Читать онлайн Ставка на любовь, автора - Сэйл Шарон, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ставка на любовь - Сэйл Шарон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйл Шарон

Ставка на любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Отмокая в ванной, которую приготовил для нее Ник, Лаки старалась не думать о том, как легко было бы поддаться его настойчивым уговорам. Положив голову на край старинной ванны, она вытянулась, нежась в теплой воде. Ее слегка пугало, что ее, совершенно обнаженную, как в день появления на свет, отделяла от Ника Шено лишь закрытая дверь. Его решимость остаться с ней оказалась сильнее ее желания остаться одной. Она слишком устала от постоянного одиночества и страха.
Несмотря на длительное пребывание в теплой воде, мышцы ног и спины продолжали болеть, а в затылке, казалось, навечно поселилась мигрень. Из-за нападения Стива Лукаса ей предстояла ужасная ночь.
Мысленно решив не обращать никакого внимания на дожидавшегося в соседней комнате мужчину, он вышла из ванной комнаты в одной длинной футболке. Благодаря подаренной Флаффи соли для ванны от нее теперь изумительно пахло сиренью и еще чем-то по-детски чистым. Когда она вошла в гостиную, то была уже гораздо спокойнее, чем час назад.
Взглянув на ее болезненно бледное лицо и обширный кровоподтек на подбородке, Ник почувствовал острое желание набить морду этому негодяю, Стиву Лукасу. Впрочем, это уже было сделано, и ему оставалось лишь молча переживать.
— Ты голодна? — чуть хрипловато спросил он. В ответ Лаки отрицательно покачала головой.
— Я хочу лечь. У меня все болит…
Она сделала многозначительную паузу, ожидая, пока Ник попрощается с ней и уберется восвояси. Однако у него были совсем иные планы,
— Тогда ложись в постель, милая, — мягко произнес он.
— А разве ты?..
— Не прогоняй меня, — торопливо перебил он. — Обещаю не нарушать правил приличия, но должен же кто-то побыть рядом, пока тебе не станет лучше… Прошу тебя, позволь мне остаться. — Предупреждая ее решительный отказ в этой неожиданной просьбе, он торопливо добавил: — Обещаю не трогать тебя.
Он замолчал, но большие темные глаза продолжали молить ее о снисхождении. Неожиданно для себя Лаки вдруг почувствовала, что ей страшно оставаться одной.
— Но мой диван слишком мал для тебя, — смущенно пробормотала она.
— Ступай скорее в постель и не думай, где мне придется спать.
Молча кивнув. Лаки послушно скрылась в своей спальне.
Потом, лежа в темноте, она все еще чувствовала ласковые прикосновения его рук, когда он заботливо, почти по-отечески, укрывал ее одеялом. В комнате было слишком темно, чтобы она могла разглядеть выражение его лица, но зато она ясно почувствовала, как дрожали его пальцы.
Измученная событиями дня, она повернулась на бок и закрыла глаза. Спустя несколько секунд она спала крепким сном молодости.
А вот Нику не спалось. Он ходил от окна к окну, время от времени бросая невидящие взгляды на ярко освещенное ночное небо Лас-Вегаса и темные силуэты гор, со всех сторон окружавших город развлечений и порока. Перед его мысленным взором снова и снова прокручивалось воспоминание о насмерть перепуганной Лаки, выскочившей из коридора прямо в его объятия. Он закрыл глаза и снова, в который уже раз, видел, как из уголка ее губ сочится алая кровь, как расплывается под кожей на подбородке радужный синяк.
Из спальни в гостиную то и дело доносилось поскрипывание кроватных пружин. Очевидно, сон Лаки не был спокойным.
Так и не найдя себе места. Ник решил раздеться в надежде, что освобождение от тряпичных оков поможет хоть немного снять невероятное напряжение. Увы, это не возымело действия. Ник продолжал метаться по комнате, словно зверь в клетке, потихоньку сходя с ума от тревоги.
Спустя некоторое время он устал от этого бесполезного занятия и уселся на кухне с банкой содовой в руке. Потрескивание старых деревянных перекрытий действовало на него странным образом успокаивающе. Дом казался живым существом, сочувствовавшим всем незаснувшим.
Серый пиджак Ника висел на спинке кресла, под которым стояли его туфли. Шелковый галстук, совершенно неуместный в этом мире женских вещей, лежал на столе.
Нику не спалось. Не столько от чрезмерной усталости, сколько от чувства, в котором он не смел себе признаться.
