Читать онлайн В глубине сердца, автора - Сэйл Шарон, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В глубине сердца - Сэйл Шарон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В глубине сердца - Сэйл Шарон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В глубине сердца - Сэйл Шарон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйл Шарон

В глубине сердца

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Сэм просыпалась медленно. На секунду, пока глаза еще были закрыты, ей показалось, что вот-вот послышится голос матери, зовущий ее вставать, так как она опаздывает в школу.
Знакомые запахи поджариваемого бекона, бульканье кофе и свежий ветерок, струившийся через открытое окно, подсказывали, что она снова дома, в Коттоне. Саманта зарылась лицом в подушку, не желая расставаться с уютом постели, и улыбнулась в полусне шелесту соснового леса. Но тут она вспомнила о Джонни и о том, где находится и почему.
Она действительно была в Коттоне или так близко к нему, что разница практически не ощущалась. Позднее она узнает, что дом Джонни Найта стоит меньше чем в двух милях от городской черты Коттона. Всего в нескольких милях к юго-востоку располагается Раек — административный центр графства Чероки. Но вернулась Саманта не погостить, а восстанавливать здоровье. Что ни говори, а помирать в ее возрасте было противоестественно.
Она перекатилась на спину, потянулась и зевнула, затем открыла глаза и вздрогнула от удивления. Она никак не могла решить, что лучше: испепелить его взглядом или откинуть простыню и пригласить присоединиться к ней. Он стоял в дверном проеме, наблюдая, как Саманта спит.
— Доброе утро, Сэм, — произнес он мягко и сделал большой глоток кофе из кружки, которую держал в руке. Затем Джонни медленно проглотил напиток, тем самым сумев избежать каких-либо комментариев, за которые мог бы схлопотать по физиономии. Он отдавал себе отчет в некоторой беспардонности своего прихода сюда. Джонни надо было заглянуть к ней, как собирался, и затем удалиться, предоставив Сэм просыпаться в одиночестве. Поначалу он просто хотел проверить, все ли с ней в порядке. Он вовсе не хотел задерживаться.
Но вид длинных черных волос, разметавшихся по белой подушке, вздернутого носика, уткнувшегося в простыню, и соблазнительных очертаний умиротворенно раскинутых стройных ног и изящных рук глубоко спавшей Саманты просто заворожили его. Он был не в состоянии двинуться с места.
Саманта рывком натянула простыню до подбородка и бросила на Джона Томаса взгляд, который, ей хотелось верить, должен был сойти за убийственный. Ей было невдомек, что Джон Томас скорее воспринял его как приглашение. Ее веки слегка припухли со сна, а губы были нежными и такими же беззащитными, как и выражение ее глаз.
— Когда оденешься, будем завтракать, если ты проголодалась.
Саманта нервно сглотнула. Она бы съела его самого, такого аппетитного в своих низко сидящих потертых джинсах и рубашке навыпуск, застегнутой лишь наполовину. Глядя на копну густых черных волос, обрамлявших его лицо, Сэм заподозрила, что он пренебрегает расческой и пользуется вместо нее собственной пятерней.
Она все же сумела кивнуть.
— Хорошо ли тебе спалось? — спросил он, все еще не двигаясь с места, не в силах или не желая освободить место, необходимое Саманте для того, чтобы выбраться из кровати.
— Да, спасибо. Спалось отлично. А сейчас уходи, Джонни, дай мне одеться. — Она улыбнулась. — Или мне следует обращаться к тебе «Джон Томас», раз ты теперь такой важный и серьезный?
— Зови меня так, как тебе нравится. Ты ведь всегда так делала.
Сэм задумалась было над подтекстом его заявления, но тут же решила не развивать дальше свою мысль. Скрестив руки на груди, она вопросительно изогнула брови и пристально посмотрела на Джонни, ожидая, когда он двинется с места.
Джонни ухмыльнулся.
— Намек понял. Но лучше поторопись, пока Бандит не сожрал все, что осталось от завтрака.
Саманта встрепенулась.
— Кто это — Бандит?
Джон Томас кивнул в сторону низкого открытого окна рядом с ее кроватью, предвкушая удивление Саманты. Но все произошло совсем не так, как он ожидал, и Джонни сразу вспомнилось, что Саманта всегда умудрялась делать все по-своему, без всяких ссор.
Сэм взвизгнула от неожиданности при виде морды в окне. Огромная коричневая гончая с обвислыми ушами и самой грустной мордой, какую она когда-либо видела, уставилась на девушку из рамы окна. Язык пса вывалился из пасти набок, а карие глаза с просительным выражением напряженно смотрели на Саманту, словно вымаливая кусочек пищи, которой так вкусно пахло из дома.
Саманта сложила губы трубочкой и тихо свистнула, после чего позвала собаку по имени. Бандит, казалось, обрадовался тому, что его заметили. Саманта улыбнулась.
— У него твои глаза, — заметила она. Джон Томас рассмеялся.
— Твоя взяла, — сказал он, отсалютовав ее остроумию полупустой кружкой с кофе, и захлопнул за собой дверь, предоставив Сэм одеваться в одиночестве.
— Ну знаешь, — протянула Саманта, пристально глядя на здоровенного пса, продолжавшего торчать в окне. — Боюсь, что твои манеры ничуть не лучше, чем у твоего хозяина.
Но Бандит не шевельнулся, лишь облизнулся и сглотнул, после чего язык его вновь вывалился из часто дышащей пасти, но только с другой стороны.
— Я так и думала, — заключила Саманта и, тихо рассмеявшись про себя, начала выбираться из кровати.


