Читать онлайн Машина Любви, автора - Сьюзан Жаклин, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Машина Любви - Сьюзан Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Машина Любви - Сьюзан Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Машина Любви - Сьюзан Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сьюзан Жаклин

Машина Любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Робин прибыл в Лос-Анджелес в воскресенье после обеда. Целая стопка записок ожидала его в отеле. Агенты, импресарио, звезды, директора студий, принадлежащих Ай-Би-Си, — все уже звонили ему. И все прислали бутылки. Его номер был похож на хорошо оснащенный бар.
Робин просмотрел записки. Одна из них была от Серджио. Он налил рюмку водки и позвонил ему.
— Робин, я вышлю в следующем месяце чек, чтобы вернуть тебе все «авансы». Я подписал сногсшибательный контракт с «Сенчури».
— Ради Бога, не делай этого! Ты только усложнишь мое положение с налогами. Когда-то ты был самым лучшим другом Китти, и то, что она тебе оставила, должно было вскоре кончиться. Я это знал.
— После уплаты налогов у меня мало что осталось, — вздохнул Серджио. Его настроение изменилось. — Робин, Альфи устраивает сегодня вечер в восемь часов. Я бы хотел, чтобы ты пришел.
— Нет, это не для меня.
— Но это совсем не то, что ты думаешь, Робин. Он приглашает весь Голливуд. — Серджио расхохотался: — Какой же я несчастный! Только сейчас начинаю понимать, что не могу позволить себе рискованных поступков. В контракте есть пункт о соблюдении моральных норм. У Альфи тоже.
— Я не на это намекал. Впрочем, мне это даже не пришло в голову. Нет, меня воротит от светских развлечений Голливуда. Вот что я хотел сказать. Огорчен, старина, веселитесь без меня. Да, но в действительности вы живете вместе с Альфи?
— Нет. У него небольшой дом, а я живу в Мелтон Тауэз. Позднее мы, может, и купим большой дом на двоих. Это моя мечта.
— В Мелтон Тауэз? Я знаю одну особу, которая там живет… Мэгги Стюарт.
— Да, мы время от времени встречаемся в лифте. Она очень красива.
Закончив разговор, Робин позвонил в Мелтон Тауэз. Мэгги ответила на первый звонок.
— Ха, а вот и Супермен на своем Летающем диване! Я читала в корпоративной газете, что ты должен сегодня приехать.
— Мэгги, мне нужно увидеться с тобой.
— Я заканчиваю сниматься в телевизионной игре. Три сеанса сегодня и два завтра. Я должна принести весь гардероб со всеми аксессуарами в студию и переодеваться перед каждым сеансом. Нужно быть нарядной, игривой и изображать из себя персонаж, полный радости и энтузиазма. Нет ничего более выматывающего.
— Нам нужно увидеться, — повторил Робин.
— Я расслышала в первый раз.
— Тогда почему ты несешь всякую чушь по поводу твоих съемок и прочей дребедени?
— Потому что я — душевнобольная. Хочешь знать, почему? Потому что я хочу тебя видеть. Нужно искать себе погибель, чтобы интересоваться таким типом, как ты.
— Хочешь, приезжай ко мне. Если ты только не предпочитаешь поужинать в «Маттео».
— Нет, приходи ко мне, — медленно сказала она. — Я уже сняла грим и расчесала волосы. У меня в холодильнике есть франкфуртские сосиски, и я разогрею банку прекрасной фасоли.
— Еду.
— Не спеши. Дай мне час. Я приму душ, и у меня будет более или менее приличный вид.
Робин налил себе еще одну рюмку водки, включил телевизор и подумал, приехал ли уже Грегори Остин. Может быть, нужно ему позвонить? Он пожал плечами. Ничего не поделаешь! Он увидит его во вторник на административном совете.


