Читать онлайн Ставка на любовь, автора - Сэйл Шарон, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ставка на любовь - Сэйл Шарон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйл Шарон

Ставка на любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Лаки металась по постели, сражаясь с кошмарным сном. В который уже раз ей снился один из самых унизительных эпизодов ее ужасного прошлого. Не в силах терпеть, она громко застонала во сне.
— …Вы не заставите меня плакать! Никогда, не заставите меня плакать!..
Маленькая Лаки шла домой из школы, а за ней бежала стайка мальчишек, выкрикивавших в ее адрес оскорбительные слова. Она нагнулась за камнем, чтобы швырнуть его в противных мальчишек, и длинные черные косички больно ударили ее по щекам. Став первоклассницей, Лаки пришлось дважды сменить школу в течение одного учебного года. Быть дочерью заядлого игрока в нищем городке Крейдл-Крик оказалось постыдным, поэтому для нее каждый день был самой настоящей борьбой за выживание.
― …Твой отец шулер! Твой отец шулер!..
Воспоминания о детских обидах вызвали у спавшей Лаки горячие слезы. Будь это не во сне, она ни за что не позволила бы себе плакать. Но семилетней девочке подсознательно стыдившейся собственного отца, это было позволительно.
Продолжая заново переживать давние обиды, Лаки беспокойно металась по постели. Запутавшаяся в нога простыня сковывала ее движения, тем самым погружа ее все глубже в прошлое, когда каждый день жизни Крейдл-Крике был проверкой на прочность.
Тем временем события кошмарного сна продолжали разворачиваться. Мальчишки стали осыпать ее градом мелких камней, и Лаки во сне вздрогнула от резкой боли. Спасаясь бегством от мучителей, маленькая первоклассница наступила босой ножкой на торчавший посередине дороги острый камень и, не добежав до дома всего несколько футов, повалилась в дорожную пыль. Из пораненной ступни хлынула кровь, а мальчишки продолжали издевательски выкрикивать:
— Если тебя зовут Лаки, везучая, то почему же ты напоролась на камень?
Застонав, взрослая Лаки перевернулась на живот и спрятала лицо под подушкой, как тогда, в детстве, пытаясь укрыться от обидных слов.
— Где же твое везение? У тебя его нет! У тебя нет ничего, кроме никчемного папаши-шулера!..
— Мой папа не шулер! Мой папа не шулер!!! ― Ее гневный крик потонул в общем хоре вконец распоясавшихся мальчишек.
И тут внезапно появилась длинноногая рыжеволосая девочка. Это была ее старшая двенадцатилетняя сестра Куин, в груди которой уже билось бесстрашное сердце взрослой женщины, способной защитить своего ребенка.
— Прочь, маленькие негодяи! Марш по домам, трусишки! Как вам не стыдно всей толпой нападать на маленькую девочку, словно стая голодных собак!.. Прочь!..
Ошеломленные ее напором, мальчишки пустились наутек. Вытирая окровавленные колени младшей сестренки, Куини озабоченно рассматривала пораненную ногу, бормоча какие-то утешительные слова. Лаки чувствовала на щеке ее теплое дыхание… Это ощущение было невыносимо явственным. Застонав во сне, взрослая Лаки резко выдернула ноги из тисков скомканной простыни и счастливо улыбнулась, испытывая удивительное чувство невесомости. В ее детском сне Куин бережно взяла младшую сестру на руки. Лаки явственно ощутила прикосновение сильных рук к плечам и коленям, услышала ласковый голос сестры… И тут все внезапно исчезло!
— …Куини!!!
Почти проснувшись. Лаки резко выпрямилась в постели. По ее щекам текли горячие слезы. Еще не совсем вернувшись в реальность, она принялась оглядываться в поисках пришедшей ей на помощь сестры, но в комнате никого не было.
— О Боже, какой кошмарный сон, — простонала Лаки, с трудом поднимаясь с постели.
Босые ноги бесшумно двигались по старому ковру, устилавшему пол в ее спальне. Влажная от пота футболка неприятно липла к телу. Не долго думая Лаки стянула ее с себя через голову и бросила на спинку кресла.
Войдя в кухню в одних трусиках-бикини, она перебросила черные шелковистые волосы на одно плечо и, взяв из холодильника банку содовой, ловко открыла ее. Освежающая струя сильно газированной воды полилась В рот, и в носу приятно защипало от углекислого газа. Напившись, Лаки провела холодной алюминиевой банкой по разгоряченному лицу. Взглянув на часы, она поняла, что до рассвета еще далеко. Значит, она могла поспать еще немного. Однако после такого кошмара ей вовсе не хотелось возвращаться в постель. Плюхнувшись в кресло у окна гостиной, она поставила на подоконник банку с прохладительным напитком и, приоткрыв портьеру, стала задумчиво смотреть на предрассветное небо.