— Ты готова, Сэм? — спросил Джон Томас, когда его джип уже почти подъехал к Коттону.
Он понимал, что возвращение домой, пусть вынужденное, все же волнительно для Саманты.
Когда она жила здесь, жизнь была такой простой: она была маленькой девочкой, и с ее семьей все было в порядке.
— Думаю, да, — ответила Сэм и с интересом стала вглядываться в знакомый пейзаж, когда они повернули на углу Четвертой и Дауни-стрит. Волнение отразилось в ее голосе. — О, Джонни! Он все еще здесь! — Радость в ее голосе заставила его улыбнуться.
— Конечно, Сэм. Неужели ты думаешь, что я привез бы тебя на твою родную улицу, чтобы расстраивать?
Саманта покачала головой и принялась вновь рассматривать широкую веранду маленького домика и шпалеры с восточной стороны, с которых тяжело свисали побеги глицинии и жимолости.
Джонни, правда, не собирался рассказывать Саманте, как часто он наведывался сюда и вспоминал девочку, что жила здесь много лет назад. Он также не хотел рассказывать ей, как потрясен был, вернувшись домой на похороны отца и обнаружив, что в доме живут чужие люди.
Саманта повернулась на сиденье и в волнении протянула руку. — Даже цветы те же самые.
— Скорее, похожие на те. Вспомни, сколько времени прошло.
— А кажется, все было только вчера, — произнесла Саманта негромко и снова протянула руку. — Я всегда старалась открывать заднюю дверь потихоньку, когда убегала встречаться с тобой без маминого разрешения, но петли каждый раз так ужасно скрипели.
— Мне искренне жаль твоих родителей. Я знаю, как близки вы были. Ты, должно быть, сильно тоскуешь по ним.
Саманта медленно кивнула, вспоминая ровное течение своей жизни и длинные тягучие летние дни. Дни, когда ей казалось, что она останется ребенком навсегда и ничто не изменится в устоявшемся порядке вещей.
В этот момент из дома выскочила маленькая девочка, очевидно, сбежавшая от чего-то или кого-то внутри. Она обернулась к двери: тонкие светлые волосы развевались на бегу, и улыбка удовольствия сияла на лице.
— Смотри! — воскликнула Саманта и указала на девочку. — В моем доме живет семья с детьми.
Джон Томас усмехнулся.
— Да, я знаю. Но ты в жизни не догадаешься, кто они.
Сэм выжидательно посмотрела на него.
— Помнишь Хэнка Карвера?
— Того мальчишку, который довел меня до слез? Как я могу забыть его? Он был первым и последним драконом, которого убили ради меня. Ни одна девушка не забывает такого, Джонни. Даже если ей всего-навсего двенадцать лет.
Джон Томас в душе пожалел, что не может убить драконов, угрожающих ее жизни сейчас. Это было не так легко, как разделаться с Хэнком Карвером. Джонни наблюдал за Самантой уголком глаза, стараясь, чтобы она не догадалась, о чем он сейчас думает.
«Хотел бы я понять, как ты смогла так легко позабыть нашу любовь. Как ты могла лежать рядом со мной и любить меня так нежно, а затем уехать без единого слова?»
Но на незаданные вопросы невозможно получить ответа. А Джон Томас и не собирался спрашивать. Он давным-давно понял, что на вопросы можно легко получить ответы, которые тебе не понравятся.
— Джонни?
— М-м-м?
— А все-таки, за что ты разбил нос Хэнку Карверу?
Руки Джонни застыли на рулевом колесе, а память услужливо вернула его в тот день, когда ему впервые пришлось понять, что Саманта Джин может в один прекрасный день перестать быть его собственностью. Он приподнял бровь.
— Ты уверена, что хочешь это знать?
Саманта нахмурилась.
— Конечно, иначе я бы не спросила.
— Я поставил ему фонарь, когда он заметил, что ты носишь лифчик.
Щеки Сэм залил легкий румянец, но ей все же удалось усмехнуться.
— И из-за этого ты разъярился?
— Ну, не совсем. Больше всего меня взбесило, что он заметил, как ты выросла, а я нет. Ты была моей, Сэм. Всегда. И всегда бу… — Джонни замолчал на середине фразы и уставился на дорогу перед собой. — Черт.
Его раздражение было беспричинным, как будто он винил ее в чем-то, однако Сэм знала точно, что все было наоборот.
— Поехали, — попросила Саманта. Тень, набежавшая на его лицо, озаботила ее, и ей захотелось разрядить атмосферу. — Покажи мне еще что-нибудь. Давай подъедем к нашей школе. А потом, если останется время, мы могли бы выехать за город и побывать на ферме старого Келлога, посмотреть, не созрела ли там ежевика. Ох, Джонни, помнишь, как мы ели ягоды и веселились?
— Для ежевики еще рано. Да, нам было весело, Сэм. Еще как. — «Возможно это были самые большие радости в моей жизни, Саманта Джин. Но они закончились, когда ты покинула меня».
— Как скажешь, — согласилась она. — Просто веди машину, а я буду смотреть. Мне достаточно и этого.
Джон Томас наблюдал за быстрой сменой эмоций на лице Сэм и думал, каким же надо быть абсолютно сумасшедшим, чтобы попытаться лишить жизни такое создание, как Саманта Карлайл. Он не мог представить себе мир без нее.
Сквозь опущенное стекло джипа в кабину ворвался легкий ветерок и откинул с лица Сэм прядь волос. В старой футболке и закатанных до колен джинсах она казалась еще моложе, еще беззащитнее и, черт побери, еще женственнее. Их короткое путешествие по Коттону, должно быть, понравилось ей, но Джонни по-настоящему сомневался в том, понравилось ли оно ему, — он боялся, что начинает просто терять голову.


