничком вокруг шеи, он был истинным царем этих джунглей. Секундой позже он перекатился на бок, потянулся и зевнул.
Вид его изогнутых клыков заставил Мари замереть.
– Я сказала «красавец»? – испуганно проговорила она. – Кажется, я погорячилась.
Макс тихо засмеялся и, обняв ее за плечи, притянул к себе.
– Не бойтесь, милая девушка. Я с вами. Я разгоню всех чудовищ, всех драконов... – Он посмотрел на нее, их взгляды встретились, и его голос зазвучал серьезнее и глубже: – Я не дам тебя в обиду никому.
– Я знаю, – прошептала она.
Он проглотил ком в горле. И снова печаль промелькнула в его взгляде.
– Ты хоть знаешь, Мари, как сильно я люблю тебя? Она прильнула к нему и потерлась щекой о его щеку.
– Если твоя любовь составляет хотя бы десятую долю моей, – нежно ответила Мари, – то она должна быть грандиозна.
Они помолчали. Только пение птиц и журчание ручья наполняли тишину. Никобар, лежа на спине и вытянув переднюю лапу, лениво трепал красный цветок, качавшийся на ветке над его головой.
– Макс, ты должен знать, мои чувства к тебе неизменны, – прошептала она. – Что бы ни случилось, я всегда буду любить тебя.
Другая его рука легла ей на плечо, он привлек ее к себе и ничего не ответил, но она почувствовала, как часто забилось его сердце.
Она положила голову ему на грудь. О, как много хотела она сказать ему, сколь о многом спросить! Но она не желала принуждать его. Какая бы забота ни тревожила его, он явно страдает. Придет время, и он поделится с ней свой печалью.
И запечатлев нежнейший поцелуй на его шее, над воротом рубашки, она примирилась с его молчанием. Она не станет торопить его.
Им уже некуда спешить. Они вместе, они в безопасности. Это главное.
Было что-то зловещее в тишине, окутавшей этой ночью дом. Макс быстро миновал длинный коридор, ведущий в гостевую спальню в западном крыле, которую занимали они с Мари. Почти час провел он во дворе, разговаривая с охранниками.
Обсуждал изменения в планах.
Притворив за собой дверь, он увидел, что Мари уже спит. Он разулся у двери и, бесшумно ступая по мраморному полу, прошел к постели, которая представляла собой огромный круглый матрац, расстеленный на возвышении за газовой занавесью и заваленный множеством мягких подушек. Свет масляной лампы с низкого столика у ложа нежно золотил кожу и волосы Мари.
Остановившись у постели, он смотрел на нее сверху сквозь разделявшую их прозрачную занавесь. Нежность и страсть завязались в нем. Мари была как сама мечта, сладкая и невозможная, окутанная туманом мечта. Она лежала на боку, ее рука покоилась на его подушке, простыни и сорочка ее были смяты, словно она долго ворочалась в ожидании его.»
Жена.
Нет. Она ему не принадлежит.
Его взгляд упал на золотое колечко, поблескивавшее на ее пальце. Лживый символ лживых обещаний. Он бы отдал все, чтобы иметь возможность забрать его, а затем снова подарить ей, но только сделав его таким же искренним, какими искренними были чувства, переполнявшие его сердце.
Будет ли у него когда-нибудь такая возможность?
Он поморгал, прогоняя выступившие слезы, и задержался еще на мгновение, стремясь запечатлеть в памяти каждую черточку этого лица, каждый тончайший изгиб этого тела. За минувшие три дня он несколько раз был на грани того, чтобы открыть ей правду – правду о себе и о своей миссии. Какая-то часть его страстно желала этого, но...
Но другая его часть отчаянно цеплялась за каждый час совместного их бытия, за каждую секунду даримой ею любви. Быть может, ничего другого у него не будет, – только воспоминания об этих так быстро пролетевших днях.
А сейчас в запасе у него не было даже часа, чтобы побыть с ней.
О, как хотелось ему скользнуть к ней на это ложе, разбудить ее поцелуями и, разбудив, любить ее, быть может, в последний раз. Но он не мог позволить себе этого. Он выполнит еще одно, назначенное самому себе задание, а затем уйдет. Пусть спит. Лучше избегнуть боли расставания.