Ему стало душно, но он не решался открыть окно, чтобы не потревожить сон Лаки. Вместо этого он стянул с себя рубашку и расстегнул ремень. Ему очень хотелось раздеться догола, до естественного человеческого состояния, однако он побоялся, что его застигнет в таком виде проснувшаяся Лаки. Он был уверен: это сильно испугает ее.
Диван оказался, как и предупреждала Лаки, совсем неудобным для сна, но это вовсе не огорчило Ника. Подложив под голову руку вместо подушки, он вытянулся на короткой кушетке, свесив длинные ноги, и закрыл усталые глаза.
Спустя несколько часов он повернулся во сне и… шлепнулся на пол. Внизу, в комнатах Флаффи, часы пробили три раза. Сонно проклиная свои длинные ноги и слишком миниатюрную мебель, Ник поднялся и, покачиваясь, побрел на кухню. Там он, склонившись над раковиной, ополоснул лицо холодной водой, позволяя каплям влаги свободно стекать по голой груди.
Освежившись, он взял полотенце, чтобы вытереть грудь, и вдруг услышал звук, который заставил его, забыв обо всем на свете, помчаться к спальне Лаки.
Несколько секунд он стоял, затаив дыхание, под дверью. Он ждал, прислушиваясь… Ему не хотелось зря беспокоить ее сон. И вдруг он снова услышал этот звук, доносившийся из-под двери. В нем слились воедино невыносимая боль и отчаяние…
Ник решительно распахнул дверь, одновременно опасаясь, как бы Лаки не прогнала его за столь бесцеремонное вторжение.
Она лежала под одеялом, свернувшись калачиком, и… горько плакала во сне.
— О Боже! — простонал Ник и одним прыжком очутился у ее постели,
— Лаки, милая… проснись, — бормотал он, нежно гладя ее мокрые от слез щеки.
Застонав, она произнесла чье-то имя, которое он не смог разобрать, и слезы снова хлынули из-под закрытых век. Проникавший сквозь портьеры свет луны помог ему увидеть ее дрожавшие губы.
— Черт побери, — проворчал он.
Спустя несколько секунд он уже лежал в ее постели, нежно обнимая безутешно плакавшую Лаки.
— Не плачь, детка, — шептал он. — Не плачь. Я рядом, и всегда буду рядом, если ты этого захочешь…
Именно в этот момент он вдруг осознал всю глубину чувства, которое питал к этой девушке.
Сквозь тяжелый сон Лаки слышала чей-то голос. В нем звучали понимание, утешение и сладкие обещания счастья. Лаки всем телом прижалась к человеку, лежащему рядом.
Тихо проклиная неспособность гасить в себе естественное мужское желание, удовлетворить которое было совершенно невозможно. Ник замер, закрыв глаза и стиснув зубы. Словно молитву, он мысленно твердил себе, что сейчас нельзя позволить ничего, кроме невинных объятий.
Странное дело, к нему очень скоро пришел сон. Наступил рассвет, по улицам загрохотали машины мусорщиков, но ни Лаки, ни Ник не слышали шума и не видели яркого солнечного света. Они крепко спали в объятиях друг друга.


Возвращение Лаки к реальности было медленным. Еще ни разу в жизни она не просыпалась, уткнувшись носом в обнаженную мужскую грудь. И первой ее мыслью было, почему она раньше не делала этого.
Под ее щекой была теплая загорелая кожа, крепкие мужские руки лежали на ее спине, под прижатым к груди ухом ровно и сильно билось сердце. Она смутно понимала, что должна была бы поинтересоваться, каким образом в ее постели оказался Ник Шено и почему она лежала в его объятиях, но ей было сейчас слишком хорошо, чтобы задаваться этими вопросами.
Почувствовав изменение в ритме дыхания и мягкое щекотание длинных ресниц Лаки, открывшей глаза, Ник понял, что она проснулась. Он был почти уверен: она непременно рассердится, увидев его в своей постели. Однако Лаки обманула его ожидания. Более того, она еще теснее прижалась к нему. Боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть Лаки, Ник молча наслаждался близостью с ней, зная, что очень скоро они расстанутся.
Почувствовав, что Ник тоже не спит. Лаки легко вздохнула. Он бережно отвел прядь волос с ее поврежденной щеки, чтобы рассмотреть, в каком она состоянии. Напрягшееся тело и участившееся дыхание свидетельствовали о том, насколько глубоко он переживал за нее.
— Какого черта ты лежишь в моей постели? — почти миролюбиво спросила Лаки.
— Доброе утро, милая, — прошептал Ник, нежно гладя ее плечо. Приподнявшись на локте, чтобы видеть ее лицо, он продолжил: — Тебе снились кошмары. Не мог же я равнодушно слушать, как ты плачешь во сне!