Новость о том, что маленькая Саманта Карлайл вернулась в город, разлетелась быстро; на каждом углу судачили о ней.
Джон Томас посчитал, что самым простым способом защитить Сэм будет рассказать всем, что с ней случилось. А быстрее всего это можно сделать, рассказав все Ангусу Уиверу. Ангус просто не мог хранить тайны, он моментально выбалтывал их.
Надо, чтобы люди знали: если в городе появится незнакомец, шериф должен сразу узнать об этом. Поэтому Джон Томас рассказал Ангусу все о письмах и других угрозах, которые получила Саманта в Лос-Анджелесе, добавив, что лос-анджелесская полиция не поверила в реальность опасности. Большего не потребовалось.
Обитатели городка приняли печальную историю близко к сердцу, посчитав себя обязанными помочь. И любой бедняга, имевший несчастье остановиться на бензоколонке Коттона или перекусить в придорожном кафе, начинал ощущать на себе зловещую недружелюбность местных жителей. Как-никак, Саманта была своей, коттонской девочкой, и кто-то угрожал ее жизни.
После того как все необходимые слова были сказаны, началось ожидание. И оно оказалось самым трудным делом.


Джон Томас посмотрел на будильник, стоявший на столике рядом с кроватью, и мысленно послал его к черту за напоминание о том, что придется промучиться в темноте еще по крайней мере четыре часа, пока не рассветет и он не сможет подняться, как полагается нормальному человеку.
Последние четыре дня были и лучшими, и худшими в его жизни. Было чудесно сознавать, что Саманта здесь, в его доме, но мучительно знать, что, когда наступит ночь, они простятся в полутемном коридоре и разойдутся по разным комнатам, лягут в разные кровати. Узы их детской дружбы были крепки, но теперь его влекло к ней по-другому, как к женщине.
Порой он замечал, как проявляются в ней прежние ребяческие черты, но почти все время это была взрослая женщина, сводившая его с ума. Мрак в ее глазах постепенно рассеивался, а улыбка на губах с каждым днем становилась все шире, особенно когда ей становилось весело. И то, что Сэм захватила с собой всего три смены одежды, вовсе не смущало его. Джону Томасу нравились те рубашки и джинсы, которые она побросала в свой рюкзак, собираясь в путь. Особенно он любил майки, облегавшие ее тело как раз в тех местах, которые бы он сам с удовольствием потрогал, если бы мог.
Джонни не знал, что Саманта замечает, как он смотрит на нее, когда думает, что она этого не видит. Он не знал, что она наблюдает за тем, как его любопытство перерастает в заинтересованность, как заинтересованность рождает желание. Узнай Джонни об этом, он тут же отмел бы подобное предположение, и Саманта сделала бы тоже самое.
Она считала, что ее Джонни был надежным и до болезненности щепетильным. И еще она поняла, что Джону Томасу Найту можно доверить все, в том числе и ее жизнь. Он доказал это, сразу приехав за ней. Сэм только не знала, можно ли доверить Джону Томасу — мужчине свое сердце.
Джонни любил ее, а затем обманул ее доверие. Увидев Джона Томаса снова, Сэм поняла, что так до конца его и не простила. Поэтому они кружили друг вокруг друга, осторожно и напряженно, пытаясь делать вид, что все в порядке.
За окном ухнул на дереве филин, и Джон Томас опять бросил взгляд на будильник. Не громко тявкнул на крыльце Бандит, напоминая тем, кто не знает, что вторгаться на его территорию запрещено.
В комнате напротив скрипнули пружины матраса. Даже отсюда Джон Томас услышал стон Сэм. Судя по тому, как она ворочалась и металась, ей опять снились кошмары. Он спустил длинные ноги с кровати и прислушался, тихо сидя в темноте. Услышав новый вскрик, Джон Томас в мгновение ока пересек коридор и оказался в комнате Саманты раньше, чем Бандит успел среагировать на шум.
— Нет! — кричала она. Саманта убегала. Ее ноги двигались, но ей казалось, что она стоит на месте. Руки, крепко схватившие ее за плечи, причинили острую боль. Дыхание преследователя, обжигавшее ей затылок, заставило Саманту рвануться вперед в отчаянной попытке выпутаться из простыней и избавиться от кошмара. И тут сильные руки мгновенно перенесли ее из ада в рай, выдернув из кровати.
— Саманта, милая. Проснись! Проснись! Это я, Джонни. Ты в безопасности. Я с тобой.
