Читать онлайн Машина Любви, автора - Сьюзан Жаклин, Раздел - Глава 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Машина Любви - Сьюзан Жаклин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.7 (Голосов: 79)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Машина Любви - Сьюзан Жаклин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Машина Любви - Сьюзан Жаклин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сьюзан Жаклин

Машина Любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 26

Юдифь Остин вылезла из ванной. Ее голое тело отражалось в зеркальных стенах. Она внимательно начала рассматривать себя в зеркале. Благодаря строгой диете она была тонкой, как лиана. В пятьдесят лет уже непозволительно толстеть. Юдифь нагнулась к зеркалу. Всего лишь крошечные гусиные лапки на веках. Под соответствующим освещением ей можно дать не больше тридцати шести лет. Она возглавляла список элегантнейших женщин и считалась одной из самых больших красавиц Нью-Йорка.
Юдифь села на табурет и начала вытираться. И в этот момент ее вдруг пронзила мысль: вот уже три года, как она не пережила ни малейшей идиллии. Да, прошло три года, как она порвала с Чаком, и в ее жизни не было ничего захватывающего. Только Грегори. Конечно, она искренне любила мужа, но не была влюблена в него. Если бы не Конни, она никогда бы не вышла тогда замуж за Грегори.
Красавицы-близнецы Логан: Юдифь и Конни, дочери Элизабет и Корнелиуса Логанов. Сказочное наследство в перспективе. Семья Логанов обладала всем, кроме денег. Но все также знали, что у бабушки Логанов было огромное состояние. Именно она дала первый бал, чтобы вывести в свет своих внучек. Она также оплатила их первое путешествие в Европу по случаю достижения ими совершеннолетия. Там Конни познакомилась с Витторио. Юдифь возвратилась домой с пустыми руками.
Ей было двадцать шесть лет, когда она встретила Грегори Остина. В тридцать шесть лет он был холостяком и владел телевизионным каналом. Он хвастался: «Я не окончил даже средней школы, но умею читать страницы биржи лучше, чем Бернард Барух». Он любил женщин, но никогда не думал о женитьбе, пока не встретил Юдифь Логан.
Он так настаивал, что Юдифь согласилась выйти с ним в свет несколько раз. О ней начали писать в газетах, и это ее изумило. Еще больше она удивилась; когда ее лучшие друзья стали организовывать вечера в честь этого «бойкого и обаятельного рыжего». Затем Консуэло написала ей, что встретила Грегори в Лондоне и пришла от него в восторг. С этого момента Юдифь стала видеть своего воздыхателя в лучшем свете. Она поняла, что он предлагал ей королевство. Без герба, конечно, но в некоторых кругах Ай-Би-Си котировалась очень высоко.
Вокруг их брака была поднята шумиха как в светской рубрике, так и на театральных страницах. Обнаружив, что женился на девственнице, Грегори был ошеломлен В первую годовщину их брака он купил ей поместье в Палм Бич. На второй год супружества он подарил ей бриллиантовый браслет, но не нашел ничего, что подарить на третью годовщину. В то время она мечтала только об идиллии. В сексуальном плане Грегори ее полностью разочаровал, хотя ей и не с кем было его сравнить. Она неосознанно предполагала, что когда-нибудь встретит большую Любовь. Эта милость была ей дарована в тридцать два года, когда она поехала в Париж навестить Конни.
Только что закончилась война, у всех было радостно на сердце, и Юдифь не терпелось покрасоваться в своих драгоценностях и мехах перед сестрой. Грегори не мог покинуть Нью-Йорка. Он отпустил ее с наилучшими пожеланиями и доверенностью на кредит на огромную сумму. Во время путешествия она связалась с известным оперным певцом, осталась в Лондоне и забыла заехать в Париж. Она даже не встретилась с сестрой. Грегори никогда не спрашивал у нее, почему на всех ее письмах стоял штамп Лондона.
После этого приключения у нее были и другие. Итальянский киноактер, английский драматург, связь с которым длилась два года, потом французский дипломат… Довольно долго дорогая Конни была очень полезной. В любой момент Юдифь могла поехать в Европу, чтобы навестить сестру. Разве всем не известно, что близнецы очень привязаны друг к другу? Но вот уже три года, как Юдифь больше не навещала сестру, и об этом она думала теперь в ванной комнате.