Лаки поспешно отвернулась, чтобы он не увидел, насколько глубоко она была тронута его заботой. В то же время ее жизненный опыт говорил, что доверие к мужчине равносильно непроходимой глупости.
— Для кого-то это утро, возможно, и вправду доброе, но если я выгляжу так же отвратительно, как чувствую себя, то вряд ли моим клиентам удастся сконцентрироваться только на игре…
С этими словами она демонстративно отодвинулась от него. Инстинктивно поняв, что ей необходимо чувствовать себя в полной безопасности, Ник тоже отодвинулся на край постели.
— Тебе не нужно выходить на работу, пока совсем не выздоровеешь, — мягко возразил Ник. — И это никак не скажется на твоей зарплате. Ведь ты получила травму, можно сказать, на рабочем месте.
— Как бы я хотела забыть обо всем, — тихо проговорила Лаки. — Мне кажется, я должна была предвидеть это. Стив Лукас начал свои грязные приставания с самого первого дня моей работы в казино.
— Жаль, я об этом ничего не знал, — сказал Ник. — Может, этот скандал удалось бы предотвратить.
Лаки пожала плечами.
— Сомневаюсь… К тому же Джонни любил говорить: «Что толку плакать над разлитым молоком? Этим делу не поможешь, только сырость разведешь».
Улыбнувшись, Ник хотел было прикоснуться к ней, но вовремя удержался.
— Жаль, я не был знаком с твоим Джонни. Кажется, он был здорово похож на моего отца.
— Вот уж нет! — коротко засмеялась она. — Существует громадная разница между Лас-Вегасом и Крейдл-Криком. Я даже отдаленно не могу себе представить, чтобы наши отцы или наши жизни были хоть чуточку схожи!
Нику не понравилось то, как она напомнила ему о его благосостоянии и своей бедности. Ответной реакцией был внезапный гнев.
— Факт рождения в бедной или богатой семье не зависит от самого человека. О людях надо судить по тому, что они сумели сделать за отпущенный им короткий срок пребывания на земле.
Лаки молчала, но в ее глазах блеснули непрошеные слезы.
Пожалев о собственной резкости, Ник решил сменить тему разговора:
— Спасибо, что позволила мне вчера остаться. Возможно, для тебя это не имеет никакого значения, но мне стало как-то спокойнее на душе.
Лаки смотрела на его губы. Она слышала его слова, но, удивительное дело, не поняла ни одного из них. Она была целиком поглощена созерцанием его губ, заставивших ее живо вспомнить те жаркие лихорадочные поцелуи, которыми они с Ником обменялись в ночь убийства Вуди-Минера.
— Типично женская черта, — усмехнулся Ник. — Ты совсем не слушаешь меня!
Слегка вздрогнув. Лаки вернулась к реальности и едва заметно улыбнулась:
— Я думала, именно так обычно ведут себя женщины.
Ник расхохотался и склонил голову, чтобы поцеловать Лаки. Это должен был быть совершенно дружеский поцелуй, ну разве что в щеку. На самом деле все вышло иначе. Казалось, всякий раз, когда он касался Лаки, его губы стремились к ее губам.
Вот и теперь вопреки первоначальным намерениям Ника его губы жадно прильнули к ее полураскрытому от неожиданности рту. Острота ощущения заставила ее на мгновение забыть обо всем на свете. Хрипло застонав от сдерживаемого желания, он стиснул ее в объятиях и перевернул на спину, оказавшись над ней. Все произошло так естественно, словно они уже много раз занимались любовью. Внутри каждого загорелся огонь страсти. Его стремительно набухавшее мужское естество грозило прорвать ткань брюк, а Лаки с удивлением ощутила горячую влагу между своими ногами. Ее руки блуждали по обнаженной груди Ника, с восторгом ощущая гладкую кожу и крепкие рельефные мускулы. Тем временем его руки жарко ласкали тугие полушария ее полных грудей. Их сердца бились все сильнее, дыхание становилось все более частым и прерывистым.
Но когда колено Ника осторожно раздвинуло ее бедра, касаясь узких нейлоновых трусиков, это слишком живо напомнило ей о вчерашней попытке Лукаса изнасиловать ее. Настроение было непоправимо испорчено, и Ник сразу же почувствовал это, мысленно проклиная себя за то, что поторопился.
— Я не хотел тебя обидеть, просто я без ума от тебя и мне очень трудно сдерживаться, — мягко произнес он, сдувая с ее лица непослушный локон. — Поверь, я никогда не причиню тебе зла. Прошу тебя, пожалуйста, не надо меня бояться…
Затаив дыхание, он ждал ее ответа.