Он опустился на край кровати и посадил Саманту к себе на колени, раскачиваясь вместе с ней. Она обвила руками его шею, зарылась лицом ему в грудь, проглотив последнее рыдание.
Когда страх отступил и сознание прояснилось, Сэм вздохнула и прислонилась к его груди, обхватив себя руками, словно защищаясь. Она вовсе не боялась прикоснуться к Джонни, просто старалась успокоить неистово бьющееся сердце.
Он еще долго качал и баюкал ее, пока совсем не ушел страх.
— Ну как ты? — спросил он наконец глубоким голосом, нарушившим тишину в спальне. В эту минуту Саманта поняла то, в чем боялась себе признаться. Она поняла, что должна найти способ вновь обрести веру в этого человека, потому что если она расстанется с Джонни во второй раз, то никогда уже не будет сама собой.
Тепло летнего утра обволакивало обоих. Они словно растворялись друг в друге. И вдруг другое тепло заструилось между ними: пришло осознание того, что если они отдадутся своим чувствам, то это может привести к чему-то большему, чем просто наслаждение теплом друг друга.
Саманта заворочалась в его руках, почувствовав чуткую реакцию его тела. Она чуть слышно застонала и закрыла лицо руками. Сэм еще не была готова к этому, но беспокоиться ей не стоило. Джон Томас чувствовал то же самое. Ему тоже надо было изгонять своих демонов.
Он поднял Сэм с колен, нежно положил обратно в постель и вышел из комнаты без лишних слов. Думая, что рассердила его, Саманта была немало удивлена, когда буквально минуту спустя он появился вновь.
Яркая белизна его трусов и высокая мускулистая фигура отчетливо выделялись в дверном проеме. Старые воспоминания о том, как однажды их тела сливались в порыве любви и страсти, переполняли ее. У Саманты появилось сильнейшее искушение просто лечь на кровать и протянуть к нему руки. Но вместо этого она ждала, когда Джон Томас сделает первый шаг.
Он подошел ближе. Она даже уловила запах его тела и слабый, едва уловимый аромат мыла, оставшийся после душа. Она закрыла глаза, ожидая всего, но только не холодного полотенца, коснувшегося ее лица: Джонни протер лоб Саманты влажной тканью.
— Вот, милая, — нежно сказал он. — Это немножко успокоит тебя и поможет заснуть. «Черта с два!» — подумала Сэм.
— Плохая ночь, да?
— Была, но прошла, — ответила она и вздохнула, отдавая ему инициативу, как всегда делала в детстве. — Сейчас уже лучше. По правде говоря, я давно уже не умывалась. — Саманта улыбнулась, зная, что в темноте он не разглядит выражение ее лица.
Но Джон Томас уловил улыбку в интонации ее голоса и, бессознательно наклонившись, поцеловал ее в висок, где крошечные прядки волос, смоченные полотенцем, завивались, как у младенца.
— А еще дольше меня как следует не целовали на ночь, — добавила Сэм, едва дыша.
Он услышал, как изменился тембр ее голоса. Насмешка уступила место мольбе. Этому противиться Джонни не мог. Он наклонился немного ниже, и на этот раз его губы прижались к ее приоткрывшемуся в ожидании рту.
Джонни ощутил, как она задохнулась, судорожно втягивая воздух, и это было последнее, что он помнил. Ее руки обвили ему шею, сплетаясь на затылке, и Джонни услышал, как она тихо застонала, когда их тела соприкоснулись.
— Черт, — произнес он негромко и остановился, ощутив болезненные толчки в пояснице, вызванные желанием. Вот он лежит на ней, напряженный и страдающий. Этого не должно было случиться…
— Нет, Джонни. — Ее мягкий, чуть хрипловатый голос пригвоздил его к кровати и к Саманте так крепко, словно она привязала его. — Нет, мне вовсе не плохо. Наоборот, это было очень, очень приятно. Я просто не…
— Не говори ничего, Сэм. — Голос Джонни стал резким. — Я виноват, что потерял контроль над собой, и обещаю, что это больше не повторится. Я не хочу обжечься второй раз.
Застонав, он скатился с Сэм и встал с кровати, мужественно стараясь не замечать выпуклости между ногами и пустоты в руках.
Он вышел за дверь не оглядываясь, и Саманте осталось лишь удивляться, почему он так рассердился. Ведь это ее бросили, не его.
Ей казалось, что она никогда не уснет. Но стоило закрыть глаза, как сразу же навалился сон, и вместе с ним вернулись воспоминания о прикосновениях мужских рук и губ, тяжести его тела, жара, охватившего их обоих.