Грегори сидел в просторном салоне коттеджа номер восемь в отеле в Беверли Хилл. Он посмотрел на часы. Девять вечера. Но это нью-йоркское время, а на побережье сейчас шесть часов.
Только что звонил Клинт Мердок — генерал в отставке, один из главных акционеров административного совета. Миссис Мердок видела, что приехала чета Остинов, и приглашала их поужинать сегодня вечером в отеле. Грегори не мог отказаться. Генерал был слишком важной персоной.
Нужно предупредить Юдифь. Жена Мердока, конечно, зануда, но у Юдифь появится возможность показаться в одном из своих новых платьев. Может, им вначале следует сходить в «Поло Лаундж» выпить аперитив?
Зато, начиная с завтрашнего дня, они приглашены каждый вечер. «Галли и Хей» заработали свою тысячу долларов в неделю. Грегори надеялся, что Юдифь будет рада.
Она вышла к нему в салон.
— Не знаю, что делать. В воскресенье вечером бельевая закрыта.
— Наверное, она рано откроется завтра. Юдифь улыбнулась.
— Ладно, придется надеть ансамбль из золотистой парчи. Все остальное слишком мятое.
— Сегодня вечером?!
Она помахала приглашением.
— Я нашла его, когда мы приехали. Альфи Найт устраивает прием. Там будет весь Голливуд.
— Юдифь, с завтрашнего дня мы приглашены каждый вечер, но сегодня я пообещал поужинать с генералом Мердоком и его женой.
— С Мер доками?! Я бы не ужинала с ними, даже если бы мне нечего было делать! Пропустить вечер у Альфи Найта ради них? Ни за что!
Грегори встал с кресла и обнял ее за талию.
— Юдифь, мне нужен Мердок. Он может быть полезным в административном совете. Юдифь презрительно скривилась.
— Еще чего! Чтобы я, как последняя идиотка, трепалась несколько часов с миссис Мердок в то время, как ты будешь выслушивать его рыбацкие истории?! Ты считаешь, что Робин Стоун стал бы так унижаться? Он в этот вечер будет у Альфи Найта! Весь Голливуд там будет!
Она оттолкнула мужа и бросилась в свою комнату.
Увидев, что из комнаты она кинулась в ванную, он испугался.
— Юдифь, что ты делаешь?
Она показала ему маленький флакончик со снотворным.
— Я приму две таблетки, но ни за что на свете не буду терять времени с этими ужасными людьми. Засыпая, я не буду сожалеть, что пропустила лучший вечер сезона.
Он выхватил флакон.
— Послушай, я не могу отказать генералу. Но если ты так хочешь идти на этот вечер, то иди. Я придумаю предлог, чтобы объяснить твое отсутствие.
— Я не могу идти одна на такой прием. — Она протянула руку к флакону. — Дай мне таблетки. Я умоляю тебя, Грег.
— Нет, — сказал он, — я найду кого-нибудь, чтобы сопровождать тебя. — Вдруг он наклонился к ней. — Может быть, Робин Стоун?
Она осталась невозмутимой.
— Он, конечно же, не один.
— Если он не один, то может тебя сопровождать.
Грегори направился к телефону. Ему было неприятно просить Робина об услуге, но ради Юдифь он был готов на все. Господи! Он не позволит ей пичкать себя лекарствами и спать с первого дня.
Как только Робин снял трубку, Грегори сразу же изложил суть дела.
— Робин, сегодня одна звезда кино устраивает прием. Кажется, это Альфи Найт. Миссис Остин получила приглашение и думает, что там будет интересно. Она уже очень давно не была ни на одном из голливудских вечеров. К несчастью, сегодня вечером я ужинаю с одним из членов административного совета. Поэтому вы могли бы оказать мне огромную услугу, если бы согласились сопровождать миссис Остин.
Юдифь наблюдала за лицом Грегори, пытаясь уловить малейшие изменения в его выражении. Молчание показалось ей плохим предзнаменованием. Она догадалась, что Робин отказывался.
— Я думаю точно так же, — сказал Грегори. — Но вы мне окажете персональную услугу. Да, я понимаю… Послушайте, Робин, вы могли бы сдержать слово по поводу вашей встречи, а затем сопроводить миссис Остин. Приглашение на восемь часов, но разгар на такого рода приемах начинается не раньше девяти — десяти часов. Я буду вам чрезвычайно обязан…
— Ради всего святого! — закричала Юдифь. — Прекрати упрашивать. — Она подскочила к телефону и вырвала трубку. — Робин, не обращайте внимания на то, что сказал мой муж. Это его идея.
Вы действительно хотите туда пойти, Юдифь? — спросил он.
— Я думала, что это могло быть интересно, а мне нужно немного развеяться. Но ни за что на свете я не хотела бы заставлять вас сопровождать меня.
— Я ненавижу светские развлечения Голливуда. Но послушайте, Юдифь, вас устроит, если мы придем туда довольно поздно? Например, около десяти часов?
— Это будет прекрасно. И я смогу вздремнуть.
— Хорошо. Тогда я позвоню вам из холла.
Юдифь повесила трубку, стараясь не показать своей радости. У Робина не было желания туда идти, однако он жертвовал целым вечером. Значит, он испытывал еще какие-то чувства к ней. Наверное, у него было назначено свидание с женщиной, но ради Юдифь он теперь ее пробросит.
Юдифь поцеловала мужа.
— Мне жаль твоих подчиненных, — улыбаясь, сказала она. — Они слушаются беспрекословно. Хорошее настроение жены успокоило Грегори.
— Не очень-то он был расположен уступить… мне, по крайней мере. Это ты заставила его решиться. Но что поделаешь, Юдифь, ты всегда делала все, что хотела, с мужчинами.
Она поцеловала его в лоб.
— Пойду намажусь кремом, приму горячую ванну, а затем немного вздремну. Когда будешь уходить, разбуди меня.
Ожидая, когда наполнится ванна, Юдифь напевала. Она снова увидит Робина. Она была уверена, что он тоже хочет ее видеть. Это было очевидно. Он дорожил ею, но она его испугала, заговорив о браке. Сегодня вечером она скажет, что в будущем согласна на его условия. Никаких ультиматумов. Она будет видеться с ним каждый вечер. А когда они возвратятся в Нью-Йорк, то снова станут встречаться в Стик Плейс. А потом… Боже, до чего хороша жизнь!


