Читать онлайн В глубине сердца, автора - Сэйл Шарон, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В глубине сердца - Сэйл Шарон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В глубине сердца - Сэйл Шарон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В глубине сердца - Сэйл Шарон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйл Шарон

В глубине сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Джон Томас въехал на подъездную дорожку и остановил машину у дома. У него учащенно забилось сердце, когда Саманта открыла дверь и, улыбаясь, вышла на крыльцо.
На какое-то мгновение Джонни забылся и почти раскрыл объятия, собираясь приветствовать Сэм по-своему. Но вовремя одернул себя.
«Черт тебя побери, Сэм! Черт тебя побери за то, что заставляешь опять хотеть тебя!»
Бандит прошмыгнул мимо Саманты из дома и бросился с крыльца, виляя хвостом, с языком, вывалившимся из пасти. Пес, казалось, умолял хозяина почесать его за левым ухом, похлопать рукой по загривку.
— Поздоровался бы с ним, — сказала Саманта, указывая на собаку, энергично мотавшую хвостом у ног Джона Томаса. — Он лежал у двери больше часа, ожидая, когда раздастся шум твоей машины. Я думаю, он влюблен.
«Клянусь преисподней, дорогая, — подумал Джон Томас, отсутствующим взглядом глядя на Бандита, — конечно, он влюблен. Ни у него, ни у меня не осталось ни капельки благоразумия. С тех пор как ты вошла в нашу жизнь».
— Ты уверена, что он влюблен именно в меня? — спросил Джон Томас, с удовольствием отметив, как лицо Сэм залила краска смущения.
Он ласково почесал пса за ухом и хлопнул по покрытому густой шерстью загривку так, что в воздух поднялось облачко пыли.
Бандит плюхнулся на землю рядом с крыльцом и начал яростно чесать свое брюхо. Джон Томас перешагнул через него и поднялся по ступеням.
Не удержавшись от соблазна слегка подразнить ее, Джон Томас, приподняв бровь, взглянул сначала на Бандита, затем на девушку и лукаво спросил:
— А что тебе почесать?
Обвив рукой талию Саманты, Джон Томас нацелился губами ей в щеку, зная, что сейчас она его оттолкнет. Так и случилось.
Саманта слегка ткнула его в живот, ускользая от приглашения, которое прочитала в этих теплых карих глазах.
— Ты невозможен, — ласково проговорила она и указала на открытую дверь. — Обед ждет.
— Я тоже, — парировал Джонни, продолжая стоять и смотреть на слегка озадаченное выражение на ее лице, в широко распахнутые голубые глаза.
Повисло долгое, томительное молчание, и Саманта наконец поняла, что Джонни не сдвинется с места, пока она ему не ответит.
— Чего же ждешь ты? — спросила она, не в силах отвести глаз от его лица.
— Ответа, Саманта Джин. А ты?
— Что я? — невнятно переспросила она, отводя глаза. Но Джон Томас ухватил ее большим и указательным пальцами за подбородок и нежно развернул к себе. Она вздохнула и посмотрела ему в глаза, неосознанно желая, чтобы Джонни продолжал. Он так и сделал.
— Так почесать тебя немного или обойдемся одним обниманием?
Тон его был поддразнивающим, но глаза говорили совершенно о другом. Саманта поежилась.
— Думаю, достаточно будет просто обняться, — прошептала она, отлично понимая, что получит не только это, но и многое другое, если даст Джонни хоть малейший шанс.
— Но только обняться и все, — добавила она, предупреждая. Его улыбка получилась чуть кривоватой и повиновения не обещала. Джон Томас протянул руки и застыл в ожидании.
Тогда Саманта вздохнула и шагнула в его объятия, наслаждаясь мгновенным чувством безопасности и теплоты, понимая, что с этим мужчиной она больше никогда не будет одинока. Но даже зная все это, она не могла забыть их прошлое, не могла забыть, что он любил ее и потом бросил. Подобное легко может повториться снова.
— Добро пожаловать домой, Джонни. Я скучала по тебе, — произнесла она мягко и прижалась носом и губами к его рубашке, с любовью вслушиваясь в стук его сердца, тая от удовольствия в его руках. Объятия Джонни были так крепки, что любая попытка отодвинуться могла бы причинить боль.
— Спасибо, Сэм. Приятно знать, что по тебе скучают. Что у нас на обед?
Он отпустил девушку и прошел в дом, не в силах смотреть на ее потрясенное лицо. Он не хотел быть таким резким, но, почувствовав, как ее тело прижалось к нему, понял: это единственное, что ему остается, иначе он возьмет ее на руки, отнесет в свою кровать, разденет и…
Саманту шатнуло; ей пришлось ухватиться за перила крыльца, чтобы устоять на ногах. Она смотрела на Джонни, открывавшего сетчатую дверь, чтобы войти в дом, и спрашивала себя — что с ним такое случилось?
И тут она вспомнила его объятие, какое-то отчаяние в том, как он держал ее, и решила, что будет лучше, если она оставит свой собственный вопрос без ответа. У нее было такое чувство, что ответ ей известен.
— Цыпленок, — ответила она, двинувшись следом за Джоном Томасом.
При ее словах Джонни резко обернулся и застыл с суровым выражением, снова с удовольствием наблюдая, как густо краснеет ее лицо, шея, как краска распространяется дальше по телу, исчезая из виду под воротничком ее рубашки.
— Надеюсь, ты говоришь о том, что приготовила, а не даешь мне всякие прозвища, дорогая, потому что, должен тебе напомнить, я всегда отвечаю на вызовы.
— О Боже, — прошептала Саманта, делая шаг назад. — Это… Я хотела… Я имела в виду…
Она еще какое-то время бессвязно что-то лопотала, пока наконец не пришла в себя и с разъяренным видом не оттолкнула его.
— Разрази тебя гром, Джонни! Не надо так больше делать! Не своди меня с ума, мне и так тошно! — Сэм ринулась мимо него на кухню. — Я поджарила цыпленка. Можешь его съесть, а можешь надеть себе на голову.
Его пальцы сжались в кулаки, но он подавил в себе желание дотянуться и схватить Сэм, когда она проносилась мимо. Джонни лишь ухмыльнулся, глядя, как возмущенно колыхнулся, исчезая за дверью кухни, конский хвост.
— Жду не дождусь, когда смогу откусить кусочек, — произнес он так громко, чтобы она слышала.
В ответ раздался какой-то звон, потом приглушенное ругательство.
— Я пойду помоюсь, — крикнул Джон Томас в дверь. И тут же громко расхохотался, услышав, что Саманта кричит ему вслед, желая оставить за собой последнее слово:
— Не забудь вымыть свой рот!


