Читать онлайн Ставка на любовь, автора - Сэйл Шарон, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ставка на любовь - Сэйл Шарон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 93)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ставка на любовь - Сэйл Шарон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Сэйл Шарон

Ставка на любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Лаки пружинистой походкой шла по улице. В сумочке у нее лежала новенькая, только что полученная регистрационная карточка. Вспомнив серьезное лицо чиновника, взявшего ее заявление и тщательно проверившего по компьютерной базе данных наличие претензий властей к некой Лаки Хьюстон, она не сдержала счастливую улыбку. Если бы тот чиновник поверил ей на слово, ему не пришлось бы тратить свое время и силы на поиски несуществующих грехов.
За ней не числилось ни одного правонарушения, не было даже ни одного штрафа за превышение скорости, потому что ни одна машина отца не держалась у него достаточно долго, чтобы Лаки успела вступить в конфликт с дорожной полицией. Удивительно, как она вообще успела выучиться водить автомобиль. Но теперь эта часть ее жизни осталась далеко позади, и Лаки с довольным видом прижимала к себе сумочку, зная, что в ней лежит ключ к новой жизни.
Молодой парень со скользким взглядом и полуулыбкой на лице стоял позади нее у светофора и внимательно разглядывал ее потрепанные джинсы, выцветшую блузку и туфли со стоптанными каблуками. Слегка потеребив воротник рубашки, он спрятал руки в карманы брюк, чтобы скрыть нервную дрожь. Придвинувшись вплотную к Лаки, он тихо прошептал ей на ухо:
— Послушай, детка, ты ведь в нашем городе недавно?
Лаки вздохнула с легким оттенком раздражения. Вот уже третий раз она слышала один и тот же вопрос, и всякий раз его задавал ей мужчина. Должно быть, так принято у них в Лас-Вегасе знакомиться…
— Отстань, — коротко ответила Лаки.
— Да ладно тебе! Я же вижу, тебе нужна работа… а может, и ночевать негде? Я знаю одно местечко, где ты за одну ночь сможешь заработать столько, сколько большинство людей не зарабатывают за месяц!
Сжав губы и презрительно приподняв бровь. Лаки обернулась к парню и окинула его долгим холодным взглядом. Потом негромко фыркнула и снова повернулась к нему спиной. Несмотря на очевидную неприязнь со стороны девушки, парень продолжал настаивать:
— Послушай, детка, тебе приходилось что-нибудь слышать о заведении под названием «Ранчо цыпочек»? Ты отлично впишешься в его антураж! Такой шанс выпадает раз в жизни. Господь дал тебе прекрасное лицо… и прекрасное тело. Так покажи его, пока не состарилась. Кроме того, я знаю мужчин, которые дали бы тысячу долларов за один час с тобой…
Лаки чуть не раскрыла рот от удивления. Парень не собирался ходить вокруг да около, он сразу приступил к делу. Сомневаться в его намерениях не приходилось. Что же касалось заведения с красноречивым названием «Ранчо цыпочек», то не зря же Лаки прожила почти всю сознательную жизнь напротив дома единственной в их городке проститутки! Хотелось ей того или нет, но она была вынуждена наблюдать жизнь этой представительницы древнейшей профессии с того самого дня, когда Джонни Хьюстон вместе со своими тремя маленькими дочерьми поселился в обшарпанной халупе рядом с баром Уайтлоу. Очень скоро Лаки потеряла счет дуракам, готовым платить за минутное удовольствие.
— Если это заведение и вправду такое превосходное, зачем ему такой отвратительный зазывала, как ты? — ироническим тоном спросила Лаки.
— Ну… Разве я говорил, что работаю на них? Я, просто сказал… сказал, что ты отлично подошла бы им для такой работы… Собственно, я хотел предложить тебе партнерство в этом деле… ты меня понимаешь?
— Да отвяжись, сутенер проклятый, — сердито проговорила она.
От его мерзкой улыбки ей стало не по себе, и она снова торопливо отвернулась от не в меру настойчивого парня. Не сводя глаз со светофора, который медлил переключаться на зеленый свет, Лаки еще крепче прижала к себе сумочку, стараясь не замечать назойливого присутствия сутенера. Когда на светофоре наконец загорелся свет, разрешающий переход. Лаки не надо было уговаривать. Она в одну секунду перелетела на другую сторону улицы.
Однако-сутенер не собирался так просто сдаваться. В хорошенькой провинциалочке он видел легкую добычу, поэтому не долго думая бросился вслед за ней, не без удовольствия наблюдая, как покачиваются стройные бедра девушки. Очутившись на другой стороне улицы, он положил руку ей на плечо, намереваясь заставить ее обернуться.
Прежде чем понял, что произошло, он уже лежал на спине, а над ним, на фоне яркого синего неба, вырисовывался силуэт разгневанной девушки.
— И давно ты занимаешься своим поганым делом? — спросила она, не замечая любопытных взглядов и насмешек прохожих.
Парень усиленно заморгал, чувствуя, как заныли два передних зуба. Наверное, он слишком сильно сжал их при падении. Но почему он вдруг упал? Не могла же эта девица уложить его на лопатки одним движением руки! Он осторожно провел языком по зубам, надеясь, что они все остались целыми. К его огромному облегчению, никаких повреждений не оказалось.
— Какое поганое дело ты имеешь в виду? — слабо возмутился он, пытаясь подняться на ноги.