Глядя на его трепетавшие ноздри и полные страсти потемневшие глаза, она неожиданно призналась в том, в чем ей не следовало бы признаваться мужчине.
— Знаешь, сейчас я была в твоей власти, и ты мог делать со мной все, что угодно, — тихо сказала она.
— Ни за что на свете я не стал бы насиловать тебя Госпожа Удача, — улыбнулся Ник, нежно гладя ее по щеке.
Покачав головой, она перехватила его руку, не позволив скользнуть ниже.
— Нет, ты не понял. Мне слишком легко в тебя влюбиться. Ник…
Он нежно потерся носом о ее шею, слегка целуя и дразняще покусывая мочку уха.
— Ты говоришь об этом словно о чем-то ужасном, — тихо сказал он.
— Я не могу любить тебя. Я никогда не полюблю игрока, — сказала Лаки, и в ее голосе явственно прозвучало искреннее сожаление.
Интересно, откуда у нее такое стойкое отвращение к игрокам? Ник еще раз убедился в том, насколько мало он знал женщину, лежавшую в его объятиях.
— А что в этом такого? — с недоумением спросил он. — Играю я очень редко, хотя и владею казино.
— Джонни был завзятым картежником. Он очень много играл и этим погубил не только себя, но и всю семью…
Ник сел в постели. Разговор принимал серьезный оборот. Он чувствовал, что между ним и Лаки быстро вырастала стена, которую он едва ли сможет преодолеть.
— Ты же сама работаешь в казино! Как же ты можешь огульно осуждать всех, кто… включая и меня!
— Тебя я не осуждаю, — сухо произнесла Лаки, поднимаясь с постели. — Просто я не хочу любить игрока.
У Ника болезненно сжалось сердце. Он никак не мог найти подходящих слов, которые дошли бы до ее сердца.
— А что, если ты ошибаешься? Может, нам не стоит разрушать все с самого начала? Давай посмотрим, куда нас приведет взаимное влечение,
— Я хочу стать подругой одного, а не всех. Мне нужна одна любовь к одному мужчине на всю жизнь, — отчетливо выговорила Лаки.
— Черт побери! А не слишком ли многого ты хочешь, детка? — неожиданно сердито спросил Ник.
Эти слова мгновенно возвели между ними прежнюю неодолимую преграду.
— Да, Ник, я хочу многого! И хочу все отдать тому единственному, кого полюблю! — выпалила Лаки.
«Этим человеком хочу быть я!» — было написано на лице Ника.
Но вслух он этого не сказал, поэтому ей не пришлось искать в себе силы для решительного отказа.
— Не знаю, почему ты так сильно ненавидишь игроков, да и ты сама, похоже, не готова мне об этом рассказать. Однако мне кажется чертовски несправедливым то, что ты судишь обо всех мужчинах по делам одного!
Он быстро вышел из спальни, не дав ей времени на возражения. Впрочем, она вряд ли нашлась бы с ответом. В его словах было слишком много правды.
— Куда ты? — неуверенно спросила она, следуя за ним к двери. Ей внезапно показалось, будто она сделала что-то не так.
— Домой, переодеться. Домой, чтобы проверить, как там отец. Домой, чтобы выяснить, не удалось ли полиции обнаружить новые сведения о человеке, который хочет меня убить. Как видишь, у меня полным-полно хлопот. Мой отец любит повторять: «Грешнику нигде не найти покоя». Наверное, я и есть тот самый грешник, потому что мне действительно нигде не найти покоя. Ведь ты считаешь каждого игрока грешником?
В его голосе прозвучало не только негодование, но и глубокая обида, что поразило и испугало Лаки. Значит, она и впрямь много значила для него?
— Ник, мне очень жаль, — прошептала она.
— Мне тоже. Лаки. Мне чертовски жаль, что… — признался Ник. Он был не в состоянии долго сердиться на нее. — Ладно, побудь дома, пока не почувствуешь, что снова можешь выйти на работу. Береги себя.
Она кивнула, изо всех сил сдерживая внезапно подступившие слезы.
Он уже почти вышел за дверь, но не выдержал и обернулся. Увидев, что глаза ее увлажнились, он вспомнил, как ночью она рыдала во сне, а он так и не узнал почему. Это заставило его вернуться, чтобы поцеловать ее на прощание.
Она инстинктивно приподняла подбородок, чтобы встретить его губы. Когда Ник поцеловал ее, земля ушла у нее из-под ног. Одно его прикосновение заставляло ее забывать обо всем на свете. Даже голова слегка закружилась.