Чемодан был пуст. Монтгомери Тернер повесил последнюю пару брюк в узенький шкафчик и прикрыл дверцу, затем отступил и прислушался к гулу и лязгу, издаваемому кондиционером под окном соседней комнаты. По крайней мере можно было утешаться тем, что спать он будет в прохладе.
Монти прошел в кухню и, открыв дверцу холодильника, осмотрел его скудное содержимое. Да, он побывал в магазинах, но Монти Тернер совершенно не умел готовить, а жевать кукурузные хлопья с молоком ему не хотелось. Особенно сегодня.
Он уже знал несколько мест в Раске, где можно было пообедать. Все они были приличными, с богатым выбором блюд. Монти знал, что может выбрать себе любую еду по вкусу, но сегодня вечером ему хотелось чего-то большего, чем посещение незнакомого заведения и одинокий ужин. Ему хотелось атмосферы.
Вспомнив, что шериф живет где-то в окрестностях Коттона, и зная, что до заката еще далеко, Монти решил изучить местность в этом направлении и посмотреть, куда приведут его ноги и желудок.
Выезд из города не занял много времени, и еще несколько минут спустя он заметил крышу придорожного кафе для водителей грузовиков на самом въезде в Коттон. По опыту помощник шерифа знал, что в таких вот закусочных для водителей можно обнаружить самую вкусную еду и почти домашнюю обстановку.
Монтгомери внезапно захотел ощутить себя своим среди жителей этого городка. Он устал быть незнакомцем, заглядывающим в чужие окна. А после того как повернулась его жизнь в последние несколько месяцев, его терпение и вовсе оказалось на исходе.
Не раздумывая больше, он свернул на стоянку грузовиков и запарковался между фиолетовым дальнобойным тягачом, блестевшим хромовой отделкой, и грузовичком-пикапом с пустым прицепом для перевозки скота.
Вонь подсыхающего навоза неприятно смешивалась со слабым запахом дизельного топлива. Сморщив нос от отвращения, Монти пулей бросился ко входу. Смесь вони горящего жира, дыма сигарет и прохладного воздуха встретила его за дверями. Казалось, такая смесь тоже должна была вызвать отвращение, но этого, как ни странно, не произошло.
Дружелюбные лица приподнялись и затем снова уткнулись в свои тарелки. Водители как по команде кивнули, не переставая жевать, а официантка, проскользнувшая мимо, подмигнула Монти и бросила ласковый взгляд на его форму и широкополый стетсон. Одновременно она каким-то чудом удерживала поднос с четырьмя дымящимися тарелками, предназначенными для столика у дверей.
Монтгомери улыбнулся и приложил указательный палец к своей шляпе. У него возникло ощущение, что это как раз такое место, где человек может спрятаться от всех и все же не ощущать себя одиноким. Именно такую атмосферу он и искал.
— Присаживайся, сладкий мой, — ласково проворковала уже немолодая, но фигуристая блондинка, пробегая мимо с полным кофейником в руках. — Я подойду к тебе через минуту.
Монтгомери сел, как ему было сказано, и стал ждать. Ожидание оказалось недолгим. Женщина оказалась человеком слова.
— Вот и я, — сказала она, внезапно остановившись около его столика, и шлепнула перед ним меню. Незаметно рядом с левой рукой Монти очутился стакан воды и приборы, завернутые в бумажную салфетку. — Меня зовут Мэрили. А ты, должно быть, новый помощник, которого ждал Джон Томас. Слышала, что ты появился в городе. Жареный цыпленок у нас хорош, но свиные отбивные еще лучше. К гарниру, кроме жареной картошки, подаем еще два вида овощей на выбор. Список в меню. Как тебя зовут, сладенький, и что ты будешь пить?
— Зовите меня Монти, а пить я буду чай со льдом.
Мэрили усмехнулась:
— Твой чай будет в мгновение ока, Монти.
Он откинулся на стул и улыбнулся. Теперь помощник шерифа знал, куда пойти, если почувствуешь себя одиноким. Может, готовят здесь и не по высшему классу, зато заведение пропитано духом искреннего гостеприимства. Да еще Мэрили. В комплекте они заставят любого человека почувствовать себя действительно хорошо.
Монти дожевывал вторую свиную отбивную, когда какой-то шум снаружи перекрыл ровный гул голосов внутри, проникнув даже через толстую входную дверь кафе.
— Нет! Нет! Ты не можешь так со мной поступить! — кричала женщина.
Заинтригованный Монти, так же как и остальные посетители «Мэрили Трак Стоп Кафе», невольно прислушался к драме, разворачивавшейся снаружи.
— Будь ты проклят. Тони! Ты же обещал! — Ответом на страстные мольбы было лишь молчание, затем послышался знакомый звук заводящегося грузовика-большегруза, лязганье включенной передачи и рев мотора, в котором потонуло окончание фразы, что выкрикивала женщина. Посетители все как один сидели и прислушивались, ожидая продолжения диалога. Но новых криков и воплей не последовало. В дверях показалась, всхлипывая и шмыгая носом, худощавая блондинка в обтягивающих брюках и открытой блузке. Словно не замечая остолбеневшей аудитории вокруг, она бросила свой рюкзачок прямо у двери и начала отряхиваться от покрывающей ее пыли, явно пытаясь справиться с истерикой.
Монтгомери был не единственным, кто застыл с куском во рту и смотрел на нее во все глаза, но он чувствовал себя каким-то виноватым из-за этого. Тут женщина подняла глаза и заметила, что все собравшиеся уставились на нее. Она прикусила губу, глубоко вздохнула и начала рассказывать, время от времени тыча пальцем в окно и всхлипывая.