— Черт побери, Джонни что ты сделал со всеми нами… — Пробормотав эти укоризненные слова Лаки тут же недовольно скривилась, понимая всю их бесполезность.
Отец умер и давно похоронен. Всю свою жизнь он твердил, что удача отвернулась от него, потому что он потерял семейный талисман Хьюстонов, хотя на самом деле его сгубило чрезмерное пристрастие к азартным играм. Лаки много раз слышала от отца эту историю о том, как еще в молодости он проиграл какому-то карточному шулеру свой талисман, семейную реликвию Хьюстонов — дедовские золотые карманные часы. И в этой потере он винил
Вздохнув, Лаки сделала еще несколько глотков газированного напитка и тут же поморщилась — содовая стала совсем теплой.
Память снова вернула ее в прошлое. Она явственно вспомнила свои детские обещания отцу: «Я найду наш семейный талисман, папочка. Когда я стану совсем взрослой, я обязательно найду эти часы и верну их домой. Тогда нам больше не придется голодать…»
На глаза Лаки снова навернулись горячие слезы. В, ответ на ее обещания отец лишь смеялся…
— К черту! — сердито пробормотала Лаки, рывком поднимаясь с кресла. К чему рассиживаться и лить слезы о том, чего уже нельзя исправить? У нее хватало проблем, которые еще ожидали своего решения. Кто-то пытался убить ее босса. А пока он отбивался от убийц, ей приходилось отбиваться от его настойчивых ухаживаний…
Держа в руке полупустую банку с теплой содовой, она направилась на кухню, бормоча:
— Если мы не проявим достаточно благоразумия и осторожности, ни одному из нас не уцелеть.
Не желая понимать, что сказанные ею слова означали невольное признание ее все возраставшего чувства к человеку, которому она не доверяла. Лаки вылила в раковину остатки содовой, выбросила банку и направилась в ванную комнату, собираясь смыть наваждения прошлого.
Не включая свет, чтобы оттянуть момент возвращения в реальность, она стала готовиться принять ванну. Завернув волосы в тугой узел на макушке, она скрепила их пригоршней шпилек. Когда ванна наполнилась водой, Лаки сняла трусики и осторожно улеглась, позволяя воде касаться тех мест, каких еще не касался ни один мужчина. Потом она медленно погрузилась по самую шею и позволила себе расслабиться. Спустя нее сколько минут она уже пребывала в состоянии ПОЛНОЕ удовлетворения. Вот тут-то ее и настигло воспоминание о нежных объятиях Ника Шено. В самом низу живот мягко защекотало, и Лаки со стоном сжала бедра. Он, снова испытала восхитительное ощущение от прикосновения к его широкой груди и сильным плечам, вспомнила, как его мужское естество пыталось вырваться из ставших внезапно тесными брюк, вспомнила невероятный контраст между нежными руками и обжигающе страстными поцелуями. |
Внутри ее постепенно разгоралось пламя желания. Она была женщиной, и ей не чужды были естественные потребности в ласке и физической близости с мужчиной.
Однако ей казалось крайне опасным удовлетворение этих потребностей с Ником Шено.
Испытывая неприязнь к себе самой. Лаки вышла из ванной, позволяя каплям воды беспрепятственно стекать вдоль тела на резиновый коврик. Внутренний огонь не желал утихать, и каждое прикосновение жесткого махрового полотенца к ставшей сверхчувствительной коже лишь разжигало его.
— Да что это со мной? — простонала она, роняя полотенце на край ванны. — Этот человек мне даже не нравится! Почему я все время вспоминаю его?
Она обернулась, чтобы посмотреть на свое отражение в висевшем над раковиной зеркале. Со слегка запотевшей поверхности стекла на нее смотрело ее изменившееся лицо. Она почувствовала в Нике мужчину, который, как она подозревала, жаждал получить от нее то, что она еще не была готова ему дать.
После тех жарких поцелуев ей будет трудно снова хладнокровно взглянуть ему в лицо и уж вовсе невозможно вернуться к тем отношениям, которые связывали их до этого вечера. Откровенно говоря Лаки боялась их развития.


— Мне очень жаль, мистер Шено, но это все, что нам удалось выяснить о Дитере Марксе. Последний раз его видели приблизительно в 1950 году в Южной Америке, точнее, в Венесуэле. О его смерти ходили упорные слухи, но тела так никто и не видел.