Заметив его движение. Лаки не раздумывая поставила ему на грудь свою ногу в пыльной, стоптанной туфле, чтобы помешать обидчику встать.
— Какой ты быстрый, — сердито фыркнула она, слегка надавливая каблуком на ребра парня, чтобы у того не оставалось сомнений в серьезности ее слов.
Ему ничего не оставалось, кроме как покорно лежать на асфальте. Господи, только бы никто из знакомых случайно не увидел его в таком унизительном положении!
— Стерва, — негромко выругался он, ловя себя на мысли, что снизу смотреть на нее было еще интереснее.
— Я задала тебе вопрос! Ты давно помогаешь девушкам стать проститутками или ты просто болван? — резко произнесла Лаки.
Парень молчал, и ее глаза гневно сузились. Каблук еще сильнее надавил на ребра, и парень жалобно, почти по-собачьи взвизгнул.
— Значит, ты действительно грязный сутенер, — презрительно протянула Лаки. — Ну и как? Нравится тебе лежать на спине? В следующий раз, когда будешь сулить золотые горы какой-нибудь дурочке, вспомни, что именно в таком положении, лежа на спине под какой-нибудь грязной свиньей вроде тебя, ей придется зарабатывать обещанные денежки!
С этими словами Лаки гордо развернулась и, высоко держа голову, двинулась прочь.
— Вот стерва! — простонал парень, поднимаясь на ноги и разглядывая грязный отпечаток на своей белой шелковой рубашке. — Предупреждать надо!
Проходившие мимо две молоденькие девушки звонко рассмеялись. Стараясь не замечать насмешливых улыбок случайных свидетелей необычной сцены, парень двинулся прочь, мысленно говоря себе, что ему просто не повезло. Таких, как эта гордячка, днем с огнем не сыскать! Ничего, вокруг тысячи других хорошеньких Женщин, которые будут посговорчивее.
Лаки очень хотелось пуститься бегом, но она силой воли заставила себя идти спокойным шагом. Ей все казалось, что сутенер опомнится, догонит ее и… в лучшем случае свернет ей шею за нанесенную ему обиду. Откровенно говоря, она ударила его чисто инстинктивно, не успев подумать о возможных последствиях. Для дочери Джонни Хьюстона, не привыкшей сдаваться, оставить безнаказанной наглость самоуверенного сутенера было совершенно невозможно! Тут она вспомнила изумленное выражение его лица, когда он внезапно оказался поверженным на асфальт, и не удержалась от улыбки. Если бы эту сцену видела Куини, она была бы просто в восторге от сестры!
Проходя мимо витрины магазина, она заметила собственное отражение в зеркальном стекле. Лаки остановилась как вкопанная, не обращая внимания на обтекавшую ее со всех сторон людскую толпу. Она глядела на свое отражение и не могла поверить глазам. Она на голову выше большинства женщин и практически одного роста с большинством мужчин. Она была одета как нищенка. Нет, пока она в таком виде, с ней не станут разговаривать ни в одном казино, где она надеялась найти работу. Все игорные заведения, которые ей довелось увидеть в Лас-Вегасе, поражали своим сверкающим великолепием. Такая замарашка, какая смотрела на Лаки с зеркального стекла витрины, ни за что на свете не получит там работы.
Повернувшись, Лаки принялась разглядывать прохожих в надежде увидеть хотя бы нескольких, одетых так же бедно, как и она, и в то же время прекрасно понимала — те, кто приехал в этот город тратить деньги, могут позволить себе выглядеть как угодно в отличие от тех, кто хочет работать в казино, владельцы которых тщательно следили за тем, чтобы персонал выглядел безупречно.
Ее охватило нетерпение. Она проделала немалый путь, чтобы работать в одном из шикарных казино, и вот теперь преградой стал ее затрапезный вид. Ей была необходима другая одежда, ей было необходимо приобрести соответствующий вид.
— Мне нужна помощь, — пробормотала Лаки. Внезапный прилив решительности заставил ее направиться к одному из многочисленных магазинов, расположенных на соседней улице. Она вошла в него, полная решимости выйти совершенно другой женщиной. Такой, которая с легкостью вписывалась бы в интерьер самого роскошного казино, а не той, что была похожа на подсолнух в букете орхидей.
— Добро пожаловать в наш магазин, — приветливо произнесла продавщица, когда дверной колокольчик возвестил о приходе покупательницы.
— Спасибо, — улыбнулась Лаки. — Первый раз кто-то в этом городе обрадовался моему приходу.
Продавщица понимающе улыбнулась, проникаясь симпатией к высокой молоденькой девушке в сильно потрепанной одежде.
— Чем могу быть вам полезна?
— Я хочу полностью сменить одежду, — коротко ответила Лаки.
— С вашей красотой это будет проще простого! — восторженно воскликнула продавщица.
Несколько минут спустя обе они оживленно разговаривали, энергично роясь в охапке подержанной и уцененной одежды, тщательно вычищенной и отутюженной для комиссионной продажи.


Нику Шено тоже нужно было кое-что подправить. Только это касалось не его внешности, а семейной репутации.
— Вот сукин сын! — негромко выругался он, пробегая глазами утреннюю газету.
Он плохо спал этой ночью: просыпался, снова засыпал, чтобы через какое-то время опять очнуться. Ему снилась молодая женщина с длинными ногами, большим ртом и огромными зелеными глазами… А теперь еще и это! Оскорбительная для его семьи статья была напечатана в общегородской популярной газете.