— Этот мерзкий дорожный ковбой! Уехал! Просто взял и уехал! А ведь говорил, что любит меня. — Она закрыла лицо руками и поплакала еще немножко. Кудряшки ее светлых волос тряслись в такт вздрагиванию худеньких плеч при каждом новом всхлипе.
Монтгомери еще какое-то время смотрел на женщину, но тут вспомнил, что у него рот забит свининой, и проглотил полупережеванный кусок отбивной, запив его чаем.
— Как тебя зовут, сладкая моя? — ласково спросила Мэрили.
Лицо женщины было мокрым от слез; длинные черные потоки дешевой туши для ресниц широкими бороздами прочерчивали накрашенные щеки.
— Клаудия, — пролепетала та, вытирая лицо пучком бумажных салфеток, которые успела подать ей Мэрили. — Тони — свинья! Грязная, лживая свинья. Он говорил, что любит меня. Мы должны были пересечь всю страну и пожениться у него дома в Лас-Вегасе.
Выдав эту порцию сведений, женщина вновь зарыдала, уткнувшись лицом в плечо Мэрили. Та, слегка ошарашенная непосредственностью незнакомки, просто-таки бросившейся в ее объятия, все же не смогла не посочувствовать, узнав, в чем дело. В свое время Мэрили тоже пришлось пострадать от мужской лжи.
— Ладно, ладно, — успокаивающе проговорила хозяйка кафе, крепко похлопав Клаудию по спине. — Все образуется. Так всегда и бывает, дорогая. Просто нужно взять себя в руки и идти дальше, словно ты никогда и не знала его. Этот поганый сукин сын не стоит того, чтобы из-за него так переживать, слышишь?
Некоторые мужчины в кафе начали нервно оглядываться по сторонам, словно побаиваясь, что присутствующие женщины сейчас набросятся с кулаками на них вместо исчезнувшего Тони, который бросил Клаудию.
Ткнувшись еще раз в шею Мэрили, Клаудия еще несколько раз шмыгнула носом, затем подняла к ней заплаканное лицо.
— Мне нужна помощь, — заявила она.
Мэрили с трудом сдержала стон. Так она и знала.
— Нет, я не прошу милостыни, — сказала Клаудия, яростно вытирая салфетками лицо. — Я подумала, может, у вас найдется вакансия. Я хорошая официантка. Мне бы поработать ровно столько, чтобы накопить денег на автобусный билет домой. Моя семья живет в Неваде, и они приютят меня, пока я снова не стану не ноги.
У Мэрили не было свободных рабочих мест. Но у нее было доброе сердце, да и воспоминания о собственных невзгодах еще больше усилили ее сочувствие брошенной женщине.
— Думаю, что смогу поставить тебя в вечернюю смену, — сказала Мэрили. — По минимальной ставке, но чаевые здесь неплохие. Так что ты быстро накопишь на билет домой.
— О, благодарю вас! Благодарю! — Клаудия обвила руками шею Мэрили, совершенно не обращая внимания на то, что вокруг полно людей и что она минуту назад посвятила их во все свои проблемы.
Мэрили усмехнулась, подталкивая свою новую официантку в сторону кухни, но новый вопрос Клаудии остановил ее.
— А не знаете ли вы поблизости дешевенького местечка, где я могла бы поселиться, пока не начну зарабатывать деньги?
Мэрили вздохнула. События развивались слишком быстро.
Монтгомери сразу заметил растерянность хозяйки кафе. Немного поерзав на своем месте, он поймал нервный взгляд Мэрили и вдруг осознал, что говорит ей о свободной квартире на верхнем этаже старого графского дома. Правда, в следующее мгновение он почувствовал себя идиотом из-за того, что ввязался в это дело.
Но когда обернувшаяся Клаудия одарила его такой улыбкой, что помощник шерифа уронил свою вилку в стакан с чаем, Монти решил, что, может, в конце концов, он все-таки поступил правильно. К тому же он служитель закона, он принес присягу и должен вершить правосудие и защищать невиновных. А эта Клаудия, судя по всему, нуждалась в защите.
— Пойдем, девочка, — позвала Мэрили. — Я позвоню владельцу дома. Я его знаю, может, он согласится сдать тебе эту квартиру на условии понедельной оплаты.
— А это далеко отсюда? — спросила Клаудия, следуя за Мэрили в ее крошечный импровизированный кабинетик, выгороженный из кухни. — Я не против ходить пешком, но если это очень уж далеко…
И тут Мэрили, к своему удивлению, предложила женщине пользоваться своим старым черным пикапом, пока та не заработает себе на автобусный билет. Правда, хозяйка кафе честно предупредила, что пикап, по сути, кусок металлолома.
— Я не пользовалась им многие годы, разве что вывозила мусор. Далеко на нем не уедешь, — добавила Мэрили.
Светло-зеленые глаза Клаудии засияли сквозь потеки туши, и, прижав руки к груди, она стала превозносить Мэрили, называя своей чудесной спасительницей.
Немного утомленная пылкостью новой знакомой, Мэрили повела ее на кухню. В мгновение ока у Клаудии появилось новое жилье, подержанный пикап-грузовичок и десять долларов в качестве аванса.
К тому моменту когда Монтгомери покончил со своим смородиновым коктейлем, поданным сегодня на десерт, Клаудия уже была в строю официанток, которые с радостью позволили новенькой разделить с ними первую вечернюю смену и чаевые.
Возвращаясь позднее домой, Монтгомери подумал, что теперь, очевидно, он будет видеть Клаудию не только в кафе. Судьба порой выкидывает странные коленца, размышлял он, въезжая в пригород Раска. Он хотел всего-навсего поужинать, а на деле же вышло, что он невольно вмешался в судьбу незнакомой женщины. Монти не знал, правильно он поступил или нет, но сожалеть было уже поздно. Что сделано, то сделано. К тому же у него есть куча собственных проблем, не имеющих ничего общего с брошенными женщинами и негодяями водителями.