Утром сам воздух, казалось, стал другим, так как наполнился все растущим пониманием между ними. Дни текли ровно, и Саманта сначала на минуты, а затем и на целые часы стала забывать, что кто-то жаждет ее смерти. Однако она никогда, никогда не переставала быть настороже.
Каждое утро, после того как Джон Томас уезжал на работу, Саманта оставалась дома одна. Единственным серьезным делом для нее был выбор блюда, которое надо приготовить на ужин. На работе Джон Томас теперь злился на задержки и бумажную волокиту, оттягивавшие приезд его нового помощника. Ведь когда он возвращался домой, Сэм ждала его.
Они успокоились, настороженность ослабла, и поэтому, когда началась паника, Джон Томас воспринял ее так, словно она была неожиданностью для него.


— Кэрол Энн, соедини меня, пожалуйста, с Сэм, пока я подписываю эти бумаги.
Диспетчер, улыбнувшись, потянулась к телефону. Шериф Найт стал совершенно другим человеком после возвращения из Калифорнии в компании со своей старой подругой. Если раньше он практически жил на работе, то теперь, как все нормальные люди, не мог дождаться конца рабочего дня.
Набрав номер, Кэрол Энн стала ждать, предполагая, что через два-три гудка услышит низкий, протяжный голос Саманты Карлайл. Но этого не произошло. Кэрол Энн нахмурилась и после десятка или более гудков разъединилась и попробовала опять, думая, что, возможно, неправильно набрала номер.
На этот раз она насчитала двадцать гудков, прежде чем повесила трубку. Шокированное выражение на лице диспетчера сразу передалось шерифу, когда Кэрол Энн сообщила:
— Она не отвечает.
Джон Томас нахмурился.
— Попробуй еще раз, может, ты ошиблась номером, — приказал он.
— Я уже пробовала.
Он выхватил трубку из ее руки и набрал номер сам — и на этот раз потерял счет гудкам. Равнодушные звонки бились и бились в его ухо.
Кэрол Энн не удивилась, когда шериф швырнул трубку на рычаг и заявил, что едет домой. Нужно было быть совсем дурочкой, чтобы не заметить, как волновало шерифа Найта присутствие гостьи в его доме. В зависимости от настроения он становился либо настороженным, либо разъяренным при упоминании ее имени.
Джон Томас все время помнил, что причиной появления Саманты в Техасе была угроза ее жизни. Но последние дни казались такими спокойными, что она могла забыть обычную осторожность. А если ее жизнь действительно в опасности, одной ошибки будет достаточно.
Своему джипу, стоявшему за зданием, он предпочел патрульную машину, решив, что ему понадобится более скоростная машина, и в то же время молясь, чтобы это оказалось не так.
Через несколько секунд он был уже за пределами города. На полном ходу свернув на дорогу, ведущую к дому, Джонни подумал, что они оба стали слишком беспечными. Выровняв машину, которую занесло на повороте, он прибавил скорость, не обращая внимания на спазмы в желудке и тяжесть на сердце. Джон Томас не мог представить себе, что потеряет Саманту. Только не теперь. Не теперь, когда он снова нашел ее. И хотя сознание подсказывало, что она не принадлежит ему, Джонни отбросил эту мысль и еще сильнее надавил на педаль акселератора.
Подъехав к дому, он выпрыгнул из машины раньше, чем улеглась поднятая ею пыль, бросился к двери и, распахнув ее ударом ладони, побежал по комнатам, громко зовя Саманту. Ответом на его крики было лишь эхо собственных шагов. Тишина в доме лишь усугубляла его тревогу.
Джонни дважды обежал весь дом, прежде чем окончательно понял, что ее здесь нет. Все было на месте, кроме Сэм.
Он выбежал на крыльцо и остановился, напряженно вглядываясь в стену деревьев, окружающих дом. Впервые за свою жизнь он подумал о них не как о защите и ограде, а как о месте, где мог спрятаться неизвестный.
Джон Томас сложил ладони рупором, намереваясь выкрикнуть ее имя, но тут увидел их, идущих через скошенный луг за дорогой, и почувствовал, как вся кровь в его теле стекла в ноги.
