Читать онлайн Пути любви, автора - Тайхом Анжела, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Пути любви - Тайхом Анжела бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 59)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Пути любви - Тайхом Анжела - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Пути любви - Тайхом Анжела - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Тайхом Анжела

Пути любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

В доме что-то грохнуло. Гул стоял такой, что можно было подумать, упал, по крайней мере, книжный шкаф, но, зная мальчишек, Гейл не сомневалась — одним шкафом дело не ограничилось. Последующая тишина стала почти ощутимой. Она явственно представила, как при этом грохоте миссис Кросби тревожно вытянула свою шею и выпучив от страха глаза ждет «продолжения», как прислуга на кухне перестала начищать серебро, которое уже в сотый раз перекочевывает из спален мальчишек обратно на кухню, затем в столовую, и вновь упорно рассовывается в укромных местечках их спален — в складках простыней, матрасах, ящиках столов, в углах между стенами и мебелью. Никакие уговоры, угрозы надрать уши, выгнать из дома и мрачный надзор не помогали Гейл избавить мальчишек от старых привычек. Но «продолжения» не последовало, то ли на место происшествия уже прибежала миссис Кросби, то ли мальчишки решили удрать на улицу от греха подальше.
Одно хорошо — они не предпринимали ни одной попытки сбежать по-настоящему. Каждый раз, наблюдая из окна за их прогулками по саду, Гейл тревожились о том, что в один прекрасный момент им надоедят условности и те немногие правила, что им упорно пытались вдолбить в горячие головы она сама и стойкая миссис Кросби, они пошлют к черту ее саму и этот дом, и скроются. Вместе с ее вилками, ножами и хрусталем. С них станется. Но то ли городские ночи стали холодными, то ли прислуга исправно лишала мальчишек «добычи», но те и не думали сбегать надолго, неизменно возвращаясь, если не к обеду, так к ужину.
Гейл просто не могла представить, что делала бы, как жила бы дальше… без них. Без извечно шума, крика, который заставлял ее раздражаться, хмуриться, кричать и… чувствовать себя живой, не ходячей куклой без оболочки. Человеком, способным хотя бы на такие эмоции. Но даже и от этих эмоций, она порой уставала. Вот как сейчас…
Она поежилась, поджала под себя ноги и укутала пледом приоткрывшиеся плечи. В огромной библиотеке в это время года было прохладно. Огромный пылающий камин не успевал обогревать помещение, так что она приказала прислуге принести сюда шотландский плед и устроившись на кушетке поудобнее, чуть ли не с головой закрылась этим шерстяным одеялом. Библиотека была единственным оазисом спокойствия в этом доме. Мальчишки, прямо-таки физически не переносили одного вида книг, за которые их грозились усадить в ближайшем будущем. Поэтому-то здесь можно было спокойно все обдумать. И кое-что вспомнить…
Не далее как два года назад, именно на этой самой кушетке, по крайней мере, Гейл казалась, что это была именно та самая кушетка, она впервые познакомилась со страстью Джослина. Со страстью, от которой разжижаются мозги, страдает сердце и полыхает все тело. Боже, как же она тогда захотела его!
Она как сейчас помнила тот его взгляд. Внешне беспристрастный, когда он пытался издевательски оценить прелести ее тела, но где-то глубоко внутри выдающий его волнение и смятение. Именно это не позволило ей сразу же осознать ситуацию, и она сидела перед ним, как глупая корова, хлопая глазами, и позволяла ощупывать взглядом ее открытую грудь. Его слова лишь подтолкнули ее к неправильным выводам:
— У вас красивое тело. Куда красивее вашего лица. Хотите стать моей любовницей?
Будь она опытнее, мудрее, он бы не сбил ее так легко с толку. Тогда же, как послушная марионетка она дала ему пощечину. Если бы только она поняла, что он просто испуган своими чувствами к ней, все могло обернуться по-другому. Не было бы этой поспешной унизительной женитьбы, того мрачного месяца в Мейдстон-хаусе, их обоюдной ненависти…
О Боже, как давно все это было! И как глупо! А сейчас два года спустя она сидит на той же самой кушетке, и думает, о том, как сказать матери о смерти ее сына…
Поначалу она малодушно собиралась препоручить это посыльному, затем попыталась написать письмо, но все выходило не то. Куча скомканной бумаги, на которой слова сострадания казались насмешливыми, а посыльный, человеком, не умеющем правильно подобрать выражения…
С констеблем Пылмом она договорилась держать смерть Джослина в тайне, так что в газетах об этом было ни слова. Но долго так продолжаться не могло, тем более что наследнику и приемнику титула уже давно пора приступать к своим правам и обязательствам. Она понятия не имела, что это за человек, но пребывание в уже «чужом» доме, казалось ей почти что преступлением.