Джон Томас перевернулся и сел, выпрямившись в кровати. Потом вновь прислушался к звукам, вырвавшим его из крепкого сна. Вот опять! Он услышал их снова и на этот раз понял, что это такое. В гостиной скрипели половицы, как всегда, когда по ним кто-нибудь ходил.
«Сэм».
Стоило ему произнести ее имя, как Джонни понял, что сейчас он пойдет к Саманте. Он уже не в первый раз слышал, как она ходит по дому в то время, когда давно полагается спать. Она с трудом засыпала по вечерам. Жить в одном доме, да еще в соседних комнатах, стало просто невозможным для обоих. Джонни выбрался из кровати, надел голубые джинсы, оставив впопыхах две верхние пуговицы незастегнутыми, и поспешил к ней. Сбежав вниз по лестнице в гостиную, Джонни остановился, вглядываясь в темноте в силуэт женщины, стоявшей у окна и смотревшей в ночь.
— Что-то не так?
Его слова заставили Саманту вздрогнуть. Она испуганно обернулась, затем с облегчением прислонилась к окну, узнав знакомую фигуру в дверном проеме.
Вместо ответа она пожала плечами.
Слабый лунный свет пробивался сквозь деревья, окружавшие дом, и просачивался в комнату через тонкие прозрачные занавески на окнах. Джон Томас заметил легкое движение ее плеч и то, как она в отчаянии опустила голову. В долю секунды он пересек комнату и обнял ее.
— Я не могла уснуть, — призналась она. И не отстранилась от его рук. В ней не осталось сил противиться Джонни этой ночью. Ей нужно было то, что он мог ей дать: его сила и его защита.
— Мне тоже не спится уже несколько дней, — прошептал Джон Томас, погладив ее волосы.
Он запустил пальцы в шелковистые локоны и рассеянно провел рукой вниз неторопливым, успокаивающим жестом. Он вздрогнул, когда она придвинулась ближе и, вздохнув, обмякла в его руках.
— О Боже, Сэм, — зашептал он и обхватил ее плечи обеими руками. — Как мне хочется помочь тебе. Я бы отдал год своей жизни, лишь бы тебе не пришлось больше страдать так, как сейчас.
На глаза Саманты навернулись слезы, но она не могла позволить себе совсем расклеиться. Она боялась, что, если это произойдет, даже Джону Томасу, каким бы сильным он ни был, не удастся привести ее в норму.
— Не торгуй своей жизнью, Джонни, — прошептала она и обвила руками его талию. Саманта с наслаждением чувствовала, что ее щека ощущает тепло его обнаженной груди; было слышно, как учащенно бьется его сердце от ее движения.
— Это не торговля. Это подарок. И говорил я серьезно. — Его руки коснулись ее спины и затем, вопреки его воле, двинулись дальше вниз, остановившись чуть выше того места, где начинались изгибы ее бедер. Ему потребовались все его силы, чтобы не продвинуться на несколько сантиметров дальше и не накрыть ладонями соблазнительные округлости.
— Иди обратно в постель, Джонни. Ты будешь себя отвратительно чувствовать завтра, если не поспишь хоть чуть-чуть.
— Только вместе с тобой. — Его слова взволновали ее. Она не могла понять, что он имеет в виду. Не говоря ни слова, Сэм откинула голову, вглядываясь в темноту в попытке рассмотреть знакомые черты мужчины, любить которого она начинала учиться снова.
Джонни отступил назад. Правой рукой он коснулся ее плеча, затем опустил руку ниже и нащупал ладонь Саманты. Она вздрогнула, когда его пальцы переплелись с ее и сжали их нежно, но твердо, умоляя о том, о чем Джонни не осмеливался просить вслух. На мгновение они оба замерли. В следующий момент Саманта обнаружила, что следует за ним сквозь мрак коридора. Джон Томас остановился между дверями их спален; в долгой тишине слышалось лишь их тяжелое, напряженное дыхание. Наконец Джонни решил, что время настало, и двинулся вперед в спальню Сэм, ведя ее к кровати. Он наклонился и тщательно расправил смятые простыни, после чего нежно подтолкнул девушку к кровати, которую она покинула не так давно. Голова Саманты коснулась подушки, и вот уже Джонни, склонившись, укрывал ее легким покрывалом: ступни, ноги, всю ее до пояса. Его руки чуть замешкались, немного не дойдя до полукружий ее груди, и задержались там ровной настолько, чтобы Саманте стало ясно, как мучает Джона Томаса ее отказ.
Она подняла глаза на тонущие во мраке спальни черты ее первого возлюбленного и поняла, что с этого момента юноша из прошлого навсегда утрачен для нее. Мужчина, которым он стал, значил для Сэм гораздо больше.
— Джонни…
— Спи, Саманта Джин, спи, — прошептал он и в последний раз пробежался пальцами по густым черным волосам, разметавшимся по подушке. Затем он тяжело вздохнул и выпрямился. — Тебе нечего бояться.