— Доброе утро, сынок, — мягко произнес Пол Шено, появляясь в столовой на своей обычной инвалидной коляске.
Кьюби осторожно подкатил хозяина к столу и поставил коляску поближе к вазе с его любимыми тропическими фруктами.
Слегка покраснев. Ник все же заставил себя улыбнуться, понимая, что его высказывание по поводу статьи о скандальном аресте их семейного шофера Чарли Сэмза было не совсем уместным.
— Извини, папа, — пробормотал Ник и сунул газету отцу. — Эта статья привела меня в бешенство. Прочти ее сам, а потом скажешь, прав я или нет.
С очевидным сожалением взглянув на вазу с фруктами, с которыми придется подождать, Пол развернул газету и быстро пробежал глазами статью.
Ник видел, как по мере чтения морщины на лбу Отца становились все глубже и резче, а улыбка сменилась горькой усмешкой. Когда Пол провел по тщательно причесанным седым волосам своей стариковской ладонью, все присутствующие заметили, что его руки сильно дрожали. И тут даже Кьюби заволновался за своего хозяина.
Меньше всего на свете Нику хотелось, чтобы отец так сильно переживал, пусть даже по достаточно серьезному поводу. Два года назад у него случился инсульт, после которого возвращение к жизни было долгим и мучительным. Хотя мозг и вся верхняя половина тела теперь функционировали вполне нормально, ему суждено было до конца своих дней оставаться прикованным к инвалидной коляске. И все же Ник понимал, что скрыть от него скандал, получивший столь широкую огласку, было практически невозможно.
— Не понимаю, — чуть хрипло произнес Пол, закончив читать статью, — почему этому Чарли Сэмзу до сих пор не предъявлено обвинение? Зачем его держат под арестом? Если верить этой статье, создается такое впечатление, что за его спиной стоит наша семья, тоже участвующая в торговле наркотиками. Потому его и не торопятся отдавать под суд, что он намекает, будто может назвать громкие имена.
— Не волнуйся, папа, — сказал Ник. — Сегодня утром у меня назначена встреча со следователем, который ведет это дело. К концу дня я разберусь в этой закулисной возне.
Пол тяжело откинулся на спинку кресла, рассеянным взглядом уставившись на руки стоявшего рядом Кьюби. Сжатые в мясистые кулаки, эти руки запросто могли бы проломить человеческую голову, но теперь они были заняты почти ювелирной работой — он намазывал сливочное масло на галеты и складывал их на тарелочку рядом с фруктами.
— Ненавижу, — негромко произнес Пол, невидящим взглядом уставившись на чашку кофе и машинально позвякивая вилочкой по краю хрустального блюда.
Ник понял, что имел в виду отец. Его слова относились не к разразившемуся на днях скандалу с шофером. В конце концов в их семейном бизнесе всегда существовала опасность нажить серьезных врагов, жаждущих мести. Пол Шено имел в виду свою неподвижность, невозможность самому непосредственно решать проблемы. Он был болен телом, но не умом, и все же был вынужден оставаться сторонним наблюдателем активной деятельности сына, взвалившего на свои плечи весь груз семейного бизнеса и связанных с этим проблем.
— Ты был для меня отличным учителем, папа, — мягко напомнил ему Ник. — Нет ни одного дела, с которым я не мог бы теперь справиться самостоятельно. Но если я все-таки окажусь в тупике, приду к тебе за советом. Договорились?
Пол усмехнулся. Он не мог вспомнить, чтобы сын когда-нибудь обращался к нему за помощью. И все же оба продолжали играть в эту игру, тем самым осуществляя потребность в выражении глубоких чувств, которые питали друг к другу.
Лаура, жена Пола, умерла почти тринадцать лет назад. Она как никто другой умела выражать свою бесконечную любовь к мужу и сыну не только словами, но и объятиями, поцелуями, мимолетными нежными прикосновениями ласковых рук.
После ее смерти Пол так и не смог оправиться от этой невозместимой потери, став молчаливым и замкнутым в своем безутешном горе. И Ник не знал, как заполнить страшную пустоту в жизни их семьи после смерти горячо любимой матери. Так они с отцом и жили, обратив все свои силы и помыслы на семейный бизнес — казино «Клуб-52». Подсознательно используя его в качестве связующего эмоционального звена, оба стремились поддерживать в казино тот дух респектабельности и честности, который царил в нем со дня основания. Впрочем, эта задача казалась практически невыполнимой в условиях воцарившейся в современном обществе всеобщей жажды наживы любой ценой. И недавняя бесчестная выходка шофера нисколько не способствовала сохранению репутации казино семьи Шено.
— Попробуйте фруктов, хозяин, — мягко предложил Кьюби. — Тут все ваши любимые — киви, манго, папайя…
Пол коротко улыбнулся:
— Сядь рядом и позавтракай со мной, дружище. Похоже, Нику пора уходить, а я терпеть не могу есть в одиночестве.
Кьюби смущенно наклонил голову, и седая прядь поредевших волос упала на светло-голубые глаза.
— Как же я могу… — пробормотал он, — я же ваш слуга, и вообще…
— Черт побери, ты делаешь для меня абсолютно все, даже задницу мне подтираешь, — нарочито грубовато сказал Пол. — Кажется, мы с тобой давно уже перешли рамки отношений хозяин — слуга. Во всяком случае, я.