Ничего, как только приедет Виктория, которую она ожидала со дня на день из Бата, она тут же отправится к своим родителям в Хэмпшир. Старый, старомодный, скучный Хэмпшир. Там ей будет хорошо. Никаких воспоминаний.
Гейл уже провела несколько подготовительных разговоров с Разбойником. И хотя тот не подозревал об истинной цели ее вопросов, не отрицал, что его абсолютно ничего не держит в Лондоне, и очень даже любит сельские просторы.
Гейл подтянула затекшие колени к подбородку и зарылась в плед носом. Нет, одной ей с ними не справится. Ее родители просто сойдут с ума от такого «прибавления», соседи начнут разводить догадки и сплетни. Мальчишки совершенно не управляемы. Ей стоит нанять какого-нибудь строгого гувернера… или двух. Иначе, если у старой миссис Чедвик в который раз пропадут ее очки, которые она всегда оставляет где-нибудь по рассеянности, в этом окажется виноват Разбойник, Ник, Флинт или Голд, а то и все вместе разом.
Где-то в отдалении послышался слоновий топот, и ее мысли, которые должны были вот-вот прервать очередной проказой, лихорадочно заметались.
Но как ей сказать обо всем Виктории? КАК? Как посмотреть той в глаза и выдержать ужас матери, потерявшей сына?
— Ге-е-е-ейл!
О Боже, она бы каждый час возносила ему благодарственные молебны, если бы у нее было для свекрови утешение — ребенок Джослина, его плоть и кровь. Она так надеялась, так молилась — о сыне, о дочке, у которых были бы глаза отца, улыбка отца, смех отца…
— Ге-е-ейл! Ге-е-ейл!
Но Бог не хотел ее благодарностей, сегодня, как по часам, у нее началось ежемесячное кровотечение. Излишнее подтверждение того, что Бог отвернулся от нее.
— Ге-е-е-йл! — в библиотеку ураганом ворвались Ник и Голд.
Гейл вздрогнула от их визга, и томик «Паломничества Чайльд-Гарольда» угрюмого Байрона, который она взяла для виду, грохнулся на пол.
Сделав несколько кругов вокруг ее кушетки, и умудрившись не свалить чайный столик, Николас, остановившись на безопасном расстоянии от Голда — то есть за спиной у Гейл, прокричал ей чуть ли не в самое ухо:
— К дому подъехал какой-то экипаж!
— К тебе кто-то пожаловал! — дернувшись в левую сторону поддакнул Голд, явно намериваясь схватить Ника, но тот ловко увернулся.
— Женщина? — поинтересовалась Гейл, с тяжелым вздохом стягивая с себя плед и понимая, что настал ее час расплаты — это наверняка была Виктория.
— Не знаем! — ответил Голд, и, схватив ее за локти, ловко толкнул в сторону Ника, который, приняв весь ее груз на себя, чуть ли не упал на спину.
— Прекратите, черт побери! — закричала Гейл, в тайне ужасаясь собственной грубости и некомпетентности — какой пример она подает мальчишкам, сквернословя? — Немедленно, остановитесь!
— Как только открылась дверь, мы сами за тобой побежали… — начал оправдываться Ник, едва сдерживая на своей физиономии улыбку.
— Я очень надеюсь, — строгим тоном обратилась к ним Гейл, — что до моего возвращения, вы сохраните библиотеку в прежнем виде! И вот еще что, ведите себя тихо, если я услышу малейший шум, я лично пинками выкину вас из этого дома… Мне предстоит очень тяжелый разговор…
— Ага! — перебил ее предупреждения Голд и бесцеремонно подтолкнул к двери.
— Не беспокойся! Все будет в порядке…— Вторил ему Ник, но глаза у этого дьяволенка оставались хитрыми-хитрыми.
Гейл возвела глаза к потолку. К концу недели эти демоны разрушат весь дом до основания, и что она тогда скажет его новому владельцу?! Извините?..
Она нервически затянула потуже поясок на пеньюаре и подумала о том, что ей, пожалуй, все же стоило пойти переодеться. Вдруг это не Виктория? А неизвестный ей наследник или еще хуже, какая-нибудь знакомая Джослина, решившая навестить его?
От нерешительности ее избавила тишина, столь несвойственная дому за последнее время. Это как-то настораживало… Слуги, словно вымерли, а ведь по здравым размышлениям, если к ней пожаловал гость, то кто-то должен был предупредить ее об этом.
Немного подумав, Гейл решила направиться в малую гостиную, расположенную ближе всех к холлу. Когда-то, Джослин впервые, вместе с другими гостями принимал ее у себя в доме, именно в этой гостиной. Она, как сейчас, помнила, любопытно рыскающих девиц Вендалл, самоуверенно-раскованную, ослепительную Селину, загадочного Энтони, и веселящегося Джослина…
О, Боже, Боже, Боже! За что ты наделил человека воспоминаниями? В этот доме каждый угол напоминал ей о Джосе…
Чем быстрее она расскажет все Виктории, тем быстрее она сможет уехать отсюда. Может быть даже сегодня… И ей не придется очередную ночь лежать в холодной, королевских размеров кровати и думать о соседней спальне…
Решительно войдя в гостиную, Гейл недоуменно огляделась. Та была пуста.
Неужели мальчишки просто пошутили? Ну, и сорванцы! Она как следует с ними разберется… Но может быть гость уже уехал?
Развернувшись, она неожиданно со всего размаху на кого-то налетела. Столкнувшись с неизвестным, она чуть ли не упала, так что ему пришлось поддержать ее за локоть. Вскрикнув от неожиданности и испуга, Гейл вскинула голову вверх, и остолбенела…
— Милостивый Боже…