Робин взял напрокат машину и поехал к Мэгги. Было около семи часов. Какой кошмар, этот телефонный звонок Грегори! Но Юдифь показалась ему в таком отчаянии! Он сразу же прекратил встречи с ней, как только она заговорила о браке, и надеялся, что с тех пор у нее появился кто-нибудь другой. Но когда она с достоинством заявила, что не хотела бы ему навязываться, то этот всплеск гордости его не обманул. В действительности это был призыв к спасению, и у него не хватило решимости отказаться.
Проезжая по бульвару Сансет, он подумал, почему судьба Юдифь вызывала в нем такую жалость? На самом деле он ничего не испытывал ни к кому, кроме Мэгги. С каким неистовством он ее хотел! Это было физической необходимостью. Импульсивной силой. Ему нравилось упрямство, с которым она возвращала ему удар за ударом. Она бросала вызов. Это была не мягкая Аманда с грустными глазами. Мэгги была борцом: девушкой в его стиле. Но Юдифь? Он ничего не был должен ей. Какого черта он пообещал тогда укоротить свой вечер с Мэгги? Ее неожиданная реакция по телефону его обеспокоила. Робин попытался выбросить все из головы, припарковывая машину на маленькой стоянке возле Мелтон Тауэз.
Мэгги показалась ему уставшей, но безумно красивой. Он заметил темные круги под ее глазами. Она была очень худая, но казалась не менее желанной. Они поужинали в салоне за журнальным столиком. Он помог ей вымыть посуду. Затем с какой-то робкой улыбкой она повела его в спальню. Он изумился тому, как она на него действовала. Присутствия Мэгги было достаточно, чтобы в нем пробудилась вся нежность сердца… Позднее, сжимая ее в объятиях, он почувствовал себя совершенно счастливым, чего с ним давно не случалось.
Господи! Если бы только они могли прийти к согласию по поводу образа жизни! Он хотел бы жить вместе с ней, но не мог просить ее просто разделить с ним существование. Нежно гладя ее волосы, он подумал о браке. У них могло бы получиться… при условии, что она позволит ему пользоваться свободой, когда у него появится такое желание. Странная вещь, но он не видел никого, с кем мог попытаться изменить Мэгги. Господи! Еще немного, и он будет вынужден ее покинуть, чтобы сопровождать Юдифь на этот проклятый прием.
Робин бросил взгляд на часы. Без пятнадцати девять… У него оставалось совсем немного времени.
— Мэгги?
Она пошевелилась и прижалась лицом к его плечу и подбородку.
— Какие у тебя планы, кроме телевизионных игр?
— Альфи Найт будет снимать фильм, в котором я хотела бы участвовать.
— Мое предложение сделать тебя звездой в новом телесериале еще в силе.
— Я предпочитаю фильм.
— Ты уже договорилась?
— Я закинула удочку, да и Хью не упускает Альфи из виду. Но я слышала, что он хотел бы снимать Элизабет Тэйлор. Так что мои шансы ограничены.
— Может, мне удастся помочь. Но почему бы тебе не согласиться на мой телесериал? Публика лучше тебя узнает, и Ай-Би-Си платит хорошо. До будущего года Альфи не начнет снимать фильм.
Она медленно подняла голову и посмотрела ему прямо в глаза.
— А потом ты будешь появляться каждые три-четыре месяца. Мы будем встречаться, трахаться и говорить о моей карьере.
— Я буду там очень часто…
— Значит, мы будем больше трахаться и больше говорить. Она встала.
— В конце концов, Мэгги, чего ты хочешь? Она стояла посреди комнаты, и свет из ванной освещал ее тело. Робин заметил гнев в ее глазах.
— Я тебя хочу! Сегодня вечером снова все было прекрасно, но, как обычно, завтра утром я буду на себя злиться. Я всего лишь удобная женщина для тебя… Девица, которую ты трахаешь на побережье!
Он вскочил с кровати и обнял ее.
— Боже, но это же неправда, и ты сама это знаешь. Да и в городе полно женщин, и стоит мне только поманить их перспективой контракта…
— А что ты только что делал здесь? Ты предложил мне неслыханную возможность, золотую роль в серии передач. А в обмен, конечно, надеешься, что я открою свои объятия при малейшем твоем знаке. Господи, можно подумать, что все это плохой фильм! Скажи, как зовут твою крошку, которую ты держишь про запас в Нью-Йорке и которая готова нестись в «Лансер», как только ты ее возжелаешь? Может, есть еще одна и в Чикаго? Мне это кажется необходимым. Нужно, чтобы Летающий диван не пустовал при посадке.
Он наконец ее выпустил и натянул плавки. Она накинула халат, зажгла сигарету и стала смотреть, как он одевается.
Вдруг Робин усмехнулся.
— Летающий диван? Так называется мой самолет?
— Ты не читал «Андеркавер» за прошлый месяц?
— Я даже не знаю, что это.
— Скандальный листок. Твой портрет красовался на обложке. О тебе не говорят только в «Ньюсуик» и в «Тайме». Все периодические издания интересуются Робином Стоуном. По мнению «Андеркавера», для тебя не имеет значения, кто лежит с тобой на диване: мужчина или женщина, лишь бы было куда трахать.
Он ударил ее по лицу. Мэгги обмякла, разрыдалась и упала ему на руки.
— Господи! Робин, ну почему надо так изводить себя? — рыдала она.
— Мэгги, я дорожу тобой и хочу, чтобы ты согласилась на эту работу.
— Я не продаюсь! — Слезы текли по ее щекам. — Неужели ты не понимаешь? Мне не нужен никто, кроме тебя!
— Так вот, я здесь, я дорожу тобой больше, чем любой другой женщиной. Я даже ношу твое кольцо, которое делает меня похожим на педераста.
Она не ответила. Он продолжал.
— Кстати, обручальное кольцо может все уладить?
— Да.
— Хорошо.
— Что хорошо?
— Мы поженимся.
Он посмотрел на свои часы. Пятнадцать минут десятого. Нужно ехать за Юдифь, но он хотел до конца выяснить отношения с Мэгги.
— Ты будешь миссис Робин Стоун. Но я сохраню свободу передвижения. Сейчас я должен уйти. Она недоверчиво на него посмотрела.
— Что ты должен сделать?
— Мне нужно сопровождать одну даму на прием. Несколько мгновений она не находила слов. Потом отступила, словно ее ударили.
— Ты пришел сегодня вечером сюда, зная, что позднее у тебя свидание с другой? Ты знал, что вскочишь с постели и побежишь к ней?
— Речь идет не об этом, моя девочка. Эта женщина — миссис Остин.
— Все правильно, ее нельзя назвать девушкой.
— Будь добра, не вмешивай ее в наши отношения.
— А как же, она выше этого! — Мэгги расхохоталась. — Со мной ты хочешь сохранить свободу, а сам бежишь, как собачонка, стоит только миссис Остин тебе свистнуть. Может быть, поэтому ты и стал директором Ай-Би-Си?
— Мне нужно уйти, Мэгги. Я не хочу, чтобы ты говорила мне гадости, которым не веришь сама. Я позвоню тебе завтра.
— Завтра не будет!
— Ты говоришь серьезно, Мэгги? Она отвернулась. Плечи ее сотрясались от рыданий. Он подошел и взял ее за руку.
— Мэгги, я дорожу тобой. Черт побери! Как ты хочешь, чтобы я это доказал? Я прошу тебя выйти за меня замуж. Если ты согласна принять меня таким, как есть, браво! Но я тебя хочу.
— Нужно, чтобы ты нуждался во мне! Нуждался, — задыхаясь, сказала она. — Поверь, я делала все, чтобы тебя забыть: с Энди, Адамом, со всеми своими партнерами по кино. Я не хочу, чтобы ты женился только для того, чтобы сделать приятное. Я хочу, чтобы ты женился на мне потому, что хочешь меня, хочешь, чтобы я все делила с тобой: твои мысли, надежды, любовь, заботы, а не только твое тело. Ты не понимаешь, Робин? Я хочу, чтобы ты нуждался во мне.
— Тогда я не вижу выхода, — наконец ответил он со странной улыбкой. — Видишь ли, милая, я не нуждаюсь ни в ком.
Мэгги, побежденная, покачала головой.
— Дан Миллер мне это говорил.
— Значит, он умнее, чем я думал, — Робин направился к дверям. — Ты будешь сниматься в передаче?
— Нет.
— Ты хочешь выйти за меня замуж? Она покачала головой.
— Не на твоих условиях. Он открыл дверь.
— Я пробуду здесь четыре-пять дней. Если ты передумаешь насчет работы или замужества, позвони.
Она пристально смотрела на него опухшими от слез глазами.
— Не возвращайся никогда! Не звони никогда, Робин! Никогда, прошу тебя.
— Ты говоришь серьезно?
— Да! — закричала она. — Я не хочу больше слышать о тебе, пока ты не скажешь, что я нужна тебе!
Он ушел. Она неподвижно стояла до тех пор, пока не услышала, как закрылась дверь лифта, а затем бросилась на кровать и зарыдала.