Кьюби молча сел за стол рядом с хозяином, понимая, что после таких слов у него не осталось иного выбора. Он искренне и глубоко уважал обоих Шено, они были для него почти родными людьми.
Вошедшая в столовую служанка бросила взгляд на восседавшего за столом Кьюби и тут же вернулась на кухню за вторым прибором и двойной порцией еды. Мужчину ростом под два метра и весом больше ста двадцати килограммов, каким был Кьюби Торбетт, прокормить было не так-то легко.
— Я позвоню тебе из казино, — сказал Ник, пробираясь к выходу мимо отца и на ходу дружески сжимая его плечо. — Тебе не стоит тревожиться. Так или иначе, я доберусь до сути происходящего.
Пол улыбнулся. Ему уже приходилось слышать такую интонацию в голосе сына, потом обычно следовали реальные действия.
— В таком случае, — сказал Пол, — передай мне джем, Кьюби. Кажется, ко мне возвращается аппетит.
Ник вышел из столовой, оставив двух мужчин, беседовавших друг с другом, словно братья. Однако он отлично понимал, что семья Шено существовала скорее юридически, чем фактически. Отец не мог рассчитывать на вечную жизнь, и через несколько лет, которые пролетят в мгновение ока, Ник останется в полном одиночестве, ведь у него не было ни жены, ни детей… Ничего, кроме казино «Клуб-52».
Он внутренне сжался, пытаясь заполнить пустоту в душе беззаботным эгоизмом, который на самом деле не был ему присущ. Люди его профессии либо женились и разводились с ужасающей частотой, либо содержали любовниц, от которых не составляло особого труда избавиться в случае необходимости, либо вели совершенно одинокую жизнь, занимаясь только бизнесом и лишь изредка заводя короткие романы с приглянувшимися женщинами.
Ник сделал свой выбор очень давно, будучи свидетелем безграничной любви своих родителей друг к другу. Уже тогда он решил, что у него будет такая же семья… или не будет никакой.
Выйдя из дома, он направился в полицейское управление и только тут понял, что доедет туда на два часа раньше назначенного ему детективом Уилом Арнольдом времени.


— Ты только посмотри, кто пришел…
Взглянув поверх края чашки кофе в сторону входной двери, Уил Арнольд, детектив отдела по борьбе с наркотиками городского полицейского управления Лас-Вегаса, чуть не поперхнулся обжигающей жидкостью. К нему решительным шагом шел Ник Шено.
— Я знал, что он придет, — негромко сказал Уил, своему удивленному напарнику.
Когда Чарли Сэмз был арестован за торговлю наркотиками, детектив заподозрил в соучастии и его хозяев, семью Шено. Однако после вчерашнего семичасового допроса Сэмза у него сложилось совершенно иное впечатление. Собственно говоря, если подозрения детектива были верными, то Ник Шено оказался в серьезной опасности. Но не со стороны закона, а со стороны старых врагов.
— Детектив Арнольд?
Обернувшись на голос Шено, Уил приветственно кивнул и жестом пригласил его присесть на стул рядом с рабочим столом.
— Присаживайтесь, мистер Шено. Не слишком ли рано вы явились?
Не собираясь ни извиняться, ни объясняться, Ник сразу перешел к делу:
— Вы уже читали утренние газеты?
— Что-то читал, что-то нет, — недовольно пожал плечами детектив. — Кажется, баскетбольная команда городского университета выиграла вчера четвертьфинальную игру… А что?
Это небрежное упоминание об университетской баскетбольной команде было таким же обманчивым, как и помятая внешность самого детектива. На Ника в упор смотрели холодные зеленовато-карие глаза человека, привыкшего находить правду среди лжи и обмана. Неожиданно Ник проникся симпатией к детективу, хотя еще вчера не мог не думать о предстоящей встрече с раздражением.
— Почему вы до сих пор не предъявили Чарли Сэмзу официальное обвинение в торговле наркотиками? Кто пустил слух о том, что за спиной этого негодяя стоит семья Шено? Если вы и вправду подозреваете нас в соучастии, то почему до сих пор не арестовали? Неужели Чарли сказал вам…
— Не хотите ли чашечку кофе, мистер Шено? — негромко перебил его детектив, и в его голосе Ник услышал не только любезность, но и некоторое предостережение.
— Нет, спасибо, — выдохнул он, сразу сбавляя напор. — Я бы хотел получить от вас ответы на некоторые вопросы. Мой отец нездоров, и весь этот бред просто сводит его с ума. Я не хочу, чтобы в один прекрасный день мне позвонили в офис и сообщили, что из-за тяжелейшего стресса у отца случился второй удар.
— Я вас понимаю, — кивнул Уил Арнольд, — и ценю вашу заботу об отце. Честно говоря, когда мы арестовали Сэмза, у меня промелькнула мысль о возможной причастности вашей семьи.
Заметив, как лицо Ника гневно вспыхнуло при этих словах, детектив улыбнулся, думая, что в иных обстоятельствах они могли бы стать хорошими друзьями.
— И что же? — нетерпеливо спросил Ник.
— А то, что я изменил свое мнение, мистер Шено.
Ник откинулся на спинку стула и улыбнулся.
— Прошу вас, зовите меня просто Ник.
От неожиданности Уил Арнольд рассмеялся.
— Так в чем загвоздка с этим Сэмзом? — нетерпеливо спросил Ник. — Я сделаю все, чтобы смыть это позорное пятно с нашей семьи!