Силы мгновенно оставили ее, и она бы тут же рухнула, не поддержи ее этот осунувшийся, со следами лихорадки и ужасного измождения человек. Он был подобен смерти. Бледный, с безумными глазами, под которых чернели провалы. Он был сам смерть. Потому что это был Джослин. Ее убиенный муж.
Этот ангел преисподней, неожиданно крепко прижал ее к своему телу, так что у нее затрещали кости и она стала неистово отклоняться. Не потому что боялась. Нет. Она боялась выпустить из поля зрения его лицо и понять, что ей всего лишь показалось.
— Ты… — всхлипывала она. — Ты…
— Жива… — шептали его лихорадочные губы, а руки крепко-крепко припечатывали ее к своему телу. — Я нашел тебя…
Ее рассудок мутился, перед глазами плясали какие-то полупрозрачные круги и она часто-часто моргала, пытаясь не упускать его из виду. Ее руки цепко вцепились в лацканы его сюртука, так что даже если бы он и захотел исчезнуть, она бы ему не позволила.
— Я сошла с ума? — бормотала Гейл и лихорадочно покрывала поцелуями любой попадавшийся участок его тела — щеки, шею, подбородок, плечи, лацканы сюртука… Слезы, потоком полились из глаз, но она их не замечала.
Каждой клеткой своего тела она впитывала его контуры. Пальцами, губами, глазами ощупывала, убеждаясь, что это правда и он жив! Жив! ЖИВ! Невредимый, живой, настоящий!
Слезы, рыдания, всхлипывания, бессвязные слова — ей казалось, что именно сейчас, сию минуту, она должна рассказать ему все, как она страдала, как любит, иначе в любой миг он может так же бесследно исчезнуть, испариться и она упустит возможность…
— О, Джослин! Я сейчас все скажу. Все, все, все скажу. Я думала, ты погиб. Умер. Мне было так плохо! Я как только вспоминала, как себя вела, какой была дурой… Идиоткой. Прости меня. Я больше никогда… — Он прерывал каждое ее слово поцелуем. Заглушал признания пальцами, которые дотрагивались до ее говорящих губ, словно бы не веря, что вот она, рядом с ним — живая и невредимая. И плачет от счастья. И говорит глупости. И что нос у нее покраснел, а глаза, как у кролика. — Знаешь, мне абсолютно все равно, если ты меня не любишь, правда-правда. Я буду рада, если мы просто останемся друзьями. Но молчать, нет, молчать я не могу. Я скажу: я так тебя люблю! Невыносимо. Лучше самой умереть, чем жить и знать, что я тебя больше не увижу. Это так больно…
О, неужели все это ей не грезится? И вот он стоит перед ней, целует ее и она ощущает, как лихорадочно горит его тело, как дрожат его руки, а лоб вспотел…
— Я очень-очень-очень тебя люблю! — Сжимая горстями ткань сюртука, горячо шептала Гейл, уворачиваясь от его пальцев, которые мешали сказать ей самое главное. — И если хочешь, я даже тебя оставлю, дам тебе немедленный развод, без всяких скандалов и деления наследства. Хочешь? Ты только скажи…
Он вдруг рухнул у ее ног. Словно подкошенный, пораженный громом. Она лишь глухо вскрикнула, не сумев удержать его и кинулась на пол, перетянув его голову к себе на колени. Он стал еще бледнее. Не дышал. Казалось, он умер. Снова. Еще раз.
Ее нечеловеческий вой огласил весь дом. Зарыдав, она подумала, что сейчас у нее разорвется сердце. Она этого больше не выдержит.
— Любимый, ну, пожалуйста, не умирай… Только не сейчас…Мне надо тебе еще столько сказать, Джослин!
— Что здесь происходит?!
Вокруг нее засуетились люди. Размытие пятна, не лица. Она никого не узнавала, не различала — где женщина, где мужчина, где ребенок. С десяток рук подняли ее с пола и понесли тело Джослина, за которым она последовала не раздумывая. Уложив его на кровать, ей позволили вновь приблизится к нему, и она вцепилась в его руку, прижав ее к своей груди и смотрела, смотрела, смотрела на его лицо… пока не уловила слабое дыхание.
Рассудок вернулся к ней. Нет, он не умер. Всего лишь потерял сознание.
— Скоро прибудет доктор, миссис Стэнфорд. — Сказала ей миссис Кросби. — Давайте разденем графа, ему должно быть удобно. Он сильно изможден.
Заглянув в глаза экономки, и не увидев в них страха, лишь озабоченность состоянием хозяина, Гейл, как сомнамбула встала с кровати.
Общими усилиями стянув с ног графа грязные сапоги, они принялись расстегивать на нем одежду. Сюртук еще не успел пропитаться кровью, чего нельзя было сказать о жилете, черное пятно на сером фоне уже успело достигнуть размеров чайного блюдца. Гейл лихорадочно расстегнула жилет и глухо простонала, увидев рубашку, прямо-таки алевшую от крови.
Разве при таких ранах живут? Разве от таких не умирают?..
Стоило ей добраться до его голой груди и увидеть толстый слой алых бинтов, и кровь стекающую вниз по животу, размазанную по коже, как она больше не выдержала и все же потеряла сознание.