Робин приехал в отель в Беверли Хилл без одной минуты десять. Через мгновение появилась сияющая Юдифь в своем парчовом ансамбле. Она еще никогда не была так красива и никогда еще не вызывала такой жалости у Робина.
Он подумал о Мэгги с ее конским хвостом и кругами под глазами и понял, что никогда больше не сможет заниматься любовью с Юдифь, каких бы усилий ни прикладывал. Однако, идя ей навстречу, он радостно улыбнулся.
— Все звезды кино будут вам завидовать.
— Не смейтесь надо мной. Одному Богу известно, сколько раз я надевала этот ансамбль в Нью-Йорке. К несчастью, у меня нет ничего другого, чтобы надеть сегодня вечером.
— Я взял напрокат «рамблер». Он недостаточно шикарен для вас, — сказал Робин, провожая ее к машине.
Она села на сиденье и прижалась к нему.
— Я предпочитаю его лимузину. — Она отклонилась, чтобы взглянуть на профиль Робина, пока машина катилась по холмам. — Мне не хватало вас, Робин, — тихо сказала она.
— Такая красивая женщина, как вы, никогда не должна ни в ком нуждаться, — сказал Робин непринужденным тоном. — Будьте так любезны следить за табличками с названиями улиц на этой стороне. Альфи живет в Свэлоу Драйв. В этом квартале все улицы носят только названия птиц.
Юдифь сосредоточила внимание на табличках.
— Я повела себя, как девчонка, — медленно произнесла она.
— Когда?
— Когда прилетела встречать вас в Чикаго.
— Это немного неосторожно, но очаровательно.
— Я много передумала с тех пор, Робин. Я не могу бросить Грегори. Он нуждается во мне.
— Браво! Вы тоже в нем нуждаетесь.
— Нет, это в вас я нуждаюсь.
— А вот и Свэлоу Драйв. Думаю, что узнал дом. Перед ним стоят «роллсы» и «бентли».
В тот момент, когда Робин припарковывал машину, возле него остановилась патрульная машина.
— Вы едете туда? — спросил полицейский.
— Да, там сегодня вечер. Полицейский расхохотался.
— Меня уже в третий раз присылают сюда. Будьте так любезны передать Альфи Найту, что я один из его почитателей и что он имеет право развлекаться. К несчастью, у его соседки ребенок, у которого режутся зубки.
— Обязательно передам, — пообещал Робин. Он помог Юдифь выйти из машины.
Полицейский посмотрел на нее и отвернулся, убедившись, что она не принадлежит к театральному миру. Его взгляд остановился на Робине.
— Мне кажется, я вас знаю… Вы, ну да, когда-то вели «Мысли вслух», я никогда не пропускал вашу передачу. Вы Робин Стоун, не правда ли?
— Совершенно точно.
— Почти все знаменитости собрались сегодня здесь. Вы должны снова вести эту передачу. Она мне очень нравилась в свое время.
— Теперь мистер Стоун делает другую передачу, которая называется «Феномен», — объявила Юдифь с гордостью хозяйки.
— Без шуток? К сожалению, я теперь дежурю по ночам и не имею возможности смотреть телевизор.
Он подождал, когда Робин углубится в аллею, потом окликнул его, не повышая голоса.
— Мистер Стоун, вы не могли бы уделить мне минутку… Один?
Робин заколебался. Юдифь улыбнулась и покачала головой. Он подошел к патрульной машине.
— Послушайте, мистер Стоун, — начал полицейский, — дамочка, которая с вами, не ваша жена. Она слишком старовата.
Робин холодно смотрел на него, не отвечая.
— Я говорю вам это не потому, — продолжил полицейский, — что вмешиваюсь в ваши дела, а чтобы предостеречь вас… на случай, если это жена кого-то другого.
— Не понимаю.
— Видите ли, от меня ничего не ускользает. Пока мы говорили, я заметил, что за вами следят.
— За мной?
— Я в этом уверен. У вас какие-то неприятности?
— Не больше, чем обычно.
— Так вот. Пока мы разговаривали, какой-то парень въехал на эту улицу. Он развернулся, уехал, снова возвратился и снова отъехал. Сейчас его машина припаркована недалеко от перекрестка. Второй раз я его узнал: это частный детектив.
— Может, он следит за кем-то другим. Я сопровождаю даму, потому что об этом попросил ее муж.
Полицейский пожал плечами.
— Может, он следит за другим домом или ждет, когда от кого-то выйдет муж. Но я уверен, что он на стреме.
— Это меня не касается, — заверил его Робин. — Но все же спасибо.
Он подошел к Юдифь.
Удивление и радость Серджио при виде Робина успокоили его и отвлекли от мысли, что он испортил себе вечер. Робин узнал нескольких модных режиссеров, знаменитых актеров и обычный набор «звездочек». Кто-то схватил его за рукав и влажными губами поцеловал в шею. Это была Тина Клер. Он представил Юдифь Альфи, Серджио и Тине. Затем наполнил два бокала и проводил Юдифь к дивану. Большой сиамский кот в несколько прыжков пересек салон, посмотрел на него, мяукнул и прыгнул ему на колени.
Альфи чуть не выронил бокал.
— Подумать только! — воскликнул он. — Можно сказать, что в тебе есть секс-эпил. Слаггер ненавидит всех людей.
— Слаггер, — повторил Робин. Услышав его голос, кот замурлыкал.
— Где ты его откопал?
— Мне его отдал Айк Райан. Он принадлежал его жене. Но Айк столько путешествует, что этот несчастный котенок побирался большую часть своей жизни. А я обожаю котов. Обычно Слаггер ненавидит чужих, но ты, видимо, исключение.
— Мы старые друзья со Слаггером. Робин почесал шею кота и заметил, что серебряная медаль все еще висит на ошейнике.
— Попроси ее не слишком скандалить, — порекомендовал Робин Альфи. — Там, снаружи, патрульная машина.
— А, этот неотразимый полицейский! Ребенок соседки всего лишь повод, чтобы торчать здесь. Между нами, я думаю, что он стукач.
Юдифь улыбнулась Робину.
— Нам совсем не обязательно оставаться здесь, — прошептала она.
— Вам уже наскучило? — удивился он. — Или для вас здесь слишком много народу?
— Когда мы вместе, всегда много народу. Я бы хотела поехать выпить к вам.
— Мне казалось, вы очень жаждали сюда попасть?
— Я уже попала. Теперь я хочу уйти с вами.
— Это будет невежливо по отношению к Альфи и Серджио, моим старым друзьям.
Она пожала плечами и удалилась, показывая всем своим видом, что еще немного потерпит.
Робин пил и болтал с Альфи и Серджио. Юдифь влилась в группу актеров. Робин решил остаться у Альфи как можно позже, чтобы сразу же отвезти Юдифь домой.
Около полуночи публика начала расходиться. Юдифь освободилась от своих собеседников и подошла к Робину, который сидел возле бара. Она попыталась улыбнуться.
— Я вас достаточно надолго оставила с этими мальчиками. Теперь моя очередь. Дайте мне выпить.
— Что вы хотите?
— Все равно.
— У Альфи в баре есть все, что угодно. Выбирайте.
— Я не тут хочу пить, — зло сказала она. Подошел Альфи.
— Что случилось, милашка?
Робин сдержал улыбку. Альфи был из тех редких звезд, которые и слышать не хотели про телевидение. Миссис Грегори Остин совершенно его не впечатляла.
— Все хорошо, — улыбаясь, сказала она. — Я просто говорила Робину, что уже пора возвращаться.
— Если вы устали, крошка, я найду вам кого-нибудь, кто отвезет вас в вашу берлогу.
Не удостоив его ответом, Юдифь повернулась к Робину и сказала решительным тоном.
— Робин, я хочу возвратиться.
— Альфи, — с улыбкой произнес Робин, — ты слышал? Кто проводит ее в Беверли Хилл?
— Джонни живет в Норс Каньоне… Эй, Джон! Когда ты сматываешься?
Молодой человек в другом конце комнаты показал двумя руками, что уже улетает.
— Так вот, милашка, у вас есть шофер, — сообщил Альфи.
— Кто вам позволил?! — Она повернулась спиной к Альфи и еще более твердым голосом приказала: — Робин, отвезите меня в отель.
— Конечно, но не сейчас. Дайте мне допить. Альфи прошел за бар и протянул ему бутылку водки.
— Мне кажется, у тебя больше нет. Юдифь увидела, что Робин наливает себе стакан, и снова начала настаивать:
— Робин, я хочу уехать. С вами.
— Послушайте, милашка, — вмешался Альфи. — Человек не может получать всегда, что хочет. В настоящий момент я хотел бы жениться на Серджио и иметь с ним детей. К несчастью, это невозможно.
Глаза Юдифь вспыхнули от ярости, она пристально посмотрела на Робина:
— Вам нравится быть с этими дегенератами?
— Мне нравится быть с моими друзьями.
Он отошел от нее и сел на диван. Альфи и Серджио присоединились к нему.
Юдифь осталась у стойки одна. Ничего подобного с ней еще не случалось. Наглость этого Альфи!.. Они обращались с ней, как с уличной девкой. С ней! Миссис Грегори Остин! Они над ней издевались, поворачивались спиной, пренебрегали ею.
Она налила себе большой бокал скотча. В тишине комнаты раздался стук настенных часов за баром. Юдифь вдруг заметила, что все уже уехали. Остались только Робин и эти два педераста, прижавшиеся друг к другу на диване. Они специально вели себя так, чтобы унизить ее. Она слезла с табурета. В это мгновение что-то блестящее на ковре притянуло ее внимание. Это был золотой браслет для часов. Юдифь подняла его, прочитала надпись, выгравированную внутри, и медленно улыбнулась. Держа драгоценность кончиками большого и указательного пальцев, словно боясь испачкаться, она подошла к дивану.
— Теперь я понимаю, почему вы хотите избавиться от меня. Вам нужно остаться втроем?
Эта выходка вначале удивила мужчин. Но когда Альфи увидел браслет, он вскочил, машинально протягивая руку к ее запястью.