Уил нахмурился. В полицейской практике было не принято разглашать сведения, полученные во время допроса подозреваемого в совершении преступления, однако в данном конкретном случае сокрытие этих сведений могло повлечь за собой серьезные негативные последствия для семьи Шено.
— Скажите, кто питает к вашей семье жгучую ненависть?
От неожиданности Ник слегка оторопел, потеряв на, некоторое время дар речи. Потом недоуменно пожал плечами.
— Никто… Во всяком случае, мне такие люди неизвестны. Черт побери, детектив! Я управляю таким специфическим заведением, как казино, где на несколько выигравших по-крупному счастливчиков приходятся сотни проигравшихся в пух и прах. Вместо того чтобы корить себя за то, что не сумели вовремя встать и уйти от игорного стола, они иногда пытаются обвинить меня во всех своих проигрышах.
Уил энергично помотал головой из стороны в сторону:
— Нет, не то. Тут кроется нечто большее.
Ник стремительно выпрямился, и сердце его сжал холодок дурных предчувствий.
— Большее?
— Налицо заговор с целью уничтожить вас и вашу семью.
— Я в это не верю! — нахмурился Ник. Уил протянул ему отпечатанный на машинке экземпляр протокола допроса Чарли Сэмза.
— Прочтите, а потом скажите, стоит верить этому или нет.
Взяв документ. Ник принялся торопливо читать. Спустя пять минут он отложил в сторону последний лист и поднял глаза на детектива. Краска гнева, пылавшая на его лице во время чтения, сменилась мертвенной бледностью.
— Боже милостивый, — негромко проговорил он. — Кто? Кто, черт побери, может так сильно ненавидеть? Кто внедрил в наше окружение этого шпиона, Чарли Сэмза, чтобы через него быть в курсе всех наших дел? Поверьте, детектив, в нашей семье практически нет никаких секретов, а те, что есть, не стоят таких изощренных способов, чтобы их добыть.
Уил молча пожал плечами.
— Все, что я знаю, — сказал он, — это то, что Чарли Сэмз не хочет выходить из заключения до суда под залог. Он клянется, что его сразу убьют за чрезмерную жадность и самовольную торговлю наркотиками. Сэмз был должен только шпионить в интересах некоего безымянного лица, которое хочет завладеть всем вашим имуществом, ни больше ни меньше. Он утверждает, что если его выпустят под залог, то он ни за что не доживет до дня суда.
Слушая детектива. Ник машинально вцепился руками в подлокотники кресла.
— Не понимаю. Если он вам это рассказал, то почему не назвал имени нанявшего его человека, чтобы покончить с ним?
— Если верить Сэмзу, он не знает его имени. Он получал от него подробные инструкции по телефону, а деньги приходили прямо на его банковский счет, который действительно существует — мы проверили. Это были довольно крупные суммы денег. Он клянется, что ни разу не видел этого человека, зато уверен, что ваши дни сочтены.
Ник поднялся, давая понять, что хотел бы закончить беседу. Он узнал гораздо больше, чем хотел.
— Что вы намерены делать? — спросил Уил Арнольд.
Ник посмотрел на часы:
— Отправлюсь в казино и позанимаюсь на своем велотренажере, пока меня не убили. Хочу встретить смерть в хорошей форме.
Уил невольно рассмеялся, подозревая, впрочем, что в этой шутке была немалая доля правды.
— Будьте осторожны с теми, кому доверяете, — напоследок сказал Уил.
— Я всегда очень осторожен, — серьезно ответил Ник. — Поэтому я до сих пор жив и не женат.


— Ну как, нравится?
Лаки чуть не ахнула, восхищенно разглядывая в зеркале свое отражение.
— Боже всемилостивый! — бормотала она, глядя то в одно зеркало, то в другое. — Неужели это я?
— Конечно, ты, деточка! — широко улыбнулась продавщица.
— Ну уж теперь-то меня должны впустить в любое казино! — торжествующе сказала Лаки.
— Непременно впустят, да еще не захотят выпускать обратно! — улыбнулась продавщица, с каждой секундой все более походя на добрую, фею из старой сказки. — Как говорит мой внук, ты чертовски привлекательна!
Лаки сияла. Вот бы сейчас ее увидели жители Крейдл-Крика! Вспомнив о родном городке, она чуть опечалилась. Если бы сейчас ее могли видеть сестры, Даймонд и Куин…
«Все! Хватит!» — мысленно приказала она себе. Вне всяких сомнений, обе сестры помнили о младшенькой, Лаки, точно так же, как и она всегда помнила о них. Дочери Джонни Хьюстона славились среди обитателей Крейдл-Крика своим упорством и умением держать удар. — Сколько я вам должна? — спросила Лаки.
— Иди переоденься, а я пока подсчитаю стоимость твоих покупок. Должна сказать, детка, тебе очень повезло. Ты приобрела четыре чудесных наряда за столько, сколько стоил каждый из них в отдельности, будучи новым.
Пританцовывая от радости. Лаки отправилась в примерочную переодеваться в свою одежду. Покупать одежду в комиссионном магазине было для нее вполне обычным делом, но еще никогда купленные ею таким образом вещи не были пошиты настоящими кутюрье.
Меньше чем через полчаса она сошла с автобуса неподалеку от своей новой квартиры и, задержав дыхание и морщась от дизельных выхлопов, подождала, пока огромный рейсовый автобус отъезжал от остановки. Погруженная в размышления, она направилась к старому дому в викторианском стиле.