Нахмурившись, Ник повесил телефонную трубку и только тут вспомнил, что даже не поблагодарил детектива за предоставленную информацию. Уил Арнольд был с ним предельно честен, что само по себе заслуживало благодарности. Каждый день в городе совершались гораздо более серьезные преступления, чем предполагаемое покушение на жизнь Ника или его отца, и Арнольд вполне мог отказать ему в помощи, посоветовав нанять частных детективов. И уж конечно, он имел полное право отказать ему в информации о Дитере Марксе. И все же Детектив отнесся к Нику весьма и весьма сочувственно, за что Ник был бесконечно ему благодарен.
Хуже всего было то, что сообщение о Дитере Марксе практически ничего не добавило к сложившейся картине. Предположим, он и впрямь мог глубоко ненавидеть его отца, но это все же не доказывало его непосредственную причастность к покушению на убийство. Полученная от детектива информация не помогла решить ни одну из имевшихся у Ника проблем.
Единственным выходом из создавшегося положения оставалось строжайшее соблюдение мер предосторожности. Было ясно одно: кто-то хочет уничтожить семью Шено любым способом, вплоть до убийства, ярким свидетельством чего послужила неудавшаяся попытка взорвать автомобиль Ника.
— Ник, кто это звонил? — спросил Пол, коляску которого Кьюби вкатил в библиотеку.
Ник хотел было что-нибудь соврать, потому что лишние переживания все равно не привели бы ни к чему хорошему. Однако, увидев любящие глаза отца, изменил свое решение. Окажись он на месте Пола, тоже хотел бы знать всю правду.
— Это был детектив Уил Арнольд. У него пока нет достоверных сведений о Дитере Марксе. В последний раз его видели в Венесуэле, а потом пришло сообщение о его смерти.
— Тогда кто же играет против нас? — слабым дрожащим голосом спросил Пол.
— Остается только гадать, — покачал головой Ник. Ободряюще похлопав отца по плечу, он сурово взглянул на Кьюби. — Как следует заботься об отце, пока меня не будет. Если понадоблюсь, я буду в казино.
— Все будет сделано как надо. Ник. Можешь на меня положиться, — твердо сжал губы Кьюби, одновременно выпрямив широченную спину и крепко сжав кулаки.
Удовлетворенно кивнув. Ник слабо улыбнулся:
— Я знал, что на тебя можно рассчитывать, Кьюби. Увидимся завтра утром.
С этими словами Ник стремительно вышел. Глядя вслед сыну. Пол мысленно проклинал старческую немощь, приковавшую его на всю оставшуюся жизнь к инвалидному креслу, а Кьюби делал вид, что не замечает отчаяния своего хозяина.


Эль Гато покинул свою асиенду в неописуемом гневе. Бледно-голубые глаза яростно сверкали. Его планы снова рухнули. Он дорого заплатил второму человеку, который должен был осуществить его план мести. Однако, как оказалось, он не умел держать язык за зубами, поэтому пришлось навсегда закрыть рот этому Вудро Москони. При мысли о том, как жестоко наказали провинившегося бандита, Эль Гато удовлетворенно ухмыльнулся.
Солнце припекло, и под ногами шедшего через рыночную площадь Эль Гато клубилась горячая пыль. На нем были белоснежный полотняный костюм и широкополая шляпа, скрывавшая глаза.
Несмотря на жару, рынок кишел продавцами и покупателями, чей громкий торг иногда перекрывали пронзительные вопли ребятишек, увлеченно игравших между торговыми рядами. В самом конце улицы оживленно толпилась большая группа мужчин, с азартом наблюдавших за бойцовыми петухами. Со всех сторон сыпались ставки.
По мере приближения к месту боя Эль Гато все отчетливее видел взлетавшие над головами мужчин петушиные перья, что было безошибочным признаком окончания боя. Острый запах мужского пота смешивался с приторным запахом свежей крови.
Внезапно раздался всеобщий вопль радости и разочарования одновременно. Похоже, один из петушиных боев закончился. Бездыханное тело побежденного петуха было брошено к забору.
Ноздри Эль Гато хищно раздулись, когда он окинул взглядом место жестоких мужских забав. Решив обойти толпу любителей петушиных боев, Эль Гато двинулся в сторону, но тут судьба преподнесла ему неприятный сюрприз.
— Победил Рохо! Рохо — король всех петухов! ― раздалось из толпы.