Джонни затрясло, он попытался сдвинуться с места. Но облегчение оказалось столь сильным, что некоторое время он был просто не в состоянии шевельнуться.
Легкий ветерок, дувший от густой рощи, играл волосами Саманты, бросая пряди ей на лицо. Она рассеянно пинала пыль у себя под ногами, время от времени подбирая веточку, чтобы бросить ее вперед, к великому удовольствию Бандита, который немедленно кидался за «игрушкой».
На Саманте были поношенная, когда-то голубая, футболка и джинсовые шорты, обнажавшие длинные ноги; волосы были собраны в конский хвост. Он увидел, как Сэм нагнулась в высокой траве и подняла палку, затем размахнулась и швырнула ее вперед. Задрав голову, девушка следила за траекторией полета, затем восторженно захлопала в ладоши, когда Бандит рванулся вслед за палкой. Улыбка, которой Саманта провожала собаку, вызвала у него боль. Джон Томас глубоко вздохнул и медленно двинулся ей навстречу.
Сэм подняла глаза. Увидев Джонни, идущего через луг, она махнула ему рукой и побежала навстречу.
— Привет, — сказала она, остановившись перед ним, слегка задыхаясь от бега. — Я не знала, что ты приедешь домой.
— Ты не отвечала на телефонные звонки, — произнес он тихо.
Она подняла глаза, удивленная глубиной чувств, открывшейся в этих нескольких словах, и поняла, как он испугался.
— Прости, — быстро извинилась она. — Мне просто надоело сидеть внутри, совсем одной. А снаружи было так хорошо… Я подумала, что ничего не случится, если я…
Он пожал плечами.
— Я среагировал слишком бурно. Все в порядке.
Но она знала, что не все в порядке.
— Мы ходили к ручью, — сказала она, показав рукой на Бандита, подбежавшего в этот момент и положившего к ее ногам найденную палку.
Джон Томас был околдован ею. Глаза Саманты отражали синее небо над головой. Капелька пота выступила на виске и потекла вниз по шее к вороту футболки. Джонни завороженно следил за ее маршрутом, думая, что скоро она исчезнет в…
Он вовремя спохватился и увел свои мысли с извилистой тропы вожделения, на которую они чуть было не стали.
— Кто из вас бегал за дичью, а кто прокладывал путь? — спросил он.
— Что ты имеешь в виду?
— Вы с Бандитом выглядите так, словно оба гоняли зайцев. И ты, и он взмокли, разгорячились, ваши хвосты в пыли. Ясно как Божий день, судя по грязи на твоих ногах, что ты побывала в самом ручье. — Джонни слегка усмехнулся. — Простая полицейская наблюдательность.
Ее рот приоткрылся от изумления. Она посмотрела на Бандита, потом на свои ноги и рассмеялась. Сэм смеялась заразительно, откинув голову, и от этого смеха у Джона Томаса подвело желудок. Стоя в полдень посреди скошенного луга, Джон Томас ощутил, как качается под ним земля.
Чтобы не поддаться искушению схватить ее на руки и опустить на траву, Джонни наклонился, стряхнул пыль с ее колен и махнул шляпой Бандиту, предлагая всем идти к дому.
Позднее они сидели в тени на ступеньках крыльца, уплетая сандвичи с лимонадом и бросая кусочки псу, нежившемуся на прохладной земле в тени высокой сосны рядом с крыльцом.
С крайней неохотой Джон Томас все же решил возвратиться в Раек.
— Полагаю, мне пора обратно на работу, — сказал он и испытал легкое удовлетворение при виде расстроенного выражения на лице Саманты. Она была так явно удручена, что Джонни, не успев подумать, охватил руками ее голову и быстро прижался ртом к ее губам. Ее губы чуть приоткрылись от удивления, но поцелуй был таким крепким и требовательным, что мир закружился перед глазами Сэм, и она повиновалась его ласке, не думая противиться.
Он отпустил ее так же внезапно, как и обнял.
— Будь осторожна, черт побери, — пробормотал он низким голосом и побежал к машине с единственной мыслью в голове: ему надо убираться отсюда, пока он не натворил такого, о чем они оба потом будут жалеть.
В это время Саманта думала, что надо будет потом, когда она придет в себя и сможет связно мыслить, напомнить себе, что это был всего лишь поцелуй между друзьями.