Лаки захватили мечты о чудесном, счастливом будущем, которое ждало ее в этом большом городе. Из-за сладких грез она не сразу расслышала чьи-то крики о помощи.
Завернув за угол старого трехэтажного здания, она направилась было к крутой лестнице, которая вела в ее новую квартиру, и уже поставила ногу на первую ступеньку, как вдруг услышала странный приглушенный вопль. Поначалу она решила, что это мяукает попавшая в беду кошка.
Потом она снова прислушалась. Странный звук повторился. Разобрав в нем слабый человеческий голос, она мигом бросила на землю все свои свертки и, покрывшись от страха холодным потом, бросилась за угол дома, лихорадочно отыскивая какое-нибудь не занавешенное окно или дверь, в которую можно было бы постучать. Крик о помощи повторился. На этот раз можно было различить слова: «Помогите! Помогите! Пожалуйста… помогите хоть кто-нибудь!»
Лаки прижалась ухом к боковому окну, потому что не могла ничего разглядеть сквозь старые обтрепанные шторы.
— О Боже! — в страхе бормотала она, безуспешно пытаясь открыть окно, которое было либо заперто изнутри, либо не открывалось много лет и приросло к косяку.
Между тем странные вопли прекратились, и, когда Лаки готова уже была приписать их своему расстроенному воображению, она вдруг снова услышала отчетливый крик о помощи. Голос был слабым и, по всей видимости, принадлежал старой женщине. В ее мольбе звучали боль и страх, и от этого Лаки еще беспокойнее заметалась у окна, не в силах найти способ проникнуть в дом, откуда и раздавались эти жалобные крики.
— Эй! Я здесь! — закричала она наконец во весь голос, надеясь привлечь к себе внимание взывавшей о помощи женщины. Не получив ответа, она громко постучала в окно и снова закричала: — Что случилось? Вам плохо? Вызвать «скорую помощь»?
— Нет-нет! Не надо «скорой помощи»! — донесся наконец в ответ слабый голос. — Просто помогите мне встать…
— Как мне войти в дом? — спросила Лаки.
— Слава Богу, — простонала женщина, а затем ответила на вопрос Лаки чуть более бодро, чем прежде, потому что помощь была близка: — Входная дверь заперта, но если вы подойдете к кухонному окну, то сможете залезть в дом через него. Только осторожнее, там большая раковина для мытья посуды…
Лаки не нужно было повторять дважды. В несколько прыжков она очутилась по другую сторону дома, рядом с кухонным окном, наполовину скрытым большим олеандровым кустом. Рама была приоткрыта, но подобраться к окну оказалось непросто из-за разросшегося олеандра.
— Боже правый, — пробормотала Лаки, — прощайте мои старые джинсы…
С этими словами она бесстрашно рванулась к окну сквозь густые заросли.
Ее опасения оправдались. Ветки кустарника словно живые цеплялись за ее одежду, не пуская к окну. Когда ей все же удалось с ними справиться, она была вознаграждена неожиданной легкостью, с которой открылась рама окна. Тяжело дыша. Лаки перевалилась всем телом через подоконник и… нос к носу столкнулась с большим черным котом, который от испуга выгнул спину и зашипел. Не обращая внимания на разгневанное внезапным вторжением животное, Лаки стала со всей осторожностью перебираться через широкую кухонную раковину. Отчаянно мяукнув, кот бросился наутек. Лаки чуть не упала головой вниз на линолеум, но в последний момент ей удалось выставить вперед руки и смягчить падение.
— Сюда! Я здесь! — раздался женский вопль, заслышав который собиравшаяся извиниться перед возмущенным котом Лаки не стала тратить на это ни секунды. Чтобы кот не воспользовался моментом и не сбежал на улицу, она все же закрыла за собой окно, поскольку ей совсем не хотелось потом, после оказания помощи, бегать по окрестностям в поисках пропавшего по ее вине кота.
Потом она быстрым шагом двинулась из кухни в другие комнаты, ориентируясь на периодически раздававшиеся крики о помощи. В доме царил полумрак из-за бархатных портьер с блестящей черной бахромой. Они были изрядно выцветшими, но все еще производили внушительное впечатление.
— О Боже!
Это было все, что она смогла вымолвить, увидев на полу распростертое тело старой женщины, придавленное огромным и, судя по всему, тяжелым креслом с мягкой обивкой.
Не теряя времени. Лаки с грохотом откинула кресло в сторону. Она ожидала увидеть под ним кровь и переломанные кости, но вместо этого перед ее глазами предстали черное перьевое боа, намотанное на шее старухи, и заляпанный жирными пятнами желтый атласный халат. Встав на колени рядом с пострадавшей. Лаки осторожно приподняла ее голову обеими руками, оглядываясь по сторонам в поисках телефонного аппарата, чтобы вызвать «скорую помощь»,
— Я упала…
Лаки с облегчением вздохнула, услышав эти слова, и не могла скрыть улыбки, видя, как старушка стала довольно бодро подниматься с пола.
— Позвольте мне помочь вам, — торопливо произнесла Лаки, стараясь не глядеть на выкрашенные в невероятно рыжий цвет жидкие волосы, обрамлявшие лицо, по которому невозможно было определить возраст — так много на нем было косметики.