— Где ты это подобрала, стерва? Сегодня он был у меня на руке.
— Я нашла его на полу, перед баром, — отступая, сказала Юдифь. Она покрутила браслетом перед его носом. — Застежка, наверное, сломалась. Но вот интересная надпись.
Серджио встал в свою очередь и приблизился к ней.
— Отдайте мне этот браслет, — сказал он. Быстрым жестом Юдифь опустила браслет в бюстгальтер и вытерла руки.
— Вот место, куда такие педерасты, как вы, не посмеют залезть! Робин встал.
— Меня женская грудь не пугает.
— Вы такой же, как и они, — бросила она, отступая. — Машина любви. Женщины — для рекламы, мужчины — для удовольствия. Этот браслет все подтверждает.
— Что вы несете? Он принадлежит Альфи.
— Расскажите это кому-нибудь другому, — презрительно возразила Юдифь. — На нем имя Серджио и внутри надпись: Серджио от Робина Стоуна, Рождество, 1962 г. Но этот браслет был на руке у Альфи. И именно поэтому вы хотели остаться здесь, Робин, чтобы свести счеты с Альфи, который отбил у вас вашу большую любовь.
Серджио повернулся к Робину.
— Это тот браслет, который ты подарил мне в Риме. Ты разрешил выгравировать на нем, что я захочу. Вспомни. Я поставил твое имя. С тех пор я всегда носил его. Он был и есть мой самый дорогой подарок. — Серджио протянул руку, чтобы показать похожий браслет. — Но Альфи отдал мне свой. Он достался ему от матери. Для него это тоже было самым ценным подарком. Мы ими обменялись. Альфи согласно кивнул.
— Да, Робин, — сказал он, — для нас это больше, чем украшение. Юдифь откинула голову назад и расхохоталась.
— Я никогда не была свидетелем такой душещипательной сцены. Теперь я думаю, что мне больше нечего делать здесь. Я ухожу. Грегори будет счастлив увидеть браслет. И скандальные листки на нем прекрасно заработают. Бомба может разразиться перед административным советом. Надеюсь, вы понимаете, Робин? Речь идет о том, как бы это сказать? Чтобы сделать вас персоной нон грата.
— Юдифь, мне глубоко наплевать на сеть. Если вы имеете зуб против меня, не стесняйтесь. Но не вмешивайте Серджио и Альфи в эту историю, вы можете погубить их карьеру.
Юдифь, смеясь, выдержала его взгляд.
— Все лучше и лучше. — Она повернулась к Альфи. — Скандальная пресса будет на седьмом небе от счастья, милок!
Ее глаза горели от гнева. Она направилась к двери.
Серджио кинулся за ней. Более ловкий Альфи первым схватил ее за руку и в две секунды вернул к бару. Робин сделал шаг вперед. Впрочем, Альфи уже отпустил ее, но к ней приближался Серджио.
Юдифь отступила назад и оказалась прижатой к бару. Тогда она бросила вокруг себя испуганный взгляд затравленного зверя, увидела на полке блестящий Оскар, схватила его и, когда Серджио приблизился к ней, опустила его ему на голову. Серджио упал, потеряв сознание.
— Шлюха! — завопил Альфи. — Ты его убила! О Господи, Серджио…
Он упал на колени и разрыдался, склонившись над своим неподвижным другом. Юдифь подбежала к дверям, но Альфи вскочил и схватил ее.
— Нет, ты не смоешься просто так!
Он смазал ей по лицу тыльной стороной ладони. Робин приподнял Серджио и уложил его на диван. Он слышал вопли Юдифь, но решил, что ее достоинство перенесет пощечины Альфи. Его больше беспокоило состояние Серджио. Он взял в баре лед и положил ему на голову.
— Осторожнее! — крикнул Альфи. — У него может быть перелом черепа.
Робин обернулся, увидел Юдифь и в два прыжка пересек комнату. У нее была разбита губа и кровоточил нос. Перевернутый шиньон придавал ее перекошенному лицу гротескный вид. Робин хотел вмешаться, но Альфи схватил ее за волосы и потянул за собой. Каким-то чудом прическа не распалась. Юдифь изо всех сил закричала. Робин схватил руку Альфи и заставил его выпустить свою добычу. Парчовый ансамбль Юдифь, разорванный на горловине, открывал бюстгальтер на косточках.
Браслет с глухим стуком упал на пол. Альфи схватил его. Затем для ровного счета залепил еще одну сильную пощечину Юдифь. Робин прижал ее к себе. Она, рыдая, обхватила его.
— Я сожалею, Юдифь, — прошептал он, — но тот, кто ведет себя, как уличная девка, должен ожидать, что и с ним будут так обращаться.
Вдруг все трое застыли, встревоженные дверным звонком и громким голосом: «Откройте, откройте, полиция!»
— О Боже мой! — запричитала Юдифь. — Грегори умрет. Посмотрите, что он со мной сделал!
— А я! — заорал Альфи. — А Серджио! Такой скандал, как этот, уничтожит нас всех… и все из-за тебя, старая шлюха!
Юдифь вцепилась в Робина.
— Спасите меня. О Господи! Спасите меня, Робин! Я никогда не сделаю ничего плохого!
— Ты никогда не сделаешь ничего плохого. Ты всегда можешь спрятаться за своими миллионами, — плюнул Альфи. — А у меня в контракте пункт о соблюдении моральных норм.
Прижимая Юдифь к себе, Робин схватил Альфи свободной рукой.
— Я вытащу тебя из этой передряги с одним условием, — сказал он. — Мэгги Стюарт будет звездой в твоем новом фильме.
— Каком фильме? Завтра нас всех вышвырнут из Голливуда!
— Послушайте меня, — сказал Робин. Он легонько отстранил Юдифь и посмотрел на ее перекошенное от страха лицо. — Вот что вы скажете: я напился, потом бросился на вас и разодрал блузку. Серджио вмешался, чтобы я отпустил вас. Я хотел его ударить, но он увернулся, и вы получили удар кулаком. А потом я оглушил Серджио.
— А я, что я делал во всем этом? — спросил Альфи.
— Ты понесся на помощь Юдифь и… — Робин сильно ударил его кулаком в подбородок. Альфи взвизгнул. — Извини, старик, но когда защищаешь даму, то всегда идешь на риск, — иронически заключил он.
Звонок прекратился, и в дверь больше не стучали. Робин понял, что полиция пыталась проникнуть через запасную дверь.
— Ладно, надеюсь, вы усвоили свои роли, — сказал Робин, — так как легавые уже тут.
Он повернул голову как раз в тот момент, когда полицейские ворвались внутрь через балкон в спальне. Обезумев, Юдифь бросилась к двери, открыла ее и была ослеплена вспышками фоторепортеров, которые заполнили салон. Она бегом возвратилась к Робину и прижалась к нему, чтобы спрятать лицо.
Она слышала, как Альфи смущенно объяснял:
— Ужасное недоразумение, господа. Очень печальная история. Мистер Стоун остался у меня, чтобы поговорить о мисс Мэгги Стюарт, которую я собираюсь пригласить на главную роль в своем будущем фильме. За разговором мы выпили несколько бокалов. Робин слишком перебрал. Он не соображал, что делает, так как в противном случае никогда бы не попытался изнасиловать миссис Остин. Эта бедная старушка могла бы быть его матерью.
Юдифь приподняла голову, и ее раздутые губы презрительно скривились.
— Нет, но эта скотина…
— Тише, — вмешался Робин. — Я был не в себе.
Приехала скорая помощь. Все окружили врача, склонившегося над Серджио.
— Небольшое сотрясение, но ничего нельзя утверждать, пока не будет сделан рентген, — врач покачал головой. — Однако вы переходите границу.
Полицейский, который разговаривал с Робином в начале вечера, взял под руку и укоризненно взглянул на него, словно говоря: «Я так вам доверял».
Альфи попросили сопровождать Робина в качестве свидетеля. Юдифь заявила, что отказывается подавать жалобу, но ее однако увезли тоже, несмотря на ее протесты.
В полицейском участке все прошло довольно банально. Робину казалось, что все репортеры Лос-Анджелеса собрались здесь. Был даже оператор с местного телевидения. Робин не делал ничего, чтобы увернуться от фотографов, но он старался прикрыть лицо Юдифь. Когда слишком бойкий репортер встрял между ними, Робин выхватил у него аппарат и раздавил ногой. Другие фотографы сняли эту сцену. Полиция сразу восстановила порядок.
Альфи тоже отказался подавать жалобу.
— Я первый дал ему по морде, — уверял Альфи. — Он ударил меня в ответ. И потом, он напился.
Врач сообщил по телефону, что Серджио пришел в себя. У него оказалось легкое сотрясение. Робин сразу же заплатил штраф за ночной скандал и выписал чек журналисту, у которого разбил аппарат. В конце концов всех отпустили.
Робин отвез Юдифь в отель и остановил машину возле перекрестка.
— Мы можем пройти здесь, чтобы не идти в ваш коттедж через холл отеля. Я проведу вас.
— Робин…
Он повернулся к ней. Синяк у нее под глазом начал желтеть. Губы были разбиты.
— Положите холодный компресс на лицо. Завтра у вас будет фиолетовый глаз.
— Что я скажу Грегори? — спросила она, осторожно ощупывая лицо кончиками пальцев.
— То же самое, что и в полиции. Она взяла его за руки.
— Робин, я знаю, вам это покажется абсурдным, но я вас действительно любила, — слезы показались у нее на глазах. — А теперь я вас погубила.
— Да нет, милая, вы совершенно ничего не сделали. Я стал свободным. Как раз вовремя.
Он проводил ее до коттеджа. Света не было.
— Я не стану будить Грегори. У меня будет время рассказать ему обо всем завтра.
— Спокойной ночи, Юдифь. Спите хорошо. Она на мгновение задержала его.
— Боже мой, почему это с нами случилось?
— Возвращайтесь в свой коттедж, — прошептал он, — Оставайтесь там. И держитесь своего круга.
Он ушел. Добравшись до своего номера, он отключил телефон и, бросившись на кровать, уснул, не раздеваясь.