Следующим утром шериф завтракал в скверном расположении духа: темные круги под глазами Саманты не шли у него из головы. Именно они подтолкнули Джона Томаса к принятию решения.
— Одевайся. Поедешь со мной, — приказал он и вышел на заднее крыльцо, даже не обернувшись проверить, слышала его Сэм или нет. — Мне нужно выезжать через пятнадцать минут, так что не возись долго.
Саманта с трудом проглотила застрявший в горле кофе и уставилась на Джонни.
— С чего бы это вдруг? — спросила она, но отвечать было уже некому.
Она поставила свою чашку на стол и вышла вслед за Джонни наружу. Капот его джипа был поднят: Джон Томас был занят доливанием масла в двигатель.
— Что все это значит? — поинтересовалась она, подходя к нему вплотную.
— Ты слишком долго пробыла здесь в одиночестве, вот что. Мне не следовало оставлять тебя здесь наедине с одним только Бандитом.
Саманта улыбнулась и скрестила руки на груди, не сознавая, сколь соблазнительной она выглядит, стоя босыми ногами в пыли, одетая в светлые джинсы и старую футболку Джона Томаса.
— Не спорь со мной, — продолжал он. — У меня нет времени.
— Да я ничего и не сказала, — дружелюбно ответила Саманта и повернулась, чтобы идти к дому.
— Что ж, прекрасно, — ответил он. Правда, по опыту было известно, что женщина всегда должна спорить, и если она не делает этого, следует быть настороже.
Масло капнуло на носок его сапога. Джон Томас посмотрел вниз и поморщился, глядя на каплю, растекавшуюся по коже.
— Точно в цель, — пробормотал он и стер масло тряпкой, которую держал в руке.
Пять минут спустя Джонни забрался в джип и, захлопнув дверь, устраивался в кабине до тех пор, пока не понял: больше задерживаться он не может. Его ладонь уже легла на центр рулевого колеса, готовая надавить на клаксон, когда Сэм вышла из двери.
Никаких предупреждений не требовалось. Саманта сделала то, что обещала. Она поспешила. Она была одета. И улыбалась. Он сглотнул, затем перегнулся через сиденье и открыл дверцу со стороны пассажирского места.
Она залезла в машину, захлопнула дверцу и начала возиться с ремнем безопасности. Через полминуты, подняв глаза, она невольно удивилась выражению лица Джона Томаса, которое он не успел поменять.
— Ну, чего мы ждем, Рождества? — спросила она и, не ожидая ответа, начала заправлять футболку в джинсы.
Джонни довольно усмехнулся. Было счастьем увидеть огонек жизни, вновь зажегшийся в ее глазах.
— И кто научил тебя таким колким словечкам, Сэм?
Она ответила ему улыбкой.
— Был у меня знакомый мальчишка, когда я была маленькой. У него был всегда готов ответ на любой вопрос — не важно, правильный или нет. Думаю, что-то от него передалось мне.
— Согласен, — кивнул Джон Томас и тронул машину с места.


