Читать онлайн Контракт с дьяволом, автора - Сэйнткроу Лилит, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Контракт с дьяволом - Сэйнткроу Лилит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.12 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Контракт с дьяволом - Сэйнткроу Лилит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Контракт с дьяволом - Сэйнткроу Лилит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйнткроу Лилит

Контракт с дьяволом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

— Эштон Хаттон, — сказал адвокат, крепко пожимая мне руку. Он и бровью не повел, увидев мою татуировку и Джафримеля; ничего не скажешь, в век парапсихологии юристов ничем не удивишь. — Благодарю, что сразу отозвались на нашу просьбу, мисс Валентайн.
— Спасибо, мистер Хаттон, — улыбнулась я в ответ.
«Ишь ты, акула чертова», — думала я в это время.
Этот адвокат обладал некоторыми способностями в области парапсихологии; не такими, конечно, чтобы зарабатывать ими на жизнь, но и не такими, чтобы сбрасывать их со счета. Его светлые волосы были гладко зачесаны назад, открывая широкий лоб. Голубые глаза сверкали. У него была широкая обезоруживающая улыбка. И все же от него пахло чем-то неприятным. Откинув голову, я глубоко втянула в себя воздух — пахло чем-то отталкивающим и сухим.
«Да ну, не мое это дело», — подумала я и обвела взглядом приемную. За окнами было темно, но в комнате горел яркий свет; роскошный письменный стол адвоката — старинный, красного дерева — был так огромен, что на его крышке вполне можно было вырезать кита в натуральную величину.
Родственники покойного уже собрались: худосочная, сухопарая пожилая дама, вероятно вдова, в светло-розовом элегантном костюме, с ниткой жемчуга на шее; и два сына.
Один — подросток лет тринадцати, прыщавый и круглолицый, с влажными глазами и сальными волосами, другой — учащийся колледжа, с коротко подстриженными волосами, как у Джаспера Декса в сериале. Откинувшись на спинку стула, парень барабанил короткими пальцами по гладкой полированной поверхности стола.
По другую его сторону сидела женщина лет тридцати пяти с блестящими, покрытыми лаком темными волосами и рубиновыми сережками в ушах. «Любовница», — подумала я. Но когда за спиной женщины я увидела двух копов в штатском, ситуация стала понемногу проясняться.
Я посмотрела на адвоката.
— А зачем здесь полиция? — спросила я, сразу забыв, что нужно улыбаться.
— Я тоже не совсем понимаю, — ответил Хаттон. — Мисс Шарпли особо настаивала на присутствии полиции. В завещании об этом ничего не говорится, поэтому…
Он замолчал и развел в стороны холеные руки.
Я кивнула. Другими словами, копы были здесь потому, что кого-то в чем-то подозревали; или, может быть, отношения между женой и любовницей были далеко не добросердечными. И опять же, не мое это дело.
— Ну ладно, — сказала я, входя в комнату и открывая свою сумку. — Начнем, пожалуй.
— Простите, я не понял, кто ваш ассистент, — сказал Хаттон. — Не расслышал его имени.
— Именами будем заниматься потом, — отшила я его. — Я пришла, чтобы вызвать дух покойного, а не болтать о своих ассистентах.
Я уже начинала жалеть, что связалась с этой работой.
Посреди стола стояла простая металлическая коробка с прахом покойного. Я слегка поежилась. Терпеть не могу кремированных, куда легче работать с телом… впрочем, тем, кому надо платить за дом, выбирать не приходится. Интересно, почему семья, которой старик оставил пятнадцать миллионов, не захотела разориться на приличную урну? Ладно, это тоже меня не касается. Мое дело — воскрешать мертвых.