Только в тот момент, когда она начала одеваться, Юдифь призналась себе, что наряжается ради Робина Стоуна. Только теперь она поняла, что хотела его с первой встречи. Да, ей был нужен этот мужчина. Это будет ее последним приключением и самым захватывающим. Но ей придется сделать первый шаг и очень осторожно дать понять ему, что он ее интересует.
В половине пятого она спустилась, чтобы взглянуть на бар и буфет. Через пятнадцать минут появился Грегори в смокинге. Он казался уставшим… В Палм Бич он восстановит свои силы.
Первые приглашенные явились ровно в пять часов. Это, конечно же, был сенатор с женой. Ну почему самые противные приходят всегда первыми? Но когда метрдотель провел стариков в салон, Юдифь встретила их сияющей улыбкой.
Через десять минут пришел Дан Миллер. Впервые в жизни Юдифь обрадовалась при его виде. Он послужил ей предлогом, чтобы ускользнуть от сенатора. Вскоре дверной звонок почти не умолкал.
Робин Стоун появился в шесть часов. Юдифь с распростертыми объятиями устремилась к нему.
— Вы сдержали свое обещание!
Радостно улыбаясь, она попросила представить ей Мэгги, словно никогда в жизни ее не видела. Затем удалилась встречать других приглашенных.
Стерва! Мэгги была такая высокая и красивая, что Юдифь почувствовала себя маленькой и ничтожной по сравнению с ней. Она сразу же стала держаться очень прямо, что не мешало ей все так же грациозно переходить от одного гостя к другому и с каждым обмениваться любезностями. Но все это время она не упускала из виду Робина Стоуна и Мэгги. О Господи! А вот и Кристи Лэйн, явившийся со своей кошмарной супругой. Грегори настоял, чтобы она пригласила их. Эта девка… Этель — да, так ее звали — разговаривала с Мэгги Стюарт. Крис держался натянуто, словно струна. О чудо! Робин отошел от них, чтобы поговорить с сенатором.
Юдифь, сразу же воспользовавшись случаем, подошла к Робину и небрежно взяла его под руку.
— Вы у нас впервые. Вам, конечно же, хотелось бы осмотреть дом?
— Осмотреть дом?
Она потянула его в вестибюль.
— Да, большинство гостей обожают осматривать дома, хотя им обычно показывают только салон, библиотеку и гостиную. — Она остановилась перед дубовой дверью. — Сюда гостям вход воспрещен, но только не вам: здесь логово Грегори, его гордость и радость.
Робин одобрительным взглядом осмотрел комнату.
— Очень хороша для работы. Она ответила с огорченным видом:
— К несчастью, он проводит здесь слишком много времени.
— Но у него действительно слишком много дел.
— А вы тоже так запираетесь?
— У меня меньше забот и меньше усидчивости, — улыбаясь, заметил Робин. — На моих руках только одна редакция. Грегори руководит всей организацией.
Юдифь вскинула руки с подчеркнутым отчаянием.
— Значит, у вас, мужчин, нет других проблем, кроме работы? Как я вам завидую! Он не ответил.
— Мы, женщины, не можем отделаться от своих переживаний за стаканом вина или обхватывая голову руками в кабинете.
— Нужно попробовать, — ответил Робин.
— Как избавиться от чувства одиночества?
Он заинтригованно посмотрел на нее. Их взгляды встретились. В глазах Юдифь была смесь вызова и сообщничества. Она сказала низким голосом:
— Робин, я люблю Грегори. В начале нашего брака мы познали прекрасную любовь. Но теперь он женат на Ай-Би-Си. Грегори намного старше меня… Ему хватает увлечения работой. Он приносит свои заботы домой, и иногда у меня создается впечатление, что я больше для него не существую. Но женщина не может жить так. Ей нужно восхищение. — Она посмотрела на свои руки и поиграла кольцом: — Восхищение, я испытывала его один или два раза. — Она подняла голову и взглянула на Робина. — Я думаю, почему вам все это рассказываю? Мы с вами едва знакомы. — Ее улыбка стала робкой. — Но дружба не измеряется временем. Это вопрос взаимного понимания.
Он взял ее за плечи и отеческим тоном сказал:
— Юдифь, вы прекрасная женщина. Но будьте осторожны. Не доверяйтесь лишь бы кому. Она взглянула на него с кокетливым видом:
— Я никому еще не доверялась. Это впервые в моей жизни… Не знаю, что на меня нашло… Робин повернул ее и подтолкнул к дверям.
— Слишком много коктейлей, — сказал он. — А теперь давайте-ка возвратимся в салон. Вы почувствуете себя менее одинокой. — Он взял ее под руку и отвел в салон. — Я пришел с молодой особой, которая может почувствовать себя очень неловко в этой толпе.
Он покинул ее и направился прямо к Мэгги.
Юдифь была на грани слез, но она переходила от одной группы гостей к другой с вежливой улыбкой. Мэгги тоже сохраняла вежливую улыбку. Она видела, как Робин покинул комнату с Юдифь Остин, и отметила длительность их отсутствия. Эта Юдифь Остин была красивой женщиной… Но Мэгги достаточно было увидеть красивого мужчину, пересекавшего салон и направлявшегося к ней, как ее тревога сразу же улетучилась.