Диспетчер Кэрол Энн невольно улыбнулась, следя за тем, как лицо ее босса постепенно заливается краской: женщина, которую он представил как Саманту, весело чмокнула его в щеку и собралась исчезнуть за дверью.
— Да, да, буду звонить каждые два часа, — повторила Саманта, зная, что подобное напоминание готово сорваться у Джона Томаса с языка. — Нет, я не буду брать конфеты у незнакомцев, не буду пить из городских фонтанов и заходить в общественные туалеты.
— Господи Иисусе, Саманта Джин, ну и язычок у тебя, — промямлил Джон Томас и нахмурился, услышав сзади восхищенное хихиканье Кэрол Энн.
— Кто бы говорил, — парировала Саманта с улыбкой.
Он вытолкал ее за дверь и проводил взглядом, завороженный тем, как техасское солнце отражается от ее волос, блестевших, словно полированные.
— Черт, до чего же ты хороша, — произнес он тихо и тут же возненавидел себя за подобное признание.
— О, Джонни, что за речи, — проворковала Саманта и поспешно отвернулась, чтобы скрыть бурю радости, охватившую ее от слов Джонни.
— Свяжись со мной в полдень, — напомнил он. — Если я буду не на вызове, мы сможем перекусить вместе.
Саманта обернулась. Улыбка на ее лице лишила его последней уверенности в себе, окончательно спутав все мысли. С трудом заметив ее согласный кивок, Джон Томас безмолвно следил, как она удаляется.