— Конечно, деточка, помоги, да поскорее. Я провалялась под этим чертовым креслом почти четыре часа. Ты явилась вовремя. Еще немного, и я бы обмочила трусики, чего не делала с четырехлетнего возраста, — забормотала старуха. — Да, я очень стара, но все-таки слежу за собой… Впрочем, мир катится ко всем чертям. Война все изменила…
Лаки не стала спорить с ней, тем более спрашивать, какую именно войну та имела в виду. Девушка была слишком занята, помогая старушке добраться до туалета.
Спустя несколько минут старушка появилась оттуда с сияющей улыбкой на лице, которая делала ее намного моложе.
— Как мало надо человеку для счастья, — пробормотала она и внезапно уставилась на Лаки так, словно только что увидела ее.
— Я тебя знаю! Ты недавно сняла квартиру в моем доме.
У Лаки даже рот раскрылся от удивления.
— Так вы моя квартирная хозяйка? А я думала, что…
— Ну да! — недовольно фыркнула старушка. — Я заключила договор с риэлторской конторой, потому что терпеть не могу возиться с арендаторами, отвечая на их бесконечные вопросы и, в свою очередь, задавая им свои… Меня зовут Люсиль Ламон.
Это имя было произнесено старушкой так, словно Лаки должна была его хорошо знать. Заметив выжидательный взгляд своей квартирной хозяйки, она замялась, не зная, как быть. Это имя совершенно ничего ей не говорило. Ее невежество явно огорчило старушку.
Пожав плечами, она мысленно приписала недостаточное почтение к ней со стороны Лаки ее юному возрасту и побрела в гостиную, чтобы оценить степень повреждения упавшего на нее кресла.
— А меня зовут… — робко начала Лаки.
— Я знаю, как ты себя называешь. Но такого имени просто не может быть! Как это может быть — «удачливая, везучая»? Как тебя зовут по-настоящему, детка?
Лаки замерла на месте — на нее внезапно накатила волна горьких и унизительных воспоминаний о детстве.
— Это и есть мое настоящее имя, — твердо произнесла она.
Прожив на свете восемьдесят четыре года, Люсиль Ламон научилась понимать чужую боль, но из-за своего значительного возраста не считала нужным извиняться за невольно причиненную обиду.
— Понятно. Не обращай внимания, детка, все старики страшно глупы. Садись, я еще не успела поблагодарить тебя за спасение. Итак, спасибо, что ты меня спасла!
— Это не совсем так, — улыбнулась Лаки. — Вы сами себя спасли.
Тут она спохватилась, что не задала старушке важный вопрос о ее самочувствии.
— Но почему вы упали? У вас закружилась голова? У вас что-нибудь болит? Может, все-таки вызвать…
— Это все из-за чертова кота! Он прыгнул на мою любимую бельгийскую кружевную накидку. Проклятый Люцифер! Он отлично знает, что ему это строго-настрого запрещено, но делает это, чтобы позлить меня!
— Куда он прыгнул? — переспросила Лаки, не вполне понимая старушку.
Та возмущенно закатила глаза, обведенные ярко-синими тенями в стиле Клеопатры.
— Вот это, — сказала она, поднимая с пола и торжественно возлагая на подлокотник кресла лоскут тонкого кружева, — полагается класть на другую мебель… под голову или под руки, понятно? Я замахнулась на кота, чтобы прогнать бестию, и потеряла равновесие. Вместо кота я ухватилась за спинку кресла, и оно повалилось на меня!
Лаки понимающе кивнула, изо всех сил стараясь сдержать улыбку, которую не могли не вызывать слова старушки.
— Вы уверены, что не получили никакой травмы? — спросила она, вспомнив, что та лежала под креслом четыре часа. — Неужели у вас ничего не болит?
— Конечно, болит, детка! Помилуй Бог, мне же восемьдесят четыре года! В тот день, когда я не почувствую никакой боли, я пойму, что уже умерла! Более или менее постоянное ощущение боли говорит мне, что я еще жива!
Давая выход своим эмоциям, она с глубоким вздохом откинула голову на спинку кресла, обитого парчой.
— Можешь называть меня просто Флаффи. Так все меня зовут, — сказала Люсиль, небрежным жестом поправляя похожую на растрепанную мочалку прическу чудовищного цвета.
— Как? — едва не рассмеялась Лаки. — Флаффи? То есть «пушистая, мягкая»?
Глаза Люсиль широко раскрылись, подбородок негодующе вздернулся, и Лаки внезапно увидела женщину, какой эта старуха была много лет назад. Ее поразили невероятно молодые, живые темно-серые глаза.
— Это мое сценическое имя. Когда я была стриптизершей, то всегда выходила на сцену в костюме из тонкого желтого шифона, похожего на мягкий цыплячий пушок. Так я получила это имя.
— Стриптизершей?!
Люсиль снова закатила глаза.
— Ты из какой глуши, детка?
— Да, я действительно приехала сюда из глуши, — спокойно ответила Лаки.
— Из какой же?
— Крейдл-Крик, штат Теннесси, мадам.
— Зови меня Флаффи!
— Хорошо, Флаффи, — исправила свою ошибку Лаки.
— Вот это да, — пробормотала та. — Зачем же ты, такая молодая и неопытная, явилась сюда, в этот город порока, да еще одна?
— Я приехала сюда потому, что Джонни уже никогда не сможет приехать сюда сам, — просто ответила Лаки, не сумев скрыть подступивших к глазам слез.
— Джонни?