Клиф Дорн разбудил Грегори Остина, позвонив ему в семь часов утра.
— Дева Мария! — воскликнул он. — Мне чуть не стало плохо, когда я услышал новости по радио. Как она себя чувствует?
— Кто? — спросил еще заспанный Грегори.
— Юдифь.
Грегори взглянул на будильник на столике.
— О чем вы говорите?
— Грегори, холл наводнен репортерами. Телефонистка отеля отказалась вас беспокоить. Я взял на себя ответственность. Вы видели газеты?
— Ради Бога! Объясните, что происходит? Вы меня только что разбудили. И что делает Юдифь во всей этой истории?
— Робин Стоун избил ее.
— Что?! — Грегори выпустил трубку и побежал в спальню Юдифь. Она спала, положив лицо на подушку. Он тихо потянул ее за руку. Она застонала и медленно приоткрыла глаза.
— Юдифь, у тебя подбитый глаз. Что случилось? — воскликнул он в ужасе.
— Ничего, — сказала она и хотела спрятать лицо в подушку, но он заставил ее сесть.
— Клиф звонит. В холле журналисты. Похоже, что все газеты говорят о твоем приключении. Что случилось?
— Я хочу кофе, — медленно произнесла она. — Все не так страшно, как ты думаешь. Грегори вернулся в комнату и взял трубку.
— Юдифь чувствует себя нормально. Быстро приезжайте сюда и привезите все газеты, — приказал он Клифу.
Потом заказал кофе.
Юдифь в конце концов встала и пришла в салон.
— Я чувствую себя гораздо лучше, чем выгляжу, — с трудом улыбаясь, сказала она.
— Расскажи, что произошло.
— Нечего особо рассказывать. Робин много выпил. Вдруг он набросился на меня. Серджио вмешался. Робин хотел его ударить, но Серджио увернулся. И этот удар получила я. Затем Робин оглушил Серджио. Приехала полиция. Вот и все.
— Все?! — заорал Грегори. — Но посмотри на себя в зеркало, несчастная! Почему ты не послала за мной? За мной или за Клифом?
Юдифь маленькими глотками пила кофе.
— Ты слишком беспокоишься из-за пустяков, Грег. Все не так страшно, потому что полицейские нас отпустили. Это Робин привез меня сюда.
— Он привез тебя после всего?
— Да, он успокоился.
Юдифь услышала звонок в дверь и встала.
— Это, конечно, Клиф, — сказала она. — Я не хочу, чтобы он видел меня в таком состоянии.
Она скрылась в спальне.
Клиф принес все утренние газеты. Грегори застонал, увидев приблизительно одинаковые кричащие заголовки:
РОБИН БРОСАЕТСЯ НА ЖЕНУ ПАТРОНА
СТОУН ЗАМЕШАН В ДРАКЕ
НОЧЬЮ МАШИНА ЛЮБВИ СВИХНУЛАСЬ
Все статьи были более или менее похожи. Грегори рассматривал фотографии: все участники, казалось, были готовы лишиться чувств, кроме Робина. Спокойный, он даже сохранял легкую улыбку.
Клиф сидел возле Грегори с таким зловещим видом, словно держал бикфордов шнур. Каждую минуту раздавался звонок в дверь, и посыльные приносили телеграммы Юдифь от друзей из Нью-Йорка. Там уже было около полудня, и газеты рассказывали ту же историю, с теми же фотографиями. Грегори взад-вперед ходил по салону.
— Почему журналисты так быстро прибыли туда?
— Их предупредил детектив, которого я нанял следить за Робином, — смущенно объяснил Клиф. — Он не знал, что Юдифь замешана в этой драке.
Юдифь вышла из спальни. Она наложила на глаз черную повязку. Несмотря на распухшие губы, она казалась вполне презентабельной.
— Да, из этой истории я многое вынесла. И все друзья, которые про нас забыли, вдруг вспомнили о нашем существовании. Грег, ты не поверишь, но во всех своих телеграммах они говорят о моем неотразимом очаровании. Я тебе зачитаю. Пегги Астон хочет устроить прием в мою честь. По его словам, я — женщина века, так как один мужчина дрался против двоих, чтобы обладать мною.
Она ликовала, как ребенок.
— Нужно дать объяснение прессе, — сказал Клиф. — Конечно, о том, чтобы Робин оставался в Ай-Би-Си, не может быть и речи. Жаль, что это закончилось так, — он взглянул на Юдифь, которая продолжала распечатывать телеграммы. — Но у нас есть предлог для административного совета.
— Нет, — сказал Грегори. — Робин остается. Ни Юдифь, ни Клиф не поверили своим ушам.
— Нужно найти приемлемое объяснение. Мы скажем, что произошло ужасное недоразумение, и "будем утверждать, что Робин не хотел причинить зла Юдифь, что она оступилась и упала с лестницы.
— Я не согласна! — вставая, закричала Юдифь. — Такое объяснение сделает из меня идиотку, а из Робина — героя. Он набросился на меня, вот и все.
Разъярившись, она вышла из комнаты.
— Юдифь права, — сказал Клиф. — Отрицать — значит вызвать скандал. Если вы уволите Робина, то через пару дней об этом никто и не вспомнит.
— Он останется! Позвоните Дантону Миллеру и предложите ему занять прежнее место. Скажите, что он будет работать с Робином, что у них будут одинаковые права, но ни один из них не будет принимать решения без моего согласия. Начиная с этого момента, хозяин — я!
— Вы теряете голову, Грегори. Вы искали возможность избавиться от Робина. Она у вас есть.
— Я хотел снова взять сеть в свои руки. Это сделано. И кроме того, это я попросил Робина сопровождать Юдифь на эту попойку, потому что ей так захотелось. Теперь, я надеюсь, она будет придерживаться людей своего круга. Но я не хочу бросать Робина на съедение волкам.
— Я считаю, что вы совершите большую ошибку. Впрочем, никакая компания не захочет иметь с ним дело. С этой стороны нечего опасаться.
— Держите свое мнение при себе, — возразил Грегори. — Я плачу вам за юридические советы. Робин Стоун слишком много сделал для Ай-Би-Си, чтобы его вышвырнуть за дверь под предлогом, что в один прекрасный вечер он потерял над собой контроль.