— Маленькая упрямица, — проворчал Ник, с трудом отрываясь от ее губ. — Ты ошибаешься. Лаки Хьюстон. Ошибаешься насчет меня, насчет нас обоих. В один прекрасный день ты признаешься себе в этом, и тогда сама придешь ко мне. — Его губы скривила сардоническая усмешка. — И самое интересное знаешь что? Я уже с нетерпением жду этого дня…


Флаффи Ламон подвела Лаки поближе к окну, чтобы при дневном свете получше рассмотреть ее избитое лицо. Хозяйка была шокирована произошедшим с Лаки инцидентом, но все же не раз повторила ей, что она еще легко отделалась — могло быть гораздо хуже!
— Да… Пожалуй, за неделю все практически зажило, — бормотала она, поворачивая подбородок Лаки то в одну, то в другую сторону. От громадного синяка почти не осталось следа.
— Снаружи зажило, наверное, — вздохнула Лаки. — Зато внутри — страшная сумятица…
Флаффи озабоченно нахмурилась. Всю эту неделю она не без основания подозревала, что попытка изнасилования была не единственной причиной душевных мук ее молоденькой подруги.
— Не надо так делать, дорогая, — сказала она, разглаживая пальцами едва заметные морщинки на переносице Лаки. — От печальных гримас возникают морщины, разве ты этого не знаешь?
— Ах, Флаффи! — еще выразительнее скривилась Лаки. — Мне сейчас не до этого…
— Это ты сейчас так говоришь, когда у тебя нет ни единой морщинки! — недовольно фыркнула старушка. — Подожди! Доживешь до моих лет, пожалеешь о своей беспечности!
Дружески обняв Флаффи, Лаки задумчиво поглядела на выбившийся из прически старушки локон. На этой неделе цвет ее волос представлял собой нечто среднее между блондинкой и платиновой блондинкой, и назывался он «горячий мед».
— Если я доживу до твоих лет, надеюсь, я, как и ты, не потеряю интереса к жизни, — задумчиво сказала Лаки, поправляя прическу старушки.
— Ты это серьезно? — удивленно приподняла брови Флаффи.
Опустившись в кресло. Лаки уставилась в пол.
— Я сама не знаю… Иногда я чувствую себя совсем старой, а иногда — ребенком. Чуть ли не беспомощным младенцем. Я потеряла уверенность в своей правоте… Что это со мной?
Слова Флаффи оказались ледяным душем:
— Тебе нужен мужчина, детка. У тебя он был. Куда ты его дела? Ты ему далеко не безразлична, иначе он не стал бы сидеть около тебя всю ночь после того ужасного случая. Однако с тех пор он ни разу не навещал тебя. Что ты с ним сделала, черт возьми?
Лаки молча отвернулась, чтобы Флаффи не увидела всю горькую правду в ее глазах.
Старушка печально вздохнула. Такие мужчины, как Ник Шено, никогда по собственной инициативе не бросают таких женщин, как Лаки Хьюстон. В этом Флаффи была твердо убеждена.
Мягко погладив Лаки по плечу, она спросила:
— Ты прогнала его?
Та молча кивнула.
— Не хочешь сказать мне причину?
— Я не могу любить такого человека.
— Какого? Богатого? Имеющего собственное дело? Высокого, темноволосого, красивого? Да уж не спятила ли ты, детка? Он красивее самого известного киноактера послевоенных лет Тома Селека!
Руки Лаки непроизвольно сжались в кулаки. Ей было больно выслушивать доводы подруги. Она и сама прекрасно знала, насколько хорош Ник Шено. Насколько богат и сексуален. И насколько опасен для нее!
— У Тома Селека были усы, — пробормотала Лаки наконец.
Флаффи в отчаянии закатила глаза и воскликнула:
— Это все детали! Ты не видишь главного!
— Он игрок!
— Но ведь и ты работаешь в казино!
— Я боюсь любить его! — вырвалось у Лаки. — Мой отец тоже был заядлым игроком, и я любила его всем сердцем! И что? Мы чуть не погибли из-за него!
Флаффи нахмурилась и замолчала на некоторое время. Потом сурово произнесла:
— Знаешь, мне кажется, ты боишься любить не конкретно его, а вообще боишься любить кого бы то ни было. Ты опасаешься снова испытать боль разлуки или разочарования. Возможно, ты права… И все же я не могу доверять ему.
— Милая, слишком долгие размышления не приводят ни к чему хорошему. Поступай так, как тебе подсказывает сердце, а не разум!
Лаки рассмеялась сквозь слезы:
— Ах, Флаффи, что бы я без тебя делала?
Старушка прижала к себе голову Лаки и тихо произнесла:
— Нет, все наоборот. Что бы я без тебя делала, голубушка?