— Мой отец, Джонни Хьюстон. Он был заядлым игроком. На прошлой неделе умер.
— Извини, милая, — сморщила лицо Флаффи, — но такой конец уготован нам всем.
— Да, мадам… то есть Флаффи. Я знаю…
— Ну и хорошо, ты приехала сюда. А что ты умеешь делать?
— Сдавать карты.
Не такого ответа ожидала от нее Флаффи. Она думала, эта хорошенькая молодая девушка хочет быть танцовщицей или, на худой конец, официанткой, разносящей напитки и коктейли. Но уж никак не метать банк!
— А ты владеешь этим ремеслом? — спросила она, не в силах скрыть нотки сомнения в голосе.
— Это единственное, что я умею делать по-настоящему хорошо.
— Ладно, — коротко кивнула Флаффи, — если так, тебе нужно попасть в одно из старейших казино.
— Почему? Я вообще-то хотела попробовать поступить на работу в «Гранд» или «Люксор»… или даже в «Цезарь-Палас»! Не может быть., чтобы им не нужны были работники.
— Конечно, милая. В этом городе всегда найдется работа в каком-нибудь казино: слишком часто служащие поддаются соблазну и начинают злоупотреблять спиртным, а то и вовсе становятся наркоманами. Иногда они залезают в такие долги, что готовы покончить жизнь самоубийством… Так-то, детка! В этом городе удовольствий и греха каждый месяц случается столько банкротств, сколько во всей Америке. Жить и работать в Лас-Вегасе не каждому по силам. Ты понимаешь, что я хочу сказать, детка?
Лаки кивнула, мгновенно вспомнив, как несколько часов назад средь бела дня к ней пристал сутенер. По спине пробежали мурашки при одной мысли о том, что ей придется совершенно одной строить свою жизнь в этом опасном городе. До приезда в Лас-Вегас она представляла его совсем не таким.
У себя в Крейдл-Крике она всегда знала, от кого можно ждать удара в спину, а кто не станет причинять ей зла. Здесь же, в Лас-Вегасе, все было незнакомым и заведомо опасным. Здесь она никого, не знала, не говоря уже о том, чтобы иметь друзей.
Однако, взглянув в спокойное лицо Флаффи, она стала понемногу успокаиваться. Похоже, теперь она не так одинока, как прежде.
— Так почему я должна попробовать получить работу именно в одном из старейших казино? — повторила Лаки свой вопрос.
В ответ Флаффи скорчила гримасу.
— Потому что все эти новые заведения больше похожи на «Диснейленд» для взрослых, чем на былые игорные дома, куда приходили почти все звезды Голливуда не столько затем, чтобы играть, сколько затем, чтобы добавить перчика к своему имиджу. К тому же, — добавила она, — я там многих знаю и могу порекомендовать тебя людям, заслуживающим полного доверия. Ну, что скажешь?
— Согласна! — улыбнулась Лаки. Приподняв свои нарисованные карандашом брови, Флаффи хитро улыбнулась и скрестила руки на груди.
— Детка, что-то подсказывает мне: мы с тобой будем друзьями.
— Мне бы очень этого хотелось, — искренне отозвалась Лаки. — Мой отец любил говорить, что друзей никогда не бывает слишком много.
— Твой отец был умным человеком.
— Вряд ли, — печально опустила голову Лаки. — Но иногда у него бывали поразительные просветления.
— Таковы все мужчины! — рассмеялась Флаффи. — Поверь мне!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ставка на любовь - Сэйл Шарон



вначале понравилось, но уже с середины пошла одна тоска... не захватило.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронелена
23.10.2011, 13.49





замечательный роман.
Ставка на любовь - Сэйл Шаронкатя
13.05.2012, 2.03





захватывающая и интересная история красивые чувства главных героев мне очень понравился этот роман много испытаний пришлось вынести героям ошибки родителей могли сломать их но сила духа мужество прекрасное чувство любовь победило читайте и давайте свою оценку думаю многим понравится этот роман
Ставка на любовь - Сэйл Шароннаталия
13.05.2012, 11.38





а мне как раз показалась середина затянута, а конец написан более динамично, а в целом роман очень даже неплохой, хотя другие романы этого автора лучше
Ставка на любовь - Сэйл Шаронарина
1.09.2012, 20.49





Замечательный автор! Все книги читаются на одном дыхании. А трилогия "Дочери игрока" - великолепны.
Ставка на любовь - Сэйл ШаронМила
30.09.2012, 13.57





хороший роман, без розовых соплей почти))) Только вот героиня раз 10 сказала главному герою почему она не доверяет мужчинам увлекающимся азартными играми, а до него смысл только в конце дошел Странно Наверное главный герой Жираф- тугодум ))))
Ставка на любовь - Сэйл ШаронПупсик
18.02.2013, 13.35





Ф А Н Т А С Т И К А !!!!!!!!! в хорошем смысле . С У П Е Р !!!!!!!!
Ставка на любовь - Сэйл Шаронксю
15.04.2014, 16.51





Не скажу, что было не оторваться...., но не совсем плох. rnНачало бодрое, но вот развязка долго не происходила. Ну и совсем я приуныла, когда на страницах все три сестры появились - нереальные, блистательные, супер- мега красотки.
Ставка на любовь - Сэйл Шароноля-ля
20.11.2016, 20.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100