Два дня спустя, на другом конце страны, в Лос-Анджелесе, совершенно иной взрыв разорвал тишину раннего утра в жилом комплексе, покрытом розовой штукатуркой. Стены покачнулись, вздрогнула земля, из квартир посыпались сонные испуганные жильцы, полагая, что началось землетрясение.
Только через несколько минут было замечено отсутствие каких-либо разрушений, кроме квартиры 214. Прибывшая вскоре пожарная бригада определила, что взрыв был подготовлен заранее. Когда же стало ясно, что бомба была с дистанционным управлением, замешательство и испуг жителей дома достигли высшей точки. То, что квартира принадлежала Саманте Карлайл, окончательно запутало дело.
Звонок в кабинете детектива Пуласки из лос-анджелесского полицейского управления раздался именно в этот момент.
— Пуласки слушает, — ответил Майк, прожевывая пирожное с кремом. Его цветущее лицо мгновенно побледнело, и, подавившись пирожным, он кашлянул, затем сделал большой глоток горячего кофе, чтобы проглотить вместе с жидкостью полученные новости.
— Вы уверены? — спросил он, быстро записывая то, что ему говорили. Несколькими минутами позже, повесив трубку, он пробежал глазами свои записи и выругался. Звонок привел его в ярость. Он, Майк Пуласки, почти никогда не ошибался. И ненавидел себя за ошибки, особенно за такие. Угроза безопасности и жизни Саманты Карлайл внезапно стала реальностью, и теперь ему придется жить с чувством вины и угрызениями совести. Она все это время говорила им чистую правду!
Вскоре Пуласки уже был на месте взрыва. И то, что он узнал, повергло его в настоящий шок. Остатки того, что было когда-то домом Саманты Карлайл, были разбросаны по всем трем комнатам квартиры и частично выброшены взрывом во двор.
У детектива были теперь все необходимые доказательства того, что ее жизни угрожает опасность, потому что только он один знал из первых рук, что мисс Саманта Карлайл, жительница Лос-Анджелеса, Калифорния, была теперь в надежных руках техасского шерифа. Она находилась за тысячи миль отсюда, когда остатки ее мира взлетели на воздух.
Майк Пуласки вернулся в управление, оставив экспертов из лаборатории собирать вещественные доказательства. Ему необходимо было позвонить, и этот звонок мог оказаться для него очень нелегким. Ему потребовалось несколько минут, чтобы отыскать карточку, которую бросил на его стол Джон Томас Найт. Найдя ее, Майк остановился, обдумывая, что скажет шерифу…
Разница во времени между Техасом и Лос-Анджелесом составляла два часа, поэтому он был уверен, что шериф уже давно на работе. Глубоко вздохнув, детектив набрал номер и стал ждать, когда шериф Найт снимет трубку…


— Когда? Вопрос прозвучал как громовой удар, и Пуласки, поморщившись, отодвинул трубку от уха.
— Сегодня утром, — ответил он и посмотрел на часы. — По вашему времени около десяти часов.
Джон Томас медленно втянул в себя воздух, прикрыл глаза и потер переносицу, пытаясь успокоить внезапно появившуюся головную боль.
— Что удалось выяснить на нынешний момент?
Пуласки вздохнул.
— Не много.
— Интересно, отчего это я не удивлен?
— Послушайте! Я совершил промах, не отрицаю. Но у нас отличные эксперты по взрывам. Если там хоть что-то осталось, они это найдут.
— А пока они рыщут по останкам жизни Саманты, что, вы думаете, я должен делать? Вы представляете, что с ней будет, когда она об этом узнает? Черт вас возьми, Пуласки, почему вы не поверили ей раньше, когда еще можно было все исправить?!
Пуласки вздохнул, вспомнив, как безразлично отнеслись руководители агентства, в котором работала Саманта Карлайл, к угрозам в ее адрес, особенно после того, как прошло довольно много времени и ничего не случилось. Тот факт, что он, Майк Пуласки, позволил их точке зрения повлиять на свою, самоуважения ему не прибавлял.
— Я хотел бы изменить то, что случилось, но это не в моих силах. Послушайте, шериф, я обычный человек, понимаете? Как и все мы. Все, что я могу вам сказать, — будьте настороже, особенно в отношении незнакомых людей.
Джон Томас коротко рассмеялся.
— Ну, это, Пуласки, будет не так уж и трудно. Каждый новый человек в нашем городке, где жителей меньше двух тысяч, будет на виду, как корова в стаде кастрированных быков.
От такого сравнения Пуласки только покачал головой, решив, что сказанное Найтом, возможно, что-то означает у них в Техасе.
— Ну хорошо, — сказал он. — Как только получу дополнительную информацию, я вам позвоню. Но пока вы должны исходить из того, что преследователь Саманты знает о ее отъезде и, без сомнения, пришел в ярость.
— Почему вы думаете, что он знает? — спросил Джон Томас. Предупреждение прозвучало неожиданно, и то, что за ним крылось, ему не понравилось. Совсем не понравилось.
— Потому что бомба лежала на ее кровати, вот почему. Наш штатный психолог сказал, что место расположения бомбы можно интерпретировать двояко. Взорвав кровать, убийца как бы хотел дать понять мисс Карлайл, что, перебравшись из нее в вашу, она все равно никуда от него не денется. Либо его просто взбесило то, что она уехала. Так или иначе, но он знает — Саманты Карлайл нет в Лос-Анджелесе.
— Сочувствую вам, — попрощался Пуласки и повесил трубку. Джон Томас, нахмурившись, осторожно положил замолчавшую трубку на рычаг и закрыл лицо руками.
— Дерьмо собачье.
— Плохие новости? — поинтересовалась Кэрол Энн.
Джон Томас улыбнулся. Но радости в улыбке не было заметно. При взгляде на лицо шерифа диспетчер невольно поежилась.
— Черт побери, Кэрол Энн, разве в этом деле могут быть хорошие новости?
Хлопнув дверью, Джон Томас пошел к своему джипу. Меньше всего на свете ему хотелось ехать домой и рассказывать Саманте то, что он недавно узнал, и видеть, как гаснет улыбка на ее лице.
Однако выбора у шерифа не было. Еще до окончания сегодняшнего вечера его новости вновь поселят страх в ее душе.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В глубине сердца - Сэйл Шарон



