Читать онлайн , автора - , Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Лондон
Приходите один, говорилось в письме.
Лорд Максимилиан д'Авенант в наглухо застегнутом пальто вышел из наемного экипажа в непроглядную темноту причалов. Треуголка, низко надвинутая на глаза, оставляла видимой лишь двухдневной давности щетину на щеках и подбородке. Рука сжимала полупустую бутылку с мадерой. Только сейчас, когда теплый весенний воздух дохнул ему в лицо, он почувствовал, как холодит ногу стальное лезвие ножа, спрятанного в голенище правого сапога.
Стояла ночь новолуния – такая же черная, как его пальто, – и он понимал, что день и час встречи выбраны не случайно. По телу пробежал холодок страха. Нащупав пистоль, спрятанную в потайном кармане пальто, он почувствовал себя увереннее.
Намного увереннее.
Человек, приславший это загадочное письмо, не настаивал на том, чтобы Макс пришел безоружным; но если бы такое требование было выдвинуто, он проигнорировал бы его. Он не так глуп, чтобы оставить оружие дома, пусть и не слишком искушен в делах подобного рода.
Совсем не искушен в интригах, уныло подумал Макс.
Кучер, открывший ему дверь, вежливо молчал в ожидании своих денег, но было ясно, что ему не терпится поскорее убраться отсюда. Макс стряхнул с себя оцепенение, вынул из кармана несколько гиней и щедро наградил старика.
– Благодарствуем, ваша светлость. – Старик приподнял шляпу. – Премного благодарны.
Он закрыл дверь, влез на козлы, и карета, громыхая колесами по булыжной мостовой, скрылась в ночи.
Макс остался один на темной, безлюдной улице.
Он постоял несколько минут, пытаясь сориентироваться в темноте, затем повернул налево и зашагал размеренным, осторожным шагом. За те два года, которые он чувствовал себя здоровым, он исследовал каждый уголок Лондона, но в этой части города бывал редко. Он хорошо изучил доки, принадлежащие Ост-Индской компании, но в районе Южных доков, мрачном и опасном, чувствовал себя неуютно.
Пройдя несколько шагов, он остановился и, секунду подумав, зашагал дальше, неуверенно и шатко, изображая молодого повесу, уже изрядно подвыпившего, но продолжающего совершать обход пивных. Вот и представился случай излить свою тайную страсть к лицедейству, мрачно усмехнувшись, подумал Макс. Хотя это отнюдь не та роль, о которой он мечтал.
Время от времени он останавливался, трясущейся рукой подносил бутылку ко рту и вливал в себя немного вина, в то время как глаза его, спрятанные под полями шляпы, читали названия таверн в поисках упомянутого в письме. А еще он старался заметить и запомнить каждую деталь, каждую мелочь, и при этом не привлечь внимания к себе.
Тусклый свет фонарей желтил лужи по обочинам улицы. Фонари горели через один. В этот час улица была почти безлюдна; только усталый матрос или милующаяся парочка изредка проходили мимо. Люди предавались своим нехитрым заботам и радостям и не обращали никакого внимания на жалкого, едва стоящего на ногах пьяницу. Макс вышел из хилой полоски света, прочерченной по мостовой, и оказался в темноте.
Странное чувство охватило его. Безлунная ночь казалась неестественно тихой и какой-то пустой. Из многочисленных пивных и таверн не доносилось ни звука – ни хриплого хохота, ни непристойных песенок, которые обычно разносит соленый морской ветер. Ужас и отчаяние ощущались даже здесь.
На его лице снова мелькнула мрачная усмешка. До не давнего времени война с Францией шла довольно успешно, настолько успешно, что в них взыграло высокомерие победителей. Но две недели тому назад все изменилось. Всеобщий восторг сменился отчаянием. И сам он не исключение – сначала вместе со всеми испытывал радостное головокружение, а теперь переживает отчаяние.
Осторожно продвигаясь по темной улице, стараясь ни на секунду не потерять бдительности, он вдыхал морской воздух, густо пропитанный запахом мокрого дуба. От этого запаха, любимого и родного, щемило сердце. Это был запахи Англии.
Запах моря и кораблей.
Он проглотил комок в горле и попытался думать о чем-нибудь другом. Но вокруг стояла такая тишь, что мыслям было не за что зацепиться. Ни плеска Темзы, ни дуновения ветерка с Ла-Манша. Все молчало. Казалось, вода и воздух застыли, ужаснувшись страшной трагедии, что разыгралась две недели назад в устье главной реки Англии. Трагедии на корабле д'Авенанта.