Сильный стук в дверь разбудил. Робина. Он все еще лежал в одежде на кровати. Быстрым шагом Робин подошел к двери и открыл ее. Клиф Дорн вошел в номер и бросил стопку газет на столик.
Робин просмотрел их. Хуже, чем он предполагал.
— Я пришел от Остинов, — сказал Клиф.
— Понятно, Грегори хочет моей отставки.
— А как же! Но он очень сокрушается по поводу тебя… Грегори берет Дана на твое место, однако ты можешь оставаться до тех пор, пока не подыщешь работу. Это позволит тебе спасти репутацию.
Робин подошел к письменному столу и написал несколько строк на листке бумаги.
— Вот, я думаю, что это хороший выход. В любом случае мой контракт подошел к концу. Это мое заявление об увольнении. Ты можешь подписать его как свидетель.
Робин протянул листок и ручку Клифу.
— Я улетаю первым же самолетом. Да, подожди, Клиф… Программы передач на весну здесь. Здесь все: проекты, рентабельность передач и отчет, который я должен был представить на совете.
— Я отошлю эти бумаги тебе в Нью-Йорк.
— Не надо. Впрочем, это ты подарил мне их на прошлый Новый год.
Робин подошел к двери и широко открыл ее.


Грегори Остин смотрел телевизор.
— Вы действительно ему сказали, что я хочу, чтобы он остался?
— Его заявление об отставке было уже написано. Грегори пожал плечами.
— Он сам себя лишил возможности хоть когда-нибудь вернуться на телевидение. Проклятое самолюбие! Если бы он остался работать с Даном, это дело затихло бы. Я должен с ним поговорить.
— Если ты это сделаешь, я уйду от тебя! — воскликнула Юдифь.
Оба удивленно на нее взглянули.
— Я хочу вычеркнуть его из нашей жизни, — сказала она. — Я говорю серьезно, Грегори. Грегори покачал головой.
— Хорошо. Клиф, передайте в таком случае Дану, что все урегулировано. Но я хочу назначить Сэмми Табета на место Робина. Мне нужны два человека, пусть противостоят друг другу.
Клиф согласно кивнул и ушел.