Он властным жестом взял ее под руку, пытаясь отделаться от Этель и Кристи Лэйна. Вдруг внимание Робина обратилось на дверь. Ьсе взгляды устремились в этом направлении. Только что вошла маленькая, хрупкая женщина. Среди утонченной публики поднялся шум. Каким бы скромным ни было появление Дианы Вильяме, оно всегда было появлением. Она нерешительно, словно ребенок, остановилась на пороге. Грегори Остин поспешил к ней и обнял за плечи покровительственным жестом. Меньше чем через секунду все присутствующие быстро окружили их. Диана скромно приветствовала всех, кого ей представляли.
В конце концов она пробралась через толпу и подошла к Робину. Грегори Остин все еще держал ее под своим крылом.
— Почему вы не сказали, что пригласили мисс Вильяме на наш небольшой праздник? — упрекнул он Робина. — Мы даже не знали, что она в городе, иначе послали бы ей приглашение.
— Вы пригласили меня на Рождество, — напомнила Диана обвиняющим тоном. — Но так как вы за мной не заехали, я подумала, что это недоразумение, и решила, что вы ждете меня здесь.
— Позвольте мне исправить эту бестактность и принести вам выпить.
Робин направился к бару. Грегори и Диана последовали за ним. Мэгги осталась с Этель и Кристи.
Этель рассказывала о своей новой квартире.
— Мы переехали вчера, — призналась она Мэгги.
— Роскошно! — сказал Кристи. — Салон, две спальни, и в три раза дороже, чем в «Асторе».
— Честное слово, я не могла представить себя с коляской на тротуарах Бродвея, — засмеялась Этель. — По крайней мере, «Эксес Хаус» находится напротив парка. Это будет полезно для малыша.
— О! Я не знала. Мои поздравления! — сказала Мэгги, стараясь проявить интерес, которого не испытывала. — Вы правильно сделали, что выбрали отель возле парка. Для малыша это будет прекрасно.
— Для Кристи малыш — волшебное слово. Позднее я скажу ему, что парк не годится для крошки. Слишком много нападений, бродяг и так далее… Когда мы обоснуемся на побережье, то начнем вести совсем другую жизнь. Большой дом, связи в высшем обществе. Мы будем общаться только с самыми известными людьми, чтобы малыш воспитывался среди маленьких богачей. Поверьте, моя дорогая, Голливуд ждет Этель Эванс Лэйн.
— Голливуд вас, наверное, разочарует, — сказала Мэгги. Она обвела взглядом толпу в поисках Робина.
— Он в библиотеке с Дианой, — сказала Этель.
— Что?
— Ваш дружок… Диана наложила на него лапу.
Мэгги была слишком удивлена, чтобы что-то ответить. В течение какого-то момента они не находили, что сказать друг другу. Затем к ним снова присоединились Дан и Кристи.
— Не хотите ли еще стакан этой вязкой гадости? — спросил Дан, улыбаясь Мэгги. Взрыв хохота донесся до них из библиотеки.
— Я заметил, что вы пришли с Робином Стоуном, — продолжил он заговорщическим тоном. — Вы собираетесь уйти тоже с ним?
— Это то, что обычно бывает.
— Жаль. Я хотел пригласить вас поужинать.
Она отошла от Дана и направилась в библиотеку. Диана завладела вниманием всех присутствующих, рассказывая анекдот о своих сыновьях-близнецах. Что касается Робина, то он следил за ней.
Мэгги встала возле него и взяла под руку.
— Уже семь часов, — прошептала она, — и я умираю от голода.
— В буфете полно всякой закуски, — ответил он, не сводя глаз с Дианы.
— Я хотела бы уйти.
— Я на работе, прелесть. — Он похлопал себя по карману. — У меня готовый контракт на имя Дианы. Я таскаю его повсюду уже две недели. Нужно, чтобы она его подписала. Будь умницей и потерпи.
— Сколько времени?
— Я думаю, она подпишет его сегодня за ужином.
— Она ужинает с нами?
— Она ужинает со мной. Если у тебя есть желание, ты можешь присоединиться. Она повернулась и вышла из библиотеки, зная, что он продолжает наблюдать за Дианой и, естественно, не будет следить за ней. Она заметила Дана Миллера, который пожимал руку миссис Остин. Он держал плащ. Она направилась прямо к нему и спросила:
— Приглашение на ужин все еще в силе?
— Конечно. «Павильон» вам подойдет?
— Это один из моих любимых ресторанов.
— Я рад, что между вами и Робином нет ничего серьезного, — вдруг сказал Дан. Она удивленно взглянула на него.
— Почему вы это говорите?
— Потому что он мне не нравится.
— Это один из моих лучших друзей.
— И все-таки он мне не нравится… Но это не по личным причинам, — улыбнулся Дан.