У Макса пересохло во рту. Невероятным усилием воли он подавил нахлынувшие воспоминания. Сегодня нужно иметь холодную голову. Сегодня это нужно как никогда.
Приходите один. Он не сразу обратил внимание на письмо, лежавшее среди других на серебряном подносе, который поставил на его стол камердинер. Последние две недели в их дом ежедневно приходили десятки писем с соболезнованиями, и он уже хотел было отложить его в сторону вместе с остальными, как вдруг заметил, что письмо адресовано ему. Не брату Джулиану, не матери, вдовствующей герцогине Сильвертонской, а лично ему.
Он распечатал письмо, пробежал глазами по строкам и, не веря себе, перечитал его снова. Затем исследовал печать. Он знал эту печать. Видел ее на приглашениях, которые получала его мать, а также на дипломах к наградам старших братьев.
Печать короля Георга П.
Макс остановился и прислонился к углу какого-то дома. Со стороны он вполне мог сойти за впавшего в забытье пьянчугу. Чуть дальше на другой стороне улицы на ярко освещенной чугунной консоли таверны висела кроваво-красная эмблема: пернатый хищник раздирает на части своего крохотного собрата. «Ястреб и воробей».
Макс медлил, в сотый раз спрашивая себя – почему он? Старшие братья – Дальтон, Саксон, Джулиан – в этом деле будут сильнее. Он ученый, а не бесшабашный авантюрист. Пусть его мускулы и уверенность в своих силах окрепли (в этом ему помогли братья, в особенности Джулиан; это он подстегивал и подбадривал Макса, когда тот начал выздоравливать), но настойчивые упражнения с гантелями и верховая езда еще не достаточное основание для того, чтобы выбрать его.
Впрочем, Дальтон сейчас, наверное, пересекает океан, Саксон с женой и шестимесячной дочерью живет в своем имении в Кенте. А Джулиан...
У Макса сдавило горло. Джулиан сейчас борется за жизнь.
Он осторожно посмотрел в сторону таверны, вспомнив слова послания, заставившие его прийти сюда.
Сударь, если Вы не желаете допустить повторения того, что случилось с Вашим братом и его судном, приходите в таверну «Ястреб и воробей» на Бишопгейт-стрит. Ждем Вас во вторник в два часа ночи. Никому ни слова. Приходите один.
И чуть ниже:
Ради спасения Англии – приходите.
Последняя строчка была подчеркнута.
Ни подписи, ни адреса. Только печать, говорившая сам; за себя.
Макс ступил на мостовую и, прощупывая глазами темноту, направился к таверне. Может ли быть, в который раз спрашивал он себя, чтобы кому-то удалось так безукоризненно точно подделать королевскую печать?
В голове одна за другой промелькнули мысли о нападении, убийстве, шантаже и прочих гнусностях, которым в этом мире несть числа. Но он продолжал идти. Рука скользнула в карман пальто и нащупала рукоять двуствольной пистоли, той самой, которую знаменитые Фулбрей и Уикс изготовили по его чертежам.
Так что убить он себя не даст. Во всяком случае не сейчас, когда только-только начал жить.
Избегая света фонарей, он прошел чуть вперед, остановился у входа в таверну, прислонился к стене как можно более непреднамеренно и, стиснув рукоять пистоли, заглянул в грязное, мутное окно. Сердце колотилось так, что, казалось, оно вот-вот выпрыгнет из груди.
В таверне было пусто; лишь хозяин, сидя у камина, зевал над кружкой пива, да какой-то пожилой седовласый матрос поглощал свой поздний ужин; вместо левой ноги у него торчала короткая, до колена, культя. Ни один из них не походил на человека, способного действовать от имени короля.
Макс посмотрел на дверь. Вихрь воспоминаний пронесся в его голове. Мальчишкой он грезил о подвигах и приключениях, слушая рассказы братьев об их путешествиях в Индию, Малабар, Кантон. Он много читал, и воображение рисовало ему, как он вместе с Александром Македонским грабит Карфаген, плывет с Одиссеем по Средиземному морю.
Но жизнь – это не детские грезы. Все происходящее так же реально, как холодный ствол пистоли.
Как пот, стекающий по спине.
Он не припомнит, чтобы какой-нибудь герой так потел от страха.
Ради спасения Англии – приходите.
Он нажал на ручку двери, но не успел открыть ее, так как чья-то рука легла на его плечо.
Выхватив пистоль, он резко повернулся. Чуть было не выстрелил.