Благодарно улыбнувшись. Лаки поднялась с мест,
— Похоже, я и так слишком долго откладывав неизбежное. Можно мне воспользоваться твоим телфоном? Я хочу позвонить Мэнни и сказать, что завтра выйду на работу.
— Зачем ты спрашиваешь разрешения? — махнул рукой Флаффи. — Иди и звони!
Лаки пошла к телефону, а Флаффи, со вздохом посмотрев ей вслед, уселась в кресло, в котором только что сидела девушка. Внезапно она в полной мере ощутила свой немалый возраст и всю тщету человеческих усилий обрести желанное счастье.


Мэнни поставил ее в дневную смену, и Лаки была ему за это благодарна. Возвращение к обычному рабочему ритму будет для нее не таким болезненным, если ей не придется каждый день сталкиваться с невольными свидетелями ее схватки со Стивом Лукасом. Однако необходимость являться на работу к семи часам утра заставила ее перенастроить свои внутренние часы. В столь ранний час ее глаза были открыты, ноги послушно передвигались в нужном направлении, но мозг еще спал.
Кроме того, выяснилось, что люди, приходившие в казино до того, как другие завтракали, принадлежали к особой породе игроков.
Когда она входила в казино, ее колени дрожали. Ей не давала покоя мысль о том, что Стив Лукас может прятаться где-то поблизости, хотя она прекрасно осознавала нелепость такого предположения. Мэнни, который очень редко приходил к началу дневной смены, ожидал ее у дверей с радостной улыбкой на лице. Лаки знала, что он явился так рано специально для того, чтобы встретить ее в первый день возвращения на работу, и была ему за это чрезвычайно благодарна.
— Дорогая, ты уверена, что уже можешь приступить к своим обязанностям? — спросил он, продолжая улыбаться.
— Абсолютно! — отозвалась Лаки, стараясь говорить как можно бодрее. — Спасибо за то, что поставили меня в другую смену. Так мне будет проще войти в рабочий ритм.
— Ты должна знать, — посерьезнел Мэнни, — что Стив Лукас освобожден из-под следствия под залог. — Заметив, что девушка мгновенно побледнела, он поспешил добавить: — Не волнуйся! Здесь ты в полной безопасности. Охранники Ника ни за что не пропустят его в казино.
Лаки пожала плечами.
— Я вовсе не боюсь его. И теперь уже не испугаюсь, если кто-нибудь еще попытается…
Мэнни был несказанно удивлен силой духа этой девушки. Он был уверен, что любая женщина, вынужденная вернуться туда, где подверглась насилию, будет заливаться слезами и постоянно испытывать безотчетный ужас. Если бы он знал, что приходилось выдерживать дочери Джонни Хьюстона, то не был бы так удивлен, самообладанием Лаки.
— И все же спасибо за предупреждение, — спокойно добавила Лаки.
— Не за что. Ступай переодеваться. Желаю тебе удачного дня! — подмигнул ей Мэнни и долго смотрел вслед, пока она шла к служебной раздевалке мимо игровых автоматов.
— Лаки! С возвращением!
Лаки обернулась на голос. Это была Мейзи при полном параде. На ней была униформа официанток — короткая черная бархатная юбочка, из-под которой выглядывал кружевной край белоснежной нижней юбочки, узкий черный бархатный лиф с глубоким декольте, приоткрывавший полоску кожи на животе.
— Спасибо, — улыбнулась ей Лаки. — Я рада снова вернуться к работе.
Взяв поднос в другую руку, Мейзи оценивающим взглядом окинула Лаки:
— Ты ведь не из слабонервных, да?
— Честно говоря, я считала себя гораздо сильнее, чем оказалась на самом деле, — улыбнулась Лаки. — Но теперь все в полном порядке.
— Вот и слава Богу! Когда мне рассказали, что с тобой случилось, мне стало плохо! Знаешь, этот болван мне никогда не нравился. Говорят, хозяин одним ударом сломал Стиву челюсть. Похоже, он воспринял нападение на тебя как личное оскорбление, разве нет?
Заливший щеки Лаки румянец подсказал Мейзи, что она была права, подозревая о существовании между Лаки и Ником Шено далеко не служебных отношений.
— Вперед, детка! — улыбнулась Мейзи. — Он слишком долго бегал на свободе!
— Послушай… между нами нет ничего такого, — неуверенно пробормотала смущенная Лаки.
— Ну конечно, так я и поверила! — озорно подмигнула Мейзи и, взяв в руку полный поднос, двинулась по узкому проходу между игровыми автоматами.
— Кому коктейль? Кому кофе?
Смущенно улыбаясь. Лаки поспешила в раздевалку. У Мейзи были свои обязанности, а у нее свои.