— Если он не нравится вам не по личным причинам, то я думаю, что это связано с работой. Наверно, между вами существует соперничество.
Дан откинул голову назад и рассмеялся.
— Я не боюсь великого Стоуна. И знаете почему? Он слишком горд. Его честолюбие его и погубит.
— А мне кажется, что гордость — это положительное качество.
— Только не в нашей области. Я скажу вам одну вещь, Мэгги. Когда речь идет о внутренних интригах, у меня нет честолюбия. И поэтому я выживу. Рано или поздно наступает момент, когда нужно забыть про свое достоинство, каким бы сильным ты ни был и какое бы высокое положение ни занимал. Но Робин Стоун никогда не станет раболепствовать, и поэтому он проиграет.
Мэгги взяла сумочку, надеясь, что он поймет. Дан сделал знак гарсону принести счет.
— Я надоедаю вам разговорами о работе. Мы могли бы пропустить по последнему стаканчику где-нибудь в другом месте.
— Я очень устала, Дан, и должна встать завтра очень рано.
Он поймал такси. Она сказала, что якобы остановилась в «Плазе». Он высадил ее там и подождал, пока она не зайдет в вестибюль. Она прошла из одного конца отеля в другой, вышла на 58-й улице и поехала в такси к Робину.
Свет из-под двери не просачивался, когда она вставляла ключ в замок. Может, он лег спать? Боясь разбудить его, она прошла на цыпочках через салон и бесшумно открыла дверь спальни. Комната была погружена во тьму, но она различила совершенно смятую постель — результат их бурной любви после обеда. Робина не было. Она возвратилась в салон и уже собиралась зажечь электричество, как вдруг увидела полосу света под дверью СТУДИИ. Она улыбнулась. «Наверное, он сейчас работает над книгой», — растроганно подумала она и тихо направилась к дверям. Она взялась за ручку, когда услышала голос: это был голос Дианы, которая, по-видимому, была пьяна:
— На твоем ковре не слишком-то мягко… Взрыв смеха Робина. Затем:
— Я же предлагал тебе лечь в постель.
— Я не трахаюсь на белье, на котором спала другая женщина.
Молчание.
Мэгги бесшумно приоткрыла дверь и не поверила своим глазам.
Оба были совершенно голые. Робин сидел в кресле в углу комнаты, закинув руки за голову, а перед ним на коленях стояла Диана, делая ему любовь. Ни он, ни она не заметили присутствия Мэгги. Она так же тихо, как и открыла, закрыла дверь, пошла в спальню и включила свет. Вытащила из шкафа свой чемодан. Затем, передумав, оставила его на полу. Ради чего беспокоиться из-за двух полотняных брюк и дурацкого дешевого платья? Она никогда больше не наденет того, что носила у этого мужчины. Мэгги сгребла с буфета только свои украшения и туалетные принадлежности. Уже собираясь покинуть комнату, она обернулась и бросила взгляд на кровать, в которой провела с Робином несколько счастливых ночей и на которой они еще совсем недавно любили друг друга.
Мэгги подскочила к кровати, сорвала простыню, но ей не удалось разорвать ее на кусочки, как того требовала ее ярость. И все-таки ни одна женщина больше не будет спать ни на этой простыне, ни в этой постели. Она вспомнила, что в ванной есть флакон со спиртом, ринулась туда, вылила спирт на простыню и подушку, чиркнула спичкой и подожгла платочек, который бросила на кровать. Жаркое оранжевое пламя с шипением распространилось по всей поверхности простыни.
Мэгги вышла из квартиры, пересекла вестибюль и позвала портье:
— Я звонила к мистеру Стоуну, — спокойно сказала она, — но у него никто не отвечает, и мне показалось, что пахнет дымом.
Портье ринулся к лифту. Мэгги перешла улицу и остановилась под портиком стоящего напротив здания. Она улыбнулась, увидев отблески огня в окне спальни. Через несколько минут загудели сирены. Языки пламени взметнулись и погасли, но клубы дыма продолжали валить из открытых окон. Она увидела, как Робин выскочил на улицу вместе с другими жильцами. Он только успел надеть брюки и плащ. Диана набросила на плечи пальто Робина, но она была босиком и подпрыгивала на холодном асфальте. Мэгги отбросила голову назад и засмеялась, потом громко сказала:
— Надеюсь, что она околеет!
Она пошла вперед и, только пройдя несколько улиц, задрожала и почувствовала, что ее лоб покрылся испариной. Господи! Она же могла его убить. Она могла убить всех жителей дома. Только сейчас до нее начало доходить, что она сотворила, и от ужаса Мэгги была готова лишиться сознания.
Но слава Богу, что все хорошо закончилось. Она заметила свободное такси, сделала знак остановиться и пробормотала: «Аэропорт Кеннеди».