Свое первое воскрешение я провела в Академии; тогда тоже был кремированный. Когда в комнате, где проводилось воскрешение, воцарилась мертвая тишина, я совершенно растерялась. Для воскрешения большинству некромантов требуется тело целиком, причем чем оно свежее, тем лучше; чтобы вызвать к жизни останки, нужен настоящий талант и огромная энергия. В Академии мы все много работали, но я оказалась единственным некромантом, кому удалось воскресить скорбные останки. Потом мне частенько приходилось этим заниматься; самым тяжелым был случай с башнями «Чойни тауэрс», когда в них врезался самолет и разрушил три башни. Я тогда целыми днями ползала среди обломков, собирая куски тел, и все же десятерых так и не нашли. Если уж я их не нашла, значит, они просто испарились.
Неприятно об этом вспоминать. Правда, моя репутация не пострадала, а после случая с воскрешением маги по имени Сент-Кроули вообще стала прочной, как скала. Весь процесс тогда задумали снимать для телеканала «Головидео-2004» и на всякий случай приготовили разные спецэффекты, но у меня все получилось — к великому удивлению собравшихся и моему собственному.
Больше всего на свете я ненавижу воскрешать сожженных покойников и мертвых парапсихологов. Согласно законам Гегемонии, умерших парапсихологов полагается кремировать, особенно маги и церемониалов, и все из-за нахлебников.
Я поежилась.
Я зажгла свечи и расставляла их на столе, когда вдова внезапно закашлялась.
— К чему все это? — хрипло прошептала она. — Неужели это так необходимо?
— Успокойся, ма, — оборвал ее старший сын. Его голос оказался слишком писклявым для такого крепкого, коренастого парня. Раскачиваясь на стуле, он сказал: — Подумаешь, дым и зеркала. Больше мы ничего не увидим.
— Мисс Валентайн — лицензированная, дипломированная некромантка, — повысив голос, сказал Хаттон. — Лучшая в стране, если не во всем мире, миссис Шантерн. Вы же сами настоятельно просили меня устроить вам эту… встречу.
Женщина крепко сжала губы. Любовница не сводила темных глаз с металлической коробки. Она держалась ровно и спокойно, и только ее щеки немного порозовели, когда наши глаза встретились.
«А ты та еще штучка», — подумала я и перевела взгляд на копов. Эти мне незнакомы.
Я пожала плечами. Когда свечи были вставлены в подсвечники, я щелкнула пальцами, мои кольца вспыхнули, и вместе с ними голубым пламенем вспыхнули свечи.
Обожаю этот фокус.
Вдова ахнула, учащийся колледжа сразу перестал раскачиваться.
— Будьте добры, мистер Хаттон, выключите свет, — сказала я, вытаскивая из ножен меч. — Не волнуйтесь, мы скоро закончим.
Адвокат быстро пошел к двери, бросив тревожный взгляд на демона, который стоял в двух шагах от меня. Я вскочила на стол и уселась на нем, скрестив ноги, держа в одной руке меч, а вторую опустив на металлическую коробку. Теперь я была на голову выше всех — кроме демона и копов. «Зачем они здесь?» — снова подумала я.
— Данте? — внезапно заговорил демон.
— Все в порядке, — ответила я. — Жди. Если ты мне понадобишься, я тебя позову.
«Мы с тобой одно целое, — говорил мне демон, — и я должен тебя защищать. Если тебе будет больно, мне тоже будет больно. Пока ты носишь этот знак, я буду в твоем полном распоряжении. Если тебе что-то понадобится, только скажи. И запомни: ты свободна в своих поступках, а я нет».
Теперь я начала кое-что понимать. Так вот почему колдуны стремились связать себя с демонами теснейшими узами — чтобы получить рабов и охранников. Но мне-то раб не нужен! Мне нужно, чтобы меня оставили в покое.
Я закрыла глаза. Глубокий вдох и выдох, меч лежит на коленях. Столько волнений за последние дни, зато как приятно заняться тем, что хорошо знаешь и умеешь. Эта работа по мне. Я медленно погружаюсь в свое подсознание, свечи горят голубым светом, моя рука лежит на металлической коробке.