Открыв глаза, она недоуменно моргнула. Перед ней стояла Виктория и прижав палец к губам, подавала знаки, приказывая ей выйти из комнаты. Бесшумно последовав за свекровью, Гейл обернулась, кинув обеспокоенный взгляд на Джослина, который по-прежнему спал, и скривилась, ибо шея от многочасового сидения на кресле немилосердно затекла. Но ничто, никакие неудобства в мире, не могли ее заставить не ночевать в его комнате. После злополучного обморока, из-за которого приглашенной доктор был вынужден заниматься сразу же двумя больными, прошла уже неделя. Но до сих пор Гейл неотлучно — днем и ночью находилась возле постели мужа, который по большей части спал, а если просыпался, то ненадолго.
Тихонько прикрыв за собой дверь, Гейл широко зевнула и поинтересовалась:
— Что случилось?
Виктория вот уже несколько дней, как вернулась из Бата. Правда, ее отношение к состоянию сына очень уязвило Гейл. Преспокойно поцеловав того в лоб и пробормотав, что-то вроде того, что он в хороших руках, она отправилась в свои апартаменты и больше из них не показывалась. Вот так-то вот! Ни слез, ни истерик, не беспокойства.
Виктория отступила на шаг и указала на зеркало.
— Вот это!
Не понимая, что та имеет в виду, Гейл шагнула ближе, но так ничего и не увидела.
— Ничего не понимаю… — пробурчала она и вопросительно уставилась на свекровь.
— Вот именно, что не понимаешь! А раз ты не можешь увидеть это сама, мой долг, как хорошей матери, помочь тебе разобраться.
Гейл еле сдержалась, чтобы насмешливо не пройтись на счет «хорошей матери», но все же промолчала.
— Видит Бог, я не хотела вмешиваться. Как бы мне не хотелось окружить сына заботой и вниманием, я все же смогла сообразить, что вы оба так настрадались, что никто другой вам больше и не нужен. Но так больше нельзя, Гейл. Ты только взгляни на себя. — Виктория взяла ее за подбородок и заставила Гейл взглянуть на свое отражение в зеркале. — В кого ты себя превратила? Пугало, и то симпатичнее будет. Разве тебе хочется, чтобы после пробуждения мой сын увидел эти всклоченные сальные волосы, темные круги под глазами и эту мятую тряпку, вместо платья?..
— Он еще так слаб…
— О Господи, какая ерунда! Да вы со своим доктором так часто пичкайте его снотворным, что неудивительно, что он только и делает, что спит!
— Да откуда вы знаете, как обстоят дела?!
— Не смотря на то, что я не сижу у изголовья больного, я все же интересуюсь его состоянием у доктора и Дженнингса. Послушай меня, Гейл. Довольно! Остановись! Джос сильный мужчина. Он не умирает…
Гейл задумалась. Да, конечно, она понимала, что Виктория права, но трудно пересилить собственное беспокойство. Сейчас, когда Джос слаб, еще можно обманывать себя и находить оправдания своему поведению. Но стоит ему очнуться и потребовать, чтобы она выполнила свои клятвы, то, что тогда?.. Если Джос напомнит ей об обещании покинуть его, разве от горя у нее не разорвется сердце?..
Виктории-то легко. Она не жила неделями с мыслью о том, что Джос умер. Ей легко поверить в его выздоровление, ведь она не видела, как в него стреляли, и в каком виде, тот пришел к ней. Смерть и то краше будет. А эта ужасная рана…
— Гейл, — еще более настойчивее сказала Виктория, — приди в себя!
Что ж, эта ситуация не могла продолжаться вечно. Она ведь отнюдь не трусиха! И не будет сознательно оттягивать конец, зная при этом, что занимается самообманом. Пора-пора расставлять все точки над «и». Но конечно, не в таком виде. Уж в этом-то Виктория права. О-о, она мудрая женщина. И инстинктивно угадала все.
Все эти дни, она так переживала из-за состояния Джослина, что была неспособна и думать об отдыхе. И как итог, в зеркале отражалось словно бы чужое, одутловатое, оплывшее лицо, с впавшими глазницами, потрескавшимся губами и ужасными, отвратительными волосами. И вот это страшилище и будет решать свою дальнейшую судьбу?
Гейл лихорадочно дернула за ленту звонка, вызывая прислугу и уже полчаса спустя, наслаждалась обжигающей ванной, наносила на губы мед, чтобы избавиться от сухости, намыливала волосы и нещадно терла жесткой мочалкой тело. Виктория, поняв, что ее замысел удался, удалилась «досыпать», ведь она встала в несусветную рань — пять часов утра!
Высушить волосы оказалось не так-то быстро, как Гейл на то рассчитывала, зато она успела в мельчайших деталях продумать свой гардероб.
Она надела розовое. Воздушный, легкий розовый шелк, украшенный лишь белыми гофрированными блондами
l:href="#note_7" type="note">[7]
по вырезу платья, полностью открывавшим плечи. Гейл знала, что этот цвет придаст ее лицу несуществующий румянец, слишком смелый вырез для домашнего платья отвлечет внимание Джослина от ее запавших глаз, а запах розовой воды, прогонит запах лекарств и спертого воздуха. Уж если он и отвергнет ее, то по крайней мере не будет жалеть…