Он повернулся и пошел к двери. Подхватив свои сапоги, он выскользнул в темный коридор и направился в глубь восточного крыла, в библиотеку.
До нынешнего дня он рассчитывал, что они проведут здесь пapy-другую недель. Но сегодня утром, когда вышли первые лондонские газеты, все его планы рухнули.
Первоначально они с Саксоном и Джулианом условились, что он и Мари побудут здесь, пока братья попытаются разузнать, кто из чиновников секретного ведомства состоит в сговоре с французами. Д'Авенанты располагали сетью надежных информаторов, работавших в весьма своеобычных и небесполезных районах города, и время от времени, когда требовалось получить важные сведения политического или коммерческого характера, прибегали к их услугам. Саксон был уверен, что эти люди быстро вычислят предателя.
Они договорились, что он даст знать Максу, и тот привезет Мари в Лондон. Макс настойчиво твердил, что должен постоянно находиться рядом с Мари, дабы защищать ее, и они с братьями сошлись на том, что он сообщит о ней властям, но не откажется от нее.
Ему даже удалось убедить себя, что она, может быть, поймет его и в конце концов простит.
Однако объявление, напечатанное во всех утренних газетах, просмотренных им, изменило все их первоначальные планы.
Это было приглашение. То самое, которое он уже получал однажды и понять которое могли только он и еще двое.
Приглашение, заставившее его сердце замереть.
Он вошел в библиотеку – или, скорее, в комнату, отведенную под библиотеку. Сейчас здесь стоял лишь письменный стол Саксона, древний и бесконечно любимый им, кожаное кресло, да несколько ящиков с книгами. Он зажег лампу и, нащупывая в кармане жилета очки, взял одну из брошенных на столе газет.
Опустившись в кресло, он развернул газету и надел очки. Среди военных сводок и сообщений о несчастных случаях, мелким шрифтом были набраны те самые слова, которые однажды, с месяц назад, принес ему на серебряном подносе лакей.
Слова, приведшие его на тайную встречу в район Южных доков.
Сударь, если Вы не желаете допустить повторения того, что случилось с Вашим братом и его судном, приходите в таверну «Ястреба и воробья» на Бишопгейт-стрит в назначенные ранее день и час.
Только на этот раз ниже было написано:
Девушку оставьте в безопасном месте. Если не доверяете мне, можете взять с собой товарищей, но обязательно приходите.
И на этот раз внизу стояла подпись. Всего одна буква.
В.
Вульф.
Макс свернул газету и сунул ее в кипу старых газет на столе.
Ловушка. Так подсказывал ему инстинкт, обострившийся за эти недели.
Однако чертовски странная ловушка.
Девушку оставьте в безопасном месте. Если это так и Вульф работает на французов, то почему он не требует привести туда Мари? Ведь сам по себе Макс им ни к чему.
Они, конечно, могут убить его, но какой им с этого прок?
С другой стороны, если Вульф не предатель, то почему он вызывает его столь открыто, через газету, когда его коллега Флеминг легко поймет смысл этого приглашения?
Единственное объяснение, которое смог найти этому Макс, выглядело довольно мрачно: Вульф решился прибегнуть к помощи газеты только потому, что опасность слишком велика. И у него нет выбора. Нет иного способа предупредить Макса. Он не знает, по какому адресу можно было бы отправить более приватное приглашение.
Сняв очки, Макс потер усталые глаза и откинул голову на мягкую кожаную спинку.
Если не доверяете мне, можете взять с собой товарищей, но обязательно приходите.
Либо это дьявольская уловка, либо отчаянная попытка спасти ему жизнь.
Так что же это? Макс терялся в догадках. Времени на раздумья не оставалось. Прошлое их свидание произошло во вторник в два ночи.
Сейчас пока понедельник.
Почти одиннадцать ночи.
Но он уже решил, что пойдет.
Он выпрямился в кресле, надел очки и, выдвинув ящик стола, пошарил в нем рукой. Весь день он размышлял о том, следует ли ему обратиться за помощью к братьям. И в конце концов решил, что не может рисковать их жизнями. Эту опасность он должен принять, на себя. В конце концов, это он несколько недель назад ввязался в эту игру.
И он же так или иначе покончит с ней. Сегодня же.
Об этом-то он и говорил с охранниками. Двоих он возьмет с собой, остальные же, самые меткие стрелки, останутся здесь и будут охранять Мари.