В самой глубине моего существа начинают звучать слова:
«Agara tetara eidoeae nolos, sempris quieris tekos mael…»
Если бы вам когда-нибудь пришлось записывать заклинание некроманта, вы получили бы набор бессмысленных слов, от которых вам не было бы никакого толка. Заклинания некромантов — это не особые слова и даже не язык, а просто ключи, персональные ключи, которые у каждого некроманта свои. Люди считают, будто это особый язык, и упорно стараются их записывать, чтобы потом подогнать под какие-то грамматические правила. Но дело в том, что наши заклинания все время меняются.
Надо мной поднимается голубой свет, который постепенно охватывает меня всю. Кольца сверкают, испуская потоки, водопады искр, левое плечо отчаянно болит. Я оседлала поток энергии, вокруг меня поют хрустальные стены, я нахожусь там, где покоятся останки усопшего, я ищу его. Я чувствую на своем языке привкус обгорелых костей и пепла.
Вкус смерти… он горький, он такой горький, каким не бывает ничто живое. Эта горечь пронизывает меня насквозь, заглушая даже боль в плече.
Я вижу линии. Я творю заклинания, моя голова откинута назад, вокруг меня начинает кружить энергия; она двигается против часовой стрелки, все быстрее и быстрее, и вот я уже в сплошном потоке бледного света, в котором медленно возникает тело человека — вернее, то, что от него осталось.
Я откидываю назад волосы, мне все равно, заплетены ли они в косы или просто распущены по плечам. Изумруд на моей щеке сверкает и переливается, вспыхивая в такт бешеному вращению светового вихря, который возникает там, где открывается проход между миром живых и мертвых.
Клинок меча начинает жечь мне колени, руны перетекают по нему, как вода. Татуировка на моей щеке оживает, змеи начинают двигаться, они разевают пасти и шипят, обвившись вокруг жезла.
Голубой прозрачный свет. Со мной говорят боги, я протянула тоненькую ниточку, связывающую мир людей и духов. Я мост, по которому может пройти душа, чтобы ответить на вопросы, я колокол, к которому прикасается рука бога, чтобы нарушить вечную тишину царства мертвых.
Внезапно послышался глухой щелчок, и вдова в ужасе прошептала:
— Дуглас!
Я сидела, закрыв глаза. Трудно это — не давать останкам распадаться.
— Спрашивайте… — сказала я.
Кончики пальцев рук и ног совершенно заледенели. Я слышу, как что-то говорит вдова, потом ее перебивает голос адвоката. Шуршание бумаги. Хриплый голос любовницы. Кто-то вскрикивает — кажется, старший сын. Я упорно держу энергию, чувствуя, как ледяной холод медленно поднимается от пальцев выше, к кистям рук.
Адвокат снова что-то спрашивает, призрак отвечает. Дуглас Шантерн говорит ровным замогильным голосом, как и все призраки. Все правильно — разве может привидение менять интонацию? Мозг еще работает, но сердца-то уже нет.
Слышится еще один голос — мужской, немного гнусавый. Один из копов. Руки коченеют уже до локтей. Клинок жжет, обжигает колени. Левое плечо горит, словно в огне.
Призрак что-то объясняет. Веки у меня дрожат, энергия режет руки, как холодная бритва.
Шорох, какое-то движение. Резкий голос адвоката. Я не обращаю на него внимания, продолжая удерживать призрак. Наконец адвокат зовет меня по имени:
— Мисс Валентайн, я думаю, мы закончили.
Его голос звучит устало, от былой учтивости не осталось и следа.
Я слегка киваю и, набрав воздуха, издаю громкий свист, от которого энергия мгновенно исчезает. Исчезает и ледяной холод.
Поют голубые хрустальные стены, бог опускает бледное округлое пятно света — душу покойного — на свою обнаженную грудь, собака сидит неподвижно. Ее белые клыки поблескивают, глаза горят… собака внимательно смотрит на меня.