Ник чувствовал себя совершенно опустошенным. Все, что он считал давно знакомым и почти родным, казалось ему теперь насквозь фальшивым. Каждый день он усилием воли заставлял себя являться в казино, заранее зная, что отсутствие темноволосой девушки-дилера сделает день невыносимо длинным и бессмысленным.
От гордости, которую он всегда испытывал за свой «Клуб-52», теперь не осталось и следа. Одного взгляда на хрусталь и бархат было довольно, чтобы вспомнить, на какие деньги отец построил это заведение. То, что мафии об этом не было известно и что Пол Шено анонимно вернул всю сумму с процентами, не имело для Ника значения. Привычный мир дал серьезную трещину, и он не знал, как ее устранить.
Возможно, Лаки Хьюстон права. Возможно, мир азартной игры действительно был слишком грязным и греховным. Однако иной образ жизни практически недоступен его пониманию. Это его бизнес, и другого он не знал.
В то утро завтрак с отцом прошел в натянутой атмосфере. Вынужденные день за днем жить под постоянной угрозой смерти, они оба не были расположены к беспечной болтовне о пустяках. Не успела служанка убрать со стола, как Ник заявил о своем намерении уехать на работу на целых два часа раньше обычного.
В «Клуб-52» он вошел медленно, с тяжелым сердцем. Проходя мимо игровых автоматов, он приветливо кивал и улыбался постоянным клиентам, мысленно отмечая тех, кто, судя по изможденному виду, провел у автоматов всю ночь. Завсегдатаев было легко отличить от новичков по наличию у них специальных перчаток. Опытные игроки знали, насколько грязными были монеты, и надевали на правую руку белую обтягивающую перчатку, чтобы защититься от инфекции, опуская одну за другой монеты в бездонную щель автомата.
В тот день новичков в казино было много, они сновали повсюду с сияющими глазами, раскрасневшиеся от возбуждения и ожидания выигрыша. Они бегали от автомата к автомату, от одного стола к другому, судорожно сжимая в руках пригоршни фишек или пластиковые футлярчики с монетами, в поисках того магического места, где их ждал сказочный выигрыш.
Ник сделал глубокий медленный вдох, впитывая такую знакомую атмосферу казино, и направился к лестнице, которая вела на второй этаж, в его офис. Плохо или хорошо, но «Клуб-52» был его родным домом, его жизнью.
Глубоко погруженный в мрачные размышления, он не сразу заметил в зале работавшую за одним из карточных столов Лаки. Собственно говоря, его внимание было поначалу привлечено не ее лицом, а голосом.
— Прошу делать ставки, господа!
Удивленно вскинув голову, он увидел за одним из двадцати карточных столов Лаки. Напротив нее сидели двое игроков, которые, судя по всему, не покидали этот стол всю ночь. Один из них, проиграв, устало поднялся с места и побрел прочь. Другой продолжал улыбаться, глядя на дилера остекленевшими глазами.
Появление Лаки на работе было для Ника столь неожиданным, что он на мгновение замер на месте, всего в нескольких шагах от ее стола. Потом, не думая о возможных последствиях своего поступка, он вынул из кармана двадцатидолларовую банкноту и решительным Шагом направился к свободному стулу за столом Лаки.
— Фишки на все! — сухо произнес он, протягивая дилеру двадцать долларов.
Автоматически протянутая за деньгами рука Лаки замерла в воздухе. Не смея поднять глаза, она видела перед собой длинные тонкие пальцы только что подошедшего игрока, которые выбивали замысловатую дробь по зеленому сукну в ожидании фишек.
Лаки показалось, что минуло не меньше часа, прежде чем ей удалось собраться с духом и взглянуть нового игрока, хотя прошло не более нескольких секунд. На нее с любовью смотрели его бархатные карие глаза и она мгновенно вспомнила такой же взгляд, но не карточным столом, а в ее постели всего неделю назад.
— Я хочу купить фишки, — повторил Ник. — Все красные, пожалуйста…
Лаки проворно отсчитала ему четыре пятидолларовые фишки слегка дрожащими пальцами.
Ник сразу поставил на кон все фишки. Этот символический жест не остался незамеченным Лаки. Он означало, что Ник принадлежал к тем мужчинам, которые занимали максималистскую позицию — или все, или ничего.
Ее глаза расширились от волнения, однако она продолжала хранить молчание, пока сдавала карты. Она надеялась, что другой игрок, сидевший за ее столом, не знал, что рядом с ним играл сам владелец казино.
С легким шелестом карты вылетали из колоды и со, щелканьем ложились на зеленое сукно перед игроками.