Однако медно-красному петуху было не суждено долго пробыть королем, потому что он тут же получил неожиданный смертельный удар острой шпорой своего противника. Предсмертные вопли петуха смешались с разочарованными стонами зрителей, которые стали постепенно расходиться — подальше от умирающего любимца.
Весь покрытый кровью, смешанной с горячей дорожной пылью, недавний победитель в последнем агонизирующем прыжке внезапно повалился прямо на белоснежные туфли Дитера Маркса. Ко всему прочему из порванной артерии петуха брызнул фонтан алой крови и залил низ полотняных брюк.
Толпа испуганно вздохнула, и наступила неожиданная тишина. Мужчин охватил нешуточный страх, когда они увидели побелевшие от гнева глаза Эль Гато.
Сначала щеки Дитера стали мертвенно-бледными, потом на них проступили багровые пятна гнева. Не моргнув глазом он достал из кармана небольшой пистолет и прицелился в бившегося в предсмертной агонии петуха. Раздался негромкий выстрел, и в воздух взлетели перья окончившего мучения медно-красного бойца. Многие из невольных свидетелей случившегося мысленно вознесли хвалу Всевышнему за то, что пристреленной оказалась птица, а не они сами.
— Грязная забава, — тихо процедил Дитер и, спрятав пистолет в карман, удалился прочь.
Спустя несколько секунд о произошедшем напоминали лишь лужицы темной петушиной крови в придорожной пыли.


Лаки вбежала в казино «Клуб-52», поглядывая на часы. Ее автобус застрял в дорожной пробке, поэтому она чуть не опоздала на работу. Смена должна была вот-вот начаться, а ей надо было еще успеть переодеться.
Обычно она очень бережно обращалась со своими длинными волосами, но теперь ей было не до них. Быстро стянув с себя верхнюю одежду, она буквально впрыгнула в брючный костюм дилера, мысленно молясь, чтобы не отскочили пуговицы и не заела ни одна застежка-молния.
— Привет, Лаки! — сказала Мейзи.
— Привет! — коротко ответила та, продолжая одеваться с лихорадочной поспешностью.
Лаки была едва знакома с Мейзи, которая работала в казино разносчицей коктейлей. Как правило, они встречались в раздевалке, потому что смена Мейзи кончалась как раз тогда, когда начиналась смена Лаки. Однако ей всегда казалось, что при ином стечении обстоятельств они могли бы подружиться. У Мейзи были маленькие дети, поэтому она заканчивала работу в три часа дня.
— Тебе стоит поторопиться, — проговорила Мейзи. — Двое твоих постоянных клиентов уже поглядывают на часы.
— Ну почему это всегда случается именно со мной? — простонала Лаки, зная наверняка, кого имела в виду Мейзи.
Из нескольких тысяч игроков, ежедневно приходивших в казино, двое самых настырных играли только за ее столом. Они были твердо убеждены, что выиграть могут только рядом с Госпожой Удачей, и никогда не ставили ни цента за другими столами.
Наконец последняя пуговица была застегнута, и аккуратный галстук-бабочка красовался на своем месте. Все было в полном порядке, и Лаки не хватило времени лишь на то, чтобы уложить волосы в обычный пышный узел. Все, что она успела сделать, — это соорудить подобие конского хвоста, стянутого на затылке тонкой черной ленточкой.
Стремительно открыв дверь раздевалки, она вышла в игровой зал и, не замечая восхищенных взглядов мужчин, как всегда, направилась к своему рабочему месту.
Заметив в толпе игроков высокую красавицу, Мэнни невольно улыбнулся. На ее лице было написано желание как можно скорее попасть к своему карточному столу — до начала смены оставалось всего несколько секунд. За те недели, которые она проработала в казино, Мэнни убедился в ее надежности и ответственности, поэтому незначительное опоздание было, с точки зрения Мэнни, вполне простительно. Тут он обратил внимание на шелковистую густую гриву черных волос, стянутых в хвост.
— Матерь Божья! — простонал он. — Как жаль, что она слишком молода, а я еще не слишком стар, чтобы не суметь оценить ее красоту… Для нее я слишком стар, конечно…
Потом он увидел, как Лаки едва заметно недовольно скривила губы при виде двух завсегдатаев, успевших занять привычные места за ее столом.
«Странно, — подумал он. — Работая в казино, она питает несомненное презрение к людям, которые изо дня в день приходят сюда, чтобы рискнуть собственными деньгами».
Пожав плечами, он переключился на других игроков и дилеров. Лаки Хьюстон, несомненно, принадлежала к числу настоящих красавиц, а таким разрешалось иметь причуды.
— Господа, прошу делать ставки, — раздался ее спокойный уверенный голос.