Монтгомери Тернер припарковался перед конторой шерифа как раз вовремя, чтобы увидеть хорошенькую женщину, машущую на прощание рукой его боссу.
Печальное выражение появилось на лице помощника шерифа, но, когда он выбрался из машины, оно исчезло.
— Доброе утро, шериф, — поздоровался Монти, ступив на тротуар.
Джон Томас так и подпрыгнул. Он даже не слышал, как подъехал его новый помощник. Он посмотрел сверху вниз на молодого человека и из-за этого не увидел, как Саманта завернула за угол и исчезла из виду.
— Смотрю, вы привезли вашу даму с собой в город сегодня? — сказал Монти. — Она собирается пройтись по магазинам?
— Полагаю, — ворчливо ответил Джон Томас и двинулся к офису. — И она не моя дама, — добавил он сердито, сам удивляясь, отчего так разозлился.
— Простите. Я видел, как вы были нежны друг с другом. Наверное, я сделал слишком далеко идущие выводы. Мог бы догадаться, что у дамы из Лос-Анджелеса не может быть ничего общего с техасским полицейским.
Уязвленный Джон Томас ринулся в офис, предоставив молодому помощнику следовать за ним. Через несколько минут Монти уже уехал. Начальник направил его расследовать случай возможного отравления скота на ферме Райта, что на выезде из Коттона.
Лишь через какое-то время после его отъезда Джон Томас вдруг задался вопросом, откуда Монтгомери Тернеру стало известно, что Саманта приехала из Калифорнии. Непонятный страх охватил его, но тут же прошел. Возможно, парню об этом рассказали в городе. В тесном маленьком городишке невозможно оградить свою частную жизнь от любопытных глаз.
— Я скоро начну шарахаться от собственной тени, если не возьму себя в руки, — пробормотал Джон Томас и швырнул пачку канцелярских папок в проволочную корзину на своем столе.
— Вы что-то сказали, шериф? — спросила Кэрол Энн из соседней комнаты.
— Ничего особенного, — ответил он и начал просматривать сообщения о поступивших телефонных звонках, одним глазом косясь на часы, а другим на дверь. Оставалось только сожалеть, что у него такая подозрительная натура. Пока Саманта бродит где-то по улицам, его воображение будет играть с ним в черта и дьявола весь день.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В глубине сердца - Сэйл Шарон