А в этот момент Юдифь Остин смотрелась в зеркало. Она улыбнулась и обнаружила, что в ее улыбке была какая-то натянутость. У нее болела голова, и она мечтала только об одном: закрыться в комнате, но ей еще предстоял легкий ужин с мужем в его спальне.
Когда она наконец покинула Грегори, чтобы укрыться в тишине своей комнаты, то оросилась в одежде на кровать и попыталась восстановить все детали этого вечера. Ей нужно было признать очевидное: Робин Стоун не попался на крючок. Неожиданно гордость ее проснулась, и слезы потекли по лицу.
Господи! Как она его хотела! Ей нужен был мужчина, который сжимал бы ее в объятиях, говорил, какая она красивая. Ей нужна была любовь! Она хотела Робина. Она хотела предаваться любви с тем, кто дал бы ей ощущение того, что она молода и желанна. Вот уже месяцы, как Грегори к ней не приближался. Господи! Если бы можно было быть все еще молодой, и чтобы такой мужчина, как Робин, желал ее.
Как мужчина Грегори никогда не возбуждал ее. С самого начала чувственные удовольствия ничего для него не значили. Он совершенно не смыслил в любовных фантазиях физической любви, никогда не говорил нужных слов в подходящий момент. За тридцать лет супружества он не поцеловал ее ниже пояса.
Однако она восхищалась многими чертами в Грегори, испытывая к нему такое же почитание, как к матери и отцу. Их совместная жизнь восхищала ее. Ей никогда не было скучно в компании своего мужа. В этой общей жизни не хватало только одного: страсти.
Она повернулась к зеркалу и внимательно осмотрела свое лицо. Боже мой! Да у нее по меньшей мере два сантиметра лишней кожи! Завтра же она свяжется с хирургом и, кроме того, начнет принимать таблетки. Вот уже пять месяцев над ней тяготело проклятие, и по вечерам она страдала оттого, что ее бросало в жар. С таким мужчиной, как Робин, нельзя ложиться в постель и просыпаться посреди ночи мокрой от пота.
Странно, что Грегори не пришел поцеловать ее перед сном. Она накинула халат. Что ж, она сама пойдет его поцеловать и пожелать счастливого Нового года, если он еще не спит. С той минуты, как она решила подвергнуться пластической операции и завоевать Робина, к ней вновь возвратилась уверенность.
Ее улыбка исчезла, как только она вошла в комнату к мужу.
Он лежал в одежде на кровати. Тревога и угрызения совести сжали ей горло.
— Грег, — тихо позвала она.
— Чертовы коктейли превратились в бетон в моих кишках, — застонал он. — Я не могу пошевелиться, Юдифь.
— Грегори, ты не можешь лежать так. Ну, давай, сделаем усилие.
Он попытался сесть, но сразу же согнулся пополам. В его лице не было ни кровинки. Он посмотрел на нее блуждающим взглядом.
— Юдифь, Юдифь, в этот раз это не так, как было раньше.
— Что у тебя болит?
— Живот.
Он снова попытался пошевелиться, но сразу же издал раздирающий крик. Юдифь бросилась к телефону и вызвала врача.