Проворно обменяв наличные игроков на разноцветные фишки, она стала сдавать карты. Потом, едва глянув на свои две, сделала знак начинать игру.
Первый игрок медленно провел краем карты по зеленому сукну. Это означало, что он просит третью карту. Выполнив его просьбу, Лаки спокойно смотрела, как он в отчаянии развел руками — перебор, проиграл! — и тут же ушел к другому столу. В этой партии победа осталась за казино.
Второй игрок пока не делал никаких движений, а третий, широко улыбнувшись, показал свои карты — ему повезло в первой же попытке набрать двадцать одно очко.
Медленными, но точными движениями Лаки расплатилась с выигравшим и выжидательно посмотрела на последнего игрока. Тот дважды переводил взгляд со своих карт на лицо Лаки, надеясь угадать, какие карты были на руках у дилера.
— Сэр? — вопросительно произнесла Лаки, давая понять, что настало время принимать какое-то решение.
Он покачал головой, отказываясь от третьей карты.
Оба открыли карты, и снова выиграло казино. Длинные ловкие пальчики Лаки проворно собрали со стола все фишки — она готовилась к новому раунду.
Вечер продолжался, игроки приходили и уходили, и чаевые Лаки постепенно росли. К концу смены набралось уже больше семидесяти пяти долларов.
Выйдя на галерею второго этажа, Ник следил за событиями в игровом зале, стараясь сконцентрировать все внимание на тех столах, где играли в «очко». Однако у него ничего не получалось, и в этом была виновата Лаки.
По какой-то одной ей известной причине она не стала, как обычно, укладывать волосы в пышный узел, а просто стянула их на затылке тонкой ленточкой, предоставляя возможность пышной шелковистой гриве свободно лежать на плечах и спине. Ему нестерпимо захотелось обнять ее. Воспоминания о том, как совсем недавно он держал в своих объятиях полуодетую Лаки и ее волосы мягко щекотали его ладони, вызвали в нем горячую волну желания, от которой чуть не дрожали ноги. Он представил себе, каким могло быть продолжение того вечера. Раздев, он уложил бы ее на белоснежную постель, и черные густые волосы рассыпались бы по подушке нежным шелковистым облаком. Потом они долго-долго, до полного изнеможения и удовлетворения, занимались бы любовью…
Погрузившись в сладкие видения. Ник не сразу заметил приход новой смены. Был уже двенадцатый час ночи, и Лаки внезапно скрылась из вида. Ее рабочий день закончился. Ник пожалел, что не заметил момента ее ухода из игрового зала.
«Что это с тобой? — тихо спросил он себя. — Разве у тебя нет ног? Спустись вниз и поздоровайся… или попрощайся, если ей это больше понравится…»
Не давая времени себе на раздумья, он чуть ли не вприпрыжку помчался вниз по лестнице, чего с ним уже очень давно не было.


Рабочее время Стива Лукаса давно закончилось, и ему пора было уходить. Однако Стиву не давал покоя неожиданный провал всех его планов насчет Лаки. Чего стоили ее недвусмысленный отказ и угрозы! Стив Лукас был по натуре чрезвычайно мстительным человеком. Нет, такая наглость не сойдет ей с рук!
Переодеваясь, Лаки не торопилась, поэтому последней покидала женскую раздевалку. На ней были новые обтягивающие джинсы, которые выгодно подчеркивали длину ее ног. Коричневые кожаные полуботинки на невысоком каблуке прибавляли ей роста, в чем она, впрочем, не нуждалась, и отлично гармонировали с плетеным кожаным поясом поверх белой рубашки с длинным рукавом.
Она выглядела словно живая картинка из журнала мод, но ее мысли были заняты совершенно иным. Последние два часа ее смены тянулись, словно похоронная процессия, и ей теперь хотелось лишь одного — принять ванну и хорошенько выспаться.
Она вышла из женской раздевалки, предвкушая близкий отдых. Усталость притупила бдительность, поэтому атака Стива застала ее врасплох.
Прежде чем она успела вскрикнуть, он крепко схватил, ее сзади, зажав одной рукой рот, а другой привлекая к себе. Несмотря на ее отчаянное сопротивление, ему удалось затащить ее в кладовую, расположенную рядом с раздевалкой.
В кладовой было темно и пахло моющими средствами. Стив с силой прижал ее к стене, раздвинул ноги коленом. За все это время он не сказал ни слова, но Лаки была абсолютно уверена, что нападавший был Стивом Лукасом.