– Э-э-э, дружище! – Молодой парень с водянистыми голубыми глазами, судя по акценту, кокни, невероятно худой, в изодранном сюртуке отпрянул от него с поднятыми руками. – Ну ты и набрался! Может, хватит на сегодня? Могу отвезти тебя домой. Вон моя карета. – Он показал пальцем на стоявший на углу экипаж.
Макса колотила дрожь. Он убрал палец с курка и отругал себя за то, что поспешил достать оружие. – Нет, спасибо, – бросил он.
Он снова собрался было войти в таверну, но парень схватил его за руку.
– Ну давай, приятель, поедем. Уже поздно, тебе пора домой, да и мне надо заработать свой соверен.
Макс, пьяно чертыхаясь, попытался высвободить руку – этот непредвиденный инцидент мог привлечь к нему внимание, – но парень не отпускал ее. Вплотную придвинувшись к Максу, он еле слышно произнес:
– Вас ждут в карете, милорд.
Макс вздрогнул. Он пришел в такое замешательство, что, не зная, как себя вести, отхлебнул из бутылки мадеру.
– Ах ты, дез... дерзкий щенок, – заплетающимся язы ком выкрикнул он, а потом перешел на шепот. – Кто?
– Люди, вызвавшие вас сюда, лорд Максимилиан, – прошептал парень. В его речи не осталось ни малейшего следа акцента. – Мы должны были убедиться, что вы при шли один. – Он склонился в нарочито низком поклоне и, сделав взмах рукой, указал на карету. – Я извиня-я-юсь, сэр! – громко и протяжно сказал он, снова включив акцент. – Не хотел обидеть вас. Прошу вас, сэр. Довезу за пол цены.
– Ну вот, так-то лучше. Смотри у меня, – приосанившись, сказал Макс. Этот высокомерный тон он позаимствовал у юных отпрысков знатных фамилий, с которыми был вынужден видеться чаще, чем ему хотелось бы. – Отвезешь меня в Крокфорд. Домой я не поеду!
– Благодарствую, сэр. Вы так добры. – Парень, улыбаясь и непрестанно кланяясь, довел шатающегося Макса до кареты, которая ничем не отличалась от сотен других серых наемных экипажей, ежедневно курсирующих по улицам Лон дона, и открыл дверцу.
– Значит, в Крокфорд, сэр?
Холодок дрожи пробежал по спине Макса. Сунув незаметно руку в карман, он вытащил оттуда пистоль и запрыгнул в карету.
Внутри была кромешная тьма. Макс вслепую нащупал сиденье и с удивлением отметил про себя, что оно обито плюшем. Едва он сел, как напротив него раздался низкий, глубокий голос.
– Должен признать, что бутылка в руках – деталь по истине гениальная, д'Авенант. В этом наряде и с этой одегиной вы весьма живописны. Сыграно правдоподобно. Только оружие не совсем кстати. Вы не могли бы убрать его?
– Уверяем вас, вы вне всякой опасности, – раздался другой голос. – Мы попросили вас о встрече, поскольку нуждаемся в вашей помощи.
Макс не шелохнулся. Каждый его мускул был напряжен до предела.
– Я готов обсуждать ваше дело... джентльмены, – медленно, подбирая каждое слово, ответил Макс. Изысканная речь собеседников не оставляла сомнений в их знатном происхождении, – Что касается моей одежды, я не выбирал ее специально, я всегда одеваюсь так. А что касается оружия, думаю, будет лучше, если я оставлю его пока при себе. Человек, заговоривший вторым, усмехнулся.
– Вульф, вы не ошиблись.
– Да, я с самого начала знал, что с д'Авенантом мы не прогадаем.
Человек, которого назвали Вульфом, постучал чем-то по крыше кареты – судя по звуку, это была трость, – и экипаж мягко тронулся с места.
Второй мужчина зашевелился и задернул занавески на окнах. Макс понял, что отрезан от мира. Мужчина зажег два светильника, и Макс наконец увидел внутреннее убранство кареты, которую принял поначалу за обычный наемный экипаж. Если снаружи она была ничем не примечательна, то внутри царила изысканная роскошь.
Он оглядел незнакомцев. Оба были гораздо старше его. Где-то под пятьдесят, подумал Макс. Оба уступали ему в росте и телосложении, но выглядели достаточно сильными и в случае чего могли причинить противнику немало хлопот, хотя у первого, которого назвали Вульфом, была перевязана рука. Одежда их была безупречна – шелковые сюртуки, гофрированные манжеты, кружевные сорочки. Напудренные парики. В булавках сверкали драгоценные камни.
– Кто вы? – спросил Макс. – И зачем эта карета?