Уложив чемодан, Робин уже собирался выходить, как вдруг опомнился и набрал номер.
— А, мистер Стоун! — сказала телефонистка. — Вы уже включили аппарат. Вам неоднократно звонили. Все газеты хотят поговорить с вами. Репортер из «Тайме» ждет внизу с фотоаппаратом. Если вы хотите удрать от него, то есть запасной выход.
— Спасибо, милая. Можете соединить меня с Мэлтон Тауэз? Это дом, но там есть коммутатор.
— Да, у нас есть номер. Позвольте вам сказать, мистер Стоун, что я восхищаюсь вами, несмотря на все, что говорится в газетах. В наши дни не так-то много мужчин, готовых драться с двумя типами, чтобы завоевать милости Дульсинеи.
Наконец она вызвала Мэлтон Тауэз.
Мэгги ответила заспанным голосом на второй звонок. Он понял, что она не в курсе.
— Просыпайся, лентяйка. Тебя ждут в студии, чтобы записывать игры.
— Только через час… Робин! — воскликнула она, наконец проснувшись. — Ты звонишь мне!
— Да, я улетаю в Нью-Йорк в одиннадцать часов.
— Это все, что ты хотел мне сказать?
— Да, я хотел сказать, что я не… — он замолчал. — Видишь ли, Мэгги… Он говорил в пустоту. Мэгги повесила трубку.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Машина Любви - Сьюзан Жаклин



Это моя любимая ,перечитывала много раз,лучше ничего не читала,жаль ,что сьюзен не смогла написать больше
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинВалерия
21.04.2012, 12.05





это лучший роман!!! тоже читала несколько раз и всегда захватывало дух. рекомендую всем. бестселлер!
Машина Любви - Сьюзан Жаклинольга
28.05.2012, 20.19





мужик какой-то странный, с тараканами. а женщины... это вообще нечто,госпожа Жаклин ,на мой взгляд, за что-то сильно не взлюбила женский пол, все героини романа либо проститутки ,либо безмозглые куклы.читать роман можно,но я бы не советовала.
Машина Любви - Сьюзан Жаклинсвета
28.05.2012, 21.45





книги Жаклин Сьюзен перечитываю каждый год.11
Машина Любви - Сьюзан Жаклинирина
7.07.2012, 22.09





Очень интересная книга, неожиданные события, невозможно предугадать что еще случится дальше. Понравилась!
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинАнгелина
20.07.2012, 13.15





мне нравитса
Машина Любви - Сьюзан Жаклинвиктория
12.09.2012, 21.17





Роман как по мне стоит почитать по крайней мере не оставляет равнодушным. Сложные переплетение судеб. И в конце это письмо, мне не хватило, не знаю может встречи между ними.
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинЛика
14.10.2012, 11.46





Мы, девочки, не зависимо от возраста, места прибывания-проживания, увлечений и прочее...прочее... Всегда надеемся на сказку, на чудо, на тот фактор, черт его дери конечно, что "вот со мной уж точно ни чего плохого не случится" К сожалению случится, смертельно или нет решать каждой. Итог- живи красиво, люби не зная страха, будь тем человеком, которым хотела. ЖИВИ! Остальное как-нибудь тебя догонит Спасибо.
Машина Любви - Сьюзан Жаклинkati
11.10.2013, 9.28





Книга интересная, читаешь с удовольствием.
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинСветланка
13.08.2015, 4.00





Зря понадеялась на хвалебные отзывы. Честно смогла осилить лишь 6 глав. Это траходром какой то, а не роман. Мужики и бабы, которые спят друг с другом на право и налево, вообще не разбирая кто рядом оказался. Линии сюжета в принципе за 6 глав не разглядела. Началось с описание безгрудой модели, перескочили на журналиста, с которым она якобы встречается, но он просыпается в мотеле с какой то другой бабой, потом резко этот мужик делается новым директором канала и тут же повествуется про местную уродину, которая суперски трахается со всеми подряд (простите за жаргон, но в книге еще хуже). Все эти обрывочные части никак не связаны друг с другом, может конечно там дальше будет что то сверхъестественное, но по моему у автора явно проблемы со стилем изложения. Если Вы хотите роман с сюжетом, то это точно не сюда. Не советую.
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинВарёна
7.10.2015, 14.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100