Отлично понимая, что при первой же возможности Лаки станет кричать благим матом, он продолжал зажимать ей рот одной рукой и придавливать к стене своим немалым весом. Другая рука похотливо блуждала по всему ее извивавшемуся от отвращения телу.
Прижатая лицом к стене, Лаки не видела своего обидчика, и ей приходилось наносить удары вслепую. Один или два раза ей даже показалось, что она попала куда надо, однако нападавший не собирался ее отпускать, а сама она никак не могла вырваться из его цепких рук. Когда он начал ловко расстегивать ее пояс и джинсы, первоначальную ярость сменил леденящий ужас. Ей стало ясно, что Стив собирается изнасиловать ее.
Но тут судьба и пустое ведро вмешались в планы Лукаса. Отшатнувшись в сторону, чтобы увернуться от очередного пинка отчаянно защищавшейся Лаки, он попал ногой прямо в ведро и инстинктивно выпустил жертву, пытаясь сохранить равновесие. Это был шанс, которым нельзя было не воспользоваться.
Вложив все оставшиеся силы в последний пинок, Лаки пустилась бежать. Понимая, что она ускользнет, Стив отчаянно размахнулся. Удар пришелся вскользь по краю рта, и ей едва удалось сдержать крик боли. Долгие годы борьбы за существование научили ее никогда не сдаваться, поэтому она, несмотря на острую боль, продолжала двигаться в темноте к двери.
Когда ее пальцы уже нащупали дверную ручку, Стив схватил ее сзади за шею, а потом за волосы. Он хотел снова зажать ей рот, но не успел. Лаки отчаянно закричала. Испуг придал ей силы, и крик оказался неожиданно пронзительным. Стремясь как можно скорее заставить ее замолчать, Стив на мгновение отпустил ее волосы. В этот момент он был готов даже убить ее, только бы заставить замолчать!
Почувствовав внезапную свободу. Лаки развернулась и нанесла Стиву страшный удар кованым носком ботинка между ног, попав точно по адресу. Со сдавленным стоном мучительной боли он мешком повалился на пол, и Лаки поняла, что теперь он уже не скоро сможет снова преследовать ее. В одну секунду она выскочила за дверь и помчалась по коридору.
Тем временем Стив Лукас катался по полу, молясь, чтобы у него не отвалился пенис.
Отчаянный вопль перекрыл ровный гул толпы игроков в зале казино. Повисла тревожная тишина, и все стали оглядываться в поисках того, кто исторг этот ужасный крик.
У Ника перехватило дыхание. Он уже начинал беспокоиться, почему Лаки так долго не появляется из женской раздевалки, и тут раздались эти душераздирающие крики! Прошло всего несколько секунд, и он уже протискивался сквозь толпу, за ним по пятам следовал старший смены.
Стремительно выскочив из коридора Лаки тут же попала в крепкие объятия подоспевшего Ника. Когда он увидел, в каком состоянии Лаки и ее одежда, в нем мгновенно закипел ослепляющий гнев. Кто-то посмел ее обидеть!
Половина пуговиц на рубашке отсутствовала, и сквозь распахнутый чуть не до талии ворот ясно вырисовывались ее округлые высокие груди. Вид огромного кровоподтека на подбородке и капель крови, сочившихся из угла рта, привел его в неописуемое бешенство!
Закрыв Лаки своим телом от беззастенчивых взглядов любопытной толпы, он увел ее из зала в тот самый коридор, откуда она только что выскочила как ошпаренная. Подоспевшие охранники тем временем умело уговаривали зевак вернуться в зал.
Словно из-под земли появившийся Мэнни разразился таким потоком ругательств при виде порванной одежды и избитого лица Лаки, что у Ника от удивления открылся рот.
— Где он, дорогая? — требовательно спросил Мэнни.
— Кто это он? Ты хочешь сказать, что знаешь, кто обидел ее? — вырвалось у Ника.
Мэнни нахмурился, услышав тихий голос хозяина. Такая интонация всегда означала одно — крайнее бешенство.
— О Боже, Боже мой… — простонала Лаки, тщетно пытаясь взять себя в руки. — Мэнни… Мэнни, я не заметила, как он ко мне подкрался.
— Ради Бога! — зашипел Ник. — Скажет мне кто-нибудь правду наконец?..
В этот момент дверь в кладовую отворилась, и на пороге появился Стив Лукас. От неожиданности он оторопел — меньше всего он рассчитывал увидеть за дверью свое начальство. А когда до него дошло, что босс обнимал испуганную Лаки, то он лихорадочно забормотал:
— Она сама хотела этого… Черт, ей даже нравилось, пока я не…
Тяжелый удар хозяйского кулака пришелся между ухом и подбородком, сломав челюсть. Парализованный страхом и болью, Стив закрыл глаза, с ужасом ожидая возмездия разгневанного Ника Шено. Когда подоспевшие охранники увели его, он был только рад этому. Уж лучше оказаться в кутузке, чем один на один с самим хозяином!