Неужели пришло мое время и сейчас Он заберет и мою душу? Что-то внутри меня — наверное, душа — всколыхнулось при этой мысли. Покой этих рук, моя голова на его широкой груди, отпусти…
— Данте! — Голос резкий, как битое стекло. — Данте!
Я открыла глаза. Между мной и бледным пятном света, витавшим в воздухе, сверкал мой меч. Сталь тихо звенела, а светлое пятно втягивалось в металлическую коробку, и она начинала светиться изнутри.
Я потянулась и оперлась свободной рукой о полированную поверхность стола; в воздухе стоял резкий запах моей энергии. Я почти физически ощущала волнение демона.
Когда я наконец обвела взглядом полутемную комнату, один из копов стоял возле младшего из мальчишек — прыщавого юнца с сальными волосами — и защелкивал на нем наручники. Юнец только хлопал глазами. «Черт возьми, — подумала я, — если б я знала, что речь идет о преступлении, я запросила бы двойную плату. Обязательно попрошу Трину взять этого адвоката на заметку».
Вдова сидела совершенно прямо и неподвижно, но в ее широко раскрытых глазах стоял ужас, на щеках играл лихорадочный румянец. Лицо любовницы ничего не выражало. Старший мальчик смотрел на своего брата так, словно видел перед собой змею.
Я села, свесив ноги со стола, и вложила меч в ножны. Когда я хотела спрыгнуть, демон придержал меня за плечо. Мои пальцы ничего не чувствовали. «Сколько же я так просидела?» — подумала я.
— Сколько? — спросила я, с трудом ворочая языком.
— Около часа, — ответил Джаф. — Ты… у тебя губы синие.
Я кивнула:
— Ничего, это пройдет. Что там произошло?
Я намеренно говорила шепотом. Джаф меня понял и наклонился ко мне.
— В убийстве старика обвиняли любовницу, — тихо сказал он. — Но призрак сказал, что это сделал его младший сын, забил его до смерти железной палкой.
— Мисс Валентайн! — обратился ко мне адвокат, вновь сделавшись любезным.
Копы тем временем потащили юнца из комнаты. Он висел в их руках, как тряпка, и не сводил с меня глаз. Один из копов — темноволосый коротышка, наверное новоитальянец, — думая, что я не вижу, незаметно сделал знак, отвращающий дурной глаз.
На меня вновь навалилась апатия. Я пошатнулась. «Час? Я удерживала призрака целый час? Возродив его из пепла? Понятно, почему я так устала». Я дышала глубоко и прерывисто. Из-за призрака в комнате стало так холодно, что изо рта у меня валил пар.
— Терпеть не могу кремированных, — буркнула я и обернулась к адвокату. — Вы, вероятно, случайно забыли, что дело было связано с преступлением?
— Ваша… э-э… плата будет утроена.
Его глаза были широко раскрыты, светлые волосы растрепались. Наверное, я его здорово напугала.
Отлично. Теперь он дважды подумает, прежде чем облапошить парапсихолога.
— Спасибо, — сказала я и посмотрела ему в глаза.
Он был весь в поту, с белым как мел лицом.
— Я еще никогда… в смысле, я такого…
Адвокат явно не находил слов.
Я вздохнула. Какое это все-таки удовольствие — как следует пугануть такого вот крючкотвора!
— Понимаю. Мне пора. Можете меня не провожать.
— О, ну что вы… мы бы могли…
— Не стоит беспокоиться.
Внезапно мне почему-то жутко захотелось разнести этот роскошный, набитый антиквариатом офис ко всем чертям и убраться отсюда подальше, чтобы никогда больше не видеть его заикающегося, испуганного хозяина. Наверное, он не настолько привык к некромантам, как ему казалось.
Никогда раньше не подумала бы, что могу быть благодарна демону. Но Джафримель, которому явно надоела вся эта канитель, обнял меня за плечи и потащил за собой. Топая за ним, я слегка споткнулась — рука демона оказалась довольно тяжелой.
Но как только мы прошли приемную и оказались в передней, я вывернулась из-под его руки.