– Мы решили поговорить с вами здесь, опасаясь, что кто-нибудь из ваших знакомых ненароком окажется в таверне, – заговорил Вульф, – а разговор нам предстоит конфиденциальный. Это Флеминг, а меня зовут Вульф. Мы служим его величеству и представляем одно из его министерств.
– Интересно, почему мне кажется, что Вульф и Флеминг имена вымышленные? – Макс скептически смотрел на собеседников.
– Можете считать их noms de guerre
type="note" l:href="#n_1">[1]
, – с легкой язвительной усмешкой сказал Флеминг, – Наши настоящие имена сейчас не имеют никакого значения.
– Однако дело, которым мы занимаемся, весьма серьезное и важное. Мы служим интересам британской короны.
– И что это за дело? – сухо спросил Макс, уже догадываясь об ответе.
– Мы собираем сведения для его величества, – сообщил Вульф. – Мы работаем на благо Британии. Мы...
– Шпионы, – подсказал Макс.
– Патриоты, – поправил Вульф.
– Однако я не понимаю, чего вы хотите от меня. – Макс убрал наконец свою пистоль на место, а бутылку с мадерой, предварительно закупорив, положил рядом на сиденье. – Я уверен, ваши осведомители «собрали сведения» обо мне, и вы должно быть, знаете, что я умею делать многое, даже очень многое, но интриги не по моей части. Какого рода «по мощи» вы ждете от меня, джентльмены?
Повисла пауза. В установившейся тишине отчетливо слышался грохот колес но булыжной мостовой.
Вульф, откинувшись на спинку дивана, внимательно смотрел на Макса.
– Обратиться к вам нас побудило несчастье, которое не давно произошло с вашим братом. Такая же беда может случиться и с другими. Мы должны предотвратить ее и надеемся на вашу помощь.
– При атаке на судно вашего брата было использовано не совсем обычное оружие, – подхватил Флеминг.
Но Макс перебил его.
– Мне вряд ли нужны ваши разъяснения, джентльмены, – резко сказал он. – Мой брат был на волоске от смерти, сто пятьдесят человек его команды погибло, другие двадцать еще живы, но страшно обгорели, а его «Утренняя звезда» сгорела дотла, И все это произошло за считанные секунды. Думаю, этого достаточно, чтобы сообразить, что примененное оружие было «не совсем обычным».
– Вы правы, – спокойно согласился Флеминг. – Примите наши соболезнования. Нам очень жаль, что лорд Джулиан д'Авенант так пострадал. Насколько я знаю, он лишился зрения.
– Да, пока он не может видеть, – сказал Макс. – Но мы надеемся, что зрение вернется к нему.
– Разумеется, – поспешно сказал Вульф, но его тон ясно говорил о том, что он слабо верит в это. – Итак, давайте обсудим все по порядку. Французы испытали это оружие не на военном корабле, а на торговом, и этот факт свидетельствует о том, что они не вполне уверены в нем. Очевидно, это какое-то новое оружие.
– А почему они, убедившись в его разрушительной силе, не применили его еще раз? – спросил Макс. Это был вопрос, который занимал едва ли не каждого англичанина. – Прошло уже две недели, а они все выжидают. Чего они ждут? За это время они могли бы уничтожить половину нашего флота.
– Видите ли, у них возникли некоторые затруднения с изобретением, – удовлетворенно пояснил Флеминг. – Нашим людям, работающим во Франции, удалось добыть кое-какую информацию, но она довольно скудная. Единственное, что мы можем сказать наверняка, это то, что французы использовали новое химическое соединение...
– Химическое соединение? – недоверчиво переспросил Макс.
– Да. Соединение, которое в сотни раз сильнее пороха. Его изобрел один их ученый. Само по себе оно безобидно, но если его растворить в большом количестве воды, оно способно вызвать возгорание небывалой, невиданной силы. До статочно одной искры, чтобы эта смесь...
– ...уничтожила судно с людьми на борту. – Макс стиснул кулаки. – И они даже не успеют осознать, что их атакуют.
– Да, французам достаточно сделать один выстрел из мушкета, – кивнул Вульф. – Именно так и было уничтожено судно вашего брата.
По телу Макса пробежала дрожь ужаса. Он тихо выругался.
– Значит, стоит им пробраться на каком-нибудь бриге, а то и просто на шлюпке в наши воды, как они уничтожат весь наш...
– Они уничтожат все, – сурово произнес Флеминг. Угроза, заключенная в этих словах, повисла в тишине.