При мысли о ней у него запершило в горле. Он вспомнил ее, доверчиво к безмятежно спавшую в его постели.
Невинная душа, попавшаяся в сети интриганов.
Он вынул из ящика стопку бумаги, перо с чернильницей, воск. Это последнее, что он обязан сделать перед уходом. Потому что может так случиться, что он никогда больше не увидит ее.
А если увидит, то в сопровождении людей из британской разведки, и тогда должен будет объяснить ей наконец, кто он такой, что он сделал и почему.
Каким бы ни был исход, у него уже не будет возможности сказать ей о том, что случившееся между ними было правдой, что чувства, о которых он ей говорил, это вовсе не ложь и не коварный замысел, что они искренни в глубоки.
Нужно, чтобы она знала это. Он должен сказать ей, к сказать так, чтобы она поверила. Пусть он пока не откроет ей своего истинного лица – ведь она может прочесть письмо до его возвращения, – но зато он расскажет ей о своих чувствах.
Несколько мгновений, которые показались ему мгновениями предсмертной агонии, он смотрел на чистый лист, а затем начал писать.
Мари! Милая, любимая моя!
Он остановился. Немного подумала, зачеркнул их, скомкал лист и взял другой.
И опять смотрел он на чистый лист, белевший перед ним на столе.
Проклятье! Писать любовные письма оказывалось делом многотрудным.
После нескольких неудавшихся попыток он сказал себе, что пора перестать думать, а только чувствовать. Нужно просто прочувствовать, что значит она для него, что внесла она в его жизнь.
И слова пришли сами собой.
Дорогая моя, – начал он, – я знаю, что ты должна чувствовать в эту минуту, но прошу тебя, – не откладывай это письмо в сторону, дочитай его до конца. Любовь моя, мне так многое нужно тебе сказать, а выдастся ли мне еще когда-нибудь такая возможность, Бог весть...
Он писал его час. Собрав листы, сложил их в конверт я дрожащими руками поднес серебряное блюдце с воском ж пламени. Взбудораженный только что пережитыми чувствами, нахлынувшими воспоминаниями, он не слышал, как отворилась дверь, не замечал чужого присутствия, пока рука не легла ему на плечо.
Он вздрогнул и замер.
– Я знала, что найду тебя здесь, – сказала Мари, обойдя кресло и остановившись сбоку.
Секунду он сидел в оцепенении, а затем завершил начатое: поставил блюдце с воском на стол, обмакнул в него железную печать с фамильным гербом д'Авенантов и скрепил ею конверт.
– И как же ты догадалась, что я здесь? – как можно более непринужденно спросил он.
– Книги, – с улыбкой проговорила она. Облаченная только в ночную сорочку, она присела на край стола.
– Где есть книги, там будешь ты, – пояснила она. – Кому ты пишешь?
У него пересохло во рту. Он не ожидал снова увидеть ее. И не было времени на объяснения, не было ни секунды. Он должен был идти.
Убрав письменные принадлежности и оставшуюся бумагу в ящик, он изобразил на лице безмятежную улыбку.
– Тебе.
Он протянул ей запечатанный конверт.
– Мари, я хочу, чтобы это письмо всегда было при тебе. Не распечатывай его, пока не... пока... – Он не сумел продолжить. – В общем, ты сама поймешь, когда его распечатать. А пока пусть оно просто будет с тобой.
Она взяла конверт, секунду смотрела на него, потом подняла глаза на Макса. Ее улыбка потухла.
– Я не понимаю. Он взял ее за руку, переплетя свои пальцы с ее, – отчасти потому, что хотел успокоить ее, а отчасти из-за тоге, что просто не смог удержаться.
– Я люблю тебя, милая, – хрипло выговорил он. – И хочу, чтобы ты знала об этом. Поэтому и написал тебе.
Ее улыбка вернулась.
– Но я это знаю. Макс. – Положив конверт на стол, она нежно коснулась пальцами его щеки. – Тебе нет нужды писать мне о своей любви, ты даришь ее мне ежедневно. Зачем ты... – Она смолкла и расширившимися глазами посмотрела на него. – Зачем ты... написал его? Разве... мы... расстаемся?
– Мари...