Ник не мог оторвать глаз от ее лица. Последний раз он видел ее с синяком, с неизбывной печалью и болью в глазах. Теперь, спустя неделю, на лице не осталось и следа от повреждений. Она как ни в чем не бывало вернулась к своей работе.
Когда Лаки неожиданно подняла на него взор, он на какое-то мгновение утонул в ее глубоких зеленых глазах.
Она быстро отвернулась, разрушив очарование этого мгновения, и Ник сразу пришел в себя. Царапины и синяки исчезли с ее лица, но внутреннее напряжение и крайняя осторожность остались. Для Ника это было совершенно очевидно.
— Я пас, — пробормотал сидевший рядом с ним игрок.
Только теперь Ник вспомнил, что сидит за карточным столом, и рассеянно взглянул на карты. Одна из них оказалась королевой червей. Интуицией человека, хорошо знакомого с игрой, он почувствовал, что вторая карта тоже будет хорошей.
Лаки смотрела на Ника, терпеливо ожидая его хода. Бросив мимолетный взгляд на вторую карту, он тут же перевернул обе лицом вверх и негромко произнес:
— Очко!
Огорченно вздохнув, второй игрок выложил на сукно свои карты и сказал:
— Все! Больше не играю.
Он встал с места, глядя, как дилер отсчитывает выигрыш более удачливому игроку.
— Э-хе-хе!.. Кто-то проигрывает, кто-то выигрывает… — подмигнул он Лаки. — Желаю вам хорошего дня, мисс! В этот раз Госпожа Удача улыбнулась не мне…
Уже уходя, он сунул Лаки в качестве чаевых несколько фишек. Помня о системе скрытых видеокамер наблюдения, она тут же опустила их в специально предназначенную для этого щель в столе.
— Спасибо, сэр! — тихо сказала она, но невезучий игрок уже ушел.
— Прошу делать ставки, сэр, — почти прошептала она, не глядя на Ника.
— На сегодня все, — спокойно сказал он, собирая со стола свои фишки и поднимаясь с места. — Сегодня мне повезло, и я не хочу больше испытывать Госпожу Удачу.
Лаки не могла поверить своим ушам. Он только что выиграл и больше не хочет играть? На его месте Джонни давно бы уже делал новые ставки, подсчитывая в уме несуществующий громадный выигрыш!
Чуть наклонившись вперед, Ник медленно опустил все фишки, одну за другой, в руки Лаки.
— С возвращением, детка, — тихо сказал он. — С возвращением!
Она смотрела, как он уходил в свой офис сквозь пелену навернувшихся непрошеных слез. Его последние слова были ей чрезвычайно приятны, хотя и слегка пугали. Они означали, что он действительно к ней неравнодушен.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ставка на любовь - Сэйл Шарон



вначале понравилось, но уже с середины пошла одна тоска... не захватило.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронелена
23.10.2011, 13.49





замечательный роман.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронкатя
13.05.2012, 2.03





захватывающая и интересная история красивые чувства главных героев мне очень понравился этот роман много испытаний пришлось вынести героям ошибки родителей могли сломать их но сила духа мужество прекрасное чувство любовь победило читайте и давайте свою оценку думаю многим понравится этот роман
Ставка на любовь - Сэйл Шароннаталия
13.05.2012, 11.38





а мне как раз показалась середина затянута, а конец написан более динамично, а в целом роман очень даже неплохой, хотя другие романы этого автора лучше
Ставка на любовь - Сэйл Шаронарина
1.09.2012, 20.49





Замечательный автор! Все книги читаются на одном дыхании. А трилогия "Дочери игрока" - великолепны.
Ставка на любовь - Сэйл ШаронМила
30.09.2012, 13.57





хороший роман, без розовых соплей почти))) Только вот героиня раз 10 сказала главному герою почему она не доверяет мужчинам увлекающимся азартными играми, а до него смысл только в конце дошел Странно Наверное главный герой Жираф- тугодум ))))
Ставка на любовь - Сэйл ШаронПупсик
18.02.2013, 13.35





Ф А Н Т А С Т И К А !!!!!!!!! в хорошем смысле . С У П Е Р !!!!!!!!
Ставка на любовь - Сэйл Шаронксю
15.04.2014, 16.51





Не скажу, что было не оторваться...., но не совсем плох. rnНачало бодрое, но вот развязка долго не происходила. Ну и совсем я приуныла, когда на страницах все три сестры появились - нереальные, блистательные, супер- мега красотки.
Ставка на любовь - Сэйл Шароноля-ля
20.11.2016, 20.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100