– Англия немыслима без флота. – Голос Вульфа казался неестественно спокойным. – Гибель флота будет означать Абель Британской империи, а то и самой Англии... – Придерживая поврежденную руку, он наклонился к Максу. – Короче говоря, французы смогут наконец осуществить то, о чем мечтали сотни лет. Вторжение.
Макс потемневшими глазами смотрел на него, не в силах произнести ни слова. Грохот колес, скрип упряжи, стук копыт, эти звуки, сливаясь в один, больно звенели в ушах. Вторжение. Нет, это невозможно. Разум англичанина отказывался смириться с подобным предположением, оно могло относиться лишь к области ночных кошмаров. Представить, что Англия покорена французами... что они насаждают свои обычаи... Представить Англию покоренной...
– Боже милостивый, – хрипло выговорил Макс.
– Честно говоря, мы не понимаем, почему французы больше ничего не предпринимают, – Флеминг мрачно смотрел на него. – Они испытали свое оружие и на этом остановились.
– Вполне возможно, что у них ограниченные запасы этой смеси. – Вульф покачал головой. – Ключом к разгадке была лаборатория, в которой работал этот химик. Наши люди выследили его в Версале, когда он встречался с министром французского флота, но он бежал в свое имение. Они бросились за ним, но там неожиданно столкнулись с французскими агентами.
– К несчастью, французы уже успели поджечь дом, так что найти почти ничего не удалось. Дом вместе с лабораторией сгорел дотла. – Флеминг достал какой-то пакет из кармана сюртука и протянул его Максу. – Им удалось вытащить из огня только эти бумаги.
Макс взял пакет и осторожно вынул оттуда листы с черными обгоревшими краями. Часть листов сгорела почти наполовину. И все они были забрызганы пятнами цвета ржавчины.
Пятнами крови.
Он подавил дрожь.
– Двое наших людей были убиты в перестрелке, – тихо сказал Вульф. – Третий, тяжело раненный, доставил бумаги сюда, а потом умер. Д'Авенант, эти записи говорят вам что-нибудь?
У Макса перехватило в горле. Этот агент передал информацию в Лондон и умер. Он отдал жизнь за родину. Если они ждут от него только научной экспертизы, то это лишь малая толика того, что он может сделать. Засунув руку под пальто, он выудил из кармана жилета очки и, надев их, углубился в бумаги. Стараясь не смотреть на пятна крови, он сосредоточился на записях.
Все записи были на французском и сделаны аккуратным, изящным, почти женским, почерком. Он молча пробежал их глазами.
– Здесь говорится об опытах с древесной стружкой. – Просмотрев одну за другой все бумаги, он пожал плечами. – Не понимаю! Какого дьявола он работал со стружкой?
– Видимо, это одна из составляющих соединения, – подсказал Флеминг. – Но мы понятия не имеем, как использовалась древесная стружка. Мы также не знаем остальных компонентов смеси.
Вульф наклонился к Максу.
Д'Авенант, у нас нет ничего, кроме этих записей. Нам нужна информация. Мы должны знать все. Но в Париже у нас осталось только два преданных человека. Троих мы потеряли, они погибли в перестрелке. Был еще один...
Вульф замолчал. Макс, оторвавшись от бумаг, посмотрел на него.
– И что с ним?
– Он исчез, – сказал Флеминг. – Мы предполагаем, что его нет в живых.
– Хотя не исключена возможность, – медленно проговорил Вульф, – что он стал работать на французов.
– Перебежчик? – брезгливо спросил Макс. При мысли о том, что кто-то за несколько золотых монет может продать свою честь, на душе у него стало гадко.
Флеминг кивнул.
– У нас возникали сомнения на его счет, и мы собирались... разобраться с ним, но не успели. Все произошло слишком неожиданно.
– Флеминг, вы опять отвлекаетесь, – досадливо поморщился Вульф. – Дело в том, д'Авенант, что эти трое, ныне покойные, успели сообщить, что французы схватили этого новоявленного гения-химика, которого зовут Арман ле Бон, и держат его сейчас в Бастилии. Он был арестован двенадцать дней назад, после перестрелки, что имела место в его доме. Вместе с двумя сестрами он пытался бежать, но произошло... – Он помедлил. – Произошло, так сказать...
Флеминг поспешил на помощь компаньону.
– В общем, их карета перевернулась, – сказал он. – Сам ле Бон остался цел и невредим и тут же был взят французами под стражу, но его младшая сестра погибла, а другая тяжело пострадала. Нам сообщили, что сейчас она находится в парижской лечебнице для умалишенных. У нее тяжелые повреждения головы и полная потеря памяти.