Джос нахмурившись, наблюдал за бесшумными движениями жены.
Недосказанность, да что там, нелепость, так и витала в воздухе.
Этим утром он считал себя самым счастливым человеком на земле. То, о чем он беспрерывно молил Бога все эти недели, сбылось. Тогда, за те недели, он был готов отдать за то желание все что угодно. А в итоге получил все за бесплатно. Ну, не радоваться ли ему? Его жена рядом, живая и здоровая. Этим утром он впервые не почувствовал тяжелого дурмана, от которого хотелось лишь одного — спать, спать и спать. Он даже с аппетитом поел, неслыханная роскошь за эти недели, когда он даже вкуса пищи не ощущал. Что там, он почувствовал себя окрепшим настолько, что сам, без чьей-либо помощи дошел до ванной комнаты и чуть ли не целый час наслаждался горячей благоухающей ванной. При этом швы на ране не разошлись, кровь не текла, и казалось, что наконец-то его дела пошли на поправку. Чего еще желать? Его враги повержены, справедливость восторжествовала. Все вокруг оказывали ему повышенное внимание и заботу. Все было бы хорошо, просто замечательно, если бы не одно «НО».
Джослин не закрыл глаза, когда Гейл мимолетно скользнула по нему взглядом, видимо желая убедится, что он все еще спит. Специально. Чтобы в который раз увидеть, этот непонятный, серьезный взгляд. Неужели все, что он помнит, ему всего лишь пригрезилось?..
— Привет, — ее губы тронула натянутая улыбка. — Ты уже давно не спишь?
Ему хотелось протянуть к ней руку и увлечь к себе на кровать. Поцеловать в эти сомкнутые губы, а потом поговорить по душам. Ему хотелось рассказать ей, что он чувствовал в те дни, когда думал, что потерял ее. Прижать к себе крепко-крепко и никогда больше не отпускать от себя дальше, чем на шаг. Чтобы чувствовать, как она дышит, как смеется, зевает, ест…
— Я только что проснулся, — вместо этого зачем-то солгал он. Ведь он не спал, когда она только-только вошла к нему в комнату, и осторожно прикрыв за собой дверь, начала бесшумно прибирать лекарства на прикроватном столике. За нее это мог сделать Дженкинс, горничные, но она почему-то предпочла все делать сама…
— Как ты себя чувствуешь? — задала она уже привычный ему вопрос.
— Великолепно. — Джос откинул одеяло и обнаженный встал перед ней во весь рост. Он ожидал чего угодно, что она покраснеет, убежит или вдруг начнет беспокоиться о том, что она слишком резко встал, простудится, ну, в крайнем случае, отведет взгляд. Но не того, что она начнет спокойно разглядывать все его тело. Именно, что СПОКОЙНО!
Резко повернувшись, предоставляя ей возможность хладнокровно оценивать его голые ягодицы, он сдернул с кресла стеганный халат и накинул его на себя. Нет, его терпение лопнуло!
Лишь только он отвернулся, как из ее ослабевших рук выпало полотенце, и Гейл схватилась за лоб, который неожиданно вспотел. Однако стоило взбешенному Джослину повернуться к ней лицом, как на ее лицо вновь застыло скучающее выражение. Она знала, что своим спокойствием выводит его из себя. Но так было лучше.
— Не пора ли нам наконец поговорить?.. — язвительно вопросил Джослин, и скрестил руки на груди.
— Да, конечно. Мы все в доме просто умираем от любопытства и гадаем, как же тебе удалось выжить?
Джос опешил. Он никак не ожидал, что она начнет именно с этого. Сейчас его интересовало не прошлое, нет, его интересовало настоящее.
— Выжить?.. — переспросил он и надолго замолчал, решая про себя, стоит ли сейчас продолжать эту тему, или сразу же приступить к другой. — …На самом деле все просто, но я усматриваю в этом провидение Господа, ибо здесь слишком много «если»… — Он опять замолчал, а потом решительно продолжил: — Как только я разузнал, что ты скрываешься в Уотфорде, я тут же послала Энтони письмо, в котором сообщил, что собираюсь навестить этот чудесный городок. Мне думалось, что тебе будет приятно увидеть старых друзей, тем более что об их женитьбе ты уже узнала.
— Так ты и это знал? Установил за мной слежку?
Джослин кивнул, но решил не развивать эту щекотливую тему и продолжил рассказ:
— Когда наш общий знакомый совершил свой роковой выстрел, я вполне готов был умереть, мне даже кажется, что я действительно умер… Но как бы то ни было, через некоторое время я очнулся от ужасающей боли и увидел перед собой лицо Тони. Они с Селиной как раз подъехали к твоему пансиону, где добряк Дженкинс рассказал ему о последних событиях и тот, как верный друг ринулся на помощь, сумев отвоевать меня из лап охранников, которые уже были готовы отвезти меня на кладбище… Два дня я пролежал в бреду, лишь на секунды приходя в сознание, а на третий, присоединился к Энтони, который уже облазил весь Уотфорд в поисках тебя. Мы вместе обыскали все трущобы, мы подняли на ноги всю полицию, оповестили газеты, но тебя и след и простыл… Был один момент, страшный момент… когда в церковном пруду нашли утопленницу… у нее были светлые волосы, и я подумал, что это ты. — Джос серьезно, так серьезно посмотрел на нее, что Гейл испугалась. Она видела в его глазах свое собственное безумие, которое охватило ее, когда она поняла, что он умер. Вселенская пустота и отчаяние. — Но у нее было голубое платье… а потом ее опознала жена священника… В общем, мы продолжили поиски. Вскоре мы перестали ограничиваться пределами Уотфорда, мы исследовали каждую милю, каждый дюйм, мы проверяли все слухи… пока мне в голову не пришла последняя мысль, за которую я уцепился, как утопающий за соломинку, поехать в Лондон. Я не знал, правильно ли я поступаю или нет. Жива ли ты еще, или лежишь в какой-нибудь канаве, а я хожу вокруг да около, и не замечаю. Я не нашел ни одной зацепке в Уотфорде, но все же еще существовала вероятность того, что ты можешь быть там. Поэтому я оставил Энтони продолжать поиски, а сам направился сюда. Я не знал с чего начать. Первым делом я кинулся к Алисии, но только напугал ее своим видом, потом мне пришла в голову мысль, зайти сюда…
— И ты нашел меня… — Гейл опустила голову, бессмысленно разглядывая свои судорожно сцепленные руки. Она слишком хорошо представляла себе его отчаяние. — Я рада, безумно рада, что ты нашел меня… — Прошептала она.
— Тогда почему?
— Что, почему?
— Почему ты ведешь себя так, словно всего лишь исполняешь свой долг? Что случилось, Гейл? — Он подошел к ней и нежно сжал ее плечи. — Неужели мне все почудилось?
— Что именно?..
Он резко отпустил ее и рассеяно взъерошил свои волосы.
— Что с тобой?! Тогда ты говорила, что любишь меня. Сильно любишь, тогда я видел, что это не притворство, но стоило мне начать выздоравливать, как ты словно заледенела…
— Я не понимаю тебя, Джослин…
— А что тут непонятного? Казалось бы, чего еще можно желать — ты жива, мы наконец-то вместе…
— И что?
— Ты ведь любишь меня, сама так говорила!
— Люблю.
— Так в чем же дело?! Почему мы не можем быть счастливы? Почему за этот день ты ни разу не улыбнулась мне… Мне кажется, влюбленная женщина ведет себя совсем не так.
Гейл пристально посмотрела на него.
— Я боюсь, Джослин. Раньше мне казалось, будь ты жив, и все остальное будет не важным, не существенным. Но оказалось, не так. Я боюсь. Сможем ли быть счастливы вместе?.. Может быть первое время, да, но что будет потом? Я полюбила тебя сразу, пусть не с первого взгляда, так со второго, когда ты подошел ко мне на балу у Морстонов. Тогда я подумала, вот этот мужчина напрочь лишен предрассудков. Он способен увидеть в невзрачной внешности человеческую душу. Ты был единственным из всей толпы, кто заметил меня. Я была очарована, я жила нашими остротами, я представляла себе так много… — Она невесело улыбнулась: — Сейчас то я понимаю, что вела себя как глупая романтическая дурочка. И что ты был, остаешься и будешь тщеславным павлином. Как бы ты не игнорировал мнение общества, ты все же так и не смог смирится, что твоей женой станет не мифическая красавица, которой будут восхищаться все и вся, а неприметная, неизвестная мышка… Не надо, — взмахнула Гейл рукой, предупреждая его возражения, — я все понимаю. Ты бы мог смирится с нашей женитьбой, будь я эксцентричной особой, пользующейся популярностью в свете. Но большей насмешки над собой, как вынужденная женитьба из-за приличий, трудно представить, не так ли? И ты возненавидел меня, а потом я тебя… Но все изменилось. Неожиданно, оказалось, что я стала той самой эксцентричной особой, которая может выкрасть драгоценности, скрыться на несколько лет, а потом восстать, как Феникс из пепла под другим именем… В тебе вновь возник интерес, который бы столь же быстро потух, если бы не Эллиот. Ты думал, что потерял меня, и нафантазировал много такого, чего нет и в помине. Уже через месяц ты начнешь тяготиться моей любовью, придумывать отговорки, почему задержался в своей мужском клубе и с честными глазами, утверждать, что мне просто показалось, что ты непозволительно долго беседовал с некой прелестной мисс Х…