– Теперь я понимаю, почему ты весь день был в таком странном расположении духа. Поэтому, да? Ты куда-то уезжаешь? – Она дышала прерывисто и часто. – Тебя что-то гнетет, но ты не говоришь мне об этом.
– Тс-с, Мари, успокойся. Все хорошо...
– Но, Макс, твое молчание пугает меня!
Он поднялся и, оторвав ее от стола, привлек к себе. Вся дрожа, она прильнула к нему.
– Мари, прости, если я заставил тебя волноваться, – тихо сказал он, поглаживая рукой ее спину и ненавидя себя за то, что вынужден опять лгать ей. – Да, я уезжаю. В Лондон. Я должен встретиться с одним моим другом. Я рассчитывал вернуться до того, как ты проснешься, и мне не хотелось говорить тебе, ведь я знал, что ты будешь беспокоиться. – Он поставил ее и, чуть отстранившись, мягко взял в ладони ее лицо. – И не ошибся, ты уже обеспокоена.
Ее дыхание немного выровнялось. Темные, бездонные глаза смотрели ему в лицо.
– Но почему бы мне...
– Нет, ты не можешь поехать со мной. Я хочу, чтобы ты осталась здесь. Ночные лондонские улицы не самое подходящее место для дамы.
Однако это объяснение, казалось, не удовлетворило ее: она положительно догадывалась, что что-то здесь не так.
– Мари, чем скорее я уеду, тем скорее вернусь, – Он чмокнул ее в нос и отстранился. – Итак, милая супруга, отправляйтесь-ка лучше в постель, а мне позвольте заняться делами.
Она промолчала, однако изрядно удивила его, В который уже раз.
Приблизив к нему лицо, она поцеловала его в губы.
Мягко и медленно, и поцелуй этот был столь же непреодолим, сколь теплы были ее губы.
Он не успел остановить себя: схватив ее за плечи, он с силой притянул ее к себе и ответил на ее поцелуй своим – жадным, внезапным и проникающим, от которого она затрепетала.
Он зная, что у него нет времени даже на поцелуй, но не мог отпустить ее. Ее руки скользили по его спине, захватывая, сминая ему рубашку. Он говорил себе, что пора идти, он должен идти...
Но огонь, вспыхнувший в нем, отрезал путь к отступлению. Он желая ее, он нуждался в ней, так отчаянно и страстно, что сгорал в огне желания, У него не было времени, чтобы отнести ее в спальню, на их ложе. Не отрывая своих губ от ее, он отступил на шаг и, увлекая ее за собой, опустился в кресло.
Она издала тихий звук, в котором слышалось удивление и робость, но он, приподняв ее ночную сорочку, усадил ее верхом на себя и торопливо расстегнул бриджи. Придерживая ее за поясницу, он устроил ее поудобнее, так, чтобы ее колени, обхватив его бедра, упирались в спинку кресла. Жар ее нагой плоти, дрожь возбуждения в ее теле, запах ее вожделения были столь сладостны, что из горла его вырвался глубокий, первобытный стон. Он двинул бедрами.
В приглушенном свете лампы их взгляды встретились.
Он с силой опустил ее.
Она выгнулась, голова ее откинулась, губы раскрылись в беззвучном крике, когда он вошел в нее стремительно и глубоко. Сердце его бешено колотилось» руки сжимали ее тело, толчками он двигался в ней и стонал, ощущая, как ее тесные ножны обхватывают его меч. Она, наполняя темноту тихими невнятными звуками, сжимая его плечи, начала двигать бедрами, поднимаясь к опускаясь, встречая его страсть своею, и он познал самые пределы ее восхитительных шелковистых, глубин.
Припав лицом к ее грудам, он целовал каждую открытым ртом, покусывал их кончики сквозь шелк ее сорочки, пока они не проступили на влажной материи, словно жажда» тепла и влаги его уст.
Они отдались друг другу целиком, без остатка, вознесясь в никуда, и настигшая их буря освобождения была стремительной и неистовой, и оба закричали, тотчас и вместе.
А потом она упала ему на грудь, обмякшая и дрожащая, и он обнял ее.
– Я люблю тебя, Макс, – выдохнула она. – Люблю.
Он шептал ее имя, снова и снова, отчаянно обнимая ее.
И благодарил темноту, скрывавшую его слезы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100