Макс положил бумаги в пакет и протянул его Флемингу.
– Я не премину выразить свои соболезнования ле Бону, – сказал он с сарказмом. – Но, джентльмены, думаю, вы извините меня, если они окажутся не вполне искренними. Этот гаденыш создал оружие, меньше чем за минуту унесшее сто с лишним жизней. – Резким движением он сорвал с носа очки. – Господа, насколько я пошл, оценки ученого для объяснения того немногого, что содержится в этих записях, не требуется. Все это очень интересно, но какое отношение имеет ко мне?
– Самое прямое. – Вульф достал из кармана какой-то листок и протянул его Максу. – Позвольте представить вам сестру этого гения, мадемуазель Мари Николь ле Бон.
Макс нетерпеливо развернул сложенный вдвое листок и вернул очки на нос. Он увидел нарисованный чернильным карандашом портрет молодой женщины. Совершенно непримечательное лицо. Прямые волосы, большие глаза, довольно тяжелый подбородок с маленькой ямкой посредине.
– Красавицей ее не назовешь, – разочарованно сказал он.
– Вы правы. Но в этой девице есть нечто, скрытое от глаз, – задумчиво произнес Флеминг.
– Три дня назад наш агент раздобыл кое-какие сведения, и они могут дать нам огромное преимущество над врагом, – вступил Вульф. – Мы узнали, что ле Бона держат в Бастилии, заставляя его воспроизвести чудодейственную смесь, но... парень обнаруживает странную некомпетентность в химии.
– Французы предполагают, что он делает это намеренно, не желая идти на сотрудничество, – подхватил Флеминг. – Однако, наши агенты разгадали истинную причину. Первой их догадкой было предположение о том, что все найденные в лаборатории записи сделаны рукой этой девицы...
– А затем они нашли женщину, служившую в доме ле Бонов. Скромное денежное вознаграждение – и она сколь угодно долго была готова распространяться о своих хозяевах...
– Да-а. В своем многословии она была, говорят, весьма очаровательна.
– Она сказала, что этот малый вряд ли отличит пробирку от колбы. Он ни черта не смыслит в химии, – с удовлетворением подытожил Вульф.
Подавшись вперед, он дотронулся до листка, который был в руках у Макса.
– Новое оружие своим появлением на свет обязано ее гению.
Несколько секунд Макс ошеломленно смотрел на Вуяьфа, а потом перевел взгляд на портрет.
– Немыслимо, – пробормотал он. – Как? Чтобы эта... девчонка что-то понимала в процессах окисления, горения... – Он оторвал взгляд от портрета. Гнев и отвращение переполняли его. – О Господи! Да ведь она чудовище! Создать оружие, зная, что оно принесет смерть тысячам и тысячам людей... Как может женщина пойти на такое?
– Деньги, мой друг, деньги. – Вульф, цинично усмехаясь, откинулся на плюшевые подушки. – Финансовое положение их семьи удручающе. Причиной тому стали неудачные вложения капитала, а также скандальные любовные интрижки ее матери. Как сказала их служанка, старшая из девиц ле Бон все свои годы только тем и занималась, что изобретала всякую всячину, но все это было чепухой, не приносившей семье ни гроша. И вот она, видимо, решила направить свои силы в более... прибыльное русло.
– Да, французы готовы заплатить огромные деньги за такое оружие, – заметил Флеминг. – Ее братец, получив только первый взнос, зажил на широкую ногу в Версале. Но за всем этим стоит она. Он был нужен лишь для того, чтобы ввести ее в военные круга. Он в своем роде ее торговый представитель.
Макс с ужасом вглядывался в женское лицо, нарисованное черными линиями на пергаменте. В нем не было ничего особенного. Ну, разве что взгляд – прямой и открытый, почти наивный. Странно было думать, что эта женщина обладает талантом ученого, но еще более странной и страшной казалась мысль о том, что ее талант несет людям гибель.
И сотворить подобное из-за денег...
Он отбросил портрет. Хитрая торговка, предлагающая смертоносный товар. Его обуяла злость. Это она виновна в несчастье Джулиана.
Вульф, не дожидаясь, когда Макс оправится от потрясения, продолжил:
– Мы должны вывести из Франции наших последних агентов, и как можно скорее. – Его голос стал жестким. – Если этот шестой оказался предателем и работает на французов, то им угрожает опасность. Мы не можем рисковать их жизнями. А между тем нужно сделать еще одну вещь. А сделать ее будет некому.
– Что именно? – спросил Макс, глядя в упор на Вульфа.