Он не дал ей договорить, одним шагом приблизившись к ней и впившись ей в рот жарким поцелуем. Вдавливая ладонь в ее затылок, он не позволял ей увернуться.
— А разве это, я тоже придумал себе? — оторвавшись от ее распухших губ, спросил он.
— Ты всегда был страстным человеком…
— Как и ты, моя прелесть. — Джос неожиданно притянул ее руку к себе и поцеловал ладонь. — Какая же ты дуреха, Гейл. Нет, не вырывайся, дай досказать. Большей глупости, чем сейчас, я еще никогда не слышал. Может в этом виновато время — встреть я тебя лет пять назад, я бы даже не удосужился вспомнить твое имя, — не знаю, может дело в том, что я, наконец, понял, что мне нужно. Как бы то ни было, едва увидев тебя, я сразу был очарован твоим нахальством. Да, да, ничем иным, как нахальством. О, в тебе ключом била жизнь, ты была готова взорваться от любопытства, гнева, радости, от страсти. Ты все делала исключительно от сердца. В то время как я уже позабыл, что такое сильное чувство. Мною уже давно и прочно овладел сплин
l:href="#note_8" type="note">[8]
и я беспокойно маялся от скуки. И вот появляешься ты, и я уже с нетерпением ждал каждой новой встречи. А потом, испугался. Я то думал, что вновь вернулся на старую колею, нашел новое увлечение, ведь нечто похожее было у меня и Сел, и с Аглаей Темплетон, и с Мелани… Да не вырывайся, черт побери. Я всего лишь хочу тебе объяснить. Ни с одной из них, я не чувствовал, что вот-вот готов сорваться и послать к черту свои принципы. И я сорвался. Правда, я был слишком глуп, чтобы понять, что ты для меня. Мужчине в тридцать лет нелегко избавиться от старых привычек. Я наделал глупостей. Но ты, моя милая, заставила меня понять истину. Я так негодовал из-за потери своей свободы, но стоило мне получить ее, как я заскучал. Все женщины стали для меня на одно лицо, игра в карты быстро прискучила. Я, мыслимое дело, занялся обустройством Мейдстон-хауса, хотя порой мне хотелось разрушить его до основания, ведь в этом замке произошло слишком много бед… Теперь ты его не узнаешь, — он горько ухмыльнулся ей куда-то в волосы, — если конечно захочешь когда-нибудь навестить это место. Я маялся от скуки, бросаясь то в одно дело, то в другое, но нигде не находил того, что мне нужно — вкуса радости, азарта, нетерпения. Пока вновь не встретил тебя. Признаюсь, первой мыслью, было наказать тебя, преподать урок — мыслимое ли дело, переспать с собственным мужем, и так и не узнать его?! Я был взбешен, гадал, сколько у тебя было любовников, но стоило мне только дотронуться до тебя… А потом ты опять скрылась, но я уже поклялся не отпускать тебя. Я установил за тобой слежку, я затаился, в глубине души мечтая, что ты сама придешь ко мне… Но ты конечно же ничего подобного не сделала, и тогда я сам приехал к тебе. Я уже тогда, до того случая с Элиотом, знал, что нам суждено быть вместе… — Он поцеловал ее в лоб. — Я влюблен, как школьник, Гейл. Я хочу наших общих детей. Жить с тобой бок о бок столетие, умереть в один день, поправлять плед на твоих коленях, когда ты станешь старой и безобразной…
— Я и сейчас не красавица.
Он энергично кивнул.
— Безусловно, не буду этого отрицать. Ведь влюбленность не делает человека глупцом. Ай, — вскрикнул он, когда она не шуточно, ткнула его в бок локтем, — ты забываешь о моих ранах!
— Мог бы по крайней мере для вида возразить!
— И не подумаю, а иначе мое признание в вечной любви превратиться в пускание слюней и ты тут же заподозришь меня в подвохе. Ты отнюдь не роковая красавица, давно не молода, за твоими плечами сомнительное прошлое, стой, — рассмеялся он, когда она вновь начала вырываться, — но я люблю тебя именно такой, какая ты есть! С твоими веснушками, с твоим необузданным гневом, с твоими скоропалительными выводами… Я люблю тебя всю, — он слегка отстранился и, заглянув его глаза, серьезно добавил: — даже не смотря на то, что ты не веришь в наше счастье…
— Глупый, если бы я не верила, стала бы я ночами дежурить у твоей постели и стоять с тобой сейчас и выслушивать весь этот бред о том, что я не красива?
Он долго-долго смотрел на нее, словно впитывая в себя контуры ее исхудавшего от волнений лица, заново знакомясь с гипнотическим воздействием этих колдовских глаз, узнавая лукавую улыбку, красивый разлет бровей и эти уже родные ему веснушки…
Отныне и навсегда все это сокровище принадлежало ему и только ему!
Джос улыбнулся…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Пути любви - Тайхом Анжела