— Вызовите «скорую помощь»! — приказал Ник, опасаясь, что у Лаки могут быть серьезные травмы в тех местах, о которых она предпочитала молчать.
С искаженным от муки лицом Лаки отвернулась, сгорая от стыда и сочувственных взглядов случайных свидетелей.
— Со мной все в порядке, — пробормотала она, нервно вздрагивая. — Он просто напугал меня до смерти…
И прежде чем Ник успел что-либо возразить, Лаки внезапно обмякла и повисла на его руках. Нет, это не был обморок, но состояние настолько близкое к этому, что отличие уже не имело значения.
— Помогите мне отвести ее в мой офис, — приказал Ник.
Спустя несколько минут Лаки лежала на кушетке в кабинете Ника. Одна официантка побежала за льдом, другая — за аптечкой первой помощи.
Оставшись наедине с Лаки, Ник не знал с чего начать разговор. Ему хотелось обнять ее, но он сдержал порыв, опасаясь, что после пережитого она воспримет его объятия как еще одно покушение на свою честь и с криком выбежит из кабинета. Поэтому он осторожно опустился на колени у ее изголовья и мягким движением руки отвел волосы с ее лица. Он ожидал, что она отвернется от него. Так и случилось бы, если бы ей не помешала боль.
— Ох! — негромко вскрикнула она, осторожно касаясь травмированной части лица. Увидев свои дрожащие, испачканные кровью пальцы, она широко раскрыла глаза от ужаса.
— Я убью его своими руками, — гневно пробормотал Ник, и у него больно сжалось сердце при виде того, как сильно она напугана.
Уверенная в том, что теперь Ник будет осуждать и даже презирать ее, Лаки закрыла лицо дрожащими пальцами и едва слышно пролепетала:
— Извините… Я не хотела, чтобы он… Клянусь…
Не в силах продолжать, она замолчала, ожидая его суровых слов осуждения и неизбежного увольнения с работы.
— Великий Боже! Милая, неужели ты думаешь, что я тебе не верю?
Услышав слово «милая», Лаки замерла. Такого поворота она не ожидала.
Мягкость его прикосновений резко контрастировала с гневом голоса. Когда она поняла, что этот гнев был направлен не на нее, по всему телу прокатилась волна облегчения и расслабления. Ник медленно и осторожно отвел руки от ее лица. Внимательно вглядываясь в ее глаза, он тихо спросил:
— Так он тебя… Так ты?..
Ник не мог решиться назвать все вещи своими именами.
Поняв его вопрос, Лаки покраснела.
— Нет. Я осталась нетронутой, как при рождении.
От удивления Ник чуть было не упал. Ее заявление поставило его в тупик. Если верить ее словам, еще ни один мужчина…
— Ты хочешь сказать, что девственна?
Лаки покраснела пуще прежнего.
— Да, — пробормотала она. — Это я случайно проговорилась… Вообще-то я не имею привычки сообщать об этом каждому встречному…
Ника охватили одновременно два противоречивых чувства — огромная радость и безотчетный страх. Он страстно хотел эту девушку. Если когда-нибудь они займутся любовью, он будет ее первым мужчиной. От сознания собственной ответственности за их отношения по его спине побежали мурашки. Хотел ли он оказаться не только первым, но и единственным мужчиной в ее жизни? Готов ли он к браку и связанным с этим обязательствам? Желал ли он для себя такого поворота в жизни?
В кабинете появилась официантка с ведерком льда и стопкой белых ресторанных салфеток из полотна. Следом вошла вторая официантка с аптечкой первой медицинской помощи, которую одолжила ей охрана.
Присев на кушетке. Лаки приготовилась принять помощь. Она отказалась от помощи профессиональных медиков, но не могла отказаться от заботы своих коллег.
Когда суета утихла, на лбу Лаки красовалась марлевая повязка, вместо оторванных пуговиц рубашка была застегнута английскими булавками, а к большому кровоподтеку был приложен мешочек со льдом.
— Идем со мной, милая. Нам пора, — мягко сказал Ник.
— Куда?
— Я отвезу тебя домой, — улыбнулся Ник.
Лаки не стала возражать. Ей действительно хотелось укрыться в своей небольшой квартирке на третьем этаже старинного викторианского особняка.