– Нужно похитить ее, – спокойно сказал Флеминг. Секунду Макс растерянно смотрел на Флеминга, а затем снова перевел взгляд на Вульфа. Те двое в свою очередь выжидательно смотрели на него и молчали. В их молчании был вопрос.
– Вы хотите, чтобы это сделал я? – Сейчас он испугался не меньше, чем испугался часом раньше, когда, стоя у таверны, почувствовал, как чья-то рука хватает его за плечо.
– У нас нет выбора. Только она может воспроизвести соединение. И это наша последняя надежда. – Вульф выразительно смотрел на него. – Иначе мы не сможем противостоять французам.
– Нам нужен человек, который смог бы пробраться во Францию и похитить ее из лечебницы, – пояснил Флеминг» – а потом тайно привезти ее в Англию. Привезти живой и невредимой. Это нужно сделать как можно скорее» нока французы не сообразили, что изобрела оружие она, а не Арман ле Бон.
– Сделать это не так уж сложно, – подбодрил Вульф.
– Не сложно? – Макс хотел снять очки, но пальцы вдруг перестали слушаться его. – О да, ничуть не сложно! – Он засмеялся, но его натужный смех походил скорее на кашель, – Несложный, хотя и несколько хитроумный способ свести счеты с жизнью! Д'Авенант, мы не стали бы просить вас о встрече, если не были бы уверены, что вы справитесь, – парировал Флеминг, – Неужели вы думаете, что мы не навели справки о вас? Да мы знаем о вас все. Знаем, что в Лондоне нет ни одного клуба, который не наградил бы вас своей медалью за меткую стрельбу, знаем о ваших лекциях в Академии наук, о ваших блистательных научных трудах. Даже болезнь не смогла помешать вам идти к намеченным целям, вы угарно продолжали работать. В вас есть стойкость и сила духа, а это то, что нам нужно.
– Мы потеряли многих прекрасных людей, – сказал Вульф. В его голосе не было пафоса, отличавшего речь его компаньона. – И мы не стали бы подвергать опасности еще и вас, если бы положение не было столь серьезно. Французы знают об этом оружии больше, чем мы, пусть даже запасы его у них невелики. Если им удастся воспроизвести его, то британскому флоту придет конец. И это будет означать конец Англии.
– Подумайте, какая страшная угроза нависла над королем и страной. Если к этой девице вернется память, она должна оказаться в нашем распоряжении.
– Но почему я? – выдохнул Макс. – У вас, верно, есть люди, подготовленные гораздо лучшего моего и гораздо более искушенные в подобных делах.
Вульф печально покачал головой.
– Мы не можем рисковать, посылая их. Предатель – если, конечно, мы не ошибаемся, считая его предателем, – узнает любого из наших агентов, и вся операция сорвется. Здесь нужен человек со стороны.
– Причем человек умный, образованный, которым смог бы осмыслить и сделать научные выводы из того, что расскажет эта девица, – сказал Флеминг и загнул палец, начав тем самым отсчет достоинствам Макса. – Он должен разбираться в оружии. Должен прекрасно говорить по-французски...
– Д'Авенант, как у вас с французским?
– Лучше, чем с русским, – не задумываясь, ответил Макс, словно это было академическое интервью в университете, а не конспиративная встреча со шпионами. – Но хуже, чем с итальянским. Я могу назвать людей, которые отвечают всем вашим требованиям.
Вульф с Флемингом смущенно переглянулись.
– Вы были не первым в списке кандидатов, – с явной неохотой признался Флеминг. – Мы думали обратиться сна чала к другим, но у них есть жены, дети. Слишком многим пришлось бы им пожертвовать... А вы молоды. Не связаны особыми обязательствами...
– Кроме того, вы – один из д'Авенантов, – добавил Вульф. – И потом, у нас нет времени, чтобы искать людей. Не исключено, что сейчас, пока мы сидим здесь, уговаривая вас, французы вовсю занимаются производством оружия, Д'Авенант, вы нам подходите. Так как? Вы едете?
Вы едете? Вопрос прозвучал так просто и обыденно, словно речь шла о пикнике. Макс открыл было рот, чтобы ответить, но в горле вдруг перехватило. Он не мог произнести ни слова.
Он вспомнил пятна крови на листах с записями. Подумал о тех троих, которые были уже мертвы. Они были опытнее его. И все равно погибли.
Здравый смысл подсказывал, что нужно отказаться, но Макс уже знал, каким будет его ответ. Он сделает это – черт с ней с опасностью! – сделает, но не ради короля и страны. Он думал не о том, что спасет людям жизни. Думал не о чести. И не о патриотизме.