Доктор Спинек прибыл через двадцать минут.
— Нужно сделать некоторые анализы.
Они немедленно отправились в больницу в машине доктора. Через полчаса доктор Спинек вышел к ней и в раздумье произнес:
— Камень в мочеточнике. Нужна немедленная операция. Я вызвал доктора Лесгарна.
В час ночи Грегори увезли на тележке из палаты. Юдифь осталась ждать в палате мужа и, конечно, заснула. Когда доктор Спинек ласково дотронулся до ее щеки, она подскочила.
— Грегори чувствует себя хорошо, — сказал врач. — Он сейчас в послеоперационной палате и пробудет там несколько часов. Операция оказалась более трудной, чем мы предполагали. Через две недели он не выйдет из больницы и не возвратится к работе.
— Когда его привезут в палату?
— Не раньше десяти-одиннадцати утра.
Уже начинало светать, когда Юдифь легла в постель. Бедный Грегори! Отдых будет невыносимым. Ей придется быть возле него всю зиму… Внезапно ей стало стыдно, и ее охватил ужас. Как могла она думать о Робине? Она разразилась рыданиями. Она презирала себя, потому что осознала, что думает о том, кто был сейчас в постели с Робином Стоуном.


Робин лежал один в маленькой узкой кровати в своем клубе.
Он улыбался. По крайней мере, Мэгги хватило ума предупредить портье после того, как она подожгла квартиру. Он понял, кто виноват, когда увидел на полу ее чемодан. Эта история начинала его забавлять. Он громко рассмеялся, подумав, что Мэгги застала его с Дианой в полном действии. И самое худшее, что в этот момент он был почти бесчувственен! В некотором смысле пожар ему даже помог, так как он никогда бы не кончил с этой чокнутой. Она ничего не соображала в этом, и зубы у нее были острые, как лезвие. Да, огонь вспыхнул в нужный момент.
Но какого черта он привел эту женщину к себе? Она подписала контракт в ресторане. Если он хотел за ней поухаживать, то мог бы проводить ее в отель. Арчи объяснил бы, что Робин умышленно стремился быть застигнутым Мэгги, чтобы освободиться от нее. Ладно, все к лучшему. Эта история стоила ему всего лишь спальни. Правда, он также потерял Мэгги Стюарт. Робин нахмурил брови, затем попытался улыбнуться: «Нет, это Конрад потерял Мэгги. Не я. Ты мертв, маленький байструк. Мертв!» Неосознанным движением он снял телефонную трубку и попросил Вестон Юнион. Где она живет? Он пошлет телеграмму на «Сенчури». Она получит ее.
Я ОТСТУПАЮСЬ. ТЫ СТАНЕШЬ ВЕЛИКОЙ АКТРИСОЙ. ТЫ ЧОКНУТАЯ. РОБИН.