Очень понравился! Хотя и немного затянут! Ну вообщем 9 из 10
В глубине сердца - Сэйл ШаронМари
27.11.2011, 12.25





Ммм...класс... Полнейшее удовлетворение от прочитанного... Шшупперр..!!
В глубине сердца - Сэйл ШаронKathlin
17.03.2012, 18.18





Очень понравился. Герой - супер!
В глубине сердца - Сэйл ШаронНадежда
17.03.2012, 21.25





Получила море удовольствия.Супер.КЛАСС.
В глубине сердца - Сэйл ШаронГаля
31.07.2012, 18.15





За роман 100 балов...Супер
В глубине сердца - Сэйл ШаронМариша
8.12.2012, 20.28





"Яркая белизна его трусов" моя плакать)))
В глубине сердца - Сэйл ШаронЛунтик
18.06.2013, 17.03





Лунтик,ты меня насмешила своим выражением "моя плакать"от белизны его трусов.В других романах еще хлеще встречается:белоснежная шея(вроде не снегурочку описывают),громадные или крупные глаза.Каково это смотрится на красавице?Гротеск.А сей роман почитаю из любопытства.
В глубине сердца - Сэйл ШаронСкорпи
4.08.2013, 20.33





Ненавижу юношеские воспоминания. Это дерьмо. Убирайся. И скажи, чтобы принесли мой десерт. И это - НЕ ОН.
В глубине сердца - Сэйл ШаронЛайм
4.08.2013, 20.51





Вполне приличный роман.После романов,где в основном розовые сопли,слюни и любовные разборки между героями,почитать что-то иное очень даже интересно.Вообще нравятся романы,где любовь гл.героев начинается в детстве.И как обычно у всех авторш: пай-девочка из приличной семьи и мальчик-хулиган,который вопреки всему становится порядочным и законопослушным гражданином.Эх,если бы было так почаще в реальной жизни!9из10.
В глубине сердца - Сэйл ШаронСкорпи
6.08.2013, 0.04





Очень хороший роман. 100б
В глубине сердца - Сэйл ШаронМаша
28.01.2014, 21.46





Очень хороший роман. 100б
В глубине сердца - Сэйл ШаронМаша
28.01.2014, 21.46





Очень приличный роман! Даже не думала, что мне так понравится. Первая любовь никогда не забывается.....я это знаю, а после прочтения романа я даже поверила, что это может привести к семье и на всю жизнь!!!
В глубине сердца - Сэйл Шаронив
21.09.2014, 23.56





Хороший.Читайте..
В глубине сердца - Сэйл Шаронтоня
2.12.2015, 19.20





Очень понравился,10б
В глубине сердца - Сэйл Шаронларик
25.03.2016, 13.49





Роман понравился! Все романы Сэйл Шарон rnчитаются очень легко и с удовольствием. Читайте.
В глубине сердца - Сэйл ШаронНина
12.11.2016, 20.19





Роман понравился! Все романы Сэйл Шарон rnчитаются очень легко и с удовольствием. Читайте.
В глубине сердца - Сэйл ШаронНина
12.11.2016, 20.31





Роман понравился! Все романы Сэйл Шарон rnчитаются очень легко и с удовольствием. Читайте.
В глубине сердца - Сэйл ШаронНина
12.11.2016, 20.32





Хороший роман , понравился .
В глубине сердца - Сэйл ШаронMarina
13.11.2016, 18.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100