Super)))
Пути любви - Тайхом АнжелаMika
14.01.2013, 18.32





Весьма не плохо,но и только!!
Пути любви - Тайхом Анжелас
17.04.2013, 10.10





отоичный! советую очень интересный и увлекательный. местамы немного прослезилась. читайте не пожелеете.
Пути любви - Тайхом Анжелаируся
22.11.2013, 22.34





отоичный! советую очень интересный и увлекательный. местамы немного прослезилась. читайте не пожелеете.
Пути любви - Тайхом Анжелаируся
22.11.2013, 22.34





Хороший роман, прочитала с удовольствием.
Пути любви - Тайхом АнжелаMarina
24.02.2014, 14.03





Ocharovatel'nii roman. Geroinya s harakterom, umom I chuvstvom umora.
Пути любви - Тайхом АнжелаVirginia73
20.04.2014, 2.25





Неплохой роман - 8 баллов, но перечитывать не стану.
Пути любви - Тайхом АнжелаНюша
21.04.2014, 14.55





Мне лично очень понравился роман!!!! Аннотация не соответствует, сюжетная линия намного интереснее, непредсказуема. Читайте!!
Пути любви - Тайхом Анжеланезнакомка
22.04.2014, 5.48





Прочла с удовольствием, но перечитывать не захочется.
Пути любви - Тайхом АнжелаОльга
7.02.2015, 23.03





одна героиня дура а вторая идиотка
Пути любви - Тайхом Анжелаирэн
23.02.2015, 11.32





Красавец и серая мышка -встречались мне такие семьи. И что интересно: серых мышек мужья не бросали, а красавиц - сплошь и рядом. Видно у красавца есть свой расчет и он ему целенаправленно следует. Да и захват бизнеса уже не удивляет, так же как подлянка-подруга. Так, что роман жизненный.
Пути любви - Тайхом АнжелаВ.З.,67л.
6.07.2015, 11.49





Хороший роман.
Пути любви - Тайхом АнжелаРая
14.01.2016, 16.16





Обалденный роман!!! 10+
Пути любви - Тайхом Анжеламэри
15.01.2016, 10.27





Сложилось неоднозначное мнение о романе. Сюжет первой части захватил полностью противостоянием характеров гл.героев. Описано живо и увлекательно(верю, так может быть!). Записка кузины напомнила похожий сюжет у Д.Макнот. Но вторая часть немного разочаровала. Предположим, можно не узнать человека на маскараде, но не узнать любимого в постели??? И еще, мальчики - беспризорники и на приеме у Виктории?(мало верится). Но в челом, удовольствие от прочитанного романа, получила - это точно!!!
Пути любви - Тайхом АнжелаЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
15.01.2016, 14.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100