Юдифь проводила все дни подле Грегори. Она впервые заметила, что он красит волосы. Так как он не брился, серая щетина на лице придавала ему вид уставшего старика.
Как только он стал интересоваться, что происходит за пределами комнаты, она поняла, что он чувствует себя лучше. В конце второй недели Грегори попросил принести результаты опросов. Он вызвал своего парикмахера и посоветовал Юдифь побегать по магазинам. Когда она возвратилась, то обнаружила, что его шевелюра приобрела обычный цвет. На нем была шелковая пижама вместо больничной рубашки, и он читал «Тайме».
Грегори положил газету, снял телефонную трубку и попросил соединить его с Ай-Би-Си.
— Я прошу тебя, дорогой, — сказала Юдифь, — и хирург, и врач запрещают тебе приступать к работе. Впрочем, ты сам знаешь, что они настаивают, чтобы ты отдохнул несколько месяцев.
— Именно это я и собираюсь сделать. Юдифь, если бы ты знала, как я успокоился. Я очень сильно страдал долгое время. Теперь я могу тебе признаться, что боялся обследоваться. Я был убежден, что у меня рак. Этой зимой я буду счастлив поиграть в гольф и провести время с тобой. Именно поэтому я и хочу позвонить. Мне нужно все организовать.
Вначале он попросил Клифа, директора юридической службы:
— Клиф, я хочу, чтобы вы были здесь через полчаса. А теперь дайте мне Робина Стоуна.
В половине шестого появились Клиф Дорн и Робин Стоун. Юдифь отдыхала в шезлонге.
— Хочешь, я уйду в салон, пока ты принимаешь этих людей? — спросила она у мужа.
— Нет, останься. Речь идет о капитальном решении. Я хочу, чтобы ты была в курсе… Робин, вам бы понравилось, если бы вы стали генеральным директором Ай-Би-Си?
Робин не ответил.
— Директором Ай-Би-Си? — повторил Клиф. — А что станет с Дантоном Миллером? Грегори пожал плечами.
— Дан — директор канала.
— Что такое генеральный директор Ай-Би-Си? — спросил Клиф.
— Новая должность, о которой я подумал. Это означает разделение власти в мое отсутствие.
— Вы считаете, что Дан согласится занять равное с Робином место?
— Да, потому что это ничего не меняет в его должностных обязанностях.
Клиф молча кивнул. Затем оба обернулись к Робину. Он встал.
— Я был бы сумасшедшим, если бы согласился на это предложение. По моему мнению, это будет два месяца постоянных стычек с Даном, и я в действительности буду выполнять роль сторожевой собаки или мальчика на побегушках. Затем вы возвратитесь из Палм Бич, поздоровевший и загоревший, и я снова стану шефом службы новостей, но уже с дюжиной врагов за спиной и язвой Дана на совести.
— Кто вам сказал, что вы возвратитесь в отдел информации? — спросил Грегори.
— Но речь же идет о временной ситуации? Грегори задумался, потирая подбородок.
— Вначале я тоже так думал. Но чем больше я размышляю, тем больше мне кажется правильным сделать такую систему организации постоянной.
— Но прежде всего я журналист, — возразил Робин.
— Мне плевать на это! — воскликнул Грегори. — Я нелегко принимаю решения и поинтересовался на ваш счет. — Он взял стопку листков с ночного столика. — Вот, послушайте: вы родились в Бостоне. Раньше или позже получите большое наследство. Ваш отец был одним из известнейших адвокатов в Массачусетсе. Такой человек, как вы, работает ради удовольствия. С другой стороны, я никогда не доверил бы вам пост финансового директора программы. «Мысли вслух» всегда выходили за рамки бюджета. Но я вас вызвал сюда не для того, чтобы устраивать конференцию по вопросу о бюджете телевидения. Дан в этом деле достаточно разбирается, а Клиф еще больше. Сочетая ваш вкус и меркантилизм Дана, мы создадим непобедимую команду.
Робин размышлял, затем поднял голову:
— А что вы скажете насчет контракта?
— На какой срок?
— На год, — Робин заметил отблеск облегчения, промелькнувший в глазах Грегори. — Послушайте, дело может пойти или не пойти. Но я хочу вас предупредить, что не ограничусь представлением отчетов или выслушиванием инструкций по телефону. Поскольку речь идет о директорстве, я буду генеральным директором. Я найду новые идеи. Я предложу вам их и буду дико защищать, если буду считать, что они хорошие. Мне нужна страховка на год.
Грегори некоторое время молчал, потом с улыбкой сказал:
— Вы упрямы, это мне нравится. И я доволен, что вы намереваетесь лично взять дело в руки. Хорошо, я согласен. Клиф, подготовь контракт. — Он протянул руку Робину. — Удачи, генеральный директор Ай-Би-Си.
Новость обрушилась на Мэдисон-авеню, как ураган.
Дан Миллер внутренне кипел, но нисколько не сомневался, что новое назначение Робина было не его идеей. Он принял представителей прессы со своей обычной улыбкой и заявил: «Это способный парень, и мне нужен кто-то, чтобы помогать в отсутствие Грегори.» Газеты продолжали шуметь по поводу назначения Робина. Вначале он отказался от всяких комментариев, затем дал большую пресс-конференцию.
Стоя за своим большим рабочим столом, он вежливо, но уклончиво отвечал на вопросы. Чувствуя, что ему противно отвечать и что тема заинтересует читателей, журналисты не переставали донимать его.
— Поговорим лучше о телевидении, чем обо мне, — улыбаясь, предложил он.
— В таком случае, что вы думаете о телевидении? — спросил молодой репортер.
— Это спрут. Это не просто кинофабрика, а машина любви.
— Почему машина любви?
— Потому что она продает любовь, выделяет любовь. Она выбирает президентом кандидата, который лучше смотрится на экране. Она преобразует политиков в звезд и звезд в политиков. Она обещает вам девушку вашей мечты, если вы будете чистить зубы такой-то пастой, и карьеру Дон Жуана, если вы будете употреблять такой-то лосьон для волос. Как и все великие соблазнители, машина любви по натуре немного проститутка. Ее магнетизм мощный, но он идет не от сердца. Она не знает ничего, кроме рейтинга популярности, и когда он падает, программы умирают. Машина любви — это пульс и сердце двадцатого века.
Все газеты подхватили эти слова. Читая их, Дан пришел в ярость. Особенно возмутила его статья, где самого Робина Стоуна сравнивали с машиной любви.
Дан запустил газетой в другой конец комнаты. Господи! От этих нелепостей престиж Робина только возрастает. Дан вынул из кармана успокоительное, проглотил его, думая о том, чем занимается эта сволочь в своем шикарном кабинете? Репетиции с Дианой Вильяме были отложены на две недели. Если верить газетам, то Байрон Визерс, мужская звезда, отказался от съемок, заявляя, что его роль урезали в пользу Дианы. Хотя Дан и желал самых худших несчастий Робину, он все же восхищался талантом Дианы. Он положил газету на стол, надеясь, что корреспондент ошибся. Без сомнения, это выкаблучивалась сама Диана. Робин тоже задался вопросом, не выламывалась ли Диана. Может, она снова пристрастилась к наркотикам или спиртному? Но Айк Райан клялся, что она жаждет начать репетиции. «Найдите ей партнера, — говорил он, — и она немедленно приступит к работе.»
На следующее утро Робин звонил Грегори, который все еще находился в Палм Бич, когда секретарша сообщила по телефону: «Мистер Дантон Миллер в приемной. Он хотел бы с вами поговорить.»
— Попросите его подождать, — ответил Робин.
Злость Дана увеличивалась по мере того, как он ждал. Когда Робин принял его, он заорал, не успев переступить порог.
— Ты не только дезорганизуешь мои передачи, но еще заставляешь и ждать!
— Что привело тебя ко мне лично? — с сердечной улыбкой спросил Робин. — Это должно быть важно. Дан со сжатыми кулаками встал перед столом.
— Ты начал вмешиваться в то, каких занимать артистов. Я жду, чтобы ты принес мне извинения.
— Я перестал приносить извинения, когда мне было пять лет, — ледяным тоном ответил Робин.
— Но почему эти два ничтожества в моей передаче? — спросил Дан, сжав губы от ярости.
— Потому что они мне нравятся. Поли и Дип никогда не выступали на телевидении. Это будет чем-то новым.
— Послушай, скотина…
Раздался телефонный звонок. Робин нажал на кнопку. Голос секретарши объявил: «Ваш заказ на Рим подтвержден, мистер Стоун.»
— Рим! — воскликнул Дан. Казалось, его сейчас хватит удар. — Что тебе нужно в Риме? Робин встал:
— Повидать умирающую мать. Когда Робин вышел из кабинета, Дан все так же неподвижно продолжал стоять посреди комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Машина Любви - Сьюзан Жаклин