Причина была в другом, и скрывалась она что-то глубоко внутри него. Это была жажда мести.
Теперь у него есть шанс отомстить тем мерзавцам, что взорвали судно Джулиана. Негодяи! Решили испытать на нем свое изобретение!
Они допустили роковую ошибку.
Никогда еще он не испытывал такого ожесточения. Ярость, заглушив свойственные ему осторожность и рассудительность, требовала от него незамедлительных действий. Он почувствовал, что весь дрожит.
Он не узнавал себя.
– Я... мне... нужно время, – произнес он наконец, пытаясь унять дрожь. – Я должен объясниться с родными...
Флеминг покачал головой:
– Времени нет. Мы не знаем, как долго продержится ле Бон, когда-нибудь они должны выжать из него правду. Вы можете написать родным письмо. Скажите, что решили совершить вояж по Европе. Мы хотим, чтобы вы отправились как можно скорее. По крайней мере, до конца этой недели.
– Вы получите оружие и пройдете специальную подготовку...
– Пройдете ускоренную медицинскую подготовку и получите представление о травмах головы и их последствиях. Постарайтесь сделать все возможное, чтобы к девушке вернулась память. Чем скорее это химическое оружие окажется у нас, тем лучше для Англии.
От обрушившейся на него информации голова шла кругом.
– Надеюсь, у меня есть время на то, чтобы задать дал вопроса? – хрипло засмеявшись, спросил он.
– Разумеется. – Флеминг вольготно откинулся на спинку экипажа. На губах у него играла сардоническая улыбка. – Думается, вы хотите спросить о вознаграждении.
– Э-э... – Макс растерялся. Об этом он как-то не подумал.
– Назовите цену. Вы получите все, что пожелаете, – сказал Вульф. – Мы щедро платим своим агентам.
Еще бы. Выживают-то не все, подумал Макс. Не желая, чтобы его сочли за олуха, он раздумывал о том, чего бы ему спросить.
Но он доволен своей жизнью. У него есть семья, несколько верных друзей, академическая работа, книга, большего он для себя не желает. И он сказал им правду:
– Для меня будет честью послужить стране и соотечественникам.
На лицах его собеседников появилось удивление и замешательство.
Не теряя больше времени на обсуждение вещей, не имеющих отношения к делу, он поспешил задать свой вопрос. – Что если во Франции мне потребуется помощь? Как мне связаться с вами?
Вульф с Флемингом снова переглянулись. Они явно медлили с ответом.
Что если мне потребуется помощь? – тревожно повторил Макс.
В глазах Вульфа мелькнула грусть:
– Там вы можете рассчитывать только на себя. Если вас схватят, мы не сможем помочь вам. Мы не имеем права обнаруживать себя, это было бы публичным признанием того, что вы действуете по поручению властей. Мы представляем секретное ведомство, и оно должно остаться таковым. Чего бы это ни стоило. Если вас схватят, все будет выглядеть так, будто на этот поступок вас толкнуло желание отомстить за брата. Именно так сообщат о вас английские газеты.
Макс поздравил себя с тем, что сохранил спокойствие, переваривая услышанное. Только сейчас он осознал, что эти люди, двигаясь к намеченной цели, не останавливаются ни перед чем. Подобные сообщения появятся с их подачи, и им, поверят. Да и как не поверить, если это правда.
И еще он понял, что отнюдь не научные заслуги «ли меткая стрельба стали причиной их выбора.
Они выбрали его потому, что, если он оплошает и даст себя убить, то объяснить его гибель не составит труда.
Вульф улыбнулся. Улыбка вышла невеселая, скорее сочувственная.
– А второй вопрос?
– Почему вы думаете, что она, – Макс кивнул на портрет, валявшийся на полу, – согласится отправиться со мной 8 Англию? Предположим, мне удастся пробраться в лечебницу, похитить ее и при этом нас не убьют. А потом? Что делать потом? Связать ее ремнем и тащить волоком через всю Францию? Не слишком ли много внимания мы привлечем к себе, а?
Флеминг хохотнул:
– Д'Авенант, клянусь, эта часть операции будет совсем несложной...
– Даже приятной, – широко улыбаясь, добавил Вульф.
– Как вы знаете, бедняжка потеряла память. Она ничего не помнит. Не помнит, как жила, что с ней было, не помнит ни родных, ни своего имени.
Вульф наклонился, поднял портрет и протянул его Максу.
– Вам не составит труда убедить крошку в том, что отважный красавец, вызволивший ее из лечебницы, не кто иной, как ее муж.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100