Очень понравился! Хотя и немного затянут! Ну вообщем 9 из 10
В глубине сердца - Сэйл ШаронМари
27.11.2011, 12.25





Ммм...класс... Полнейшее удовлетворение от прочитанного... Шшупперр..!!
В глубине сердца - Сэйл ШаронKathlin
17.03.2012, 18.18





Очень понравился. Герой - супер!
В глубине сердца - Сэйл ШаронНадежда
17.03.2012, 21.25





Получила море удовольствия.Супер.КЛАСС.
В глубине сердца - Сэйл ШаронГаля
31.07.2012, 18.15





За роман 100 балов...Супер
В глубине сердца - Сэйл ШаронМариша
8.12.2012, 20.28





"Яркая белизна его трусов" моя плакать)))
В глубине сердца - Сэйл ШаронЛунтик
18.06.2013, 17.03





Лунтик,ты меня насмешила своим выражением "моя плакать"от белизны его трусов.В других романах еще хлеще встречается:белоснежная шея(вроде не снегурочку описывают),громадные или крупные глаза.Каково это смотрится на красавице?Гротеск.А сей роман почитаю из любопытства.
В глубине сердца - Сэйл ШаронСкорпи
4.08.2013, 20.33





Ненавижу юношеские воспоминания. Это дерьмо. Убирайся. И скажи, чтобы принесли мой десерт. И это - НЕ ОН.
В глубине сердца - Сэйл ШаронЛайм
4.08.2013, 20.51





Вполне приличный роман.После романов,где в основном розовые сопли,слюни и любовные разборки между героями,почитать что-то иное очень даже интересно.Вообще нравятся романы,где любовь гл.героев начинается в детстве.И как обычно у всех авторш: пай-девочка из приличной семьи и мальчик-хулиган,который вопреки всему становится порядочным и законопослушным гражданином.Эх,если бы было так почаще в реальной жизни!9из10.
В глубине сердца - Сэйл ШаронСкорпи
6.08.2013, 0.04





Очень хороший роман. 100б
В глубине сердца - Сэйл ШаронМаша
28.01.2014, 21.46





Очень хороший роман. 100б
В глубине сердца - Сэйл ШаронМаша
28.01.2014, 21.46





Очень приличный роман! Даже не думала, что мне так понравится. Первая любовь никогда не забывается.....я это знаю, а после прочтения романа я даже поверила, что это может привести к семье и на всю жизнь!!!
В глубине сердца - Сэйл Шаронив
21.09.2014, 23.56





Хороший.Читайте..
В глубине сердца - Сэйл Шаронтоня
2.12.2015, 19.20





Очень понравился,10б
В глубине сердца - Сэйл Шаронларик
25.03.2016, 13.49





Роман понравился! Все романы Сэйл Шарон rnчитаются очень легко и с удовольствием. Читайте.
В глубине сердца - Сэйл ШаронНина
12.11.2016, 20.19





Роман понравился! Все романы Сэйл Шарон rnчитаются очень легко и с удовольствием. Читайте.
В глубине сердца - Сэйл ШаронНина
12.11.2016, 20.31





Роман понравился! Все романы Сэйл Шарон rnчитаются очень легко и с удовольствием. Читайте.
В глубине сердца - Сэйл ШаронНина
12.11.2016, 20.32





Хороший роман , понравился .
В глубине сердца - Сэйл ШаронMarina
13.11.2016, 18.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100