Они уже почти подъехали к дому Флаффи, когда Ник вдруг вспомнил, что называл ее «милой» и она не возражала против этого.
Молча поднявшись по лестнице, она отперла дверь и включила свет. Ник стоял совсем рядом.
— Спасибо, что подвезли меня домой, — сказала она. — Ехать сегодня на автобусе было бы совершенно невыносимо…
Она попыталась улыбнуться, но тут же ойкнула от боли, пронзившей опухшие от удара губы.
Ник ничего не ответил. Казалось, он не хотел уходить.
— Со мной все в полном порядке, — сказала Лаки. — Не нужно за меня волноваться…
— Почему бы тебе не раздеться? — неожиданно предложил Ник.
У Лаки перехватило дыхание. Только не это!
— И не надо так на меня смотреть, — пробурчал он. — Я не уйду, пока не удостоверюсь в том, что ты можешь самостоятельно ухаживать за собой. Где твоя спальня?
Лаки поежилась.
— Я не собираюсь ложиться в постель, пока не смою следы грязных рук этого подонка Стива Лукаса…
Ник побледнел, представив на миг, что ей пришлось пережить.
— Прости, — мягко проговорил, он, — я как-то не подумал…
Вдруг он порывисто вздохнул и хриплым голосом произнес, протягивая к ней руки:
— Позволь мне обнять тебя… Всего лишь обнять. Возможно, тебе это сейчас не нужно, зато очень нужно мне… — Заметив ее испуг, он торопливо пояснил: — Когда я услышал твой крик, подумал, что умру, прежде чем добегу до тебя. А потом, когда увидел, что ты на ногах, снова побоялся прикоснуться к тебе, чтобы невольно не причинить тебе боль…
Ей стало не по себе при мысли о том, что мужчина обнимет ее и… Ник понял ее без слов.
— Ладно, — примирительно проговорил он, — я тебя понимаю… Прибережем объятия на другой раз…
Обняв себя за плечи. Лаки слабо улыбнулась, надеясь этим смягчить свой отказ выполнить его просьбу.
— Еще раз большое спасибо… — пробормотала она, не поднимая глаз.
Сдерживая острое желание обнять Лаки, Ник удовольствовался ее слабой улыбкой.
— Мне доставляет громадное удовольствие то, что я могу хоть чем-то помочь тебе, детка. Конечно, не дай Бог при таких обстоятельствах, как сегодня… Жаль, что я… — Он нахмурился и неожиданно понизил голос: — Жаль, что я не знаю, как заставить тебя поверить мне…
— Мне тоже жаль, — загадочно отозвалась Лаки с печальной улыбкой. — Очень жаль…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ставка на любовь - Сэйл Шарон



вначале понравилось, но уже с середины пошла одна тоска... не захватило.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронелена
23.10.2011, 13.49





замечательный роман.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронкатя
13.05.2012, 2.03





захватывающая и интересная история красивые чувства главных героев мне очень понравился этот роман много испытаний пришлось вынести героям ошибки родителей могли сломать их но сила духа мужество прекрасное чувство любовь победило читайте и давайте свою оценку думаю многим понравится этот роман
Ставка на любовь - Сэйл Шароннаталия
13.05.2012, 11.38





а мне как раз показалась середина затянута, а конец написан более динамично, а в целом роман очень даже неплохой, хотя другие романы этого автора лучше
Ставка на любовь - Сэйл Шаронарина
1.09.2012, 20.49





Замечательный автор! Все книги читаются на одном дыхании. А трилогия "Дочери игрока" - великолепны.
Ставка на любовь - Сэйл ШаронМила
30.09.2012, 13.57





хороший роман, без розовых соплей почти))) Только вот героиня раз 10 сказала главному герою почему она не доверяет мужчинам увлекающимся азартными играми, а до него смысл только в конце дошел Странно Наверное главный герой Жираф- тугодум ))))
Ставка на любовь - Сэйл ШаронПупсик
18.02.2013, 13.35





Ф А Н Т А С Т И К А !!!!!!!!! в хорошем смысле . С У П Е Р !!!!!!!!
Ставка на любовь - Сэйл Шаронксю
15.04.2014, 16.51





Не скажу, что было не оторваться...., но не совсем плох. rnНачало бодрое, но вот развязка долго не происходила. Ну и совсем я приуныла, когда на страницах все три сестры появились - нереальные, блистательные, супер- мега красотки.
Ставка на любовь - Сэйл Шароноля-ля
20.11.2016, 20.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100