Это моя любимая ,перечитывала много раз,лучше ничего не читала,жаль ,что сьюзен не смогла написать больше
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинВалерия
21.04.2012, 12.05





это лучший роман!!! тоже читала несколько раз и всегда захватывало дух. рекомендую всем. бестселлер!
Машина Любви - Сьюзан Жаклинольга
28.05.2012, 20.19





мужик какой-то странный, с тараканами. а женщины... это вообще нечто,госпожа Жаклин ,на мой взгляд, за что-то сильно не взлюбила женский пол, все героини романа либо проститутки ,либо безмозглые куклы.читать роман можно,но я бы не советовала.
Машина Любви - Сьюзан Жаклинсвета
28.05.2012, 21.45





книги Жаклин Сьюзен перечитываю каждый год.11
Машина Любви - Сьюзан Жаклинирина
7.07.2012, 22.09





Очень интересная книга, неожиданные события, невозможно предугадать что еще случится дальше. Понравилась!
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинАнгелина
20.07.2012, 13.15





мне нравитса
Машина Любви - Сьюзан Жаклинвиктория
12.09.2012, 21.17





Роман как по мне стоит почитать по крайней мере не оставляет равнодушным. Сложные переплетение судеб. И в конце это письмо, мне не хватило, не знаю может встречи между ними.
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинЛика
14.10.2012, 11.46





Мы, девочки, не зависимо от возраста, места прибывания-проживания, увлечений и прочее...прочее... Всегда надеемся на сказку, на чудо, на тот фактор, черт его дери конечно, что "вот со мной уж точно ни чего плохого не случится" К сожалению случится, смертельно или нет решать каждой. Итог- живи красиво, люби не зная страха, будь тем человеком, которым хотела. ЖИВИ! Остальное как-нибудь тебя догонит Спасибо.
Машина Любви - Сьюзан Жаклинkati
11.10.2013, 9.28





Книга интересная, читаешь с удовольствием.
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинСветланка
13.08.2015, 4.00





Зря понадеялась на хвалебные отзывы. Честно смогла осилить лишь 6 глав. Это траходром какой то, а не роман. Мужики и бабы, которые спят друг с другом на право и налево, вообще не разбирая кто рядом оказался. Линии сюжета в принципе за 6 глав не разглядела. Началось с описание безгрудой модели, перескочили на журналиста, с которым она якобы встречается, но он просыпается в мотеле с какой то другой бабой, потом резко этот мужик делается новым директором канала и тут же повествуется про местную уродину, которая суперски трахается со всеми подряд (простите за жаргон, но в книге еще хуже). Все эти обрывочные части никак не связаны друг с другом, может конечно там дальше будет что то сверхъестественное, но по моему у автора явно проблемы со стилем изложения. Если Вы хотите роман с сюжетом, то это точно не сюда. Не советую.
Машина Любви - Сьюзан ЖаклинВарёна
7.10.2015, 14.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100