— Спасибо, — буркнула я.
Колени еще дрожали, но силы быстро возвращались.
— Немного устала. Я же не знала, что им понадобится целый час, чтобы пообщаться с кучкой пепла.
— Да, ты действительно потрясающий некромант, — сказал Джафримель, убирая руку.
Его глаза так сверкали из-под опущенных век, что даже кожа вокруг них казалась зеленоватой. И снова в глубине его глаз вспыхивали отблески незнакомых рунических знаков.
— Ну, не знаю, — сказала я. — По-моему, я просто девчонка, которой нужно платить за жилье.
— Прости, что сомневался в твоих способностях, — продолжал он, стараясь идти со мной в ногу.
Мы сели в лифт; внезапно кабина дернулась, и я шарахнулась в сторону, но крепкие пальцы демона вновь схватили меня за руку.
— Ты что, Данте? Здесь никого нет.
— Я… это же лифт.
Кажется, я не выдержу, оказавшись в маленьком запертом пространстве…
Демон промолчал. Будь он человеком, я бы просто вырвала из его пальцев руку, чтобы не чувствовать огромной волны нахлынувших эмоций. Но он был демоном, и потому я покорно затопала за ним вниз по лестнице. Наши шаги гулко отдавались в сером пустынном коридоре.
— Значит, ты считаешь, будто я не такая уж и дуреха? — спросила я, чтобы разрядить обстановку.
Голос призрака все еще звучал у меня в ушах, действуя мне на психику, — низкий, хриплый. Я буду слышать его еще в течение нескольких часов, потом все потихоньку пройдет. Хорошая подготовка помогает смягчить воздействие шока, но полностью его не снимает.
— Я пришел к выводу, что тебе нужно близкое существо, кто-то вроде брата, — ровным голосом сказал демон. — Ты производишь впечатление безрассудно храброго человека.
— Ничего подобного, я всегда очень осторожна, — возразила я. — Ты же видишь, я до сих пор жива.
— Просто тебе везло, — заметил он.
Я запнулась — мне казалось, на мне не сапоги, а бетонные колодки; демон поддержал меня, и дальше мы пошли рядом: я — громко стуча сапогами, он — совершенно бесшумно.
— Ты не очень мне нравишься.
— Я так и думал.
Когда мы добрались до первого этажа, мне стало немного легче, ноги вновь стали моими. Пронизывающий тело ледяной холод исчез, плечо по-прежнему пылало огнем. Силы накапливались, меня наполняла энергия Сент-Сити, возвращая меня к жизни. В холле было тихо, только у стены журчал комнатный фонтанчик. Как только я почувствовала, что могу идти, я отстранилась от демона и поправила на плече сумку. Хорошо, что слабость — это, как правило, ненадолго.
— Спасибо.
— Не стоит благодарности.
Он открыл дверь, и мы вышли на улицу. Машин на стоянке почти не было; дождь перестал, и на асфальте блестели лужи. Я подставила лицо свежему ночному ветру. Заправив за ухо выбившуюся прядь волос, я взглянула на небо. Тучи расходятся. Уже хорошо.
— Эй, — окликнула я демона и остановилась. — Мне нужно сделать одно дело. Подождешь?
— Зачем ты спрашиваешь?
Его лицо абсолютно ничего не выражало.
— Затем, что тебе придется подождать, — ответила я. — Если только ты не умеешь кататься на сликборде.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Контракт с дьяволом - Сэйнткроу Лилит



Очень интересо!
Контракт с дьяволом - Сэйнткроу ЛилитЛола
14.08.2012, 21.40





Грусно! Но советую прочитать...
Контракт с дьяволом - Сэйнткроу ЛилитМими
26.12.2013, 21.47





Благодарю.
Контракт с дьяволом - Сэйнткроу ЛилитДанте
12.01.2016, 19.04





Интересный )
Контракт с дьяволом - Сэйнткроу ЛилитNata
15.01.2016, 14.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100